Фантастика : Социальная фантастика : Глава 7 Неудачный поход в библиотеку и другие неприятности Махова : Владимир Моисеев

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20

вы читаете книгу




Глава 7

Неудачный поход в библиотеку и другие неприятности Махова

Настоящие неприятности начались у Махова в июле 1996 года, сразу после того, как пропал Виктор Кларков. Конечно, все дело было именно в Викторе. Это за ним и только за ним охотилась люди из мафии. Не исключено, что у них были для этого свои резоны. А он, Махов, понадобился только для того, чтобы... Это осталось тайной. Цель, если она и была, осталась абсолютно неведомой.

Самым удивительным и загадочным в этой истории была ее поразительная обыденность. Махов, как ни старался, так и не смог объяснить, что конкретно вызвало у него в те дни приступ жуткого, неподвластного логике страха. События, что там ни говори, развивались вяло и выглядели вполне безобидно. Каждый отдельный факт представлялся малозначительным и случайным, но в совокупности они наводили на весьма грустные размышления.

Так, например, неприятное общение со странными предпринимателями оставило Махова равнодушным, да и глупый документ о полковниках, вознамерившихся вызвать на Землю сатану, который попался ему на глаза в кабинете Светланы Капустиной, честно говоря, особого впечатления на него не произвел. Больше всего его занимало в те дни, почему это письмо подбросили ему, а не Виктору Кларкову, который представлял для этих людей несравнимо больший интерес?

Он не знал ответа - вот почему у него возник страх перед вызывальщиками. Обычно больше всего боятся непонятного. Махов абсолютно не понимал происходящего, не догадывался об истиной цели злоумышленников (а то, что делается все это не ради всеобщего счастья, было ясно и без долгих размышлений), но почему-то не сомневался, что главной жертвой окажется именно он. Как поется в популярной песне: "Без причины пострадали беспричинные, только всех их и видали, словно сгинули...".

Помощь можно было ждать только от Виктора. Но тот стал настойчиво требовать, чтобы Махов подключился к реализации нуль-транспортировки. Они часами спорили о том, что такое хорошо, а что такое плохо в научном поиске, но к общему мнению не пришли. О какой поддержке можно было говорить в такой ситуации! Махов - а он дураком никогда не был - прекрасно понимал, что Виктор справится со своими проблемами и без него. Дело явно продвинулось так далеко, что особой нужды в помощниках не было. Следовательно, Виктор ждал от него чего-то другого... А вот, чего конкретно, понять он так и не сумел. Нельзя же было всерьез воспринимать слова Виктора о том, что он, Махов, будет следующим. К его неприятностям добавилась еще одна неразрешимая загадка.

Ах, как Махов был зол в те дни! Ничто не могло его вывести из себя больше, чем осознание собственной неспособности разобраться в событиях, происходящих вокруг него. К тому же он чувствовал, что является всего лишь пешкой в чужой игре. И с этим приходилось смириться, потому что это была истинная правда. Он не понимал, что происходит вокруг него, а это, как известно, самый верный признак того, что тебя используют.

Виктор прекрасно видел, как изводит себя Махов, но излишне не церемонился. Он был нужен, очень нужен и чтобы заполучить его Виктор не стеснялся быть настойчивым и до отвращения льстивым. Это сейчас, когда прошло больше года, Махов стал понимать, почему Виктор во время их последней встречи вновь и вновь настойчиво повторял: "Ты, Петя, лучший аналитик, которого мне приходилось встречать. Почему бы тебе не задуматься о собственной судьбе"? Неужели Виктор надеялся, что грубая лесть приведет его к успеху?

Естественно, реакция Махова была резка и, следует признать, во многом несправедлива - он вел себя возмутительно, кричал, обвинял Виктора в ужасном, хотя и сам до конца не понимал, что конкретно его так возмущает в словах друга. Дело было вовсе не в словах, и даже не в намерениях... Махова задевала предопределенность ситуации. Жил, не тужил, и вот на тебе - приходят, говорят - это делай, это не делай, это важно, это не важно... Он понимал, что Виктор обошел его на повороте и добился чего-то по-настоящему стоящего. А отсюда следовало, кроме всего прочего, что он - Махов - проиграл.

Можно часами разъяснять проигравшим, что жизнь - это вовсе не спорт, и личный успех не всегда определяется тем, кто первым пришел к финишу, но... Махов не привык быть вторым, и этим все сказано. В глубине души он надеялся, что Виктору действительно потребовалась его помощь. Ведь могло так случиться, что он проделал всю необходимую подготовительную работу, добился потрясающих результатов, но, в последний момент, вынужден был остановиться в полушаге от победы, поскольку сделать последний рывок был способен только с помощью своего близкого друга - Петра Махова.

Красивая версия! Маловероятная, но почему бы не поверить в чудо! В течение недели Махов просидел возле телефона, ожидая просьбы о помощи. Помогать Виктору он собирался только на взаимовыгодной основе. Ты - мне, я - тебе.

На исходе восьмого дня телефон сработал, Махов бросился к аппарату, но звонил не Виктор, а его сын Пашка.

- Дядя Петя, вы не знаете, где мой папа?

- Нет, Пашка, не знаю.

- Разве он вам не сказал?

- На прошлой неделе мы действительно виделись, мне показалось, что он хотел поговорить о чем-то важном. Но разговор не получился. Мы разругались. Знаешь, Пашка, твой папа иногда бывает удивительно несносным.

- Так вы ничего не знаете?

- Нет.

- Папа купил мне видеокамеру! Представляете! Теперь я смогу участвовать в передаче "Сам себе режиссер"!

- Поздравляю.

- А на кассете он оставил для вас видеописьмо! Сказал, чтобы я обязательно дал вам его посмотреть. Вы знаете, папа реализовал нуль-транспортировку! Я так хочу, чтобы он вернулся!

- Сообщение для меня? И что там, в этом видеописьме?

- Папа сказал, что вы можете стать следующим, если поверите ему.

- Вот как?

- Папа попросил вас обратить внимание на золотистую жабу и озеро Обильное.

- Что за чушь!

- А еще папа сказал, чтобы вы познакомились с писателем Макаровым.

- Эта кассета у тебя?

- Да, дядя Петя.

- Я приеду, буду через двадцать минут у станции "Василеостровская", приходи.

- Хорошо, дядя Петя.


* * *

Итак, Виктор пропал. Смириться с этим было еще труднее, чем признать, что ему действительно удалось реализовать нуль-транспортировку. Махов не сомневался, что найдет на этой кассете ответы на свои вопросы. Ощущение собственной зависимости от этой пленки было столь велико, что он заскрежетал зубами, не в силах другим способом побороть нервную дрожь.

Махов добрался до назначенного места быстрее, чем ожидал, и теперь внимательно всматривался в прохожих, пытаясь припомнить, как выглядит сын Виктора. Впопыхах он забыл, что не видел его уже три года, а за это время Пашка должен был вырасти.

"Как же я его узнаю"? - с ужасом подумал он.

И в этот момент Махова дернули за рукав, он обернулся и увидел перед собой вертлявого мальчика лет восьми.

- Это ты, Пашка?

- Здравствуйте, дядя Петя.

- Принес?

- Вот, - Пашка протянул кассету Махову. - Ну, я пойду... Если узнаете что-нибудь про папу - позвоните маме, хорошо?

- Обещаю.

Махов аккуратно положил кассету в дипломат. Странно, но отправляясь на встречу с Пашкой, он почему-то не подумал, где будет смотреть запись. Видеомагнитофона у него не было. Придется теперь идти на поклон к своей бывшей жене. Махов скривился, но, к удивлению, обнаружил, что ему абсолютно наплевать на приличия. Он должен был ознакомиться с посланием Виктора, даже если для этого придется краснеть и позориться перед Галиной и ее новым мужем.

На его счастье, дверь открыла Галина.

- Петя? Вот чумной! Что ты здесь делаешь? С ума сошел, что за шутки?

- Мне можно войти?

- Не знаю. Сейчас спрошу. - Она повернулась, продолжая своим телом перекрывать Махову проход в квартиру, и крикнула: - Женя, пришел мой бывший муж, можно его впустить?

- Пусть проходит, - отозвался незлобивый хозяин квартиры. - Чего ему надо?

- Не знаю, сейчас спрошу...

Махов зашел, разулся, натянул на ноги домашние тапочки, которые ему подсунула Галина, и с интересом осмотрелся. Дурацкая ситуация - вот так, без приглашения, заявиться в чужой дом, где отныне проживает его жена, которая и не жена ему больше. Запутанная история. Обстановка была непривычная и чужая, его окружали необязательные вещи, к тому же крайне неудачно и неудобно, по его мнению, расставленные.

"Будет смешно, если окажется, что Галина ушла от меня именно потому, что не могла устроить свой быт подобным диковинным образом, - подумал он удивленно. - Страдала, бедняжка, а ничего поделать не могла, я со своим тяжелым характером не давал развернуться... Из-за каких дурацких пустяков иногда погибают семьи, просто непостижимо"!

Галина, конечно, заметила, что Махов непроизвольно улыбается и, по своему обыкновению, рассвирепела.

- Послушай, Петя, принимать тебя у нас времени нет, говори, что тебе нужно?

- Простите, но я вынужден обратиться к вам с просьбой. Мне нужно просмотреть одну пленку, а видеомагнитофона у меня нет. Не завел. Разрешите воспользоваться вашим? Дело важное и срочное, вот и пришлось побеспокоить вас.

Галка густо покраснела, словно Махов в очередной раз подвел ее. Она жалобно посмотрела на своего нового мужа, словно просила прощения за причиненное, пусть и не по ее вине, неудобство.

- Да смотрите, раз надо, о чем разговор. Кино хоть интересное? - поинтересовался Евгений.

- Это не фильм. И смотреть запись я должен один, - твердо заявил Махов.

- Пришел без приглашения в чужой дом, требуешь чего-то, ставишь условия... Пошел прочь...

- Ну что ты, Галочка, человек попросил у нас помощи, пускай посмотрит свою пленку, у нас не убудет. А вдруг и нам когда-нибудь потребуется содействие, так ведь бывает... Сей добро, и оно к тебе вернется сторицей. Сегодня мы поможем Петру, а завтра, глядишь, и на нашем пути встретятся добрые люди, которые придут на выручку, если представится такая аказия.

- Ты просто святой, Женя. Я когда тебя слушаю, начинаю думать, что и все прочие, - Галина с неодобрением взглянула на Махова, - не так уж и безнадежны.

Молодожены замурлыкали что-то нежное и не относящееся к делу. Они были самодостаточны и в этом смысле производили самое благоприятное впечатление.

- Куда мне пройти, чтобы вам не помешать? - спросил Махов.

- Наша аппаратура в большой комнате, - ответил Евгений. - Проходите вот сюда, располагайтесь... Когда закончите. милости прошу, чайку попьем, поспорим... Галочка рассказывала, что вы первостатейный спорщик. Это прекрасно...

Он включил телевизор и видеомагнитофон и, довольно приветливо улыбнувшись, вышел.

Махов перевел дух и вставил кассету, потом сосчитал про себя до пяти и нажал пуск. Раздался странный скрежет и из видика повалил черный дым, в доме погас свет, видимо, перегорели пробки. Махов попытался вытащить кассету обратно, но она застряла. Ему оставалось только с сожалением наблюдать, как видеописьмо Виктора превращается в пепел.

В комнату заглянула Галка и, увидев горящий видеомагнитофон, заорала, как еще ни разу за всю свою полную разочарований жизнь не кричала. По крайней мере, Махов ничего подобного не слышал.

- Мерзавец, подонок, негодяй, - стала причитать Галка, когда к ней вернулась способность внятно произносить слова.

Евгений был потрясен и стоял молча, по-детски поджав губы. Человеческое коварство еще не перестало его удивлять.

Махов выругался и, бросив на стол три сотни долларов, - вряд ли их аппарат стоил дороже, отправился восвояси.


* * *

Неудача с кассетой повергла Махова в уныние. Пашка по его просьбе повторил, что запомнил из письма Виктора - золотистая жаба, озеро Обильное, писатель Макаров. Теперь оставалось понять, что связывало эти три понятия. Возможных интерпретаций было множество, например, такая: писатель Макаров во время очередного творческого отпуска, который он проводил на озере Обильном, отловил золотистую жабу и женился на ней.

Ясно было одно, его предчувствие неминуемой и беспощадной борьбы уже оправдалось. Первый удар нанесли вызывальщики, чему прямым доказательством служит сгоревший видеомагнитофон. Махов почувствовал себя одиноким затравленным зверем, который должен ежеминутно сражаться за свою жизнь, потому что не сомневался - стоит ему ослабить защиту и опустить руки, удар последует незамедлительно.

"Если я не могу предугадать откуда ждать удары, надо хотя бы подготовиться к тому, что я буду их время от времени получать, - с горечью подумал Махов. - Но, как известно, побеждает не тот, кто сильнее, а тот, кто бьется до конца".

Он отправился в библиотеку. Это был самый правильный ход в его положении. Настало время готовиться к битве, а оружием должно было стать знание, а не пистолеты, гранатометы или пушки.

Библиотекарь, милая улыбчивая девушка, проявила к Махову неподдельный интерес. Уже через пару минут на столике перед ним лежала внушительная стопка книг. Отправляясь за информацией, он почему-то думал, что придется работать преимущественно с художественной литературой, трудно было представить, что вопросы сатанизма профессионально обсуждают ученые. Скорее можно было рассчитывать прочитать об этом в мистическом триллере или фантастическом боевике. Но к удивлению Махова, милая библиотекарь посоветовала ему ознакомиться с многочисленными книжками в разноцветных обложках из серии "Домашняя магия".

Махов был потрясен. Нет, конечно, он слышал, что население живо интересуется оккультными знаниями, астрологией и летающими тарелками, знал и имена известных людей, отдавших дань этому увлечению, например, Артур Конан Дойл, но то, что тяга к таинственному и непонятному обслуживается едва ли не лучше, чем наука, стало для него неприятным откровением.

- У вас, я смотрю, этих книжечек и не сосчитать, - обратился он за разъяснением к библиотекарю. - Настоящее промышленное производство. Неужели так велик спрос?

- Ваше удивление понятно, но по-моему ничего странного в таком положении вещей нет. У любого человека, далекого от науки, существует внутренняя потребность заполнить пропасть между академическими знаниями и художественным вымыслом. Как бы это объяснить понятнее - вот этим занимается наука, - она очертила в воздухе некую область, - а вот этим, - девушка взмахнула руками, чуть сдвинувшись в сторону, - литература. Тем же, что лежит между ними, серьезные люди заниматься не желают. Плохо, конечно, но так уж повелось, что эта сторона познания полностью отдана на откуп мистикам. Что тут поделаешь?

Махов пожал плечами и углубился в чтение. Среди явного мусора ему удалось обнаружить три книжки, ознакомление с которыми могло ему помочь в борьбе с вызывальщиками: "Энциклопедия сатаниста для начинающих", брошюра некоего Михалькова "Чертовщина и образ жизни выпускников престижных университетов Европейской части России" и реферат диссертации на соискание звания доктора оккультных наук Корнелия Иванауса "Методы самозащиты от невидимых, но вредных существ".

- Нашли что-нибудь интересное для работы? - спросила милая библиотекарь и улыбнулась.

- Да, - ответил Махов. - Возьму, если можно, вот эти три книги.

- Очень хорошо. С вашего разрешения, я оформлю вашу карточку читателя и зарегистрирую книги. А вот еще... Хочу предложить вам сборник стихов. Не исключено, что он поможет разобраться с интересующей вас темой, - она протянула папку с отпечатанными на принтере стихами.

- Спасибо.

Девушка тщательно и разборчиво заполнила формуляр, переписав из паспорта Махова адрес и необходимые биографические данные. Затем, так же аккуратно, выписала сведения о книгах и попросила Махова расписаться. Когда формальности были выполнены, Махов уложил книги в полителеновый пакет и отправился домой.

Нужно было быть круглым дураком, чтобы не понимать простейшей вещи - он далеко не первый в истории человек, который однажды столкнулся с тем, что его душа - арена борьбы с враждебными дьявольскими силами. А следовательно, должны быть книги, где его предшественники попытались обобщить возможные способы противодействия злу. Нет, он был не один, за его спиной стояли полки защитников человеческого духа. И на их помощь он теперь уповал в первую очередь. Неожиданно он вспомнил, что забыл узнать, на какой срок ему выдали книги. Вряд ли больше, чем на две недели. За это время разобраться во всей этой белиберде невозможно. Проще всего было заказать ксерокопии книг и потом спокойно работать с текстами столько, сколько понадобится, подобную услугу в библиотеке оказывали, он сам видел рекламу.

"Придется еще раз наведаться к милой библиотекарше", - подумал он с раздражением и тяжело вздохнул. Он не любил возвращаться, но... как известно, дурная голова ногам покоя не дает...

Он быстро взбежал по лестнице и на полной скорости проскочил в библиотечное помещение, притормозив у стола библиотекарши. Его не ждали. Прямо на столе сидел молодой человек и, рассматривая какой-то листок, покатывался со смеху. Девушка и сама похихикивала, довольно прикрывая ротик ладошкой.

- Прошу прощения, - произнес Махов. - Вот какое дело... Не могли бы вы...

И в этот момент его взгляд совершенно случайно упал на листок бумаги, который с таким интересом изучал молодой человек. К своему ужасу, Махов понял, что этот листок ни что иное, как его библиотечный формуляр! Боже ты мой! Да что же это такое! Неужели вызывальщики открыто следят за ним среди белого дня?

- Что здесь происходит? - спросил он твердо. - Почему этот человек изучает мой формуляр? По какому праву?

- Ошибочка вышла, Петруха, прости уж, - съехидничал молодой человек.

- Кто ты такой? Сейчас ты мне все расскажешь. До конца.

- Звучит глупо, не находишь? - парень спрыгнул со стола и направился к двери.

Махов схватил его за рукав и потянул на себя. В ответ парень со всех сил ударил его по руке. От неожиданности пальцы разжались, парень немедленно воспользовался свободой и с неимоверной быстротой бросился к двери. Махов сжал зубы, и последовал за ним.

Парень бежал очень быстро, но Махов не отставал. Страх и придуманные ужасы уступили место вполне понятному действию - враг бежит, его следует преследовать и, догнав, победить и допросить. Махова переполнял азарт погони, вот он перед ним реальный враг. Перед ним был живой вызывальщик - а кто еще?

Надо было обязательно запомнить его лицо. Махов сосредоточился, ему показалось, что отныне не сможет забыть этого человека до конца дней своих - коротко подстриженные светлые волосы, слегка оттопыренные уши, злые, близко посаженные глаза, тонкие губы, сами собой складывающиеся в презрительную наглую ухмылку... Такую противную рожу забыть невозможно!

Махов почти догнал своего врага, бежал он быстрее, сказалось участие в юношеских забегах на районных соревнованиях, с той поры прошло немало времени, но навыки остались. Неожиданно проклятый вызывальщик резко остановился и, выкрикнув что-то непонятное, что есть силы ударил Махова в грудь. Тот не удержался на ногах и упал на мраморный пол, больно ударившись затылком. Секунд пять было потеряно, воспользовавшись этим обстоятельством, парень беспрепятственно выбрался из здания.

"Не уйдешь, - прошептал Махов, поднимаясь на ноги. - Все равно я тебя достану".

Он продолжил преследование. Оказалось, что вызывальщик успел уже благополучно перебраться через Невский проспект, его спина маячила метрах в пятидесяти от Махова.

Не раздумывая, Махов бросился следом, не разбирая дороги, только так он мог сократить отставание. Раздался жуткий скрежет, водитель "Жигулей" попытался затормозить, но это ему не удалось. Махов ощутил удар и, пролетев метра три по воздуху, всем своим немалым весом грохнулся на мостовую... Последнее, что он помнил - неумолимо приближающийся черный асфальт...

Утром он очнулся дома на своей собственной кровати...


Содержание:
 0  Вонючий рассвет : Владимир Моисеев  1  Глава 2 В поисках героя своего времени : Владимир Моисеев
 2  Глава 3 Дверь в чужой мир : Владимир Моисеев  3  Глава 4 Круг посвященных расширяется : Владимир Моисеев
 4  Глава 5 Странная любовь к террористам : Владимир Моисеев  5  Глава 6 Кабинет работал и раньше : Владимир Моисеев
 6  вы читаете: Глава 7 Неудачный поход в библиотеку и другие неприятности Махова : Владимир Моисеев  7  Глава 8 Катастрофа в чужом мире : Владимир Моисеев
 8  Глава 9 В кабинет отправляется Фимка Гольдберг : Владимир Моисеев  9  Глава 10 Экологический терроризм : Владимир Моисеев
 10  Глава 11 Нашелся четвертый : Владимир Моисеев  11  Глава 12 Фаусты : Владимир Моисеев
 12  Глава 13 У Махова обнаружился жестокий враг : Владимир Моисеев  13  Глава 14 Совет четырех : Владимир Моисеев
 14  Глава 15 Катастрофа : Владимир Моисеев  15  Глава 16 Ацтекский жрец Крысин : Владимир Моисеев
 16  Глава 17 Негероическая гибель главного вызывальщика : Владимир Моисеев  17  Глава 18 Последний пустырь : Владимир Моисеев
 18  Глава 19 Обретение иллюзий : Владимир Моисеев  19  Глава 20 "Мы все поняли, Господи!..." : Владимир Моисеев
 20  Глава 21 Устраивать свою судьбу каждый должен самостоятельно : Владимир Моисеев    



 




sitemap