Фантастика : Социальная фантастика : 6. : Вячеслав Морочко

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  4  8  12  16  20  23  24  25  28  32  36  40  44  48  52  56  60  64  68  72  76  80  84  88  92  96  100  104  108  112  116  120  124  128  132  136  140  144  145  146

вы читаете книгу




6.

В школе и в техникуме Галкин изучал немецкий язык. Но международным языком в мире давно уже считался английский. Петя решил его изучить самостоятельно. Приобрел учебники, аудиокурсы, компьютерные курсы и приступил к занятиям. Трудно давалось произношение. А написание слов редко соответствовало звучанию. Знакомый с грамматикой немецкого языка об английском – он судил снисходительно: «Должны же быть хоть какие-то сложности в речи, почти не имеющей падежных окончаний».

Довольно скоро Галкин убедился, что его язык, и его память, так же увертливы, как мышцы и кости тела. Освоив английский, он тут же «напал» на французский. И был неприятно удивлен, выяснив, что французская речь соединила в себе сложность грамматики – немецкой с трудностями произношения и написания – английской. Однако, много времени тратить не стал, ознакомившись только по краткому аудиокурсу. Тоже самое повторил с итальянским и испанским, с удовлетворением, отметив, что написание их столь же простое, как и – немецкого.

Пришло время – открылись границы. Галкин испытывал эйфорию: перед ним открывался весь мир. Имевшие деньги, вроде, могли теперь выезжать за рубеж. Оказалось, могли, но не все. Пускали не очень охотно. Это естественно: мало того, что страна лишилась республик, многие, выехавшие в турпоездки, решили, что лучше не возвращаться: второй раз не пустят. Россия, как кожа, натянутая на необъятные земли, совсем истончилась. Армия когда-то способная проглотить всю Европу, едва справлялась теперь с местными бандами. А заграница, не желала, чтобы туда попадали бомжи, жулики и попрошайки. Чтобы нормально путешествовать, нужны были: загранпаспорт, виза и авиабилет. Только для визы требовались: автобиография, заполненная анкетная форма, справка с места работы о заработке. И еще долгие стояния в очередях.

Например библиотекарь не мог отправиться в загранпоездку ни под каким видом, потому что, согласно справке бухгалтера, не смог бы собрать достаточно денег. А все, что превышало официальный доход, было лишь основанием для подозрений. Иное дело менеджеры (продавцы в магазинах, вдруг, все стали менеджерами, так же, как все институты – университетами). Бухгалтер приличной организации всегда мог дать справку о подходящей зарплате. Только не в библиотеке.

Он побывал в Шереметьево-2, в туристических фирмах, порылся в Интернете. Ему уже было известно, что в криминальном мире документы такого рода покупают за деньги. Кроме того, при своих способностях, он мог бы проникнуть в любой самолет незамеченным. Зато потом весь полет пришлось бы находиться в движении, переходя с места на место. А как быть – с гостиницами? Бомжевать в коридорах или жить в чужих номерах? Нет, это его не устраивало. Он решил подождать, когда такие вопросы будут решаться легально. Он желал стопроцентной законности. Хотелось, чтобы анкеты, которые он заполнит для паспорта и для визы можно было перепроверить и не найти ни задоринки.

А пока он приобрел путевку на двухнедельный тур на теплоходе Москва – Санкт Петербург. Путевки были дорогие, и не все места разобрали. Он заказал одноместную каюту, но таковых не нашлось. Ему предложили заплатить за двухместную и он заплатил. А в порту, дамочка, ведавшая регистрацией обрадовала: «Вы знаете, мы решили, что одному будет скучно и нашли вам попутчика».

– А меня вы спросили?

– Но вы же мужчина. Тем более молодой. А что мужчинам надо: выпить, в карты сыграть, покалякать…

– Морду набить.

– Я так не говорила. «Вы кто по профессии?

– Библиотекарь?

– Не велико начальство!»

– Извините, я просил одноместную каюту. Вы вынудили заплатить за двухместную. Теперь, когда у вас еще много свободных мест вы подселяете именно ко мне, чтобы…

– «Чтобы прикарманить разницу!» – ты это хотел сказать?

– Это вы сказали!

– Ничего я не говорила! Теперь уже ничего не изменишь. Твой сосед уже там!

– Значит, он – мой гость?

– Наконец-то, понял.

– Если он не понравится, я его выставлю, как незваного гостя.

– Ты выставишь!? – она загоготала. – Он выставит! Ой! Ой! Сопля!

Через несколько минут Петя уже был на причале, где, бок о бок друг к другу, стояли два больших теплохода. Первый еще отдыхал и пассажиры шли сквозь него, как сквозь пристань. На втором уже работали двигатели. Палуба мелко дрожала и чуть покачивалась, когда люди и вещи «перетекали» с места на место. В коридоре Галкин остановился, ознакомившись с распорядком дня и маршрутом плавания. Уже подходя к каюте он заметил, что дверь приоткрыта. Постучал. «Чего стучишь? Входи!» – весело крикнули изнутри. В каюте Петя увидел светлую личность: светлые брюки, белую расстегнутую на груди рубаху, голубые глаза, белокурые волосы. Сидя на заправленной койке, личность излучала сияние святости. Петя его узнал. Это был тот белокурый и голубоглазый недоросток, который однажды в детстве, как Илья Муромец, шел на него впереди знакомой оравы, чтобы выпустить «юшку». Нет, он узнал не конкретного человека – скорее тип личности, хотя теперь он выглядел, как сама доброта и сама застенчивость. Личность радостно скалилась в предвкушении: на столе ожидала бутылка, позвякивали стаканы, лоснился шмат колбасы. Вторая бутылка стояла на подоконнике.

«Садись соседушка. Я устал тебя ждать, – высоким голосом произнес человек. – Выпьем за встречу!»

«Напрасно ждали, – ответил Галкин. – Не пью.»

Один раз в жизни, в казарме, (тайком от Тараса) он выпил с ребятами из любопытства стакан. Ничего кроме горечи не почувствовал. Во всяком случае, веселее не стало, хотя солдаты вокруг раскраснелись и разболтались. «Ты какой-то белый, – сказали ему. – Видать не пошло». Его вырвало в туалете. Горечь – все, что осталось в памяти.

«Не пьешь? Мы все не пьем. Садись!» – потребовала личность и стала разливать.

– Нет, нет! Мне нельзя!

– Ты что, не мужик что ли или не русский?

– Непьющий.

– Врешь! Таких не бывает!

– Бывает.

– Не выпьешь, значит, не уважаешь!

– Пьющих не уважаю.

– Матушку Россию не уважаешь?!

– Пьянство не уважаю.

– Так чего ж ты пришел?

– Я – в своей каюте.

– В своей!? Послушай, у меня было хорошее настроение. А ты, гад, испортил!

Личность задумалась. Петя даже посочувствовал ей. Она находилась в неестественном для себя трезвом, а значит, заторможенном состоянии. Она не осмелилась даже матерно выругаться, что равносильно параличу воли. После раздумья, белобрысый, видимо, пришел к такому же выводу: «Пожалуй, я подлечусь». Он вылакал стакан и, не закусывая тут же – второй. Очевидно, Галкин так насолил бедолаге, что лекарство не помогало. В бутылке осталась самая малость – каких-то сто грамм. Он даже не стал их переливать – вылакал прямо из горла. Потом – оторвал кусок колбасы и неохотно начал пожевывать, ощущая, как по остывшему телу разливались тепло, и веселая удаль.

Теплоход незаметно отчалил. Берега, освещенные солнцем, осторожно, словно на цыпочках, пятились. Ажурная тень моста, будто сито, пропустила их сквозь себя. Водохранилище сузилось до ширины канала.

Белобрысый механически потянулся, достал с подоконника и поставил на стол вторую бутылку. Теперь он был счастлив по настоящему: путы трезвости отпустили.

«А вот теперь ты выпьешь со мной! Я заставлю меня уважать! А потом сбегаешь и еще одну купишь!» – он опять разливал в два стакана.

«И как ты меня, интересно, заставишь?» – только теперь Галкин перешел на ты.

«А это ты видел?» – белобрысый рванул на груди рубаху, выставляя паутину татуировок и маленький крестик, сверкнувший, подобно клинку.

– Тебе это нравится, ну и гордись.

«Хочешь сказать, ты меня не боишься?» – в голубизне его глаз полыхали багровые сполохи.

– Почему мне тебя бояться?

– Потому что ты лох! Раз ты купил всю каюту, значит у тебя много денег! И ты мне все их отдашь!

– Так бы сразу и говорил!

Петр расхохотался, вспомнив «золотого теленка».

– Бендер из тебя никудышный!

– Какой еще Бендер, сука!?

Галкин взглянул на часы: «Ну все, мне пора!».

– И часики тоже отдашь.

– Сейчас!

Пете хотелось прямо сейчас наказать эту настырную личность. Но он не видел, за что. Она была в своем мире и поступала так, как в этом мире поступать свойственно. Это он, Галкин, пришел в чужой монастырь со своим уставом. Надо признать, затея с теплоходом была плохо продумана. Стало быть, он сам виноват. Он, конечно, имеет право на самозащиту. Но, находясь в диком лесу, умные люди, чтобы не нарушать природный баланс, предпочитают избегать хищников, а не наказывать их. Животные не виноваты, что какой-то чужак проник в лес. А он, в самом деле сейчас ощущал себя чужаком.

Белобрысый только услышал, как хлопнула дверь.

Пете, действительно, было пора. Время шло к ужину, а до этого он наметил себе осмотреть теплоход – весь, от капитанского мостика до машинного отделения. «Вибрируя», он проникал повсюду, даже туда, куда посторонним вход запрещен. Кроме кают, палуб, трюмов и мостиков судно имело ресторан, кинозал и салон для отдыха с весьма скромненькой библиотечкой. Наконец, пригласили на ужин. В ресторане было уютно. Играла тихая музыка. Прилично одетые уже немолодые люди знакомились, улыбаясь друг другу. Ужин был вкусным. Но спиртного не было даже в буфете. Галкин снова появился на палубе, когда шли через шлюз. Быстро смеркалось. Справа блеснули купола Дмитрова. Город как будто лежал ниже уровня верхней палубы теплохода.

А потом началась сказка.

Галкин облюбовал переднюю палубу. Теплоход был таким длинным, что шум двигателей сюда почти не достигал. Слева и справа, метрах в пятнадцати, темнели кусты и кроны деревьев. Оттуда, постепенно усиливаясь, доносилось соловьиное пение. Зажигались первые звезды, и, казалось, что это они струили дивные переливы. На чистом небе только в самом зените висело одинокое перистое облачко. Петя как будто летел в коридоре над призрачной гладью сквозь чарующую ночную симфонию туда, где расплавилось солнце, и алое небо сливалось с алыми водами.

И тогда он понял: если природное явление или пейзаж, так же как лицо человека, описать еще можно, то впечатление от того, другого и третьего, то есть саму красоту, нет никакой возможности выразить. Красота – это оторопь в храме природы среди звезд и соловьиного пения, где душа оказывается алтарем, вместившем вселенную. Попробовав сформулировать красоту, Галкин почувствовал, что слова делают мысль вязкой, неуклюжей, и зачастую искажают ее. Ему было стыдно от бессилия слов. Но разве это его вина?

Послышался шорох. Галкин по запаху догадался, кто – за спиной, и, «пропеллером» отлетев на несколько метров, освещенный закатом замер, на месте. Белобрысый повернулся к нему, держа в руке нож, но неожиданно задрожал и, бухнувшись на колени, заплакал, запричитал: «Ой, прости ты меня неразумного! Не губи мою душу! Подскажи, что мне делать!»

«Встань!» – сказал Петя.

– Не встану! Убей меня лучше! Не хочу больше жить! Все обрыдло! Сил моих нет!

«Вижу, – молвил Петя сурово. – И все-таки встань!»

Белобрысый поднялся.

– Брось нож в канал!

Белобрысый, выполнил приказание. Послышался всплеск.

– Возвращайся в каюту, ложись и усни!

Подобно сомнамбуле, парень поплелся в каюту. Галкин оставался на палубе пока впереди не погасла последняя светлая полоса.

Что-то в нем изменилось. Чего-то в нем стало больше. Не физической силы, не увертливости тела. Словно красота, пронизав его, добавила веры в себя, и увертливости воли. Он будто стал старше. Это не значило, что в один миг и навсегда Галкин стал внушительным, прозорливым и мудрым. Так не бывает. Но бывает иначе, когда человек вдруг становится князем, даже, если угодно, Господом одного, отдельно взятого, ломтика времени.

Когда Петя вернулся в каюту, там горел свет. Белобрысый храпел, разбросавшись поверх одеяла, только сбросив кроссовки. Галкин включил вентилятор, убирая запах носков и спиртного, а, заодно, приглушая храп. Выключив свет и раздевшись, он свернулся под одеялом и мгновенно уснул.

Проснулся, когда совсем рассвело. Белобрысый продолжал храпеть. Галкин сделал пробежку, пофыркал под душем, оделся. Было как раз время завтрака. Петя зашел в ресторан, но есть не хотелось. Вышел на палубу. Судно давно уже плыло меж низких, пустынных берегов неширокой речки. То была великая русская река, не далеко от истоков. Неожиданно, берега раздвинулись: начиналось водохранилище Угличской ГЭС, расположенной в пятидесяти километрах северовосточнее того места, где они проплывали. Пассажиры собрались на палубе посмотреть на торчащую из воды достопримечательность: колокольню утопленной церкви. Галкин отвернулся: смотреть на это было жутко, как на торчащую из воды голову утопленника. Впереди была пристань города Калязина.

Петя решил ускорить ход событий, тем более, что главное впечатление плавания было уже позади. Что-то подсказывало, что оно уже не повторится, и надо спешить к главной цели поездки.

У входа в ресторан Петя остановил старшего по круизу, соврал ему, что получил из Москвы звонок и теперь должен сойти в Калязине, чтобы срочно вернуться. Старшему было все равно. Он только попросил написать заявление, указав номер каюты.

Галкин вернулся к себе и взял чемодан. Сосед продолжал храпеть.


Содержание:
 0  Увертливый : Вячеслав Морочко  1  Часть первая Младенческие метаморфозы : Вячеслав Морочко
 4  1. : Вячеслав Морочко  8  2. : Вячеслав Морочко
 12  6. : Вячеслав Морочко  16  4. : Вячеслав Морочко
 20  2. : Вячеслав Морочко  23  5. : Вячеслав Морочко
 24  вы читаете: 6. : Вячеслав Морочко  25  7. : Вячеслав Морочко
 28  10. : Вячеслав Морочко  32  3. : Вячеслав Морочко
 36  7. : Вячеслав Морочко  40  11. : Вячеслав Морочко
 44  4. : Вячеслав Морочко  48  8. : Вячеслав Морочко
 52  12. : Вячеслав Морочко  56  16. : Вячеслав Морочко
 60  2. : Вячеслав Морочко  64  6. : Вячеслав Морочко
 68  10. : Вячеслав Морочко  72  14. : Вячеслав Морочко
 76  18. : Вячеслав Морочко  80  4. : Вячеслав Морочко
 84  8. : Вячеслав Морочко  88  12. : Вячеслав Морочко
 92  4. : Вячеслав Морочко  96  8. : Вячеслав Морочко
 100  12. : Вячеслав Морочко  104  4. : Вячеслав Морочко
 108  8. : Вячеслав Морочко  112  3. : Вячеслав Морочко
 116  7. : Вячеслав Морочко  120  2. : Вячеслав Морочко
 124  6. : Вячеслав Морочко  128  10. : Вячеслав Морочко
 132  14. : Вячеслав Морочко  136  4. : Вячеслав Морочко
 140  8. : Вячеслав Морочко  144  12. : Вячеслав Морочко
 145  13. : Вячеслав Морочко  146  14. : Вячеслав Морочко



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.