Фантастика : Социальная фантастика : 10. : Вячеслав Морочко

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  4  8  12  16  20  24  27  28  29  32  36  40  44  48  52  56  60  64  68  72  76  80  84  88  92  96  100  104  108  112  116  120  124  128  132  136  140  144  145  146

вы читаете книгу

10.

Дома, анализируя телефонные звонки наркобарона, Галкин приблизительно рассчитал, как часто и в какие дни происходили встречи с дилерами. А, посетив одну из таких встреч, убедился, что дальнейшее расследование невозможно, пока у него не будет своей машины: все участники этого наркосодружества имели надежные средства передвижения. Чтобы не растревожить публику, в этот раз он решил выждать и ничего не брать.

В «СКОНе» уже имелись владельцы машин. Например, Энгельсон и Петров сразу же подсуетились. Разумеется, приобретались не «Мерседесы», а всего лишь подержанные тальятинские «шестерки». Но, как говорится, «лиха беда начало». Петя принял решение не отставать, но и не выделяться. Договорился с одним знакомым архитектором о подержанной «шестерке» со сравнительно небольшим пробегом, сдал экзамены, позаботился о месте на расположенной неподалеку платной стоянке и, наконец, осуществил сделку. Машина Галкина была неопределенного сине-зеленого – не то болотного, не то салатного цвета. Он так и хотел, чтобы машина была не броская, незапоминающаяся. Это соответствовало его целям.


В Замоскворечье, Галкин разыскал лавку компании «Стилс». Ознакомился с ассортиментом. Там продавались охранные комплексы, датчики типа электронных жучков с приемными устройствами, скрытые камеры, а так же приборы обнаружения радиозакладок. Чтобы выглядело официально, оформил заявку от «СКОНа». И, наконец, обзавелся кое-какими «игрушками» так, на всякий случай, толком еще не решив, для чего.

Однажды он обнаружил, что денег почти не осталось: все разошлось на покупки. Тогда он сказал себе: «Все, пора начинать!»

Проникнув в ресторан, он забежал в туалет и наложил грим. Потом, столкнувшись в коридоре с Виктором Сергеевичем, Петя включил вибрацию, достав мобильный телефон «шефа», произвел ревизию прошедших звонков, запечатлел их в памяти и вернул телефон в чехол, висевший на брючном ремне Воронина. После этого вышел, разгримировался, нашел у магазина автомашину барона и приложил снизу магнитный радио-маячок. Домашний анализ звонков показал, что, скорее всего, завтра произойдет новая встреча. Галкин позвонил бухгалтеру, предупредив, что завтра его не будет.

Зная имя, отчество и фамилию шефа (На двери висела табличка: «начальник отдела охраны В.С.Воронин») и, прикинув, возраст, Галкин узнал через адресное бюро домашний адрес барона, а потом и домашний телефон.

Рано утром, в образе усатого брюнета, он проехал мимо подъезда Воронина, и встал у – соседнего так, чтобы двор хорошо просматривался и было легко выезжать. Скоро появилась и машина барона. За рулем, как всегда, был Володя. Петр всунул в ухо наушник, включил приемник маяка, но ничего не услышал. Он не мог вспомнить, надевал или нет перчатки, когда устанавливал маячок. Это встревожило: если маяк нашли, могли снять отпечатки пальцев.

В один миг Петя вскочил и «на пропеллере» перенесся к машине Воронина, нагнулся, нащупал маяк и, зажав его в кулаке, вернулся к открытой двери своей машины. Потянул дверь, чтобы сесть, но она не давалась. Кто-то успел заскочить. Первая мысль была: «Это – ловушка». Он дернул дверь со всех сил, едва не сорвав ее с петель. Из салона вылетел бомжеватый мужик. Петя поддал ему вдогонку ногой и захлопнул за собой дверь. Провод наушников был разорван. А сам маячок, который он накануне прилепил к шасси, был разбит камнями, отскакивающими от колес. Бомж поднялся, начал ругаться. Размахивая кулаками, он приближался к машине. Как раз в это время из подъезда вышел Виктор Сергеевич. Чтобы не привлекать внимания, Петя отъехал метров на сто и чуть-чуть подождал. А когда машина Воронина тронулась, он развернулся и двинулся следом.

Красная машина Виктора Сергеевича была хорошо заметна в массе других. Галкин старался не терять ее из виду, и не привлекать внимания. Для этого дистанция должна была быть как можно больше. Что в свою очередь усиливало риск выпустить «барона» из поля зрения, особенно, когда между ним и красной машиной появлялись другие авто, и неопытному водителю приходилось одновременно наблюдать за дорогой и отслеживать удаляющуюся «десятку». Слава Богу, ехать было недалеко: машина остановилась на старом месте неподалеку от ресторана, где на втором этаже находился офис Воронина.

Усатый брюнет припарковался в стороне от красного авто, за другими машинами. Всунув в карман пару электронных жучков, он включил сигнализацию и направился в здание. Вошел проторенной дорожкой сквозь приоткрывшуюся, как бы от сквозняка створку двери, мимо чихающего охранника и скучающего распорядителя. Поднявшись наверх, он постоял чуть-чуть на площадке. Когда кто-то стал подниматься, он «завибрировал», но, проследовав мимо двери Воронина, человек спустился по лестнице к служебному выходу. Петя вернулся на место, чтобы ждать, не занимая прохода. На лестнице, со стороны задней двери появился Володя, и Галкин, «включив пропеллер», прошел в кабинет вместе с ним, приколол ему под воротник плаща жучок, второй жучок приколол к оконной портьере и, тут же выскользнув, пошел в туалет. В кабинке, надев наушники, вслушивался в разговоры Барона по телефону. И постепенно разузнал все, что требовалось.

Среди других звонков, пяти абонентам Воронин ответил одно и тоже: «Да, будет. Ориентировочно в восемь. Предварительно позвоните». И один раз он сам задал по телефону вопрос, на который могли ответить таким же образом, если не считать время: «Это Виктор. Сегодня будет? Стало быть, в шесть?» Это значило, что к шести часам вечера шеф куда-то собрался ехать (или, как говорится, «намылился») за товаром.

Галкин отъехал со своего поста у ресторана только чтобы заправиться и перекусить, а вернувшись не увидел машины барона. Включил прослушивание и еле услышал голос: «Сейчас давай к дому. Надо кое-что сделать. Потом поедем туда. Время есть». «Если к шести, то, действительно, – есть», – подумал Галкин и сорвался с места: надо было перехватить их у дома, иначе неделя – потеряна.

Он гнал на максимально возможной в городе скорости и еще не доехал, когда красная машина выехала навстречу и скользнула мимо. Пришлось разворачиваться на пятачке. В наушниках голос шефа спросил: «Тебе не кажется, что сегодня мы уже видели эту машину?»

– Не заметил, шеф, но, возможно. Таких машин много.

– Номера не запомнил?

– Нет.

– В нашем деле надо быть очень внимательным.

– Да.

– Смотри он едет за нами! Ну-ка встань. Посмотрим, проедет он или нет.

– Да нет, это не он. И цвет не тот.

– Встань, встань! Проверим! Время еще есть.

Галкин надел шляпу с седым париком, пронесся мимо красного авто, повернул на боковую улицу и, развернувшись, встал.

«Ну, все, поехали», – сказал шеф.

– Ну, в чем дело?

– Карбюратор.

– Я же говорил, подготовить машину!

Шеф выругался.

На улице моросило. Галкин выскочил, нашел щепку и, взяв с обочины грязи, не то чтобы замазал, а слегка исказил номера машины спереди, и сзади. Вернувшись в кабину, вытер руки, надел перчатки и накинул наушники.

«Ну, все что ли? – сказал шеф. – Поехали, а то мы, действительно, опоздаем!»

Когда красная машина проехала мимо, Галкин вырулил за ней и долго ехал следом, стараясь не отставать и не приближаться. Сделав несколько поворотов, они выехали на магистраль в направление кольцевой дороги. Петя вытащил из бардачка карту и сориентировался. МКАД была уже рядом. А вот проехали и ее. Машин поубавилось, и Галкин увеличил дистанцию. Немного спустя, произошло нечто странное: несколько машин обогнало Петю и пристроилось в хвост красной машине. Галкин еще поотстал, и вскоре впереди него образовалась целая колонна, состоящая из шести машин. «Это не случайно, – подумал Петя, – наверняка – меры предосторожности. Скорее всего, они едут в одно место, к одному времени. В каждой машине большие деньги. Вместе спокойнее».

Уже темнело, от леса, что стоял вдоль дороги тянуло сентябрьской прелостью. Моросил мелкий дождичек. Галкин хотел зажечь свет, чтобы взглянуть на карту области. Но в эту минуту какая-то машина обогнала и встала впереди, преградив путь. Мелькнула мысль: «Арьергард! Забыл посмотреть в стекло заднего вида». Двое вышли из машины и направились к Пете. Вид у них был весьма решительный. И хотя старший выглядел моложе Воронина, что-то в его облике напоминало шефа. Скорее всего, это был наркобарон, которому сегодня наказано замыкать колонну. В руках у обоих было оружие. «Эй, выходи из машины!» – крикнул «дублер». Выбираясь, Петя спрятал в рукав заранее приготовленную монтировку: встреча ничего хорошего не предвещала. Ему было жаль этих людей, но и его они не пощадят. Связавшись с наркотиками, эти люди сами решили свою судьбу. Он еще не выбрался из машины, а уже выпал из поля их зрения. Еще миг и старший свалился, оглушенный ударом по голове. Водитель затрясся и, крича благим матом бросился в лес. Петя не стал преследовать, только нагнулся к лежавшему, вытащил паспорт, «сфотографировал» глазом, вернул документ на место, вскочил в машину и помчался догонять колонну. Галкин чувствовал, что в оставленном авто, наверняка, лежит много денег. Но он дал зарок: пока не добудет всей необходимой информации, он ею не воспользуется.

Петя так гнал, так хотел догнать, что судьба смилостивилась: ему удалось засечь хвост колонны, свернувшей с шоссе к населенному пункту.

В поселке скорость уменьшилась, и по мере приближения к цели движение продолжало замедляться. А в конце пути колонна двигалась почти ощупью. Фары были выключены. Дорогу освещали подфарники и редкие уличные фонари. Колонна въехала в тупик. Галкин увидел впереди освещенную проходную и ворота, к которым подъезжала цепочка машин. Петя не стал заезжать в тупик, а спрятал машину на улице за кустарником и бегом направился к проходной.

Скорее всего, то была какая-то местная база. На территории стояли хранилища и несколько домиков. Галкин незамеченный проник через ворота вместе с машинами. И в этот момент забрехала собака. Она привыкла к «зверью», пахнущему бензином и машинным маслом, а тут возник запах чужого двуногого. Собака не была привязана. У нее появилась возможность отличиться, показать свою решительность и свирепость. Угрожающе лая, она понеслась следом за Петей. Сначала он даже немного струхнул. Но потом представил себе физику событий и мысленно рассмеялся. Запах – это молекулы пахучих веществ, которые распространяются либо по ветру, либо диффузионно, то есть спокойно проникая сквозь решетку окружающих молекул воздуха, пока не достигнут чувствительных центров. Поэтому скорость фиксации запаха носом уступает скорости фиксации движения глазом. Войдя в вибрацию, пока собака, как ему представлялось, топталась на месте, Галкин совершил вокруг нее несколько кругов и отправился восвояси. Запах, который привлек собаку и привел ее в ярость, окружив со всех сторон, заключил псину в кокон. Она завертелась на месте и, впадая в безумие, завизжала, будто укушенная.

Колонна продолжала движение и встала перед одиноким строением, притаившемся за хранилищами.

У входа стояла охрана. Пропускали попарно (один барон, один водитель) в том порядке, в котором подъехали.

Оказалось, что этот порядок соответствовал списку, который был у хозяина по кличке Садык. Повибрировав среди ожидавших и говоривших друг с другом «баронов», Галкин выяснил, что все эти склады принадлежали известному магнату по кличке Барклай(Барков). А Садык был всего лишь одним из поставщиков Барклая. Кличку Барклай озвучивали с придыханием и трепетом, как имя святого. У него было много подобных баз по России. Наркотики были для него только мелким и грязным хобби. Он владел предприятиями, большими и малыми магазинами. Любил отдыхать в Италии. Имел там много друзей. Оттуда он вывозил в свои магазины итальянские автомашины, дорогие вина и дешевые фрукты. В России скупал земли в пригородах, строил и продавал коттеджи. Его деньги и его люди были везде. Он был щедрым благотворителем, добрым семьянином и депутатом одной из областных дум. Крыльцо освещал фонарь. Здесь все и происходило. Внутрь никого не пускали. Хозяин (усатый широколицый таджик) называл кличку барона (как правило, – сокращение фамилии). Тот поднимался на крыльцо с паспортом и деньгами. Упаковку с деньгами тут же отправляли за дверь для проверки. Когда проверка заканчивалась, на крыльцо изнутри выставляли сумку с товаром. Водитель барона брал сумку, и оба спускались к машине. А Садык выкликал следующего. Все происходило четко, словно было заранее определено и налажено. Здесь под фонарем одного за другим Галкин «проинвентаризировал» всех. А когда мимо проходил водитель Володя, он вытащил у него из-под воротничка свой жучок.

Список был почти исчерпан, но получилась заминка: кого-то не хватало. «Бергамот!» – выкрикнул усатый таджик. Галкин вспомнил, что фамилия того, которого он положил на дороге, была Бергамотов. «Да вот же он едет», – сказал один из баронов. Когда машина остановилась, сначала из нее вышел водитель. Обойдя машину, он помог выбраться шефу, на голове которого белела повязка с алым пятном. Водитель объяснил, что на машину напали отморозки, и шефа ударили по голове. «Пришлось отстреливаться. Еле унесли ноги». Кто-то спросил: «А деньги-то целы?» «Целы!» – пробормотал раненый. Он не выпускал сумку из рук.

В эту секунду откуда-то из глубины базовых строений вспыхнули автомобильные фары, и в свете фонарей появилась большая машина. Между баронами пробежал шепоток: «Барклай! Это Барклай! Его тачка!»

«Тачка» подъехала. Кругленький человечек «выкатился» из салона и, «подкатив» к пострадавшим, словно с самого начала был здесь, спросил: «Эти отморозки были с машиной?»

– С машиной.

– А с какой, не помнишь?

– Ничего не помню.

– Плохо! Очень плохо!

– Знаю.

– Значит, плохо знаешь.

«А нет ли здесь чужих? – неожиданно спросил Барков и повторил вопрос. – Я спрашиваю, среди вас есть чужие?»

«Никак нет, Игорь Николаевич, чужих быть не должно!» – подскочив, отрапортовал крутившийся рядом охранник. Он то и доложил по «мобильнику» о пострадавших.

Задавая вопрос, магнат смотрел прямо на «вибрирующего» Галкина. Петр «отвибрировал» в сторону. Барков продолжал смотреть в прежнем направлении. Должно быть, видеть Петю он не мог, и все-таки что-то чувствовал. Однажды он уже имел дело с этим видением. Тогда он не просто зафиксировал его в зрительной памяти, но постарался кое-что разузнать и принять кое-какие меры.

Вышло так, что, живя в Питере в одном доме с Бульбами, Барков не редко захаживал к ним. Тарас, работал в «Наркоконтроле», и кое-что знал о второй (криминальной) сущности Игоря Николаевича, и, отчасти, по долгу службы, не прерывал с ним соседские отношения. А «Барклай» не просто захаживал, он буквально «лип» к Бульбам. Причиной тому была тайная влюбленность пожилого ловеласа к Светлане. Кроме того у него была еще одна слабость: он любил рассматривать чужие альбомы фотографий. Возможно, причиной тому было не простая зависть или отсутствие своих семейных альбомов, а скорее отсутствие собственного прошлого. Имеется в виду, прошлое, которое можно без стыда и опаски запечатлеть на долгую память.

Однажды, указав на случайную фотографию солдата, он спросил: «Кто это?» «О, это удивительный человек, бывший сослуживец Тараса – объяснила Светлана. – Кажется, его зовут Петр, и живет он в Москве.»

– Чем же он удивительный?

– Тарас рассказывал, этот мальчик так быстро может двигаться, что глаз не успевает уследить.

Игорь Николаевич не поверил, но, по старой привычке (одну из украденных фотографий Светланы он давно носил при себе.), на всякий случай, решил умыкнуть и это фото.

Дома, рассматривая лицо солдатика, он представил себе, как оно растворяется в воздухе. В этой внешности было что-то странное. Ему показалось, что именно такого типа физиономия может внезапно исчезнуть и появиться вновь. Но то была лишь игра фантазии, пока однажды он не почувствовал в лифте присутствие почти что невидимого человека точно такой же внешности. Барков ощутил это, потому что был подготовлен игрой своего воображения.

В тот же день Игорь Николаевич, как бы шутя, спросил у соседа, не видел ли он своего армейского приятеля Петю и не помнит ли его фамилии. В этот день Тарасу, действительно, показалось, что он видел приятеля, но как-то мельком и так смутно, что сам до конца не поверил. Бульба насторожился, вспомнил о пропавшей карточке Пети, и замкнулся, почувствовав неясную угрозу и для себя и для Галкина.

А у Игоря Николаевича, так ничего от соседа не добившегося, появилась «идея фикс». Он захотел иметь у себя в услужении эту «золотую рыбку» или как он упрощенно назвал про себя: «золотце». Галкин и не подозревал, что в криминальном мире у него уже есть своя кличка («кликуха», «погоняло».) Барков полагал, что, имея такого раба или джина (уж это как сложится), можно будет жить спокойно и без особых хлопот, избавляться от конкурентов.


Содержание:
 0  Увертливый : Вячеслав Морочко  1  Часть первая Младенческие метаморфозы : Вячеслав Морочко
 4  1. : Вячеслав Морочко  8  2. : Вячеслав Морочко
 12  6. : Вячеслав Морочко  16  4. : Вячеслав Морочко
 20  2. : Вячеслав Морочко  24  6. : Вячеслав Морочко
 27  9. : Вячеслав Морочко  28  вы читаете: 10. : Вячеслав Морочко
 29  11. : Вячеслав Морочко  32  3. : Вячеслав Морочко
 36  7. : Вячеслав Морочко  40  11. : Вячеслав Морочко
 44  4. : Вячеслав Морочко  48  8. : Вячеслав Морочко
 52  12. : Вячеслав Морочко  56  16. : Вячеслав Морочко
 60  2. : Вячеслав Морочко  64  6. : Вячеслав Морочко
 68  10. : Вячеслав Морочко  72  14. : Вячеслав Морочко
 76  18. : Вячеслав Морочко  80  4. : Вячеслав Морочко
 84  8. : Вячеслав Морочко  88  12. : Вячеслав Морочко
 92  4. : Вячеслав Морочко  96  8. : Вячеслав Морочко
 100  12. : Вячеслав Морочко  104  4. : Вячеслав Морочко
 108  8. : Вячеслав Морочко  112  3. : Вячеслав Морочко
 116  7. : Вячеслав Морочко  120  2. : Вячеслав Морочко
 124  6. : Вячеслав Морочко  128  10. : Вячеслав Морочко
 132  14. : Вячеслав Морочко  136  4. : Вячеслав Морочко
 140  8. : Вячеслав Морочко  144  12. : Вячеслав Морочко
 145  13. : Вячеслав Морочко  146  14. : Вячеслав Морочко
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap