Фантастика : Социальная фантастика : Железный Макс : Александр Мустангиг

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46

вы читаете книгу




Он обычный парень, как думал он. Парень, который не боялся ничего и всегда был победителем. Он не хотел быть «жертвой» или просто как все. Он жил так, чтобы его уважали, а не жалели. И получал свое, и побеждал. И теперь на его пути возникли настоящие испытания. Он погибает от рук байкеров бандитов. Вот тут-то и начинается его Настоящая история!..

Александр МустанГиГ 

Железный Макс

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Пролог

18 июля 2051 год, Екатеринград.

Женщина с длинными золотистыми волосами прошла в тускло освещенную маленькую комнату. Прыгающий свет от трех свечей пугающе скользил по стенам. Свечи прогорели на половину и должны догореть до конца, когда будет все сказано…

Худощавый старик сидел в глубоком кресле и потягивал приятный дым сигары. Желтый огненный свет оставлял на его лице черные впадины в области глаз. Четкие, словно прорезанные ножом морщины на щеках и на лбу вызывали у посетителей непонятный им страх и ужас. А старик сидел и спокойно покуривал сигару, не обращая внимания на выражения лиц своих посетителей.

Женщина была не одна. Она привела с собой девятилетнюю дочку, такую же красивую, ясную и с такими же золотистыми волосами.

— Подойди к дяде, — сказала она.

Прекрасное молодое создание повиновалось знакомому с рождения голосу матери.

Старик бережно провел усохшей морщинистой рукой по щеке девочки и вымолвил:

— Твое дитя столь же прекрасно, как и морской закат, поющие птицы, кружащиеся в чистом голубом небе, мерцание лунного света на мелких загривках поверхности озера. как Вы сами.

Женщина присела на стоявший рядом табурет и чуть смутилась.

— Я привела Вам дочь, потому что, что-то изнутри меня толкнуло на этот шаг. И не могу понять что.

— Поймете. — тяжело выдохнул дым пророк. Потом взглянул на руки девочки, приблизился к ней и, распахнув бирюзовую блузочку, приложил правую руку к ее еще детской плоской груди. Заглянул в ее зеленые прекрасные, как галактика в хрустальном шарике глаза:

— Я чувствую от вашей дочери необыкновенную энергию. В ней есть великая сила, сила жизни! Каждый толчок ее сердца придает мне сил.

В будущем она очень сильно полюбит одного человека. Им будет такой же необыкновенный парень, как исходящая от нее энергия. Он будет красив, умен, но его отличительная черта от всего человечества — сила жизни, во много раз превосходящая силу, исходящую от вашей дочери. Это будет человек редчайшей породы!

Она будет счастлива, но, возможно, умрет в самом расцвете сил. Ее жизненная энергия не сможет спасти ее от роковой пули, несущей в себе смерть! Только тот молодой энергичный парень способен ее защитить и даже воскресить. — старик вяло опустился обратно в свое кресло и закрыл глаза.

Его лицо утонуло в клубах желтого оттенка мистически неестественного дыма, который исходил от сигары, как туман стелется по реке.

Три свечки потухло одновременно.

Глава 1

17 июля 2060 год, Екатеринград.

— Подарите себе и своим родным лучшие годы жизни на прекрасной планете Гигзонд! Красота этой планеты удивит любого! А ее отличная атмосфера и экологическое состояние улучшит ваше здоровье! — пробурчал плоский огромный телевизор.

Высокий атлетического телосложения молодой парень по имени Гена взял со стола ломтик сыра и, подойдя к дивану, накинул кожанку, которая вместе с черными джинсами сделала из него «темную личность». Сам по себе светловолосый парень 17-ти лет, одетый полностью в черное выглядел элегантно и в то же время грозно.

Выключив телевизор, он пару раз откусил от кусочка сыра и проглотил оставшееся.

— Пошли. Испытаем твою тачку…

Максим — его старший брат. Истинный брюнет. Два года разницы между ними говорили о превосходстве Максима: более широкие плотные мускулистые плечи, сильная нижняя челюсть, рост 186 сантиметров и тяжелые массивные кулаки, но, как не странно, с длинными тонкими пальцами. Его руки можно было расценивать, как руки музыканта и в то же время как боксера.

В отличие от брата он был одет в герме-куртку, по сути, ни чем не отличающуюся от кожанки, но с функцией «герметичность», которая оставляла тело не тронутым даже в самый сильный ветер. Такая куртка сохраняет человека сухим, даже если он прыгнет в воду.

Максим открыл дверь и пропустил Гену вперед. Потом он прикрыл ее, и задел большим пальцем руки красное поле, которое светилось посередине сверхпрочной пластиковой двери. Когда Максим убрал палец, из двери послышался подтверждающий писк.

— Ну вот, так то! Два предупреждения у грабителя, а потом…

— Потом фарш! — закончил Гена.

Максим отошел от двери на метр и вызвал лифт.

К две тысячи двадцать третьему году во всех зданиях и жилых домах сделали цилиндровые лифты. В центре лифта находилась металлическая ось, на поверхности которой создается магнитное поле, способное поднимать и передвигать лифт массой в несколько тонн. Такие лифты очень удобны, они могут передвигаться с огромной скоростью и в то же время очень медленно и плавно, что важно для комфорта и индивидуальности.

Не прошло и пяти секунд, как лифт прибыл на пятьдесят пятый этаж с тридцатого.

Оранжевая дверь открылась.

Гена вошел внутрь и приказал лифту передвигаться на первый этаж. Встроенный в стенку лифта микрокомпьютер сообщил:

— Здравствуйте! Установите, пожалуйста, желаемую вам скорость.

Пока Гена возился с компьютером, Максим вошел и сел на маленький диван. Он закинул ногу на ногу и спросил:

— Какую скорость устанавливаешь?

Гена ввел последнюю цифру и обернулся:

— Семь метров в секунду.

— Сойдет.

Лифт двинулся. Первые пятьдесят сантиметров были преодолены медленно, но потом произошло ускорение до трех метров в секунду, пяти и семи.

Точно такое же замедление, как и ускорение, вторая задача, которую выполнил лифт — плавная остановка. Оранжевые двери открылись.

Максим встал с дивана и, только начал выходить, как из-за угла появилась куча подвыпивших парней. В толпе Максим увидел одного своего знакомого и крикнул:

— Эй, Тёма, привет!.. Опять гуляете?

Из толпы вышел высокий парень с пузырем и поздоровался с Максимом, а потом спросил:

— Макс, ты куда?

— Да так покататься на новой машине…

— А я иду домой за бутылкой красного!

Из его рта веяло спиртным и очень сильно. Максим даже кашлянул от резкого запаха.

Из толпы парней доносились разные фразы: «Кто наступил на мое лицо?», «Эй, это моя пробка!» И вдруг кто-то громко и нервно выкрикнул:

— Ну что все встали, я сейчас прямо тут написаю!

Тогда Артем что-то пробормотал толпе друзей, и она двинулась за ним в лифт.

— Пойдем, — обратился Максим к брату.

Гена кое-как протиснулся сквозь толпу «градусников» и громко чихнул. Вытерев нос, он пошел за братом. Выйдя из здания в шестьдесят этажей, они подошли к плоскому изящному автомобилю «Сюзерена».

— Красавица, — сказал Гена.

— Это ты верно подметил!..

Максим встал с левой стороны машины, и прикоснулся к зеленоватому полю, что располагалось на полосе стекла, тянущегося вдоль всего автомобиля. В машине зажегся голубоватый свет, а через две секунды открылась поднимающаяся вверх дверь.

В России был период, когда среди автомобильных концернов широкой популярностью пользовались реактивные двигатели, что раньше устанавливали на сверхзвуковые самолеты. В процессе обкатки и эволюции эти двигатели полностью измели свою конструкцию и применяемое топливо, сохранив свою мощь. Что и вызвало такую востребованность на рынке мощных и скоростных авто.

Несколькими годами позже, автомобиль научили парить над землей. Максимальная высота, на которую машина могла подниматься составляла два метра. Применили очень удобную и простую функцию «Дорожный шпион», которая поднимала авто в полет на определенную высоту, в зависимости от высоты преграды. Всю работу выполняет бортовой компьютер, если поставить на автовождение. Так что, если вы хотите пожечь резину, придется найти хорошую гладкую дорогу, или ехать на автодром.

Такие автомобили, как внедорожники, трактора и прочее потеряли актуальность. Больше не нужны большие колеса, полные привода, пониженные передачи. Все автомобили стали вседорожниками.

Максим влез внутрь и начал общаться с компьютером, который имел некоторые функции человеческого мозга. Самые простейшие: реакция на угрозу, ответ на дружелюбие и, конечно же, самообучение.

Гена обошел задок «Сюзерены» и отворил переливающуюся бликами черную дверцу:

— Макс, а энергетические блоки заряжены?

— Конечно. Они сразу заряжаются перед продажей. Да и вчера она полдня провела на солнце.

Главная улица города. Самое освещенное место. Ночью по ней приятнее пройтись, чем днем. Источников электрического света до того много, что на улице ночью светлее, чем днем. Высоченные дома, облепленные рекламными плакатами. Обязательное требование для рекламщиков — плакаты должны вписываться в общую картину города, не висеть белым пятном, а подчеркивать улицы. Информативно и практично. Дальше по этой же улице, бродил огромный динозавр, наступая на автомобили, людей, дома и на что попадется. Он был вырисован лазерными лучами света, которые исходили из верхних ребер зданий.

Гена закрыл за собой дверь и вытащил из кармана носитель информации. Он вставил его в порт бортового компьютера, и на маленьком экране появилось табло выбора музыки, записанной на носителе.

Максим показал пальцем на экране «Старт» и машина плавно покатилась, как бы говоря: я в движении, я готова, начнем? Осталось только поддать гари. Точно в этот момент Гена включил музыку «Heavy Boom House». По всему салону раздалась дикая музыка, долбя ударниками по ушам, и братья погнали за город довольствоваться новой машиной.

— Эй, смотри куда идешь, — высунув голову из окна, насмешливо крикнул Гена одному прохожему.

Максим ехал зигзагами, чтобы попугать народ. Это ему удалось. Люди кидались в разные стороны, ругались, грозили кулаком, кто-то орал: «Проклятая шпона!», но Максим и Гена все равно не могли их слышать.

Впереди них, из-за горизонта, появилась машина, которая двигалась очень тихо. Максим не стал снижать скорость, а начал обгонять.

— На абордаж ее! — крикнул Гена.

— Не-ет, я не буду царапать новую тачку! Сейчас обгоним ее, и там уже выезд из города, — сказал Максим, кое-как переорав музыку.

Гена ничего не ответил и, навалившись на спинку сидения, расслабился, а Максим повернул немного влево, и мигом оказался впереди ползущей машины.

— А вот и выезд из города, — сказал Максим, и показал на постоянно работающем экране, надпись «Третий этап», и слегка надавил на газ, что привело сильному ускорению.

— Ого, ты прибавил скорость? — приподнял голову Гена.

Над ними мелькнула афиша, похожая на радугу, а за ней красочные ворота, точнее это были не ворота, а голограмма. Над ними сверкала надпись «В добрый путь!».

После нее, дорога стала расширяться.

— Сейчас полетаем! — воскликнул Максим.

— Да что здесь? Надо где-нибудь по горам, — навалившись обратно, сказал Гена.

Скорость, превышающая среднюю скорость Формулы 1 десятых годов второго тысячелетия, обоих заставляла чувствовать себя восхитительно. 300 км/ч а ты можешь сидеть пить кофе. Устойчивость, баланс и гармония с природой — гарантия российского автогиганта «International Cars».

— Это еще только третий этап, а скорость уже триста пять километров в час. Что будет на пятом этапе? Наверное, километров пятьсот, — удивился Максим.

— Надо испробовать, — надеясь на то, сказал Гена.

Впереди стало темнеть и, на дороге, появились светящиеся полосы разметки.

Они светились довольно ярко, а за горизонтом стала возвышаться темно-зеленая тень леса и гор. От скорости полоски больше были похожи на световые рельсы.

Максим откинулся на спинку сидения.

Дорога разделилась на две. Одна вела в соседний город, а другая в лес.

Максим, плавно завернув, въехал на лесную дорогу.

Компьютер сообщил, что дорога пошла плохая, и он переключает движение полностью на парирование. Автомобиль чуток подпрыгнул, поджал колеса, как лапки и полетел, прижимая траву невидимым полем. В этом режиме, под дном авто создавалось поле похожее своими свойствами на скользкий каучук. Нет такого препятствия для машины, если он не выше предела, которое остановит или повредит авто.

Максим переключился на четвертый этап и опять поддал гари, «Сюзерена» дико рванула вперед, что его прибило к сидению, Гену вовсе ударило головой об спинку, потому что он наклонился к монитору и что-то там рассматривал.

— Ох, вот это зверь, а не тачка! Обожаю!.. — восхитился Максим.

Впереди поверхность земли начала постепенно возвышаться. Медленно она переросла в огромную пологую гору, на которой можно было разместить три футбольных поля. Зеленая сочная молодая трава служила упрощением для постройки полей: начерти границы, поставь ворота и все готово!

Свет от фар «Сюзерены» растекся по ней, и засверкало множество мелких бликов.

— Вот и горы! Мы уже на одной из них находимся. Гена, приготовься…

Абсолютная тишина в салоне. Огромные ускорения чувствовались только толчками и динамикой, а не ревом двигателя и свистом коробки с подвеской.

За автомобилем оставался широкий след приглаженной травы.

Внезапно с самой вершины, им навстречу, вылетел мотоцикл, оседланный мускулистым и физически развитым, одетым в герме-куртку байкером.

Максим спокойно и плавно повернул руль чуть правее, но байкер не стал пролетать мимо наживы, он специально продолжал лететь на Максима. Его темные зеркальные очки, отражали в себе яркий свет фар, а длинные светлые волосы колыхались от ветра.

— Что он делает? — спросил Гена. — Он, что самоубийца?

— Дурак какой-то, — ответил Максим, не сворачивая. — Попробуем спугнуть.

Байкер ждал. Ему нужно было, чтобы нажива сама сдалась, чтобы остановилась, а потом.

Но так и не дождался. Ему самому пришлось отвернуть. Решение Максима всегда было железным.

Байкер объехал черный автомобиль и начал догонять его сзади. Это ему удалось, у него был «Орел-55» четырехэтапный, самый мощный мотоцикл 2055 года. Приблизившись почти в упор, он достал из кожаного сапога небольшую винтовку, которая стреляла, как свинцовыми патронами, так и расплавляющим лазером.

Вдруг в салоне «Сюзерены», на мониторе, появилась мигающая надпись «ОПАСНОСТЬ!», «Сзади мужчина с огнестрельным оружием! Я обязана забронировать автомобиль!»

Байкер начал стрелять пятнадцатимиллиметровыми патронами по «Сюзерене», но патроны плющились и отлетали с искрами от забронированной машины.

— Он точно дурак! — выругался Гена, оборачиваясь назад.

Влетев на вершину горы, Максиму, пришла одна хорошая идея, и он немедля, стал ее осуществлять. Он предупредил Гену, чтобы был готов к резкой остановке. Гена сначала не понял в чем дело, но потом догадался. Максим же дал компьютеру приказ «Аварийный тормоз». Из сидений на них тут же набросились ремни безопасности. Автомобиль отключил тягу вперед и мягко приземлился на заблокированные в полметра шириной колеса. Включилась тяга назад, которая служила для обеспечения автомобилю заднего хода. Они почти моментально остановили машину.

Байкер, широко раскрыв глаза, выронил из правой руки винтовку и перед столкновением раскрыл рот, выплескивая бранные слова. Он ударился в крепкий задок «Сюзерены» и полетел через крышу автомобиля, сильно ударившись головой об лобовое стекло. Послышался хруст костей, он скатился по капоту на землю, как масло по сковородке и, из его рта проступила кровь. Его «Орел-55», ударившись передком в непробиваемый бампер, согнулся почти пополам, но не взорвался и не развалился на железки, потому что мотоцикл тоже приспособлен к защите. В момент удара сработала, та же программа, что и у Максима в его машине, так что мотоцикл ударился уже с закрепленным каркасом.

— Какого хера?!.. — испуганно воскликнул Гена. — Мы убили его!

— Успокойся, — шепнул Максим и вылез из машины.

Он подошел к байкеру и присел, чтобы оглядеть его повреждения. Максим потрогал на его шее пульс и понял, что байкер жив. В ту же секунду байкер вскочил и схватил его за горло. Сильно сжав пальцы, он повалил Максима на землю и, замахнувшись правой рукой, ударил прямо в нос. Голову Максима откинуло назад, как боксерскую грушу после мощного удара, но он не растерялся, а ответил байкеру ударом лба по переносице. Здоровенный мужик упал в другую сторону и взялся за нос. Из ноздрей хлынула кровь. Байкер загнулся, только сейчас почувствовав боль сломанных ребер и одной ноги. Он схватился за ногу и заныл не в силах больше двигаться, из-за сковывающей боли во всем теле. Повреждения, полученные от аварии, не дали байкеру отлупить Максима. Если б не они, то неизвестно еще чем могла закончиться драка.

Высморкав кровь, Максим сел в машину.

— Макс, ты в порядке?

— Замечательно! Лучше не чувствовал себя никогда, — выплюнул Максим и выполнил нужную комбинацию на мониторе.

«Сюзерена» полетела на первом этапе. Когда они спускались с горы, Гена заметил впереди, какие-то яркие огни, приближающиеся к ним с огромной скоростью.

— Макс, смотри, там огни от фар. Это байкеры! — воскликнул Гена. — Лучше смываться отсюда!

Максим подумал несколько секунд и повернулся к Гене:

— Ничего, пробьемся! Тот байкер сильно разозлил меня! А если меня кто-то злит, ты сам знаешь, что бывает.

— Да, ты не отвечаешь за себя, я знаю.

Максим переключил на второй этап и весело произнес:

— Сейчас повеселимся!

Он летел прямо в центр всего потопа байкеров. Зрелище напоминало каплю воды, которая падала в полный стакан.

Когда расстояние, между кучей байкеров и «Сюзереной», стало совсем маленьким, то все передние ряды байкеров достали, из под герме-курток, винтовки. Они начали стрелять: кто патронами, кто лазером в лобовое стекло «Сюзерены», но почти не повреждали его. Заметный вред наносили только расплавляющие лазеры.

Максим не сворачивая, летел в кучу байкеров. Ему было все равно, его «Сюзерене» серьезных повреждений они не причинят. На этой машине можно смело на войну отправляться.

Увидев, что широкий черный автомобиль не собирается отворачивать, и выстрелы из винтовок не наносят большого вреда, передние байкеры начали сворачивать влево, вправо, кто вообще орать, а некоторые тормозить и разворачиваться. Но было поздно, несколько байкеров врезались в «Сюзерену». Полетели искры трущегося друг о друга металла, скрежет, раздавались угрожающие и ругательские крики, а сами байкеры перелетали через крышу «Сюзерены».

Кто-то ударился лицом в лобовое стекло, и брызнула теплая кровь, она испортила половину обзора Максиму.

Мотоциклы все лепились и лепились на «Сюзерену». Их там было так много, как пузырьков во взболтанной газированной воде, а машина Максима выглядела, как тонущий камень.

— Какого хера?! — воскликнул Гена. — Сколько их там?! Через это красное стекло я не вижу ничего…

— Сейчас, погоди — приказал Максим и включил стеклоуборники.

По стеклу растеклась вода, вытекшая из тонких щелей, которые находились по краям автомобильной рамы. В стеклоуборники стукались лбом и носом врезавшиеся байкеры, они их повреждали, но к счастью потоп байкеров был не бесконечен, самые последние увидев, что все зарываются об какую-то машину, тут же свернули в сторону, и Максим с Геной выехали из кучи железа. После такой пашни, «Сюзерена» вся была перепачкана кровью, слюнями, какой-то косметикой, кое-где красовались царапины, ямки, которые сделали расплавляющие лазеры, несколько вмятин на переднем бампере и чьи-то уши на лобовом стекле, парочка презервативов.

— Маньячина. — выругался Гена.

— Я просто зол!

Позади «Сюзерены» валялась полоса побитых мотоциклов искалеченных байкеров, среди них были и трупы. Некоторые умирали, оттого, что сильно ударялись головой в забронированное лобовое стекло и разбивали себе черепа, вылетали мозги, другие просто ломали кости.

Не ожидавший такой потери своих людей, главарь развернулся и остановился, пристально вглядываясь в «Сюзерену». Его короткие волосы, даже не шевелились от прохладного, довольно сильного ветра, а одетые темно-зеркальные очки отражали в себе кровавую полосу и удаляющуюся «Сюзерену». Немного погодя, его алые губы чуть слышно прошептали:

— Твари… Да кто вы такие, чтоб покушаться на моих людей?!

После этого он громко сказал всем оставшимся в живых:

— Убить их, распять, взорвать, сделать что угодно, только, чтобы они заплатили за смерть наших друзей!

Оставшиеся байкеры крепко ухватились за руль и погнали за черной дьяволицей.

Гена заметил погоню через заднее стекло и запаниковал.

— Я знаю, — твердо ответил Максим и включил четвертый этап скорости. Автомобиль резко дернулся от мощного ускорения. Максима прижало к спинке сидения, а Гену просто вдавило в сидение. «Сюзерена» стремительно понеслась в даль, заметно отрываясь от преследователей.

Огромная площадь, покрытая травой. Лес тут вырубался страшными темпами, правительство готовило место для постройки нового района. Пологая гора была давно позади. Для диких скоростей нужны огромные просторы.

На небе бродили темные тяжелые тучи. Глядя на них, казалось, что они вот-вот обрушатся вниз. Было прохладно и пасмурно.

Байкеры выжимали всю скорость, какую только могли развить их мотоциклы, но «Сюзерену» им догнать было не под силу, потому что этот автомобиль последняя разработка российской фирмы «International Cars», раньше специализирующейся на разработке и создании военной техники.

Босс байкеров больше не мог терпеть поражения и решил разобраться с черной громадной машиной другим способом. Он нажал на ручку руля большим пальцем и из корпуса фары, которая находилась посередине, вылез минидисплей. На нем появилось структурное изображение «Сюзерены», позже сообщилось, какая дистанция между мотоциклом босса и целью.

— Полтора километра, — с ухмылкой осведомился босс. — Я покажу вам, кто здесь главный!

Он указал на минидисплее надпись «Ракета» и из нижней части мотоцикла выдвинулись две пушки, а на них еще располагались почти зенитные пулеметы! Босс выложил немалую сумму, чтобы провести такой тюнинг своего любимого мотоцикла.

Гена опустил спинку сидения, лег и подтянул с потолка к себе черные очки, через которые можно было видеть виртуальный мир «Сюзерены». В них появилось изображение преследователей, и о каждом из мотоциклов Гена мог узнать любую информацию. Он снял очки и взял специальные перчатки. Потом снова надел очки и начал изучать противников.

— Что ты делаешь? — спросил Максим.

Гена, не снимая очки, пробормотал:

— Я сейчас посмотрю, из чего сделаны эти байки вместе с байкерами!

— А ты типа не знаешь.

— Я попытаюсь найти у них слабое место.

По «Сюзерене» попадали крупные патроны, расплавляющий лазер, проще говоря, не повезло Максиму с новой машиной. А может, и повезло, это смотря с какой стороны посмотреть.

Тем временем, босс байкеров тихо скалился:

— Я разнесу эту телегу вдребезги, превращу в кучу металлолома!

На его дисплее маячила иконка, обозначающая автомобиль Максима, и цель. Босс приставил указательный палец на эту цель и навел ее на «Сюзерену», продвигая пальцем. Раздалась подтверждающая мелодия, и на середине экрана появились табличка «Запуск, Отмена». Он торопливо указал «Запуск» и из находящихся на дне, пушек, с искрами вылетели две ракеты. Они очень сильно дернули мотоцикл босса, и он, чуть не вылетев, стукнулся носом об минидисплей. Потеряв ненадолго управление, налетел на большой острый камень дном, раскрошив его. На дне образовалась большая вмятина. От удара мотоцикл подлетел вверх метра на два, при этом крутясь. Босса выбросило в сторону. Он полетел, переворачиваясь в воздухе, успевая покрывать всех матом. Мотоцикл его упал на землю, а он упечатался лицом прямо в кучку дерьма, которую недавно отложил пробегавший тут зверек.

— Черт, воняет! — выплевывая дерьмо, сказал он.

— Мотоцикл «Орел», модель 55 года. Не имеет колес… — сообщалось Гене в виртуальном мире «Сюзерены».

— Слушай, не плохие у них байки! — удивленно сказал Гена.

— Опасность! Опасность! — вдруг запиликало Гене вместо информации.

Гена быстро заработал руками:

— Где? Где опасность? Найди и покажи.

— Приближение двух ракет, диаметр шестьдесят миллиметров, длинна триста миллиметров, скорость пятьсот двадцать км/ч.

— Макс, к нам приближаются две ракеты! Скорость пятьсот двадцать км/ч! Врубай скорее на пятый этап!

Максим внимательно выслушал брата и быстро переключил на пятый этап. «Сюзерену» опять дернуло от резкого и сильного толчка вперед. Конечная скорость пятого этапа составила пятьсот пятьдесят км/ч.

— Теперь порядок? — спросил Максим. — Кажется это полная скорость «Сюзерены».

— Порядок! Ракеты отстают.

Максим следил, куда они едут, точнее, летят с огромной скоростью. Впереди все простирались широкие поляны и ни единого дерева. С такой скоростью было очень трудно от чего-либо отворачивать. Большие просторы пришлись очень кстати. Максим решил поставить на автовождение. Произвел нужные комбинации на дисплее и компьютер сообщил:

— Автовождение включено, Максим Тихомиров.

— Дай мне очки, — попросил Максим. — Хочу оценить всю ситуацию своими мозгами.

— Сейчас.

— Твой сейчас длится час.

Гена отдал приборы виртуальной реальности.

— Две отстающих ракеты, байкеров не видно! — объявил Максим. — Значит, нам больше ничего не грозит…

— Постой, — прервал Гена. — На сколько времени хватает топлива ракетам, которые за нами гонятся?

— Не знаю точно. Никогда не интересовался подобными вещами. Но знаю точно, что эти ракеты краткосрочного местного применения. Минут десять.

Подлетев к лесу на сто пятьдесят метров, «Сюзерена» плавно свернула вправо.

В левое окно автомобиля было видно, как темно-зеленые даже черно-фиолетовые тени сосен мелькали с огромной скоростью, а глубже в лесу стояла кромешная тьма. Это было самое темное время ночи.

Жизни двух человек оказались в руках функции автовождения. Если есть какая-то малейшая ошибка, человека создавшего эту программу, Максим и Гена могут погибнуть.

Позади послышался глухой взрыв, ракеты упали в землю, вырыв там котлован с пару метров.

К утру, когда Солнце начинало подниматься из-за горизонта, Максим и Гена были уже дома и, перекусив, легли спать.

Глава 2


Максим сидел за столом в своей комнате и завтракал.

Проснулся он только днем, около часа, а Гена все еще спал, как кот после гулянки.

Вдруг Максим услышал звонок в дверь, а вернее мягкий голос, который сообщил, что кто-то пришел.

Он неохотно встал и зашагал к двери. Неожиданно тот же мягкий голос еще раз оповестил хозяев о приходе гостей. Максим чуть не заорал, чтобы этот надоедливый голос заткнулся! Открыв дверь, его эта мысль покинула, потому что он увидел перед собой ту, которую ждал целый год. Ни телефон, ни видеосвязь никогда не заменит живого контакта. Два любящих человека должны касаться друг друга.

Перед ним стояла любимая девушка: прекрасный, как отражение солнца на морском горизонте, блеск зеленых глаз, небольшой чуть задранный носик, сквозь улыбку влажных аппетитных губ сверкали белые зубы. Золотые волосы опускались до конца

C

w и w

левой стороны лица зачесаны за ухо, с правой свисали, прикрывая собой щеку, закручиваясь на кончиках.

— Янка! — радостно выкрикнул Максим. — Наконец-то ты приехала, а то я уже заждался.

— Привет, любимый! Больше мы не расстанемся никогда!

Яна подошла поближе и шепнула:

— Я привезла тебе подарок.

— Да? Интересно, что это.?

Оба не выдержали и прильнули друг к другу, встретившись губами. Казалось, их желание и страсть никогда не утихнут. Прямо тут на полу, при открытой двери, без стыда и совести.

— Какой ты сладкий, — с неохотой оторвалась от поцелуя Яна.

— Так, что за подарок?

Яна достала из сумочки золотой талисман размером с ее ладонь, в центре которого, было рубиновое сердце с ноготок большого пальца. Она надела его на шею Максима и еще раз поцеловала.

— Золотой знак бесконечности с рубиновым сердцем в центре. Теперь этот талисман означает, что наша с тобой любовь бесконечна.

Яна расстегнула три пуговицы на бирюзовой блузке и показала, что у нее точно такой же. Взяв оба талисмана, она наложила их друг на друга нижней стороной, и магнитное поле, образовавшееся между ними, крепко слепило их.

— Мы единое целое, — произнесла она, отделяя талисманы. — Видишь, рубин светится. В магазине мне сказали, что это означает второй талисман поблизости. Радиус действия десять метров.

Получив такой подарок, Максим не удержался сказать:

— Я люблю тебя! Обещаю, что никогда его не сниму. Он будет всегда рядом со мной, как и ты, любимая.

Яна отреагировала улыбкой.

— Я знала, что тебе понравится, мой Макс!

Они вместе, обнявшись, пошли на кухню. Максим решил все-таки доесть свой завтрак, а Яне сказал располагаться, как ей удобно. Она прошла за ним, как вагончик, и присела на диванчик, который находился рядышком.

— Ну, как вы хоть живете тут с Генкой? — оглядев комнату, спросила Яна.

— Да как, все так же, как и жили. О, забыл сказать, я ведь приобрел новую тачку! Снял половину со своего банковского счета, который копился весь этот год! Хотел сделать тебе подарок.

— Да? Как приятно! Какой авто? — голос девушки был переполнен восхищением и радостью.

— Не какой, а какая! — поправил Максим. — «Сюзерена» — она! — вставая из-за стола, сказал Максим. — Вчера с Генкой пробовали, на что она способна., - и пошел положить посуду в автоматическую посудомоечную машину. Рассказывать, что было дальше, ему не хотелось. Но разве любопытная и восхищенная девушка отстанет, если уж разговор пошел? Пришлось Максиму придумывать всякую ерунду.

Когда байки закончились, он обнял любимую и спросил, как она окончила высший «Программ-институт». И услышал то, что ждал.

Его будущая невеста выучилась на программиста и получила лицензию. Значит, теперь она может заниматься бизнесом, писать детские обучающие приложения.

Ну, а как шли дела у Максима с учебой, то он был признанным троечником. Учебу в среднем институте ему так и не удалось закончить. Пришлось работать в компьютерных сервисах и магазинах, где платят очень хорошо, а главное не нужно никаких чертовых корочек, лицензий, говорящих об образовании какого-либо училища или института. Работодателя этой сферы интересовали лишь знания и опыт работы на компьютере, что для Максима было обязательным атрибутом. Его интерес к технике такого рода вспыхнул еще в девять лет. После года работы на предпринимателей он организовал свое дело, с помощью которого накопил достаточно денег, чтобы купить «Сюзерену», но пока еще не наладил денежный поток — неиссякаемый пассивный доход. Он очень любит информационные технологии, и поэтому вкладывает свои свободные средства в IT корпорации, у него даже есть три процента акций от «International Cars», которые пока ничего не могут принести. Так что в финансовом плане пока застой. Страсть к «Сюзерене» оказалась сильнее разумного решения вложить деньги в свой бизнес, который переживает не лучшие времена.

Гена встал с постели и с закрытыми глазами дошел до туалета. Справив нужду, пошел обратно в свою постель, но, проходя мимо комнаты брата, услышал приятный женский голос, который принадлежал Яне, и, приоткрыв дверь, заглянул в образовавшуюся щель.

Гена не распахнул дверь, как делал это обычно, потому что был в трусах. Через узкую щель, он увидел Максима с незнакомой девушкой, и она ему с первого взгляда понравилась. До ушей Гены долетали обрывки слов, связанные с какими-то предметами и то, что девушка завалила экзамен по альтернативному программному коду, но потом пересдала.

Вдруг Яна почувствовала, что за ними кто-то наблюдает, и обратилась возлюбленному:

— Тебе не кажется, что за дверью кто-то есть?

Максим равнодушно взглянул на дверь и спокойно перевел взгляд на девушку:

— Это Гена. А знаешь, почему он не вломился, как всегда?

— Нет.

Встав с дивана, он подошел к двери и резким движением изобразил то, что как будто хочет с силой толкнуть дверь от себя. Увидев это, Гена отпрыгнул назад и, не удержавшись на ногах, с грохотом упал на пол. Максим невинно улыбнулся и сказал:

— С добрым утром, брат! Подглядывать нехорошо! — изображая свою бывшую учительницу по математике, закончил он.

Яна засмеялась, когда увидела, как Гена расстелился или, можно сказать, распрягся на скользком скрипучем от резиновой подошвы тапочек полу.

Самым смешным для нее показалось то, как все мужское достоинство Гены выкатилось из широких трусов и, буквально, прилипло к глянцевому полу.

Гена вскочил на ноги, пряча половой орган в шелковистую ткань трусов и, чуть похрамывая, заковылял в свою комнату:

— Тоже мне братец, чертов садист. зверь.

Максим проводил его шутливой улыбкой.

* * *

14:20, окраина Екатеринграда, штаб байкеров «Мертвый оскал». Тишина.

— Черт, ну когда жрать то будем? — со злостью и нетерпением выкрикнул старый байкер по кличке Флакон. — Я сейчас соседа съем!

— Да заткнись ты, — сказал ему, рядом сидевший Витя. — Лучше пошел бы помог несчастному повару-киллеру.

Его так прозвали, потому что, когда он работал в столовой, то зарубил трех клиентов топором для рубки мяса. Причиной для этого были слова: «Что за повар? Не умеет готовить бифштекс!»

— Сам помогай… — возмутился Флакон.

— Я ведь не ору: «Когда жрать-то будем?», тупица!

— Что, что? Ты обозвал меня тупицей?!

Вдруг из-за спины Флакона послышался голос:

— Эй, парни, что решили кости размять? Только по какому поводу?

Флакон обернулся назад и сказал:

— Спрашиваешь, по какому поводу? Да он меня обозвал тупицей!

Витя, предполагая, что сейчас будет, встал и приготовился к наезду. Достал из заднего кармана кастет, быстро и незаметно надел его на правую руку.

Флакон подходил, убирая стулья с дороги, и почесывал свою седую бородку. Когда его пуза уперлась Вите в пах, он начал толкаться, пихаться, тыкать указательным пальцем ему в живот:

— Ты, сопляк, лучше не называй старого Флакона тупицей! Не то худо будет!

Витек смотрел ему в глаза, и выжидал момент, когда можно будет дать хорошо по челюсти. Витя шел спиной назад и запинался о разбросанные сапоги. Близилась выходная дверь, времени на раздумье не было. Вдруг быстрый замах руки и страшно сильный удар, намеченный по левой щеке Флакона, попал в цель. Брызги слюней старого байкера окатили одного из их единомышленников. Посыпались ругательства.

Флакон ошеломленный повалился на стоящий сзади стол и сломал его пополам. На него упала люстра с потолка, которая держалась на одном проводке.

Эту люстру давно хотели починить, но байкеры все откладывали это дело на потом. Она разлетелась вдребезги, так как была сделана из стекла. Старика завалило осколками и патронами для ламп. Немного отойдя от шока, он встал, отряхиваясь от битого стекла.

— Считай что ты труп!!! — яростно рявкнул он и кинулся на обидчика.

Вите было, лет тридцать пять. В тридцать он выступал на шоу бодибилдинга, а спустя год разорился на неудачном вложении капитала, сгорел его дом и документы. Теперь он самый здоровый по телосложению байкер среди своих.

Флакон врезался в него, так что они упали на пол. Даже подскочили столы. Флакон начал бить обидчика по лицу, нанося неторопливые удары кулаками. Витя выкрутился из-под Флакона и пнул ему в бок. К ним присоединилось еще штук пять байкеров, которые только этого и ждали. Завязалась большая битва. Не поймешь, кто кого бьет, кто совсем тут ни причем, а кто самый виноватый.

В конце концов, все присутствующие байкеры вступили в драку ни за что. Из кучи только и слышались матерки да прочие ругательства.

Вдруг из кучи, пошатываясь и выплевывая зубы, выбежал босс байкеров и заорал:

— Сто-оп!!! Кончайте развлекаться! Нам теперь не до этого. Лучше подумали бы, где взять деньги на новых «коней».

Из заварухи долетел отрывчатый голос:

— Он… обозвал… меня тупицей!!! Я не успокоюсь пока не врежу этому гаду!

Тогда босс подошел к одному из столов и нагнулся, чтобы достать из-под него турбоавтомат. Он всунул новую, полную патронов, обойму и пострелял вверх.

Битва прекратилась. Все затихли и уставились на босса, которого завалило штукатуркой. Он зажмурился и громко чихнул, потом пробормотал что-то на шведском языке. Все любопытно затарахтели между собой: «А что он сказал?».

— Почему, я всегда должен стрелять, чтобы вы успокоились? — крикнул босс и опять чихнул. Последний отломившийся кусочек извести попал боссу прямо по носу.

Все, кроме Вити, разошлись и сели в ожидании еды.

Прикурив толстую сигару, Витя обратился к боссу:

— Роман.

Босс обернулся.

— Я на счет капусты на новые байки.

— Что именно ты хочешь? — спросил Роман.

— Я предлагаю сначала отомстить тем тварям, которые разгромили нас. Видно они богатые, раз нашли бабки на тачку «Сюзерена». Я в курсе за эту каракатицу. Какие у нее возможности.

— Витя, ты чего несешь? Я запустил в эту «Сюзерену» две самонаводящиеся ракеты! Те козлы давно дуба дали!..

— Ничего подобного, босс! Они живы! У «Сюзерены» есть такая функция бронирования, которую даже выстрелом из танка сложно пробить! Лучше вычислить их, да ограбить, ну а если у них мало будет денег, ограбим банк.

— Подумаю… — ответил на предложение Роман, и пошел к себе в коморку, которая была похожа на царскую комнату.

Витя последний раз затянул в себя дым сигары, и уселся за столик, который стоял вдали от всех. Сигару, он выкинул в урну.

Тем временем Роман сидел за компьютером и вычислял машину, которую он бы с радостью взял себе, а хозяев уничтожил. Его компьютером был карманный ноутбук. Он вмещался в обыкновенный карман герме-куртки. Роман всегда подключал его к бортовому компьютеру своего мотоцикла, поэтому в нем сейчас находились все данные, которые он занес во время битвы на поляне.

Он сидел в роскошном кресле и, положив ноутбук на колено, просматривал содержимое временных файлов.

Когда-то в молодости, Роман был детективом, работал в Швейцарии. Так что ему не составило большого труда найти тех, кто растоптал его технику, а так же много его друзей и просто товарищей. Всего у Романа было около двухсот человек, а сейчас осталось сто двадцать.

В одном из файлов он нашел подробную информацию о «Сюзерене», так как наводил на нее две самонаводящиеся ракеты. Чтобы их навести, нужно было вывести схематичное изображение объекта на минидисплей. Роман поставил на паузу движение камеры и увеличил изображение так, что стало видно контуры двух человек.

Роман с ненавистью произнес вслух:

— И эти сопляки угробили половину моих людей? — и потом уже прищурив глаза и с маленькой хитрой улыбкой на лице:

— Во всяком случае, их будет не трудно убить.

Дальше, он узнал номер автомобиля. Нашел его в списке регистрационных номеров и разузнал о нем все, что возможно, так как при продаже любого автомобиля, его номер заносится в компьютер СПА, что означает Служба Продажи Автомобилей. Залезть в файлы компьютера СПА по Интернету, можно только, если знаешь пароль. Откуда знает пароль Роман? Он все знает, что ему нужно. Он имеет пять сыщиков и одного премьер министра. Посидев в кресле за ноутбуком, еще двадцать минут, Роман узнал адрес, номер видеотелефона, в общем, все необходимое для выполнения своего, только что зародившегося плана.

Выключив ноутбук, он вышел в столовую и, увидев, что все уже наелись и попивают старое прохладное пиво, громко объявил:

— Братва! Я решил, что мы должны отомстить тем козлам, что погубили наших друзей! Мотаться и искать, найти и разорвать! Кто за?

Все байкеры выкрикнули, что согласны.

— Правильно! Мы не трусы, чтобы бояться кого-то! Если нам захотят помешать мусора, то мы перестреляем их всех!.. — встав на стол громче всех, крикнул один байкер по кличке Поршень.

— Тихо, — прервал его Роман. — Я не собираюсь брать всех… Со мной поедет только четыре человека! Называю их: Витя, Монах, Колян и Дизелист.

Из толпы вышли те, кого назвал Роман. Дизелист осушил бутылку пива за один заход и двинулся к боссу. Впереди всех шел Витя, из-за его спины всех последующих байкеров не было видно. Потом из толпы, выбежал низкорослый мужичок «метр с кепкой» и крикнул:

— Эй, подождите меня! Как вы без меня-то?! Я вам буду, необходим, потому что кроме меня никто не умеет открывать двери, в которых установлена оборонная система «СБ-45».

— Сан Саныч, а с чего ты взял, что мы будем взламывать дверь? Может быть, у них и нет такой оборонной системы, — кинул Роман.

— Да, и тачки «Сюзерена» у них тоже нет.

— Ну… ладно, я не подумал об этом, поедешь с нами, — поворачиваясь к двери в коморку, сказал босс.

Сан Саныч слегка ударил кулаком по плечу Коляна, чтобы тот обернулся, и с радостью сказал:

— Яху! Опять я уговорил босса взять меня с собой. Дай пять.

Колян не отказал другу. Он дал ему пять, только подзатыльников. Сан Саныч заорал, как кот, которому наступили на хвост.

Через минуту Роман вышел из коморки, но уже в герме-куртке и в своих любимых темных очках. За пазухой трехствольное ружье, заряженное серебряными патронами.

Байкеры вошли в гараж площадью в 150 квадратных метров и, оседлав свих прытких «коней» понеслись в город.

Они летели по городу, угрожая смертью всем, кто слишком много глазеет.

Остановившись возле высокого жилого дома и, повернувшись к своим братьям, Роман отчетливо сказал:

— Приехали! Витя, Монах и Сан Саныч пойдете со мной, а вы подвалите через пять минут на пятьдесят пятый этаж. Понятно?

— Конечно, босс, — прохрипел Колян.

— Ты Дизелист, чтобы вовремя появился, не то я тебя вышвырну на ту же свалку, на которой и подобрал! — пригрозил Роман.

— Куда он денется? Я воткну ему в заднее место паяльник, если не пойдет! — сухо и грозно пообещал Колян.

Роман ловко высунул из-под сидения своего мотоцикла ружье, которое стреляло колючими патронами, что способны рвать на две части торс человека. Первые три заряженных патрона были золотыми, остальные в карманах — серебряные.

Серебряные рудники в другом городе приносили ему огромные деньги, но сейчас, когда они нужны больше всего, завод загребли правоохранительные органы. Разве могли быть собственные серебряные рудники у разбойника убийцы, а иногда и насильника? Он их отжал у богатого предпринимателя путем шантажа.

На улице было прохладно. Чуть моросил дождь, и небо закрывали облака. Улица Малышева — одна из самых шумных.

Где-то вдалеке сверкали голограммы, как и вчера. Воздух был довольно чистый и приятный, в сравнении с десятыми годами второго тысячелетия. Тогда в городе было столько пыли и газов, что хоть противогаз одевай.

Роман широко распахнул дверь в подъезд, вошел и вызвал лифт. Витя встал рядом со своим боссом в ожидании лифта. Через короткий промежуток времени, лифт прибыл на первый этаж, и из него вышел мужичок с большой сумкой в руках. В цилиндре еще осталась девушка. Роман посмотрел на нее и сказал, чтобы она проваливала быстрее, иначе ей придется потеть под Монахом. Девушка упорхала, как бабочка.

Байкеров было сразу заметно среди обычных жителей города. Они всегда носили герме-куртки или кожанки с темными очками. Они не боялись выделяться, наоборот, следовали этому.

Монах жадно посмотрел на уходившую девушку и прохрипел:

— Почему ты ее отпустил?

— Мы не за этим выехали в город! — грубо ответил Роман.

Монах недовольно посмотрел на босса и сплюнул.

«Не за этим выехали в город!..» — про себя ворчливо, выругался он. «Всегда ты меня ограничиваешь.»

Байкеры вошли в лифт, и расселись на все сидение.

Монах глотнул пива из алюминиевой банки, которое он носил всегда с собой, и дверцы лифта открылись.

Роман вышел первым, так как только он знал нужную им квартиру. Тут подбежал Сан Саныч и начал осматривать указанную Романом дверь. Он заметил, как в тонкий сверхпрочный пластиковый покров мастерски влиты провода и покрыты чуть прозрачным веществом.

— Ну что? — спросил Роман.

— А вы не хотели меня брать с собой… — тихо сказал Сан Саныч. — Тут идеальная оборонная система!

Роман сунул руки в карманы штанов из крокодильей кожи и стал подумывать, как лучше открыть дверь.

Монах поделился пивом с Витей и так громко отрыгнул газы, что исходящий звук можно было услышать по всему подъезду. Эхо ушло вниз по шахте лифта.

Сан Саныч вертелся возле двери, как только мог. Он ложился на пол, чтобы посмотреть что-то в самом низу двери. Но никак не смел стукать по двери, так как, если он это сделает, то сразу прозвучит предупреждение и микроавтоматы, встроенные в самый верх двери приготовятся к стрельбе.

— Ладно, Сан Саныч, — сказал ему босс. — Сейчас я нажму на сигнал и, если кто-то откроет, я наставляю ружье ему в лоб, тогда заходим в квартиру, а если никого нет, ты будешь отключать оборонную систему.

Сан Саныч сгинул от двери подальше. На его место встал Роман и нежно мизинчиком правой руки нажал на треугольную кнопочку, которая находилась немного выше середины двери.

За дверью было тихо, возможно так только казалось, потому что дверь была не проницаема звуком.

— Максим, к вам пришли, — объявил мягкий сочный голос в квартире.

Он встал с надувного дивана и бодро зашагал к двери. Посмотрел на маленький дисплей, который находился на двери, и увидел бритого широкоплечего мужика. Роман был здоровым тренированным.

Максим открыл дверь. В миг к его лбу прижалось трехствольное дуло и толкнуло назад. Глаз Романа из-за темно-зеркальных очков не было видно.

— Попался, сопляк!.. — гавкнул Роман и стал дальше толкать Максима дулом в лоб.

Максим растерялся. Кто такие? Что надо? Но позже обратил внимание на одежду и

догадался, кто эти люди.

Остальные байкеры последовали за боссом.

Монах очень ждал, что в квартире будет какая-нибудь девушка, и, пуская слюни, поглядывал по сторонам.

Максим отходил назад и думал, что предпринять. Рефлекторно он вспомнил о Яне. Ведь, она только что ушла в магазин. Может быть, они ее повстречали и увезли к себе в штаб, как делают это обычно?

Босс байкеров проходил все дальше и дальше в квартиру, осматривая ее. Наконец он убрал дуло со лба Максима и с размаху хотел ударить его по голове, но реакция

Максима не подвела — тяжелое дуло просвистело возле головы и опустилось вниз. Воспользовавшись этой секундой, Максим ударил Роману прямо в солнечное сплетение. Роман после сильного удара непроизвольно выбросил из себя весь воздух и не смог больше вздохнуть. Но, не смотря на это, он повторил замах ружьем и попал в цель. Максима развернуло, он упал и отключился, а на дуле ружья осталась свежая кровь. Под головой оглушенного тела образовалась красная лужица.

Когда Роман очухался от нанесенного ему удара, сказал:

— Забирайте, что хотите, а я посмотрю, нет ли кого еще в доме.

После этих слов все разбежались по квартире, пиная, разбивая различные предметы. Монах пошел на кухню, Витя в соседнюю комнату, а Сан Саныч забегал кругами и не знал куда податься.

Как только все разошлись, в квартиру вошли Колян и пьяный Дизелист. Он, как всегда, где-то нашел водки.

— Эй, босс. Ну что делать то?.. Вот я, я пришел и трезв как язвенник! — шатаясь, просипел Дизелист.

Роман, уходя в спальню, сказал ему:

— Делай что хочешь…

Дизелист подошел к телу Максима и принял его за пьяного:

— О, собрат! Ты шо тут лежишь? Пойдем со мной, я знаю, где можно выпить! Ну, давай поднимайся.

Он присел, чуть не упав назад, и стал поднимать Максима, но не смог. Потрепал его за одежду и этим сделал себе хуже: Максим очнулся, его первая реакция была: схватить байкера за подбородок левой рукой, а правой ударить в левый глаз. Дизелист отлетел и приземлился на заднее место, не в силах больше подняться, закрыл левый глаз.

Максим кое-как поднялся на ноги. В глазах у него было темно, голова трещала от боли, а белая рубаха, в которую он был одет, вся измазана кровью. Он тихо прошел в кухню, чтобы взять какой-нибудь нож. Там он встретил Монаха, который сидел за столом и ел его любимый торт, который припасен на день рождения.

Воспользовавшись тем, что Монах сидел спиной к нему, Максим незаметно подкрался. Позади стола, за которым сидел Монах, стоял еще один, с кухонным комбайном. Посмотрев направо, Максим, увидел комбайн и взял его в руки.

Поднял комбайн вверх, и резко опустил на голову байкера. Монаха прибило к столу, торт подпрыгнул. Голова сильно заболела. Он схватился левой рукой за больное место, обернулся, увидел перед собой Максима и торопливо подобрал со стола большой нож, которым только что отрезал себе кусок торта. Резко провел ножом дугу в воздухе и немного задел отошедшего противника. Нож прорезал на теле Максима полосу глубиной в два сантиметра. Максим загнулся больше не в силах ничего сделать, упал на колени, потом на грудь. Монах повертел нож в руке и с силой вонзил его в спину упавшего противника. Из-под лезвия ножа потекла кровь, лезвие пронзило сердце, но оно с упорством продолжало биться, тем самым, повреждая себя еще больше. Ручка ножа шевелилась от упрямых толчков сердца. Каждый его удар постепенно становился все слабее и слабее. Дыхание прекратилось. Байкер вытер руку об белую испачканную рубаху и пробормотал:

— Даже поесть не дадут по-человечески.

Приложил чистое полотенце к голове и пошел искать босса. Пройдя в одну, из трех спален, он увидел, ломающего шкаф, босса. Роман долбил по нему ружьем, кулаком, кидал всякие попавшиеся под руку вазы. Шум стоял невообразимый. Еще пару минут, и он прекратился. Роман взломал какой-то запирающийся ящик и высунул его. В нем было три пачки денег и золотые кольца.

— Вот она, капуста! — радостно сказал Роман. — Тут хватит на полтинник новых байков!

Он разложил их по карманам, а кольца надел.

— Роман, — обратился Монах. — Я вижу, ты нашел, что хотел. Давай когти рвать отсюда.

— Ты прав, — согласился босс и позвал всех остальных.

Убираясь, в коридоре они нашли Дизелиста, он валялся хмельной и счастливый с большим синяком под глазом. Роман посмотрел на мертвого Максима и злостно спросил:

— Какого хрена у него нож в спине и лежит не там, где лежал?

Монах, не скрывая, рассказал все, как было.

— Вот черт, живучий парень!.. — озадачился Роман. — Возьмите этот труп, и спустите на первый этаж. Погрузите, кто-нибудь из вас, на свой байк, увезем в штаб, а потом похороним. Так, а ты Витек, пробуди Дизелиста, не оставлять же его здесь.

Витя ударил ногой Дизелисту под зад, и тот, не открывая глаз, промычал:

— Ну, кто там дерется? Я сейчас встану, и кто-нибудь ляжет!

Витя снова ударил. Никакой реакции. Третий удар. Только после третьего раза Дизелист поднялся и удивился:

— Это ты шо ли, Витек? Я-то думал шо ты это не ты. Я хотел, было уже побить тебя… — Дизелист запрыгал, как боксер, воображая из себя чемпиона мира.

Все, кроме Вити и Дизелиста, стояли в подъезде в ожидании лифта.

Тогда Витя, не стерпев пустой трепки Дизелиста, схватил его за воротник и потащил за собой в подъезд. Закинув его в лифт, который недавно прибыл, он захлопнул дверь в квартиру и присоединился ко всем.

Осталось только добраться до штаба, и план выполнен.

Роман, как всегда, устроит большую пирушку.

* * *

Гена вернулся домой с бутылкой вина. Он хотел отметить возвращение девушки своего брата. И в придачу, на всякий случай, захватил еще букет цветов.

Оглянувшись всюду, Гена замер от шока. Бедлам и столько крови, что как-будто зарезали кого-то.

— Э-э! В чем дело, — крикнул он в панике, еще толком не осознавая, что случилось.

В ответ пищала только пустая тишина.

Гена прошел в большую комнату и положил цветы на стол, вино поставил рядом.

— Вот черт! Что тут было?.. — выговорил Гена и поспешно накинул ветровку, а потом выбежал на улицу.

По последним словам Яны перед уходом из дома, она пошла в гипермаркет под названием «Зевс». Гена бежал, расталкивая всех на пути.

Гена остановился около яркой надписи «Зевс», которая кружилась в воздухе, так как это была голограмма. Вошел в здание, стоящее за надписью и начал оглядываться, разыскивая Яну. Остановил взгляд на одной точке и узнал знакомую изящную фигуру.

«Вот ты где», — про себя сказал Гена и пошел к ней. Подойдя совсем близко, он положил руку ей на плечо. Она резко обернулась и, узнав в испугавшем ее парне брата своего любимого, выдохнула:

— А, это ты Гена… что ты тут делаешь? Максим с тобой не пришел?

Гена не ответил на вопросы, приблизился к Яне и с волнением, от которого захватывало дух, сказал, что Максима нигде нет, но самое странное — погром в доме и свежая кровь на полу в прихожей.

— Что? — взволнованно спросила Яна. — Какая кровь?

— Возможно это его кровь. — пытаясь говорить спокойно, ответил Гена.

— Постой! — отрезала девушка. — Я видела трех байкеров в подъезде, когда выходила. Они вошли в лифт., - испуганно и громко сказала Яна, что некоторые посетители «Зевса» обернулись в их сторону.

«Черт возьми! Ну и врагов себе нажил мой брат. Типичная месть.», — подумал Гена.

Яна в недоумении, посмотрела по сторонам и сказала:

— Гена, пошли отсюда. Я хочу глотнуть свежего воздуха.

Выйдя на улицу, они сели на стоящую рядом скамейку.

— Я все понял. — сказал Гена.

— Что ты понял?

— Те байкеры, которых ты видела, или убили его, или же ранили и увезли к себе в

штаб.

Яна внимательно посмотрела на Гену и сказала:

— Я не пойму, какое дело байкерам до Максима? Гена печально уткнул взгляд в серый асфальт:

— Большое, Яна, очень большое.

* * *

— Витя, поедешь со мной! — приказал Роман. — Надо похоронить этого выродка, — он пнул по телу Максима. — Погрузи его в наш грузовик, а я пока пойду, отолью.

Витя взгромоздил труп на плечи и потащил его в гараж.

Весь штаб «Мертвый оскал» находился под землей. В него можно было попасть только через огромные ворота, покрытые дерном, которые открывались вверх. Когда они закрыты, штаб невозможно заметить. Если б ворота были не очень большие то, конечно, можно присмотреться к разрезам на земле и понять, что это люк. Но из-за огромного размера ворот, уследить линии разреза очень трудно. Скрыть штаб еще помогала густая линия хвойных деревьев. Она закрывала днем собой солнце, не давая самому яркому свету дня попасть на скрытый люк. Их штаб разместился как раз там, где кончалась зона вырубки лесов. Выходят байкеры только тогда, когда убедятся, что в окружении на сто метров нет никого.

На полосе хвойных деревьев установлены видеокамеры, которые передают сигнал в штаб радиоволнами. Они защищены от сырости, солнечного света и от всего, что может повлиять на их работу. Неплохо придумано. Идею подал босс байкеров — Роман.

Витя запустил бортовой компьютер — грузовик с открытым кузовом завелся. Надпись «Старт» подтвердилась, и машина подъехала к воротам. Роман подбежал и прыгнул в кабину.

— Колян, взгляни на мониторы, есть, кто рядом или нет? — крикнул Роман.

Байкер посмотрел на плоские изображения дисплеев: никого.

— Все чисто, босс, можешь проезжать! — ответил Колян и открыл ворота, с помощью специального пульта.

Витя приподнял столбики скорости, и машина послушно помчалась вперед.

— Сверни к той заброшенной дороге, — указывая руками, сказал Роман. Витя выполнил. — И гони до самого упора, пока дорога не кончится. Там никто не ездит, никто не ходит.

Дорога была узкой, поросшей травой. Проходила она между высокими старыми соснами, которые солнцу не давали ее сушить. На ней постоянно было сыро. Колеса вязли в глине. Шлифовали до такой степени, что от луж, из-под них возвышался пар. Кочки, ямы. Грузовик кидало из стороны в сторону. Но это не мешало Вите ровно вести машину, он был опытным водителем, потому что до того, как стать байкером он работал перевозчиком земли на алмазно-добывающей шахте, где постоянные водные источники размывали землю.

«Мертвый оскал» существует уже более двадцати лет.

До того, как Роман стал главарем, было еще двое. Как и предыдущих, его отобрали в честных поединках между байкерами. Когда Роман стал самым выдающимся из всех байкеров, его вызвал главарь и сказал: «Если победишь меня в поединке без оружия, без хитростей — отдаю тебе свое место!» Роман согласился и победил. Бывшему главарю дали кличку Флакон.

Дорога закончилась большим трухлявым пнем. Витя остановил грузовик. Байкеры вылезли из него и спустили на землю труп. Взяли по лопате и принялись копать могилу глубиной в полметра. Этого хватит.

Максим лежал спиной в небольшой грязной луже. Роман бросил лопату и присел на корточки около тела. Перевернул его на живот и посмотрел на окровавленное место. Раздвинул пальцами прорез на рубахе, который сделал нож и провел рукой в том месте. Но глубокой раны не обнаружил. Там была всего лишь царапина! Роман осмотрел его голову, но на ней тоже почти не осталось следов от удара ружьем! Шея Максима была теплой, и чувствовался слабый пульс. Тело чуть заметно дышало. Главаря ввело это в недоумение. Он ничего не сказал Вите, который все еще копал могилу, а просто вытащил из кармана свой складной нож и воткнул его Максиму в сердце. Обтер об рубаху и убрал обратно, пощупал пульс — нет.

— Босс, могила готова, — предупредил Витя.

Роман скинул труп в нее и невольно вспомнил одно событие из своей жизни. Ему показалось, что он должен сообщить об этом одному старому знакомому. С этими мыслями Роман вернулся в свой штаб и закатил большую пирушку.

На следующий день в штабе «Мертвый оскал», все спали, посапывая. Некоторые отрубились прямо за столом, кто-то валялся на полу в столовой, а один байкер даже додумался залезть на люстру, и заснуть там. Видно спасался от собратьев, которых разозлил. Раздался меткий выстрел: люстра упала вместе с байкером. Понеслись вопли.

Колян сдул дымок с дула пистолета и довольно глотнул пива.

Роман же в отличие от всех, спал в своей коморке, развалившись на широкой кровати. В одной руке у него лежала бутылка спиртного, из которой вытек весь напиток, потому что он заснул, наклонив ее горлышком вниз. В городе их сейчас можно ждать только дня через три.

Глава 3


Солнце стояло высоко, близился полдень. Где-то в лесу, недалеко от штаба «Мертвый оскал», слышалось пение птиц, шуршали листья деревьев, а траву шевелил не быстрый ветер. По сравнению со вчерашним днем, сегодня было на много теплее.

Около трухлявого пня, находившегося возле невысокой кучи земли, сидел какой-то зверек. Вдруг земля под ним задрожала и подлетела вверх. Зверек с испугу ускользнул в высокую траву. Земля так подлетела, что было похоже на то, что ее кто-то вытолкнул рукой. Но потом показались пальцы той руки. Она быстро начала раскидывать землю вокруг себя и, в конце концов, появилась вторая. Еще через минуту, из-под того куска земли, резко поднялось тело по пояс и глубоко вздохнуло. Человек раскопал ноги и встал на колени.

Он боязливо взирал на себя и не мог поверить тому, что видел. Продолжая оглядывать себя, он поднялся на ноги и отряхнулся от оставшейся земли. Поднялась пыль. Максим закашлялся. Его белая рубашка была ни на что не похожа. Белой она могла показаться лишь дальтонику и то под наркотой. Что касается штанов, то черные брюки превратились в серо-коричневые.

«Что со мной было?» — подумал он, присев, на трухлявый пень.

Максим задрал руки за спину и стал щупать в поисках глубокой кровоточащей раны, но ничего не нашел, и опять ужаснулся. Всего лишь вчера ему всадили нож в спину по самую ручку, а теперь уже нет ни ножа, ни глубокой раны!

Встав на ноги, он огляделся: высоченные сосны, уходящие вверх закрывая собой небо.

Размышления на счет себя, Максим решил отбросить на потом. Первая мысль, которая пульсировала в его мозгу — найти Яну! Если она пошла на улицу, и попала в тот же лифт, в который и байкеры, то скорей всего ее убили или изнасиловали, так как байкеры штаба «Мертвый оскал» редко пропускают мимо себя молоденьких девушек.

Заметив заросшую, грязную дорогу, Максим пошел вдоль нее.

Через продолжительное время, пути по ухабам и трухлявым деревьям, он почувствовал сильный голод. После такого недовольства своего желудка он сразу начал искать какие-нибудь ягодные кусты. Нашлось немного земляники да черники. Максим остановился, посмотрел, проглотил несколько ягод, слюна наполнила рот в ожидании еды, но, мягко говоря, обломалась. Максим не стал больше есть. Только раздразнит еще сильнее. Продолжил путь, по дороге не сворачивая.

Вдруг он увидел вдали просветы между деревьями и поспешил туда, перепрыгивая большие камни и раздвигая сухие колючие, мешавшие, ветки. Выбежав, он узнал знакомую поляну.

Он пошел по ней, осматриваясь вокруг. Повернул голову в одну из сторон, и увидел вдали, на траве полосы прижатой травы и несколько разбитых мотоциклов. Их было несколько, потому что с расстояния в две сотни метров мало кто увидит больше. Естественно за теми несколькими, лежат еще горы мотоциклов и трупов. Но скоро этого не будет, потому что раз в неделю над этим городом пролетает специальный аирмобиль и, если блюстители чистоты города, заметят что-то вроде этого, то сразу сообщают в отдельные органы. Они знают, что байкеры в это время всегда кого-то убивают, по своим причинам, и поэтому создали соответствующую службу. Но в этот раз придется убирать трупы самих байкеров, а не простых граждан.

Встает вопрос: почему же они просто не поймают всех байкеров, и не выяснят, кто кого убил и почему, то прозвучит ответ: да кто будет подвергать свою жизнь опасности? Кому это надо? Половина милиции города куплена.

Пять лет тому назад они поступили так, и что после этого? Из байкеров погибло пара десятков душ, а из спецотрядов не осталось никого.

Максим не стал подходить ближе. Он наоборот старался не смотреть туда, зашагал быстрее.

Вскоре оказался на асфальтированной дороге, за которой находились всяческие забегаловки, шиномонтаж, автозаправочные станции и всякие разные остановочные станции.

Жажда пить мучила его уже давненько. День разыгрался так, что температура воздуха поднялась до двадцати семи градусов. Он вспотел и снял с себя грязную рубаху, на нем осталась майка, которая почти не закрывала объемную грудь и спину.

По дороге проезжали автомобили, и почти все люди, которые были около забегаловок и автозаправочных станций смотрели с интересом на Максима. Что это он разгуливает тут весь в земле? Зомби какой-то. Даже лицо было измазано мокрой землей.

Максим же наоборот ни на кого не смотрел, а стремился как можно скорее дойти до фонтанчика, который стоит около автозаправочной станции, чтобы ополоснуться.

Наконец, он дошел до долгожданного фонтана и умылся, почистил штаны, немного потер водой майку. Потом двинулся вдоль дороги. Эта местность была ему знакома. По знакомым местам шлось намного лучше и быстрее.

В его мозгу пробегали мысли о том, почему он остался жив, но он всячески старался избегать их, пытаясь отвлечься чем-нибудь другим. Он хорошо помнил, какие раны ему нанесли, и понимал, что от них погибают, особо не задумываясь.

Максим дошел до улицы, на которой жил, и даже не заметил, хотя на дорогу ушло около часа с лишним. Поднимаясь в лифте, он молил об одном: чтобы Яна была жива. Лифт очень быстро доставил его до нужного этажа. Стоя возле двери в свою квартиру, Максим дал сигнал компдворецкому. Никто не открыл. Снова нажал: ничего. Он постучал кулаком в дверь.

— Черт. неужели. — понижая голос, произнес он и опять постучал.

На этот раз Максим пожалел, что стучал в дверь. С верхней части двери вылезли два микроавтомата и навели свои лазерные прицелы ему в лоб.

— Вы надеетесь нарушить спокойствие хозяев этой квартиры? Если так, то я предупреждаю Вас, что если Вы еще будете стучать в эту дверь, то мне придется прибегнуть к строгим мерам наказания!.. — предупредил компдворецкий.

Максим услышал, как щелкнули обоймы микроавтоматов.

— Глупая «СБ-45»!!! — выкрикнул он. — Надо быть придурком, чтобы придумать такую оборонную систему, которая реагирует на чрезмерный стук в дверь, но даже не пошевелится, когда бандиты перестреливают хозяев одного за другим!.. — Чуть успокоившись, он добавил:

— Не хотел я нарушать собственное спокойствие! Я хозяин этой квартиры! — отойдя подальше от двери, сказал Максим.

Микроавтоматы щелкнули опять, но на этот раз они выдвинули из себя обоймы.

— Включен сканер, — сообщил компдворецкий. — Пожалуйста, приложите к синему полю большой палец.

Максим сделал так, как сказали, и микроавтоматы убрались обратно во внутрь двери.

— Добро пожаловать, Максим Тихомиров. Извините.

— Забудь.

Дверь открылась.

Максим с облегчением зашел к себе домой. На полу, в коридоре, уже не было кровавых луж. Все идеально чисто. Домашние механические уборщики поработали на славу.

Максим захлопнул дверь и обежал всю квартиру, он никого не нашел. Пусто.

В спальне, в которой стоял большой старый шкаф, было много битого стекла, щепок от выдвижных ящиков, разбитых ваз. все испохаблено. Максим обратил внимание на самый маленький ящик и тут же вспомнил, что в нем должна быть большая сумма денег.

— О Боже!.. — нервно выкрикнул он и поднял голову, будто обращается к всевышнему:

— Для чего? Ты меня решил испытать? Даже воскресил, чтобы посмотреть, как я буду выпутываться?!

Потом присел на кровать, и обхватил голову обеими руками.

«Слава богу, что отец, если его можно назвать отцом, на Гигзонде! Но если он прилетит, мне с Геной конец! Он нас живьем закопает! И почему моя мать переспала с наемным киллером?..»

Максим подошел к письменному столику в размышлениях, где искать любимую, и оперся на него обеими руками, вздохнул. Провел взглядом по столу, и увидел записную книжечку. Он узнал ее. Это книжка Яны. Раскрыв ее на последней странице, Максим увидел пару предложений до боли знакомым почерком:

«Максим, мы с Геной у моих родителей. Приезжай, как можно быстрее! Яна».

Человеческая натура такая. Если даже человек знает, что не будет того, чего он ждет, если все факты противоречат, он все равно надеется на то! Надежда не умирает никогда. Поэтому Яна все же чиркнула пару предложений на удачу.

Максим положил книжку обратно, скинув с себя грязную майку. Быстренько ополоснулся в душе, накинул чистую морского цвета рубаху, которую достал из шкафа. Переодел брюки и побежал в гараж за «Сюзереной».

Спустился на первый этаж, и быстро пошел вдоль дома. Пройдя метров десять, он повернул к дому и встал возле высоких ворот. Отсканировал свою правую ладонь, вошел внутрь. Помещение, куда попал Максим, было гаражом. Первый этаж здания занимали гаражи. Квартиры начинались со второго этажа.

Максим сел в блестящую, даже сверкающую от прожекторов машину — автоматическая автомойка, устанавливаемая в каждом современном гараже выполнила свою работу на отлично.

Запустив бортовой компьютер, Максим отправился в путь.

Как всегда, когда человек торопится куда-нибудь, все, что только может, мешается ему на пути. Как будто специально по городу разъезжали всякие лимузины, со скоростью километров тридцать в час. Создавались автомобильные пробки.

Как только Максиму удавалось выбраться из кучи автомобилей, он разгонялся до 150 км/ч. И чуть не сбил трех человек, не снес торговую палатку и влез в такую ситуацию, что из-за него, нагруженный металлоломом грузовик раздавил легковой автомобиль.

Максим остановился около невысокого дома. Взглянув вверх, он увидел, что небо нахмурилось, и вот-вот разразится гроза. Он захлопнул дверь и зашагал к входной двери. В подъезде было почти пусто. Ларек, который был в подъезде каждого дома, был закрыт. Вздохнув, Максим зашел в лифт и установил путь на девятый этаж.

После стремительного ускорения лифт плавно замедлил ход. Наконец он остановился, и дверь открылась. Выйдя, Максим повернул налево и дал сигнал компдворецкому.

Дверь открылась. На пороге стоял Гена. Сначала его лицо приобрело глупый облик. Он был обескуражен и в то же время счастлив.

— Привет, братец! — радостно кинул Максим.

Эти слова оживили Гену:

— Макс! Ты жив! Дай я тебя обниму покрепче.

Они обнялись, похлопав друг друга по спине, и прошли в гостиную комнату. Максим встал по середине комнаты, протянув руки вперед, чтобы, если что, подхватить Яну на руки.

— Ну, невеста, встречай! — объявил он.

Яна подняла голову и, увидев перед собой долгожданный облик, вскрикнула от счастья, поднялась с дивана и подбежала к любимому. Чуть подпрыгнув, обхватила его шею и оплела ногами тело. Максим подхватил ее за бедра.

— Или ты тяжелая, или я ослаб. — произнес он и поставил ее на ноги.

Яна закинула волосы назад и, положив руки на пояс, прищурив глаза, сказала:

— Ты, что переоделся? — Женщины всегда замечают такие мелочи, которые не видит мужской пол.

— Да. Я решил переодеться.

Яна, изучающе, посмотрела на Максима и, уходя в кухню, сказала:

— Сейчас я принесу чего-нибудь выпить.

Когда она ушла, Максим сел на надувной диван и, свернув правую руку в кулак, а левой прикрыв его, уперся локтями в колени, и опустил голову.

— Что грустишь? — спросил его брат.

Максим приподнял голову и, глядя Гене в глаза, сказал:

— Одна проблема разрешилась, но осталась вторая: деньги доброго папы-киллера взяли байкеры!

— Да, я видел разломанный шкаф… Сказать по правде, он, не раздумывая, пришьет нас обоих! Он просто не поверит, что их украли. Все на нас повесит.

— Вот именно. И чтобы он нас не убил, нам придется достать столько же денег, сколько было! Только как и где? Ограбить банк? Нужно что-то срочное, так как он недавно звонил, спрашивал уже про сохранность своих денег.

Гена заходил кругами по комнате. Думая и вспоминая всех своих знакомых, и друзей, у которых мог бы взять денег в долг.

— А, может, в натуре, ограбить банк, — вдруг сказал Гена. У нас тачка крутая, угоним от милиции! Или продать «Сюзерену»?

— Э-ээ! Какой продать?! Она нам еще пригодится! А банки никто не грабит таким древним способом. Для чего тогда Мировая Сеть и хорошие хакеры, которые всегда на шаг впереди мусоров?!..

— Тогда решай сам.

В комнату вошла Яна, кое-как удерживая, в руках три полных чашки кофе. Поставив их на маленький столик, который стоял в углу комнаты, Яна спросила:

— О чем вы говорили?

— У нас тут проблема. И чтобы ее решить, надо ограбить банк! — ответил Гена.

Яна с любопытством взглянула на Максима, и спросила:

— Интересно, что это за проблема? Может, объясните? По-моему, все проблемы пропали, когда Максим вернулся. Он единственный, без кого я не могу жить.

Максим подошел к столику, взял чашку, сделал два глотка и сказал:

— К сожалению, Яна, не все проблемы решились. А именно, нам нужны деньги и, причем много денег! Исходя из этого, мы решаем: ограбить банк или нет?

— Хорошенький выход, — присела Яна. — Только куда и зачем вам большая сумма денег?

Максим сел рядом с Яной, и навалился на спинку дивана. Обняв ее левой рукой, опять сделал несколько глотков напитка, повернулся к ней и начал пояснять:

— Пару недель тому назад, мой отец принес домой два с лишним миллиона рублей. Это был его очередной гонорар за заказное убийство. И улетел на мечту большинства людей — планету Гигзонд, забрав с собой пятьсот тысяч. Остальные деньги он положил ко мне в комнату, в один из ящиков моего шкафа. И наказал, чтобы я их не тратил. Я их не трогал, не перекладывал даже. Короче можно сказать, что забыл про них совсем. И вот, их забрали байкеры.

— У тебя уже есть решение проблемы? — поинтересовалась она.

— Пока нет, но у меня есть очень хороший друг — хакер высшего класса.

Глава 4

— Привет, Крэки! Это я, Макс.

— Здорово, братишка! Как поживаешь?..

— У меня тут проблема. Поможешь?

— Как смогу, Макс!

— Тогда слушай внимательно. Мне срочно нужны большие деньги! И только ты в силах мне помочь! Короче, я веду к ограблению банка.

— Макс, ты, что опять разорился на распространении взломанного софта?

— Нет, Крэки, нет, — посмеялся Максим, вспоминая былые времена. — Гораздо хуже! И тогда, кстати, я не разорился, а чуток задолжал. Но сейчас дело другое! Под вопросом моя жизнь. хотя., но Генки точно!

Изображение в окне операционной системы на экране монитора погасло, и пропал

звук.

— Подожди, Макс, я проверю, не пасут ли нас. — предупредил Крэки, послав на компьютер Максима текст.

Спустя минуту связь возобновилась.

— Скажи спасибо за то, что я проверил на отсутствие крыс! Наш недавний разговор слышало и пронюхивало 26 человек! Я загрузил свое новое детище «Japan Bitch». Теперь каждая крыса будет любоваться развратным порно и слушать японские вопли, но самое вкусное то, что вся их информация побежит ко мне, после чего их винты будут отформатированы!

Максим засмеялся, поражаясь очередному шедевру своего друга.

— А теперь к делу! — отозвался Крэки.

— Короче, тебе нужно выпустить на волю «Zero-Runner»! Банков шесть, я думаю, хватит. «Zero-Runner» должен снять с каждого банка 500 тысяч на мой счет! В общем, получается три миллиона.

— Не хило! Макс, может, пояснишь, зачем тебе такие деньги?

— Потом, Крэки, потом. Сначала выполни мою просьбу.

— Хорошо, Макс, только раз уж я взялся за это грязное дельце я не откажу себе что- нибудь поиметь с этого. «Zero-Runner» снимет с каждого банка 550 тысяч! Договорились?

— Ок!

— Тогда начинай спринт по банкам через пару часов. Незаметно пробраться в логово, в котором спят свирепые волки, сложно! Все время держись со мной на связи, я буду сообщать тебе порядок прохождения банков. И предупрежу, в случае неудачи.

Банковской защитной системе, возможно, удастся засечь мой вирус.

* * *

Лысый мужчина, оглянувшись по сторонам, выбежал из подъезда жилого дома и направился вдоль улицы. Его шаги были похожи на шаги тигра, когда он подкрадывается к очередной жертве, но в то же время они были очень быстрыми. Его серый плащ защищал его не только от ветерка, но и отлично скрывал лицо высоким воротником.

Он остановился на несколько секунд, чтобы лучше расслышать электронный голос, исходящий из микро наушников, вживленных в голову. Получив долгожданную информацию, зашагал дальше.

Его целью выхода на улицу было посетить банк.

Открывая прозрачную дверцу в здание, он приготовил все необходимые документы, подтверждающие его личность. Подкравшись к кассе, как паук, он сказал:

— Добрый день!

— Добрый день! — прозвучал в ответ приятный женский голос. — Желаете открыть счет в нашем банке?

— Э-э, нет! Я хочу снять все деньги, что есть на моем уже существующем счету.

— Документы, пожалуйста.

Мужчина протянул все, что требовалось, и судорожно посмотрел на входную дверь.

— Минутку. — ответила девушка.

При каждом хлопке дверцы, он внезапно оборачивался и внимательно наблюдал за каждым входящим человеком, моля о том, как бы никто не подошел к нему и не стал вторым в только что зарожденной очереди.

— На вашем счету 550 тысяч рублей, — внезапные слова, как шторм в море, оборвали его наблюдения.

— А? 550 тысяч, говорите?

— Предпочитаете получить наличными или новой интеллектуальной картой I–CARD? С помощью этой карты Вам не придется беспокоиться за кражу ваших денег! В случае пользования ею другим человеком, она просто заблокирует информацию, отображающую, сколько денег на вашем счету. Если же Вы потеряете ее, то она пошлет сигнал о своем местонахождении в нашу службу, которая всегда доставит ее вам в любое время и место!

— Нет-нет! Только наличными!

Отделка салона внутри автомобиля радовала не только глаз, но и тело.

Максим включил электронную музыку и расслабился, сидя в роскошном серебристом кресле «Сюзерены».

— Макс, ты слышишь меня? — долетело до слуха.

— Да-да, Крэки. Слышу.

— Первый банк «Урал-Царь». Сверни на следующем повороте вправо и ты там.

Максим подъехал к каменному зданию и вылез из удобнейшей обстановки своего

автомобиля. Неся в руках разумфон, он смотрел на его экран:

— Точно все готово? Счет на мое имя создан?

— «Zero-Runner» создал его пятнадцать минут тому назад.

Максим тихонько зашагал к входу. Но открыть дверь ему помешал сигнальный звук разумфона и многократно повторяющееся слово «Стоп!»

— Что? — в недоумении спросил Максим.

— Стой, Макс! Не входи! Я только что проверил наличие твоего счета. Он только что опустел!!!

— Как опустел? Ты, что все еще не исправил эту ошибку в «Zero-Runner»?!

— Я исправил!

— А что тогда?..

— Не знаю., может быть, шутки другого хакера. Возможно, один из тех 26 человек обошел мой вирус «Japan Bitch».

Максим нервно зашагал к машине. Сильно захлопнув дверцу, он на повышенном тоне кинул в телефон:

— Значит, все 3300 тысяч теперь получит тот неизвестный?!

— Именно! Если его не опередить! Следуй к следующему банку, а я пока попробую вычислить упрямую крысу.

Максим рванул с места и понесся по указанному адресу. Посматривая по сторонам, он кивал головой под музыку одновременно и наслаждаясь ею и подбадривая себя.

Человек, который затеял что-то хитрое, незаконное или хочет кого-то опередить, всегда выделяется из общей массы людей. Следуя этому принципу, Максим пытался заметить «упрямую крысу», которая хочет испортить весь план и погубить его, дабы отхватить себе большой кусок денег.

— Макс! — затрезвонил автомобильный приемник, заменяющий разумфон. — Я вычислил! Эта крыса оказалась Термивирусом!

— Что?

— Термивирус! Это тот самый. уничтожитель вирусов! Это он производил чистку Интернета от вирусов. Крупнейшие корпорации ему тогда отвалили сотни миллионов.

— Крэки!!! Хватит мне истории! Ты лучше скажи, ты видишь его на карте?

— Конечно, Макс! Он бежит к тому же банку, что и ты!..………… боже мой, я имею дело с

самим Термивирусом! Это грандиозно, Макс! Я веду войну.

— Крэ-эки! Замолчи! Как он выглядит?

— а, конечно же, серый плащ, небольшой рост, и шагает он как. кошка! Его нельзя не заметить! Поддай чуть газку, ты в ста метрах от него.

Максим разогнал машину до 60 км/ч.

— Он идет по правому тротуару, — уточнил Крэки. — Макс, скажи мне точно, ты не собираешься его убивать?

— Нет, я всего лишь оторву ему голову!..

— Голову не надо! Без головы он больше не сможет быть супер хакером и Термивирусом!

— Тогда головку. — ответил Максим и, снизив скорость, заехал одной стороной машины на тротуар.

Термивирус в испуге отпрыгнул, судорожно посмотрел на огромную черную блестящую «Сюзерену», потом в лобовое стекло и, ничего не увидев из-за зеркального покрытия, помчался прочь.

Максим подбавил скорости и подтолкнул его. Термивирус чуть не упал под колеса, выложив все усилия своего физически чахлого тела, он увеличил расстояние между собой и черным преследователем, а потом резко свернул на другую улицу.

— Макс, — проснулся авто-приемник. — Эта улица вот-вот закончится тупиком! Ему некуда деваться.

— Я знаю, Крэки, это и без карты, — ответил Максим и с пробуксом завернул за хакером.

Термивирус уже не бежал, а скакал, брызгая изо рта слюнным душем и отплевывая слизь, которая образуется в дыхательных путях курильщиков.

Черная громадина уперлась Термивирусу в поясницу, когда кирпичная стена, заканчивающая улицу, была уже совсем близко.

Казалось, что победил тот, у которого больше преимуществ. Но на удивление Максима, Термивирус неожиданно скользнул в сторону и скрылся в открытом подъезде.

Максим на такие вещи реагировал моментально.

«Сюзерена» встала на месте, как вкопанная. Максим выскочил из автомобиля и изо всех сил помчался в подъезд.

Сырость, запах мокрой пыли и бетона, ободранные деревянные периллы — подъезд заброшенный. Такая же атмосфера преобладала и во всем этом тупике.

Максим прыгал по ступенькам вверх за торопливыми стуками каблуков наглого воришки. Когда Термивирус был уже в поле его зрения, он сделал усилие и до того, как воришка открыл дверь в свою третью квартиру и нырнул внутрь, успел схватить его за плащ. Термивирус выгнул руки назад, и плащ легко слетел с него. Максим, предполагающий вес противника, приложил некоторые силы, но резкое уменьшение веса повлекло за собой падение назад. Потеряв равновесие, Максим схватился за периллу и одним мощным сжатием бицепса вернул себя в вертикальное положение, вдобавок обеспечив себе ускорение вперед.

Термивирус уже подводил край двери к замку, который защелкивается автоматически на три чугунных стержня диаметром в два сантиметра, но сильнейший удар ноги преследователя, очень мягко сказать, не дал этого сделать.

Потрепанная с внешней стороны дверь заехала Термивирусу в лоб, при сопровождении воздушных вибраций, которые вызвало дрожание ультрапластиковой двери. Дальше последовал кровавый ручей, и тело свалилось на пол прямо в кучу старых электронных запчастей для компьютеров. Воришка потерял сознание от такого «приятнейшего» удара.

Максим накинул плащ ему на голову и присел рядом, чтобы проверить карманы на его весьма толстой рубашке. В грудном кармане, он нашел поддельные документы на свою личность, а, расстегнув пуговицы на рубахе, обнаружил, что Термивирус был одет в бронежилет, в карманах которого были разложены пачки денег.

Максим забрал все свое и быстренько спустился с пятого этажа. Все липовые документы он сжег в миникрематории у себя в автомобиле. Потом с помощью бортового компьютера связался с напарником:

— Крэки, я отобрал свои деньги.

По дисплею скакнули миллисекундные «артефакты», и изображение Крэки появилось.

— Поздравляю, Макс! Теперь можешь смело ехать в следующий банк. Пока ты разбирался с Термивирусом, я все досконально проверил — все чисто! Ни единой крысы!

Максим развернул автомобиль и поехал.

— Макс, — опять сказал Крэки.

— Что еще?

— Ты случайно не убил его?

— Кого его?

— Ну, его. я увеличил масштаб карты до один к одному и датчики жизнедеятельности показывают, что он лежит в своей квартире и не двигается!..

— Он просто без сознания! Не волнуйся… И не связывайся со мной по пустякам! Только в экстренных случаях!

Глава 5

На улице уже стемнело, когда Максим закончил свой спринт по банкам. Благо банки работают круглосуточно.

Небо покрылось блестками под названием звезды. В окнах домов зажегся электрический свет, а на дорогах фосфорные полоски, которые показывали дорогу там, куда не долетал свет от фар.

Взглянув на часы, Максим заглушил двигатель, вылез и запер автомобиль на замок. Без всяких проблем не спеша, поднялся на этаж, где была его квартира. Минутная стрелка завалила уже за полночь.

Вошел в квартиру и, скинув верхнюю одежду, прошел в свою комнату, как уставший лев после длительной охоты, только с черной гривой и пачками денег вместо свежей еще пахнущей кровью добычи.

Яна сидела в роскошном синем кресле, возле которого стоял деревянный лакированный столик в форме обнаженного мужчины, держащего на плечах большой поднос. Художник, создавший этот столик, очень хорошо позаботился о том, чтобы все примечательности мужского пола виднелись, прям во всей их красе.

На столике стояла бутылка виноградного вина двадцатилетней выдержки и наполовину заполненный бокал, рядом еще один, только пустой. Этот бокал ждал своего часа, своего хозяина.

На краю стола лежали нежные запястья рук зеленоглазой девушки. Изящные ухоженные пальцы неторопливо набирали непонятную простому человеку строчку текста на экране нанобука. Яна писала программу. Приглушенный голубоватый свет плескался на золотистых волнах ее волос. Прозрачная переливающаяся дымчато-серая рубашка, соскальзывающая все больше и больше с каждым движением рук с ее шелковых плеч, моментально разожгли в уставшем льве непреодолимую тягу к самке.

Яна подняла бокал с вином, и сделала пару глотков. Она не видела и не слышала Максима. Несколько нечаянно оброненных капель вина покатились вниз по ее подбородку, отражая в себе блики лампы. Эти капельки живительного напитка, словно испарялись на горячей коже девушки. Если даже этого не происходило, то в глазах голодного льва именно так и было.

Максим медленно подошел к желанной и любимой, шурша махровым покровом ковра. Яна почувствовала обнаженными плечами перевороты воздуха в комнате. Она поняла, что к ней крадется ее могучий голодный лев, но не показала этого. Максим нежнейшим образом обнял ее за плечи и провел ладонями вниз до локтей, наслаждаясь шелковистостью молодой кожи. Рубашка повисла на предплечьях. Под ней был такой же прозрачный лифчик. Максим присел и прикоснулся губами к ее плечу. Яна запрокинула голову, освободив путь к шее, горячим и пылким губам.

— Ну, как все прошло? — прошептала она.

— Отлично, не считая одного. — ответил Максим и положил пачки денег ей на колени, которые слегка закрывало полотно из красного шелка. И продолжил.

— И каков был твой план? — прервала она.

— Прост, как всегда.

— И гениален! — восхищенно своим любимым закончила Яна.

— Вот смотри, дорогая, хакер обходит защитную систему банка и попадает в их базу данных. Так?

— Ага, львенок, — Яна ласкала язычком ему рот.

— Сделав все необходимое, он покидает ее, но может оставить за собой следы! И, во время его действий его могут легко сцапать за шкирку! Ты слышишь, Яна?

— Конечно, и все понимаю. Ты что-то придумал, чтобы не оставлять следов?

— Да. Пару месяцев назад я предложил Крэки одну идею, которая сработала на славу! Зачем самому лезть в базу данных? Зачем рисковать? Когда можно создать умный вирус, который все сделает за тебя! В общем, ставишь ненужный, без каких либо данных, чистый, компьютер где-нибудь в укромном месте, соединенный с твоим кабелем, качаешь на него этот вирус, отсоединяешь свой компьютер и подсоединяешь тот к Интернету. Указываешь нужную дорогу вирусу, а все остальное он сделает сам! Я получаюсь просто загадочным заказчиком преступления, а не исполнителем.

Яна наполнила оба бокала вином.

— Это одна из причин, за которую я тебя люблю, милый! В отличие от других ты не скачешь по удобным выступам жизни, а расставляешь их, как тебе хочется.

Максим приблизился губами к ее пылающему пахнущему вином ротику. Поласкав ее язык, он позволил ей поднести бокалы, один из которых достался ему. Яна набрала в рот ароматного вина и слилась губами с возлюбленным, тем самым, передав ему свое вино.

— Уставший гений, ты собираешься сегодня завладеть своей львицей, или нет?..

Тьма. Высокие ели и сосны. Дождь. Максим бежит изо всех сил, сам не зная куда. Он раздвигает ветки деревьев, чтобы освободить себе путь. Жесткая древесина царапает ему тело. Максим в одной футболке и широких спортивных штанах. Быстро дыша, он бежит изо всех сил, запинается об трухлявые обломленные ветки, падает, снова встает и продолжает бежать в бездонную тьму. Ноги уже плохо передвигаются от продолжительного бега по кочкам, иногда скользким и глинистым. Но не куда деваться! Остановишься — смерть! Его преследовали какие-то неизвестные люди в темной спецодежде. Все с оружием: крупнокалиберные снайперские винтовки, автоматы, пистолеты, гранаты и прочее. Иногда раздавались хлопки выстрелов, и пули, под ногами Максима, вырывали из земли целые клочья дерна. Разлетались капли грязной воды. Максим зацепился ногой за корень, который торчал из-под земли, и пластом упал на сырую землю. Полетели брызги глиняной воды. Максим поспешил высвободить ногу и, встав, захромал дальше. Из-за того, что, при падении, Максим повредил ногу, его темп бега стал на много тише. Раздались многочисленные хлопки выстрелов пулемета…. На спине Максима разорвались кровавые пятна. Его начало трясти от сильнейших ударов двадцатимиллиметровых пуль. Из груди выплескивались капли темной теплой крови. Патроны пробивали тело насквозь. Максим закричал, но пробитые легкие заставили его замолчать. Он откашлянул своей кровью, дышать уже невозможно. Последняя пуля попала прямо в голову левой части затылка. Снова брызнула кровь, но к ней уже примешалось серое вещество. Изуродованное тело упало в грязь…

Максим вскочил в холодном поту и, часто дыша, огляделся по сторонам. Потом взялся рукой за лоб и, успокаивая дыхание, произнес:

— Это всего лишь сон.

Он посмотрел себе на грудь и, перепугавшись, спрыгнул с кровати. На его груди были большие дыры, из которых текла кровь. И при каждом ударе сердца, били целые струйки… Максим с ужасом взирал на себя и, не веря этому, закрыл глаза, снова открыл. Взглянув на себя второй раз, он расслабился и свалился на кровать. На его теле ничего не было. Сон снова уцепился за него и унес в свой мир. Через некоторое время его потревожил нежный голос Яны:

— Львенок мой, ты не забыл, какой сегодня день?

Максим открыл глаза и повернулся к ней:

— Что?

Яна обратила внимание на то, что Максим все еще был влажный. И спросила:

— Что с тобой? Ты весь поту.

Максим лежал на животе. Он положил обе ладони на затылок и сделал «корзинку», выгнулся вверх. Потом вздохнул и ответил:

— Да, так ничего. жарко, наверно.

Яна поняла, что Максим сказал неправду.

— Не лги, любимый. Что произошло?

— мне приснился кошмар. Будто ночью в дождь среди леса за мной гонятся какие- то люди с оружием. У них была отличная экипировка: приборы ночного видения, датчики на движение, на излучение тепла, лучшее оружие.

— И что? — прервала Яна.

— Они изрешетили меня к черту… Последняя пуля попала мне в голову и разорвала ее, как лопается воздушный шарик. Видеть я, может, и не мог, но чувство было точно

таким.

Яна достала отличный костюмчик из зеркального комода и положила рядом на кровать.

— Забудь это, — сказала она. — Всем иногда снится какая-нибудь чушь.

— Конечно. — Максим поцеловал ее. Она ответила таким же поцелуем, но более продолжительным. Максим закинул ей руки на плечи и повалил на кровать. В их душах разыгралась утренняя страсть. Хотелось закончить эти поцелуи еще более приятным, но так и быть, позже.

Яна встала с кровати и, уходя, спросила:

— Кофе?

— Нет, милая, сок.

Дверь захлопнулась.

Максим уселся на кровати и, почесав затылок, зевнул. Он зажмурил глаза и правой рукой помассировал виски.

«Черт, что же это за сон такой?.. Неужели вещий?» — мелькнула мысль и, не задумываясь, оделся в тот костюм, что положила Яна, вышел из спальни.

Но не успел он закрыть за собой дверь, как на его пути оказался жонглирующий апельсинами Гена.

— Доброе утро. Смотри, что я научился делать! Ты что-то сегодня долго спал… С днем…

— Доброе утро, — перебил Максим и пошел на кухню.

По всей квартире были развешены разноцветные ленточки, в воздухе летали игрушечные детские пчелки. Играла музыка. И у самого потолка крутился угловатый сверкающий шар — голограмма.

— Как вы постарались хорошо! — улыбнулся Максим.

Он вошел в кухню: там еще большее количество ленточек. На одних была вышита цифра 2, на других 0.

Яна сидела на стуле, который стоял возле стола и, положив ногу на ногу, взглянула на Максима поздравляющим взглядом. Она была одета нарядно и празднично. Красное блестящее узкое платье, обрывавшееся выше колен — оно отлично выделяло ее прекрасную фигуру. На груди висел сверкающий золотой талисман, а ее прическа могла удивить даже самого модного парикмахера.

Максим подошел к столу и взял кружку с соком.

— Вкуснятина! — сказал он.

— Твой любимый!

Яна приблизилась к лицу Максима.

— В твой день рождения все лучшее тебе! — шепотом и, начиная целовать, ответила она. — У меня есть для тебя подарок!

— Милая моя!.. — улыбнувшись, сказал Максим и прижал к себе Яну так сильно, что она непроизвольно ухнула. Ей слегка сдавило грудную клетку.

— Мне нравится, когда ты меня так крепко обнимаешь!

— Просто, мне такое объятие с утра, Яна, заменяет зарядку.

— А, так вот, почему почти каждое утро ты меня так обнимаешь.

Максим отпустил Яну и пошел в ванную комнату.

Гена поймал все три апельсина и зашел в кухню, усевшись на стуле, бодро спросил:

— Что у нас на завтрак? Испанская, итальянская, китайская, японская или русская кухня?

— Кухня Яны Боос или просто Боос. — подавая еду на стол, ответила Яна. — Ну, как?

Звучит?

— Неплохо…

— Спасибо… — улыбнулась Яна.

Гена втянул в себя приятный запах еды:

— Хм… Это что-то новое! Надо попробовать, — он проглотил первую ложку и восхитился. — Очень вкусно.

— Ешь во благо, — уходя, пожелала Яна.

Она вошла в большую комнату. По ней летали мыльные пузыри и от музыкального центра, стоявшего на полу, исходили звуки красивой музыки. Яна забрала спрятанный ею подарок и пошла обратно.

Вошла в ванную комнату и встала рядом с Максимом, который чистил зубы, несмотря в зеркало. Она отодвинула рукой от его рта зубную щетку:

— Дорогой, посмотри, что я тебе принесла.

Максим обернулся, положил щетку на раковину и удивился:

— Что это?

Яна вручила Максиму изящный флакончик.

— Игрушка для взрослых.

Максим прочитал этикетку на стеклянном пузырьке: «Crazy Sex». Положил его в карман и прополоскал рот.

— Ха. Это еще что? Наркотик? — посмеялся Максим.

— Нет, не наркотик, но драйву задает у-ух!

— У-ух, говоришь? — улыбался он.

— Это еще не все! С самого утра, я заказала тебе тот, что ты так долго хотел, белоснежный костюм.

— Я тебя обожаю, Яна. Что я бы без тебя делал? Даже и не знаю, — дивился своей невестой Максим. Обняв Яну за плечи, стал ласкать ее тело. Максим гладил Яну по щеке внешней стороной пальцев правой руки и восхищался ею. Его обворожил восторг, чувство гордости, что она — Яна Боос его и только его! Она — самое драгоценное для него из всего, что есть на свете.

Он опустил руку ей на шею и приблизил свои губы к ее губам. Начал нежно целовать. К обоим пришло ощущение, что они единое целое. Опуская руки вниз по телу, губы стали соскальзывать на шею. Яна запрокинула голову от доставленного удовольствия. Только любимый человек мог доставить такое наслаждение одними поцелуями. Ее тело затрепетало только от одной мысли о том, что будет дальше. Когда Максим достиг полуоткрытой груди, Яна непроизвольно подала голос, который был наполнен сказочными ощущениями. Экстаз нахлынул на ее тело, как океанская волна обмывает берега.

В ванную, широко распахнув дверь, влетел Гена:

— Макс, с днем рождения!

Максим выглянул из-за Яны и выкрикнул в ответ:

— А тебя с 8 марта!!!

Яна со счастливой улыбкой повернула на миг лицо в сторону Гены и снова вернулась в то положение, в котором была. Гена успел уловить ее взгляд и, закрывая дверь, тихо сказал:

— Спасибо, брат, тебя также.

Максим подхватил Яну за талию и усадил на ложе, которое можно было выдвинуть из стены. Но им опять помешали. Из коридора послышался голос компдворецкого. Дальше было слышно, как Гена открывает двери и незнакомый мужской голос:

— Здравствуйте! Налоговая служба компьютерного обеспечения жилищных домов. Максим Тихомиров — Вы? — Голос был приветливый.

— Нет, — ответил Гена. — Сейчас, подождите.

Максим, не дожидаясь, когда Гена снова вломится в ванную, вышел:

— Здравствуйте.

— Э-э… добрый день… насколько я понимаю вы владелец квартиры Максим Тихомиров?

— Да.

— Мне нужно, чтобы вы подписали некоторые документы.

Мужчина указал пальцем на белый листок бумаги в том месте, где находилась длинная графа. Максим взял у него бумагу и посмотрел на нее внимательнее.

— Никогда ко мне еще КОЖД вот так лично не приходил. Я всегда платил по Интернету.

Мужчина показал свое удостоверение, вставил его в разумфон, чтобы получить отчет подлинности от Единого Центра Регистрации. Связь прошла успешно, и Максим убедился, что данный человек не самозванец. Он подписал нужную строку в документах и захлопнул за представителем налоговой службы дверь и высказался:

— Что-то тут не то! Хоть он и действительно работник КОЖД.

Гена, стоявший в дверном проеме в большую комнату, подтвердил:

— Правда- правда. Тебе надо было запросить через его разумфон информацию о нем в Милиции.

— Да, черт, с ним. пусть идет.

— Пошли, отметим твою круглую дату! — резко сменил тему Гена. — Все-таки двадцать

лет!

— Пойдем.

Когда все были готовы выпить по рюмке того же вина, что Максим с Яной пили вчера ночью, из коридора долетел голос компдворецкого:

— Максим, к вам пришли.

Максим поставил рюмку на кухонный стол и выругался:

— Ни минуты покоя!..

— Я пойду, открою! — вскочила Яна. — Наверно кто-то из друзей!

Девушка поставила рюмку и ушла в прихожую. Она взглянула на монитор, который располагался на двери, и увидела невысокого мужчину лет тридцати. Он был в солнцезащитных очках и, странное обстоятельство для летнего времени года, на его руках были кожаные перчатки. Не побоявшись, Яна открыла дверь:

— Здравствуйте.

В ответ на ее слова, миловидный, так казалось, мужчина резким движением, достал из пиджака пистолет и, схватив девушку, прижал дуло к ее виску. Яна вскрикнула и хотела позвать на помощь, но мужчина в черном зажал ей рот и начал проходить дальше по коридору. Яна пыталась вырваться. Бесполезно. Грабитель был сильным. Вскоре на пути грабителя выросла фигура Максима.

— Стоять! — прохрипел грабитель. — Дернешься, я убью ее!

— Тихо-тихо… Я стою…

— Собирай все деньги, которые у тебя есть. Даю три минуты. Хоть на секунду задержишься, я прострелю эту красотку!

Человек в черном шмыгнул носом, и, неожиданно, из кухни появился ничего не понимающий Гена. Грабитель заметил его и нанес сильный удар пистолетом по голове. Гена не успел отреагировать. Дуло пробило ему череп, и он начал падать назад.

Грабитель оттолкнул его ногой подальше и хладнокровно выстрелил. Тело молодого парня упало с грохотом на пол. Из его легких вышел последний воздух, который он вдохнул перед смертью.

Максим ошеломленно взглянул на брата. В глазах отразился огонек ужаса и ненависти. Он хотел наброситься на убийцу незамедлительно, но его остановил столь же ошарашенный взгляд любимой девушки, который умолял сделать так, как просил грабитель.

— Ну же… Что ты встал? Хочешь, чтобы я убил ее? Гони бабки!

— Ты. — с трудом выдавила Яна, когда грабитель согнул руку на ее шее в локте еще сильнее. — Пожалуйста, Максим. отдай деньги.

— Видишь, даже она просит, чтобы ты отдал мне денежки, — с отвратительной улыбкой произнес мужчина в черном. — Давай послушай умницу, и тогда я отпущу ее…

Максим вбежал в большую комнату и скидал пять пачек денег в первый попавшийся мешок. И отдал его грабителю. Теперь осталось только ждать, когда грабитель отпустит Яну. Максим внимательно следил за движениями руки, в которой убийца держал пистолет. И был готов наброситься на него в любой момент. Приняв деньги, грабитель захохотал и резко прекратил хохот зверской улыбкой.

— Вот теперь ты молодец! Хороший мальчик…

Убийца замолчал на несколько секунд, как будто подумал, что ему сказать для того, чтобы ограбление казалось жестче и реальнее. Словно он хотел получить Оскар за исполнение лучшей роли злого дяденьки в фильме ужасов.

— Ну а сейчас вы можете попрощаться! — наконец додумался он, что сказать.

Яна дернулась в крепком объятии мужчины и произнесла:

— Нет… Ты сказал, что не убьешь нас, если получишь деньги!..

Грабитель с силой надавил дулом ей на висок и ответил:

— Нет-нет, детка. Так не пойдет! Что же я, по-вашему, должен оставлять свидетелей?

Яна закричала от невыносимой боли. Дуло пистолета с накрученным глушителем

выдавило ямку до крови.

— Ладно… время поджимает. Я тороплюсь, — с издевкой произнес убийца, и, быстро приставив дуло к грудной клетке девушки, нажал на спусковой крючок. Выстрела почти не было слышно. Красивое бездыханное тело упало на пол.

Максим моментально, не раздумывая, кинулся на грабителя-убийцу.

Он прыгнул на него в тот момент, когда тот начал поднимать пистолет на него. Лицо убийцы исказилось, от неожиданного действия Максима. Он хотел выстрелить, но было поздно. Максим повалил его на пол и нанес два удара по лицу. Схватил за горло, поднял его, как тряпку и ударил в солнечное сплетение. Грабитель загнулся и стал задыхаться. Максим встал на ноги и снизу со всей мочи ударил кулаком убийце по переносице. Получился апперкот. Удар оказался до того сильным, что он выкатился на спине из квартиры. Из его рта и носа плеснулась кровь. Переносица провалилась внутрь головы.

Максим отвернулся и, успокаивая дыхание, нагнулся над мертвым женским телом. Он провел рукой по ее личику, тем самым закрыл на нем глаза. Он не мог поверить, что Яны и его единственного брата больше нет. Все вокруг провалилось в бездну. Исчезло все. Он больше не видел ничего, кроме мертвой девушки и брата. В глазах потемнело от нестерпимой душевной горечи. Грудь раздирало исполинскими когтями. Сердце не хотело биться, хотело остановиться и лечь тут, рядом с любимой девушкой, но что-то в его мозгу не позволяло взять и упасть замертво. Словно сама смерть ядовито и завистно шептала: «Живи! Я не могу тебя забрать! Но будь моя воля.». Максим встал на колени перед телом единственной любимой девушки и заплакал. Горячие слезы выкатились из глаз и потекли по щекам, спадая на Яну. Они впитывались в ее кожу, как в марлю. И приносили тот же эффект, что живительная вода земле измученной Солнцем и сухими ветрами. Каждая капля горечи Максима питала тело девушки жизненной энергией, но Максим заблудший в низкие темные комнаты жилища самого горя не замечал этого.

— Боже, почему?.. За что?! — взмолил он.

Максим поцеловал Яну в губы. Это было последнее сладкое прикосновение его губ к ее, подумал он. Но странный шепот вернулся и оборвал его мысли. Он почувствовал, словно Смерть смеется над ним, как над глупым ребенком.

По правой щеке стекала кровь, губы кое-как дергались. Грабитель дышал неравномерно. Отрывками. До чего же живуч! Правой рукой он нащупал возле себя пистолет. Взял его и поднял с большим трудом. Рука дергалась. Убийца уже не мог держать пистолет ровно. Он опустил взгляд вниз и попытался навести пистолет на Максима, но не получалось. Его рука сама по себе приставила пистолет ему же ко лбу. Он еще подпыжился и направил дуло на расплывчатую фигуру Максима. Потратил все оставшиеся силы на то, чтобы нажать на курок. «Умри.», — подумал он. Глухой выстрел. Максима упал рядом с девушкой.

Глава 6

Колеса застопорились. Белый автомобиль остановился около подъезда в жилое здание. Его форма напоминала фургон «Скорой помощи» первого десятка лет второго тысячелетия, только гораздо обтекаемей. Следовательно, скоростней. Это была английская машина «Скорой помощи».

Чуть лысоватый мужчина посмотрел в левое боковое окно и поднес ко рту рацию:

— Рустам, ты взял его?

Никто не ответил. Мужчина попробовал еще раз связаться:

— Рустам, черт тебя подери… Где ты? Отвечай.

В ответ та же тишина. Тогда он вылез из машины и сказал:

— Пойдемте. Рустам куда-то пропал.

Задние двери фургона распахнулись, и оттуда вышло два огромных мужика. Они были широки в плечах, шее и ростом в два метра. Обыкновенные наемники. Один такой телохранитель за день обходился в пять тысяч рублей. Их работодатель вошел в подъезд дома. Они за ним.

— Босс, мы должны быть впереди тебя! — прогремел басистый голос одного здоровяка.

— Сколько вам повторять, что я нанял вас не охранять меня, а для погрузки! Мне не нужна охрана толстолобых вышибал.

— Босс, вы знаете, что, по закону, оскорбления наемников возмещаются штрафом?

— Знаю, тупая башка.

— Спасибо, босс, теперь вы должны мне не пять, а семь тысяч!

— Заткнись.

— Благодарю, восемь тысяч!

Мужчина развернулся, задергал руками и ткнул указательным пальцем здоровяку в грудь. По тому, как дергалась кожа на его лице, можно было определить, что он зол и сильно раздражен.

— Что, босс?

— Ничего! — он быстро зашел в лифт. Наемники вошли по очереди и преградили собой ему выход.

— Тупые лбы.

— Девять тысяч!

Лифт уехал вверх, унеся с собой нервный крик босса.

Когда они прибыли на место, то остолбенели от увиденного зрелища. Телохранители заткнули носы и уставились на трупы. Кругом кровь. Нос самого ближнего трупа был погружен в череп.

— Босс, мы точно туда, куда надо прибыли?

— Почему ты спрашиваешь?

— Ну, тут все мертвые.

— Кто мертвый? — нервно спросил босс. — Выйдете же, придурки, мне ни хрена не видно! Что вы там увидели? — он толкнул их в спины.

Вышибалы вышли со словами:

— Десять тысяч.

Босс сморщил лоб и зажал нос рукой. Зашагал вокруг трупов и сказал:

— Матерь божья! Что, черт возьми, здесь произошло? Четыре трупа и мешок денег. Один изуродованный, — он наклонился над тем, у которого в мозг вошла переносица. — Это же Рустам! Ни хрена себе! Кто его так? — босс подошел к телу Максима. — Неужто этот парень? Мой шеф не говорил мне ничего подобного. Он сказал, что Рустам выведет парня под дулом из квартиры и тихо прикончит его. А мне только нужно будет погрузить тело в скорую помощь.

Здоровяки стояли, как истуканы и кивали головами, подпевая песню, которая играла в квартире по радио.

Босс гордо встал во весь рост: метр семьдесят. Вздохнул. Поправил серый пиджачок и приказал:

— Ну, ладно, вы хватайте этого парня, — он указал на Максима. — А я возьму мешок с деньгами!

Телохранители подхватили тело за руки и ноги и потащили в лифт, мараясь кровью.

— Подождите, стойте, — подскочил босс с мешком денег. — Мой шеф дал мне шприц с каким-то веществом и сказал, чтобы я воткнул его в него.

— Какое еще вещество?

— А я почем знаю? — крича, ответил босс и воткнул иглу Максиму в сердце, выдавил все, что было в шприце. — Теперь тащите его в лифт.

Метр семьдесят сел за руль и захлопнул дверь. Здоровяки закинули труп в кузов и залезли в него, с грохотом закрыв двери. Фургон поехал, быстро набирая скорость.

— Куда направляемся, босс? — спросил один из громил.

— К моему грузовому аирмобилю. Там я расплачусь с вами, и, наконец-то, больше не услышу глупых вопросов.

Огромная заасфальтированная площадь. Кругом ни одного дерева. Только несколько старых гаражей, которые проржавели почти до сита. Гнилые корпуса разбитых автомобилей, валяющийся мусор, летающие от ветра различные листы бумаги. В некоторых местах из земли торчали высокие чугунные балки. Около них догнивали старые доски. Тут раньше было знаменитое казино байкеров, владельцем которого являлся их главарь по имени Роман. В этом районе постоянно царили беспорядки и драки, но когда милиции стало известно, что Роман не настоящий владелец этого казино, а настоящего держали в подвале. Силами спецназа было убито несколько байкеров и освобожден настоящий владелец. Так просто Роман не собирался отдавать золотой рудник. Тут прошла целая война. Казино пришлось разрушить, но Романа так и не удалось поймать.

На этой площади стоял грузовой аирмобиль.

— Держите свои бабки и проваливайте! — сказал босс громил. — Больше мне ничья помощь не нужна.

Он завел двигатель фургона и заехал в грузовой отсек аирмобиля. Запер дверцы машины, на всякий случай, и пошел в кабину пилота. Черный блестящий аирмобиль не имел колес. Он стоял на подножиях. И был не настолько велик, чтобы в него вместилось что-то более большое, чем только одна машина скорой помощи. Вторую, даже самую маленькую, было некуда ставить.

Гриша сделал нужные действия, и аирмобиль поднялся, раздувая под собой мусор. Когда подножия спрятались в корпус, он полетел.

В кабине пилота заиграла музыка. Гриша выбрал на трехмерной карте земного шара пункт посадки. Выбранный город, подтверждая, засветился сильнее. Карта была показана на мониторе.

— Ну, вот, теперь осталось долететь до Англии и, наконец, я тоже получу свои бабки, — кивая головой под музыку, сказал он и начал ускоряться.

Во время полета Максим ожил. Сердце забилось, кровь снова забегала по его жилам. От ран ничего не осталось. Все восстановилось. Он очнулся. Огляделся вокруг и сел на корточки. Чувство полета, замкнутое пространство и темнота. Тут он почувствовал, что на сердце что-то давит, будто его взяли тиски и сжимают. Давит с такой силой, что сил никаких не остается, потеря сознания, глаза сами собой закрылись, и он снова упал на пол.

Гриша закурил сигарету и под веселую музыку успокоил свои нервы. Сделал третью затяжку и расслабился. Неожиданно музыка прервалась противным шипением. С испугу Гриша вскочил:

— Что за.

Шипение прекратилось, и приемник заговорил:

— You are welcomed by the channel of news!

Гриша замер и спросил:

— Что? — из его рта выпала сигарета и упала на штаны промеж ног.

Брюки начали плавиться. Его половой орган почувствовал жар. Гриша закричал и начал хлопать руками по штанам. От попытки затушить сигарету, стало еще хуже. Она провалилась на трусы через проплавленную дырку. Запахло паленым. От паха поднялись клубы дыма, из-за тлеющих трусов. Всю кабину заполнило серой пучиной. Гриша нащупал сигарету и открыл окно, чтобы выкинуть ее. Его голову вытянуло в окно, как и сигарету. Гриша уперся руками в стекло и выставил зад. Разряженный холодный воздух обморозил ему все лицо. Дышать нечем. Он поднатужился и вытащил голову из оконного проема. В носу застыли все имеющиеся сопли. На маленьких усиках образовались ледяные шарики. Гриша остался в таком положении и придумал, как закрыть окно. Он взялся зубами за ручку выдвижной рамы и двинул ее вправо. Получилось. Окно закрыто. Гриша выдохнул и хотел сесть, но не смог оторвать голову от окна. Его язык пристыл к ручке. Он оттянул лицо, на сколько смог и начал греть ручку пальцами. Постепенно язык высвободился. Охая, Гриша развалился на сидении. Схватился руками за лицо и начал отогревать, смахивать сосульки. Потрепав застывшие волосы, он посмотрел на дисплей: точка, которая обозначала аирмобиль, встала точно над Лондоном.

— Пхи-бы-лы. — язык кое-как повернулся.

Гриша остановил аирмобиль и начал интенсивно снижаться. Слой облаков прошел. Город стало видно как на ладони. Григорий снизился до высоты в триста метров и закурил новую сигарету. Открыл окно. Полетел над крышами домов до посадочной площади. Она располагалась недалеко от госпиталя.

Там его ждал человек. Гриша выдохнул дым и снова стал снижаться. До земли осталось десять метров, из днища вылезли подножия. Аирмобиль аккуратно приземлился на них. Дверь кабины распахнулась от удара ноги. Гриша спрыгнул на землю, кинул бычок и затоптал его. Подошел к своему шефу.

— Здравствуй, Григорий, — поприветствовал его мужчина в темном плаще.

— Привет, Святослав.

Гриша указал руками на аирмобиль и опять заговорил:

— Все, как ты хотел! Открой грузовой отсек. Там твой труп! Ты бы только знал, чего мне стоила эта доставка! Посмотри на меня. Я обморозил себе все лицо, спалил брюки с трусами, а самое главное: я обжег себе член! Вон, видишь, все еще волосы дымят. И друг твой Рустам лежит с проколотыми мозгами своей же переносицей. Не знаю, что там произошло, но было все не так, как ты обещал!

Мне пришлось вытаскивать этого парня из целой кучи трупов. Как будто там была перестрелка. — Гриша опять разгневался. — Я жду! Плати мне двойные бабки! Сумма, которую ты обещал, слишком мала, чтобы окупить мои мучения.

Святослав достал из кармана три пачки денег по пятисотенной купюре.

— Хватит?

Гриша хитро улыбнулся и взял деньги. Ведь у него в аирмобиле лежал еще целый мешок денег.

— Да.

Святослав открыл грузовой отсек и проверил, на месте ли Максим. Убедившись, что все в порядке, сел за руль «Скорой помощи» и уехал.

Глава 7

Святослав завернул в сторону автостоянки и заглушил двигатель. Он поспешно выбежал из машины и открыл задние дверцы. Погрузил тело Максима себе на плечи. Закрыл ногой двери фургона и вошел в подъезд десятиэтажного здания. Его форма напоминала цилиндр. Прохожие люди направили свои глаза в сторону происходящего. Святослав поднялся с Максимом на пятый этаж, с помощью лифта, и подошел к двери в свою квартиру.

— Открыть, — произнес он.

— Добро пожаловать! — поприветствовал компьютер, открывая дверь. Голос Святослава был идентифицирован.

Святослав скинул Максима с плеч на диван. Достал из кармана черного плаща банковскую карту, на счету которой был один миллион рублей и засунул ее Максиму в нагрудный карман рубашки.

Все стены внутри были заделаны под скалистую поверхность. Ручная отделка. По середине комнаты, где теперь лежал Максим, журчал фонтанчик. Освещение было приглушенное. В каждом углу с потолка свисали зеленые стебли растений. Чирикали птицы, которые сидели в клетках, подвешенных к потолку.

Святослав посмотрел на часы.

«Примерно через пять минут вещество, парализующее сердце должно прекратить действовать», — подумал он. И присел в кресло, которое стояло напротив дивана, приковав взгляд к Максиму. Рядом стоял круглый хрустальный столик. Он задумался, как начать разговор. Как лучше рассказать ему, кто он такой, чтобы тот поверил. Что предпринять, если он начнет убегать.

Максим двинул рукой. Медленно открыл глаза: муть, ничего не разберешь. Потихоньку изображение становилось четче. Незнакомая местность встревожила его. Он вскочил на ноги и, шатаясь, спросил:

— Что случилось? Где я?

— В Лондоне, — ответил Святослав. — Присядь на диван. Мне нужно тебе много сказать.

Максим сел и потер глаза. Заметив, что его рубашка вся в крови, он расстегнул пуговицы и снял ее.

— Как тебя зовут? — закуривая сигару, спросил Святослав.

Максим снова вскочил и хотел пойти, но не нашел двери, потому что она была замаскирована под стены.

— Какая Вам разница, как меня зовут? Лучше скажите, где здесь выход!

— Ну, хорошо, не хочешь не говори. Тогда, Максим, ответь, сколько раз ты умирал?

Максим замер и с любопытством посмотрел на допросчика.

— Откуда Вы знаете?

— Я много знаю, парень, о тебе того, чего ты не знаешь. И я собираюсь тебе все рассказать.

Максим присел на диван и сказал:

— Наверно, два раза. Первый раз я умер от ножа в спину, а второй не помню от чего.

— Должно быть, тебя застрелили, — Святослав выдохнул дым.

— Я помню: предупреждение, что кто-то пришел. у него был пистолет. Он взял мою девушку в заложницы и потребовал деньги. Позже он убил моего брата, а когда я отдал ему деньги, то он выстрелил в грудь моей девушке. Немедля я накинулся на него и уронил на пол. Потом ударил его два раза по лицу, в солнечное сплетение и закончил апперкотом. Он выкатился из квартиры и остался лежать неподвижно. Я склонился над телом своей девушки, и. все пропало. Дальше не помню ничего.

Перед тем, как сказать, Святослав попросил Максима, чтобы он не сорвался с места, когда услышит его слова. Иначе ему придется его покалечить.

— Обещаешь?

Максим презрительно посмотрел на него и медленно сквозь зубы выговорил:

— Обещаю.

— Тот грабитель был моим подчиненным.

Не задумываясь, Максим бросился на Святослава, но тут же замер. Острый кончик меча пронзил ему живот. Потекла струйка крови. Он немного отошел назад, чтобы лезвие вышло.

— Так вот, что значит твое обещание? — Святослав затушил сигарету.

— Обещание обещанием, но месть местью! — хрипло, как мертвец, отрезал Максим и закрыл рану рукой и попятился задом к дивану. Тяжело вздохнув и широко раскрыв глаза, он приковал взгляд к Святославу.


Содержание:
 0  вы читаете: Железный Макс : Александр Мустангиг  1  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ : Александр Мустангиг
 2  Глава 1 : Александр Мустангиг  3  Глава 2 : Александр Мустангиг
 4  Глава 3 : Александр Мустангиг  5  Глава 4 : Александр Мустангиг
 6  Глава 5 : Александр Мустангиг  7  Глава 6 : Александр Мустангиг
 8  Глава 7 : Александр Мустангиг  9  Пролог : Александр Мустангиг
 10  Глава 1 : Александр Мустангиг  11  Глава 2 : Александр Мустангиг
 12  Глава 3 : Александр Мустангиг  13  Глава 4 : Александр Мустангиг
 14  Глава 5 : Александр Мустангиг  15  Глава 6 : Александр Мустангиг
 16  Глава 7 : Александр Мустангиг  17  ЧАСТЬ ВТОРАЯ : Александр Мустангиг
 18  Глава 2 : Александр Мустангиг  19  Глава 3 : Александр Мустангиг
 20  Глава 4 : Александр Мустангиг  21  Глава 5 : Александр Мустангиг
 22  Глава 6 : Александр Мустангиг  23  Глава 7 : Александр Мустангиг
 24  Глава 1 : Александр Мустангиг  25  Глава 2 : Александр Мустангиг
 26  Глава 3 : Александр Мустангиг  27  Глава 4 : Александр Мустангиг
 28  Глава 5 : Александр Мустангиг  29  Глава 6 : Александр Мустангиг
 30  Глава 7 : Александр Мустангиг  31  ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ : Александр Мустангиг
 32  Глава 2 : Александр Мустангиг  33  Глава 3 : Александр Мустангиг
 34  Глава 4 : Александр Мустангиг  35  Глава 5 : Александр Мустангиг
 36  Глава 1 : Александр Мустангиг  37  Глава 2 : Александр Мустангиг
 38  Глава 3 : Александр Мустангиг  39  Глава 4 : Александр Мустангиг
 40  Глава 5 : Александр Мустангиг  41  ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ : Александр Мустангиг
 42  Глава 2 : Александр Мустангиг  43  Глава 3 : Александр Мустангиг
 44  Глава 1 : Александр Мустангиг  45  Глава 2 : Александр Мустангиг
 46  Глава 3 : Александр Мустангиг    



 




sitemap  
+79199453202 даю кредиты под 5% годовых, спросить Сергея или Романа.

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение