Фантастика : Социальная фантастика : Глава 14 : Юрий Никитин

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  3  6  9  12  15  18  21  24  27  29  30  31  33  36  39  42  45  48  51  54  57  60  63  66  69  72  75  78  81  84  87  90  91  92

вы читаете книгу




Глава 14

Встреча была назначена в его коттедже, он прибыл с опозданием на шесть минут, на велосипеде и в промокшей на груди майке и, не переводя дыхание, сообщил, что они все живут в веке двадцать первом, а требования к литературе и прочим видам искусства у них даже не двадцатые, а девятнадцатые, дикари какие-то.

Самый частый упрек, из-за которого презрительно называют халтурой, это «…его герои слишком легко идут, а надо, чтобы ползли, выламывая ногти, навстречу ветру и невзгодам. И чтоб побеждали ценой невероятных усилий в самую последнюю секунду, уже на издыхании…».

Идиоты, сказал он и, подумав, добавил с удовольствием: тупые идиоты. Переносят в наш благополучный век реалии и требования тех прошлых эпох, того тяжелого и жестокого времени, когда ставилось целью выжить и победить. В первую очередь победить, выжить – если получится. Пришло просто немыслимое по комфортности с прошлым благополучие. Человечество уже не ползет, обламывая ногти и орошая землю кровью. Шпионы уже не глотают ампулы с ядом, напротив – им свое же руководство велело, если попадутся, тут же признаваться во всем, а то еще побьют!

Правда, еще сохранились «горячие точки», там в самом деле воюют, но… как? Обычно стараются с воздуха, да еще с такой высоты, чтоб уж точно туда не достали никакими «стингерами», а когда и возникают ситуации, что нужно на земле… то как это проводится? Во всяком случае, не так, как в битве за Сталинград, когда остервенело в рукопашной зубами и когтями. А вот в кино и книгах по старинке эти замшелые тупари требуют, чтобы на последнем издыхании, ага, как же. Щас, перетрудятся.

В сингловых баймах можно самому выставлять уровень сложности, а то и подчитерить, так вот я не знаю людей, которые ставили бы «hard» или «hardest», нет таких мазохистов, хотя, да, все они гордо говорят, что а как же, конечно, только на hardeste прошли все миссии и все уровни, они ж не слабаки, хотя никто не может удержаться от соблазна поставить бесконечные патроны и бессмертие.

У человека в крови эта жажда идти с комфортом, а его по-прежнему, по старинке заставляют ползти, окровавленного и полуживого, по грязи, чтобы на последнем издыхании выцарапать победу? Ну что за… ладно, смолчу, я же сегодня обещал быть вежливым. У меня не халтура, как говорят те из прошлых веков, а литература двадцать первого века. И баймы такие же: красивые, интересные, с юмором и приколами, романтичные, но… легко проходимые. Хотя почему «но»? И легко проходимые. Иное время, иные законы.

Заголовки и блиповые отрывки исчезли с экрана, появилось усталое лицо телеведущего, он с тяжелым вздохом откинулся на спинку кресла, мрачный, как грозовая туча.

– Наверное, – сказал он угрюмо, – великий мэтр революционно прав, хотя мне очень неуютно от его правоты. Я тоже… гм… по старинке. Просто не задумывался. Надо, чтобы герой побеждал из последних сил, вися на одной руке над пропастью и отбиваясь другой от десятка врагов.

Его соведущий нервно хохотнул, то ли над собой, то ли над ситуацией:

– Да еще и раненый…

– И чтоб на нем висела красотка, – добавил ведущий программу. – Вообще-то, хотя это в антураже больших городов и высотных зданий, а ощущение, что происходит в Древнем Риме. Наверное, Неназываемый прав, только его правота какая-то костоломная. Мне уютнее в литературе старых эпох, хотя технику мне подавай самую-самую! И комфорт, конечно.

Я со злостью взмахнул рукой, экран погас, микроскоп подъехал по столу ближе и приподнял трубки с окулярами, но сердце мое стучит рассерженно, а в голове все еще злые мысли на мир, в котором живем, и на людей, что нас окружают, и почему-то не все из них работают дворниками, а, вон, ведут телепередачи, а то и заседают в правительстве.

Кириченко работал дома, держа видеоканал открытым, потом явился в лабораторию, похвастаться успехом, но когда я вышел из своей комнатушки, он с торжеством показывал коллегам дистанционный пульт размером с мобильник.

– Наконец-то! Универсальный!

Люцифер спросил скептически:

– Насколько?

– На все, – заверил Кириченко. – Сам проверял. У меня двадцать четыре пульта, с ума сойти!..

– Дык универсальные давно в продаже…

– Ага, – сказал Кириченко рассерженно, – да только чтобы обучить отличать кофемолку от телевизора, нужно быть доктором наук. Да еще помнить все команды и систему переключений.

– А этот?

– Этот сам определяет, – сказал Кириченко, – что перед ним. А затем подает команду. Вот экранчик, видишь? Выбираешь, что он может, и… жмешь. Только и делов.

Корнилов слушал, кривился, сказал с презрением:

– Откуда такие дикари?.. Давно везде стоят обучающие команды. Десять минут тренировки, и любой комп или телевизор будет понимать твои команды голосом или жестами.

Кириченко фыркнул:

– Спасибо, раскрыл нам глаза! А то мы не знали. Но я отдам тебе жалованье за год, если сумеешь научить моего деда отдавать команды телевизору вот так, ах-ах, современно.

Корнилов сразу потускнел, буркнул:

– Так бы сразу и сказал… Деду, видите ли! Я отца и то не могу научить. Как подумаю, что я, вот такой крутой и всепонимающий, буду таким же… когда мой сын повзрослеет, так и жить не хочется. Что с нами происходит?


…Еще на первом курсе я познакомился с Люцифером, ярким и неординарным бунтарем, что почти не посещал лекций, но ухитрялся оставаться в числе лучших. На зависть многим он сумел быстро разработать простые и эффективные программы для мобильников, перенаправляющие сигнал. Еще когда пришли айфоны, то стали сущим бедствием для многих мужчин, потому что любая женщина могла позвонить и спросить: где ты? И хрен соврешь, что на работе, потому что может попросить поднять мобильник и покрутить во все стороны. И сразу увидит, на работе он или в сауне с девочками. Но с помощью проги Люцифера увидит адресата на фоне работающих сотрудников в офисе или в другом месте, все достоверно, другие будут даже подходить к нему и что-нибудь спрашивать.

Потом, когда эту хитрость раскусили, он выпустил дополнение, теперь если жена попросит передать мобильник сотруднику, дескать, надо сказать ему пару слов, то пожалуйста, вот, передаю, говори! И тот, кому он передаст, может поговорить с нею и подтвердить, что ее муж целый день сидит за столом, не поднимая головы…

Потом такие проверки прекратились даже между влюбленными, лучше не рисковать узнать правду, а то вдруг, надо доверять один другому и все такое, но он уже занимался другими придумками, даже не обращал внимание, что на его счету больше ста миллионов долларов, настоящих мужчин такие мелочи, как деньги, не интересуют…

Я напомнил ему эту историю, рассказал о своей работе, он заинтересовался и пришел посмотреть, долго общался с ребятами, а потом сказал, что все, он в моей команде.

Моя наука о Сверхорганизме – междисциплинарная, я расположил ее… ладно, это нескромно, даже сам вижу, скажем так: возникла на стыке целого ряда серьезных дисциплин. Как бы сама по себе возникла, а я вот как-то подсуетился и теперь вот, ага.

А раз междисциплинарная, то приходится учитывать и вводить в уравнения те изменения в обществе, которые видишь, но не знаешь, как обозначить, в чем выразить, мы же пока что люди, а не сингуляры, мекаем и бэкаем, проблему смутно понимаем, но математического аппарата человеков недостает, а зачеловеческий только смутно вырисовывается в тумане будущего, впрочем, угрожающе близкого.

Быстрые изменения в экономике тут же вносят изменения и в мораль, что, казалось бы, куда более незыблемая величина, это же основа человеческих отношений, это экономика сейчас одна, завтра другая. Но вот стало не хватать рабочих рук, пришлось придумать суфражизм и феминизацию, мужчины хитро продумали и провели в жизнь борьбу женщин за свои права, и вот уже женщины впервые в истории человечества пошли… на работу.

Мужчины в смятении, впервые женщина выпущена из дому, выпущена одна и без присмотра, а там она вольна в своих поступках… И вот сразу же произошла быстрая ломка в морали: раньше изменившую женщину нужно было обязательно убить, а то и вместе с любовником, а самому застрелиться/утопиться/прыгнуть под поезд или как-то иначе покончить с жизнью, так и делали, когда это были единичные случаи, но когда женщины массово пошли на фабрики, заводы, в офисы… то адюльтеры перестали быть чем-то особенным, и теперь мужчина в лучшем случае нахмурится и укоризненно погрозит пальцем провинившейся жене.

Стремительно нарастающее количество подсматривающих видеокамер сразу же обесценило и как бы легализовало все мелкие проступки. Даже подросткам уже неинтересно подсматривать, как раздевается или принимает душ соседка, никто не фотографирует тайком депутата или кинозвезду, когда те трудятся на унитазе, ничего интересного, все там бывают, и все срут примерно одинаково.

Это всеобщее наблюдение подвело к последнему пугающему моменту в жизни людей: создан и проходит испытания чип, что позволит объединять мыслительные мощности. Создатели уверяют, что таким образом удастся решать более сложные задачи во всех областях деятельности, будь то изобретательство или далекое от него руководство политикой.

Пугающий момент в том, что вместе с доступом к мыслительным мощностям становятся доступны и прочие возможности. Такие, к примеру, как «чтение мыслей», хотя это, конечно, не чтение в прямом смысле, однако собеседник сразу ощутит, что хотя вы вежливо улыбаетесь, но мысленно бьете его в морду, возите ею же по битому стеклу, а то и, поставив на четвереньки, зверски насилуете.

Такие мысли время от времени проскальзывают почти у всякого, но общество потому и возникло, что люди научились им не давать ходу, а вежливо улыбаться, улыбаться, улыбаться. Эти чипы угрожают разрушить эту основу, и страх многих совсем небеспочвенен.

Сможет ли существовать общество, где будем видеть друг друга во всей грязи низменных инстинктов, жажды насилия, похоти, обмана, предательства? Или же сумеем все-таки и к этому, как в случае с половыми контактами жены на стороне, отнестись с благодушным пониманием?

Все-таки когда жена отсасывает у босса и его заместителей, а в обеденный перерыв трахает для собственного удовольствия мальчишку-посыльного, это частные случаи, не затрагивающие нынешний фундамент отношений супругов. Когда за тобой всюду следят камеры и нельзя незаметно ни яйца почесать, ни геморрой пощупать, это тоже терпимо, хоть и неприятно…

В предобеденный перерыв на четверть часа разговор как раз и начался с этих чипов, это потом свернет на баб, как обычно, но сейчас Вертиков горячится и размахивает передними лапками, коротенькими, но цепкими, как у хомячка в период весеннего обострения:

– Корень, ты не туда загнул! В случае с камерами нам легче потому, что следят за всеми. А мы все чешем яйца, писаем в раковину для мытья рук и при удобном случае щупаем соседку. Может, чипы примут тоже потому, что все друг друга увидят во всей мерзости…

Люцифер вставил:

– …которая отныне будет объявлена уже не мерзостью, а пустячком, как сейчас супружеская измена.

Корнилов слушал-слушал, покачал головой.

– Хрень, – сказал он веско.

– Почему? – спросил Вертиков обиженно.

– Камеры вводились очень уж поэтапно. Сперва на перекрестках дорог, чтобы вылавливать орлов, прущих на красный свет. Потом в аэропортах, чтобы просматривать идущих к самолету и сравнивать их хари с портретами международных террористов, взрывающих эти самолеты. Потом у входов в крупные супермаркеты, которые тоже могут взорвать… И так медленно, постепенно, пока не были установлены у входа в каждый дом, а затем и в квартирах. А с чипами так не выйдет…

– Почему? – спросил Вертиков. – Эти штуки очень дорогие, все купить и поставить себе не смогут! Да и дело это добровольное.

Корнилов покачал головой:

– Даже двое, купив и поставив себе эти чипы, сразу увидят друг друга во всей грязи. Подчеркиваю, не постепенно, а сразу! А мысли и позывы у нас всех куда более отвратительные, чем любые, даже самые невероятные по гнусности действия…

Я не дослушал, взял свой бутерброд с большой чашкой кофе и удалился в кабинет. Эти дискуссии возникают везде и постоянно, но, думаю, потаенный даже от дискутирующих смысл языкочесания не в том, что хорошо это или плохо – быть с таким чипом, победное шествие хай-тека не остановить, а что народ постепенно смирится с экспонированием всех мелких шалостей и пакостей и, в надежде, что будут прощены, сам простит такие же, направленные в его адрес.

Урланис снова не является в лабораторию, отделываясь уверениями, что все расчеты делает дома, у него широкополосные, облачные вычисления, все в ажуре, шеф, все путем, скину прямо тебе в комп, никаких проблем. Но на самом деле его не миновала та зараза, как Виртузяйки-3, где на экране во всю стену суперреалистичные персонажи живут своей жизнью, но ты, как бог, можешь вмешиваться и перекраивать их судьбы, как сам хочешь. Немногие играют «честно», большинство же читерят. Мужчины, к примеру, пользуются возможностью брюхатить замужних женщин, потом со злорадством смотрят, как по экрану ходят постепенно полнеющие красотки.

Люцифер баймит тоже, но хотя бы придумывает какие-то хитрые истории, ссорит и мирит, задумывает многоходовые интрижки, разводит одни семьи и сводит другие, а Урланис просто трахает все, что движется. В жизни он готов был железными прутьями бить гомосеков, зато в Виртузяйках имеет всех, от мальчишки-разносчика газет до своего босса, начальника корпорации. Конечно же, с особым удовольствием и в особо извращенных формах овладевает полицейскими и чиновниками.

Люцифер не только сбрасывает результаты работ в офис, но и появляется здесь регулярно, потому что мы не бухгалтеры, у которых все на флешке, у нас уникальное оборудование, чаще всего собранное своими руками, тут без личного присутствия не обойтись, а вот Урланис настолько вжился в мир Виртузяек, что едва раскрывает глаза утром, сразу же бежит со злорадством в те семьи, где обманутые мужья растят его детей, как своих.


Содержание:
 0  Рассветники : Юрий Никитин  1  Часть I : Юрий Никитин
 3  Глава 3 : Юрий Никитин  6  Глава 6 : Юрий Никитин
 9  Глава 9 : Юрий Никитин  12  Глава 12 : Юрий Никитин
 15  Глава 15 : Юрий Никитин  18  Глава 2 : Юрий Никитин
 21  Глава 5 : Юрий Никитин  24  Глава 8 : Юрий Никитин
 27  Глава 11 : Юрий Никитин  29  Глава 13 : Юрий Никитин
 30  вы читаете: Глава 14 : Юрий Никитин  31  Глава 15 : Юрий Никитин
 33  Часть II : Юрий Никитин  36  Глава 4 : Юрий Никитин
 39  Глава 7 : Юрий Никитин  42  Глава 10 : Юрий Никитин
 45  Глава 13 : Юрий Никитин  48  Глава 1 : Юрий Никитин
 51  Глава 4 : Юрий Никитин  54  Глава 7 : Юрий Никитин
 57  Глава 10 : Юрий Никитин  60  Глава 13 : Юрий Никитин
 63  Часть III : Юрий Никитин  66  Глава 4 : Юрий Никитин
 69  Глава 7 : Юрий Никитин  72  Глава 10 : Юрий Никитин
 75  Глава 13 : Юрий Никитин  78  Глава 1 : Юрий Никитин
 81  Глава 4 : Юрий Никитин  84  Глава 7 : Юрий Никитин
 87  Глава 10 : Юрий Никитин  90  Глава 13 : Юрий Никитин
 91  Глава 14 : Юрий Никитин  92  Глава 15 : Юрий Никитин



 




sitemap