Фантастика : Социальная фантастика : Глава 7 : Юрий Никитин

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  3  6  9  12  15  18  21  24  27  30  33  36  39  42  45  48  51  54  57  60  63  66  68  69  70  72  75  78  81  84  87  90  91  92

вы читаете книгу




Глава 7

Энн позвонила, лицо веселое, в глазах довольные огоньки, сообщила, что с их подачи уже приняты Думой законы насчет того, что в фильмах отныне разрешены любые сексуальные забавы, но запрещено показывать кровь. По этой причине все кина прошлых лет изъяты и помечены особым лейблом, дескать, идет ремастеринг, скоро будут выпущены на экраны в новом формате.

Со дня вступления в силу закона на всех киностудиях будут сниматься только мелодрамы и комедии. Комедии должны быть легкие, а термин «черная комедия» вообще попал под запрет, хотя и предлагали называть «афроамериканской». Мелодрамы должны быть без серьезных переживаний, желательно, чтобы даже на экране обходились без слез.

Я поохал, порадовался за ее успехи. Наверное, это здорово и правильно, что вот так, хотя меня порой коробит от такого. Причем – сильно. Но я – другое дело, у меня здоровая психика, мне сколько ни показывай на экране убийств, расчленений и отрубленные головы в крови, я не выйду на улицы убивать и грабить, но другие, как уверяют специалисты…

Помню, сперва был проект, что изъятые фильмы показывать в особых закрытых для общего посещения кинотеатрах, однако это дискриминация, потому благоразумно их сложили в хранилище и постарались о них забыть, пока не решат, как переделать, и переделывать ли вообще, потому что даже забота о них начинала казаться подозрительной.

В компьютерных играх, где надо убивать монстров или противников, девелоперам сперва приказали заменять кровь на нечто зеленое, потом вообще заставили ее убрать, то есть ты ударил – он упал, а потом вообще запретили эти жанры целиком, как разжигающие в человеке… э-э… здесь законодатели долго мялись, не находя термина, а потом, не мудрствуя лукаво, ограничились стандартным набором обвинений в разжигании розни на расовой почве, видовой и классовой, подразумевая под словом «класс» уже не рабочий класс или буржуазию, а биологические классы. Мол, класс насекомых, если он разумен и соблюдает демократические принципы и выборную систему, тоже человеки.

Интеллигенция, что всегда против, вякала робко, что это же перехлест, но один из законодателей, недавно вообще узнавший о существовании неба, велеречиво объяснил, что мы выходим в космос, где живут представители других видов и классов. И даже если там одни ящерицы или насекомые, мы должны идти к ним с нашими демократическими ценностями и поддерживать только те режимы, которые соблюдают равенство полов, всеобщую выборную систему и четырехлетний срок правления президентов.

Книги «старой эпохи» тоже подпали под запрет, но с этим было проще, так как абсолютное большинство населения перешло на электронное чтение, бумажных дома почти не осталось, а в инете контролировать контент становится все проще.

На черном рынке некоторое время продавались старые боевики, где герой палит из двух пистолетов или разносит вражескую военную базу, стреляя из гранатомета, автоматов, затем красочно убивает главного босса десантным ножом, когда кровь яркой красной струей брызгает прямо на экран, но за распространение таких фильмов давали большой тюремный срок, а потом начали сажать и за хранение таких фильмов.

В инете иногда появлялись кадры из старых фильмов, где мускулистый Рэмбо стоит гордо с обагренными кровью руками, или где Шварценеггер в роли коммандос убивает противников, пробивая последнего противника трубой насквозь… какая жуть, но у подростков эти фотки вызывали восторг, они хранили их, как святыни, рискуя исключением из школы и помещением в специальные учреждения для «смягчения нрава».

Обнаженные женщины на улицах города уже не диковинка, особенно в жаркую погоду, когда остальные обливаются потом в одежде, но постепенно и мужчины начали появляться обнаженными: сперва в своих квартирах, принимая друзей и знакомых, потом просто гостей, дескать, как хочу дома, так и хожу, а потом начали появляться и вне, так сказать, закрытых помещений.

Сперва на участках своих загородных домов, дескать, я хожу у себя дома, а если соседу не нравится, что я у себя купаюсь в бассейне голым, пусть поставит забор повыше, выезжали на пикники за город и там чувствовали себя нудистами. Потом, конечно, начали выходить и на улицы.

Со стороны может показаться удивительным, что впервые хоть в чем-то женщины обогнали мужчин по смелости, однако все объяснялось анатомическими особенностями. Женская вагина в основном скрыта, а у мужчин все на виду, а известно, как мужчины ревностно и болезненно относятся, если находят свой пенис короче или мельче, чем у соседа. Потому женщины вышли на улицы первыми, а мужчины только после того, как процедура по увеличению полового члена перестала быть операцией, а превратилась в пару инъекций и два дня специальных упражнений, после чего каждый мог гордо снять трусы перед женщиной, не опасаясь, что она хихикнет и спросит, указывая пальчиком: «А что это у тебя там такое миленькое?»

Правда, к этому времени начало нарастать движение «сингуляров», что всеми фибрами чувствуют наступление нового мира, в котором полностью перестроят тела, где не будет ни пенисов, ни вагин, ни вообще секса, а чувственные удовольствия, более мощные и возвышенные, чем у крыс или тараканов, можно будет получать совсем другими способами.

При желании, конечно. Ведь известно же, что уже сейчас для ряда нормальных и весьма сексуальных женщин удачный шопинг дает удовольствия больше, чем самый мощный оргазм. А то ли еще будет, ой-ой-ой…

У меня все стены завешаны графиками замеров, как мы полагаем, параметров Сверхсущества, хотя полной уверенности, что все они принадлежат Сверхсуществу, нет. Может быть, ему, а может, чему-то еще, скажем, той среде, в котором оно живет, и о которой мы не имеем не малейшего понятия.

Но вот один график численности населения подозрительно точно совпал с графиком роста биоразнообразия животного мира. Не просто точно, а с абсолютной точностью. Правда, во втором случае я использовал временную шкалу в миллионы лет, но совпадение получилось настолько точным, что при наложении одного графика на другой один вообще пропадает из виду.

Мир таков, все слышат вопли правозащитников животных, что вот еще один вид занесен в Красную книгу, а еще один вообще исчез, но то, что за это время появилось сто сорок новых видов, как-то скромно умалчивается.

Однако Сверхсущество, если судить по этим графикам, развивает не только человека, что для меня, вообще-то, шокирующая новость… если я правильно ее интерпретирую. Все животные виды от конкуренции за ресурсы, которую все еще никто не отменял и о которой нам прожужжали все уши в начальной школе, все чаще переходят к кооперации, к взаимодействию, из-за чего разнообразие и устойчивость видов растет быстрее. Кооперация ведет к возникновению новых экологических ниш, которые заполняются новыми видами, что возникают прямо сейчас в эру хай-тека.

Кооперация обеспечивает самоускорение всей системы животного мира, а человек – одно из звеньев, чье самоускорение привело сперва к переходу инстинкта на высшие уровни, которые называем сознанием, хотя это все равно еще инстинкт, только более высокий, а потом и создало стремительно развивающуюся цивилизацию.

Так что Сверхсущество включает в себя, как мне все чаще кажется, и весь животный мир, хотя мне придется пересмотреть кое-какие из своих теорий…

Я вздрогнул, в мой кабинет бесцеремонно вошел Кириченко, от него пахнет хорошим кофе, колбасой и сигаретами, хотя у нас никто не курит.

– Принести чё-нить? – осведомился он заботливо.

Я очумело помотал головой:

– А что случилось?

– Уже пять часов шеф не показывается, – объяснил он. – Все встревожены, не откинул ли копыта. Инфаркт, говорят, помолодел!

– Не откинул, – буркнул я, – не радуйтесь. Но есть, правда, уже хочется.

– Пойдем хотя бы в буфет, – предложил он. – А то в кафешке все пожрано.

Я поднялся, суставы затрещали, а застывшие мышцы болезненно натянулись. Кириченко наблюдал с неодобрением, хотя, как видел не раз, сам сидит за столом часами, не меняя позы.

По дороге с нами напросился Люцифер, от своего стола поднялась грустная и расстроенная Антонина, сказала в отчаянии:

– Ну почему я такая лоха?.. Я же совсем не так думала, но почему, почему я такая дура?.. Хорошо, хоть красивая!

Кириченко утешил:

– Это вообще главное. Пойдем дернем кофейку, все беды забудутся.

Он по дороге увидел Урланиса, с видом сенатора на римском форуме помахал рукой.

– Эй ты, личинка! Ползи сюда.

Урланис огрызнулся:

– Я не личинка, я уже куколка.

– Ползи куколкой, – милостиво разрешил Кириченко.

– Куколки не ползают, – пояснил Урланис. – Их переносят. Бережно и нежно. Так что подставляй шею.

– Раздвигай ноги, – согласился Кириченко зловещим голосом.

В буфете мы встали вокруг высокого столика, кофе крепкий, горячий и сладкий, все как я обожаю, Кириченко тоже доволен, только Антонина спросила участливо:

– Чего наш Урлан такой грустный?

– Ему вчера мать призналась, – сообщил Кириченко злорадно, – что она его родила, а не скачала из Интернета!

– Серьезный удар, – посочувствовала она. – С другой стороны, из инета такую дрянь можно скачать… Аисты в декабре и то лучше. Или капуста в январе.

– Капуста могла расти в теплице, – возразил Кириченко. – А вот аисты… хотя бывают, наверное, и морозоустойчивые… Но Урлан теперь не сможет так уж кичиться продвинутостью.

Она покачала головой с самым сокрушенным видом.

– М-дя… Появиться на свет тем же путем, как мыши, крысы, утконосы…

– Утконосы, – поправил Кириченко, – яйцекладущие, а вот крысы… гм… Ничего, зато детей уж точно сконструирует в пробирке! Они в свою очередь своих создадут из ассемблеров.

Я промолчал, только покосился на Антонину, надеясь, что никто не заметил моего взгляда. Есть закон или наблюдение, что все, однажды изобретенное или открытое, закрыть уже невозможно. Рано или поздно будет применено. И всегда раньше, чем поздно. Пока еще идут то жаркие, то вялые споры насчет этичности использования в качестве суррогатных матерей животных, но те, кому не до вынашивания детей в чреве, вовсю пользуются открывшейся возможностью.

Антонина никому не рассказывает, каким образом у нее трое детей, очень мудро, если учесть, что первые энтузиасты слишком уж хвастались, купались в лучах славы, а потом их детям пришлось нести на своих плечах тяжесть, причины которой они не понимали.

И хотя дети, выращенные в телах, скажем, свиней или коров, абсолютно ничем не отличаются от детей, выращенных в телах женщин, все же на них остается клеймо «сукиных сынов». Наш мир жесток и на злобные кликухи не скупится.

Однако же соблазн выносить и родить без помех для учебы, работы, карьеры и вообще жизни настолько велик, что несмотря на все сложности и неудобства к подобному суррогатному материнству прибегают не просто все чаще, а это просто лавина. Тем более, что из научно-исследовательских институтов это переместилось сперва в обычные клиники, а потом и вовсе «лечебно-массажные кабинеты», где просто чуточку расширили перечень услуг.

Антонина с ее спортивной подтянутой фигурой и не отвисшим животом никак не тянет на многодетную мать, однако…

Она перехватила мой ощупывающий взгляд, поощрительно улыбнулась и чуть отвела плечи назад, показывая, какая у нее грудь крупная, упругая и законченной формы.

Кириченко зыркнул в ее сторону и сказал важно:

– А какими мы все станем хорошими и сдержанными, когда… ну, когда все станем разумным видом. Или хотя бы отдельные особи… как я, например…

Урланис, очень серьезный и как человек далекого будущего, не понимающий шуток, спросил с подозрением:

– Это каким-таким разумным видом? А мы сейчас?

Кириченко отмахнулся с пренебрежительнейшим видом.

– Животныя… Все животныя. Ни одного проблеска интеллекта. Все инстинкты, инстинкты… Да хотя бы сложные, а то и вовсе базовые.

Я молча прихлебывал кофе и жадно пожирал печенье, в самом деле проголодался, а Урланис сказал ядовито:

– Инстинкты? Вчера сообщили, что запускают в серию искусственное сердце из пластика, работает лучше живого. Это инстинкт?

– Конечно, – сказал Кириченко. – Любое животное зализывает раны!

Урланис посмотрел на него волком:

– А подготовленная экспедиция на Марс?

– А первый подводный город? – добавил Люцифер, что не любил наглого Кириченко. – Ну, почти город…

– Инстинкт, – сказал Кириченко убежденно. – Любой вид стремится потеснить соседей и расширить ареал обитания. Сперва мы заселили все материки и острова, даже на Эвересты поднимались, сейчас вот пытаемся заселить морское дно, на другие планеты стараемся перебраться… А потом и до звездных систем дело дойдет! Вы почитайте, как это у нас представляется, почитайте! Или фильмухи посмотрите. Высаживаются, дескать, наши земляне и тут же начинают трахать всех инопланетянок…

Урланис сказал:

– Это не совсем та экспансия. Не захват чужих земель, а… мирное сосуществование.

– Да? – спросил Кириченко едко. – Трахнутые – это уже как бы наши. А ты видел хоть где-нибудь… или читал?.. чтобы инопланетянин трахал нашу женщину? Да мы такого никогда не допустим! Трахать – это распространять свое влияние, захватывать чужих самок и чужие земли!

Люцифер слушал-слушал, наконец спросил недоумевающее:

– Так что… в сингулярности трахаться не будут?

Кириченко повернулся к Урланису:

– Та-а-ак, вычеркни его, он в сингулярность не хочет.

Люцифер запротестовал:

– Погодите-погодите! Я не сказал, что против. Просто интересуюсь, что будет взамен? Может быть, супертрах какой?

Кириченко сказал Урланису:

– Вычеркни его двойной чертой.

– Животное, – согласился Урланис. – В Бобруйск его?

– И в клетке, – сказал Кириченко деловито. – Хотя, конечно, наш шеф лют, с другой стороны, он же платит нам, разве может быть не прав? Сказал, в Бобруйск, значит – в Бобруйск!

Антонина посмотрела на меня с вопросом в глазах, в самом ли деле я сказал такое, или это они сами вычитали такое в моем суровом взгляде полководца.

Урланис подмигнул ей, а Кириченко сказал очень серьезно:

– Ты прав, но не учитываешь, что шеф у нас теперь политик, а он не только говорит лозунгами, но и мыслит ими. И насчет национально-освободительной борьбы так часто говорил во время поездок в Африку, что уже и сам верит. Это добавляет ему искренности, когда общается с местными вождями и президентами.

Антонина переспросила с недоверием:

– А что, он с ними общается?

– Еще как, – заверил Урланис. – Эльвира, Повелительница Тьмы, ему постоянно твердит, что нужно расширять нашу работу! Вот он и расширяется, все нетворческое переложив на эту фею с черными крыльями. В смысле, мы все расширяемся без держимордьего пригляду, пока он своими амурами заниматься.

– Амурами? – вскрикнул я. – Это после того, как я за месяц всего трижды спал дома…

– Вот-вот!

– А то все здесь в кресле, – закончил я гневно. – И это амурами? Свиньи вы все неблагодарные. А что Эльвира, куда смотрела?

– А это она и посоветовала, – наябедничал Люцифер и помахал хвостом, преданно глядя в глаза. – Развивает вашу мудрую мысль, что мы теперь уже не лаборатория, а нечто мощное, объединяющее и конгломерирующее… задающее и направляющее, как в прошлом великая и несокрушимая партия великого вождя… забыл имя… Аттила вроде?

– Григорий Великий, – подсказал Кириченко и посмотрел тоже подхалимски. – Что за Аттила, мы таких не знаем. Нам шеф всем аттилам аттила. Тот со своими гуннами что-то там задавал одному региону, а наш шеф задает всему человечеству, как пророк нового мира, нового учения и вообще новой зари. Сегодня обещался прибыть мистер Педерсен из Бюро… еще не нагрянул?

– Ждем-с, – ответил я. – Боюсь, мало не покажется.

– О чем будете говорить? – полюбопытствовал Кириченко. – Для человека, чей родной язык – русский, разговоры о разворовывании страны тупым и наглым правительством столь же естественны, как пищеварение!

– Он не русский, – пояснил я, – хотя русским владеет в совершенстве.

– Выучил?

– Нет, пять лет тому уехал на ПМЖ. Теперь он чистокровный американец в седьмом поколении.

– Вот гад!.. Китайцы бы такого уже расстреляли. Это у нас идет перекос в сторону прав личности, но не нужно забывать и о правах человечества, как у них. Его интересы могут резко отличаться от соблюдения прав мелких составляющих… так вот кому отдать приоритет? На мой взгляд, это бесспорно. Но если послушать Люцифера… Как думаешь, Антонина?

Она посмотрела на него с вопросом в серьезных глазах.

– Ты мне такое говоришь, – спросила она сердито, – потому что я блондинка или как?

– Или как, – ответил он, – все-таки грустно, правда, что работаем на будущее, а оно никогда не приходит, вокруг нас всегда настоящее!.. А я так мечтаю бродить по кольцам Сатурна, бороться за равные права с людьми с искусственным интеллектом…

Она фыркнула:

– Борьба за равные права?.. Не смеши. Это произойдет гораздо раньше, чем Искусственный Интеллект станет интеллектом. Вон, собачники, что всерьез уверяют, что их собаки все-все понимают?.. Ладно, права животных уже защищены, но на подходе проект закона о защите прав… вещей!

– Врешь, – сказал он убежденно.

– Клянусь, – заприсягнулась она. – Там зацепка только в том, сколько чипов или чего-то там считать достаточным. Если меньше, то это вещь, если больше, то уже нечто больше…

– Что?

Она отмахнулась:

– Там еще спорят. Но договорились пока, что уже больше, чем вещь. И ломать их нельзя, как, к примеру, отстреливать бродячих собак. И то и другое могут делать только особо назначенные чиновники.

Люцифер сказал с ленцой:

– Люди, а кто пойдет на долл-парад?

– Эт чё? – поинтересовался Кириченко.

– Митинг с протестом, – объяснил он. – И шествием по Тверской в защиту браков с куклами.

Кириченко оживился:

– Точно? На сколько назначено? Я пойду! Сейчас трахать кукол куда интереснее, чем этих капризных баб. Ишь, решили, что мы рождены для их сексуальных обслуживаний. Дуры… Правда, Антонина?

Она промолчала надменно, а Люцифер объяснил:

– В конце шествия будет сбор подписей в поддержку закона, чтобы разрешить регистрацию браков с куклами.

– Я подпишу! – закричал Кириченко.

– И я, – сказал Урланис.

А Люцифер проговорил с сожалением:

– Мне завтра на дачу к теще, что-то там копать или рыть, но я бы тоже подписал. Давай уполномочу подписать за меня!.. Шеф, а ты?

Я подумал с тяжеловесной неспешностью начальника, это курьеры все решают быстро да уборщицы, а мы должны мыслить, сказал со вздохом:

– Что доллсы… А вот чем больше думаю об этих воскрешениях предков, тем больше… что-то не то…

– И как-то не так, – добавил Кириченко иронически.

– Вот-вот, – согласился я, намеренно не замечая иронии, – крутится, а ускользает… В общем, мне кажется, что когда человек умер, то он умер, понимаешь? А мы воссоздаем его заново. Но в этом случае воссоздаем не для него, потому что это уже не он, а для себя. Тешим себя. Создаем иллюзию, что это наши умершие родные, хотя на самом деле – имитация. Пусть даже очень точная. Пусть даже атом в атом мой любимый дедушка с его мыслями, чувствами и шутками, но это для меня будет моим дедушкой… а на самом деле он умер и уже растворился в земле!

Кириченко спросил враждебно:

– И что? Не воскрешать наших родственников?

Я пожал плечами:

– Разве я такое сказал? Я лишь указал, что жизнь – это непрерывность. Даже сон – временная и, к счастью, неполная смерть. А когда умер, то… умер.

Люцифер прислушался, сказал бодро:

– А есть другой вариант!

– Какой?

– Выхватывать живого, – сказал он победно. – Вернуться за минуту до смерти, выхватить, а взамен подложить точную копию. А живого перенести в наше сверкающее будущее… или в тот мир, который для них создадим.

Я поморщился:

– Ну, до машин времени еще бы дорасти. И самим дожить. А вот воскрешать сможем уже через десять-двадцать лет, как обещают. И надо понять, как, кого и вообще, надо ли?

– Тебя федоровцы заклюют, – пообещал Кириченко.

Урланис и Люцифер нас уже не слушали, на противоположной стене огромный экран, там жаркая дискуссия о правах вампиров, имеют или не имеют право кусать людей и пить кровь. В старый закон, в котором предусмотрено, что имеют право кусать только желающих кусания, есть же мазохисты на свете, пытались внести поправку, что вампиры могут кусать и в том случае, если мазохистов поблизости нет, а им грозит смерть от истощения. Однако им запрещено выпивать крови столько, что это может повредить здоровью укушенного…

Противники возражали, что в этом случае вампиры вообще не станут искать именно мазохистов, потому нужно ограничить их в правах. В конце концов, никто их не принуждал становиться вампирами, сами восхотели, кто следуя моде и дешевым фильмам, кто по извращенности натуры, а кто просто от скуки и желания испытать новые ощущения.

Проще было в странах ислама, там вампиров просто отлавливают и уничтожают. А хирургам, которые делают такие подпольные операции, грозит смерть на виселице, все имущество идет в казну, а детей отдают в сиротские приюты.

Кириченко сказал бодро:

– Последние судороги умирающего мира!

Люцифер пробормотал:

– Но какие приятные судороги…

– Когда Рим не утопал в похоти, – возразил Кириченко, – он правил миром!.. А когда пошла эта погоня за плотскими утехами… все и рухнуло, прогнив до основания. И сейчас то же самое. Уже видно, что в чувственных наслаждениях искать нечего, все вычерпано, ничего нового…

Люцифер рассмеялся:

– Это нам да еще вот тебе ясно, а основная масса находится на том же уровне, что и римский плебс. Только что не на гладиаторских боях надрывает глотки, а на футбольных матчах. А еще мобильниками умеет пользоваться. Эх, лишить бы их этого права…

Я поставил пустую чашку на блюдце и отряхнул ладони от крошек.

– Все, довольно! Арбайтен, арбайтен!


Содержание:
 0  Рассветники : Юрий Никитин  1  Часть I : Юрий Никитин
 3  Глава 3 : Юрий Никитин  6  Глава 6 : Юрий Никитин
 9  Глава 9 : Юрий Никитин  12  Глава 12 : Юрий Никитин
 15  Глава 15 : Юрий Никитин  18  Глава 2 : Юрий Никитин
 21  Глава 5 : Юрий Никитин  24  Глава 8 : Юрий Никитин
 27  Глава 11 : Юрий Никитин  30  Глава 14 : Юрий Никитин
 33  Часть II : Юрий Никитин  36  Глава 4 : Юрий Никитин
 39  Глава 7 : Юрий Никитин  42  Глава 10 : Юрий Никитин
 45  Глава 13 : Юрий Никитин  48  Глава 1 : Юрий Никитин
 51  Глава 4 : Юрий Никитин  54  Глава 7 : Юрий Никитин
 57  Глава 10 : Юрий Никитин  60  Глава 13 : Юрий Никитин
 63  Часть III : Юрий Никитин  66  Глава 4 : Юрий Никитин
 68  Глава 6 : Юрий Никитин  69  вы читаете: Глава 7 : Юрий Никитин
 70  Глава 8 : Юрий Никитин  72  Глава 10 : Юрий Никитин
 75  Глава 13 : Юрий Никитин  78  Глава 1 : Юрий Никитин
 81  Глава 4 : Юрий Никитин  84  Глава 7 : Юрий Никитин
 87  Глава 10 : Юрий Никитин  90  Глава 13 : Юрий Никитин
 91  Глава 14 : Юрий Никитин  92  Глава 15 : Юрий Никитин



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.