Фантастика : Социальная фантастика : Глава 14 : Юрий Никитин

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  3  6  9  12  15  18  21  24  27  30  33  36  39  42  45  48  51  54  57  60  63  66  69  72  75  78  81  84  87  90  91  92

вы читаете книгу




Глава 14

Я еще трижды делал предложение Энн, она у меня как старая рана, ноет и на погоду и без погоды, но точно так же за это время Энн трижды приподнималась по службе и потому всякий раз откладывала окончательный ответ.

Очень работоспособная, глубоко видящая проблемы сразу во всех аспектах, исполнительная и правильная, она продолжала встречаться со мной, но как-то не так, как мне хотелось.

И хотя я сам та еще свинья, «первым делом, первым делом – самолеты, ну а девушки, а девушки – потом», но тоскую без Энн, а она вот даже когда говорит с улыбкой, что скучает без меня, мне кажется, что говорит только для того, чтобы сделать мне приятное.

– У нас получилась бы прекрасная семья, – сказал я. – Образцовая! Мы оба работаем, что уже не часто, и нам это нравится, что вообще большая редкость. Мы не мешали бы друг другу…

– Мы и сейчас не мешаем, – прервала она, – но сейчас у нас нет никаких обязательств друг к другу, мы свободны!

– А я хочу иметь обязательства, – возразил я. – Хочу носить кольцо на пальце и быть несвободным. Да что там хочу… жажду!

Она изумленно вскинула брови:

– Зачем? Так не по-мужски… Я имею в виду, самцы терпеть не могут носить кольца.

– Я хочу. Носить.

– И даже не будешь пытаться снять при первой же возможности?

– Не буду, – пообещал я. – Пойдешь за меня?

Она вздохнула:

– Давай еще погодим?

Я сказал с мольбой:

– А сколько мы уже годим?.. Ладно, у меня за это время вызрела одна идея… Хочу попросить у тебя одну яйцеклетку. Все хлопоты и затруднения беру на себя…

Она опешила и некоторое время смотрела на меня, то ли онемев, то ли выбирала слова помягче, видно же, с каким трудом я это выговорил, весь красный, как вареный рак, даже спина зачесалась.

– Грег, – выговорила она с неуверенностью, – ты… и зачем это тебе?.. К тому же столько женщин предлагает их бесплатно!.. Все христианские общины, там монашки молоденькие и чистенькие, охотно дадут тебе хоть десять, ибо это угодно Богу. Почему я?

Я, все еще красный и чувствуя жжение в кончиках ушей, беспомощно развел руками.

– Энн, ты же знаешь… я давно люблю тебя и хочу быть с тобой. Но что-то подсказывает мне, что ты никогда не будешь моей. Я понимаю, мне с теми орлами, что вьются вокруг тебя в вашем Бюро Милосердия, ловить нечего, но все же… зато у меня хоть ребенок будет… в котором частичка тебя. И я его буду любить еще больше! Ты же хочешь, чтобы на свете было одним горячо любимым ребенком больше?

Она посмотрела исподлобья, стиснула губы:

– Это нечестно.

– Теперь это очень простая процедура, – заверил я.

– Знаю.

Я насторожился:

– Уже кому-то отдавала?

Она покачала головой:

– Нет, но я уже прикидывала, как это, когда ребенок не только зачинается с помощью ЭКО, но и продолжает жизнь в искусственной утробе. Все-таки потом все равно хлопоты… Хотя, конечно, электроника проследит в мое отсутствие, накормит и поменяет пеленки, но все-таки…

– Я в большинстве работаю дома, – заверил я. – Если надумаешь завести ребенка, могу посмотреть и за твоим! И мне совсем не важно, будет он от твоего шефа или одного из сотрудников…

Она улыбнулась, покачала головой:

– Я тебя разочарую, но их кандидатуры даже не рассматриваю.

– А… кого? Кто-то есть на примете?

– Шарю в инете, – объяснила она. – В банке спермы есть кандидатуры сорока нобелевских лауреатов, ста восемнадцати чемпионов мира… Даже сам Неназываемый сдал! Его сперматозоиды идут по сто долларов за штуку. Но он дважды лауреат Нобелевской, мог бы запросить и больше…

Я сказал торопливо:

– Да-да, Неназываемый – это что-то! Не твои орлы милосердия. Буду держать за тебя кулаки.

Она кивнула, не сводя с меня взгляда:

– А ты хороший, Грег. Хоть и занимаешься чем-то нехорошим и опасным.

– Я? Опасным?

Она кивнула снова:

– Да, я читала о тебе в инете. Ты вообще чудовище, лишаешь людей индивидуальности, ставишь под абсолютный контроль… А твое чтение мыслей?

Я сказал ошарашенно:

– Энн, это не чтение мыслей! Что за бред пишут в газетах!.. Просто я открыл, что мы постоянно обмениваемся во сне мыслями друг с другом через Сверхорганизм.

– Мы те мысли не читаем, – возразила она, – а ты хочешь сделать их явными для всех!

– Это не я хочу, – ответил я тихо.

– А кто?

– Сверхорганизм, – ответил я. – Он к этому ведет. Я просто первым понял. Но не понял бы я, завтра кто-то другой сказал бы теми же словами.

Она покачала головой:

– Я тебе не верю.

– Энн, – сказал я с болью, – никто не хочет отдавать свою свободу, но… приходится. Человек всю жизнь их отдает.

Она сказала обвиняюще:

– Ты ссылаешься на его волю, как раньше ссылались на волю Господа!

– Энн, – сказал я, – Энн! Отдельные люди чувствовали его временами, но не могли понять, что это за странный глас, вот и придумали Бога. Ну что делать, если раньше считали, что когда гром и молния, то это Илья-пророк носится на колеснице по небу?.. Все равно гром и молния существуют.

Она всматривалась в мое лицо со все большим изумлением.

– Грег, – произнесла она раздельно, – ты хочешь сказать, что… Бог существует?

Я помотал головой, автоматически уже готовился сказать, что, конечно же, нет, мало ли когда нечто совпадает, это не значит, вот, однако ощутил, что совру если отвечу именно так, запнулся и сказал осторожнее:

– Я этого не говорил… но и отрицать не буду, так как у меня нет фактов ни за, ни против. А становиться на какую-то сторону недостойно ученого. Это могут позволить себе только политики или футбольные фанаты.

Ее лицо застыло, мне почудилось даже, что проступило на миг нечто вроде отвращения, но, слава политкорректности, Энн не сказала то, что подумала, только тяжело вздохнула.

– Грег, – сказала она хорошо контролируемым голосом, – как ты можешь говорить такое?.. Говорить о Боге – дурной тон. В нашем цивилизованном и культурном мире…

– А как же политкорректность?

– Политкорректность, – объяснила она терпеливо, – позволяет не замечать цвет кожи, запах изо рта или приверженность иной культуре, но говорить всерьез о существовании Бога… Грег, опомнись!

– Разве я сказал, – воскликнул я, – что Бог есть? Или что я в него верю? Просто я ученый, есть Бог или нет – это вопрос идеологии, политики и… веры в конце концов! Например, веры в то, что Бога нет… Но какое мне дело до Бога, если я думаю только о тебе и хочу тебя…

– Собственник, – сказала она. – Как ты сказал: «Хочу, чтобы ты была моей!» А своей мне побыть можно?

Она уже перевела разговор на шутливую волну, я с облегчением подхватил, но какая-то заноза осталась, напоминала о себе весь вечер, ночь и даже утро.

Мне кажется, Энн ее тоже ощутила.


Сумасшествие так сумасшествие, надо быть последовательным, а с ума сходить красиво и мощно. Я так и этак повертел в воспаленных непривычным напряженным думаньем мозгах связь «человек-Сверхсущество», а потом провел аналогию в другую сторону и опубликовал в научном вестнике сенсационную гипотезу, которую упорно называю теорией, что в резком увеличении долголетия человека, которое наблюдаем все мы и объясняем хорошим питанием и экологией, виновны, если можно так сказать, микроорганизмы, населяющие наши тела. Мало кто знает, что они живут всюду, даже в глазном яблоке и спинном мозге, хотя большинство, конечно, в желудке. Крохотные и незаметные, рассмотреть можно только под микроскопом, их однако столько, что общий вес поражает даже людей, знающих ситуацию: от двух до двух с половиной килограммов!..

Но главные, конечно, живущие в нервах, это от них зависит, что нервы иногда вдруг регенерируют, иногда разрастаются там, где давно была мертвая ткань, бактерии дают человеку не только иммунитет, но и долголетие, защищая от умирания в первую очередь себя, а также усиливают умственную деятельность человека, потому что умный и питается лучше, и у него больше возможности оставить потомство, к кому вместе со сперматозоидами перейдут и бактерии.

А если взять по числу клеток, то здесь даже обратная пропорция: на каждую клетку человека приходится по десять клеток бактерий! А эта цифра вообще ошеломляет и вгоняет в ступор: в нас, оказывается, живут целые народы и государства…

Так вот, во-первых, у долгожителей общий вес бактерий колеблется от трех килограммов до трех с половиной, а во-вторых, что намного более важно, намного больший процент приспособился жить в спинно-мозговой жидкости, в нервных узлах и даже в коре головного мозга.

Я заявил, что вся человеческая эволюция пошла таким бешеным темпом лишь потому, что бактерии усиленно развивали мозг и нервную ткань. Абзацем ниже, чтобы не дать остыть накалу, я предположил, что бактерии не просто в симбиозе с человеком, а именно бактерии и есть человек, живущий в теле огромного и глупого чудовища.

Конечно, меня сразу же осмеяли, особенно яростно выступили, как ни странно, любимые мои крионики, а как же тогда, дескать, замораживать человека, да и зачем? Нужно выделить эти бактерии, но… как?

Эту сенсацию тут же поспешно проверили ученые в других странах. Я не ожидал, что подтвердят так быстро, а известный ученый Пройда, академик и лауреат Нобелевской, теперь больше известный как общественный деятель и шоумен, заявил, что это полностью коррелирует с его теорией о быстрой мутации вирусов, что приспособились жить в организме человека и всячески стараются сделать его более жизнеспособным, устойчивым к болезням и дать ему наибольшую продолжительность жизни.

И качество, добавил профессор Шпыгун из Копенгагена. Качество жизни напрямую зависит от деятельности микробов, и потому они в процессе эволюции стараются сделать организм, в котором живут, не только более здоровым, но и более умным, если допустим такой термин. Умный живет дольше, умный живет богаче, организм более умного человека дает микробам что-то важное, из-за чего так старательно подстегивают человеческую эволюцию.

Академик Злодий был более осторожен в высказываниях, но и он подтвердил, что удвоение продолжительности жизни человека всего за последние семьдесят лет вызвано новыми поколениями микроорганизмов… он категорически против употребления термина «микробы», как уничижительного и недостойного ученых и вообще культурных людей, и настаивает, чтобы их в крайнем случае именовали нейтрально микроорганизмами, это и уважительнее и… точнее.

Я плеснул бензинчику в огонь дискуссий, высказав идею, которую тут же бросились проверять во множестве лабораторий мира, что, дескать, таинственными сигналами Икс, которые год назад обнаружили радиоастрономы и теперь ломают над ними головы, обмениваются не люди, а микробы, вернее, сообщества микробов, их развитые цивилизации.

Сегодня обнаружил, как Кириченко вдруг застыл на рабочем месте, взгляд уперся в монитор, сидит неподвижно, будто и не дышит вовсе.

Я подошел, тряхнул за плечо:

– Эй, не спи! Замерзнешь. Что-то случилось?

Он молча указал взглядом на дисплей, там журавль пляшет перед журавлихой, выделывает коленца, уморительно выпячивает грудь и всячески демонстрирует крутизну и мужскую стать.

– И что? – спросил я.

Он молча шевельнул пальцами, вместо журавлей появились кролики в таком же брачном танце, а затем пошли тюлени, птицы, тараканы…

– И что? – повторил я.

Он проговорил со смертельной тоской в голосе:

– Показать танцы между людьми? Все то же самое. Мою жену умиляет, что и павлины, оказывается, танцуют рэп, как и олени, но меня вгоняет в тоску… А что у нас своего? Из базового?

Я сдвинул плечами:

– Из базового – ничего, все общее, но зачем тебе какие-то отличия?

– Я хочу знать, – возразил он сварливо, – что брать с собой в сингулярность, а что нет. Сперва наивно думал, что все животное оставлю… но что тогда останется? Умение решать интегралы? А чем я тогда будут отличаться от наладонника?

– Но если взять все, – сказал я напряженным голосом, – то при мощи сингуляров это может привести к катастрофе… Вот почему, как мне чуется, Сверхсущество и ведет нас к всеобщей открытости! Которую алармисты называют принудительным чтением мыслей.

В другом углу огромного офиса все ходят на цыпочках, стараются не приближаться к окну. Вчера со двора залетел молодой воробышек, совсем дурной, ничего не понимает, ослабел уже, его начали поить принудительно, ожил, теперь чирикает, клюет зернышки и просится на волю.

В человеке есть потребность заботиться о младших существах, но она глубоко, и поднимается только у тех, кто уже сам, как говорится, на уровне. А большинство еще пещерники, все живое рассматривается либо как корм, либо как ненужное, потому так нормально походя разрушить муравейник, пнуть переходящую дорогу лягушку, бросить камень в стайку птиц, что слетелась на лужайку и что-то живо клюет в траве.

Потому были приняты законы, защищающие права животных, а затем права с кошечек и собачек распространили как на любые существа, что человек держит в доме, будь то попугайчики или мадагаскарские сверчки, или те, которые живут вне дома, но тоже зачастую убиваются человеком бездумно и жестоко.

Теперь уже всякий, потехи ради убивший майского жука или бабочку, становится для первого раза нарушителем, а затем и преступником.

Не перегибаем ли мы палку, полагая, что вот в сингулярность уйдем сами, а всякая пьяная шваль пусть остается в так называемом человечестве?

Или воробью можно быть беспомощным, а человеку – нет? Человеку дан разум, дана воля и силы… если не воспользовался – то совершил преступление против Сверхсущества и всего рода человеческого, то есть сам виноват?

Корнилов проговорил в задумчивости:

– Мы вот так тщательно избегаем слова «Бог», когда говорим о своей работе, но мне кажется, что все думаем одно и то же… Я имею в виду, а не исследуем ли мы то, что принято называть Богом?

Люцифер пожал плечами.

– Знаешь, – сказал он, – один камешек на эту чашу весов могу положить… От Сверхсущества и раньше люди получали какие-то знания, так вот тех, кто получал больше других, называли боговдохновенными.

Урланис смотрел с вытаращенными глазами то на одного, то на другого, наконец завопил:

– Вы… всерьез? Или меня разыгрываете, такого честного и доверчивого?.. Бога нет и не было!.. Я еще понимаю древних, дикие были, им нужна опора, вот и выдумывали богов. А современному человеку этот дурман без надобности!

Кириченко посмотрел на него задумчиво, ухмыльнулся, по промолчал. Корнилов толкнул его локтем.

– Ну скажи, скажи!

Корнилов покачал головой:

– А нечего сказать.

– Ну вот, Урлан прав!

Кириченко пожал плечами:

– Может быть. Но все-таки… тысячелетия мудрецы выгранивали понятия Бога, веры, строили церковь, кипели религиозные диспуты, происходили религиозные войны, крупнейшие философы ломали головы над тем, куда нас ведет Господь, над его заповедями и постулатами веры… но вот приходит пятнадцатилетнее чмо и гордо заявляет, что все это – хлам, человеку это не надо.

– Урлану не пятнадцать, – вступился деликатнейший Вертиков, – хотя да, иногда можно дать и десять, когда его заносит. Но все-таки, может быть, в самом деле Богу уже не место в современной жизни, полной хай-тека?

– Может быть, – снова сказал Кириченко. – Все может быть. Но я предпочел бы это услышать от мудрого и повидавшего мир человека, а не от птенца, только что из яйца. Эти птенцы сразу все знают, вот что удивительно! И всему берутся учить других. Даже тех, кто больше проводит времени над облаками, чем на земле.

Урланис спросил скептически:

– А что, мудрецы не говорят?

– Да вот, представь себе.

– Почему? Все до единого признают необходимость Бога и религии?

Кириченко покачал головой:

– Кто-то признает, кто-то не задумывался над этим, но чувствует, что это фундамент… и какое бы высокое здание мы ни построили, без основы рухнет. Да и вообще… сейчас все так же трудятся тысячи богословов, что продолжают разрабатывать и углублять догматы церкви. Умный человек понимает, что когда на одной чаше весов их труды, а на другой – мнение пятнадцатилетнего умника… то лучше промолчать, даже если он и думает, как этот пятнадцатилетний.

– Если его мнение совпадает с мнением пятнадцатилетнего, – уточнил Вертиков, – то чего-то недопонимает?

– Верно, – согласился Кириченко. – Пятнадцатилетний всегда уверен в своей правоте, а сорокалетний уже понимает, что может быть и не прав. Пятнадцатилетний никогда не сомневается, что его мнение – единственно верное на всем свете, а вот человек постарше уже так не думает. Так что пусть Урлан говорит что угодно, для меня громкий голос и крикливый напор – не аргументы.

– Но сам то ты как думаешь?

Кириченко ухмыльнулся.

– Бога нет, – ответил он, – но если это скажет с апломбом Урлан, то я решу, что все-таки есть.


Содержание:
 0  Рассветники : Юрий Никитин  1  Часть I : Юрий Никитин
 3  Глава 3 : Юрий Никитин  6  Глава 6 : Юрий Никитин
 9  Глава 9 : Юрий Никитин  12  Глава 12 : Юрий Никитин
 15  Глава 15 : Юрий Никитин  18  Глава 2 : Юрий Никитин
 21  Глава 5 : Юрий Никитин  24  Глава 8 : Юрий Никитин
 27  Глава 11 : Юрий Никитин  30  Глава 14 : Юрий Никитин
 33  Часть II : Юрий Никитин  36  Глава 4 : Юрий Никитин
 39  Глава 7 : Юрий Никитин  42  Глава 10 : Юрий Никитин
 45  Глава 13 : Юрий Никитин  48  Глава 1 : Юрий Никитин
 51  Глава 4 : Юрий Никитин  54  Глава 7 : Юрий Никитин
 57  Глава 10 : Юрий Никитин  60  Глава 13 : Юрий Никитин
 63  Часть III : Юрий Никитин  66  Глава 4 : Юрий Никитин
 69  Глава 7 : Юрий Никитин  72  Глава 10 : Юрий Никитин
 75  Глава 13 : Юрий Никитин  78  Глава 1 : Юрий Никитин
 81  Глава 4 : Юрий Никитин  84  Глава 7 : Юрий Никитин
 87  Глава 10 : Юрий Никитин  90  Глава 13 : Юрий Никитин
 91  вы читаете: Глава 14 : Юрий Никитин  92  Глава 15 : Юрий Никитин



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.