Фантастика : Социальная фантастика : Инквизитор : Сергей Норка

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30

вы читаете книгу
И нередко, о предел коварства, Шлюха в царский кабинет войдет, В сложную машину государства Пальцы беспрепятственно сует. Иоганн Фридрих Шиллер

Часть I

Борис Ельцин дает старт предвыборной президентской кампании. Группа фаворитов известна, появление Темной Лошадки маловероятно.

Известия, 29 марта 1994 г.
* * *

С раннего детства, насколько я себя помню, самым трудным делом для меня было — вылезать из теплой постели. В будние дни я специально ставлю будильник на полчаса вперед, чтобы иметь время взять себя в руки.

Телефон надрывался, а я лежал, не в силах разлепить веки.

Минута, две, три. Сон прошел, и теперь во мне боролись два чувства: желание узнать, что за идиот может трезвонить в два часа ночи, и желание узнать, как долго он может трезвонить, если не брать трубку. Наконец, победило первое. Я вылез из-под одеяла и пошел к телефону.

— Алло.

— Ты спишь?

Более идиотского вопроса в данной ситуации задать просто невозможно.

— Нет, я сам с собой играю в подкидного.

— Перестань дурачиться. Он победил. Восемьдесят семь процентов. Что ты молчишь?

— А что я должен сказать? Ну победил. Что ж теперь, вешаться прикажешь?

— Не трудись. Тебя повесят за госсчет. И меня вместе с тобой.

Я положил трубку и задумался. Итак, это все же свершилось. Несмотря на все усилия большого количества народа, предотвратить катастрофу не удалось. «Заснуть теперь все равно не получится», — подумал я и достал из письменного стола видеокассету, помеченную буквой «П». Мне хотелось еще раз восстановить в мозгу прошедшие борьбу и поражение.

Щелчок — и на экране телевизора появились кандидаты в президенты за «круглым столом». Я отмотал пленку и включил воспроизведение. На экране появились буквы: «Выступление Президента Российской Федерации».

«Дорогие соотечественники!» — прозвучало с экрана. Он был в белой рубашке с черным галстуком. Отсутствие пиджака во время обращения к стране как бы подчеркивало его намерение не опираться на общепринятые правила. Лицо излучало спокойствие и какую-то мягкость. Голос звучал ласково, почти вкрадчиво. Таким же ласковым голосом читал когда-то по радио сказки любимый всеми детьми СССР артист Николай Литвинов.


«Я благодарю вас за доверие. Результаты прошедших выборов не могут не радовать любого здравомыслящего человека. И не потому, что девяносто процентов избирателей проголосовали за меня, но потому, что девяносто процентов избирателей, то есть подавляющее число россиян, отдали свои голоса одному человеку. Это свидетельствует о том, что впервые в истории России нация достигла политического единства. Это свидетельствует о том, что нация пробудилась от гипнотического сна и не реагирует больше на разглагольствования псевдодемократических и псевдопатриотических демагогов. Это первый признак того, что россияне начали поворачиваться лицом к здравому смыслу.

Соотечественники! Для того чтобы вытащить страну из той помойной ямы, в которую ее спихнула группа политических мошенников, необходимы соответствующие условия.

Важнейшее из них — наличие эффективной и бесперебойной системы управления народным хозяйством и обществом в целом. Для того чтобы создать и запустить в действие такую систему в нынешней социально-экономической обстановке, необходима неограниченная власть на уровне военного времени, сконцентрированная в руках честных, а главное — деполитизированных людей, подчиняющихся только здравому смыслу. Другого пути я не вижу. Без этого не будет реализована ни одна гениальная экономическая программа, и я не возьму на себя ответственность за управление страной, когда решение о принятии срочных мер, разработанных высококлассными специалистами, я должен буду выносить на рассмотрение дилетантов в экономических вопросах и ждать полгода, пока они не скажут „нет“ или „да“ в зависимости от своих личных интересов или политических догматов.

Я не вижу выхода из создавшегося положения, если буду действовать на базе законодательства, которое писалось для защиты не государственных, а криминальных интересов. Разработка новых законов, соответствующих текущей обстановке, займет многие месяцы, а рассмотрение их парламентом — годы. При этом обстановка будет постоянно меняться.

В этих условиях я не могу и не буду работать. Я просто не успею ничего сделать. Я не могу брать на себя ответственность за безопасность нации, заранее зная, что псевдогуманисты, заседающие в парламенте, в действительности защищающие интересы криминальной части общества, не позволят мне защитить народ от тех, кто его грабит и убивает.

Я не возьму на себя ответственность за политическую стабильность, зная, что псевдодемократы, понимающие под древним словом „демократия“ вседозволенность и безнаказанность, не дадут мне занять жесткую позицию, диктуемую необходимостью, в отношении тех, кто в собственных интересах искусственно создает голод и политический хаос.

Соотечественники! Братья и сестры! Можно доверять или не доверять человеку и президенту. Но нельзя доверять ему только наполовину. Я прошу вас помочь мне вывести нацию из тупика. Я прошу у вас неограниченных, диктаторских полномочий на два года. Если через два года вы сами не захотите продлить эти полномочия, я уйду в отставку, как и в том случае, если вы откажете мне в полном доверии на референдуме, который я назначил на 10 июня».


Он сделал паузу и отхлебнул из стакана.


«Я не сомневаюсь, что сейчас появится масса политиканов разных мастей, думающих о своих личных интересах, которая сделает все, чтобы заткнуть вам рот и не допустить к урнам, чтобы вы не смогли ответить на вопрос, готовы ли вы дать избранному вами президенту полномочия на то, чтобы он защитил вас от голода, холода и насилия. Но референдум состоится, даже если для этого мне потребуется призвать вас выйти на улицы.

Итак, 11 июня я или поблагодарю вас за неограниченное доверие, или сделаю заявление о своей отставке. До свидания или прощайте. И да хранит вас всех Господь!»


Пленка кончилась, а я все еще сидел в странном состоянии, когда человек не может понять, что творится с его головой. То ли она пуста, то ли мыслей в ней так много, что невозможно ухватиться ни за одну.

1. Темная лошадка

Петербург. Специалисты Санкт-Петербургского ГУВД прогнозируют резкое увеличение числа захватов заложников и террористических актов. Об этом заявил начальник регионального управления по борьбе с организованной преступностью Сергей Сидоренко. В прошлом году сотрудники управления освободили 47 заложников, в том числе 6 детей.

Интерфакс, 10 марта 1994 г.
* * *

Он появился внезапно и сразу привлек к себе внимание тем, что его никто не знал. Комментаторы и журналисты окрестили его Темной Лошадкой. Соперники сначала не принимали его всерьез и лупили друг по другу, выставляя на публику компроматы столетней давности и вскрывая антидемократическую или антипатриотическую сущность того или иного кандидата. Он же действовал иначе. Все его речи были построены на столь железной, неумолимой и примитивной логике, что мне стало ясно: орешек крепкий. Он никого не обвинял в различных грехах или некомпетентности, но логически обосновывал каждое свое утверждение, противоречащее мнению соперников, причем, внимательно проанализировав его речи, можно было заметить, что их писали люди, прекрасно разбирающиеся в психологии российского обывателя и не страдающие отсутствием информации. Он говорил людям то, что они и без него знали или во что верили, тонко играл на озлобленности различных социальных групп.

Свою кандидатуру на пост президента он выставил как независимый, однако уже через две недели стало ясно, что за ним стоит некая финансовая сила. Был зарегистрирован избирательный фонд в его поддержку во главе с не известной никому личностью. На счет фонда потекли крупные суммы. В крупных городах филиалы фонда начали расти как грибы после дождя. В мелких провинциальных городках, на первый взгляд стихийно, стали появляться инициативные группы, развернувшие активную поддержку кандидатуры Темной Лошадки. Внимательно присмотревшись к этим группам, можно было отметить, что состав их не случайный и за численностью они не гонятся. Эти группы ежедневно собирали мини-митинги, и чувствовалось, что их речи направляет ловкая рука. Участия в популярных «круглых столах» кандидатов в президенты он почти не принимал, но когда его кресло не пустовало, старался говорить как можно меньше. Создавалось впечатление, что присутствует наблюдатель. Словом, он делал все так, чтобы не быть похожим на соперников.

Зато он часто выступал в средствах массовой информации и особенно охотно отвечал на вопросы. Явным способом заставлять аудиторию задавать их были его краткие речи.

Никто не мог понять его политической ориентации, словно это был не человек, а компьютер. Особенно он любил оперировать цифрами. Откуда он их брал и кто вообще снабжал его информацией — никто не знал. Но цифры били по его конкурентам сильнее обличительных речей.

Через месяц, когда опросы общественного мнения стали вызывать у всех кандидатов легкую панику, меня вызвал главный редактор.

— Тебе предстоит важное дело. Забудь о поддержке президента. Главная задача сейчас — притормозить Темную Лошадку. Сформируй группу. Ваши статьи будут публиковаться вне очереди во всех наших газетах. Ищи людей, которые его знают. Должны же у него быть враги. Ищи компромат. Безгрешен только Христос. Впрочем, нет. На этом пусть сконцентрируется твоя команда. Ты же раскинь свои иезуитские мозги и бей по его речам. (Легко сказать. Попробуй бить по логике. Редактор явно преувеличивал мои способности к казуистике.)

— А тебе не кажется, что, его речи построены так, что если по ним бить, можно показаться идиотом? Он оперирует фактами всем известными и не подлежащими сомнению. И у него все построено на логике.

— Его логике противопоставить свою логику.

— Не существует его или моей логики. Существует просто логика.

— Ладно, не будем вдаваться в философию. В тот же день я подобрал шесть помощников потолковей и сразу же поставил перед ними задачу: узнать о Темной Лошадке все, что только можно. Сам же собрал все более или менее крупные газеты, которые публиковали его речи и заявления. Попутно собирал все сведения о его биографии, которые просочились в прессу. Не густо. Это не Жириновский.

Официальная биография не сообщала ничего интересного. Родился на Сахалине в семье морского офицера. Сам в прошлом кадровый военный. Как и положено было военному, состоял в КПСС. В 80-м уволен в запас по сокращению штатов. Одно время преподавал общественные дисциплины в техникуме, затем чиновник средней руки в одном из министерств. В коммерческих структурах не работал, к политическим организациям и движениям после разгона КПСС не примыкал. Судя по речам, презирает политиков всех мастей. Выдвигает концепцию, что страной должны управлять специалисты в области науки управления.

Переварив скудные сведения из его биографии, я перешел к предвыборным речам.


«…Я не политик и не собираюсь подвергать деятельность КПСС политическому анализу. Кроме того, ничего нового к уже сказанному я добавить не могу. Но я христианин. И с точки зрения христианской нравственности утверждаю, что эта организация была порождением Дьявола. Тем не менее желающим разобраться в причинах краха „перестройки“, а затем и построения рыночной экономики я рекомендовал бы понять тот факт, что политическая роль КПСС была лишь вспомогательным средством к ее роли в экономическом управлении обществом. Сеть райкомов, горкомов и обкомов была системой органов управления экономикой и обществом. Да, система эта была неэффективна в последние годы своего существования. Но она работала и давала возможность хотя бы частично реализовывать экономические планы. Ликвидировав КПСС, господа демократы ликвидировали систему управления. Государственный аппарат потерял возможность не только влиять на ход экономических и производственных процессов, но и получать мало-мальски объективную информацию о состоянии дел. Была ли это ошибка или политика, ответит будущее. Но это очень интересный вопрос. Ведь любой солдат знает: первоочередная задача в бою — это вывести из строя систему управления войсками противника».


Здесь возразить трудно. Системы управления у нас нет до сих пор. И вроде бы никого не обвиняет. Просто констатирует бесспорный факт и задает вопрос: случайно или специально? Одновременно реверанс в сторону госаппарата. Не виноваты, мол, чиновники.


«Главная задача, которая встанет на современном этапе перед новым правительством, если оно не хочет очередного витка одной и той же спирали, — это в как можно более сжатые сроки восстановить контроль над экономическими процессами и создать эффективную систему управления. У нас сейчас нет недостатка в экономических программах выхода из кризиса, но только после создания соответствующей современной обстановке системы управления можно будет говорить о реализации одной из них».


М-да! Никаких намеков на политическую ориентацию. Нужна система управления. Спорить можно, но трудно.

Добросовестно проработав двое суток над его речами и отдельными высказываниями, я пришел к выводу, что навесить ему какой-либо политический ярлык, не показавшись читателю идиотом, не удастся. Политикой просто не пахло. Прицепиться к его взглядам на экономику тоже не представлялось возможным. Он открыто заявлял, что экономическая программа — это вопрос второстепенный. Главное — способы ее реализации.


«Любая экономическая программа, — вещал он перед избирателями, — имеет конечной целью подъем жизненного уровня трудящихся. В том числе и программы моих конкурентов. Каждый из них имеет привлекательную программу вывода страны из кризиса, в котором она пребывает с середины восьмидесятых годов. У меня такой программы нет и я не тратил время моих советников на ее разработку. Но я надеюсь, что россияне за годы демократии набрались опыта и не поддадутся очарованию светлого будущего, нарисованного в этих программах. Я уверен, что россияне понимают утопичность этих программ в условиях отсутствия способов их претворения в жизнь.

Я не собираюсь изобретать велосипед. В случае победы на выборах я готов взяться за реализацию программы любого из моих соперников. Но предварительно я создам систему управления, которая позволит мне эту программу реализовать. В этом ключ к выходу из кризиса. И я сумею ее реализовать в отличие от ее автора».


Спустя несколько дней я собрал своих «рекрутов» и, убедившись, что никакого компромата им собрать не удалось, посадил их писать статьи на базе «ничего». Сам же написал пространную статью об опасности авантюризма, отсутствия экономического мышления и четкой политической ориентации. Получилось довольно хлипко, и по вздоху главного редактора и кислому выражению лица одного из советников президента я понял, что на меня возлагались основные надежды.

Его рейтинг неуклонно повышался. Наконец опомнились «патриоты», коммунисты и прочие «красно-коричневые». Газеты «Народ», «Правда», «Советская Россия» дружно завопили о финансировании предвыборной кампании Темной Лошадки мафиозными структурами и подрывными организациями из-за рубежа. «Память» объявила его агентом мирового сионизма. После этого рейтинг поднялся еще выше.

В самый критический момент, когда шкала рейтинга Темной Лошадки почему-то замерла на месте, удар под-дых демократии и своим конкурентам нанес один из кандидатов в президенты, считавшийся одним из лучших экономистов в стране. Он внезапно заявил в интервью по телевидению, что стратегия его соперника в вопросах вывода страны из кризиса абсолютно правильная, и что в случае победы Темной Лошадки он готов предоставить ему свою программу и возглавить правительство.

Заявление можно было сравнить с взрывом бомбы. Главный редактор, внимательно прочитав изложение интервью в «Известиях», грустно вздохнул:

— Эх, Миша! И чего я был в тебя такой влюбленный?!

В течение месяца, предшествовавшего выборам, я опубликовал двенадцать статей. Последнюю не успел напечатать и зачитывал ее в прямом эфире.

Мои опусы не остались незамеченными. В последнем перед выборами интервью, которое Темная Лошадка дал корреспонденту телевидения, на вопрос о его отношении к прессе и о его реакции на нападки он лишь пожал плечами: «Вы лучше меня знаете, как горек хлеб журналистов. В отличие от гетер, которые торговали своим телом, журналисты всегда были вынуждены торговать душой. Впрочем, статьи (тут он назвал мою фамилию) представляют для меня интерес. Он пытается оперировать логикой, а, как известно, от логики до объективности всего шаг». После его победы на выборах и обращения к стране, в котором он потребовал в ультимативной форме особых полномочий, все газеты, радио и телевидение начали вещать о наступлении самой мрачной в истории России диктатуры. Демократы, коммунисты, «красно-коричневые» — все дружно впряглись в одну упряжку, коренником которой стал спикер Государственной думы. Этот бедняга мотался по стране с лозунгом «Демократическое Отечество в опасности!».

Увы! Народ безмолвствовал. Он устал от политики, он устал от демократии. Он хотел лишь спокойной жизни, без выстрелов и без скачков цен.

А президентский канал, созданный на второй день после выборов, выплескивал в эфир информацию о насилии и разграблении национальных богатств, царящих в стране.

Я посмотрел на часы. Двадцать минут восьмого. Делать ничего не хотелось. Наспех позавтракав, я опять лег в постель. Однако заснуть сном Наполеона после Ватерлоо мне не удалось. В дверь позвонили.

2. Неожиданная встреча

Отвечая на вопрос, хочет ли он остаться генпрокурором, г-н Казанник сообщил, что отдает свою судьбу в руки сенаторов, и пообещал, что, в случае если его восстановят в должности, он «будет представлять ежегодный отчет о проделанной работе и наиболее крупных делах, а также бороться с телефонным правом, которым пользуются президент Ельцин и другие должностные лица».

Сегодня, № 64, 1994 г.
* * *

На пороге стоял верзила метра под два с интеллигентной внешностью, одетый в безукоризненный коричневый костюм.

— Разрешите?

Я молча посторонился, пропуская его в переднюю, затем жестом пригласил пройти в комнату.

— Благодарю. Я на одну минуту. Дело в том, что вас просит прибыть к нему президент. Он прислал машину.

— Я что, арестован?

Глаза детины заискрились весельем. Было видно, что ему стоит большого труда сдерживать смех. Это разозлило меня.

— С чего вы взяли. Это частное приглашение. Просто мне поручили отвезти вас на место встречи. Президента сейчас нет в городе.

— А если я откажусь ехать?

— Это ваше право. Я передам президенту.

— Ваш президент не будет шокирован, если я приеду к нему в джинсах и свитере?

Он уже не скрывал усмешку, и это вконец определило мое отношение к нему.

— Если вы познакомитесь с ним поближе, вы увидите, что его трудно шокировать.

Поколесив по Москве, машина выехала за город.

Детина упорно молчал, я тоже не имел желания начинать разговор. Наконец мы свернули с шоссе и поехали по грунтовой дороге. Еще минут через двадцать машина въехала во дворик небольшого двухэтажного особняка из белого кирпича.

Мой смешливый попутчик предупредительно открыл дверь и пропустил меня в просторный холл с полом, покрытым толстым коричневым ковром. Детина начал подниматься по широкой деревянной лестнице на второй этаж. Я следовал за ним.

В маленькой уютной комнатке, обставленной как кабинет, за столом, уставленным телефонами и пультами селекторной связи, сидел Темная Лошадка.

— Присаживайтесь, пожалуйста. Я давно искал случая с вами познакомиться. Должен также признаться, что меня крайне огорчало ваше явно враждебное отношение к моей кандидатуре, потому что вы единственный журналист, чьи заметки, посвященные моей скромной персоне, я читал с интересом. Мне кажется, в нас много общего. И в первую очередь — страсть к анализу и логике. Именно поэтому вы единственный, кто понял, что я собой в действительности представляю, и ваш интерес ко мне (тут его глаза заискрились таким же весельем, как у его сподвижника, что опять начало вводить меня в состояние раздраженности) кажется искренним. Ведь за период предвыборной кампании вы ни о ком кроме меня не писали.

— Ну зачем же так скромно. О вас писали почти все, особенно под занавес. Вы у всех вызывали жгучий интерес.

— Именно под занавес. Когда стало ясно, что я победил. Но, как я заметил, всех интересовал не столько я, сколько обстоятельства, которые привели меня к победе.

— В некотором роде. Хотя феномен Темной Лошадки интересен сам по себе.

— Вам было бы, наверное, интересно разобраться в этом феномене?

— Не скрою. Но и в обстоятельствах, его породивших, тоже.

— О, обстоятельства примитивны. Во-первых, новое всегда интересно. Во-вторых, у никому не известного кандидата мало врагов среди избирателей. Он просто не успевает их нажить. В-третьих, на начальном этапе его никто не принимает всерьез, следовательно он имеет некоторое преимущество в марафоне, а это очень важно, поскольку у него имеется время проанализировать тактику соперников, которая у всех схожа и разработать свою, резко отличающуюся от всех. Это сразу же бросается избирателю в глаза. Если же это подается под особым соусом, то в мозгу избирателя откладывается сигнал: «это хорошо». Когда же соперники начинают понимать, что проигрывают, срабатывает инстинкт стаи, и они разом набрасываются на лидера, после чего уже срабатывает так называемый ельцинский синдром: чем больше обливают помоями, тем выше популярность в простом народе. И так далее.

— Есть еще один важный фактор, о котором вы почему-то не упоминаете.

— Да, финансирование. Но вы же заметили, что на предвыборную кампанию я потратил меньше всех.

— Откуда же поступали средства?

— Источники самые разнообразные.

— И из-за границы?

— И из-за границы.

— Скажите, а чем вызван ваш интерес к скромному журналисту? Или кроме меня вы намерены встретиться с другими представителями прессы?

— Нет, только с вами. Должен признаться, что журналистов я презираю так же, как политиков, и значительно сильнее, чем проституток. Я решил встретиться с вами, потому что вы — единственный серьезный аналитик в отечественной прессе.

Я молча проглотил комплимент. Пока Темная Лошадка объяснял мне своим бархатным голосом азы избирательного искусства, я внимательно изучал его, стараясь понять, какие чувства он во мне вызывает. К сожалению, неприятен он мне не был.

Он выглядел значительно моложе своих пятидесяти лет. Волосы едва тронуты сединой, морщин почти нет. Из-за расплывчатых черт лица его было бы трудно запомнить, если бы не глаза. Они постоянно излучали насмешку, которая могла быть злой и доброй, жестокой и снисходительной — в зависимости от темы разговора. Это мне понравилось тем, что по насмешке сложно было безошибочно определить его отношение к тому, о чем он говорил.

— Вы презираете политиков. А сами-то вы разве не из их числа?

— Я политик волею судьбы, и я не имею политических убеждений.

— Вы сами-то верите в то, что может существовать политик, не имеющий политических убеждений?

— Конечно. Я ведь отношусь к деятельности президента не как к политике, а как к работе. Работа президента любой страны — управлять государством. Если бы я взялся управлять государством в условиях демократии, то я бы вынужден был становиться политиком для того, чтобы политическими методами обеспечить себе возможность управлять. Но это для меня слишком сложно. Поэтому я избрал единоначалие. Неограниченная власть, но и необъятная ответственность. Я добровольно взял на себя риск ответить за все, что я сделаю за эти два года. А сделать я намерен немало. Кроме того, у меня имеются четкие моральные принципы, от которых я не отступил ни разу в жизни. Займись я политикой, ими нужно было бы пожертвовать. Политика — грязное дело. Политик — это, прежде всего, человек со всеми вытекающими отсюда последствиями. Как бы он ни стремился защищать чьи-либо политические интересы, он всегда будет защищать интересы собственные. Искать честного политика — это все равно что искать честного жулика.

— Но вы установили диктатуру. Это уже значит, что у вас есть политические убеждения. Вы сторонник диктаторской политики.

Он досадливо поморщился, а затем посмотрел на меня с насмешкой, выражающей снисходительность. Его глаза как бы говорили: «Объясняю, объясняю и все без толку».

— Я не сторонник ни демократии, ни диктатуры. Я — управленец. Если бы меня избрали президентом США или любой европейской страны, я управлял бы в условиях демократии. Если я оказываюсь президентом России или какой-нибудь африканской страны, то условия демократии здесь в силу национальных особенностей этих народов не годятся. Управлять рядом народов можно только с помощью диктатуры. Это также просто, как то, что по суше надо перебираться с помощью автомобиля, по реке — с помощью лодки а по воздуху — с помощью самолета. Чушь. Россия не доросла. Ей противопоказана демократия так же, как американцам противопоказана диктатура. Это национальный характер. России противопоказана любая политическая деятельность так же, как астматику противопоказано курение. И не я один это понимаю. Большинство политиков прекрасно это осознают. И нет такого демократа, который, придя к власти в России, не стремился бы к тоталитарной форме правления. Российский демократ, придя к власти, может запросто разогнать парламент и выборные органы местной власти. И трудно сказать, почему он это делает. То ли потому, что все россияне любят неограниченную власть, как мать дитя, то ли потому, что прозревает после нескольких месяцев работы в условиях демократии.

В ближайшие два года политикам придется забыть о политике и сконцентрировать свою энергию на экономике. Им нужно будет зарабатывать себе на хлеб. Причем не языком, а руками. Или мозгами, коли таковые имеются.

— Нельзя ли конкретнее?

— Можно. Скоро вы прочтете мой первый указ, который наложит запрет на два года на существование всех без исключения политических партий, движений, групп. Парламент будет распущен. И это, как вы сами понимаете, большая экономия средств, помимо возможности управлять. Его заменит один-единственный орган — комитет по контролю за бюджетом, которому будут в рамках его компетенции даны такие же права, как и парламенту. В него не будут избирать, будут назначать. И членов будет значительно меньше, чем депутатов. Через два года, за два месяца до проведения референдума о продлении диктатуры на весь срок моего президентства, этот запрет будет отменен. Но я уверен (тут он засмеялся), что большинству россиян диктатура придется по вкусу.

— А пресса?

— Без работы вы не останетесь. Свобода печати сохранится. Но временный указ о средствах массовой информации уже готов. Единственным ограничением свободы печати будет безусловное требование к достоверности информации, затрагивающей интересы государства, правительства или частных лиц. Любой гражданин будет иметь юридическое право потребовать от любой газеты, радио или телевидения доказать правдивость информации, затрагивающей его интересы. Если такие доказательства не будут представлены в течение десяти дней, газета будет закрыта, корреспондент радио или телевидения будет либо посажен в тюрьму, либо будет платить крупную компенсацию.

— Понятно. Суд скорый — суд правый. Ну а как вы собираетесь выводить страну из кризиса? Ведь одной диктатуры для поднятия экономики явно недостаточно.

Настала глубокая пауза. Президент достал из стола пачку «Мальборо» и протянул мне. Я отрицательно покачал головой и достал свою любимую «Яву». Наконец, сделав глубокую затяжку, он заговорил.

— Начнем с того, что я не собираюсь выводить страну из кризиса. То есть я попытаюсь, но это не входит в мои планы, так как я сейчас пока не знаю выхода. Целью двухгодичной диктатуры является подготовка условий для ликвидации кризиса. То есть устранение ряда причин, препятствующих стабилизации финансовой системы и подъему экономики.

Я сразу же хочу поставить точки над «i» и объяснить, зачем я пригласил вас приехать. Вы не торопитесь? Прекрасно. Я тоже располагаю сегодня свободным временем. Мы можем провести его со взаимной пользой.

Он нажал кнопку селекторной связи и попросил кофе. Дверь тотчас отворилась, и вошел мой попутчик, катя перед собой тележку с кофейником, сахарницей, двумя чашками и тарелкой с бутербродами. Темная Лошадка налил в чашку дымящийся кофе и сделал глоток.

— Хотим мы этого или не хотим, но начинается новая эпоха. Может быть, короткая. Поскольку прошлое России всегда было непредсказуемым, я хотел бы оставить об этой эпохе объективную информацию. Вы, по моему мнению, единственный, кто может забыть о своих политических убеждениях во имя истины.

Вы — профессионал. И этим все сказано. Я хочу, чтобы вы объективно описывали мой государственный курс в печати, а поскольку некоторая информация будет носить секретный характер, вы будете ее хранить и опубликуете после моего ухода. Вы получите доступ к любой информации. Мое доверенное лицо позаботится о том, чтобы вы знали все. Или почти все.

Соблазн был велик. Тем не менее я не говорил ни «да» ни «нет».

— А теперь вернемся к цели диктатуры. Главным препятствием к созданию необходимой для нынешней ситуации системы управления являются два фактора: политика и мафия.

* * *

Мафия, по словам вице-премьера Юрия Ярова, сегодня контролирует 40 тысяч предприятий, среди них немало государственных. Мафия нынче пролезла повсюду. В банковскую систему, на транспорт, в сферу экспорта-импорта, на рынок недвижимости, в приватизацию.

…Мафия, по сведениям специалистов, тратит на подкуп должностных ли от 30 до 50 процентов своих доходов.

Криминальная хроника, № 3, 1994 г.
* * *

С политиками я управлюсь быстро. В течение нескольких дней. Что касается мафии, то это работа весьма и весьма сложная. Тактика против нее пока не придумана. Но мы еще вернемся к мафии. Сейчас же я хотел бы, чтобы вы поняли одну вещь. Запомните, трагедия или триумф любой нации заключен не в каких-то внешних факторах, а в ней самой. И, прежде всего, в ее национальном характере. Это скала, о которую разобьется любая самая гениальная теория. Это! сила, способная превратить все самое доброе в источник зла. Национальный характер русских, помноженный на низкий интеллектуальный уровень и агрессивность среднего человека, если не заключить его в строгие рамки, способен вызвать мировую катастрофу. Генеральным показателем характера той или иной нации является ее отношение к Богу. Из этого компонента вытекает нравственность, а на ее базе уже строится все остальное. Русские после крещения Руси святым Владимиром в действительности не приняла христианства. В душе они остались язычниками, каковыми являются и сейчас. Сама история государства российского свидетельствует о том, что заповеди Христа для россиян так же далеки, как и понимание сущности христианства. Именно поэтому Сатана избрал Россию своим земным прибежищем. Христианство просуществовало на Руси без малого тысячу лет. Срок большой. И что же? Антихрист в кепке за несколько лет превратил двести миллионов христиан в двести миллионов иуд. Храмы разрушили, священников истребили и стали молиться языческим богам. Идолам на постаментах не только молились, но и легко приносили человеческие жертвы. Да еще и в таких масштабах, что древним майя не снилось. За все это нужно платить. Евреи, распяв Христа, перестали существовать как нация и две тысячи лет расплачивались за свое преступление. Каким же образом и как долго должны расплачиваться за это русские? Сейчас в стране якобы идет новый процесс христианизации. Но идет чисто внешне, в рамках церкви, созданной Антихристом.

Самый человечный прекрасно понимал, что лучшее орудие управления безнравственным народом, который легко может продать кого угодно, даже Господа Бога, — это террор и страх. И первое, что он сделал, захватив власть, — это создал жесткую и бесперебойную систему управления, построенную на терроре и страхе — этом единственном стимуле, способном привести в действие механизм прогресса в России. И он ведь не открыл Америку. И до него прогресс был неразрывно связан с террором. Тела и души грешников-язычников были помещены в грандиозный по своим масштабам концлагерь. Позднее тела выпустили, а души оставили в лагере. Если душа пыталась вырваться из лагеря, к ней присоединяли тело. Нахождение тел на свободе, а душ в концлагере обеспечивало стабильную систему управления.

В 90-е годы грешные души начали потихоньку из лагеря возвращаться в тела, в результате чего тела начали становиться неуправляемыми.

В августе 1991-го эти грешные черные души вырвались на свободу. Система управления была разрушена. Начался разгул безнравственности, где определяющим фактором социального поведения россиян стали деньги. Природная жадность в совокупности с патологическим отвращением к труду, свойственные нашей нации, создали совершенно новый в истории тип государства — криминальный. Так случилось, что власть в стране, которая только начала оформляться как криминальное государство, захватила наиболее безнравственная группа людей. Как всегда это делалось, была в спешном порядке создана идеология, основу которой составила псевдодемократия. Появились диссиденты нового типа. Все не согласные с политикой создания криминального государства объявлялись «красно-коричневыми».

Моими экономическими советниками проделан детальный анализ политики Ельцина-Гайдара в период 1991–1993 годов. Выводы однозначные: совершен ряд ошибок, приведших к трагическим последствиям в экономике. Но группа аналитиков другого рода доказала мне, что ошибок не было. Была целенаправленная политика на создание опоры нового режима в лице криминальных слоев общества. Гайдар достаточно образован, чтобы понимать необходимость создания механизма реформ перед тем, как запускать их в действие. Например, контроль за экспортом сырья, налоговый контроль, валютный контроль. Им не были сделаны элементарные вещи, в результате чего первые годы ельцинского режима стали свидетелями парадоксов типа того, что Эстония занимала прочное место лидера в области экспорта цветных металлов. Наивные честняги, которых на всякий случай записывали в красно-коричневые, вопили о разграблении страны западными компаниями. А западные компании стонали от демпинговых цен, российского сырья на мировом рынке. Общественность не понимала, что происходит не просто разграбление — гигантское по своим масштабам перераспределение материальных ценностей, целью которого является спешное создание социальной базы для поддержки шаткого режима. Перераспределение проводилось режимом криминальными методами. В результате была создана криминальная социальная группа, имеющая свою промышленность, свою финансовую систему и (он назидательно поднял палец) свои спецслужбы и вооруженные силы.

Созданная система правления, не путайте с системой управления, предусматривала два правительства: шутовское и действительное. Шутовское правительство назначалось, утверждалось, менялось. Действительное оставалось бессменным. (Он мрачно усмехнулся.) Придя к власти и получив подробную информацию о масштабах и возможностях мафии, Бенито Муссолини был вынужден заявить: «Мы не потерпим в Италии второго правительства». Сейчас пока идет систематизация информации о мафии. Я думаю, через месяц — два я буду иметь картину не менее точную, чем имел мой итальянский коллега.

— А потом что? Процесс века?

— Никакого в России процесса не будет, как не было в Италии. Второй фактор, препятствующий созданию системы управления государством, должен будет исчезнуть так же внезапно, как и появился.

Он сделал паузу, затем улыбнулся одними губами и елейным голосом добавил: «Физически».

— А вы не боитесь, что вас убьют прежде, чем вы начнете приводить свои планы в исполнение?

— Поздно убивать. И ничего не даст. Машина создана и готова к запуску. Я позаботился о своей безопасности. Чтобы убить меня, нужны будут, во-первых, колоссальные средства, во-вторых — камикадзе. Мой убийца должен будет сознательно пойти на смерть. Такого человека сейчас найти трудно. Кроме того, уже разработан комплекс мер, которые: предпримет мой преемник в случае моего убийства. После их реализации нового президента убивать будет некому. И знаете, что самое интересное? Видимо, марксисты, определяя диалектические законы, в чем-то были правы, когда утверждали, что любой появляющийся класс со своим рождением порождает и своего могильщика. При создании машины по ликвидации мафии в добровольцах недостатка не было. Причем в таких, которые готовы действовать любыми методами.

— Я не специалист, но мне кажется, что на подобные мероприятия нужны помимо добровольцев огромные деньги.

— Верно. И эти деньги есть. Сейчас за рубежом на счетах физических лиц находится около восьмидесяти миллиардов долларов. При соответствующих методах убеждения владельцы этих капиталов охотно пожертвуют государству часть средств.

Я присвистнул.

— Откуда такая цифра?

Он засмеялся.

— Источник информации — наша коммерческая тайна.

— Ну, допустим, вы справились с мафией. Что дальше?

— Дальше первым делом приведем в порядок систему поступлений средств в бюджет. Будем брать под контроль хождение денежной массы. По предварительным анализам специалистов, в результате снисходительности прежнего режима к налогоплательщикам налоги уплачивались только с 30 процентов денежной массы, находящейся в обороте. Это позволит ввести плавающий налог, чтобы создать благоприятные условия для производителя, который все эти годы платил за себя и за громадную армию дельцов теневой экономики.

* * *

В 1993 году в отношении налоговых органов и их сотрудников совершено более 128 насильственных и иных противоправных действий. Им угрожают, их шантажируют, а здания налоговых инспекций поджигают и обстреливают. В одном из последних случаев бросили гранату.

Известия, 29 марта 1994 г.
* * *

— Что вы подразумеваете под теневой экономикой в наше время?

— Экономику, не облагаемую налогом. Результат — грабительские налоги на легального производителя и торговца. Эти налоги не только уничтожили всякий стимул производить что-либо, но и закрыли доступ иностранному капиталу плотнее, чем «железный занавес».

Нами сейчас формируется Институт фискалов. Он будет работать параллельно с налоговой полицией. Сначала мы хотели создать агентурное подразделение в структуре налоговой полиции, но методика специальной работы диктует необходимость независимости поставщика информации от ее потребителя. На сегодняшний день ИФ уже располагает значительной агентурой. Часть агентов проходят обучение на специальных базах. Скоро они покинут эти базы и растворятся в торговле и на предприятиях. Создана служба наружного наблюдения, мимо которой не проскочит ни один ящик с товаром.

— Вы что, возьмете под наблюдение всю торговлю?

— Нет, наблюдение ведется по наводке агентуры.

— И сколько же вы платите агентуре?

— Ни копейки.

Меня охватило дикое веселье. Подняв лицо к потолку и заложив руки за голову, я начал дико хохотать, выплескивая в хохот весь нервный стресс, накопленный за сутки. Нахохотавшись вдоволь, я посмотрел на своего собеседника. Он терпеливо ждал, когда я насмеюсь вдоволь. При этом он так снисходительно улыбался, что я почувствовал себя уязвленным.

— Вы что, не понимаете, что ваших агентов купят с потрохами?

Улыбка стала еще более снисходительной.

— Не хватит денег. Уклонение от налогов станет на ближайшие два года одним из самых страшных преступлений. Вскрытый неплательщик будет немедленно арестован и приговорен к длительному тюремному заключению. Его счета в банках и наличность поступят в казну. Фискал, раскрывший неуплату, получит от десяти до восьмидесяти, в зависимости от конфискованных сумм, процентов. Гонорар всегда будет больше взятки. Причем из того же источника. Зачем мне брать у тебя миллион, когда я сделаю так, что у тебя отнимут все деньги и отдадут мне половину. Кроме, того, у агента нет гарантии, и он об этом предупрежден, что он один работает на этом участке. Все просчитано. И рентабельность ИФа будет очень высокой. Плюс всяческие льготы, в том числе и налоговые, на три года фискалу, если после получения гонораров он захочет открыть свое дело. Ну и разумеется добровольцы. Уже готов закон, по которому служащий частной структуры, открывший государству неуплату налога его фирмой, может получить от государства в качестве гонорара всю фирму. Тоже своего рода перераспределение.

— А боязнь расплаты?

Усмешка из снисходительной стала жесткой.

— Собака, вышедшая на след, будет под постоянным наблюдением. Покушение на нее будет караться смертью. Иногда без суда. Вы все прочитаете на днях во Временном уголовном кодексе.

В дверь постучали и чей-то знакомый, но забытый голос спросил:

— Разрешите, господин президент?

— Проходите, Константин Павлович. И поздоровайтесь с будущим летописцем нашей эпохи.

Я обернулся и обомлел. Передо мной стоял мой одноклассник и друг детства Котька Сидоренко, по кличке Кот. Мы дружили с четвертого класса и были, что называется, не разлей вода. После школы я уехал из Ленинграда, где мой отец учился в Военно-морской академии, в Москву, куда он получил назначение. Тем же летом я поступил в МГУ. Котька, который приехал вслед за мной поступать в иняз (он жил у меня в период сдачи вступительных экзаменов), провалился и резко исчез с горизонта.

Мне говорили, что, вернувшись в Ленинград, он поступил работать на завод, потом его призвали в армию, откуда он по разнарядке был направлен в Высшую школу КГБ.

Широко улыбнувшись. Кот протянул мне руку.

— Здорово, старик. Очень раз тебя видеть. По тому, как Темная Лошадка отреагировал на эту встречу, я понял, что ему известно о наших прошлых отношениях и что обратил внимание на мои статьи не он сам, а Кот, его доверенное лицо.

— Константин Павлович, — сказал президент, — наш гость любезно согласился объективно освещать в прессе нашу политику. Позаботьтесь, пожалуйста, чтобы он получал всю интересующую его информацию.

3. «В начале славных дел»

Петербург. В 1993 году в результате операции «Трал», проводившейся Управлением федеральной службы контрразведки по Санкт-Петербургу и области совместно с пограничниками и таможней, был предотвращен вывоз из страны 250 тонн цветных металлов, 6000 тонн нефтепродуктов, около 22 тыс. кубометров леса, иных товаров на общую сумму около 5 млрд. рублей. Об этом сообщили в управлении ФСК.

Независимая газета, 8 апреля 1994 г.
* * *

Прошло две недели. И вот в понедельник, который демократическая пресса назвала «черным», «Президентский вестник» выплеснул волну указов.

Любой вид политической деятельности объявлялся вне закона. Все политические партии объявлялись распущенными сроком на два года. Запрещались забастовки, митинги и уличные шествия даже в поддержку правительства. Далее шло детальное описание всех других действий, квалифицируемых как политическая деятельность. В указе подчеркивалось, что свобода слова сохраняется и что любые попытки осуществления цензуры в скрытой форме будут строго наказываться.

Указ о государственной границе предписывал всем гражданам СНГ, не имеющим виз, в недельный срок покинуть территорию России.

Указ об отделении Чечни от России и высылке ее граждан в 10-дневный срок запрещал МИДу выдавать чеченцам визы до установления дипломатических отношений между двумя странами. Одновременно запрещалось российским государственным, коммерческим и банковским структурам иметь любые деловые контакты с чеченскими структурами до установления официальных дипотношений. Последним фигурировал Временный уголовный кодекс (ВУК), который предусматривал только наказание смертной казнью.

* * *

Сегодня генерал-майор В.Красновский не у дел. Управление, которое он возглавлял, упразднили. Операция «Трал» временно свернута и передана одному из подразделений создающейся сейчас Федеральной службы контрразведки… Сколько пройдет времени, пока там освоятся с новой работой, пока войдут в курс дел, никто не знает. Можно считать, что на нашей границе появилась еще одна дыра, видимо, самая серьезная. Часть сотрудников Управления, которое возглавлял В.Красновский, подала рапорт об отставке. Подал такой рапорт и их генерал. Мафия, специализирующаяся на расхищении богатств России, может вздохнуть еще свободнее…

Неделя, № 14, 1994 г.
* * *

Под смертную казнь подпадали:

— лица, осуществляющие попытку контрабанды определенных видов товаров и стратегического сырья;

— лица, совершившие преднамеренное убийство или разбойное нападение;

— лица, оказывающие вооруженное сопротивление представителям власти;

— лица, покушающиеся на жизнь агентов Института фискалов и их родственников;

— лица, чьи действия направлены на искусственное создание голода.

В общей сложности смертной казнью карались сорок восемь преступлений. Посмотрев на часы, я включил телевизор. «Президентский канал» передавал запись пресс-конференции, которую президент России дал российским и иностранным журналистам. Вставив кассету, я включил магнитофон на запись.

* * *

Президент сидел за небольшим столиком. Справа и слева от него сидели министр обороны, назначенный несколько дней назад, министр внутренних дел и премьер-министр. Отсутствие других членов правительства наводило на мысль, что Темная Лошадка просчитал заранее все вопросы, которые ему могли задать на этой, первой с момента установления диктаторского правления, пресс-конференции.

Когда он говорил и его показывали крупным планом, я внимательно следил за его глазами. В них бегали бесенята. Он явно забавлялся, чего нельзя было сказать о его мрачных сподвижниках. Выдвигая и развивая свои постулаты, президент не забывал о форме общения с аудиторией. Но не с журналистской, а с громадной аудиторией, именуемой Россией. Тон его речей был то резким, то мягким, с оттенком сожаления. Не забывал он и о юморе, который звучал довольно мрачновато.

Иностранные корреспонденты, в основном американцы, говорили по-русски, что было обязательным условием участия в конференции.

Вопрос: Господин президент, ваш указ, называемый ВУК, регламентирующий применение смертной казни, предусматривает этот вид наказания за совершение более чем четырех десятков разновидностей преступления. Я не ставлю под сомнение негуманность этого указа. Я сомневаюсь в его целесообразности. Ведь общеизвестно, что ужесточение наказаний еще никогда не приводило к снижению преступности.

Ответ: В вашем вопросе заключены несколько вопросов. Постараюсь аргументирование ответить на все. Сначала о моральном аспекте моего указа, негуманность которого вы не ставите под сомнение. Когда человек профессионально занимается убийством других людей, иногда ни в чем не повинных, и имеющих право на жизнь, то применение гуманности к одной стороне автоматически создает негуманность по отношению к другой. Применение гуманности к обеим сторонам практически невозможно. Скажем, не уничтожить убийцу иногда означает вынесение смертного приговора невинному человеку. Принимая во внимание, что один убийца может уничтожить несколько человек, с точки зрения целесообразности необходимо проявить гуманность к его будущим жертвам.

* * *

Вчера в ГУВД Москвы прошел брифинг, посвященный преступлениям против владельцев приватизированных квартир. Начальник отдела розыска ГУВД города Виктор Касьяненко заявил журналистам, что по данным на 1 февраля, более 15 тыс. человек продали свои приватизированные квартиры и выехали из Москвы. Однако в ходе проверки выяснилось, что 3 тыс. человек просто не доехали до нового места жительства. Сотрудники милиции подозревают, что они могли быть убиты.

Сегодня, 16 марта 1994 г.
* * *

Теперь о мировой практике ужесточения наказаний. В советской идеологии борьбы с преступностью наказание фигурировало как средство перевоспитания заблудших овечек, так что было непонятно, что это такое: возмездие за преступление или воспитательная работа. В настоящее время, когда, выражаясь языком марксистов, в обществе выкристаллизировался класс, представляющий угрозу для экономики страны и жизней сотен тысяч людей (а годовые потери населения в результате убийств и террора давно перекрывают в несколько раз наши совокупные потери за 10 лет войны в Афганистане), вопрос о возмездии или воспитании не стоит. Стоит вопрос о спасении людей и ликвидации краха экономики. В конкретном случае, я думаю, смертная казнь станет исключением из мировой практики. Ведь по логике вещей должно же уменьшиться количество преступлений, если уменьшится количество преступников. А количество преступников мы собираемся значительно сократить. И это единственный способ. (Тут он насмешливо улыбнулся, и бесенята еще быстрее забегали в его глазах.) Если только уважаемый гуманист не даст нам другой рецепт.

Мы не обещаем народу, что через два года диктатуры в стране наступит эра всеобщего благоденствия и каждый сможет ежедневно до отвала наедаться черной икрой. Но мы можем обещать, что сделаем все возможное, чтобы россияне могли не бояться темноты, не бояться заниматься честным бизнесом, не бояться, что их национальные богатства будут грабить в неограниченных масштабах, не бояться, что из их детей будут делать наркоманов.

Вопрос: Господин президент, в минувшее воскресенье силами безопасности было захвачено около четырехсот участников демонстрации, организованной движением «Трудовая Москва». Какова их судьба?

Ответ: Вопрос к присутствующему здесь министру внутренних дел.

Ответ министра: Они требовали сталинизм. Они его получат.

Вопрос: Но почему их подвергли зверскому избиению?

Ответ министра: Потому что они зверски сопротивлялись властям.

(Смех в зале.)

Вопрос: Господин президент, ваш пресс-секретарь сообщил, что готовится указ о контроле за ценами. Значит ли это, что правительство будет диктовать цены производителю и торговцу?

Ответ: Вопрос к премьеру.

Ответ премьера: Ни в коем случае. И производитель и торговец будут иметь полное право самостоятельно определять цены на свой товар. Однако правительственная комиссия будет иметь право потребовать от производителя или торговца экономическое обоснование цены, а также проверять истинность цифр. Там, где цены будут диктоваться не экономическими, а личными потребностями, вступит в силу указ о ликвидации деятельности, направленной на подрыв экономики государства. Нами просчитано, что, кроме экономических параметров, цены в России имеют также психологические параметры, что стимулирует инфляцию издержек. Подавить инфляционные ожидания можно только жестким, административным путем.

Неплатежи также станут серьезным государственным преступлением. Мы не сможем на первом этапе выявлять в широких масштабах причины неплатежей. Однако мы будем это делать. И в случае выявления укрытия денег неплательщиками их действия будут рассматриваться как экономическая диверсия. И вообще нами разработан механизм отслеживания по цепочке первопричин нарушений экономических и финансовых законов. Там, где будут выявлены субъективные причины, лица, их создавшие, будут очень сурово наказываться.

Вопрос: Господин президент, поясните, пожалуйста, Ваше недавнее заявление о государственной защите русскоязычного населения в странах СНГ.

Ответ: В этой области мы настроены очень решительно. Наша задача — оградить наших соотечественников в ближнем зарубежье от насилия и дискриминации. Этого можно добиться только одним способом — создать условия, в которых правительствам стран ближнего зарубежья была бы политически и экономически невыгодна дискриминация русских.

В этой связи нами подготовлен указ, предусматривающий введение жестких экономических санкций против стран ближнего зарубежья в случае получения подтвержденной информации о фактах дискриминации. Предусмотрен также разрыв дипломатических отношений. Если же в отношении русскоязычного населения будут иметь место насильственные действия, то по столице государства, допускающего это преступление, будут ездить русские танки. Жизнь россиянина будет цениться так же высоко, как жизнь гражданина США. В этом мы готовы полностью копировать Америку.

Для этих целей в соответствии с моим указом Миннац приступил к формированию Корпуса быстрого реагирования. Солдаты и офицеры корпуса — вольнонаемные добровольцы, которые отрываются от основной работы один раз в месяц для поддержания их боеготовности. В основном это части специального назначения. В состав корпуса входят также авиационные и танковые подразделения.

Вопрос: Вы не считаете, что все это вызовет негативную реакцию всех стран СНГ?

Ответ: Негативно отреагировать на эти меры означало бы признание того, что правительственный курс страны несет в себе политику дискриминации русскоязычного населения. Если, скажем, прибалтийские страны решат создать аналогичные войска или ввести законы, предусматривающие санкции против России в случае дискриминации проживающих на нашей территории прибалтов, мы открыто будем приветствовать это. Но республикам ближнего зарубежья нет нужды создавать такие войска. Наше государство, как и США, защищает интересы всех граждан независимо от национальности. Более того, если в России будет совершено уголовное преступление против литовца, молдаванина и т. д., то мы готовы, в случае требования литовской стороны, выдать ей преступника, чтобы он отбывал наказание в Литве.

* * *

После окончания пресс-конференции я снял трубку и набрал номер радиотелефона, который Кот всегда носил при себе.

— Алло.

— Это я. Когда ты собираешься выполнять указания своего шефа?

— Тебе нужна какая-нибудь информация?

— Очень даже.

— Высылаю машину.

Через два часа я уже сидел в кабинете конфидента Темной Лошадки, который был теперь для меня лошадкой менее темной.

* * *

«Генеральная прокуратура РФ сообщает:

Tab-1.png


* В связи с изменением законодательства сопоставимые данные за 1992 г. не приводятся».

Аргументы и факты, 15 апреля 1994 г.
* * *

На этот раз меня везли довольно долго, прежде чем доставили в небольшой населенный пункт, который когда-то был военным городком.

Военных в нем не было ни одного. Время от времени по плацу проходили люди в спортивной одежде.

Кот сидел за столом, заваленным бумагами. Он что-то писал, вычеркивал, правил.

Когда я вошел. Кот, не отрываясь от писанины, буркнул: «Садись». Я сел и осмотрелся. Судя по всему, этот кабинет, на двери которого еще не сняли табличку с надписью «Канцелярия роты», не мог быть его постоянной резиденцией. Казенная мебель тоже мало гармонировала со статусом доверенного лица президента. Наконец он кончил писать.

— Я что, в спортивно-оздоровительном лагере?

— Ты на базе подготовки ГОН.

— Что такое ГОН?

— Группы особого назначения.

— И к чему готовятся эти группы? Чем будут заниматься?

— Во-первых, они будут приводить в исполнение приговоры, вынесенные заочно. Во-вторых, они будут патрулировать в вечернее время города, где они проживают. Ты сам знаешь, как много сейчас развелось на улицах бравых ребят, наводящих страх на мирных жителей. Так вот, теперь по городам будут ходить другие ребята, тихие и незаметные. Их не отличишь от обычных прохожих или пассажиров общественного транспорта. И потенциальный преступник должен знать, что его попутчики в электричке или зеваки, прогуливающиеся в парке, могут оказаться ГОНом, со всеми вытекающими отсюда печальными последствиями. Ведь им дано право применять оружие на поражение в определенных ситуациях. Бац — и одним хулиганом меньше. Но это в будущем. Сейчас ГОН готовится к выполнению одного маленького, но ответственного поручения.

— Что за заочные приговоры?

— Есть такие. Приходится выносить. Ведь мест в СИЗО для всех желающих нет, хоть лопни. (Он весело подмигнул и засвистел свою любимую мелодию — военный марш.)

— Послушай, Кот, твой президент разорит страну на борьбе с преступностью. Во что обходится содержание ГОН?

Кот улыбнулся своей очаровательной улыбкой (улыбаться он умел), по снисходительности не уступающей улыбке его шефа.

— Казне это почти ничего не стоит, если не считать еды, которую гоновцы потребляют за три недели обучения. Зарплату они не получают.

— Они что, остатки идейного прошлого?

— Нет, мы не имеем дел с идейными. Это особые люди, чья психика требует удовлетворения потребностей, вызванных личной трагедией. Они сами бесплатно будут бегать по городу в поисках достойного объекта для ликвидации. Вот полюбуйся.

Он протянул мне папку и стал с интересом наблюдать за выражением моего лица, которое, видимо менялось по мере прочтения этих досье.

* * *

КАРТОЧКА № 980-С Марчук Виктор Иванович

Год рождения: 1960

Образование: среднее

Адрес: С.-Петербург, ул. Достоевского 10, кв. 24

Завербован: агентом ТА-46 (дата)

Пометка психолога: класс «А», тип «З», рекомендуется использовать в операциях типа «А-1»

(Дата) преступники (предположительно, трое) проникли в квартиру, где в это время находились жена (1968 г. рожд.), дочь (1990 г. рожд.) и мать (1937 г. рожд.). Все трое убиты со зверской жестокостью. Преступники похитили видеотехнику, одежду, с пальцев убитых сняты обручальные кольца. Вырваны два золотых зуба у матери. По убийству с целью ограбления возбуждено уголовное дело.

Из родственников у агента 980-С осталась только тетка (по отцу, проживает на Украине).

* * *

Я обратил внимание на то, что завербован был агент 980-С через сутки после убийства. К досье приложены две фотографии. На одной — три обезображенных трупа. Вторая — фотография агента. Мрачное лицо. Взгляд страшен даже на фотографии.

«Да, — подумалось мне, — этот не пощадит».

Я начал смотреть все досье подряд. Ужасные истории, леденящие душу фотографии. Мрачные глаза гоновцев, говорящие только одно слово: «Берегись!»

Вот Сивков Анатолий Иванович. Возраст 38 лет. Единственный сын подвергся нападению хулиганов. В результате удара по голове ослеп, потерял способность двигаться. Хулиганы получили по два года условно.

Вот Ткачев Дмитрий Андреевич. Семнадцать лет.

Обоих родителей зверски убили в электричке.

— Послушай, Кот, а ты уверен, что все они смогут убивать? Ведь одно дело эмоции, а другое — реальное убийство себе подобных.

Кот улыбнулся и зачем-то стал внимательно рассматривать струйку дыма, поднимающуюся с кончика сигареты.

— Ты что, не слышишь вопроса?

— Слышу, слышу. Не знаю только, стоит ли подвергать твою чувствительную душу воздействию слишком правдивой информации.

— Ты ее уже подверг. Давай подвергай дальше.

— Ну ладно. В ГОН принимаются только после того, как кандидат пройдет серию испытаний. Первое испытание — это приведение смертного приговора в исполнение на специальной базе. Причем знаешь что самое интересное? (Он опять засмеялся ласковым смехом.) Большинство кандидатов не хотят пользоваться при этом огнестрельным оружием. Просят либо нож, либо удавку. Это, видимо, после подогрева эмоций. Ведь ему показывают уголовное дело того, кого он должен казнить. Дела выбирают психологи, и, должен признаться, дела жуткие. Все это делается за 20–30 минут до приведения приговора в исполнение.

Второе испытание — ив этом познается профессиональная пригодность агента — приведение в исполнение заочного приговора. Здесь не все так гладко. Слабое воображение контингента налицо. Не идет дальше подъезда. Приходится развивать способности мечтать и грезить.

Все агенты, чьи карточки ты просмотрел, успешно прошли испытания. Сейчас их обучают убивать без оружия. Ведь нельзя же постоянно таскать с собой пистолет. Заочно они проходят психологическую обработку. Это будут люди-зомби. Впрочем, если зомби не получился, а такое бывает, он не встречает никаких препятствий к тому, чтобы уйти. Все следы его пребывания в ГОН, включая личную карточку, он уничтожает сам.

— Интересно, а как вы их обрабатываете?

— Не знаю, здесь я не специалист. Могу только рассказать о том, что видел собственными глазами. Для них изготавливают искусные миниатюрные портреты их родственников. Причем лица на портретах либо счастливые, либо жалобные. Каким принципом здесь руководствуются психологи, не знаю.

Им постоянно дают читать следственные дела, иногда для них специально составленные. Дела схожи с их случаями. Им внушается, что они не просто мстители, но спасители будущих жертв. Словом, их ненависть к криминальному миру постоянно подогревается.

— Идея создания ГОН твоя?

— Нет, это идея президента.

— Слушай, а у твоего президента, случаем, никого не пришибли?

— Ты все время пытаешься выявить психологический тип президента. Тухлое дело. Он не человек, а компьютер. Он не имеет эмоций.

— А по-моему, эмоции присутствуют во всех его действиях.

— Присутствуют. Только не с его стороны. Ну ладно. Какую информацию ты хотел от меня получить?

— Во-первых, объясни мне, что это за волна арестов проходит по всей стране? Вы арестовали массу бывших высокопоставленных чиновников, промышленников, бизнесменов. Потом большую часть отпустили. Значит, хватали невинных? Или это политический жест?

— Да, это жест. Но чисто экономический. Нам, видишь ли, нужны деньги, а имущий должен делиться с неимущим. Эти аресты привели к тому, что на валютные счета правительства в 1-м Государственном банке поступили 15 миллиардов, которые были переведены из-за границы. Лица, согласившиеся вернуть валюту, отпущены с миром.

— А те, что отказались?

— Тоже отпущены. Только в мир иной.

— И сколько же таких?

— Немного. Всего двое.

— Так может вы расстреляли невинных? Может у них не было никаких денег?

— На то, чтобы выявить счета, мы потратили полмиллиарда долларов. С момента вступления президента в должность вся служба внешней разведки работает только на добывание этой информации. Кроме того, нанято несколько иностранных фирм. Полмиллиарда потратили, пятнадцать — получили. Чистая выгода. Но это только начало. Сейчас внешней разведке выделено на эти нужды полтора миллиарда долларов на подкуп банковских служащих за рубежом. Это позволит, по предварительным расчетам, вскрыть счета наших несознательных граждан на общую сумму 80 миллиардов долларов.

Кроме того, аресты проходили также в рамках операции «Возмездие». В ходе операции арестовано несколько тысяч бывших сотрудников 5-го управления КГБ, секретарей обкомов и горкомов, врачей-психиатров.

— За что?

— За старые грехи. Пришла пора платить по счету. Мы имеем в виду при первой же возможности трансформировать Россию в правовое государство. Лица, виновные в преследованиях по политическим мотивам, творившие беззакония в период правления КПСС, будут сурово наказаны. Проделана гигантская работа с архивами КГБ, которые не успели уничтожить. Уже сформированы секретные военные трибуналы.

— Расстрелов будет много?

— Достаточно.

— Скажи, а зачем все это? Ты знаешь, я еще в школе скептически относился к коммунистическим бредням. Но зачем эта запоздалая месть? Почему не предать все забвению?

Кот долго молчал. Казалось, он забыл о моем существовании. Я терпеливо ждал. Наконец он заговорил:

— Я должен снабжать тебя информацией, но переваривать ты должен ее сам. Это условие президента, который не хочет, чтобы на тебя оказывали давление даже в форме убеждения. Так же, как и то, что конфиденциальную информацию ты можешь опубликовать только после нашего ухода. Но я вижу, что первое условие выполнить невозможно, потому что ты все время спрашиваешь: «Почему? Для чего? Зачем?» Кроме того, я вижу, что ты самостоятельно не можешь переварить все это и сделать правильный вывод, а без этого ты не поймешь ни сущность нынешней ситуации, ни нашу политику, которая кажется тебе дикой, ни ее конечные цели. Поэтому слушай и мотай на ус.

4. Сентиментальная исповедь бывшего «солдата партии», переходящая в весьма далекие от сантиментов мероприятия

«Ты, разумеется, помнишь, какими мы были личными друзьями и идейными врагами в школьные годы. Ты всегда был скептиком и циником, для тебя никогда не было ничего святого. Я же был сначала ортодоксальным пионером, затем ортодоксальным комсомольцем, затем стал фанатичным коммунистом. Помнишь, как я чуть не набил тебе морду, когда ты рассказал анекдот про Ленина в пятом классе? По общественным дисциплинам я всегда был самым первым. Благоговейно слушал Михал Петровича, когда он рассказывал о сокровищнице марксизма-ленинизма и прощал ему, когда вместо „ленинизм“ он произносил „ленинизьм“. Ты же всегда издевался над ним. И когда он произносил слово „марксизьм-ленинизьм“, ты всегда вполголоса добавлял „сифилизьм-трипперизьм“, а я страдал не на шутку.

Я с нетерпением ждал, когда, поступив в вуз, я открою дверь в эту сокровищницу, и ожидал узнать нечто такое, от чего мне все кругом станет ясно. Я ожидал, что после этого я стану умней в сотню раз. (Тут он весело засмеялся.) Так и случилось. Познакомившись с теорией „марксизьма“, я действительно стал умней в сотню раз. Михал Петрович перестарался. Когда я начал на первом курсе ВШК читать и конспектировать этот бред, эффект был такой, как если бы меня ударили утюгом по голове. К пятому курсу я уже пришел к однозначному выводу. Либо мой бывший кумир шизофреник, либо — политический аферист,

Скорее всего второе.

Потом, когда я стал офицером 1-го главного, меня обучили анализу и приучили анализировать все, включая поведение любовницы во время ритуала любви. И я стал анализировать соцдействительность.

С первых же дней службы я столкнулся с жесткой стратификацией. Офицеры были разбиты на несколько страт: дети высокопоставленных цековцев, дети генералитета, дети просто родителей без власти, но со связями и шелупонь безродная типа меня. У первых двух вся жизнь уже была запрограммирована, независимо от качества их работы. Они знали о своем будущем все. Вторая — имела надежды на светлое будущее при условии ударного коммунистического труда и аскетического образа жизни. Третья не имела никаких шансов, кроме одного. Время от времени кадры кидают кость одному плебею из тысяч, чтобы показать другим плебеям, что продвижение по службе зависит только от них. Я оказался таким счастливцем. Меня направили в Англию. Там я получил возможность удовлетворять свою страсть к истории и к закулисной жизни на родной земле. Я получил доступ к информации об СССР, который имел любой англичанин. Ненависть к „аристократам“, помноженная на информацию, через год пребывания за рубежом сделала меня махровым антикоммунистом. А потом меня пустили по назначению, то есть подставили вместо какого-то сынка. Отозвали в Москву, но не загнали в тмутаракань, как это было принято в подобных случаях, а перевели из 1-го главного в 5-е главное. Борьба с врагом внутренним. При этом подчеркнули, суки, что ставят меня на самый важный участок. Гораздо важнее, чем предыдущий.

Среди выродков „пятерки“ я был единственным разведчиком-профессионалом, поэтому собирать нужную мне информацию об этом гадючнике было нетрудно. Я приступил к созданию картотеки политических бандитов и их преступлений. Материал подобрался знатный. Одних микропленок набралось о-го-го сколько. Я ведь знал, что архивы и оперативные дела в случае чего будут уничтожать. Так и случилось в 91-м. Они только не учли, что многое уже было у меня на микропленках и на дискетах.

В 91-м я всерьез собирался передать картотеку новой власти, но потом понял, что из этой затеи ничего не выйдет, поскольку змея не умерла, а, покусав себя слегка за хвост, сменила кожу. И предстала перед глазами изумленной и в очередной раз одураченной публики в новом демократическом облачении.

Я спрятал картотеку подальше, подал в отставку, которую легко приняли, и окунулся в политику. Но политику тайную. Мне было ясно как божий день, что легальная политика в России никогда не даст положительного результата, потому что демократии в ней нет и при нынешних поколениях быть не может. Как оказалось, я был прав. Я искал тайную силу, способную поставить точку на самой мерзкой странице российской истории. И я нашел ее. Точнее, она нашла меня. И теперь, возможно, нам удастся поставить эту точку. Разговор с „товарищами“, которые стали „господами“ путем разграбления страны, только начинается. И начало этого разговора — конец их эпохи. Мы устроим им такую кровавую баню, что, даже если они победят нас, они будут твердо знать: всегда может появиться Темная Лошадка, и тогда придется платить по счету.

Наша задача — вбить крепко-накрепко в дубовые российские головы одну истину, очевидную для всего цивилизованного мира: за все надо платить. И плата эта неизбежна, как восход солнца на Востоке».


Когда Кот произносил этот монолог, его глаза горели такой ненавистью, что мне стало страшновато, а когда я прикинул, какими возможностями обладает ныне этот фанат, стало жутко.

Видимо, лицо мое тоже было не каменным, поскольку, когда наши взгляды встретились, его глаза обрели обычную снисходительную усмешку.

— Расстреливать будете без суда и следствия?

— Следствие я проводил не один год. Ну и трибуналы сейчас изучили мою картотеку.

— И какими же законами они руководствуются при вынесении приговоров? Я что-то не припомню в ВУКе смертных казней на этот случай.

Вместо ответа Кот положил передо мной лист бумаги.

Указ Президента Российской Федерации от 1 сентября 19… года № 248 «Об ответственности должностных лиц КПСС, КГБ, МВД, судебных органов за беззакония в отношении граждан СССР».

Указ предусматривал применение смертной казни к лицам, виновным в преследовании по политическим мотивам граждан СССР: партийным работникам высшего и среднего звена, офицерам 5-го управления КГБ, судьям, выносившим незаконные приговоры, врачам-психиатрам, ставившим ложные диагнозы.

— Черт с ними, — сказал Кот, — не бери в голову. Я покажу тебе один сверхсекретный документ. Это государственная тайна, к которой допущены очень немногие. Я не имею права показывать его никому. Но ты сам лезешь в святая святых. Кроме того, столкнувшись с внешними признаками этой операции, ты можешь кое о чем догадаться, но сделать неправильные выводы. Только поэтому я тебе все показываю. Учти, если от тебя произойдет утечка информации, последствия трудно предугадать. Одно могу сказать определенно: и ты, и я — мертвецы. Поэтому прочти и забудь. Мероприятие, о котором здесь идет речь, уже началось. Впрочем, можешь отказаться.

Он долго испытующе смотрел на меня. Я молчал, выражая полное согласие. Наконец, не дождавшись отказа, Кот раскрыл кейс, в котором оказалось второе дно. Оттуда-то он и вынул несколько листков бумаги, которые молча протянул мне.

Я так же молча впился в них глазами.

* * *

«Только для членов ССБ.

Сдать на уничтожение по окончании операции

ПРОТОКОЛ заседания Секретного совета безопасности при Президенте

Экз. № 2

Вопрос: Завершение подготовки операции „Чистка“

Присутствовали:

Председатель ССБ (ПССБ)

Начальник секретной службы Президента (НССП)

Помощник Президента по вопросам безопасности (ППВБ)

Командующий группами особого назначения (КГОН)

Директор секретного фонда Президента (ДСФП)

Начальник секретных войск безопасности (НСВБ)

Начальник оперативно-технического центра (НОТЦ)

Начальник агентурного центра (НАЦ)

Председатель секретного трибунала (ПСТ)»

* * *

Я оторвался от листа.

— А почему не указаны фамилии?

— Члены ССБ не знают фамилий друг друга и не знают друг друга в лицо. Только имена, да и то, как я полагаю, вымышленные. Совещания проводятся по защищенной секретной системе селекторной связи, во время которой все его участники находятся в разных частях города.

В лицо их знает только президент. Он лично подбирал кандидатуры и лично связывается со всеми и назначает время, когда необходимо провести совещание. Систему связи он включает и выключает лично. Пульт у него в кабинете. Читай. Не останавливайся. Вопросы потом.


Председатель: Итак, господа, мы завершаем подготовку реализации операции «Чистка». Напомню, что из фонда президента на проведение операции было выделено пятьдесят миллиардов рублей и десять миллионов долларов. Операция должна начаться по команде президента. Доклад президенту о ходе ее проведения — каждый час. С завтрашнего дня все оперативные и технические силы, задействованные в операции, должны быть переведены на казарменное положение. Время «Ч» — 21.00 по местному.

Сейчас мы заслушаем информацию начальника оперативно-технического центра и начальника агентурного центра, после чего начальник секретной службы доложит план реализации третьего этапа операции. Прошу, Виктор.

НОТЦ: За истекшие три месяца по наводке агентурного центра нами было установлено техническое наблюдение за 240 групповыми и одиночными объектами. Обработка поступающих оперативных материалов осуществлялась в реальном масштабе времени. Оперативный и технический состав постоянно находился на казарменном положении. За 130 объектами было установлено не только аудио-, но и видеонаблюдение. В результате проделанной оперативно-технической работы добыта информация:

— в Москве и области — о 5 крупных и 6 средних группировках;

— в Санкт-Петербурге — о 7 крупных и 22 средних группировках;

— в Сочи — о 3 крупных и 27 средних группировках;

— во Владивостоке — о 6 крупных и 27 средних группировках.

На ведение разведки в других городах оперативно-технический центр средствами не располагает.

Установлено, что в указанные преступные группировки входят 58 председателей и членов правления крупных и средних коммерческих банков. Участия государственных банкиров в деятельности группировок не выявлено. Связи и непосредственное участие в группировках имеют также 284 высокопоставленных сотрудника МВД, прокуратуры и муниципальной милиции, 4648 чиновников органов местного управления и 127 чиновников высших государственных органов управления.

На схеме «А» показаны структуры группировок, районы их операций, численный состав.

На схеме «Б» показано движение денежной массы, указаны способы «отмывки» денег. Как видите, деньги в основном «отмываются» при помощи банков и торговых точек.

В настоящее время наши экономические эксперты производят расчет в процентах роста инфляции, вызываемого операциями указанных группировок.

* * *

Я думаю, что вывод и тогда, семь лет назад, и сейчас особенно, напрашивается один. Если государство ставит нас, граждан, в такие условия, что мы не чувствуем своей защищенности со стороны закона, если государство не имеет возможности, а может быть, и желания оградить своих граждан, то «дело спасения утопающих в руках самих утопающих».

Я продолжаю верить в то, что непременно должен появиться какой-то совершенно новый департамент, в котором будут работать совершенно новые люди, не только настоящие профессионалы, но люди, для которых такие понятия, как честь и совесть, не пустой звук.

Интервью с бывшим сотрудником Московского уголовного розыска Сергеем Моисеевым.

Сегодня, 14 апреля 1994 г.
* * *

Установлено, что находившиеся под оперативно-техническим наблюдением группировки контролируют сто процентов торговой сети, 18 крупных и средних банков, девяносто процентов легкой промышленности, сто процентов операций с недвижимостью.

Наркобизнес в указанных городах контролируется пятью крупными группировками, помеченными литерой «Н».

Рэкет — пятью крупными и двенадцатью средними группировками.

Выявленные средства группировок, находящиеся в обороте по состоянию на сегодняшний день, составляют около восьмидесяти триллионов рублей.

Общая численность наблюдаемых группировок составляет около восьмидесяти семи тысяч человек. Численность боевиков составляет около семидесяти шести тысяч человек.

Все данные о членах группировок компьютеризированы и переданы помощнику президента.

Господин председатель, я закончил.

Председатель: Спасибо, Виктор. Картина довольно ясная. Информация начальника агентурного центра. Пожалуйста, Владимир.

НАЦ: Господа, в ходе первого и второго этапов операции «Чистка» центром было внедрено в группировки 852 агента, из них 720 были завербованы специальными средствами. В высшие эшелоны управления крупных группировок внедрить агентуру не удалось, поэтому мы вынуждены положиться на данные, добытые оперативно-техническим центром. В ходе реализации первых двух этапов операции при невыясненных обстоятельствах погибли 18 и пропали без вести 16 агентов.

Для выявления группировок, специализирующихся на рэкете, по приказу президента службой безопасности для наших агентов были развернуты четыре тысячи мелких и средних торговых точек, а также пять крупных магазинов.

В ходе операции агентурными группами в целях выявления руководства группировок были проведены несколько успешных операций под кодовым наименованием «Цепочка». Операции «Цепочка» включали похищение членов группировок в целях получения информации о руководстве специальными средствами. Полученная информация немедленно направлялась в оперативно-технический центр для взятия главарей под техническое наблюдение.

Похищенные объекты после получения информации немедленно ликвидировались.

При реализации второго этапа операции «Чистка» в целях недопущения получения противником оперативной информации агенты были вынуждены ликвидировать 48 человек. Четыре моих агента в настоящее время арестованы органами МВД по подозрению в убийстве. Прошу принять срочные меры к их освобождению и эвакуации, поскольку их пребывание под следствием открывает возможность утечки важной информации. Эвакуацию необходимо осуществить в другие города и обеспечить агентов новыми паспортами, жильем и легальной работой по специальности.

В настоящее время все функции агентурного центра выполнены. Центр готов к переходу в состояние «В». Прошу господина директора фонда подготовить необходимые суммы в рублях и валюте для оплаты работы агентов, согласно цифрам, указанным в контрактах, а также премировать отличившихся агентов в соответствии со списком, подготовленным моим аппаратом.

Господин председатель, я закончил. Поскольку агентура к проведению третьего этапа операции не привлекается, позволю пожелать всем удачи.

До свидания, господа.

Председатель: Спасибо, Владимир. Я приношу глубокую признательность Вам и Вашему центру от имени президента и от себя. При переводе центра в режим «Б» президент свяжется с Вами. Счастливо отдохнуть.

(НАЦ отключен от системы связи.)

Господа, переходим к основному вопросу. Прошу начальника секретной службы доложить о готовности к проведению операции. Пожалуйста, Андрей.

НСС: Господа. В настоящее время моим аппаратом завершен оперативный план реализации третьего этапа операции «Чистка». Подробный план будет разослан вам по средствам компьютерной связи через 6 часов. Время «Ч» установлено президентом. Дату президент сообщит дополнительно за сутки до времени «Ч». Прошу немедленно приступить к изучению плана и приведению в соответствие с ним всех сил и средств, задействованных в операции, в готовность № 1. Перевод в готовность № 1 должен быть осуществлен через 6 часов после получения плана. Прошу немедленно подтвердить его получение и доложить о переводе сил и средств в состояние указанной готовности. Подтверждение получения плана направить сигналом «Z», доклад о переводе сил и средств в боевую готовность — сигналом «Н».

При реализации плана прошу докладывать по компьютерной связи о ходе его выполнения каждые тридцать минут. При ликвидации главарей — в реальном масштабе времени. О малейшем отклонении от плана докладывать немедленно. О необходимости срочного внесения корректив докладывать немедленно.

Господин председатель, к проведению операции привлекаются следующие силы:

— секретные войска безопасности численностью 50 тысяч рядовых и офицеров;

— секретные силы быстрого реагирования численностью 5 тысяч человек;

— группы особого назначения численностью 27 тысяч человек;

— особые группы снайперов численностью 40 человек;

— группа арбалетчиков в количестве 7 человек;

— технические подразделения общей численностью 10 тысяч человек;

— транспортные подразделения в количестве 500 человек и техники.

Для руководства операцией создан оперативный центр управления в количестве 50 человек. Ему в подчинение временно придан вычислительный центр секретной службы президента.

Во всех городах, где будет проводиться операция, развернуты сети баз для ликвидации объектов. Ликвидация также будет осуществляться в специальных машинах, замаскированных под крытый грузовой транспорт.

На базах ликвидация объектов будет осуществляться агентами ГОН.

Для обеспечения секретности операции созданы группы обеспечения и группы прикрытия в количестве 20 тыс. человек. На группы обеспечения, помимо наблюдения за объектами и передачи информации группам ликвидации, возложена обязанность устранения последствий операции. Для этого им выделено около ста машин, замаскированных под «скорую помощь».

После окончания операции группы обеспечения законсервируют базы.

Вся информация о реализации третьего этапа операции будет записана на кодированную дискету в единственном экземпляре и передана лично президенту.

Господин председатель, я закончил.

Председатель: Сколько времени займет проведение операции и сколько ликвидация следов ее проведения?

НСС: Согласно плану проведение операции займет пять суток. Ликвидация следов — восемь суток.

Председатель: Спасибо, Андрей. Председатель трибунала.

ПСТ: Господин председатель, по мере поступления информации секретный трибунал рассматривал дела выявленных участников группировок в соответствии со статьями ВУК. Участие всех подследственных в деяниях, подпадающих под смертную казнь, подтверждено техническими средствами полностью. Все приговоры записаны на дискету и переданы президенту на утверждение.

Председатель: Президент утвердил все приговоры, вынесенные трибуналом. Спасибо, Александр. Вашим трибунала. проделана гигантская работа. Директор фонда, вам слово.

ДСФП: Как указывалось господином председателем, финансирование операции, осуществленное фондом, составило 50 миллиардов рублей и 10 миллионов долларов. Помимо этого суммы, затребованные начальником агентурного центра на премирование агентуры, составляют дополнительно 5 миллиардов рублей и 2 миллиона долларов. Плюс непредвиденные расходы, связанные с перебазированием агентов.

Поэтому я прошу господина председателя позаботиться о том, чтобы погашение долга по основному капиталу и процентам было проведено в течение месяца с момента окончания операции.

Председатель: Не беспокойтесь. Виктор. Чистая прибыль по вашим же расчетам составит 27 триллионов рублей и 42 миллиона долларов, не считая ценных бумаг и недвижимости. Президент приказал, чтобы, помимо погашения долга, фонду были переданы в собственность несколько банков со всеми активами. Имеются в виду банки, чьи пайщики приговорены к смертной казни.

Господа, у меня все. Вопросы? Нет. Отлично. Прошу быть в готовности к следующему сеансу связи. До свидания.

* * *

Я отложил бумагу, которую Кот тут же поспешил спрятать в кейс. Сказать, что я был ошарашен — ничего не сказать. Кот же спокойно, как будто ничего не случилось, начал свои обычные разглагольствования.

— Теперь я готов ответить на все твои вопросы. Я знаю, что в тебе сейчас борются два чувства. С одной стороны, ты понимаешь, исходя из цифр, с которыми ты только что познакомился, что преступность уже стала национальной катастрофой. Ты отлично понимаешь, что все эти люди не просто заслужили смертную казнь, но что они опасны для общества. Ты понимаешь, что если государство вынуждено действовать в рамках, установленных законом, то для тех никаких рамок не существует, что они не гнушаются никакими методами и убьют тебя, не задумываясь, если ты окажешься у них на дороге. Что без их ликвидации смешно даже говорить о каком-либо национальном возрождении. Они не позволят этого. Для получения сверхприбылей они будут продолжать разваливать и без того хлипкую финансовую систему и ввергать миллионы твоих сограждан в нищету. Ты также, безусловно, понимаешь, что в рамках закона их нельзя не то что ликвидировать, но даже арестовать. Ни практически, ни теоретически, так как страна фактически находится у них в кармане и государство не имеет ни сил, ни средств, ни времени на эти долгие процессы, где запуганные судьи будут пачками оправдывать тягчайших преступников, отребье рода человеческого.

* * *

Ваганьково, Переделкино… Эти названия могут навести кое-кого на мысль, что дальше речь пойдет о том, что короли преступного мира имеют сейчас все те «блага», которыми пользовались когда-то партбоссы, о том, что одни пришли на смену другим. Их роднит не только это. И те и другие входят в касту «неприкасаемых» для закона.

Неделя, № 9, 1994 г.
* * *

С другой стороны, вся твоя сущность протестует против нетрадиционных мер. В тебе играют чувства ложного гуманизма и лжедемократизма. Тебе нужны постановления на арест, подписанные прокурорами, которые, кстати, сами мафиози. Ты не хочешь считаться с тем фактом, что законодательная процедура лишает операцию шансов на успех. Ты готов ради этого пожертвовать единственным залогом успеха — внезапностью. Ты готов дать преступникам возможность мгновенно среагировать, пролить кровь многих честных представителей власти, а главарям ускользнуть и продолжать свою деятельность в новых условиях новыми методами.

— Скажи пожалуйста, ты действительно не понимаешь всю опасность беззакония? Ведь точно так же вы можете поступать в отношении невинных, в отношении своих политических противников, как это делал Сталин. Люди фактически беззащитны перед вами.

— Мы можем так действовать против невинных. Ты это правильно заметил. Но мы не собираемся так действовать, потому что в этом мы не будем уподобляться тем, кого собираемся казнить. А на политических противников нам плевать. Кроме того, ответь, пожалуйста: а против них люди имеют защиту?

— Да, закон.

— Если это так, то почему он не защитил 147 тыс. честных граждан, которые погибли в прошлом году от рук террористов и других убийц? И 132 тысячи убийц! разгуливают на свободе, а остальные здравствуют в местах не столь отдаленных и ждут, когда окончится их заключение и они опять начнут работать по специальности.

— Вы не уничтожите преступность террором.

— Мы собираемся уничтожить не преступность, а преступников. Как ты этого не можешь понять? В мировой истории нет примеров, когда бы преступность уничтожалась экономическим путем. Это невозможно. Но есть примеры, когда она уничтожалась террором. В Италии при Муссолини, в Германии при Гитлере, в Ираке при Саддаме. Наш президент не Сталин и не Грозный. У него нет эмоций или иллюзий. Еще до его избрания президентом была сформирована большая группа экспертов, включавшая специалистов в области экономики, юриспруденции, криминалистики, психологии, социологии и разведки. Был проведен скрупулезный анализ сложившейся в стране ситуации. Выводы были однозначны: а) экономика страны перешла под контроль преступных группировок; б) органы государственного управления контролируются преступными группировками; в) результат этих двух процессов прогнозированию не поддается; г) экономическая, финансовая, политическая и военная мощь группировок уже не позволяет ликвидировать их экономическими и правовыми методами.

По утверждению экспертов, группировки в течение суток, в случае принятия против них правовых или экономических мер, в состоянии создать в стране финансово-экономический хаос, результатом которого будут непредсказуемые социальные катаклизмы. Не исключена гражданская война.

Прежде чем принять решение на проведение операции «Чистка», президент приказал сформировать альтернативную группу экспертов в таком же составе, как первая, и поручил им выработать план и способы обезвреживания группировок экономическими и правовыми методами. После этого обе группы выступили друг против друга в командно-штабном учении и серии игр. Компьютеры за эти дни раскалились добела. Сторонники правовых методов были разбиты наголову, их тактика, противопоставленная тактике группировок, о роли которых выступали сторонники «Чистки», неизменно приводила к одному и тому же результату: сначала экономический и финансовый хаос, затем политический хаос и массовые кровопролития. Конечные результаты хаоса спрогнозировать не удалось.

Учти, проигрывался не один, не два и не двадцать вариантов. Результат везде один и тот же.

— Когда же вы начнете эту операцию?

— Я же сказал. Операция уже идет. Сейчас берутся под наблюдение объекты ликвидации. Уже несколько часов идет пассивная ликвидация.

— Что значит пассивная ликвидация?

— Это когда объекты похищаются или заманиваются, вывозятся на базу за город и уничтожаются, спокойно, без поножовщины и стрельбы. А активная — это уничтожение объекта на месте.

— На этой базе тоже уничтожают людей?

— Нет, это учебная база.

— А что представляют собой не учебные базы?

— Мы называем их санитарными базами, стационарными и мобильными. Стационарные, это обычные загородные домики, стоящие на отшибе. Мобильные — это специально оборудованные машины. Грузовой транспорт: автопоезда, рефрижераторы, мебельные фургоны. Хочешь посмотреть?

— Не испытываю такого желания.

— Это хорошо. Потому что я многим бы рисковал, показывая тебе санитарную базу.

В это время зазвонил телефон. Кот поднял трубку, долго слушал и наконец произнес только одно слово: «Еду». Я понял, что аудиенция окончена.

5. «Президентский канал»

В восемь вечера я, по обыкновению, включил четвертую программу. «Президентский канал» выходит в эфир два раза в сутки: с семи до девяти и с двадцати До двадцати трех по местному времени.

Дикторы — все мужчины в возрасте до 35 лет. Одеты в строгие черные костюмы. На лацканах круглые значки с буквой «П». Канал подчинен непосредственно руководителю пресс-службы президента и, согласно президентскому указу, все государственные органы обязаны предоставлять его корреспондентам всю необходимую им информацию. Служба безопасности и МВД ежедневно принимают у себя корреспондентов, которые отбирают для канала материалы, видео- и аудиозаписи технических средств наблюдения, фигурирующие в судах в качестве доказательств. Корреспонденты канала также часто выезжают на операции, проводимые органами МВД и безопасности. Кто составляет передачи — тайна за семью печатями. Даже Кот не знает, ни кто этим занимается, ни где они располагаются. На мой вопрос он молча развел руками.

«Президентский канал» транслирует выступления высших государственных чиновников, передает тексты президентских указов, после чего обычно следуют пояснения юриста, дабы избежать неправильных толкований, показывает все встречи президента с представителями как иностранных государств, так и российскими гражданами, пресс-конференции, скандальную хронику. Но наибольший интерес у телезрителей вызывает раздел «Скрытая камера».

«Скрытая камера» — это показ операций, а также материалов, фигурирующих на процессах, как правило, заканчивающихся смертным приговором. В конце передачи неизменно появляются титры: «Суд приговорил (фамилия) к расстрелу. Приговор приведен в исполнение (дата и время)».

Операции по уничтожению банд и отдельных преступников показывают почти ежедневно. После просмотра одной из них, в ходе которой омоновцы применили гранаты с газом, чтобы выкурить преступников из блокированного дома, а когда те выскочили на улицу с перекошенными от газа и страха лицами и поднятыми руками, расстреляли их из автоматов, я решил выяснить у Кота цель демонстрации подобных шоу.

— Скажи, чего вы добиваетесь, выплескивая в эфир эту волну злобы? Повышения рейтинга президента?

— Старик, — весело отвечал он, — главная цель — чисто психологическая. Постоянно показывать несознательным гражданам, что мы не собираемся шутить, что работает мощная машина, которая перемалывает в муку все, что попадается на пути, и что совать пальцы в эту машину не только вредно для здоровья, но и бессмысленно.

— Боюсь, это не будет способствовать вашей популярности.

Вместо ответа Кот протянул мне листок с результатами социологических исследований, которые показывали, что 90 % населения одобряют эти действия, а 78 % из них не видят другого выхода.

— Заметь, это не для печати, а лично для президента. Следовательно, липы здесь нет. Кроме того, ты обратил внимание на то, как строятся передачи? Сначала показывают насилие со стороны несознательных граждан в отношении сознательных, притом под соответствующим соусом. Затем, когда благородное негодование охватывает сознательную часть телезрителей и вся его сущность требует только одного — мести, эта потребность удовлетворяется. Чувство мести у среднего человека развито так же сильно, как половой инстинкт. Психологи утверждают, что умри сейчас президент, и у массы народа появится ощущение беззащитности, как после смерти Сталина. Ведь инстинкт самосохранения у нормальных людей преобладает над всеми другими.

Сегодня «Президентский канал» транслировал встречу президента с казачьими атаманами.

Бывший Дворец съездов до отказа забит усатыми дядьками в военной форме. В зале шумно. Когда ряды показывают крупным планом, я замечаю, что атаманы занимают места согласно воинским званиям и войскам. В объективе мелькают таблички: «Войско Донское», «Войско Терское», «Войско Забайкальское».

Атаманы смеются, переговариваются, подмигивают камере. Но вот на сцене появился президент в сопровождении министра обороны, министра внутренних дел, двух незнакомых мне генералов и двух штатских. Зал зааплодировал.

Президент подошел к микрофону.

— Господа атаманы! (С удивлением я обнаружил, что Темная Лошадка умеет говорить не только вкрадчивым, но и металлическим голосом.) Позволю себе заметить, что вы находитесь в присутствии Верховного главнокомандующего Вооруженными Силами России.

Один из сидящих в первом ряду казаков с генеральскими погонами вскочил и закричал зычным голосом:

«Встать! Смирно!»

Атаманы вскочили и вытянулись в струнку.

— Вольно! Садись! — продублировал команду генерал.

— Господа казаки, — продолжал металлический голос, — вольница закончилась, служба начинается.

Кинокамера прошлась по рядам. Атаманы перебрасывались фразами, уважительно и с одобрением кивая головами. Президент надел очки и достал из кармана лист бумаги.

— Казаки. Я не мог сегодня не встретиться с вами, несмотря на сильную ограниченность во времени. Основные вопросы, а их два: военный и аграрный, — вы обсудите с присутствующими здесь министром обороны, начальником Генерального штаба, будущим начальником Главного управления казачьих войск и министром сельского хозяйства. Я же хочу вкратце обрисовать ту роль, которую мы отводим казачеству в деле возрождения России. Русское казачество — это уникальная, сложившаяся в течение многих веков социальная общность. Есть попытки доморощенных историков доказать, что казак — это национальность. Все мы знаем, что это чушь и что все вы русские люди. Но русские не простые, а сословие, ухитрившееся сохранить за семьдесят лет сатанинской власти свою уникальность и генофонд. Нет никакой случайности в том, что геноцид против русского народа большевики начали именно с казаков. Именно на казака — солдата и хлебопашца, военного защитника и кормильца земли русской пришелся первый удар большевистского геноцида. Я не буду вдаваться в исторический анализ трагедии русского казачества. Вы ее знаете лучше меня, причем не из художественной лжелитературы, а от очевидцев — отцов и дедов. Я хочу, отметить, что возрождение старых русских традиций началось именно у казаков. Это позволяет надеяться на то, что возрождение экономической мощи России тоже начнется в среде казачества.

Казаки! Вчера я подписал указ о возвращении казачеству всего, что было у него отнято в годы советской власти, в том числе и самоуправления. Указ предписывает в месячный срок восстановить в законодательном порядке территории всех казачеств в границах 1917 года, провести территориальное деление и передать всю полноту власти на местах в руки казачьих атаманов.

Относительно роли казачества в решении продовольственных проблем могу сообщить, что Минсельхозом подготовлен договор со всеми казачествами, согласно которому в месячный срок будет создан Казачий банк. Казаки под льготные проценты смогут получать кредиты на закупку семян, кормов и необходимой техники. В рамках этого договора казакам в бессрочную аренду будут сданы все рынки во всех крупных городах России, а также сотни продовольственных магазинов и торговых точек, конфискованных Институтом фискалов у их бывших владельцев за различные махинации с налогами. Основной целью этого мероприятия является обеспечение мегаполисов продовольствием по разумным ценам. Договором предусматривается зависимость процентов по кредитам и других льгот от цен на конечную продукцию.

Все возникающие в ходе реализации договора проблемы будут решаться правительством в кратчайшие сроки. Любые препятствия, создаваемые какими-либо третьими силами, будут караться в соответствии со статьей № 8 Временного уголовного кодекса. (Действия, направленные на искусственное создание голода.)

От вас требуется только одно, казачки. Порядок, порядок и порядок.

Желаю успеха, и да поможет нам Бог.

Президент перекрестился и уступил трибуну министру обороны.

Я же, выключив звук и остановив запись, закрыл глаза и стал ждать последних известий. Было интересно, как «Президентский канал» будет освещать операцию «Чистка».

Сегодня утром мне пришлось столкнуться с очередной выдумкой Темной Лошадки, направленной, видимо, на воспитание «несознательных граждан». Эта выдумка превратила в банкрота моего брата Витьку теперь бывшего владельца «Жигулей».

Витька не был лихачом в классическом смысле этого слова, но он постоянно спешил. Будучи по природе очень отзывчивым парнем, он никогда не отказывал друзьям и просто знакомым «подбросить» их куда-либо, даже за тридевять земель, чем все усиленно пользовались.

Подсчитывая в конце месяца деньги, ушедшие на бензин, Витька неизменно повторял одну и ту же фразу: «Вот что значит быть добрым малым!»

В это утро он заехал за мной в 6.20, чтобы отвезти в «Домодедово», куда должен был прилететь из командировки в Узбекистан мой коллега, а затем отвезти нас в редакцию.

Мы выехали на Варшавское шоссе, и Витька погнал своего «жигуленка», рассказывая мне во всех деталях о муках, которые он перенес, ремонтируя своего «коня». Я рассеянно слушал.

Когда мы подъехали к перекрестку, светофор показывал желтый свет. На перекрестке не было ни души, за исключением парня, одетого в синюю рубашку с короткими рукавами и потертые джинсы. В руках он держал кожаный портфель. Парень стоял под светофором, ожидая красного света.

Красный зажегся за несколько секунд до того, как машина поравнялась со светофором. Витька, вместо того чтобы резко затормозить, нажал на газ и проскочил на красный свет. Раздался хлопок и шипенье. Машина остановилась метрах в пятидесяти от перехода. Мы вылезли и застыли, уставившись, как два барана, на проколотые шины. Парень в джинсах подошел к нам, лучезарно улыбаясь.

— Здравия желаю! Инспектор ГАИ капитан Романов. — Он показал милицейское удостоверение и достал из портфеля рацию: «Шестой, сто двадцать восемь».

А затем, положив на капот пачку бланков, начал поднять верхний.

Витька достал права, бумажник, еще какие-то документы и, красный как рак, ожидал окончания процедуры.

Романов кончил писать и, весело улыбаясь, оторвал бланк от стопки.

— Права можете спрятать. Они мне не нужны. Ни копейки. Штрафа не будет.

Он протянул квиток.

— Согласно указу президента от 16 июля № 128 ваша машина конфискована в пользу государства.

В это время подъехал милицейский «уазик», и два гаишника, установив домкрат и не обращая на нас никакого внимания, начали менять колеса.

Поскольку Витька стоял как парализованный, я взял у капитана квиток, который удостоверял, что машина марки «Жигули» № МОФ3515 конфискована оперативной группой наблюдения за безопасностью дорожного движения у ее владельца за проезд на красный свет. Дата, подпись. Ниже шла выписка из указа:

«В целях повышения безопасности дорожного движения постановляю:

1. Установить на перекрестках крупных городов специальные технические средства контроля за дорожным движением.

2. Органам государственной автомобильной инспекции осуществлять конфискацию транспортных средств независимо от формы их собственности и принадлежности, водители которых преднамеренно грубо нарушили правила дорожного движения или управляли транспортом в нетрезвом виде».

Капитан еще раз улыбнулся и погрозил пальцем.

— Купите новую машину, не проезжайте больше на красный свет.

Витька молча достал из машины пиджак и мы поплелись на тротуар.

Подойдя к перекрестку, я увидел, что на светофоре зажегся красный свет, и почти одновременно из асфальта, словно огромная гребенка, выскочили стальные шипы. Только тут я понял, что за ремонт дороги проходил возле моего дома. «Интересно, — подумал я, — президент и здесь подсчитал самоокупаемость установки технических средств?»

На экране появился диктор. Я включил звук и запись.

Ничего интересного. Международные контакты на высшем уровне. Ликвидация последствий наводнения во Владивостоке. Конфискация магазинов и торговых точек, владельцы которых уличены в сокрытии налогов. Никаких признаков операции «Чистка».

Я закурил и переключил на первую программу.

«…Таким образом, — прозвучал голос диктора, — волна преступности, охватившая Москву, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Сочи и ряд других городов, за истекшие сутки унесла несколько десятков тысяч жизней. Мы попросили прокомментировать эти события заместителя начальника Главного управления по борьбе с организованной преступностью и терроризмом Министерства внутренних дел Российской Федерации Геннадия Четверикова».

На экране появился генерал МВД.

* * *

Кровавые бои на улицах Москвы не утихают. Вчера жителей микрорайона «Орехово-Борисово» потрясла новая мафиозная разборка, в ходе которой один человек погиб, а двое с пробитыми головами попали в реанимацию.

Как полагают оперативники, поводом для разборки послужили разногласия двух преступных групп при разделе территории района.

Московский комсомолец, 22 апреля 1994 г.
* * *

— Геннадий Иванович, события, происшедшие за минувшие сутки, напоминают уже не взрыв преступности, а скорее гражданскую войну. Как вы объясняете это явление?

— Министр по просьбе телевидения поручил мне прокомментировать события, которые происходят сейчас по всей стране. Ничего подобного история нашей криминалистики еще не знала. Этот социальный феномен мы можем условно, весьма условно, сравнить только с войнами, которые различные кланы «Козы ностры» вели в США в конце сороковых годов. Однако масштабы «военных действий» в России многократно превосходят американские. Согласно приказу министра внутренних дел несколько часов назад создан штаб оперативного реагирования, куда стекается вся информация о происходящем. Получаемые данные показывают, что большая часть убийств совершена между 22 и 23 часами по местному времени. Большинство убитых уже опознаны. На 80 % это работники различных коммерческих структур и неработающие граждане, многие с уголовным прошлым. В результате осмотра ряда квартир, послуживших местом убийств, найдены большие партии наркотиков и оружия, что позволяет сделать вывод об участии в этих событиях наркобизнеса, что органы внутренних дел были застигнуты врасплох и фактически оказались не готовыми к ответным действиям. Эта ситуация сложилась не из-за низкой подготовки личного состава МВД, но из-за широкомасштабности событий. Штаб не только не успевает руководить оперативной работой сил правопорядка, но даже не успевает обрабатывать постоянно поступающую информацию.

— Чем вы объясняете этот взрыв?

— Мы не исключаем, что это ответная реакция преступного мира на политику президента.

— Скажите, сколько преступников, участвующих в этих акциях, в настоящее время уже задержаны?

— Живых ни одного. Нам достаются только трупы. Преступники же, задержанные за минувшие сутки, не имеют отношения к этим событиям.

— Какие же выводы Министерство внутренних дел уже сделало?

— Выводы неутешительные. Организованная преступность оказалась силой, значительно превосходящей наши прогнозы. Понадобится время и привлечение новых сил и средств для взятия ситуации под контроль. Не исключено, что мы будем вынуждены обратиться к президенту с просьбой о введении чрезвычайного положения и привлечении армии к участию в ликвидации сложившейся обстановки.

Я выключил телевизор и стал набирать номера телефонов, по которым я мог поймать Кота. Ни один номер не ответил.

6. «Чистка»

Мигуля обратился к телезрителям с призывом объединиться в борьбе с преступностью. Что ж, может быть, хоть голос еще не оправившейся после нервного шока звезды будет услышан! И прежде всего там, где и должны заботиться о нашем спокойствии — в президентских кругах, в правительстве, в силовых министерствах.

Пока что оттуда спускаются лишь программы да заверения, а преступники продолжают чувствовать себя полноправными хозяевами не только в столице, но и во всей стране.

Вечерний клуб, 14 апреля 1994 г.
* * *

Только в два часа ночи мне удалось дозвониться до Кота.

— Старик, я ужасно занят. Босс разрешил отлучиться на пять часов поспать и принять холодный душ. Если тебе приспичило, приезжай ко мне не позже семи. Поговорим, пока я завтракаю. Я ночую у приятеля.

Он назвал адрес.

— Все. Пока. Отключаюсь.

Я сел за компьютер и принялся записывать полученную за день информацию на дискету. В шесть часов я уже был в метро.

В вагоне кроме меня ехали еще четыре человека. Напротив сидели двое парней с наглыми лицами. Одеты в дорогую спортивную одежду. У одного на руке виднелась татуировка. Парни презрительно-снисходительно поглядывали на меня и на мужчину, сидевшего рядом со мной, лицо которого мне показалось знакомым. Я определенно где-то его видел, причем недавно. Он сидел прямо, как спица, с каменным лицом, держа руки под плащом, который положил на колени.

В конце вагона спокойно дремал какой-то дедок.

Наши спортивного вида попутчики, вольготно развалившись, лениво перебрасывались фразами. Один небрежно сплюнул на пол. Хозяева. Мой сосед встал и, не вынимая рук из-под плаща, подошел к дверям, рядом с которыми сидели «спортсмены». Так он спокойно стоял и рассматривал схему метрополитена. Поезд остановился. Двери распахнулись, но он, видимо, не собирался выходить на этой станции и продолжал изучать схему. «Осторожно. Двери закрываются. Следующая станция „Серпуховская“», — раздалось из репродуктора. Прозвучали два выстрела, напоминающие хлопанье воздушных шаров, и «спортсмены» повалились на бок. Человек с плащом выскочил из вагона, двери захлопнулись, и электричка начала набирать ход.

Я сидел как парализованный, не в силах отвести взгляд от трупов, которые еще несколько секунд назад излучали полную уверенность, что мир принадлежит им. Ничего себе денек начинается.

Первым очухался дремавший в конце вагона старик. Он подошел к трупам, несколько секунд изучал их, затем повернулся ко мне.

— Что делать будем?

— Как что? Вызовем милицию на следующей станции. Надо связаться с машинистом.

Я подошел к кнопке и протянул руку, которую старик моментально перехватил в воздухе.

— Ты в уме, сынок? Ведь по следователям затаскают. Народу нет. Исчезнем на следующей остановке.

Я колебался. Перспектива подписки о невыезде с регулярными посещениями прокуратуры меня привлекала еще меньше, чем моего случайного собрата по ситуации «влипли».

— А если кто войдет?

— Тогда ничего не поделаешь. Будем отбрехиваться.

Затем, жалко поморгав ресницами, добавил:

— Я в отпуск к сыну еду. Поезд через сорок пять минут.

«Станция „Серпуховская“», — объявил репродуктор.

Мы быстро огляделись. У вагона никого не было. Выйдя на перрон, мы, не прощаясь и не оглядываясь, ринулись в разные стороны. Дед быстро пошел на переход, а я заторопился к эскалатору на выход. Электричка уносила тела тех, кому сегодня крепко не повезло. «Где я его видел?» — точила меня мысль, когда я стоял на эскалаторе.

У меня с детства паршивая память, причем дурная привычка доводит иногда до состояния, близкого к помешательству. Начав вспоминать что-то, я часто не могу ни вспомнить, ни отделаться от дурацкого желания сделать это. Забытые фамилии я иногда вспоминаю по несколько дней, однако в этой ситуации явно просматривалась дилемма: либо вспомнить, либо отправиться в дур дом через пару часов.

Есть! Вспомнил! Марчук Виктор Иванович. Агент ГОН. Я стал невольным свидетелем операции «Чистка».

Интересно, кем были убитые? Рэкетирами? Или торговцами наркотиков? Сколько еще приговоров тайного трибунала этот агент ГОН исполнит сегодня? А сколько таких агентов-зомби сейчас рыщут по Москве в поисках крови?

Поднявшись наверх, я дождался автобуса и поехал в центр.

Глядя в окно, размышлял о том, стоит ли рассказывать Коту об увиденном. Постепенно автобус наполнялся людьми. Кто-то сел рядом и толкнул меня локтем в бок.

— Привет.

* * *

По данным УВД, в Верхневолжье происходит активное взаимодействие банковского капитала и оргпреступных формирований. Активные члены оргпреступных группировок устроились на работу в коммерческие банки Твери.

Сегодня, 12 марта 1994 г.
* * *

Я повернул голову. Володя Харитонов, собутыльник студенческих лет, в прошлом инструктор райкома КПСС, а ныне один из респектабельных боссов крупнейшего коммерческого банка.

Вовка всегда был очень ценным человеком, потому что у него всегда везде были связи, а связи у него были потому, что он был очень ценным человеком. Он мог устроить все. Дозвониться до него было невозможно. Поэтому, когда мне нужен был абонемент на кинофестиваль, путевка в санаторий или билеты на юг, я ехал к нему в райком. От меня, мелкого в то время корреспондента районной газеты, Вовка не мог поиметь никакой пользы. Поэтому в память об огромном количестве совместно выпитого в студенческие годы пива, а также сильно развитого тщеславия он довольствовался ролью благодетеля. Я это ценил.

В 1991 году Вовка вдруг вспомнил, что он по образованию финансист, а не партийный работник, и прямехонько переехал из здания горкома КПСС, где он успел проработать меньше года, в здание банка.

«Банкиры правят миром!» — многозначительно подняв палец кверху, изрек он при нашей последней встрече, когда я упомянул крыс, покидающих тонущий корабль.

Было очевидно, что он сильно переживал потерю всегда прежде уважаемого статуса ответственного работника МГК, поэтому его рассказ о новой деятельности был полон всяческих намеков.

Обычно жизнерадостный, сегодня он был мрачен и выглядел каким-то жалким и постаревшим.

— Какие люди встречаются в столь ранний час в общественном транспорте среди нас, жалких обывателей!

— Как жизнь, щелкопер?

— Как у всех. А ты с каких пор стал ездить на автобусе?

— С тех самых, как начали взрываться автомобили членов правления коммерческих банков.

— Че-е-во?

Он мрачно кивнул.

— На этой неделе взорвались машины восемнадцати председателей правления различных банков, в том числе и нашего. Из пяти зампредов в живых остался один я. На работе уже не был три дня. Дома тоже. Не знаю, что делается ни дома, ни в банке.

— Где же ты ночуешь?

— Где придется. Эту ночь провел на чердаке.

— Какого же черта не потребуешь защиты у милиции?

— А смысл? Ко всем банкирам не приставишь охрану. Кроме того, зампред Часпромбанка застрелен вчера прямо у входа в прокуратуру.

— У него что, не было охраны?

— Охрана может помочь лишь в том случае, если тебе хотят начистить чайник. Против снайперской винтовки охраны нет. Если тебя хотят пристрелить, то будь ты хоть президентом США, охрана тебе не поможет. А сейчас такое впечатление, что на нас охотятся, как на волков. Находят и отстреливают, находят и отстреливают.

Он нервно хихикнул.

— А ты хоть представление имеешь, что происходит? Мафиозная война? Рэкет?

— То-то и оно, что объяснить этого пока никто не может. Нас не рэкетируют, а просто отстреливают. Это началось как-то сразу. Мафия не убивает просто так, от нечего делать. Она сначала о чем-либо вежливо просит и только потом… — Он выразительно провел ребром ладони по горлу. — Да и отношения с мафией у нас партнерские. Конкуренты тоже всегда стараются договориться. У нашего председателя никто ничего не просил, не звонил, не угрожал. Просто рванули «мерс» так, что только ошметки полетели в разные стороны. И концы в воду. После взрыва мы собрались на экстренное совещание. Никому никто не звонил и не угрожал. В ту ночь я ночевал у подруги (жена с сыном во Франции отдыхают), а утром узнал, что никого уже нет в живых. Троих застрелили прямо в квартире, а один убит ударом каратэ по горлу. Тоже в собственной квартире.

— Ну и ну!

— Главбух и оба его зама исчезли. Может, прячутся, как я, а может, и того… — Он снова провел ребром ладони по горлу.

— Куда же ты теперь?

— Туда, где побольше народу.

— Слушай сюда. Я сейчас ужасно занят. Вот тебе ключи, поезжай ко мне и затаись.

Вовка с благодарностью посмотрел мне в глаза.

— Я и сам хотел тебя об этом просить. Как увидел, сразу подумал — Бог помогает. Но ведь я могу оказаться опасным гостем. Не боишься?

— А чего мне бояться? У меня в кармане — блоха на аркане.

— А что я скажу Елене?

— С Леной мы не живем уже почти два года. Сейчас я один как перст. Сиди тихо и жди меня. На телефон не отвечай. Дверь открывай только на три длинных звонка.

— О’кей!

Он сунул в карман ключи и сошел на первой остановке.

Обстановочку без пол-литра не разберешься. В башку полезли всякие безумные мысли. На прессу надежды нет. Ни одна газета мою статью, если я напишу о «Чистке», не напечатает. Во-первых, нет доказательств, и газету тут же прикроют. Во-вторых, желающих выступить в роли Христа можно найти лишь в том случае, если они твердо будут уверены, что их не будут прибивать гвоздями.

Бежать за границу и там выступить в средствах массовой информации? Обратиться в ООН? Чушь собачья. Пристрелят прямо в «Шереметьеве», Ни в одну страну бывшего СНГ не прорвешься. Границы уже на замке. Может, убить президента? Чушь собачья. Я и пистолета-то в руках не держал. В армии раз пять стрелял из карабина.

Дверь мне открыл детина, который вез меня к президенту в день нашего знакомства. Он молча указал мне рукой на кухню и прошел в комнату.

На кухне, за исключением стола, двух стульев, электроплиты и холодильника, ничего не было. За столом сидел Кот и с аппетитом поедал яичницу с помидорами. Сделав приветственный жест вилкой, он указал мне на свободный стул.

— Яичницу будешь?

— Нет.

— Увы, больше ничего нет. Наливай кофе. Колбаса свежая. Сыр тоже.

— Бедно у твоего приятеля.

— Это не квартира, это — явка. Мы были последний раз дома за несколько дней до референдума.

— Где же ты живешь? Ночуешь?

— Где придется. Либо на работе, либо на явках типа этой. Две ночи подряд не сплю нигде.

— Почему?

— Главное — не мягко спать, а целым встать. Ты что думаешь, только мы умеем чистить? Они тоже. У президента месяц назад было пять конфидентов вроде меня, а теперь… «…В живых я остался один…» — пропел он на мотив «Орленка», своей любимой песни в пионерские годы.

Удивительная схожесть образов жизни сидевшего передо мной Кота и скрывающегося на моей квартире Вовки вызвала новую волну эмоций и размышлений.

Долой эмоции, да здравствует логика. Кто же волк, а кто охотник? Темная Лошадка, конечно, бандит, и методы его бандитские. Но и оппоненты не стремятся бороться в рамках закона. Четыре конфидента Темной Лошадки на пятерых руководителей Вовкиного банка. С этой конторой вроде бы квиты. Желание высказать в целях облегчения души все, что я думаю об этой кампании, исчезло.

Кот покончил с яичницей и перешел к бутербродам. Ел он с аппетитом, и настроение у него было прекрасное. Видимо, «Чистка» шла без отклонений от ранее намеченного плана.

— Давай, выкладывай в чем проблемы. Только в темпе вальса.

— Мне нужно удостоверение корреспондента «Президентского канала».

— Зачем?

— Чтобы получать информацию.

— Ты получаешь информацию, которую не получает ни один корреспондент. Впрочем, ладно. Доложу боссу. Приготовь фотку на всякий случай.

Я протянул ему фотографию, которую достал из бумажника. Кот сунул фото в свой бумажник, посмотрел на часы и отложил бутерброд.

— Уходим. Быстро.

Не задавая вопросов, я вышел за ним в переднюю. Верзила уже стоял возле двери. Я протянул руку к замку.

— Куда.

Кот довольно грубо отпихнул меня от двери. Детина левой рукой приоткрыл дверь и, не вынимая из кармана правую, боком вышел на площадку. Начал медленно спускаться. Кот, выждав секунд двадцать, мотнул головой, приглашая следовать за ним.

— Захлопни дверь.

Я двинулся следом. На первом этаже детина остановился у двери, глядя на часы. Наконец он быстро открыл дверь и выскочил на улицу. Кот мгновенно выскочил следом за ним, не обращая на меня внимания. Машина подъехала к подъезду одновременно с нашим выходом. Двери были приоткрыты. Не останавливаясь, машина притормозила возле подъезда. Кот и верзила прыгнули в кабину, и она тут же умчалась.

7. «Вечно живая»

Весь день я проболтался в редакции и только к


Содержание:
 0  вы читаете: Инквизитор : Сергей Норка  1  продолжение 1
 2  1. Темная лошадка : Сергей Норка  3  2. Неожиданная встреча : Сергей Норка
 4  3. В начале славных дел : Сергей Норка  5  j5.html
 6  5. Президентский канал : Сергей Норка  7  6. Чистка : Сергей Норка
 8  7. Вечно живая : Сергей Норка  9  8. Виктор : Сергей Норка
 10  9. Свидетель? : Сергей Норка  11  10. Похороны : Сергей Норка
 12  11. Удерживающий : Сергей Норка  13  12. Святая инквизиция : Сергей Норка
 14  13. Святая инквизиция (продолжение) : Сергей Норка  15  14. Гости из потустороннего мира : Сергей Норка
 16  15. Президент государства С : Сергей Норка  17  Часть II : Сергей Норка
 18  2. Интересное знакомство : Сергей Норка  19  3. Партия : Сергей Норка
 20  4. Оперативно-технический отдел : Сергей Норка  21  5. Рыбка : Сергей Норка
 22  6. Кто платит за музыку, тот и заказывает танец : Сергей Норка  23  7. Кумпарсита (Эпилог) : Сергей Норка
 24  1. Государство С : Сергей Норка  25  2. Интересное знакомство : Сергей Норка
 26  3. Партия : Сергей Норка  27  4. Оперативно-технический отдел : Сергей Норка
 28  5. Рыбка : Сергей Норка  29  6. Кто платит за музыку, тот и заказывает танец : Сергей Норка
 30  7. Кумпарсита (Эпилог) : Сергей Норка    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap