Фантастика : Социальная фантастика : Журнал фантастики ЕСЛИ / Проза / Г.Л. ОЛДИ "СЕМЬ СМЕРТНЫХ" (№8 -- 2009г.)

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1

вы читаете книгу

Журнал фантастики ЕСЛИ / Проза / Г.Л. ОЛДИ "СЕМЬ СМЕРТНЫХ" (№8 -- 2009г.)

Г.Л. ОЛДИ "СЕМЬ СМЕРТНЫХ" (№8 -- 2009г.)


Вторник. Гнев

Люська опять ела арахис.

Какое там ела - жрала, давилась, чавкала. Ухватит пальчиками и давай жмакать, шелуху лущить. И в рот, в рот! - один желтоватый катышек за другим... Запах - от стены до стены. Ошметки шелухи - где ни попадя. На клавиатуре, на полу, у нее на коленках, туго обтянутых колготочным ажуром; у меня, блин, в печенках!

- Корова! - не выдержал я. - Жвачное, растудыть!

Люська не откликнулась.

- Я тебе сколько раз? Сколько, я спрашиваю!

Молчит. Жует.

- Щас по морде размажу! Жрешь, как не в себя...

Хлопнув ресницами - точно, коровьими!.. угадал... - Люська ткнула остреньким маникюром в эмокарту, висевшую у нее над столом, между видом на гребаный Колизей и конопатой мордой Сеньки, ее дебила-сына, заключенной в рамку, как в тюрьму.

Я пригляделся.

Делать мне нечего, как ее карту помнить. Ну да, точно. Людмила Марковна Нечувалова. Вторник: Ч-62%. Подпись доктора, закорючка астролога-аналитика, печать клиники. Дата последнего освидетельствования. "График недельных колебаний без существенных отклонений..." У этой буренки по вторникам чревоугодие, да еще и выше среднего. Сегодня разве вторник? Вечно забываю, чтоб ее, дуру... Потому как у меня по вторникам Г-71%. Гнев, значит. И процент выше Люськиного. Натянуло бы до восьмидесяти пяти, подал бы заявление. На отгулы. Отгулов, ясен пень, не дали бы, пожлобились, зато позволили бы работать на дому.

Гнев от 85% социально опасен.

- Убью, - буркнул я, душевным усилием гася ярость до приемлемой.

- Я в столовую, - доложила Люська. - Тебе принести бутерок?

- А пошла ты...

- Иду, уже иду...

Цок-цок, каблучки. Задом виляет, торопится. Шалава.

- Виктор Павлович, вас шеф зовет.

- Какого черта?!

- Придете - узнаете...

У секретарши Валечки по вторникам Л-47%. Она от лени на ходу засыпает. Ко мне еле дотащилась. Зевает во всю пасть. Хоть бы рукой прикрылась, лимита деревенская. Когда на работу брали, вторничная лень у Валечки фиксировалась не выше тридцатки. Еще год-два, и с такими темпами роста...

Ничего, шеф ей напарницу подыщет. Это у него, козла, быстро.


Когда я вошел, шеф быстро шаркнул мышкой.

Это он зря. А то я не в курсе, какое окошечко он сейчас свернул. Sexopilochka, новые видеоролики. Черненькие, беленькие, желтенькие. Деточки, развратницы, толстухи. Горы совокупляющегося мяса.

- Репортажец, - буркнул шеф.

Он сопел и пыхтел, с трудом восстанавливая дыхание. Узкий лоб взмок, покрылся блестящими каплями пота. Бисер, значит. Сам перед собой мечет.

- "Княжий двор", новый ресторан в парке. Оператором возьми Генчика, он в курсе.

- Генчик? - Я сжал кулаки. - Генчик идет лесом. Он у меня полтинник занял.

- И что?

- Ничего. Не отдает. На фиг Генчика.

- Не морочь мне голову.

- Я ему морду разобью. И объектив.

Шеф сощурился, вглядываясь в меня.

- А-а... Забыл. Ты ж сегодня полное Г. В четверг сходи. У тебя что в четверг? Чревоугодие? - Он вывел на дисплей эмокарты сотрудников, нашел мою. - Ага, хорошо. Вот и поешь от пуза. Княжата обещали, от щедрот.

Он все глядел и глядел на меня, словно впервые видел.

- Слушай, как тебе Валька? - вдруг спросил он. - Ну, с утра?

- Дырка с ручкой, - честно ответил я. - Гнать поганой метлой.

- Вот и я так думаю. Томная, теплая. Драть метлой. Скажи ей, пусть зайдет. Я ей кое-что продиктую.

- Глубже диктуй. С подтекстом.

- А ты не хами, не хами. Забуду, что друг детства, вставлю по самое... - Взгляд шефа лип к телу, как мокрое белье. - Короче, возьми Генчика. Возьми его за это... за самое...

Еще минута, и я дал бы ему в дыню.

- Я пошел?

- Что? Да, иди. - Туманный глаз моргнул. - Вальку позови.

По вторникам у шефа похоть. П-47%+. Плюс означал непредвиденные колебания в сторону роста.

- Толик?

- Нет, уголовка!

Тупость жены доводила до бешенства. Человек открыл дверь своим ключом, разувается в прихожей, а эта дура из комнаты интересуется: муж или нет? Ясное дело, это Чероки, наш мопс. Сам выгулялся, сам вернулся. Тапочки берет - жевать.

Идиотка!

Чероки прятался на балконе. Он, гад, хуже барометра. Чует, когда у меня гнев или алчность. Его тогда ничем не приманишь. Однажды руку прокусил, до кости. Я хотел его, падлюку, за шкирку. Он мою барсетку сгрыз.

Зато по четвергам ходит за мной хвостом. А за женой - по воскресеньям.

- Ужин есть?

- Макароны...

- Опять макароны?!

- В шкафчике. Ты свари их, Толик...

Лежит на диване, сволочь. На лбу - мокрое полотенце. Мигрень, депрессия, мировая скорбь. Л/У-54%. Если у Вальки сегодня чистая лень, то у моей - с вариациями. Лень/уныние. На днях была передача, какой-то профессор разъяснял, почему эти грехи - двойняшки. Источники цитировал, на авторитеты ссылался.

Пустозвон.

С трудом удержавшись, чтобы не рассказать жене все, что я думаю про ее невареные макароны, я пошел на кухню. Лучше так. В мае не сдержался, врезал. Назавтра стыдно было - хоть вешайся. Она на шее виснет, целует, в постель тащит. "Бьешь, значит, любишь!" Ну конечно, у нее в среду - похоть. А у меня-то - зависть. Отцеловываюсь, лишь бы отстала, а сердце колотится. Хорошо, мол, тебе, родная. Фингал под глазом - и тот в радость.

Мне бы так...

- Толик!

- Ну что?

- Сделай мне чаю... умираю, Толик...

Ага, умирает она. Еще меня переживет.

Ничего. Бывает хуже. Вон у Авраменко по вторникам чистый цирк. У него - гордыня, у нее - гнев. Весь дом ходуном ходит. Менты через раз. Меня как-то позвали успокаивать. А у меня тоже Г. Чуть не сел лет на пять. Хорошо, Авраменко утюг отобрал. Здоровый, собака. Сказал:

не кто иной, как я, ее убью.

И в позу встал.

Я дверью хлопнул и больше к ним ни ногой.

Четверг. Чревоугодие

...и что мы имеем с холодильника?

Гуся, увы, не наблюдается. Опа-на! Балычок-с! Горбуша? Она, родимая. Сейчас мы ее на хлебушек, да с маслицем, да сверху лимончиком... Где у нас лимончик? И веточку укропа... Сыр? "Дор-Блю", "зеленая марка"? Любимый мой! Нет-нет, мы никуда не торопимся. Мы медленно спустимся с горы... На ломоть батона - толстым-толстым слоем - и в микроволновку. Тридцать секунд. Ага, кофе подоспел. Ветчинка, помидорушки, шпротики - "Рижское золото", с медалями! - тортик на сладкое...

Заморим червячка?

- Толик, ты сдурел?

- Ыгм?

- Тут еды на неделю! Нам обоим! А ты!.. Ты...

С сожалением откладываю бутерброд. Надо прожевать. Надо ответить. Внятно и убедительно. Иначе благоверная не отстанет.

- Какую неделю, Лидок! Оно ж испортится! Укроп вянет, ветчина сохнет. Про балык я вообще молчу. Пропадет! Жалко...

На "пропадет" супруга покупается. У нее, красавицы, по четвергам А-38%. Алчность, или жадность, если по-простому. Уровень так-сяк, терпимо.

Запасы в холодильнике - со вчера. Похоть по средам - это кстати. Именины сердца! А путь к сердцу мужчины лежит, как известно, через желудок. Наша похоть - не только безумный секс, но и полный холодильник.

Эту истину жена усвоила.

- Балык - ладно... и правда, испортиться может. А сыр?

- Ну, сыр...

- А шпроты зачем открыл?!

- Я?! Это ты их вчера открыла! Я только доедаю. Чтоб не пропало... Присоединяйся! Это я для нас двоих приготовил.

Вру, разумеется. Для себя старался. Скромный завтрак волка-одиночки. Но мне не жалко! У меня обжорка, а не алчность.

Я себе потом еще сделаю.

- Я открывала? Быть не может!

- Ты-ты, лапочка...

- У них же срок годности... Еще полгода лежать могли!..

Супруга вздыхает и подсаживается к столу. Ф-фух, пронесло! Можно целиком отдаться процессу... М-м! Вкуснотища! Чревоугодие - мой любимый грех. Нет, похоть тоже ничего... Жалко, мы с женой по дням не совпадаем. Зато похоть с завистью совмещается.

"Зеркалка": у меня похоть - у жены зависть, у меня зависть - у жены похоть...


Мог ли я такой кайф от еды получить до эпидемии "Синнера"? Как мы вообще до нее жили? Вспомнить страшно. Паника тогда по всему миру поднялась. Новый вирус! Не лечится, караул! Грипп птичий, свиной, чертячий. Температура, все тело ломит...

Обошлось без жертв.

Переболело 99% населения шарика. А как начались последствия, так грипп и окрестили "Синнером" - "Грешником". "Семь смертных" - по дням недели. Поначалу опять двадцать пять: ужас, кошмар, явление Антихриста! Телевидение слюной захлебывается, Интернет трещит, газеты пестрят... Ничего, приспособились. Года не прошло - службы пооткрывали. Бесплатные. Врачи, астрологи, тесты, эмокарты...

Мракобесы упирались: эмокарта от дьявола! Ни за что, никогда! Поскулили - утихли. А куда денешься, если при поступлении на работу требуют эмокарту? В обязательном порядке. Мне даже нравится! По крайней мере, точно знаешь, в какой день чего от себя ждать.

Кто предупрежден, тот вооружен!

Лидок ест аккуратно, стараясь не уронить ни крошки. Тщательно прожевывает, чтобы лучше усваивалось. Темнота! Тут смаковать надо... Она ж не ест - питается! Смотреть больно.

Еще и бормочет под нос:

- ...Жрешь в три горла... если б ты так деньги зарабатывал... скажи шефу, пусть тебе зарплату прибавит...

- Угу, - жую в ответ. - Умгу-ухм...

В дверь осторожно лезет Чероки. Косится на Лидку, кряхтит. Ждет, когда я один останусь. Пока благоверная рядом, шиш ему что обломится. Все понимает, зверюга... Дождался! Лидка в ванную ушла. Лови ветчинку, друг человека.

А это, извини, мне.


- ...снимай крупный план. Фасад, столики на веранде. Вывеску - обязательно. Потом интервью с вами, Борис Павлович.

Генчик по-волчьи зыркнул на меня. И взялся за камеру, бурча: "Учитель нашелся! Бондарчук хренов...". Зря я ему про тот полтинник напомнил. У него ж сегодня алчность. Как у моей супруги.

Борис Павлович прихорашивался. Чиркнул по лысине расческой, поправил на галстуке заколку с бриллиантом. Сделал значительное лицо с уклоном в торжественность. Гордыня! Век пончиков не видать: она, родимая. Значит, обед закатит на славу - чтоб в грязь лицом не ударить. А поскольку обед халявный, Генчик тоже оценит.

Тьфу-тьфу, удачно складывается.

Хорошо бы и у шеф-повара гордыня оказалась... Я не выдержал: извлек из сумки пакет чипсов с паприкой. Сунул в рот хрусткий кругляш. Надеюсь, ресторатор все поймет правильно и проявит снисхождение.

Ох, грехи наши тяжкие...

- Снято.

Черт, быстро он! Я даже чипсы доесть не успел.

- Борис Павлович, встаньте сюда, - раскомандовался Генчик. - Толик, ты напротив. Чуть правее... Чтобы вывеска в кадр попала. Внимание... Снимаю!

- Добрый день, Борис Павлович.

- Здравствуйте.

Гусарский разворот плеч. Вздернутый подбородок. Орлиный взор.

- Как я понимаю, ваш ресторан не зря носит название "Княжий двор"? Сразу возникают мысли о старине, о знаменитых пирах Владимира Красное Солнышко... И, разумеется, об уникальной кухне наших предков. Я угадал?

- Более чем! Интерьер моего ресторана выдержан в истинно славянском духе. Благодаря моему чуткому руководству он ненавязчиво сочетается с достижениями современной цивилизации, обеспечивающими комфорт...

Блин! Это надолго.

- Что же касается кухни, то она воспроизводит блюда упомянутых вами пиров. К примеру, черные грузди, состав рассола и режим засаливания которых я разработал лично. Рецепты старины глубокой, знатоком коих я по праву являюсь...

Живот сводит. Слюна течет.

- ...приглашаю зайти внутрь. Покорно следуйте... э-э...

Борис Павлович с трудом берет себя в руки.

- Короче, все, кто любит меня - за мной.

Лестница ведет на второй этаж деревянного терема. Скрип-скрип! Лакированный этногламур. Столы, лавки - из досок. Резные наличники. Официанты в свитках и шароварах. Официантки в кокошниках. Жидкокристаллический "Sony" в серебристом корпусе. Забрали бы его в дубовый короб, что ли?

- Меню.

Береста. Натуральная.

- Девушка, записывайте. Мне: уху стерляжью, кулебяку по-древлянски, грузди "Чернобог". Это для начала. Поросенок молочный с кашей "Хрюндель". Жбан кваску домашнего. И водочки...

- Тмин, анис, облепиха? Кедровка, можжевеловая, лимонная?

— А что еще есть?

— Смородина, клюковка? Калган?..

— Графинчик облепихи.

— И графинчик можжевеловой! - Глаза Генчика алчно горят. - Осетринку "Волга-матушка", суп из белых грибов с олениной "Беловодье"...

Надо и себе "Беловодье" взять. Если место останется.

По телевизору шел чемпионат по боксу. Уголовного вида громила - сразу видно, наш! - долбил защиту быковатого негра. У спортсменов жеребьевка к недельным графикам привязана жестко. Особенно в единоборствах. Надо, чтобы у бойцов гнев совпадал. На лени или чревоугодии много не навоюешь. Если финал чемпионата, гормональными допингами циклы корректируют. Дорогое удовольствие. Потом восстанавливаться замучаешься.

Хотя при чемпионских гонорарах...

- ...правый хук Бугаева... Латомба поплыл! На экране вы можете видеть эмокарты чемпиона и претендента. Гормональная корректировка не проводилась, бойцы работают на естественных ресурсах. У Латомбы это, как и следовало ожидать, гнев. У Бугаева... Потрясающе! Бугаев работает на жадности! 76% черного гнева против 81% нашей, родной алчности! Блестящая серия... апперкот Бугаева... Латомба на полу ринга! Восемь... девять... десять! Это нокаут! Алчность сильнее гнева! Призовой фонд чемпионата составляет...

В голосе комментатора звучала зависть.


Суббота. Лень

...по ряду макроэкономических позиций Индия догнала развитые государства. Благодаря значительному превышению экспорта над импортом стране удается поддерживать положительное сальдо платежного баланса как в целом, так и по текущим операциям. Этот фактор способствует накоплению золотовалютных резервов. Поскольку валовый национальный продукт на душу населения в Индии стабильно растет быстрее, чем численность самого населения, она позволила себе такую неслыханную роскошь, как программу повышения рождаемости.

Ведущие экономисты связывают этот скачок в развитиии "азиатского слона" с тем, что эмокарты индусов формируются из смертных грехов, определенных еще Махатмой Ганди:

- богатство без работы;

- удовольствие без совести;

- наука без гуманности;

- знание без характера;

- политика без принципов;

- коммерция без морали;

- поклонение без жертв...


Газета, шурша, упала на пол.

Ну ее. Глаза слипаются. Наверное, я еврей. Врала мне бабушка, что украинец. Лень по субботам - чисто еврейская удача. Лежи, сопи в две дырки.

Выходной.

- Анатолий! Я кому говорю?

У Лидки по субботам - гордыня.

- Почему мусор не выбросил?

Почему-почему? По кочану.

- Я что, одна должна пахать? Весь дом на мне...

Сплю.

- С утра до вечера... как белка в колесе... Лида - туда, Лида - сюда...

Главное - не отвечать.

- Ты бы без меня в грязи утонул... с голоду бы опух...

На балконе скулит Чероки.

- Тля ты бездельная... тряпка...

Ничего. Дождешься ты вторника. Будет тебе тряпка.

А сейчас - лень.

- Если б не ты, я уже кандидатскую... докторскую... меня Эдик сватал...

Это что-то новое. Обычно Лидку сватал Вахтанг.

- Эдик мне до сих пор звонит. Уговаривает: брось ты своего кретина...

Не-а. Не подловишь. Молчу.

- Озолочу, говорит. Такую красавицу, умницу, чистый брильянт...

- Лидок, мне бы чайку. С бубликом.

- Чтобы я тебе, огрызку, чай заваривала? Не дождешься!

- Ну, Лидок...

- Я? Тебе?! Я арабскому шейху и то не заварю...

- Твой чай - самый вкусный.

- Не подлизывайся!

- Самый крепкий... самый-самый... гениальный чай...

- Смотри, в последний раз...

Баю-баюшки-баю. Спи, Толясик, мать твою.


...Данте Алигьери в "Божественной комедии" помещает грехи на высший уровень (ближе к раю) и на низший (ближе к аду) в зависимости от их угрозы любви. В категорию отступничества от любви он зачислил гордыню, зависть и гнев. Лень он считал симптомом недостаточного проявления любви и отправил ее на промежуточный уровень; а грехи, отмеченные чрезмерным увлечением земными страстями (жадность, чревоугодие и похоть), поместил в высший уровень, подальше от ада и поближе к раю.


Надоело.

Дурак этот Данте. И Беатриче его дура.

Лень есть любовь. К себе.

Зря я поднял газету.


...группа французских рестораторов обратилась с петицией к Римскому Папе Бенедикту XVI. Они предложили понтифику упразднить чревоугодие как грех. По их мнению, чревоугодие - всего лишь простительная слабость. Вкусная еда в разумных количествах, считают французы, смягчает нравы и изгоняет уныние.


Здравая мысль.

Хорошо бы ее додумать.

Завтра.


...обозреватель газеты "Гардиан" пишет, что список смертных грехов сократился, учитывая самоустранение из этого списка жадности. "Жадность, - пишет он, - оправдана и переименована в стимул к работе (incentive). Вспомним девиз Гордона Гекко, антигероя фильма "Уолл Стрит": "Жадность - это хорошо!". Зрители приветствовали этот девиз восторженными возгласами. Согласно такой философии, грешниками являются те, кто жалуется на жадность генералов большого бизнеса. Ведь недовольные обуреваемы другим грехом - завистью...

- Пей чай, убожество!

- С бубликом?

- Я тебе когда-нибудь лгала? Хоть раз в жизни?


...профессор Кембриджского университета Саймон Блэкберн подверг сомнению правомерность нахождения в "черном списке" похоти. Сладострастие, считает профессор, нельзя осуждать, так как "восторженное желание сексуальной активности и сексуального наслаждения ради него самого - вовсе не грех, а жизнеутверждающая добродетель". Да, время от времени похоть может выходить из-под контроля. Поэтому "лишь то сладострастие добродетельно, которое взаимно и контролируемо". Свое мнение профессор выразил в рамках проекта, осуществляемого издательством Оксфордского университета "Oxford University Press", цель которого - позиционирование семи смертных грехов в современной жизни...


Размачиваю бублик в чае.

А то его еще грызть...


...Ватикан обновил список "семи смертных грехов", приведя его в соответствие с требованиями современности. Новые смертные грехи были перечислены архиепископом Джанфранко Джиротти в ходе проходившего в Риме семинара для священников. Выступая перед участниками семинара, Римский Папа Бенедикт XVI выразил свою обеспокоенность тем, что люди "перестали понимать суть греха". На вечные страдания в аду теперь обречены наркоторговцы, бизнесмены, обладающие "богатством неприличных размеров", а также ученые, манипулирующие с генами человека.

В интервью ватиканской газете "L’Osservatore Romano" архиепископ Джиротти заявил, что самыми опасными областями - с точки зрения смертного греха - являются биоэтические науки и экология. Также архиепископ зачислил в "величайшие грехи нашей эпохи" аборты и педофилию.

Бывший преподаватель моральной теологии в папском университете, иезуит Джеральд О’Коллинс, приветствовал изменение списка "смертных грехов". "Мне кажется, что современные священники не вполне отдают себе отчет в том, что касается зла в нынешнем мире, - говорит О’Коллинс. - Они должны лучше представлять социальную составляющую греха и зла, а не думать о грехе лишь на уровне конкретного человека...

Воскресенье. Алчность

Хоронили Шурку Литвина.

Я знал, что он долго болел. Даже знал чем. Все собирался зайти, навестить - и медлил, откладывал. Словно боялся заразиться. Вот, навестил.

На 13-м городском кладбище.

Густая компания провожающих топталась у ямы. Рыдала Шуркина мать. Ее успокаивали две дочери. Отца, строительного воротилы, не было - свалился с микроинфарктом. Пьяненький кузен хотел произнести речь. Очень хотел. Его урезонивали шепотом. Шурка лежал в гробу спокойный, деловитый. Казалось, он собрался на работу и только ждал, пока все уйдут поминать.

Отличный гроб. Двухкрышечный. Из азиатской вишни. Тонировка красная, глянец. Модель WASHINGTON E-8-62 HR. Я специально подошел ближе, посмотрел на табличку. Такой гроб на хорошие бабки потянет. Тыщи три баксов. Надо было все-таки проведать Шурку при жизни. Венки, опять же. Гвоздика, роза, хризантема. Пятьсот баксов. Ирис, хризантема. Триста баксов. Дальше - искусственные. От тридцати до сорока.

Ленты вроде бы бесплатно дают. В нагрузку.

— Не подскажете, ленты дармовые?

— Какое там! - небритый дядька аж вскипел от зависти. - Пятнадцать долларов! Вы поняли? Пятнашка зеленью, и текст не более восьмидесяти символов. Жируют ритуальщики! Золотое дно...

Я быстренько посчитал в уме. 13-е кладбище - в центре города. Плюс поминки. Выходила очень привлекательная цифирка. Жаль, не моя. Мне на такие похороны пахать не напахать. Зароют в сосновом, за окружной. Сотни за три.

Эх, Шурка. Нет чтоб друзьям помочь. Взял и умер.

Земля тебе пухом.

— ...сайт правительства, - шушукались сзади не по теме. - Зашел, гляжу...

— Что ты там забыл?

— Они ежегодно свои эмокарты публикуют. Согласно закону.

— Знаю. Вместе с декларациями о доходах.

— Смотрел?

— Я и так в курсе. Усердие, щедрость, любовь. В дни заседаний - самоконтроль и воздержание. По выходным - смирение. Доброта - ежедневно. От 80% до 101%.

- Ага. А как в отставку, так все, как у людей. Жадность, гордыня, гнев.

- Ну не скажи. Процентовка остается. На прежнем уровне...

Попик затянул отходную. Узкогрудый воробышек, он басил Шаляпиным. Откуда и бралось? С другой стороны, мне бы его гонорар, я Карерасом запою. Кастратом Фаринелли. "Мерин" на въезде с Пушкинской - зуб даю, батюшкин. Там не панель - иконостас.

Я специально заглянул, когда мимо шел.

Надо было не "кулек" заканчивать, а семинарию. С красным дипломом. Отбасил бы, подтянул рясу, врубил кондишн - и с ветерком... Стоп. Как-то оно сегодня заносит. У меня жадность, а завистью отдает. И еще чем-то попахивает.

Унынием?

Пощупал лоб - нет, здоров. Не хватало еще заболеть. Сейчас на лекарствах разоришься. Упаковка "Фервекса" дороже бутылки коньяка. Антибиотик - вообще караул. В больнице дерут, как с сидоровой козы. Медсестре дай, доктору дай, санитарка за так стакан воды не принесет.

Надо было в детстве закаляться.

- ...грипп, - сказали сзади. - Новый.

- Ерунда, - возразили там же.

- Точно говорю. Из Сомали. Ихние пираты первыми заразились. А там пошло-побежало. Матросня в заложниках сидела, подхватила. Воздушно-капельным путем.

- Не половым?

- Хихоньки тебе... Выпустили заложников, те и разнесли: Швеция, Мексика, Венгрия. Уже до нас добралось.

— И что?

— Циклы сбивает. Недельные. Кто переболел, жалуется: не поймешь, что когда. По карте лень, а тебя от похоти трясет. Завалил бабу - глядь, уже гордыня. Не хочу об всякую шваль мараться. И лень опять же.

- Врут.

- Ну, не знаю. По телику сообщали. Мол, сперва крутит, путает, а дальше вообще лажа. Последствия, значит. Все не вовремя, не по расписанию. Иногда вообще ничего.

- Это как?

- Я и сам не понял. Ведущий - идиот. Рекламная, говорит, пауза...

- Шурик не от этого умер? Не от гриппа?

- Не-а...

Я еще раз пощупал лоб. На всякий случай.

Нищий попался настырный. Он тащился за мной от самого кладбища. Простирал руки, точил слезу. Канючил, тряся кудлатой, отроду не мытой головой:

- На пропитание! Не местные!

Молчу. Прикидываюсь шлангом.

- Погорельцы!

Прибавляю шаг.

- Мама в больнице! Папа в тюрьме...

Не выдерживаю. Останавливаюсь.

— Жадность?

— Ага, — кивает честный нищий.

- Уровень?

— 33%.

— А у меня — 42%.

— По воскресеньям?

— Сам не видишь?

Нищий плюет мне под ноги и уходит прочь.


Понедельник. Гордыня

Хорошо, что мы не Авраменки. У них тоже гнев с гордыней в один день, как у нас с Лидкой. Только процентовка - закачаешься! Найдут Анькины 79 на Славкины 84+ - туши свет, сливай воду! Наши жалкие 26 на 31 - курам на смех.

Зато ссоримся реже.

Хрен бы Авраменко в такой день согласился пса выгулять! А я ничего. Я не гордый. То есть гордый, конечно. Чероки - лучший пес в мире! Смотрите, завидуйте. Фу, Чероки! Брось гадость! Как тебе не стыдно? Учись у Дика: он никогда...

Куда?! Стой, животное!

Внял, зараза. Взял пример с Дика. Кошку, понимаете ли, Дик увидел! Ты ж вчера с Брыськой только что не лизался, кобелина! Или у тебя тоже циклы? Ну, загнали на дерево - дальше что? Так и будем скакать и лаять до вечера? Ой! Это не Брыська... Это ж Лярва! Ко мне, Чероки! На поводок - и домой, пока Эсфирь Львовна не объявилась. За свою Лярву она нас с тобой обоих на дерево загонит!

Что-то у меня гордыня сегодня не очень... Подкачала.

Дверь квартиры распахивается настежь:

- Я кого просила мусор выбросить?

Становлюсь в позу:

- Пушкина!

- Я тебе покажу Пушкина! Я тебя, в гроб сходя, благословлю! Ты у меня сам застрелишься, бездарь! Марш на помойку!

Пререкаться со вздорной бабой - ниже моего достоинства. И пойду! И выброшу! Пальцы стальным захватом смыкаются на пакете с мусором. Рвется тонкий полиэтилен.

- Еще на пол мне рассыпь!..

Лидка хмурит брови. Нетушки, актрисуля. Не верю. Одарив жену надменной улыбкой, я покидаю отчий дом. Хлопаю дверью. Шествую по лестнице. С чувством собственного превосходства.

Начинаю гнусно хихикать. Индюк надутый! Придурок-муж из "семейного" ток-шоу для дебилов. Как жена меня терпит? Верно сказала: бездарь! И место мое - на помойке...

Самоуничижение - паче гордыни?

Возле мусорного бака стояли туфли. Черные. Лак, кожа "под чешую", итальянские. Каблуки всего на треть стоптаны. В доме завелся олигарх? Сорит деньгами? Подарил бы мне... В последний момент я все-таки отдернул руку. У меня не жадность! И не зависть. Чтоб я туфли с помойки взял?! Гордыня, где ты? Ау! Да что ж это, блин, творится?!

В квартире было тихо. До звона.

- Лидок? Ты дома?

Тишина сгущается, ватой лезет в уши. Собственное дыхание кажется громом. Кто-то скулит. На кухне. Чероки? Кто тебя обидел?!

За столом сидела Лидка. Плакала, закрыв лицо ладонями.

Какие у нее тонкие пальцы...

- Что с тобой?

- Отстань.

- Ну извини меня, дурака. Я ж не нарочно...

- Не трогай меня... Пожалуйста.

Хоть бы вызверилась, что ли? Я б понял.

- Чего ты, Лид? Все нормально, все хорошо...

Она вдруг отняла руки от лица. Взглянула на меня в упор, смаргивая слезы. Будто впервые увидела.

- Ничего не нормально, Толя. Ничего не хорошо.


Новый грипп. Интервью у Хачатуряна. Вирусолог, профессор. Адрес - ниже. Бегом!

SMSка от шефа.


- Ну? - спросил профессор вместо "здравствуйте".

- Интервью, - напомнил я.

- Ну-ну...

И профессор убрел в недра квартиры.

Нервничая, я последовал за ним. Так меня встречали впервые. Попадались неврастеники, мизантропы, кретины, пижоны... Ноев ковчег. Вирусолог выбивался из общего ряда. Юркий, как ящерица. Мелкий, как разменная монета. Самодостаточный, как Мона Лиза.

А еще он был, что называется, выпивши.

С утра.

В кабинете царил мрак. Солнце без особого успеха тыкалось в задернутые шторы. Тени, силуэты, звяканье бутылки о рюмку. Мне профессор не предложил.

- Ну?

Разнообразием он не баловал.

- Угостите акулу пера?

- Легко.

Бутылка звякнула во второй раз. Нет, не жадность, понял я. Гордыня? Брезгует мелким репортеришкой? Вряд ли. Это у меня сегодня гордыня. Два гордеца сцепились бы еще на пороге. Хотя моя нынешняя гордыня...

Я задрал нос. Вышло не очень.



- Это лечится? - спросил я напрямик.

- Нет.

- Совсем?

- Абсолютно. Пейте, уже все равно.

Я сделал глоток.

- Бренди?

- Арцах. Армянская водка.

- Чем пахнет?

- Кизилом.

- Женщины такое любят.

- Такое люблю я, молодой человек.

И не похоть. Была бы похоть, среагировал бы на женщин. Или на меня, если гомик. Лень? Ишь какой живчик... И не гнев. Гнев я бы опознал сразу.

- Что теперь, Марк Эдуардович?

- Черт его знает. Приспособимся. Мы ж тараканы.

- В каком смысле?

- На нас дуста не изобрели.

- Думаете, пандемия?

- Я не думаю, молодой человек. Я знаю.

- Эмокарты? Недельные циклы?

Профессор был краток:

- Плюнуть и растереть.

Вешайте меня, жгите огнем, лишайте премии, но лишь сейчас я сообразил, что за темный ангел встал на пороге. Это как же? Это что же? Значит, проснулся я во вторник, а гнева-то нет? Дал жене подзатыльник и оправдаться нечем? Оторвался на Люське, а смягчающие обстоятельства - хрен с маслом? Что я скажу нищему в воскресенье, пройдя мимо? Мама родная - шпроты... Съел и мучайся, да?

- Спасите, - шепнул я профессору. - Вы же специалист...

Горло свело, шепот сорвался.

- Работаем, молодой человек. На базе старого штамма вируса. Есть положительные результаты. В принципе, повторно заразиться "Грешником" - реально.

Хотите - верьте, хотите - нет, но я готов был руки ему целовать. При всей моей понедельничной гордыне. Жаль, на профессора сей порыв впечатления не произвел.

Он размышлял вслух.

- Реально, да. Но пики циклов "Грешника-2" существенно выше. Придется вводить новую процентовку. Откалибруем за милую душу...

- Насколько выше?

- Раза в два. Что у вас с утра? Гордыня? Вот и прикиньте уровень.

Я прикинул. И содрогнулся.

- А если снова? Если опять циклы полетят к чертям?

- Разработаем "Грешник-3". Понадобится - и четвертый сделаем, и пятый. С такими пиками, что закачаешься. Наука, молодой человек, может все. Исследуешь, внедряешь, смотришь - все. Меняй белый халат на белые тапочки.

Его юмор мне не понравился.

- Скажите, профессор... Что у вас сегодня? По эмокарте?

- Вам для интервью?

- Нет, просто так. Я вот наблюдаю за вами и никак в толк не возьму... Ни одного ярко выраженного.

- Чего - ни одного?

- Ну, смертного. Греха. Порока. Разве что бытовое пьянство.

Звякнула бутылка.

- Нет грехов? Пороков? Это не беда, молодой человек. Добродетелей нет - вот это уже полный грипп...

- А что, и такое возможно?

- Для науки? Для науки, скажу я вам...

Весь дрожа, я ждал ответа.

Copyright © Журнал "Если"



Содержание:
 0  вы читаете: Журнал фантастики ЕСЛИ / Проза / Г.Л. ОЛДИ "СЕМЬ СМЕРТНЫХ" (№8 -- 2009г.)  1  Г.Л. ОЛДИ "СЕМЬ СМЕРТНЫХ" (№8 -- 2009г.)
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap