Фантастика : Социальная фантастика : Глава 4

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15

вы читаете книгу




Глава 4

Букет составлен.

Цветочный одр, как всегда,

Гостеприимен…

«Шестнадцатая доп. два» – ни то ни се, если взвесить её на пробу. Ржавые не имели здесь реальной власти, не собирали отсюда в общак, хотя и не объявили её проклятой и б…кой, и скуржавые, царившие здесь когда-то, вроде как обошли её стороной. Со скуржавыми было дело: в начале семидесятых замордованные фратцы, трудилы, взбунтовались и сокрушили скуржавую власть, но свято место пусто не бывает – шишку взял актив из трудяг. Но зона была бедная, работы на всех не хватало, с Хозяина продукцию спрашивали, но как-то вяловато (ведра двенадцатилитровые тачали для армии – устаревшего образца, трубки для противогазов, – никто их не отменял, но никто в войсках их и не требовал) – потому и предпосылок для закручивания гаек с целью выбить из сидельца выполнение производственной программы не было. А значит, и актив был дрябленький, и от нетаков особой силы духа не требовалось. Однако в оперативных отчётах зона числилась «активной» и свободной от влияний преступных проб, поэтому-то Гека сюда и определили, в здоровый, так сказать, социальный организм. Компона сделал было последнюю попытку – упечь ненавистного Ларея в скуржавую цитадель, на мрачно знаменитый «Первый спец», но не любит начальство, когда их поучают проштрафившиеся неудачники, и Гека определили сюда, на одной почти широте с Бабилоном, чуть южнее, но на четыреста километров восточнее.

Зона была невелика – меньше полутора тысяч сидящего народу, вдалеке от городов, если не считать посёлка вокруг зоны для вольных и семей военнослужащих.

Промзона примыкала вплотную к жилой, состояла из обширной территории, двух основных цехов, вспомогательного инструментального участка, кочегарки, парника для господ офицеров, гаража и складских помещений для готовой продукции и комплектующих.

Раньше был и свинарник, опять же предназначенный не для сидельцев, а для обслуживающего персонала, но хрюшки дружно дохли, поощряемые завистливыми узниками, и начинание завхоза почило в бозе.

Жилая зона насчитывала шесть длинных одноэтажных жилых бараков, чуть в стороне – выгороженный «колючкой» в отдельный участок – БУР, для борзых и нерадивых, за бараками – клуб, кубовая и ещё одна маленькая кочегарка при ней, рядом с клубом – в одном двухэтажном здании – пищеблок и санчасть, за ними административное, также двухэтажное здание – Контора. Штрафной изолятор расположился как всегда: между двумя ограждениями из колючей проволоки, на территории «запретки».

Гека отвели в первый барак, в первую секцию. В каждой секции, рассчитанной на сто двадцать восемь постояльцев, имелись свободные места для вновь прибывших, и было этих свободных мест немного. Все они располагались в крайних секторах, ближе ко входу. Впрочем, и тут были различия: с западной стороны на стенке углём была изображена голая женская задница под короной и червонный туз – верный признак того, что здесь живёт каста опущенных, а в двух недозаполненных восточных секторах, видимо, проживало социальное «дно» – никем не уважаемые, но пока ещё полноправные сидельцы, не попавшие в разряд неприкасаемых.

Дневальный шнырь снял шапку перед унтером и встал по стойке смирно. Это сразу не понравилось Геку, но он молчал, с любопытством осматриваясь по сторонам. Нар не было – стояли простые панцирные кровати в два этажа, возле каждой тумбочка. Кровати выстроились в два ряда. В проходе между рядами – два длинных стола со скамейками, человек на десять каждая. Куревом почти не пахло, значит, курят в умывалке или в туалете. В торце с окошком выгорожены две секции – одна одеялами, другая вагонкой. Вагонкой, вероятно, каптёр отделился с благословения отрядного начальника, или маршал барачный, а одеялами – элита, нетаки либо актив. Дальше дверь, наверняка в сушилку.

Унтер ушёл. Шнырь испытующе глянул на Гека:

– Что стоишь – ищи себе место, где свободно. Вон в том краю – девочки обитают. Чтобы ты не перепутал на всякий случай (можно как угодно понять – не придерёшься). Наши вернутся через час, а то и раньше – вот-вот съем объявят, а идти близко.

– Не горит, здесь подожду. – Гек уселся за стол, ближайший к торцу и каптёрке, достал книгу и погрузился в чтение. Это были «Мемуары» Филиппа де Коммина, книга, переданная ему Малоуном ещё в «Пентагоне», перед этапом. Подряд её читать было трудно, однако Геку нравилось застревать мыслью чуть ли не на каждой странице, в попытке понять бытие и помыслы человека, умершего так давно, но все ещё живущего в этих мыслях и строках.

Шнырь повертелся и ушёл, не решаясь самостоятельно определиться в отношении этого спокойного, как танк, мужика, шибко грамотного, однако явно – не укропа лопоухого.

Барак заорал сотней голосов, закашлял, вмиг пропитался дымом и рабочей вонью – смена вернулась с промзоны. Гек продолжал сидеть, не поднимая головы, и сидельцы проходили мимо, обтекая его с двух сторон, не задевая и ни о чем не спрашивая – есть кому спросить и без них.

– Эй… – Шнырь слегка коснулся его плеча. – Зовут тебя, иди.

– И кто зовёт?

– Главрог с тобой поговорить хочет, староста барака.

– Хочет – поговорим. Давай его сюда. – Шнырь замер: это был прямой вызов существующей власти. Первые пристрелочные слова прозвучали в притихшем пространстве барака. Незнакомец не пошёл на «низкие» свободные места, значит, претендует на нечто большее. Бросил вызов главному, но сидит за столом, значит на его место не тянет. Вот и понимай как знаешь: то ли цену себе набивает перед Папонтом, то ли отрицает его как урка. Если бы шнырь сказал: «тебя приглашают разделить беседу» – легче бы было определить что к чему, а мужику труднее отказаться, согласно зонному этикету. Теперь же Гек занимал выгодную позицию за столом, и Папонту придётся самому придумывать что-то – на кровати век не просидишь. Папонт, главный активист барака, невысокий, но очень широкий, толстокостый и крепко сбитый мужик тридцати с небольшим лет, сразу же осознал свою ошибку, но среагировал быстро: не чинясь пошёл к столу. Он уже слышал этапные параши, достигшие зоны задолго до самого этапа, но страха или беспокойства не испытывал – и не таким рога сшибали, тем более одиночка.

– Я не гордый, вот он я, Пит Джутто, старший здесь. Ну и ты бы представился, что ли. Не в лесу ведь. – Он сел напротив Гека, вывалив руки-окорока на стол, его пристяжь построилась в полукруг за ним. Двое отделились от свиты и встали, сопя, за Геком.

– Стив Ларей, невинно осуждённый, через год откинусь. Вы двое, срыгните, от греха подальше, из-за моей спины, и не мешкайте, иначе приму как угрозу. Жду до счета «три»: раз… два…

Джутто словно бы не слышал, нейтрально глядя в пространство, а те, что стояли за Геком, натужно силились понять в эти секунды, как им ответить.

– Три. – Гек на слух выбросил назад и вверх сжатые кулаки, посылая их со всей возможной резкостью и силой (для весу он зажал в каждом кулаке горсть медной мелочи – сидельцу на «допе» не возбранялось иметь до пяти талеров наличными, а в каком виде – нигде не сказано). Оба парня упали по сторонам: один идеально отключился, без звука, другой все же мычал.

Гек резко вымахнул из-за стола, спиной к спинкам кроватей, и, оскалясь, вперился в Папонта:

– Вот, значит, как ты со мной разговаривать решил, Пит Джутто, по-собачьи?! А я-то, грешным делом, подумал, что тут скуржавых не водится. О тебе-то я иначе слышал!

Бывалый Папонт сидел – бровью не шевельнул при этих словах, руки, полусжатые в кулаки, лежали все так же расслабленно, но душе было горько и пакостно в тот миг.

Вот ведь гад! Действительно – битый! Урку только на мою голову не хватало. Что здоровый – так это чухня, и Кинг-Конга замесим при нужде – другое погано. По-тихому его не согнуть, если же его сейчас заделать – то обещанную Хозяином треть срока не скостить будет, а это четыре совсем не лишних года. Вот же падаль!

– И что же ты такое слышал?

– Теперь это неважно, главное – что я здесь вижу.

– И что же ты здесь видишь? – Гек почувствовал, что теряет руль событий: этот Джутто – нехилый характером парнишка.

– Многое. Осталось детали уточнить. – Ребята на полу ворочались – вполне живые, драка не вспыхнула в самый огнеопасный момент, маршал не мельтешит, барак – смирный; глядишь – и образуется что-нибудь путевое.

– Ну, так давай уточним… – Мужик за бритву не хватается, дешёвые понты и пену не пускает, пределы видит – надо гасить ситуацию, а после можно будет со всем разобраться, себя не подставляя…

Геку отвели кровать в секторе, который он сам указал, близко к торцу барака, но на другой стороне прохода от угла, где расположился Папонт и его подроговые. Но обжить кровать в ближайшие десять дней не пришлось: кумовская почта сработала чётко, и на вечернем разводе ему определили десять суток шизо без вывода (формулировка «без вывода» – на работу – была чисто рудиментарной: работы подчас не хватало и твёрдо вставшим на путь исправления, за наряды дрались и интриговали, это тебе не южные гибельные прииски).

Два следующих месяца протекали тихо и мирно: Гек проводил время в бараке и около, в промзону не ходил, с активом не контачил. В их восьмикоечном секторе вокруг Гека постепенно сложилась «семья» с Геком во главе. Посылки и прочие оказии делились поровну, споры и разногласия судил Гек, он же организовал через вольняшку-электрика доставку чая и курева, хотя сам не курил. На дни рождения «своих», дважды случившиеся в эти месяцы, в качестве подарка организовал по полтора литра коньяку. Постепенно его авторитет укреплялся и за пределами «семьи»: уже и посторонние шли к нему за советом и арбитражем. Кроме того, Гек, благодаря Малоуну обретший вкус к изучению буквы закона, основательно поднабрался разных полезных примочек о правах сидельцев и обязанностях администрации.

Ещё Ваны когда-то объясняли ему секреты выживания в тюремных джунглях: человек мал – а государство большое, в лоб его не своротишь. Но если изучить законы, по которым живёт и действует противник, то – не всегда, но часто – можно избежать столкновения, грозящего бедой и поражением, а то и направить ему же, противнику, во вред его собственное оружие. Гек стал давать не только тюремные, но и юридические советы (за взятку одному из унтеров еженедельно созванивался с Малоуном и консультировался у него), которые вдруг дали несколько раз конкретный результат: один раз парень добился переследствия и укатил на родину в Кальцекко, пересуживаться с надеждой на сокращение срока, другой раз мужик выспорил себе трехсуточное свидание, чуть было не ускользнувшее по милости режика-самодура… На зоне резко возрос поток жалоб и запросов во все адреса страны – от матери Господина Президента до представителя ООН в Нью-Йорке. Самому Геку не положено было писать жалобы (ржавые разрешили это себе на картагенской сходке 62-го года, но только «понтовые», типа в ООН или Папе Римскому), но консультировал он всех желающих. Кум и режик быстро нащупали причину беспокойства и на пике зимы, в июле, под смехотворным предлогом дали Геку два месяца БУРа, содержания в бараке усиленного режима. Оттуда нельзя было выходить на остальную зону, и в БУРе снижена была норма питания, без права получения посылок. В клуб на еженедельные киносеансы не водили, телевизор и радио не положены, не табельная одежда изъята… Но Геку эти комариные, после карцера, укусы были нипочём, он и сам планировал побывать в БУРе и посмотреть на местных нетаков.

Никого из особенно крутых он там не встретил, ребята как ребята. Этот попался пьяным на глаза Хозяину зоны – два месяца, этот испортил электронасос – определили злым умыслом: денежный начет и три месяца, этого застукали с пассивным педиком Эльзой – шесть месяцев. И срок бы довесили, но парень был автослесарь, золотые руки… Самый забавный случай произошёл с пареньком по кличке Фидель Барбуда: тот долго работал шнырем при штабе, в надежде на амнистию (автомобильный наезд, ненамеренное убийство), но кум не подписал представление на него. Тогда Барбуда дождался, пока придёт его очередь убирать Весёлый Домик, епархию кума, выбрал момент, когда тот отвлёкся, и навалил ему кучу в верхний ящик стола. И закрыл, чтобы не сразу обнаружилось. Над историей хохотала вся зона, «внутри» и «снаружи», а Барбуда получил целый год БУРа, уважение сидельцев и прицельное внимание кума.

Свой растущий авторитет Гек ощутил, когда ребята из его барака пропулили ему первый грев из курева и консервов, чего раньше не водилось, по рассказам старожилов. Кешер был совсем небольшой, каждому на один зуб, но морально приподняло БУРовцев очень заметно. Гек радовался: значит, его пропаганда не пропала зря. Когда два месяца закончились и солнце все увереннее стало выныривать из-за тёмного леса, Гек вернулся в первый барак. Но тропа «подогрева» в БУР не исчезла, Гек взял под свой постоянный контроль пересылку туда и в штрафной изолятор еды и курева. Активисты урчали за спиной, но прямого повода для конфликта не было: не на едином котле – каждый отвечает за себя. Кум исходил на мыло, пытаясь дискредитировать, как учили, новоявленного урку и настроить против него актив. Но время было упущено: никто не хотел рисковать своей шкурой ради кума, который – пёс даже для лягавых. А Ларей, по слухам, начал возрождать зонный общак…

Уже заметно припекало. На деревцах вовсю полопались почки, вечная мерзлота отступила на шаг в землю, зная, что отступление – временное и недолгое. У сидельцев отобрали зимние бушлаты и обувь, но шапки пока оставили: ходили слухи, что должны ввести головные уборы нового образца, а может, ещё чего придумали к Новому году… Некурящий Гек, в окружении многочисленных дымящих, сидел в курилке возле барака и травил старинные зонно-лагерные истории, которые помнил во множестве. День был воскресный, никто не работал, что уже не являлось чудом в последние годы, скудные на заказы. Кум, поругавшись со своей пятипудовой половиной, убежал от нечего делать на зону, присмотреть за порядком да попутно сорвать на ком-нибудь злобу.

– А-а, Ларей… Лапшу на уши вешаешь… Слушай, Ларей, давненько ты у меня не был. Зашёл бы, покалякали бы, как всегда, кофейку попили бы… (Дешёвейший приём, но рекомендован сверху и действует, говорят. Вроде бы не урка он, а кряква.)

– Кто, я?

– Да ты, кто ещё. Зашёл бы, говорю, как-нибудь на досуге?

– Ой, начальник, рад бы, да не могу – только что посрал, вон ребята не дадут соврать!..

Лиловый и невменяемый кум бежал домой с твёрдым намерением изуродовать «свою корягу», а в ушах все ещё звучало издевательское хрюканье и вой этого быдла, потерявшего страх перед ним, оперуполномоченным зоны. Они ещё поплатятся за свой подлый гогот, очень поплатятся, особенно этот выродок Ларей. И Барбуду он сгноит в грязь! И Ларея!

На утреннем разводе случилось то, что должно было случиться: по секретному представлению кума Гека спустили в трюм на полгода, и он мог утешать себя тем лишь, что пяти дней не досидит – срок заканчивался.

Так и вышло. Геку приказали собираться и следовать на вахту: это кум хотел выбросить его из зоны транзитом, не допуская в родной барак. Не удалось его по-крупному прищучить, так хоть мелко напакостить… Но Гек сумел нейтрализовать «последний привет» почти всемогущего кума: придурки из хозчасти, ведущие документооборот конторы, заранее подзапутали некоторые ведомости, так что осуждённый Стивен Ларей до полного оформления подорожной ещё сутки пробыл на зоне и даже получил сухой паёк, поскольку с котлового довольствия был уже снят. И в барак усиленного режима на эти сутки его было уже не вернуть, потому что документы были оформлены и только Господин Президент личным указом мог теперь согнуть лейтенанта Вейца, начальника канцелярии, и заставить его внести исправления в официальные служебные бумаги.

Гек исписал половину записной книжки адресами и наколками. Были среди них и несколько толковых, могущих пригодиться на воле.

Каждый барак, и БУР отдельно, получили по ящику коньяка: если поровну лить – только небо смочить, но дорого внимание. Гек ещё в БУРе отчитался за общак (коньяк покупал на свои) перед новым хранителем, перспективным нетаком по кличке Морской, благословил, а сам пошёл на встречу с волей. Провожала его добрая половина зоны – все нетаки, фраты и трудилы. Повязочники молчали – ветер дул им в морду, лучше не переть на рожон…

Вольняшка-электрик на мотоцикле довёз его до железнодорожной станции и даже поначалу не хотел брать за это денег, все отнекивался… Гек тут же в скверике, стоя на осенних кленовых листьях, взял у него пакет с новенькой, из магазина, гражданской одеждой, переоделся. Старую, зонную, отдал шныряющей вокруг бабке, санитару природы, сверху сунул ей сотню, не слушая радостных бабкиных причитаний, пожал электрику руку и полез в вагон. Ехал он один в двухместном купе и всю дорогу, семь с лишним часов, смотрел в окно.

А исполнилось ему в ту пору двадцать четыре года.

* * *

Холодно и слякотно было в городе, дождь, дождь и дождь. Гек поехал по привычному адресу и снял себе квартиру в том же доме, в той же парадной, только этажом выше, на четвёртом, последнем. Стоило это уже сто шестьдесят талеров, а не сотня, как прежде. Был, правда, телефон, но за него шла отдельная плата. А с деньгами намечалась проблема.

В конторе Малоуна, после сердечной пятиминутки, адвокат, по требованию Гека, представил подробный отчёт о состоянии Гековой наличности. За вычетом гонораров, потерь – как в случае с покойным Кацем – и трат на руках у Малоуна осталось ровным счётом девять тысяч талеров – чуть меньше двух тысяч долларов, если перевести по курсу. Геку в дорогу ребята собрали почти четыре тысячи – пришлось взять, чтобы не обижать отказом. Итого – двенадцать-тринадцать, только-только Малоуну заплатить за два предстоящих месяца… За границу в ближайшие три года не выпустят; с золотишком, не зная броду, тоже не сунешься – вмиг повяжут. Кассу, что ли, где подломить? Деньги позарез нужны. Деньги и люди. Людей найти можно, есть адреса, но платить надо сейчас, а дело – когда ещё оно раскрутится…

Гек наковырял в записной книжке одну идейку, собрал все деньги и, не откладывая, покатил в Иневию, играть.

Помимо официально разрешённых казино, с их ограничениями и длинными ушами Службы, в столичных городах существовали подпольные игорные притоны – «мельницы», где играли по-крупному и куда пускали только с рекомендациями. Гековы рекомендации сработали, он подвергся обыску на предмет оружия и уселся пятым к покерному столу, купив себе фишек на десять тысяч – «для начала». Больше у него не было, только на обратный билет, но признаваться в этом не стоило.

Гек, памятуя о былом, дотошно уточнил все нюансы в правилах, заказал себе кока-колы и сделал первую вступительную ставку – сотню.

Игра шла удачно: соперники были богаты, в блефе не сильны, высоко не задирали, – и к трём часам ночи (а пришёл он в девять вечера) Гек настриг к своим десяти ещё шестьдесят тысяч. Состав играющих к тому времени наполовину обновился, игра пошла крупнее и интенсивнее, хотя прухи особой по-прежнему никому не было. Гек на двоечном каре взял одномоментно ещё тридцать тысяч и решил соскочить, поскольку уже получилась сотня, на раскрутку вполне хватало. Но игра неожиданно вышла на новый виток: за его столом сконцентрировались постепенно крупные и удачливые игроки, а среди них один – шулер. Гек мгновенно его вычислил, стоило лишь тому приняться за «исполнение». Катала был умен и опытен: отыграл два часа, осмотрелся, прежде чем взялся за дело. Своих денег у него было много, на сотни тысяч, и игру он взвинчивал соответственно, чтобы поймать момент и выиграть максимум в одной сдаче – постоянное везение настораживает партнёров. Гек поблагодарил судьбу за то, что удержался от соблазна и сам играл честно…

Как и ожидалось, на сдаче шулера всем пришла крупная карта – Геку, к примеру, три семёрки с джокером до прикупа, соседу слева – заготовка на «рояль», соседу справа флеш червонный, готовый, напротив – тоже, видимо, лом – Гек не сумел подсмотреть толком – «подкаретник» на тузах либо королях. Ну и себя он, конечно, не обидит после прикупа…

Впятером доторговались до шестидесяти тысяч (с каждого) – и решили прикупать… Сбросили карты…

– Стоп! – заорал Гек, прижав банкомёту кулак с картами к столу, – ваш номер старый! Сейчас вы получите каре, вы – либо стрит, либо флеш, у вас должна быть готовая карта, а я так и останусь с четырьмя семёрками. А он, как банкующий, крупнее наберёт. Я отвечаю!

Он выломал из посиневших пальцев колоду, попросил партнёров положить карты пузом кверху и принялся подчёркнуто медленно раздавать прикуп. Охрана уже держала подозреваемого за плечи, покамест аккуратно – возможна ведь и ошибка. Но мужик был так бледен и молчалив, что все все сразу поняли про него. А на столе уже лежали два каре, червонный флеш, бубновый флеш-недорояль и его высочество стрит-флеш трефовый от восьмёрки до дамы без джокеров.

Охрана уже без церемоний заткнула шулеру рот и поволокла вон, однако Гек был настороже:

– Момент! Правил ещё никто не отменял! Сначала сюда его: цвет наружу!

Делать нечего – охрана вернулась с извивающимся и мычащим каталой: мужик опытный и в своём праве – все деньги разоблачённого каталы делятся поровну между остальными играющими за этим столом. Если бы они забыли об этом – ну тогда да, законная добыча охраны, а сейчас – разве что колечки да часики, ему-то они теперь… Лбы, глядя на ускользнувший свой гонорар, мысленно кромсали бедового мужика-разоблачителя на части: из каталы вытряхнули больше семисот тысяч наличными, по триста с лишним на рыло бы вышло…

К моменту сдачи у Гека было около ста двадцати тысяч. Да с кона разделили шестьдесят на четверых (свои ставки каждый назад забрал), да ещё по сто восемьдесят тысяч, минус червонец в кассу мельницы (выигравшие платят три процента) – на круг выходит около трехсот тысяч. Отлично! Можно возвращаться домой и забыть о «кассах» – время требует других идей.

Гек успел на утренний бабилонский экспресс и весь путь до вечера проспал у себя в купе, велев проводнику никого не подсаживать и ничем не беспокоить. На Бабилонском вокзале у тамбура проводник с поклоном принял сотню и откозырял. Ему явно хотелось что-то сказать, его прямо распирало, но пассажир был щедр и угрюм, мало ли – кто он там…

И таксер поначалу молчал и все многозначительно поглядывал на Гека, так что тот не знал, что и подумать – глаз на лбу вырос или в розыск его объявили… А по радио все никак не могли сообщить прогноз погоды, увлеклись похоронной муз…

– Что-о?!

– Ага! – Плотину прорвало, и торжествующий таксист закивал головой: – Сегодня утром с женой телик смотрим, вдруг бац! – заставка с цветами и музыка. Я на другую программу – то же самое! Я на пятую-десятую – то же самое. А тут брательник звонит: его жены брат, тоже водила, из Дворца прибежал – хана, мол, нашему! И точно: неутешная всенародная утрата – умер великий президент великой страны, весь мир скорбит. Музыка повоет-повоет и опять – соболезнования, телеграммы. Кто теперь будет на троне? Не знаете часом?

– Нет, политикой не увлекаюсь. Да хрен бы с ним! Был бы трон, а жопа будет. Нам-то какая разница – кто там придёт?

– Это-то верно, а любопытно все же. Сейчас сцепятся, глаза друг другу выцарапывать…


Со смертью Юлиана Муррагоса во всем южном полушарии парагвайский Стресснер остался единственным долгоиграющим диктатором: его ровесник, «старший политический брат», с которым они почти одновременно пришли к власти в своих странах, отныне стал историей.

И рухнули в пыль казавшиеся несокрушимыми ценности: личный мажордом Господина Президента – тихая, но влиятельная фигура на очень хлебной должности – кому он теперь нужен? У преемника будет свой мажордом, и новый начальник охраны, и иной кабинет министров, и другие любовницы. А родственники? Прежним – кратковременные соболезнования, а потом – хорошо, если просто забвение: поверженных грех не потоптать – должны же быть виновные в бедах и неудачах государства… Чиновникам полегче, но тоже несладко – адресно низвергнут самых крупных, а на нижних этажах пойдёт тотальная чистка: победившие кланы будут пожирать побеждённых, целыми колониями налипших за многие десятилетия на бока государственного корабля.

Ох уж эти традиции! Немыслим Дворец без лампасов: пятидесятидвухлетний начальник Генерального Штаба (как он попал на традиционно сухопутную должность – сокрыто в склеротическом мраке президентских кадровых служб), адмирал флота Леон Кутон, обойдя на повороте своего министра-маразматика и официального вице-дебила, провозгласил себя исполняющим обязанности Президента. Воздух, можно сказать, ещё сотрясался от траурных салютов, а государственный совет из представителей парламента и правительства уже перевёл его из и. о. в полноценного Господина Президента, так что войсковое оцепление вокруг Резиденции Правительства можно было снимать. На заседании не было господина Председателя, который пил вмёртвую, сидя под домашним арестом: ничего хорошего в оставшемся будущем ему не светило. Министр обороны был обвинён в злоупотреблениях – можно было и в бездуховности обвинить, восьмидесятилетний алкаш мало уже что понимал, вице-президент поддержал по бумажке все, что ему велели, парламент – это уже вообще неважно…

– А-а, Дэниел Доффер, вольно. Проходи поближе, к столу. – Леон Кутон, отныне Господин Президент, сдвинул очки на лоб и постарался сделать улыбку максимально добродушной.

– Знавал я твоего батю, не близко правда, но в деле видел не раз. Даже под его началом довелось побывать, на манёврах «вода-воздух», где он всеми нами командовал. Вот кому бы Президентом быть, не мне – рождён был править твёрдой рукой. Что у тебя?

– Прибыл согласно вашему приказанию к четырнадцати ноль-ноль, Господин Президент! – не моргнув глазом, отчеканил Дэнни. Клевать на фамильярное ностальгирование по покойному батюшке он не собирался – адмирал славился прямолинейным коварством, крутостью обхождения и любовью к военным порядкам.

Господин Президент с одобрением оглядел мощную подтянутую фигуру Доффера, в безупречно выглаженном и вычищенном штатском костюме.

– Прибыл без опозданий, что, впрочем, естественно. Но – к делу. Видит бог, не искал я себе этот хомут на шею – да так уж сложилось. Коли надо Отечеству послужить – служи и не ной. Правильно я говорю, Дэниел?

– Так точно. (Раз Кутон перешёл на «Дэниел», то и отвечать следует также на флотский манер – чётко, но без титулов.)

– Каков там глас народа – ты бы должен знать по службе?

– Народ многолик, и мнений много. Есть те, кто о старом скорбят. Но в большинстве, в основе своей – воспрянули после решения Госсовета. Господин Президент, я не подхалим и не специалист… льстить, – Дэнни споткнулся на липком звукосочетании, – но ничего иного доложить не сумею. Да, спектр мнений широк, но процентов восемьдесят – безоговорочно за вас!

– Ну уж, восемьдесят! Врёшь, поди?

– Никак нет – статистика, на компьютере обработано, машина врать не умеет.

– Зато люди – ох как умеют! Беседовал я тут – с наследием, так сказать… Не можешь ничего делать, обленился, зажрался, обабился, ну так и доложи, сукин ты сын! Но не ври, не втирай очки! Простить – не прощу, но и под трибунал не отдам, за честность хотя бы. Так нет – изолгался, проворовался – и дальше, понимаешь, норовит: «под вашим мудрым руководством, я, мы…» А у самого в Штатах миллионные счета в банке на сына-дипломата. Расстреляю, без разговоров.

Кутон легко встал с кресла и пошёл по кабинету, растирая поясницу.

– Принимай Департамент под свою руку. Команда мне нужна – страну поднимать, авгиевы конюшни чистить. Одному – не потянуть, хоть тридцать часов в сутки работай. А я от дела да от службы бегать не приучен. И нужны не старые пни, а упорные молодые парни! Тебе небось лет тридцать пять?

«Да, где-то так», – самым краешком сознания усмехнулся про себя Дэнни, преданно глядя в глаза Господину Президенту.

– Самый тебе возраст для больших дел. Но спать на рабочем месте нам не придётся, обещаю. Не раздумал ещё?

– Кто, если не я? Так у нас в десантуре учили, Господин Президент!

– Лихо учили. И на флоте так. Что о Фолклендах можешь сказать? Без подготовки, в двух словах.

– Гм, гм. – Дэнни откашлялся. – Острова, почти безлюдные, несколько тысяч населения. Так называемые спорные территории. Но никакие они не спорные, а исконно бабилонские, оккупированные Британией. Стратегически важны для нашей безопасности. Аргентина также претендует на Фолклендские, для них – Мальвинские, острова, причём безосновательно.

– Кроме географического расположения – ещё какие плюсы? Ископаемые, плодородие, рыбные ресурсы?

– Это прерогатива внешней… контрразведки, с кондачка, без подготовки, боюсь соврать…

– Ну и разведку бери себе, незачем службы дробить да крыс кабинетных плодить. Справишься?

– Так точно. Единый организм и должен быть единым. Разрешите обратиться, Господин Президент?

– Обращайтесь. – Кутон, весьма чуткий на нюансы, тотчас среагировал на официальные нотки в словах своего собеседника и перешёл на официальное «вы».

Дэнни оценил свой промах и мгновенно перестроился на просчитанное лёгкое нарушение субординации по типу отец – сын:

– Господин Президент, разрешите мне ещё два месяца с неделей в заместителях походить? Я потом – ночей спать не буду – наверстаю!

– А-а, это ты об Игнацио заботишься? Да я, признаться, хотел его на пенсию, но с полной выкладкой отправить, с орденами, с выслугой, со всем почётом. Что эти два месяца решат? Ладно, будь по-твоему. Вступился, значит, за шефа, вместо того чтобы в спину плюнуть… Это редкость в наше время… Ну, есть ещё ко мне вопросы?

– Никак нет. Разрешите идти?

– Иди. Да, Дэниел, впредь постарайся не обращаться ко мне с просьбами, по которым решение уже принято. Понял?

– Так точно.

– Ступай. – Кутон с интересом наблюдал, как Дэн Доффер делает чёткий поворот через левое плечо: печатать шаг в штатском костюме нелепо, а тон армейский уже взят – что он будет дальше делать?

Но Дэнни не сплоховал: безупречно развернувшись на сто восемьдесят градусов, он пошёл к двери уверенно и мягко, почти не размахивая руками. Уже у выхода он чётко повернулся, склонил голову, выпрямил, прищёлкнув каблуками модных кожаных штиблет, и вышел в распахнутую вездесущим адъютантом дверь…


Целую неделю Гек ошивался по публичным домам Бабилона, выбирая те, что поспокойнее и классом выше среднего. Впрочем, из-за объявленного траура три дня всюду соблюдалось спокойствие: отменены все шоу, премьеры, концерты и спортивные матчи. Гек за неделю так и не ночевал дома ни разу, некогда было. Девок он выбирал длинноногих и грудастых, без выкрутасов в поведении, а блондинки они были, брюнетки – он и не вспомнил бы на следующий день. Поначалу все шло распрекрасно, и все же к концу недели Гек нет-нет да и вспоминал американочку Тину, которая хоть и не умела почти ничего, но была с Геком от души, без шкурного интереса, и о презервативах с ней можно было не думать. Эти же – хорошие в основном бабы, но глупые и жадноватые. И какого черта все они, как одна, норовят в чулки с пажиками нарядиться – думают, что красивее становятся, что ли? И Рита была такая же… В детстве Гек думал, что чулки с поясом – это отличительный знак заведения Мамочки Марго, но и в Европе шлюхи так же одевались… В Дом к Мамочке Гек идти убоялся: мало ли – опознают татуировки. Рита их часто видела… Вообще говоря, если по уму, то её при случае убить бы надо…

– Знакомьтесь, Стивен Ларей, мой главный и постоянный клиент. Моя супруга, Луиза. – Малоун натянуто улыбнулся и забегал, задёргался по кабинету, перемещая кресло, путаясь в телефонных шнурах, в поисках кофейника, который за полчаса до этого сам же убрал в стенной шкаф.

– Очень приятно. Муж много рассказывал о вас…

– Рассказывал? Обо мне? – Гек комично вытаращил глаза. – Как интересно! Что же он этакого обо мне рассказал, что вам от этого стало приятно? – Луиза Малоун смутилась и густо покраснела. Она и не собиралась заходить на работу к мужу, но уже на улице обнаружила, что не взяла из дому денег, и решила заглянуть, чтобы далеко не возвращаться, к Джози. Он лапушка и не рассердится. Об этом страхолюдном мужчине с волчьим взглядом она, конечно, слышала от мужа. Теперь он вышел из тюрьмы, и, Господи, хоть бы у Джози не было из-за него неприятностей. Не надо никаких его денег, Господи. Муж говорит, что ладит с ним, но мало ли…

Гек видел её испуганное, напряжённое лицо, и ему стало завидно от осознания того, как один человек может так беспокоиться и переживать за другого, близкого и любимого. Он улыбнулся, погладил себя по ещё лысой, но начинающей обрастать голове:

– Я недавно освободился из мест заключения. Грехов у меня множество, но я настолько испорчен, что ни один не отдам вашему мужу, все себе подберу. Кроме того, если бы великолепный Джозеф Малоун из адвокатов перешёл бы работать в прокуратуру, то ему пришлось бы иметь дело, извините за выражение, с государственными чиновниками от Фемиды, а грязнее и опаснее этого народца не сыскать и в Голливуде, не то что в тюрьме. Врач ведь не смотрит – кто хороший, а кто плохой: лечит всех, кто под руку попадётся. Так же и адвокат – кто-то должен оградить меня от произвола местных властей, пока я не выкарабкаюсь из этого болота. Вы меня поймёте, надеюсь?

Слыша грамотную и вежливую речь с потугами на шутки, Луиза закивала, немного успокоенная этими странными доводами, и почти забыла о его глазах.

– Это вы меня извините, что я вторглась так несвоевременно, так… оторвала вас от дела. Видимо, секретарша отлучилась и не поставила меня в известность, что ты занят. Ещё раз прошу меня извинить; Джозеф, можно тебя на минуточку?… Ей-богу, господин Ларей… Я присмотрела дочке платьице, поехала, пока с ней нянечка сидит, а кошелёк забыла… Да, хватит безусловно, мой дорогой. Я убегаю, не мешаю, до свидания. Джози, мы ждём папочку, не задерживайся!

Малоун с облегчением закрыл дверь и развёл руками:

– Женщины! Она училась в пансионе у кармелиток, знаете ли, правила хорошего тона… Я, естественно, упоминал вас, первопричину нашего благосостояния, но рассказывать…

– Да все нормально, Джозеф. Если можно мечтать о женитьбе, то только на такой женщине, как твоя супруга. И я даже не красоту её имею в виду. Она молодчина, а тебе счастливый фант выпал, тьфу-тьфу-тьфу!.. Ну так что?

– Я верю в ваше благоразумие, Стив, я согласен. И если даже иной раз придётся, как тогда, с чиновниками…

– Не придётся. Взятки и без тебя дадут и возьмут. Ты будешь моей легальной, абсолютно законной, подчёркиваю, защитой. Более того, в качестве моего – и моих людей – адвоката тебе не придётся сталкиваться с наркотиками, политикой и сексуальными преступлениями. За это ручаюсь. Законопослушным гражданином, так вдруг, может, я и не сумею стать в ближайшее время, но вдов и сирот не ограблю. Да и вообще, для тебя я буду честным человеком – обыватилум-вульгарис. И, если уж на то пошло, даю тебе право: если ты почувствуешь нежелание со мной работать – клянусь своим словом – ни упрёка, ни крюка, не говоря уже об угрозах, не будет. Мы не один год знакомы, ты меня знаешь.

– Знаю. Потому и соглашаюсь, пусть даже с колебаниями, простительными в моем положении. Но ничего худого я о вас Луизе не говорил.

– Ну, по рукам!.. Так, раз с делами мы покончили – можешь хвастаться. Что ты там по телефону говорил про какую-то сказку?

– А вот она! – Малоун подошёл к углу и сдёрнул кожаный чехол с некоего устройства. Гек с удивлением поглядел на все это хозяйство.

– Это телевизор, вижу. А это что за фигня? Что прибор – понимаю, а вот дальше…

– Это микро-ЭВМ, мой персональный компьютер. Сам из Штатов привёз – три тысячи баксов! И это без программного обеспечения. За него ещё штуку накинули.

– Круто! Я слышал про ком…пьютеры, правильно, да? Это чтобы считать очень быстро.

– Не совсем, – засмеялся Малоун, плотоядно потирая толстые ручки. – Считать – вон у меня на столе и у секретарши калькуляторы стоят. А это… Это чудо из чудес!

– А телевизор при чем?

– Это монитор, чтобы я мог наблюдать за работой компьютера. А это – клавиатура, как на пишущей машинке. Правда – английского алфавита; и команды понимает он только по-английски, на бабилосе не попишешь. Восемьдесят четыре клавиши, с переключателем регистра.

– Восемьдесят три.

– Что?

– Клавиши, их здесь восемьдесят три.

– Да? Ну, может быть. Машина – 820, фирмы «Ксерокс» – зверь в работе, мощь и красота…

– Да что он делает-то, если не считает? И что такое – программное обеспечение?

– Многое. Программы – это правила, по которым действует компьютер. Я накупил разного, теперь у меня есть возможность хранить и набирать документы в электронном виде. Печатная машинка и архив на одном столе. На одной такой дискетке можно сохранить сорок страниц текста. А если я подключусь – а я добьюсь – к нашей ЭВМ, адвокатской коллегии, – то вообще…

– Интересно. А можешь включить? Уж очень ты аппетитно расписываешь, даже меня разобрало любопытство… – Малоун с умоляющим жестом выхватил из рук Гека чёрный плоский квадратик:

– Стив, ради бога, аккуратнее, дискетки очень нежные, боятся пыли, пальцев… Вся информация на них, включаю…

Замерцал зеленоватый экран, побежали какие-то цифры, значки… Малоун увлечено показывал, как буквы записываются и стираются, как запоминаются, но Геку уже стало неинтересно: никаких чудес он не увидел, никаким электронным мозгом тут и не пахло – просто пишущая машинка с экраном, который зверски мелькает, нагоняя головную боль.

– Как у тебя от него голова не болит? Он так мерцает дико…

– Да нет, вроде не мерцает… Ну, конечно, полночи за ним посидишь – так резь в глазах, а сейчас – нормально.

– Ну-ну. Что ж, если нравится. Ты парень молодой, прогрессивный. А я уже, сам понимаешь, в другом времени остался…

– Да что вы, Стив. Вам ещё далеко до старости, вот отдохнёте как следует… – Малоун надеялся, что его голос звучит вполне искренне. Юношей Ларея не назовёшь… хотя за четыре года знакомства, с тех пор как Малоун впервые увидел своего первого клиента в комнате для свиданий, Ларей ведь практически не изменился, может разве в плечах стал пошире. Даже седины в нем нет, что иногда встречается у некоторых людей до самой старости…


Гек положил Малоуну пятнадцать тысяч в месяц, не считая дополнительной оплаты в предусмотренных случаях, с тем чтобы Малоун всегда и приоритетно был готов выполнять при Геке обязанности юриста. Пятнадцать тысяч – это примерно три тысячи долларов. На такие деньги и в Штатах можно безбедно существовать, а здесь жизнь куда дешевле. И потом, остальную практику можно продолжать почти в прежних объёмах, в конце концов, нанять помощника. Это принесёт ещё столько же. Тридцать тысяч за офис, семьдесят на оплату работникам, шестьдесят туда-сюда – налоги, скрепки, ремонт унитазов, – останется двести тысяч в год – не предел, но как ни крути – совсем не плохо. Это если без дополнительной оплаты… Теперь можно думать и о собственном доме, и в Европу съездить с Луизой вдвоём… Малоун пересчитал клавиши – верно, восемьдесят три штуки, когда Ларей успел их сосчитать? И где он мерцание увидел – все абсолютно в норме, разве что боковым зрением можно что-то такое различить…

Да, теперь Геку предстояло найти щедрый финансовый родник-источник: не на игру же, в самом деле, садиться. Самому жить, Малоуну платить, зону свою бывшую греть время от времени – обещал. И он решил пойти по проторённому пути – защита интересов одних граждан от интересов других, прямо противоположных. В районе, где Гек снимал себе пристанище, правила банда Дяди Грега, по заглазному прозвищу Падаль. Это было его любимое слово: и ругательство, и обращение к нижестоящим, и отзывы о посторонних. Вот только как собственную кличку он это слово не жаловал и грозился убить любого, кто при нем оговорится… Банда была не так уж велика и влиятельна, если сравнивать с ей подобными, сфера влияния ограничивалась пятью-шестью кварталами, расположенными вдоль улицы Весёлой, но в винегретных этих кварталах доминировала абсолютно.

Старуха Бетти, домовладелица, где Гек снимал квартиру, платила тяжкий оброк, полторы тысячи в неделю. С жильцов она собирала в среднем восемь-девять тысяч ежемесячно, да три магазинчика в подъездах платили ей по полторы тысячи арендных, затраты и налоги составляли четыре тысячи с лишним, так что ей на жизнь оставалось две тысячи в месяц, хорошо – две с половиной. Иногда парочкам площадь сдавала на время, но это все гроши. На такие деньги можно было безбедно жить, даже богато, по меркам полутрущобного района, но старуха Бетти страдала еженедельно, собственными руками отрывая от себя защищённую старость, беззаботную жизнь и приличные похороны. И кому платить-то, она же всех их знала сопляками мокроштанными, а теперь – поди ж ты, ножик к горлу тычут, смеются над ней. А ведь она ещё могла бы и счастье сыскать, найти себе хорошего деда, солидного и непьющего, ей-то всего шестьдесят – жить и жить. А кто замуж возьмёт? Богач побрезгует её двумя тысячами, когда узнает про истинные доходы владелицы четырехэтажного дома, а голь да шантрапа ей самой даром не нужна…

Беда пришла в пятницу, в день очередного платежа.

– Деточка, – прогундосил ей на прощание Робин Штатник, черномазый сборщик дани в этом квартале, – со следующей недели готовь две штуки.

– Как, Господи Боже святый! Да где же я столько возьму! Робин, да ты с глузду съехал. Да мне…

– Засохни, ведьма старая, инфляция на дворе. Во всем мире все дорожает. Ты и раньше убивалась на весь квартал, когда тебе штуку заряжали, – а ничего, живёшь ведь? – Штатник раздвинул губастый рот и показал старухе безвременно прореженный частокол длинных черно-жёлтых зубов. Он только что подкурился и пребывал в благодушном настроении. Ему хотелось горланить во всю глотку, вот он и горланил, не печалясь по поводу того, что их торг могут услышать посторонние люди.

– Не вой, не вой, крыса! А то буфер отрежу… – Он засвистел песенку из Би Джиз и направился дальше. Бетти, потрясённая новостью, грузно опустилась на ступеньки лестничной площадки, да так и сидела, не умея справиться с непослушными ногами. Слезы тихим потоком лились из её глаз. Надо помолиться, да в петлю головой, все одно не жизнь. А не примет её Господь к себе, за то что руки на себя наложила, значит, и на небе справедливости нет. Была бы она мужчиной, ох была бы она мужчиной… Или был бы у неё сын… А в полицию обращаться – разорят. И те зарежут. И сидела старуха Бетти, и лила горючие слезы, не замечая, что загородила дорогу постояльцу с четвёртого этажа.

– Я слышал ваш разговор, матушка, – обратился он к старухе Бетти, – вам что, действительно непосильна эта плата, или вы торгуетесь таким образом?

Старуха подняла голову: этот мужчина, её жилец, серьёзный, положительный, не буянит, часто в отъездах, платит аккуратно, она его с давних пор помнит, когда он у неё на третьем этаже снимал квартиру, тоже однокомнатную. Не похоже, чтобы он над ней потешался.

– Непосильна – не то слово. Хоть в петлю лезь. И полезу, и письмо посмертное пошлю, лично Господину Президенту. Может, их после меня хоть к ногтю-то прижмут. А мне уж не дожить, – и Бетти зарыдала в голос, время от времени утираясь беретом, снятым с круглой седой головы.

– А раньше вы сколько платили?

– А тебе-то что? – всхлипывая, спросила она. Удивление от непривычной участливости жильца медленно стало проникать в её сознание. – Тысячу платила, теперь две хотят. Тебе-то что?

– Странно, а мне показалось – полторы платили вы до сегодняшнего разговора. А пятьсот монет в неделю вас бы устроило?

– Что тебе надо, вот что скажи? И при чем тут ты?

– Прежде всего я вам помогу встать, во-от… И пойдёмте к вам, поговорим о деле. Не орать же нам на все этажи, подобно тому отвратительному юноше…

Разговор состоялся. Старуха Бетти пылала к своим мучителям ненавистью настолько лютой, что впервые ужас перед бандитами уступил в её душе жажде возмездия. Незнакомец просил немного: пятьсот талеров в неделю, и не сразу, а по окончании «хлопот», а также, тоже впоследствии, долгосрочную аренду квартиры номер пять на первом этаже, где сейчас бакалея Салазара.

Через четыре дня Бетти, распатронив загашник, уехала на север, отдохнуть зимой на летнем солнышке. Уж пропадать, так напоследок радость себе доставить…

Гек всю неделю обзванивал и объезжал мало-мальски перспективные адреса, хотел подобрать ребят в подручные. Но неудачи всюду преследовали его, только Красный, пентагоновский однокамерник, безоглядно принял приглашение. Он два года как откинулся и промышлял то кражами, то такелажными работами в порту. Был он низкорослый, щуплый, профессии хорошей не знал. Но Гек помнил за ним определённую честность и верность в товариществе. Это многого стоило в глазах Гека, и он решил, что для начала управится и так. А уж Красный смотрел на него как на икону.

В субботу Гек заранее спустился на второй этаж, где проживала сама Бетти. И сел на ступеньки, там, где она сидела ровно неделю назад. Красный был отправлен сидеть в бар-харчевню на углу, опорную базу местных бандитов, гангстеров, как они теперь назывались в народе. Штатник опять был весел и не ждал худого от визита к скопидомной толстухе. Он поднимался по лестнице и вдруг упёрся взглядом в глаза пожилого, за сорок, плечистого мужика. Дурь сразу выскочила из Штатника, хотя мужик не произнёс ещё ни слова…

Гек ударил пару раз и уволок к себе мычащего, слабо трепыхающегося Штатника, а там подверг его допросу с пытками. Все интересовало Гека: место Штатника в иерархии, количество сборщиков, количество точек сборки, кто главный на местном уровне, сколько платила старуха (это чтобы затушевать договорённость с ней), с кем из полиции имеют дело, сколько берет квартальный… Первые полчаса Робин только ругался и угрожал. На вторые полчаса Гек залепил ему рот пластырем поверх кляпа, а сам стал раз за разом несильно и точно бить в пах и пережимать при этом ноздри. Когда Штатник закатил глаза и изобразил обморок, Геку было достаточно грамотно пошевелить мениск на ноге, и Штатник моментально ожил, в исступлении мотая кудлатой головой. Из глаз его текли искренние слезы. Робин был нужен абсолютно невредимым, поэтому к настоящим пыткам, с кровью и разрывом тканей, Гек не прибегал. К исходу первого часа знакомства он освободил ему рот.

– Ну, Робин-Бобин Барабек, теперь поговорим спокойно. Вопрос первый: сколько вам платила старуха? Вопрос второй: сколько объектов в твоём ведении?…

Робин заговорил. Он молотил без умолку, только чтобы мучения не возобновлялись. Врал – напропалую, лишь бы вырваться отсюда, а там – там будет расчёт за все! Гек поймал его на враньё в нескольких ответах, заранее известных, и когда прошёл второй час – подвёл предварительный итог.

– …А я-то тебе было поверил, надеялся, что ты покинешь этот дом здоровым человеком, а не беспомощным калекой. – Он опять залепил ему рот и, глядя в залитые ужасом глаза Робина, приветливо ему улыбнулся.

Но и на этот раз он был предельно аккуратен. Гек бил его в солнечное сплетение, лишал воздуха, надавливал за ушами и в паху. Только на этот раз все это сильнее, чаще и дольше – ровно час. К исходу второго часа у Робина кончились слезы, и Гек решил, что теперь можно добавить немного крови. С этой целью он с помощью плоскогубцев выломал ему один коренной зуб, давая таким образом возможность Штатнику промычать мольбу о пощаде. Тот был практически в той же степени жив и здоров, как и до своего визита сюда, но уже ощущал себя изломанным инвалидом.

Гек опять заткнул ему рот и принялся разгибать пальцы, экономно демонстрируя Штатнику случаи его вранья.

– …Так нехорошо, Робин. Между нами должно быть полное доверие. А ты лжёшь и плачешь, как баба! Именно что как баба. Цепочки, колечки, патлы длинные в косичках. Ты часом не педераст? – Гек взялся за молнию на своих брюках и словно бы в задумчивости подёргал её вверх и вниз.

Даже сквозь кляп и пластырь наружу прорвался дикий жалобный вой сломленного Робина Штатника, грозы микрорайона, образца для подражания мелкой уличной шпаны.

– Последний раз спрашиваю: готов ли ты искренне и полно ответить на все мои вопросы? Или мне отловить кого-нибудь другого, более сознательного?… Ага, хорошо. Но если хоть один раз соврёшь – станешь педерастом… ненадолго. Понимаешь намёк?…

Робин отвечал торопливо и без вранья, инстинктивно все же умалчивая, если можно было о чем-то умолчать. Но Гек заранее смирился с такой возможностью и старался задавать вопросы плотнее, с минимальными информационными прорехами. Любознательный, как выяснилось, Робин знал довольно много, и марихуана ещё не побила ему память на имена, события и даты. Теперь его можно было бы и убить… Но…

– …Значит, договорились. Отпускаю тебя живым, здоровым и где-то даже невинным. Только чур – ты проводишь меня до вашей штаб-хавиры… С ошейником, дружок, непременно с ошейником, иначе пристрелю, как гада! Пош-шёл!..

Уличные фонари и окна в домах более или менее исправно освещали прихваченную лёгким морозцем улицу, не пустынную в этот час, но и не битком забитую прохожими. От парадной, где проживал Гек, до харчевни, опорной базы «падалевцев», было никак не более двухсот метров, но за то время, пока Гек дошёл туда, ведя Робина на поводке и на четвереньках, вокруг них собралась внушительная толпа, так что к концу короткого маршрута шествие напоминало стихийную демонстрацию протеста из иностранных телерепортажей.

Уже у самой стеклянной вертушки дверей Штатник, осмелев от стыда и родных стен, попытался встать на ноги, но Гек ударил его сверху вниз по голове. У Штатника подогнулись ноги, а Гек ухватил его за волосы и поставил на колени. Потом сильно пнул в живот, и Робин вновь оказался на четвереньках. Гек погладил его по голове, незаметно ткнув в болевую точку за ухом. Тот жалобно закричал, Гек дёрнул за поводок и силой втащил его внутрь.

– Он сказал, что здесь его контора. А мне кажется – здесь его конура. Забирайте. – Гек пыром поддел его в солнечное сплетение, и Робин Штатник беззвучно скорчился на полу. А Гек развернулся и пошёл к себе. Красный сидел в углу и пил пиво, у него была задача – смотреть, слушать и запоминать; все шло по плану.

Поздно вечером Красный пришёл к Геку на квартиру с докладом. Собственно говоря, докладывать было особенно не о чем: по сигналу кабатчика-бармена из внутренних дверей выбежали двое и под руки уволокли парня. Он описал всех троих. Затем рассказал, что и как обсуждали в общих чертах посетители, которых набилось в тот вечер видимо-невидимо. Общий вердикт: теперь ему, Геку, плохо придётся, Падаль пришлёт своих горилл, порядок наводить. А пока – наводят справки…

Дядя Грег не снизошёл собственноручно разбирать происшествие, он даже и не знал о нем. Но Букварь, один из его шайки, заправляющий в данном квартале, кликнул под свои светлые очи Штатника и в компании двоих своих ближайших помощников провёл дознание. Все собранные до этого эпизода деньги были в целости и сохранности, не хватало лишь двух тысяч от старухи Бетти и денег, до сбора которых очередь не дошла. Не всюду было гладко собирать, после того как Падаль объявил о повышении размеров сбора, но только здесь дошло до открытого сопротивления. Букварь и его люди никак не могли понять: почему Робин, проверенный, не робкого десятка парень, так обгадился при всем честном народе? Подумаешь, зуб выбил, или вырвал… Никаких других повреждений, кроме ещё шишки на голове, Штатник им продемонстрировать не смог, а мучения, о которых он рассказывал, как-то не звучали в его изложении, не леденили слушателям кровь. Посыпались насмешки, и Штатник, сопля, совсем опарафинился – заревел в голос, разнюнился. Теперь всем стало ясно, почему он встал на четвереньки, позорник… Некий Шест предложил наказать новичка-отморозка немедленно, прямо сейчас, но Букварь назначил ответ на завтра, чтобы до этого времени люди рылом поводили и узнали про незнакомца ещё что-нибудь, кроме его понтовитой фамилии Ларей. От квартального удалось узнать, что он сидел на периферии и недавно откинулся, а теперь должен ещё четыре месяца с хвостиком отмечаться у квартального, как поднадзорный. Срок отметки – самое позднее 23:30, ежедневно.

Днём Ларея дома не было, вечером тоже. Может, он в бега ударился? За домом тем не менее велось постоянное наблюдение. Старуха Бетти уехала, оказывается, на прошлой неделе неведомо куда. Если она, конечно, ещё жива…

Вечер уже подходил к тому моменту, когда должны были забить куранты у Президентского дворца, объявляя тем самым полночь. В харчевню почти одновременно ворвались две параллельно наблюдавших шлюшки: Ларей, или как его там, вышел от квартального и зашёл в дом, к себе. Букварь знал, что из окон повсюду наблюдают любопытные до зрелищ местные жители, поэтому не торопился: Ларей не уйдёт никуда, а лишних глаз ему не надобно. Он основательно поужинал, попил белого вина, посмотрел телевизор и в полвторого ночи демонстративно, с шумом, выехал «со двора». Все потом подтвердят, что он уехал, а до этого ни шагу из харчевни не сделал. Да он и не собирался разбираться сам – есть для этого люди, деньги получают немеряные, вот им и карты в руки: не все коньяк жрать да по бабам таскаться. Пока он мигал фарами, смеялся и дудел, отвлекая внимание любопытствующих, в дом тихонько и незаметно, через окошко первого этажа, проникли пятеро: четверо молодых парней покрепче, с «холодным» и «горячим» в карманах, на случай, если мужик действительно серьёзный, а пятым был Робин Штатник, которому был дан единственный шанс оправдаться перед ребятами. Робин был трезв и заведён до такой степени, что готов был рвать Ларея зубами. И действительно – что он тогда так облажался, перекурился, наверное?…

На лестничных площадках лампочки в тот вечер не горели, что устраивало всех заинтересованных, но у Гека был прибор ночного видения, а у «карателей» нет. Он придушил всех ещё на лестнице, превращая их в трупы одного за другим, продвигаясь вслед за ними снизу вверх. Шумовой фон в парадной, заглушающий звуки схватки, он организовал запросто: включил телевизор погромче и приоткрыл входную дверь. Квартал – одна большая дружная помойка, все всё обо всех знают, поэтому никто не вылез на лестничную площадку и не поинтересовался шумом, чтобы не стать будущим свидетелем. Старуха Бетти же, обязанная следить за порядком, вроде бы уехала… Крикнуть успел только последний, между прочим – Робин Штатник. Но тут уж Гек не церемонился: хрюп – и шею набок.

В то же окошко пустующей квартиры на первом этаже он вытащил покойников, одного за другим, и через переулок, дворами, перенёс в машину, накануне взятую Красным напрокат. Красный сидел в кабине и исправно смотрел по маленькому переносному телевизору обусловленную программу. Пока они с Геком мчались к полузаброшенной свалке, облюбованной для этих нужд бандитами ещё во времена Дяди Джеймса, Красный подробно рассказал содержание развлекательной передачи, чтобы у Гека потом была отмазка. Яму, заранее намеченную Геком, нашли быстро, погрузили туда трупы, вылили полную двухсотлитровую бочку серной кислоты (хотя Гек чётко велел купить соляную, но теперь уж…), засыпали сверху мешок негашёной извести. Красный сел в бульдозер, оказавшийся поблизости (в противном случае Гек выбрал бы другое место захоронения), и через пять минут все было кончено. Можно было не бояться, что владелец бульдозера примется выяснять, кто там балуется глубокой ночью, – в эти края даже полицейские патрули предпочитали не соваться в тёмное время суток. А тут ещё снег кстати повалил… На весь марш-бросок ушло полтора часа. Снегопад с ветерком, на счастье, все продолжался, исправно зализывая цепочки и дорожки следов от подошв и шин, так что Гек отпустил Красного за квартал от дома, сам с лёгкой душой проник в дом через все то же окно и медленно двинулся наверх, закрыв на шпингалеты окно и на автоматическую защёлку дверь и заметая следы своего и чужого пребывания здесь. Все так же орал телевизор, до двери тоже вроде никто не дотрагивался… Гек выключил телевизор, тщательно выдраил и начистил ботинки, потом полез в ванну, на треть заполненную холодной водой. Он мылся долго: сначала включил несильный напор горячей, чтобы постепенно вода нагревалась от знобящей в ласковую, тёплую, истомно горячую… Потом намылился с головы до пяток, смыл грязь и пот, потом все по новой – и так три раза. Барахло приготовил свежее, куртку, резиновые и нитяные перчатки, визоприбор и шапку отдал Красному, на уничтожение (кроме прибора, разумеется), а все остальное, включая трусы и носки, – в стиральную машину с лошадиной порцией стирального порошка.

Спал он долго, до полудня, нехотя встал, с полчаса потренировался, принял душ, побрился, позавтракал и уселся за книгу, жизнеописание двенадцати цезарей Римской империи, написанное Светонием. Книга не шла в тот день, а от телевизора у Гека начиналась мигрень – особенно доставало частотное мелькание экрана. С этой точки зрения для Гека куда приемлемее было ходить в кино: к дискретной смене кадров мозг постепенно привыкал и в глазах не рябило… Глаза скользили по строчкам, а мозг не пускал их к себе, ждал совсем иной информации: кто-нибудь да должен был прорезаться с визитом. Красный дежурил в пределах прямой видимости, чтобы при резком повороте событий успеть позвонить из телефона-автомата и предупредить. Зазудел дверной звонок, а телефон молчал. Надо надеяться, что Красный не дал оплошки, не прошляпил опасности… Пистолет, незахватанный пальцами, смазанный ещё в позапрошлом месяце, лежал под половицей, в метре от его кресла.

Однако визитёр был миролюбив и вежлив – господин квартальный собственной персоной.

Букварь хватился своих людей утром – никого не нашёл, словно корова языком слизнула. Никто их не видел сутки с лишним. (Ну, это отчасти объяснимо: он сам велел им исчезнуть за день до этого, для возможного алиби, но где они сейчас, чёртовы дети?) Срочно посланные эмиссары спросили одного-другого из жильцов – никто ничего не слышал, вообще ничего. В соседних домах – та же картина. В пустующей квартире – полный и аккуратный порядок. А ребят нет. Тогда Букварь и попросил квартального, мужика отзывчивого и не жадноглота, пойти и посмотреть на этого Ларея в домашней, так сказать, обстановке: говорят, что он уехал, а бедную старуху ограбил и убил…

Услышав про старуху, Гек кивнул и вместо ответа набрал номер гостиничного телефона в курортном городишке Парадиз, где проживала Бетти, заранее предупреждённая о том, чтобы постоянно быть у телефона. Квартальный лично с ней поговорил – «нет-нет, все в порядке… просто проверял, не случилось ли чего… да-да, он объяснил, никаких претензий, конечно, отдыхайте…» Озадаченный, уселся на стул и принялся чесать в затылке, надеясь вычесать ещё какой-нибудь вопрос, способный оживить или завершить беседу… Гек сам выручил его:

– Хотите кофе, сержант? Не стесняйтесь, я же не коньяк предлагаю. Или не положено чаи-какавы с поднадзорными распивать? Ну и ладушки, пойдёмте на кухню…

Угрюмым и холодным, как и сам хозяин, выглядело жилище этого Ларея. Все вроде есть: телефон на кнопках, цветной телевизор, ковёр, книги даже, но все равно – неуютно, как в тюремной камере. Одно слово, старый холостяк. Хоть бы какую животную завёл – канарейку там, кошака… Но деньги, видать, есть, коли на книги хватает. И главное – мужик-то спокойный, солидный, а сцепился с шантрапой, балаган прилюдный устроил. До сих пор вся улица судачит: потихоньку, а смеются. А кофе-то дорогой какой – хорошо жить, когда денежки в карманах водятся…

Все было легко и просто: на Сицилии ли, в Бабилоне, люди одинаково страстно относятся к деньгам и не любят зависеть от подонков. А Гек, хоть и сидел ранее, но наркотиков не продаёт и не покупает, хулиганья терпеть не может и шакалов вроде Робина относит туда же… Да, специально, чтобы люди могли видеть, чего стоят эти «герои», когда им встретится мужчина. Нет, он их не боится и постарается, чтобы они все стороной обходили эти края. Да-да, торговцам наркотиками житья здесь не будет… Ну конечно, с таким финансированием какая борьба да профилактика, только на чернила для отчётов и хватает… И вокруг беднота, какая там поддержка… Вот, кстати, самому-то неудобно, вы лучше обстановку знаете – раздайте тем, кто нуждается не по пьяни да по лени, а по жизни… Какие расписки, какие взятки, мне от тебя, сержант, ничего не надо. Лапа в лапу, баш на баш – нет, не надо… Дотерплю до конца надзора, и будем просто добрыми законопослушными знакомыми. Кончатся – добавим. Кто? Никакого Букваря не знаю и знать не хочу… Повторяю, это они пускай боятся, закона и друг друга. Мне они не нужны, а за себя постоять сумею, коли до этого дойдёт… Обязательно сообщу, не сам же побегу воевать… Ну и ты тоже, сержант, дай знать в случае чего, если не служебная тайна, конечно… Счастливо… До вечера, естественно… Порядок есть порядок… И оставь мне свой телефончик, на всякий пожарный… И сам звони, заходи… Угу, счастливо, привет жене… Закрою-закрою, да здесь грабить нечего…

Букварю квартальный ничего путного не рассказал. Ларей дома, квартирка небольшая, там таракана не спрячешь… Старуха жива… Неважно где, далеко…

Букварь хоть и не слыхал про дедуктивный метод, но догадался, что пятеро ребят не в монахи постриглись: Ларей, гад, руку приложил. Надо о нем в городе справиться, может, кто слышал о нем… Букварю волей-неволей пришлось обо всем доложить Падле и получить от него нагоняй. И приказ: не спешить, действовать наверняка. Уж если он пятерых замочил и следов не оставил – ушами трясти нельзя, тёртый, видать. Может, он сам по себе вообще ничего не представляет, а это старый Кошеловка сети плетёт или ещё кто. Надо все тщательно узнать и мужика в итоге обязательно примочить. В назидание всем.

Старуха Бетти через две недели вернулась, и никто её не беспокоил. Деньги стал получать Гек. Красный привёл, с интервалом в неделю, ещё двоих молодцов, голодных и потому отважных. Гек побеседовал и принял обоих. Деньги пока были, люди на первое время нашлись, оружия – как грязи, объектов полно… Лиха беда – начало.


Содержание:
 0  Кромешник. Книга 2  1  Глава 2
 2  Глава 3  3  вы читаете: Глава 4
 4  Глава 5  5  Глава 6
 6  Глава 7  7  Глава 8
 8  Глава 9  9  Глава 10
 10  Глава 11  11  Глава 12
 12  Глава 13  13  Глава 14
 14  Глава 15  15  Глава 16



 




sitemap