Фантастика : Социальная фантастика : Румын сделал открытие : Геннадий Прашкевич

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10

вы читаете книгу

«Румын сделал открытие» – история последних дней Елены Чаушеску, первой леди Румынии, признанного специалиста по квантовым химии и президента Академии наук.

И страшным, страшным креном К другим каким-нибудь Неведомым вселенным Повернут Млечный Путь. Борис Пастернак

Глава первая. «Фоарте мулт, ла реведере…»

1

В начале был Каталог.

«Каталог галактик» Б.А. Воронцова-Вельяминова.

И Каталог был у Архиповны. Сплошные таблицы и фотографии, звездные облака, бесформенные скопления диффузной материи. Как в страшных детских мультиках? хвосты огненных выбросов, закрученные спирали, до бела раскаленные диски, и проступающие сквозь угольную пыль причудливые, зловещие силуэты.

Такие же фотографии прислал Архиповне Бред Каллерман, австралиец. Я называю его — бред Архиповны. Хотя Бред — это только имя. Астрофизик из страны антиподов. Он прислал Архиповне кучу цветных фоток. Никакой принципиальной разницы между фотографиями сумчатого астрофизика и изображениями в каталоге Воронцова-Вельяминова я не увидел, но Архиповна настойчиво тыкала туда и туда своим красивым и длинным пальчиком. «Вот тут, и тут, — тыкала она пальчиком, — и еще вот тут четко просматриваются отличия». — «Может, брак при проявке? Австралия все-таки». — Архиповна зловеще улыбнулась. «Да и чем можно расшевелить такие массы? Они что, разумные? Их можно напугать? Они чувствуют?» — «Как это чувствуют? В каком смысле разумные?» — «Ну, в каком, — заколебался я, — может, они понимают Гамлета». — «Оказывается, ты не только в постели бормочешь всякие бессмысленности!»

Я и обидеться не успел, как Архиповна улетела в Австралию.

А меня вызвал Роальд.

2

— Чтобы получать правильные результаты, надо знать правду.

— Но всю правду знать нельзя, — возразила клиентка.

— Наверное. Но к полноте стремиться надо.

— Я понимаю, — соглашалась клиентка, понимая все по-своему. — Полнота не красит. Сами видите!

Мы видели.

Белый костюм (Архиповна предпочитает цветные ткани), широкие рукава с золотыми шевронами (Архиповна такого бы не надела). Модная прическа. Мои волосы выглядят блестяще. Все на клиентке было лучшего сорта. В том числе обнаженное загорелое плечо и обнаженное смуглое колено. Давно ли курит? Да с той поры, как муж, вернувшись из командировки, нашел в пепельнице окурок. Он у меня поэт, без всякого смущения сообщила клиентка. На курортах за деньги ищет то, что дома всегда можно получить бесплатно. И совсем загрустила:

— Даже не знаю, с чего начать.

— С самого простого, — грубо подсказал Роальд. — Говорите так, будто с близкой подружкой делитесь.

Глаза клиентки на мгновение затуманились.

— Ваши неприятности как-то связаны с подружкой?

— Не совсем так… Но если подумать…

— С этого и начните.

— Я вожу машину сама, — ободрилась клиентка. — Конечно, водитель есть, но я держу его на рабочем джипе. От него табаком несет. Я этого не люблю. У меня креативный подход к жизни. Сама пугаюсь. Не успею сказать что-то, как мои слова уже повторяют, — она улыбнулась. — Придумаю авангардный гардероб, или стрижку make-up , или тряпочку какую-то приспособлю, так уже в следующем месяце все это появляется в разделе тенденций журнала «Vogue ». Потянулась к богемно-цыганскому стилю, так теперь каждая девчонка вертит цветными юбками. Я — Нострадамус от fashion — индустрии! — Чудесные груди клиентки нежно колыхнулись под тонкой, почти прозрачной, только сбивающей с толку тканью. — Утром притерлась ко мне иномарка…

— Где?

— На проспекте.

— Поцарапали борт?

— Душу поцарапали. Настоящий слабоумный, — поежилась клиентка. — Из скотников, наверное. Ну, я про того, который за рулем. Зубки редкие, черные, на шее — цепь фальшивая. Даже вы такую не носите, — посмотрела она на Роальда. — И этот тип посмотрел на меня… — Клиентке нелегко далось ужасное сравнение, но она справилась: — …как на курицу!

— Дерьмо! — согласился Роальд.

— Ой, как вы правильно говорите! — обрадовалась клиентка. — Только знаете, у него под мышкой была кобура.

— Кобура? Вы не путаете?

— А с чем ее можно спутать? — удивилась клиентка. — Знаю я эту мужскую упряжь! У меня охранники в фирме. А этот тип еще пазл верни, сука.

— Пазл?

— Ну, игрушка такая.

— Ну да, — вспомнил Роальд. — Что-то вроде мозаики?

— Не совсем. Но похоже. Она в коробке. Я принесла.

— А как к вам попала чужая игрушка?

— Ну вот, и вы туда же!

3

На курицу и на суку клиентка не походила.

Владелица процветающей строительной фирмы, Лариса Осьмеркина к своим двадцати семи годам достигла многого. Три машины, сплоченный коллектив, участок с загородным коттеджем, квартира в центре, квартира в Москве, квартира в элитном доме в научном городке. Правда, последнюю муж превратил в подобие художественной студии. «Ну, знаете, — туманно пояснила Осьмеркина, — лирика, шоу-бизнес, веселые дебилы. Я в круг деятелей искусства не вхожу. Лёня считает, что я разворовала богатства родины, нанесла непоправимый урон культуре, надругалась над отечественной историей. А я не спорю. Лене видней. Он поэт-степняк, пишет политические стихи. «В плену у денежного рабства трудяга честно спину гнет. Но с ростом личного богатства людская честность не растет », — с отвращением процитировала Осьмеркина. — Когда вспыхнет заря новой революции, таких, как я, накажут. Так Леня считает. Еще он считает, что все демократы — подлецы, а все Лариски — бляди. — Клиентка ослепительно улыбнулась. — Если бы мы были бедными, то жили у моря и питались только рыбой. — Наверное, Осьмеркина имела в виду Лазурный берег, а рыбу — семгу, все равно ее слова прозвучали как угроза. — А насчет полноты, я вам так скажу. Я от стрессов полнею. К тому же, у меня никакой силы воли. Составлю список продуктов, которые категорически нельзя есть, а потом на рынке все закупаю именно по этому списку. Вот вы салат-коктейль в апельсиновом желе любите? — Она обвела нас нежным, затуманившимся взглядом. — А лягушачьи лапки под сливочным соусом? А стерлядь? А блины из гречневой муки? Я по папиной родне мещанка. Леня говорит еще проще — обывательница. А я не стыжусь. Ни мужа не стыжусь, ни своей обывательщины…

— Но с мужем отношения плохие? — догадался Роальд.

— Как сказать. Скорее, рутинные, — Осьмеркина выложила на стол цветную фотографию. — Сами взгляните. В центре — Леня. Он всегда в центре. Его хоть на самый край фотографии помести, он все равно окажется в центре. Такая уж у него натура. Глаза с прищуром… Степняк… Волосы на затылке схватывает зеленой резинкой… Лысый козел слева — это издатель. Волосатый козел справа — художник.

— А девушка?

— А это я !

— Трудно поверить.

— Даже не старайтесь.

— Как вас понимать?

— Опосредовано, — обрадовалась Осьмеркина. — Это мы фотографировались после нового года. На улице мороз, по радио — гаммы. В тихом сиянии и славе . Слышали такое выражение? Я расслабилась, накинула халатик из Таиланда, наконец-то с Леней побудем вдвоем, он стихи новые почитает, у меня аж душа дрожит. А тут принесло козлов, а с ними девица. А я совсем беспомощная — только что накрасила ногти. — Осьмеркина покраснела от возмущения. — Ну, пили. А через неделю включила компьютер и увидела фотографии. Леня мое изображение стер, а везде проставил девицу. Вот сучка-то где, если уж говорить. Начну умирать, закажу знаменитому художника поясной портрет. Чтобы все на мне сияло, переливалось. Бриллиантовое колье, алмазные подвески, тяжелый платиновый браслет. Все, что есть, на себя повешу, пусть Леонид после моей смерти обыщется.

— А если найдет?

— Я что, дура? Нет у меня ничего такого.

И вдруг выпалила:

— Мне постоянно нужен мужчина!

Мы не поняли, но с надеждой переглянулись.

— По папиной родне я ведь мещанка, обывательница, — совсем покраснела Осьмеркина. — В восьмом классе давала мальчикам из интереса, в десятом студентам — по любви. Когда сильно и постоянно хочешь, — пояснила она без всякого стеснения, — возникают неправильные мысли. Правильно ли живешь? Правильно ли ведешь себя? Не пойти ли на речку и утопиться? Хорошо, помогла одна подружка. Она работает в Бюро знакомств. Мы выросли вместе. Куртизанки-партизанки.

Мы с Роальдом поняли это так, что мучения определенного плана одолевали Осьмеркину всю жизнь. Не выдержав таких мучений подруги, Катька (подружка) прямо сказала: «Ну, хватит, Ларка, себя сжигать! Даже смотреть страшно, дыхание перехватывает. Хоть сама ложись с тобой. Помнишь Аньку Петрову? Вот корова коровой, а мужиков меняет каждый день». — «Так она же всегда была дурочкой!» — горячо позавидовала Осьмеркина.

«Симпатичный молодой человек подарит нежную любовь привлекательной женщине без комплексов ». От таких объявлений на душе теплее. «Крепкий сибиряк в расцвете сил разделит долгие зимние ночи с интеллигентной и страстной женщиной ». Сразу возникает перспектива. «Неординарный мужчина поделится с подругой жизни откровенными взглядами на природу чувственной красивой любви ». И все такое прочее.

Задушевным голосом Катька беседовала с показавшимися ей клиентами. То да се, да здоровье, да материальное положение, да чистота нравов, отношение к детям и к старикам, даже про кино спрашивала. Выяснив главное, передавала Осьмеркиной телефонные номера. Конечно, поначалу звонки давались куртизанке-партизанке с трудом. «Нет, нет, только не в ресторане. Там шумно. Там о путном не поговоришь!»

Для «путных» разговоров Катька уступала подружке уютную двухкомнатную квартиру. Сама жила на даче. Когда приезжала рано, лезла сперва в ванну, а потом голенькая, разморенная — в постель. Болтали. Обсуждали «крепких сибиряков в расцвете сил», которых к рассвету Лариса, как правило, выгоняла. Ничто не мешало размеренному порядку. Но однажды Катька по какой-то причине появилась дома ночью, а не утром, как обычно. Что-то у нее случилось. Думала, выгоним «сибиряка», поболтаем с подружкой. Приняв ванну, умастила зареванное лицо питательными кремами и нырнула под тонкую простыню. А вместо подружки уставился на нее седой усатый красавец «в самом расцвете сил». «Уну , — удивился он. — Что-то грудь у тебя стала больше!» — «А ты ее укуси», — почему-то охрипла Катька. — «Уну… дои… треи… » — сильные руки действовали ласково и умело. Через десять минут обессиленная Катька все же пришла в себя. «Ты что делаешь в моей постели, козел?» Но седой усатый красавец снова притянул ее к себе, и она сладостно задышала…

4

— Я в ту ночь пожар тушила в офисе. Жалко ужасно. Если б не Катька, я бы и сейчас, наверное… — Осьмеркина улыбнулась застенчиво. — У нас с этим козлом геометрия была сходная. Мы идеально подходили друг другу. Вот только увлекался он ерундой, — Она кивком указала на перевязанную шпагатом большую коробку, поставленную на соседний стол. — Сядет над пазлом, и разглядывает. Лицо задумчивое, на меня не смотрит. А потом вообще исчез. Утром вышел из дома, и нет его.

— Сажал я одного… — начал Роальд, но вовремя опомнился. — Найти человека в большом городе — дело хлопотное, но возможное. Только при чем тут слабоумный? Пазл, подружка, красавец пропал, я понимаю, это в системе. А слабоумный?

— Так он же спросил про пазл!

— А как пазл попал к вам?

— Катька прислала из своей квартиры вместе с курткой этого козла. Он все это там оставил.

— А как звали козла?

— Нику.

— Молдаванин?

— Не знаю. Может быть. Но я думала, что он цыган. Смуглый, подвижный, глаз хитрый, хищный… Фоарте мулт , красиво так выговаривал. А прощался так. Ла реведере. Это по-цыгански?

Вопрос Роальд пропустил:

— Вы поссорились с Нику?

— Да нет же. Он исчез. Ушел и не вернулся. Катька во всем призналась. Прислала мне пазл и куртку. Я в кладовую все это сунула и забыла, а тут на тебе, слабоумный. А Нику мне до сих пор снится. Только после Катьки он для меня, ну, скажем так, экологически не безупречен. Понимаете? Потому и пришла к вам. Найдите этого козла и верните игрушку, а то я слабоумных боюсь.

— Номер иномарки, конечно, не запомнили?

— Я что, похожа на дуру?


Содержание:
 0  вы читаете: Румын сделал открытие : Геннадий Прашкевич  1  Глава вторая. Всего милей ты в шляпке старой… : Геннадий Прашкевич
 2  Глава третья. Хлюстра упала старому графу на лысину… : Геннадий Прашкевич  3  Глава четвертая. Цум ва нумити? Сот иэ? : Геннадий Прашкевич
 4  Глава пятая. Хоре, хоре старому… : Геннадий Прашкевич  5  Глава шестая. Это шествуют творяне… : Геннадий Прашкевич
 6  Глава седьмая. Кто, господа, видел многоуважаемого Архитриклина? : Геннадий Прашкевич  7  Глава восьмая. В томате вьется скользкий иезуй… : Геннадий Прашкевич
 8  Глава девятая. Созерцебен есть враждебен… : Геннадий Прашкевич  9  Глава десятая. И томной грустью жажды томиться сердце стало… : Геннадий Прашкевич
 10  Глава одиннадцатая. Мефитический мясник… : Геннадий Прашкевич    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap