Фантастика : Социальная фантастика : продолжение 5

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7

вы читаете книгу




На этот раз арестованный промолчал.

– Угадайте, где мы нашли пыж? – наконец-то принял участие в допросе Молдер.

– Под кроватью? – куда менее уверенным голосом переспросил убийца.

– Нет, – вздохнул Молдер. – На улице, в траве. Как раз рядом с телом. Ну что, вы не хотите сделать объявления? Может быть, желаете посоветоваться с адвокатом? В подобной ситуации вам очень опасно принимать опрометчивые решения. Вы балансируете между десятью годами и электрическим стулом. Вы это понимаете?

– Пожалуй, вы правы, – согласился арестант. – Я слишком разболтался. Слишком долго жил в одиночестве. Наверное, пора развлечься. Сходить в оперу, посетить Диснейленд…

– Из камеры смертников Диснейленд посмотрите, – мрачно пообещала Скалли. – По телевизору.

– Кстати, – поднялся со своего места убийца, – вы мне очень понравились, молодые люди. Приятно пообщаться с умными людьми. У вас хорошая хватка, вы энергичны, находчивы. Послушайте, а что, если вам задержаться у меня на пару дней? Отдохнете, на рыбалку сплаваем. Поиграем еще в доказательство умышленного убийства. Мэриан ведь к матери уехала, только через два месяца вернется, когда за колледж пора будет платить. А дом пока пустует. Как вы на это смотрите, а?

– Мне кажется, Артур Андерсен, – снова вздохнул Молдер, – вы чего-то недопоняли. Вам не удастся повернуть это дело как случай самообороны или даже превышение необходимой самообороны. У нас есть все доказательства, чтобы обвинить вас в умышленном, ничем не спровоцированном убийстве.

– В кабинете шерифа только что телефон зазвонил, разве вы не слышали? – удивленно приподнял брови убийца. – И вроде как что-то говорят о микробиологических анализах…

– Ну, вам в любом случае следует думать о другом, – ненавязчиво напомнила Скалли. – Например, о собственном деле.

– Я помню, – согласился арестант. – Шериф как раз повесил трубку и идет сюда.

Послышались тяжелые шаги – Дуал Бессель, на ходу подбирая ключ из тяжелой связки, подошел к камере, отпер замок и распахнул тяжелую створку:

– Прошу прощения, мистер Андерсен. Надеюсь, вы понимаете, что я был обязан вас задержать.

– Ну, разумеется, – шагнул ему навстречу арестант. – Однако я здесь засиделся. Мне бы хотелось принять душ и отоспаться в нормальной, мягкой и теплой постели.

– Разумеется, мистер Андерсен, – пропустил арестанта мимо себя шериф. – Я прикажу Малону отвезти вас домой.

– Очень хорошо, Дуал. А то моя машина осталась дома.

– Ничего страшного, мистер Андерсен. Малон все равно собирался отправляться в объезд.

Арестант вышел из участка, не потрудившись даже оглянуться на агентов Федерального бюро, и Молдер кинулся к шерифу:

– Вы можете объяснить, что происходит?

– Разумеется, сэр, – кивнул шериф. – Только что звонили из Дискерсона. По результатам анализов погибший Лайки Калеван и есть тот самый насильник, который убил Люсию Вильсон и, предположительно, всех остальных.

– То есть как?

– Результаты его анализов совпадают с теми, которые прислала мисс Дана, агент Фокс Молдер. Кроме того, они обнаружили глубокие свежие царапины. Получается, что убийцей был он.

– А Артур Андерсен?

– Похоже, Мэриан в пылу эмоций его оговорила. Он действительно пристрелил Лайки в момент попытки изнасилования. Просто она спросонок ничего не успела понять.

– Ничего себе «не успела понять»! – отодвинула в сторону напарника Скалли. – Она вообще спала! У нас есть неопровержимые улики, доказывающие, что Андерсен застрелил пострадавшего внизу, перед домом. Еще до того, как тот успел совершить хоть какое-то правонарушение!

– Лайки был убийцей, мисс Дана, – напомнил шериф. – Он изнасиловал и убил двух девочек нашего городка.

– Но это еще не значит, что каждый желающий мог пристрелить его при встрече! Артур Андерсен такой же убийца, как и Калеван!

– Послушайте, мисс, – насупился шериф, – я бы попросил вас выбирать выражение. Вы говорите об уважаемом человеке, а не о каком-то проходимце. Он защищал свою внучку и поступил так, как и должен поступить любой приличный горожанин.

– У вас все горожане стреляют людей на улице без суда и следствия? Что за дикость такая!

– Дикость творится у вас, в больших городах, – покачал головой Бессель. – Мы все знаем, телевизор, слава Богу, смотрим. Знаем, что у вас заведен обычай заботиться только о бандитах, а не о честных людях. Но мы тут привыкли жить по старинке и считаем, что хороший бандит – это мертвый бандит. А кто и как отправит его к праотцам, это уже не важно.

– Черт! – Скалли услышала, как на улице завелся двигатель машины. – Задержите его немедленно, или я сделаю это сама!

– Только шевельнитесь, – предупредил Бессель, положив руку на выглядывающую из кобуры рукоять револьвера, – и немедленно окажетесь за решеткой.

– Не сходите с ума, шериф, – втиснулся между полицейским и женщиной Молдер. – Мы агенты Федерального Бюро! Что вы делаете?

– Защищаю закон, – сообщил Бессель. – Меня сюда, слава Богу, не ваши умники из общества защиты шпаны назначили, а выбрали жители города. И пока я здесь командую, ни один обитатель Мэннинга не станет сидеть за то, что защищался от насильника.

– Думаю, прокурор округа будет иного мнения, – зло ответила Скалли. – Передайте нам материалы дела.

– Дело закрыто и сдано в архив, – холодно сообщил Бессель.

– Вы превышаете свои полномочия, шериф, – покачал головой Молдер. – Умышленные убийства и изнасилования относятся к компетенции ФБР.

– Насильник мертв, дело закрыто, – повторил Бессель. – Если вы желаете поднять его из архива и ознакомиться, то пусть ваше руководство обратится к окружному прокурору или судье, те, если сочтут нужным, затребуют его у нас, а мы со всей возможной для нас скоростью выполним их предписание…

– Вы покрываете убийцу, шериф!

– Полицейский участок города Мэннинг благодарит вас за помощь в раскрытии преступления, мисс Дана. Я обязательно пошлю к вам в штаб-квартиру письмо с благодарностью за умелые действия по опознанию преступника и сохранению доброго имени жителя нашего города. Надеюсь, больше я вас не увижу. До свидания. Вы знаете, как выехать из Мэннинга на шоссе, или вас проводить?

– Мы еще встретимся, шериф, – пообещала Скалли и решительно вышла из участка.

– За руль сяду я, – сразу предупредил Молдер. – Тебе сейчас дорога покажется слишком узкой.

– Какой негодяй! – женщина села в кабину пикапа и громко хлопнула дверцей.

– А что ты хотела? – удивился Молдер. – «Смотрите, это участок, который отремонтировал мистер Андерсен. А это школа, которую построил мистер Андерсен. А это больница, которую оборудовал мистер Андерсен…» И ты думала, его так преспокойно отправят за решетку? К тому же, согласись, насильником оказался все-таки не он.

– Он оказался обычным убийцей, который хладнокровно застрелил любовника своей внучки.

– И серийного маньяка по совместительству.

– Но это не значит…

– Скалли, не начинай снова, – перебил ее Молдер, отъезжая от полицейского участка и выворачивая на единственную улицу Мэннинга. – Согласись, что оказавшийся на свободе Андерсен куда безопаснее для окружающих, нежели Лайки Калеван. Во всяком случае, до того, как Мэриан заведет себе нового молодого человека. Но до этого момента мы успеем написать рапорта Скинеру, и пусть юридическая машина начинает сама раскручивать свои несмазанные колеса. Наше дело, кстати, тоже не судить, а устанавливать истину. Мы ее установили.

– Похоже, Молдер, ты тоже становишься на сторону Андерсена, – уже более спокойно сообщила Скалли.

– Наверное, – согласился напарник. – Обычные убийцы мне более симпатичны, нежели серийные маньяки. Если кто-то из них вообще может быть симпатичен. Интересно, а Андерсен знал, кем является Калеван, когда стрелял в него у своего дома?

– Разве это имеет значение?

– Если ты помнишь, Скалли, – усмехнулся Молдер, – мистер Андерсен получил больше двадцати наград именно за многочисленные убийства. В то время он хорошо знал, кого убивать нужно, а кого нет, и никаких судебных расследований не боялся. Сейчас повторилась похожая ситуация: застрелил врага и, как только все в этом убедились, оказался отпущен на все четыре стороны.

Женщина не ответила. Машина проехала немногим более мили по скальному карнизу, повернула на уходящую к Дискерсону дорогу. Послышалось тонкое пиликанье.

– У тебя телефон звонит, – устало сообщила напарнику Скалли.

– Угу, – тот торопливо достал трубку, включил, прижал к уху: – Молдер…

– Сверьтесь со счетчиком пробега, – посоветовал ему мужской голос. – Когда проедете девять миль, увидите Черную скалу. Это голый горный склон, который всегда находится в тени.

– Кто это говорит?

– За скалой повернете в пролесок, проедете до пересохшего ручья. За ним увидите поляну между кленов. Копайте там.

– С кем я разговариваю?

Трубка запищала короткими гудками. Молдер притормозил, торопливо набрал «девять-один-один».

– Офис шерифа, – тут же ответил женский голос.

– Ева? – уточнил Фокс Молдер. По номеру службы спасения телефонная станция должна была автоматически соединить его с ближайшим полицейским участком, но случались и ошибки.

– Да, а кто это?

– Агент Молдер. Попросите, пожалуйста, шерифа соединиться с оператором связи и выяснить, кто только что звонил по моему номеру.

– Сейчас…

Агент спрятал телефон, опустил взгляд на счетчик спидометра.

– Значит, девять миль… Ладно, посмотрим.

До Черной скалы они доехали минут за пятнадцать, повернули на узкую проселочную дорогу, которая примерно через полмили уперлась в неглубокую расселину. Поляна по ту сторону сухого русла была видна прекрасно: светлая, поросшая сочной зеленой травой. Молдер вышел из машины, заглянул в кузов прокатного грузовичка. Там, между запасным колесом и стенкой кабины торчал баллонный ключ с расплющенной наподобие монтажной лопатки рукоятью. Агент ФБР выдернул ключ, перелез через расселину, остановился на поляне.

– Ну что там такое? – окликнула его Скалли.

– Сейчас, – негромко ответил Молдер. – «Копайте там»… Где?

Он оценивающе окинул взглядом зеленеющий лужок с несколькими продолговатыми взгорками, потом решительно подошел к одному из них и принялся долбить землю рукоятью ключа. Железо без труда разорвало тонкие корни травы, в сторону покатились камни – и под ними открылись лохмотья почти сгнившей ткани, едва прикрывающие коричневые кости.

– От черт! – выпрямился Молдер и полез за телефоном. – Ева? Агент Молдер. Дай мне шерифа Бесселя.

В динамике послышался шорох, потом твердый мужской голос ответил:

– Я слушаю!

– Шериф, вы знаете, где находится Черная скала? За ней начинается старая грунтовая дорога. Собирайте своих людей, забирайте доктора и приезжайте сюда. Кажется, я нашел останки нескольких женщин. Кстати, вы выяснили, кто звонил мне на телефон?.. Да, спасибо…

– Хочешь, я угадаю? – Скалли тоже перебралась через расселину и стояла рядом. – Номера звонившего определить не удалось.

– Проиграла, – покачал головой Молдер. – Теперь телефонисты научились определять подавшего сигнал абонента, так что остатки таинственного в этой истории исчезли.

– Так кто звонил?

– А разве я не сказал? – удивился Молдер. – Мне звонила ты.

Скалли достала из кармана свой телефон, посмотрела на него, покачала головой. Потом присела рядом с расковырянной напарником ямкой.

– Похоже, у оказавшегося в аду убийцы проснулась совесть, и он решился выдать нам тела. А я думала, в мире мертвых телефонов нет.

– Ты о чем?

– Позвони еще раз шерифу, попроси прихватить лопаты, фотоаппарат и большие пластиковые мешки. Сам ведь не догадается, – женщина вздохнула и покачала головой. – Жалко, попить из родника не успела. Теперь уже не хочется.

Дуал Бессель примчался примерно через час с полицейским Малоном в качестве помощника. Увидев второго, Скалли только покачала головой и отвернулась.

– Вы прихватили дока, шериф?! – крикнул Молдер через расселину.

– Нет! Он ведет прием и не может отлучиться.

– А лопаты?

– У меня в багажнике с зимы лежит. На случай от снега откапываться.

Прихватив инструмент, шериф перебрался к агентам Федерального Бюро, перевел дух:

– Ну и что тут у вас?

– Может быть, – спросила Скалли, – вызвать следственную бригаду из Дискерсона? Эти покойники пролежали здесь несколько лет, и один или два дня в их судьбе уже ничего не изменят.

– Это территория под моей юрисдикцией, мисс Дана, – ответил Бессель, глядя на проступившие из-под травы кости. – Я должен, по крайней мере, знать, что за останки тут обнаружены. Возможно, мы сможем провести расследование своими силами. К тому же, мэм, это в ваших интересах. Ведь вы единственные свидетели данной находки, и мне придется задержать вас до прояснения всех обстоятельств дела.

– Так я и знала, – кивнула Скалли. – Шерифы маленьких городков почему-то всегда стремятся все сделать сами. Но хотя бы сфотографируйте эту поляну до начала раскопок. Вы взяли аппарат?

– Разумеется, мисс Дана. А что касается стремления расследовать все самим, так это наша обязанность, мэм. Вы ведь тоже не обращаетесь к президенту по поводу порученных вам обязанностей.

– Я не спорю, шериф, – подняла обе руки женщина и отошла на край поляны. – Вы в своей власти.

– Малон, возьми «мыльницу» из перчаточного ящика и иди сюда! – приказал полицейскому Бессель.

– Простите, шериф, – опять не выдержала Скалли, – а как много преступлений вы расследовали за свою жизнь?

– Если считать кражи шкурок на лесных стоянках? Тогда пять, – пожал плечами полицейский.

– А если не считать?

– Тогда одно. Пару лет назад сын Томасов Хоган разбил витрину в кондитерской лавке. Пришлось поймать паршивца.

– Ясно, – кивнула Скалли. – Тогда почему бы вам ни проявить терпения, и не обратиться за помощью в раскрытии этого убийства к специалистам?

– А разве вы не специалисты? – удивился Бессель. – Вот и помогайте. Не хотите взять у Малона фотоаппарат?

– Я возьму, – подал голос Молдер. Он уже понял, что глава местной полиции твердо намерен разбираться с найденным телом сам и собирался позаботиться о том, чтобы шериф, по крайней мере, не испортил улики.

Он принял у полицейского простенький пленочный фотоаппарат японского производства, сделал несколько снимков под разными ракурсами, стремясь, чтобы поляна оказалась видна со всеми деталями.

– Кстати, Малон, сколько у тебя с собой пленки? – спросил он у патрульного.

– Ну, то что там, – указал полицейский на аппарат.

– Тогда поезжай в город и купи еще пару катушек. А лучше сразу пять, а то как бы второй раз посылать не пришлось. И батарейки для вспышки. Можешь не беспокоиться, мы здесь застряли надолго.

– Ну что, начнем? – шериф поплевал себе на руки и принялся решительно обрубать лопатой корни вокруг продолговатого холмика.

Вопреки ожиданиям, откопать тело оказалось легко. Дуал Бессель откинул тонкий слой дерна в сторону, разбросал руками камни. Немного выждал, дав Молдеру возможность сделать несколько снимков, потом склонился над телом.

– Подождите! – Скалли достала из кармана резиновые перчатки, подошла ближе. – Молдер, возьми какую-нибудь бумагу и пиши.

Женщина прошла взад-вперед, пока напарник бегал к машине за бумагой, потом принялась методично диктовать:

– Так… Тело находится в небольшом углублении, вытянуто во весь рост, руки заведены за спину. Рост примерно пять футов пять дюймов, вес около ста пятидесяти фунтов, плечи узкие, телосложение худощавое. Сохранились волосы. Темные, короткие. Кожный покров частично мумифицировался и сохранился на черепе и голенях обеих ног. На остальном теле мягкие ткани не сохранились. Одежда сохранилась хорошо. Предположительно, перед гибелью она была одета в короткую юбку из джинсовой ткани и рубашку с коротким рукавом и двумя нагрудными карманами. В карманах… – Скалли присела на корточки, запустила пальцы сперва в один, потом другой. – В одном из карманов обнаружено… О, черт! Сфотографируй это, Молдер.

Ее напарник щелкнул аппаратом, и женщина неторопливо вытянула на свет белый прямоугольник.

– Хорошая вещь – пластиковое водительское удостоверение, – кивнула она, глядя на запечатленное на цветной фотографии улыбающееся личико. – В одном из карманов обнаружено удостоверение на имя Джудит Лейн, тысяча девятьсот семьдесят первого года рождения, выданное в штате Луизиана.

– Боже мой, – шериф снял шляпу и перекрестился. – Слава Богу, хотя бы не наша.

– Денег и иных ценностей при погибшей не найдено, – продолжила диктовать Скалли. – При извлечении тела из ямы выяснилось… – она прихватила кости плеча, приподняла погибшую и заглянула под нее. – Что руки жертвы связаны за спиной тонким кожаным ремешком. Знакомый почерк. Пожалуй, по предварительному осмотру тела это все. Несите пластиковый мешок, шериф.

Они вместе переложили несчастную в длинный черный полиэтиленовый мешок, застегнули молнию, аккуратно перенесли через расщелину и уложили в кузов прокатного пикапа.

– Ну что, поехали в участок? – спросил шериф.

– Подождите, – покачал головой Молдер. – Голос по телефону сказал: «копайте там». Откуда он мог быть уверен, что мы так сразу наткнемся на тело?

– Вы хотите сказать?.. – неуверенно спросил Бессель.

– Что там несколько тел. И позвонивший был уверен, что мы наверняка наткнемся хоть на одно, – Фокс Молдер забрал у шерифа лопату и вернулся на поляну, критически окинул ее взглядом и ковырнул другую возвышенность.

– О, господи! – выдохнул Бессель, увидев под травяными корнями красный тряпочный лоскут.

– Копайте вы, – вернул ему инструмент Молдер. – У вас лучше получается. А я стану снимать.

Шериф молча начал обрубать травяные корни, откидывать пласты дерна. Потом руками расшвырял, смахнул с красной шерстяной кофты черные крошки дерна, потом застонал и уселся рядом прямо во влажную землю.

– Что с вами, Бессель? – забеспокоилась Скалли, просматривавшая сделанные напарником записи.

– Это Глория Вильсон, жена Вильсона, – полицейский снял шляпу и отшвырнул ее в сторону. – Вот дьявол! Она пять лет назад пропала, агент Фокс Молдер. Сбежала… Черт! Мы думали, что она сбежала. Ан вот оно как получается.

– Вы уверены, что это именно она? – Скалли обошла шерифа и остановилась над телом.

– Она самая, – вздохнул Бессель. – Она любила в этой кофточке ходить. Видите, орел вышит? Его Люсия, дочь Вильсонов вышила, когда ей всего двенадцать лет было. Хорошо так вышила, красиво. Глория всем хвасталась. Потом просто каждый раз одевала при случае. И даже когда сбежала, с собой взяла. Тьфу, черт, не сбежала…

– Я бы хотела услышать от вас, шериф, к какому результату привело расследование случая исчезновения Глории Вильсон? – сухо поинтересовалась Скалли.

– Какое расследование? – удивился Бессель. – Расследования не было.

– Почему? – присоединился к вопросу Фокс Молдер. – У вас в городе исчезла женщина, человек, гражданка Соединенных Штатов. Почему вы не удосужились поинтересоваться ее судьбой?

– Все знали, что она сбежала из дома, – угрюмо ответил шериф. – Уехала в большой мир, в крупные города.

– Вы это называете «большим миром»? – кивнула на уже разрытую яму Скалли. – Или в Мэннинге всегда было принято укрывать убийц?

– Вы мне на мистера Андерсена не намекайте! – мгновенно вскинулся Бессель. – Он в войну моему отцу жизнь спас! Прямо из середины японской эскадры на борт своего катера вытащил! Не посмотрел, что по нему в любой момент главным калибром шарахнуть могут! Так что вы мистера Андерсена не трогайте, он человек честный, заслуженный и уважаемый! А что до Глории – так Вильсон сам заявления о пропаже подавать не стал. Весь город знал, что у него с женой ссоры случаются, и что она уехать грозится. Красивая была женщина, вот и хотела блеснуть где-нибудь в Лас-Вегасе. Господи, как же я ему теперь расскажу?..

– Я боюсь, что рассказывать о погибших придется не только мистеру Вильсону, – холодно сообщила Скалли. – Встаньте, дайте осмотреть тело. Молдер, записывай: «Тело находится в небольшом углублении, вытянуто во весь рост, руки заведены за спину…»

Составив протокол, Скалли помогла мужчинам переложить тело в мешок, потом тщательно обшарила руками землю в яме.

– Утерянных предметов и украшений нет.

Подъехала полицейская машина, из нее вышел Малон с небольшим бумажным пакетом.

– Вы еще не закончили, шериф?

Дуал Бессель промолчал, стоя с лопатой на краю расщелины и обозревая поляну.

– Как бы до утра здесь не застрять, – ответил вместо него Молдер. – А почему ты один?

– Должен же хоть кто-то оставаться в городе? На всякий случай.

– А про такое изобретение, как рация, вы никогда не слышали? – ехидно поинтересовалась Скалли. – Если что-то случится, ваша дежурная вас вызовет.

– Еще один! – все трое замолчали, услышав возглас шерифа, а потом перебрались на поляну.

На этот раз жертва была заметно ниже ростом и одета в одну лишь сорочку, к тому же разорванную на груди. Хотя ткань и успела пропитаться землей, превратившись в светло-серую, но кружева все равно смотрелись странно на грязных ребрах и груде торфа, в которую превратились внутренности девушки. Длинные волосы сплелись с тонкими корешками и, казалось, стали частью травы.

– Сколько, говорите, сбежало женщин в «большой мир», шериф? – поправила перчатки Скалли. – А сколько раз вы возбуждали расследование? Заявления о пропаже хоть кто-то из родственников подавал? Похоже, тихая и мирная жизнь вашего городка построена на костях в прямом смысле этого слова.

Бессель заиграл желваками, но предпочел промолчать.

– Молдер, пиши…

К тому времени, когда они нашли четвертое тело, спустилась ночь, но Бессель приказал патрульному включить фары и продолжил раскопки при их свете, чуть ли не на коленях прощупывая землю на поляне, между деревьев и под кустарником. Успокоился он только к глубокой ночи, твердо убедившись, что никаких захоронений здесь больше нет. Затем машины по темной извилистой дороге неспешно двинулись назад, в Мэннинг – «Форд» с останками обнаруженных жертв впереди, а полицейская машина сзади.

В городок печальный караван прибыл, когда небо уже начало предрассветно сереть. А когда останки перенесли в морг, очень удачно разместившийся между больницей и костелом, в ночной тишине уже начали попискивать будильники.

– Ты был необычайно мудр, Молдер, выбрав для нас именно этот грузовичок, – заметила Скалли, когда напарник вернулся в машину. – Столько трупов, как в эти дни, мне не доводилось перевозить ни разу за все время службы. Что-то холодно, включи печку. Куда мы теперь?

– В участок. Шериф хочет приобщить наши показания.

– Нашел, когда высказывать служебное рвение, – хмыкнула женщина. – Ладно, поехали.

– Ева, найди мне обоих Бурвилов и Вирджинию Эджертон, – потребовал Бессель. – Пока ничего не говори, просто попроси придти сюда. Звонить не нужно. Пригласи лично. Иди.

– Хорошо, шериф, – кивнула девушка, хлопая заспанными глазами. – Сейчас.

– Ступай, ступай, шевели ножками, – поторопил ее начальник. – Пока из дома никуда уехать не успели.

Он проводил полицейскую недовольным взглядом, потом отомкнул замок на стеллаже с оружием, извлек одно помповое ружье, взял из ящика коробку с красными картечными патронами и принялся неспешно снаряжать магазин.

– Даже не представляю, как скажу родителям, что им нужно на опознание идти, – покачал головой он. – Они, конечно, горевали… Но все-таки надеялись, что на новом месте дочери их как-то устроились. Тем более, что назад не бегут, денег не просят. О лучшем думали, о хорошем. А тут такое… Восемь…

Шериф отступил от стеллажа, передернул затвор дробовика и направил черный зев ствола Молдеру в переносицу:

– А ну-ка, агент Фокс Молдер, очень медленно достаньте свой пистолет и положите на стол.

– Вы… – хотела что-то сказать Скалли, но дробовик чуть дернулся в сторону, и ствол нацелился ей в лоб.

– Не делайте резких движений… Оба… В людей мне стрелять не приходилось, но я подозреваю, что это ничуть не труднее, чем всадить заряд кабану в холку. Не заставляйте меня проверять. Медленно, медленно… Если я нажму на крючок, заряд снесет сразу обоих, это вам не револьвер. Агент Фокс Молдер, достаньте свой пистолет и положите на стол.

Молдер кивнул, отодвинул полу пиджака, так, чтобы полицейский увидел оружие, потом расстегнул кнопку кобуры, взял рукоять двумя пальцами, плавно извлек «Беретту» и опустил ее рядом с телефоном.

– Очень хорошо, агент Фокс Молдер. Отойдите назад. Теперь ваша очередь, мисс Дана… Благодарю. Теперь выверните на стол содержимое ваших карманов… Очень хорошо. Отойдите назад… Ваша очередь избавиться от лишних вещей, агент Фокс Молдер… Чудесно. Отойдите назад. Прекрасно. Малон, надень на них наручники и пристегни к решетке первой камеры.

Когда патрульный выполнил его приказ, шериф с явным облегчением вздохнул, опустил ружье, открыл переднюю крышку магазина, вытянул пружину и вытряхнул патроны на стол:

– Премного благодарен вам за благоразумие, – кивнул он. – А теперь прошу ответить на один вопрос: каким образом вы узнали об этом захоронении?

– Какой-то мужчина позвонил мне на трубу, – пожал плечами Молдер. – Сообщил, что, проехав девять миль…

– Послушайте, шериф! – перебила напарника Скалли. – Не забывайте, что мы агенты Федерального Бюро Расследований, и ваши действия…

– Перестаньте! – повысил голос шериф. – Похоже, вы совсем забыли, что оставили дежурной визитки с номерами своих телефонов, на случай экстренных вызовов. А я не настолько туп, чтобы не задуматься, откуда взялся в наших местах незнакомый мне номер. С телефонной станции передали, откуда последовал звонок, а я всего лишь сверился с визитками. Мне продолжать? Мужчиной, позвонившей агенту Фоксу Молдеру, были вы, мэм. Так кто из вас сможет ответить на очень простой вопрос: откуда вы узнали про давнишние захоронения?

– Это я узнал, – поморщился Молдер. – По телефону. Вам придется мне поверить, шериф. Потому, что других об…

– Замолчите, – перебил его Бессель. – Ни звука. Сюда идут родители, и если они догадаются, что это вы…

– Это не мы, шериф! – рявкнула Скалли, тряхнув головой.

Дуал Бессель снял трубку телефона, набрал номер и около минуты ожидал, пока на том конце провода снимут трубку:

– Это вы док? Шериф. Одевайтесь и подходите к моргу. Да, я знаю, сколько сейчас времени… Да, знаю. Одевайтесь и идите к моргу. Кофе попьете потом, – он положил трубку, поднялся и вышел на улицу, мимоходом бросив Малону: – Присматривай за этой парочкой.

– Малон, твой шеф сошел с ума! – заявила Скалли, едва за Бесселем закрылась дверь. – Отпусти нас.

Патрульный отрицательно покачал головой, обошел стойку и сел на место дежурного.

– Малон, мы агенты Федерального Бюро! Тебя отдадут под суд! За соучастие.

– Малон, – попытался подойти с другой стороны Молдер. – Раз нас арестовали, нам положен один телефонный звонок! Ты обязан дать нам позвонить по телефону!

Полицейский демонстративно отвернулся.

– Это идиотизм какой-то, – шумно выдохнула Скалли и неожиданно завизжала: – Мало-он! Если мы арестованы, то посади нас по камерам! Я хочу спать!

В первый миг патрульный подпрыгнул от неожиданности, но потом упрямо ответил:

– Без приказа шерифа не могу.

– Черт знает что! – женщина звякнула своим наручником. – Молдер, у тебя нет с собой ключа?

– Есть. Вон, на столе лежит.

– Очень остроумно, – отвернулась Скалли. – Малон, твой шеф садист. Мы в таком положении даже сесть не можем.

На этот раз патрульный после некоторого колебания взял два стула и отнес их агентам ФБР.

Шериф вернулся вместе с Евой часа через два, неся в руках объемный бумажный пакет, уселся за стол:

– Малон, твое дежурство вечером, с восьми. Иди, отдыхай.

– Меня бы кто отпустил, – вздохнула со стула Скалли. – Шериф, вы хоть понимаете, что захватили двух агентов ФБР при исполнении ими служебных обязанностей.

– Ну, это еще нужно проверить, какие вы агенты, – покачал головой шериф, раскладывая на столе исписанные листки бумаги. – Та-ак. По показаниям Вирджинии Эджертон, опознавший одежду своей дочери, та исчезла из дома в период с пятого по седьмое октября тысяча девятьсот восемьдесят восьмого года, когда вдова была в отъезде. А Алисия Бурвил исчезла неделей позже. Вы помните, дорогие гости нашего города, где вы находились в это время?

– Откуда я помню, где находился пять лет назад? – пожал плечами Молдер. – Неужели вы серьезно подозреваете нас в убийстве этих несчастных?

– Я не вижу ни единого повода, мистер Молдер, который мог бы побудить вас свернуть с шоссе на малознакомую дорогу и начать проводить раскопки на обычной поляне. Получается, вы знали, где находятся тела. Вопрос, откуда?

– Мне позвонили по телефону, – устало повторил Молдер.

– Кто? Покойный Лайки Калеван? – откинулся на спинку стула шериф. – Вы либо знали убийцу и были в курсе его поступков, вплоть до мелочей, либо совершили эти убийства сами. То есть, либо являетесь соучастником, либо преступником. В обоих случаях по вам плачет электрический стул. В Мэннинге на подобное зверство не способен никто. Думаю, пять лет назад вы заезжали в наши края и решили немного поразвлечься…

– «В Мэннинге на такое не способен никто!» – передразнила его Скалли. – Я здесь третий день, а уже видела как минимум двух убийц. Хорошая мысль: попытаться повесить нераскрытые убийства на агентов ФБР. Посмотрим, что скажут в Бюро, когда услышат о ваших художествах.

– Да, спасибо, что напомнили, – Бессель снова взялся за телефон. – Алло! Говорит шериф города Меннинг Дуал Бессель. Ко мне прибыло двое людей, которые утверждают, что они ваши агенты в штатском. Вы не подскажете, у вас в штате состоят такие агенты – Фокс Молдер и Дана Скалли? Спасибо, я подожду.

– Вы же видели наши документы, шериф! – попытался укорить его Молдер.

– Знаете, – снисходительно улыбнулся Бессель, – после того, как мой сынишка походил в компьютерный класс, он мне такие документы пару раз напечатал, что я сам себе едва честь не отдавал.

– Значки он тоже делал?

– Что говорите? – встрепенулся шериф. – Да, большое спасибо.

Он повесил трубку и его улыбка стала еще шире:

– В отделении ФБР в Миннеаполисе подобных сотрудников не числится.

– Мы не из Миннеаполиса, – едва не зарычала Скалли. – Мы из штаб-квартиры ФБР в Вашингтоне!

– С чего бы это Вашингтону посылать специальных агентов ко мне в дыру? – удивился Бессель. – Мы всегда контактируем с местным отделением.

– Давайте, я вам дам телефон нашего шефа, – предложил Молдер, – вы позвоните туда, и вам подтвердят все наши полномочия.

– Да уж не сомневаюсь, что по номеру, который дадите вы, мне подтвердят все, что угодно, – кивнул Бессель и повернулся к дежурной: – Ева, наш справочник у тебя далеко?


Содержание:
 0  Незаконный эмигрант : Александр Прозоров  1  продолжение 1
 2  продолжение 2  3  продолжение 3
 4  продолжение 4  5  вы читаете: продолжение 5
 6  продолжение 6  7  продолжение 7



 




sitemap