Фантастика : Социальная фантастика : Приложение 2 ХОД ОПЕРАЦИИ ПО РАЗОРУЖЕНИЮ ЧЕЧНИ ПО ДНЯМ : Игорь Пыхалов

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  64  66  68  70  72  73  74

вы читаете книгу

Приложение 2

ХОД ОПЕРАЦИИ ПО РАЗОРУЖЕНИЮ ЧЕЧНИ ПО ДНЯМ


22 августа

Отряд т. Буриченко выступил в 5 часов из Владикавказа по дороге на Сунженская — Алкун и прибыл в последний пункт в 20 час. 22 мин., сделав, таким образом, 40 вёрст в течение 14 часов. Входящий в состав отряда эскадрон Северо-Кавказской Горских национальностей кавшколы, не закончив к сроку перековки, запоздал с выступлением и к 19 час. прибыл в Ак-Юртовская (на 10 вер. карте Воронцово-Дашковская), где и стал на ночлег. В последнем пункте остановился и весь колёсный обоз отряда. Начальник отряда доносил, что испорченные бывшими дождями дороги затрудняли движение конницы и обозов, почему в дальнейшем при отряде шёл только вьючный транспорт.

Приданная отряду полевая радиостанция развернута в Ал-куна в 21 час.

Отряд т. Король находился в пути к пункту высадки.

Отряд т. Апанасенко к 14 час. сосредоточился в г. Грозном в составе 29 и 30 кав. полков, эскадроны сапёрный и связи, 2 кон. горных орудия, 38, 82, 84 стр. полки, все части расположены биваком, причём кавалеристы, не имея палаток, расположились под открытым небом, несмотря на жару.

Группа т. Козицкого частью погрузилась на ст. Владикавказ, остальные части, назначенные для операции — в дороге.

Полевой штаб СКВО — г. Грозный.

Граница. К одному из Дагестанских постов в районе Алмак прибыло 10 конных чеченцев с предложением сняться, угрожая в случае отказа снять силой. После долгих споров чеченцы уехали.


23 августа

В отряде т. Буриченко усиленный предыдущий переход сказался как на времени выступления, так и на величине следующего перехода: выступив из Алкуна в 10 часов, начальник отряда рассчитывал к ночи сосредоточиться в Торгим, т.е. сделать лишь 19 вёрст, и действительно, отрад закончил переход лишь в 20 часов. Сев. Кавк. Горских национ. кавшкола отряд не догнала, заночевав в Ерши.

Начиная от хут. Мужичий дорога идёт по ущелью р. Асса, часто по карнизам, находящимся на высоте 500-600 мтр. над дном долины. Часть вьюков отстала, почему вечером была уменьшена дача как фуража, так и продовольствия.


Донесение Нач. отряда №07/оп. Сводка Центр. Оп. Группы ОПТУ №10

Следует отметить, что, как ни странно, но С.К. горских нац. кавшкола оказалась сравнительно слабее остальных подготовленной к походу, так как в ней были случаи обрыва всадников с лошадьми в пропасть — однако без смертельных исходов.

Отряд т. Король в пути по железной дороге.

Отряд т. Апанасенко выступил на Н.Атаги, Воздвиженская двумя колоннами: стрелковые полки в полночь 22/23 августа, конные части, со штабом группы в 6 час. 45 мин. Несмотря на то, что движение было закончено к 11 часам, в пехотных частях было 27 случаев солнечных ударов и перегрева, причем одного красноармейца пришлось эвакуировать. Потёртых ног было больше всего в 84 стр. полку (всего 86 красноармейцев). На ночлег расположились: пехота в палатках у развалин ст. Воздвиженская, конница в садах сел. Н.Атаги.

Группа т. Козицкого (83 стр. полк, рота связи 28 дивизии, 2 орудия 84 стр. полка, 1-я бригада 5 кавдивизии) сосредотачивалась в Грозном с 3 до 20 часов.

Группа т. Шуванова (37, 39 стр. полки с одним эскадроном 27 кавполка и 10 орудий) к 24 часам сосредоточилась в Хасав-Юрт.

Резерв Командующего Войсками — в пути по жел. дороге.

Полевой Штаб СКВО — Грозный. Командующий Войсками Округа, т. Уборевич, прибыл и принял на себя руководство операциями.

Несмотря на присутствие в Чечне значительного количества войск, бандиты не унимались: 23 августа 7 чеченцев, обрезав телефонный провод, идущий в дежурную комнату ПП ОГПУ на ст. Гудермес, напало на базар, расположенный в 20 саж. от станции, отобрали у торговцев деньги, некоторых избили и скрылись. В ночь 21/22 августа на 71 версте Терской линии два вооружённых чеченца отобрали у двух путевых сторожей плащи. 19 августа часть банды Шипшиева пришла в Кабарду, где имела перестрелку с отрядом милиции, в результате два бандита убиты, три (в том числе главарь банды Хурзанов) ранены.

В 8 час. 23 августа конная банда чеченцев, вооружённая винтовками, около станции Червлёная ограбила 30 проезжавших подвод, причём убит подводчик и ранена женщина. В том же районе вечером того же дня милиция имела перестрелку с пешей чеченской бандой в 20 человек.

Население Чечни было встревожено сосредоточением войск; говорили о том, что войска идут вылавливать бандитов, поэтому многие, кто чувствовал за собой грешки, начали скрываться в горы. Атаби Шамилев делал попытки объединить весь бандитствующий элемент, в результате чего до 100 человек собралось в Зумсое и Дае, причём к ним обещали примкнуть и другие из горной Чечни. Цена на патроны на местных базарах возросла на 50%. В то же время появились всевозможные слухи о войне СССР то с Турцией, то с западными государствами, в том числе Англией и Францией, был даже слух о том, якобы б. вел. кн. Николай Николаевич вместе с Топа Чермоевым взял Каре и двигается на Кавказ; говорили о прибытии к Атаби Челокаева с крупной суммой золота. Пограничное население Чечни усиленно вооружалось.

В ауле Дышня Ведень шейх Каим Ильясов 21 августа в мечети призывал собравшихся дать клятву защищать имама, который, якобы, подымает священную войну: клятва была дана приблизительно 1000 человек.

Но одновременно были и более трезвые голоса, преимущественно бедняцких стариков, которые советовали не сопротивляться войскам и выполнять все требования их; однако, их пока не особенно, видимо, слушали.

Даже в чеченских учреждениях г. Грозного занятия шли слабо, причем некоторые чеченские работники резко высказывались против разоружения Чечни.

Русское население встретило догадки о разоружении Чечни вполне сочувственно.

Граница. В 12 верстах от Хасав-Юрта дагестанским постом задержан чеченский бандит Хасай Мусаев. На Ингушской границе арестовано два бандита. По агентурным сведениям, бандитский элемент Ингушетии двинулся в Чечню.


24 августа

Вследствие необходимости подтянуть продовольствие и фураж, а также сосредоточить весь отряд, главные силы т. Буриченко оставались в Таржи, куда пришла и С.К. горских национ. кавшкола.

Отряд т. Короля (66-й стр. полк, кавэскадрон 22 стр. дивизии и 2 орудия) прибыл на ст. Самашкинская в 7 ч. 05 мин. и закончил выгрузку в 9 час. 30 мин.

Отряд т. Апанасенко выступил на Шатой в том же порядке, как и накануне, пехота в полночь, а её авангардный полк в 22 часа, конница в 6 часов. В пути расстояние между авангардным полком, шедшим без привалов, увеличилось, а между конными частями и пехотой сократилось, и в Шатой части прибыли: 82 стр. полк в 8 час. 20 мин., 38 и 84 полки между 13 и 14 час, конница в 15 часов. Одновременно с движением отряда 8-й полк связи прокладывал шестовую телеграфную линию и давал её до Чишки, откуда к отряду была проведена кабельная телеграфная линия.

Все части отряда ночевали в Шатой, охраняясь отдельными заставами, выставленными на дорогах от разных частей.

Группа т. Козицкого выступила из Грозного в 3 ч. 30 мин. в направлении на М.Атага — Дачу Борзой, куда прибыла кавбригада в 18 час, пехота в 20 ч. 30 мин., имев большой привал у М.Атага. За 14 часов похода при сильной жаре в пехоте было 12 случаев солнечных ударов и перегрева, но с наступлением ночи все люди были в строю.

Группа т. Шуванова оставалась в Хасав-Юрте, кроме кавэс-кадрона, который в 18 час перешёл в Ново-Грузинск — в 2 вер. восточнее Гирзель.


Приказ №150

Полевой штаб — Грозный, в вагонах. Командующим Войсками Округа выпущен приказ, разъясняющий трудящимся чеченцам необходимость сдачи военного огнестрельного оружия и выдачи бандитов.


25 августа

Отряд т. Буриченко выступил из Торгима двумя эшелонами: впереди дивизион ОГПУ, который в 11 час. 10 мин. занял ущелье в трёх верстах восточнее Гуль и нёс там охранение до 8 час. следующего дня. Остальные части отряда в 16 час. 10 мин. заняли Гуль, где и расположились на ночлег. За четыре дня похода в отряде выбыло из строя 8 строевых лошадей и 2 курсанта — все Сев. Кавк. горских нац. кав. школы (Сводка ЦОГ ОГПУ №10).

Отряд т. Короля: в 4 час. 30 мин. выступил из Самашкинская на Ачхой Мартан, к которому и подошёл в 7 часов, сделав около 10 вёрст под проливным дождем. Около 9 час. в селении был собран сход, на котором предложено в двухчасовой срок сдать имеющееся в ауле оружие. Так как в указанное время сдача не началась, по аулу было выпущено 15 шрапнелей, причем ранено две чеченки; после этого началась сдача — частью добровольная, частью же оружие было изъято при обыске. Всего отобрано 228 винтовок и 32 револьвера разных систем (30 наганов): операция была закончена к 20 часам, после чего отряд стал биваком в 2 верстах севернее Ачхой. Ночью охранение было обстреляно ружейным огнём со стороны аула, в ответ охранение ответило пулемётами, после чего обстрел прекратился.

Выступление отряда т. Аланасенко предполагалось ночью, но из-за сильного дождя было отложено до 8 часов, и выступивший было авангард (4 роты) возвращен в Шатой. Весь отряд к 18 час. сосредоточился в Денкаль, кроме 39 кавполка, который расположился в Гучум Кале. Во время пути сорвалась в пропасть одна двуколка с лошадью и упавшим с горы камнем убит красноармеец 84 полка.

К 25 августа определённо выяснилось, что наибольшую роль в бандитском движении в горной Чечне играет Зумсоевское общество, а в нём известный бандит Атаби Шамилев, поэтому разоружение района решено было начать с этого общества, для чего разработан следующий план: группа т. Аланасенко делится на два отряда — южный из 29 кав. полка и 38 стр. полка и восточный из 82 и 84 полков; 30-й кавполк, оставаясь в резерве группы, должен был стать в Евдокимове кое (Итум-Кале), обеспечивая тыл отряда. Так как дороги на Зумсой доступны только вьюкам, 26-е августа было назначено на подготовку к походу и занятие исходного положения, а 27-го с рассветом части должны были выступить с тем, чтобы в 11 часов окружить Зумсой.

Группа т. Козицкого, выступив в 3 час. 30 мин., к 12 часам прибыла в Шатой, где и стала на ночлег; дороги вследствие дождя испортились и в обозе группы сломалось две двуколки.


Опразведсводка ЦОГ ОГПУ

Прибытие групп т. Козицкого и т. Аланасенко встревожило местное население. Версии о предполагаемых манёврах уже никто не думал и всё население определённо ждало удара на Зумсой как кара за убийство студента Бальшина и другие преступления, совершённые зумсоевцами. Известный бандит Атаби Шамилев, проживающий на Зумсоевских хуторах, призывая население взяться за оружие, разъезжая сам и разослав своих родственников по окрестным селениям; агитация эта имела, главным образом, словесный успех; ему обещали выступить против Красной Армии общества Тазоическое, Борзой, Зумсой, Гучум-Кале, Халкелой, Соной, Дай и Нахчикелой — почти все Шатоевского Округа. Цена на патроны поднялась на 50%; по непроверенным слухам к Атаби из указанных селений прибыло, якобы, до 100 человек. Однако большинство населения ограничивалось лишь наблюдением за войсками, а часть ушла в горы — преимущественно молодёжь, а также все те, кто чувствовал за собой хотя бы маленькую провинность, вроде кражи скота.

Зумсоевцы старались распространить среди войск слухи о недоступности Зумсоя — совершенно такие же, какие в своё время старались галлы распространить в войсках Юлия Цезаря — точно так же распускались преувеличенные слухи о готовности других обществ прийти на помощь зумсоевцам.

Сам Атаби ночью 25-го августа прошёл через расположение наших войск и возвратился к себе на хутор. Точно так же циркулировали слухи о начавшейся войне СССР то с Турцией, то с Англией и Францией, очень много говорилось о роли, которую возьмёт на себя другой, не менее чем Атаби, известный бандит Гоцинский — объявит ли он себя имамом, чтобы вступить в священную войну с Красной Армией; однако большинство слухов говорило за то, что он скрылся в горах. Сам он прислал Атаби Шамилеву письмо, в котором предупреждал, что 27 или 28 утром Зумсой будет окружён войсками, что говорит как о хорошо поставленной разведке, так и о достаточно верном военном взгляде Гоцинского; последний также советовал Атаби скрыться в горах, но тот рассчитывал сопротивляться. Надо, однако, заметить, что на успех сопротивления крупными силами никто не рассчитывал, и жители сел. Дай, уверенные, что за Зумсоем последует их очередь, отказали Гоцинскому в гостеприимстве, дабы не увеличивать список своих проступков. В общем, можно было сделать вывод, что население, во всяком случае, окажет пассивное сопротивление, возможно активное сопротивление мелких групп и почти невероятно, чтобы бандитский элемент и взбудораженная им молодёжь взялись за оружие с целью нападения на наши войска более или менее крупными силами, вероятность же мелких нападений и устройство засад не исключалось.

Несомненно, что первый успех или неуспех мог склонить колеблющееся население в ту или иную сторону. Это обстоятельство было учтено, и Командующим войсками Округа было указано т.т. Апанасенко и Козицкому действовать по важнейшим центрам их районов — Зумсою и Келою всеми силами, отнюдь не дробя их и не выделяя частей для второстепенных задач.

Группа т. Шуванова в 3 час. 30 мин. выступила в Галешки, где и сосредоточилась к 20 часам, пройдя 18 верст под дождём по размокшим дорогам.

2 бригада 5 кавдивизии (резерв Командующего войсками округа) перешла из Грозный в Чишки.

Полевой штаб СКВО — на автомобилях выехал из Грозного в 6 час, но, так как путь в горах, начиная от Чишки, был загромождён войсковыми обозами, и кроме того, автомобили застревали в грязи, Штаб прибыл в Шатой в 13 часов, причём часть сотрудников должна была пересесть на высланных в Чишки из Шатой верховых лошадей. Один застрявший автомобиль пришлось вытаскивать быками и он прибыл в Шатой лишь в 19 часов.

Авиация. 3 самолёта, несмотря на то, что вершины гор были окутаны облаками, между 15 и 17 часами облетели расположение групп т. Аланасенко и Козицкого и ориентировались в расположение аула Зумсой — Келой. По самолёту из аула (около Зумсоя) было дано несколько выстрелов.

Погода во всём районе действий войск — с утра проливной дождь, в одиннадцать часов тучи начали рассеиваться, к 13 часам облака были лишь на вершинах гор.


26 августа

Выступив из Гуль на рассвете, отряд т. Буриченко в 7 час. прошёл Тульское ущелье и в 11 часов окружил Кий; осведомлённое ранее о цели движения отряда, почти всё мужское население ушло в горы; наши части во всё время пути замечали на горах группы по 3-5 человек, иногда с оружием; обыск селений, затянувшийся до 17 час. 25 мин., дал в результате лишь 1 винтовку и 1 револьвер. Оставшиеся в ауле старики объясняли отсутствие молодёжи тем, что она в горах пасёт скот и добавляли, что потребованное оружие будет сдано по возвращении молодёжи. Не имея артиллерии, т. Буриченко не мог воздействовать на аул подобно остальным группам и до вечера потерял время в почти безрезультатных обысках.

В то же время 48 сабель дивизиона ГПУ, высланные из Тульского ущелья в Кареты, встретили в последнем пункте настолько враждебное отношение жителей, что не только не смогли приступить к изъятию оружия, но должны были засесть в одной из башен Кареты и потребовать подкрепления.

Часть дивизиона ГПУ, высланная на хутора около Кий, изъяла пять винтовок и захватила одного бандита, что и явилось единственной небольшой удачей за этот день.

Вьюки с продовольствием к вечеру подошли к отряду, фураж не поспел; зерна лошади не получали уже третий день и, по донесению начальника отряда, до 15% их выбыло из строя.

В группе т. Король в 3 час. сдано аулом Ачхой ещё 3 винтовки и 19 револьверов. В 5 часов отряд выступил на Шалажи, обыскивая придорожные хутора, на которых взято 13 винтовок; к 10 час. отряд окружил Шалажи и потребовал выдачи оружия. На сходе повторилась та же история, что и в Ачхой: старики уверяли, что оружия у них нет, так как аул уже два раза разоружался, и к указанному сроку (16 ч.) ни одной винтовки сдано не было, почему потребовалось убеждение жителей артогнём. До вечера сдано 86 винтовок и 28 револьверов. Отряд заночевал в 3 вер. севернее аула под дождём.

Группа т. Апанасенко к 15 час. расположилась: южный отряд в Евдокимовское, где и заночевал, восточный и штаб группы в Денкале. Так как дорога от Евдокимовское на Гасбигуда и далее на Зумсой не позволяет движения горных орудий на колесах, части отряда в течении дня заготовили для них самодельные вьюки.

Группа т. Козицкого перешла — штаб в Памятой, пехота на 1 вер. от этого селения, где и стала биваком. Ночью 25/26 августа два молодых чеченца пытались разоружить часового, но были схвачены.

Население вело себя по-прежнему, внимательно следя за войсками. Утром в штаб группы т. Апанасенко явились два представителя Зумсоевского общества с предложением своих услуг по ограждению войск от обстрела с гор и содействию в исполнении предъявляемых населению требований. Им ответили, что в охране Красная Армия не нуждается, что в случае обстрела будет отвечать всё общество и, наконец, что требования населением будут предъявлены на месте, и дело самих представителей общества добиться там мирного выполнения поставленных условий. Скрывать далее намерения войск двигаться на Зумсой не имело смысла — все равно разговорам о манёврах никто уже не верил.

Прибывший в ту же группу председатель Бугуроевского общества (между Денкаль и Зумсой) сообщил, что зумсоевцы предполагали устроить на их земле засаду войскам, но они, бугуроевцы, выступят против соседей с оружием в руках.

В группе т. Шуванова эскадрон 26 кавполка и отряд ОГПУ, всего 130 человек, выступили от Гирзель аула вечером 25 августа и ночью окружили Нажай-юрт, вся же группа т. Шуванова в 11 часов подошла к Ножай-юрту, окружила селение и потребовала сдачи 332 винтовок, числившихся в селении. В течение двух часов было сдано 98 винтовок, и два артиллерийских выстрела принесли еще 49 винтовок; в дальнейшем при обыске отобрано 25, а всего изъято 172 винтовки и 3 револьвера. Таким же образом, к 16 часов разоружили сел. Бертимокх, где изъято 36 винтовок. Органами ГПУ в обоих селениях арестовано 11 человек и изъята 31 винтовка.

Быв. председатель Ножай-юртовского исполкома, Гебертиев с частью милиционеров образовал банду в 20-30 человек и ушёл в южном направлении до прихода войск.

Полевой штаб СКВО — Шатой, имея связь:

с Владикавказским отрядом — по радио,

с группами т.т. Аланасенко, Козицкого и общим резервом по телефону,

с группой т. Короля по радио, с дублированием по телефону от Шатой на Грозный, далее по телеграфу на Самашкинская и далее по телефону к штабу группы,

с группой т. Шуванова по радио при посредстве радиостанции в Грозный,

с Ботлихским отрядом — по телеграфу.

Следует отметить, что донесения от т. Буриченко, Короля и Шуванова не могли приниматься непосредственно Шатоевским пунктом связи, а должны были идти через Грозный, почему иногда и запаздывали, особенно первое время, когда наряду с оперативными сношениями шли другие: хозяйственные, по устройству тыла и т.д.

Впоследствии, когда части вполне освоились с обстановкой и хозяйственные вопросы были разрешены, затор на линии Грозный — Шатой исчезли. Немало этому способствовало и то обстоятельство, что оперативные донесения по линии войсковой и ГПУ, а также политсводки были объединены и доставлялись в Полевой Штаб (дубликат в Центральную оперативную группу ОГПУ) за подписями Начальников штабов группы, военных комиссаров и начальников оперативных групп ОГПУ.

Границы — В Ботлихском отряде задержано 11 чеченцев, пытавшихся перейти в Дагестан, отобрано 320 патрон и 1 револьвер; на ингушской границе (Бумут) задержано 7 человек, из них 4 оказали вооружённое сопротивление и 1 бежал.


27 августа

Главные силы тов. Буриченко оставались в Кий, налаживая связь и поджидая продовольствие. Между населением распространился слух о восстании в районе Шатой, и, видимо, ободрённые этим, скрывавшиеся в горах жители начали занимать высоты, окружающие Кий и Кереты, и обстреливать наши войска. Общая численность соорганизовавшихся вооружённых жителей доходила до 280 человек, из коих около ста действовало против взвода дивизиона ГПУ, засевшего в Кереты (№16/оп начальника отряда).

Утром банда невыясненной численности напала на пост (5 конных), охранявших Тульское ущелье, пост потерял одним убитым, одного раненого и все 5 своих лошадей. Таким образом, сообщение отряда с тылом оказалось прерванным и выступившие из Гуля радиостанция и вьючный обоз были обстреляны в Тульском ущелье засевшими в скалах бандитами и вернулись в Гуль. Тяжёлые переходы и недостаток фуража привели к тому, что из строя выбыло до 15% конского состава.

Группа т. Король, оставив у Шалажи не могущие следовать далее обозы 2-го разряда, один батальон и орудия, в 9 часов выступила на Мереджой-Береч, который в 18 час. был окружён пехотой со всех сторон. В ауле остались лишь женщины, дети и старики, все же способные носить оружие мужчины ушли в горы, на требования выдать оружие последовали обычные увёртки. Так как ночной обыск аула не обещал результатов, он был отложен до рассвета. Для разоружения хуторов Гехи (восточнее Шалажи) они же Гохл были высланы мелкие части л для разоружения селения Чижки еще в 11 час (с пути) был выслан взвод полковой школы.

В группе т. Апанасенко ночь прошла спокойно; около 4-х часов оба отряда двинулись по данным им направлениям к Зумсою, к которому восточный отряд (82, 84 стр. полки с 4 орудиями) подошёл в 8 час. 10 мин., не встретив сопротивления; на ближайшем хуторе был выставлен белый флаг и собран сход, на котором представителям зумсоевского общества было предъявлено требование сдать 800 винтовок, 200 револьверов и 16 000 патрон. Как обычно, начался торг, причем старики ссылались на то, что Атаби Шамилев со всем своим родом и приверженцами выехал из Зумсоя, почему-де и оружия в Зумсое не осталось. При этом представители аулов говорили, что Атаби с бандой в 100-200 человек предполагает ночью на 28 августа напасть на наши части.

К 12 час. 40 мин. к Зумсою, представляющему собой цепь хуторов, имеющую длину около трёх вёрст, подошёл южный отряд и, таким образом, Зумсой был окружён. Окончательные наши требования были не только выдать требуемое оружие и бандитов, числящихся в списках, но, кроме того, оставшимся в хуторах вменялась в обязанность уговорить ушедших в горы вернуться и сдать оружие.

По предъявлении окончательных требований зумсоевцы разошлись по хуторам за оружием, подлежащим сдаче, которая началась в 17 час, но шла медленно.

3 аэроплана, вылетевшие в 12 час из Грозного, для содействия группе, не получили от неё точных указаний, куда следует бросать бомбы — поэтому бомбили зумсоевские хутора по своему усмотрению; тем не менее, появление «синих птиц» оказало должное действие; зумсоевцы отложили в сторону всякую мысль о сопротивлении.

Группа т. Козицкого, выступив с бивака в 2 часа, к 7 ч. 50 мин. подошла к с. Келой, сделав около 16 вёрст, и окружила селение. На требование сдать оружие было принесено в течение двух часов только 9 винтовок. Когда в 11 час. по аулу был открыт артиллерийский огонь, к штабу группы бросилась толпа женщин и детей; с плачем и воплями о пощаде; присутствовавшие при штабе группы представители Чеченского ЦИК'а начали говорить о бесполезности дальнейшего обстрела, а прибывшие из аула старики сообщили, что оружия больше нет, тогда как с места расположения штаба были ясно видны между домами мужчины с винтовками — поэтому артиллерийский огонь продолжался, в результате чего сдано добровольно ещё 15 винтовок. При обыске, однако, оружия было найдено больше, чем было сдано. В общем, за 30 часов изъято 59 винтовок и 9 револьверов, арестован один крупный бандит — Маскуров Дуда.

Выяснилось, что часть мужского населения с оружием отправилась в Дай, о котором есть сведения, что оружие там не прячется, что указывало на возможность вооружённого сопротивления.

В 20 час группа заночевала биваком в 3 верстах южнее Келой.


№11/оп начальника штаба группы

Группа т. Шуванова, разделившись на две части, сразу охватила довольно большой район, именно: 37 стр. полк окружил к 9 час. ее Акты-мохк и Саурго и несколько хуторов между ними, 38 стр. полк с эскадроном окружили сильно разбросанное с. Вильты. Изъятие оружия пошло обычным порядком при содействии артиллерии, которая, между прочим, повредила в Вильты мечеть. Хутор Саной Барзай разоружился, не ожидая требования, и представил 31 винтовку и 37 патрон.

Всего в районе изъято: винтовок 301, револьверов 6, патрон 584, тогда как по анкетам числилось и было потребовано винтовок 303, револьверов 113, патрон 8000.

Такое соотношение цифр приблизительно везде одно и то же, т.е. винтовок сдаётся сравнительно много (не менее 25% числящихся), тогда как револьверов и патрон сдаётся чрезвычайно мало, что позволяет прийти к выводу с одной стороны в том, что число патрон, показанное в анкетах, до известной степени преувеличено, с другой — что население, несмотря ни на какие меры, всё же ухитряется припрятывать оружие (особенно револьверы) и патроны, почему в дальнейшем органам управления предстоит большая работа по окончательному изъятию оружия у ненадёжных элементов края.

Общий резерв — оставался в Чишки, имея один эскадрон в распоряжении начальника связи Полевого Штаба СКВО и один эскадрон в распоряжении Начальника Полевого штаба СКВО.


28 августа

Группа т. Буриченко оставалась в Кий, частью в Кереты, разоружая население. Всего в обоих пунктах за день изъято 64 винтовки, 4 револьвера, 36 патрон.

Эскадрон С.К. горских национальн. кав. школы с утра выступил против бандитов, захвативших Тульское ущелье, и, удачно выполнив задачу, в 12 час. вернулся в Кий, после чего в 16 часов к отряду прибыли радиостанция и вьюки с продовольствием.

Мельхестинское общество прислало представителей с предложением добровольно сдать оружие, каковое и затребовано в количестве, указанном в ориентировке Чеченского Отдела ОГПУ. Банды не появлялись. Выяснилось, что председатель Кийского исполкома является пособником кабардинских бандитов.

Группа т. Король с утра начала разоружение аула Мереджой-Береч; взвод полковой школы — в 11 часов был выслан на хутор Чижги и после обстрела его пулемётами и ручными фанатами изъял 8 винтовок и в 16 час. присоединился к главным силам группы. Всего изъято 33 винтовки, 20 патронов и 4 бандита.

Так как вьючного обоза группа не имела, а колёсный не мог к ней подойти, т. Король решил 29 августа возвратиться в Шалажи.

Группа т. Аланасенко продолжала разоружение Зумсоя, до 8 часов жителями было сдано всего 27 винтовок, 1 револьвер и 53 патрона, почему в 12 часов по хуторам был открыт артиллерийский огонь, оказавший магическое действие: к 13 часам число сданных винтовок увеличилось до 129, обыск населения дал ещё лишь 7 винтовок. Одновременно с артиллерийским обстрелом часть хуторов Зумсоевского общества бомбардировалась тремя самолётами, сбросившими 12 пудов бомб, а сапёрами группы сжигались и взрывались дома бандитов, ушедших вместе с Атаби.

Еще накануне вечером РВС округа признал политически необходимым оставить оружие Бугуроевскому обществу, как первому, не только не оказавшему сопротивления, но открыто ставшему на сторону Красной Армии и помешавшему зумсоевцам устроить засаду нашим частям. Соответствующий приказ РВС округа был объявлен начальником группы награде Бугу-роевского общества. Разоружение Зумсоевского общества было закончено к 17 часам; организовать отряд для немедленной погони за ушедшим Атаби не представилось возможным вследствие усталости.

Продовольствием отряд был обеспечен, но пища варилась в котелках, что также помешало дальнейшему продвижению группы в этот же день.

Группа т. Козицкого с рассветом выступила на Саной; в 5 час. из придорожного дома бросились на дозор 83-го полка 6-10 человек, вооружённых кинжалами; из нападавших один убит, ранены два красноармейца в руку и плечо; дом, из которого выскочила засада, сожжён. Саной был окружен в 5 час. 30 мин., предъявлено требование сдать 100 винтовок, но до 7 часов сдано лишь 20 и 1 револьвер. Так как группа торопилась к Даю, окончательное разоружение Саноя отложено.

Вследствие полученных сведений о том, что на дороге, прилегающей по Шато-Аргунскому ущелью, группе готовится довольно сильная засада, т. Козицкий повёл её более трудной дорогой по горам, причём орудия в разобранном виде тащились иногда на руках, и к 14 часам подошёл к Дай вполне благополучно. На ультиматум о сдаче оружия последовали обычные отговорки, и к сроку (19 часам) сдача оружия ещё не начиналась.

По агентурным данным в Дай и на горах около него было несколько десятков бандитов на оставшийся в Келое обоз группы; телефонная связь группы с Полевым штабом СКВО была прервана в течение двух часов.

Разгром Зумсоя и подход группы т. Козицкого к Даю без вооружённого сопротивления как жителей последнего, так и выехавших туда бандитов других селений показали, что каких-либо серьёзных вооружённых выступлений местного населения ждать нельзя, а поэтому нет и нужды действовать крупными кулаками, разоружая селения последовательно одно за другим, а наоборот, в дальнейшем будет вполне целесообразно действовать более мелкими силами, но захватывая сразу большие районы, о чём соответствующие указания и были даны группе т. Апанасенко. Что же касается группы т. Козицкого, то для неё такой образ действий признавался возможным лишь после полного разоружения с. Дай — особенно вследствие присутствия там бандитского элемента из других селений.

По этим же соображениям нужды в общем резерве уже не оказывалось и представлялось более выгодным использовать его для скорейшего разоружения всей Чечни. Поэтому Командующий войсками округа приказал ему перейти к вечеру 30 августа через Шали в Ведено; где и вступить в подчинение т. Шуванова для разоружения части VI района, лежащей по левому берегу р. Аксай. Кружная дорога выбрана, как более удобная для конницы. Один эскадрон бригады остаётся, по прежнему, при Полевом Штабе округа.

Группа т. Шуванова. В 7 часов части выступили — 37 полк и эскадрон на Зандак, 39-й полк на Гилени, причём лёгкая батарея и обозы были отправлены кружным путем через Хасав-юрт на Кишень аул. К указанным пунктам части прибыли к 14 часам и разоружили их при помощи пяти шрапнелей.

Изъято:

в Гилени — винтовок 127, револьверов 7, патрон 279

в Зандак — -“— 275, -“— 2, -“— 272.

На ночлег части расположились в разоружённых селениях. Разоружение, естественно, всполошило всех те, кто чувствовал за собой какую-нибудь вину, и из аулов стали заранее, до прихода в них войск, уходить не только крупные бандиты, но и мелкие воришки. Однако в то время как в горной Чечне ушедшие объединялись в небольшие шайки по 5-10 человек, на равнине же объединяются в более крупные, — так, ядро шайки Гибертиева насчитывало 39 человек, а с присоединившимися к нему наша разведка устанавливает численность его шайки до ста и более человек. Банда, сформировавшись в районе Ножай-Юрт (на 10 вер. карте Ножай), где в неё вошёл и председатель Ножай-Юртовского исполкома Мулани, направилась 28-го августа на Беной. Кое-где бандиты стали действовать и более активно — около Кишень наши надсмотрщики роты связи были обстреляны.

Общий резерв — оставался в Чишки.

Центр, опергруппа ОГПУ, получив сведения о группировке бандитов в ауле Борзой, выслали туда своего уполномоченного т. Соболева с 52 саблями, который изъял трёх крупных бандитов, двух их пособников и 2 винтовки.

Авиация — Три аэроплана вылетали для содействия группе т. Козицкого, бомбардировали вместо Дай — Нахчукелой, действие бомбометания было таково, что жители Нахчукелой решили добровольно сдать оружие.

Граница. В 8 часов чеченская банда напала на один из постов ОКА, причём ранены помощник командира взвода и красноармеец.

В 22 часа на другой оконечности Дагестанской границы была перестрелка с бандой чеченцев в 6 человек, у банды отбиты 4 лошади и 2 подводы.


29 августа

Отряд т. Буриченко ядром оставался в Кий, высылая в окрестные хутора смешанные отряды для разоружения; за день взято 38 винтовок и 8 бандитов. Хутором Ак Кий сдано добровольно 20 винтовок. В 14 часов самолёт, высланный из Грозного, установил связь с отрядом, сбросив приказание №35/оп. К этому же дню при помощи подрывных и сапёрных работ открыта тыловая дорога отряда от Владикавказа через Тарская — Тор-гим — Гуль, что значительно сократило время прохождения вьюков и улучшило довольствие.

Прошедшим ливнем было сорвано несколько мостов на участке Алкун — Торгим, что значительно затруднило движение вьючных транспортов.

Группа т. Короля в 6 час. 30 мин. выступила на Шалажи и в 13 час. была на привале в с. Ислам, где и была задержана распоряжением полевого Штаба СКВО вследствие выяснившейся необходимости активного содействия отряду т. Буриченко. В Мереджой-Береч оставлена полковая школа.

Дополнительно в Ачхой-Мартан изъято 73 винтовки, 23 револьвера и в Шалажи 24 винтовки, 1 револьвер.

В Мереджой-Береч дополнительно изъято 5 винтовок.

За время с 25 по 29 августа включительно из группы эвакуировано 15 красноармейцев, из коих 5 малярией, боевых потерь [фраза оборвана — И.П.]

Остававшимся в Шалажи батальоном было поймано в окружающих горах несколько бандитов.

Вследствие того, что в районе Ислам систематически вырезывались провода, из этого аула были взяты заложники.

Дополнительно в Ачхо-Мартан изъято 73 винтовки, 23 револьвера и в Шалажи 24 винтовки, 1 револьвер.

Группа тов. Апанасенко раздробилась: штаб перешёл в Деникаль, 38 стр. полк оставался в Зумсое; в 5 час.29-й кав. полк начал разоружение района Итум-Кале (Евдокимовское). 30 кав-полк разоружал Денкальское общество, 82 полк выступил на Цеси, 74-й в Итум-Кале.

В 6 часов начальник оперативной группы ОГПУ т. Миронов со сводным эскадроном в сто сабель выступил в погоню за Атаби, который, по имевшимся сведениям, отправил свою семью и имущество в Дай, а сам с 11 всадниками двинулся на Химой. Около 11 часов с Ботлиха была получена телеграмма, указывавшая местонахождение Гоцинского в районе Химой. Она была сейчас же передана в 1-ю группу, для передачи т. Миронову с приказанием последнему изловить Гоцинского, который, по тому же источнику, был болен и мог передвигаться верхом лишь при поддержке двух человек.

Результат дня: Изъято

в Зумсое 44 винтовки, 7 револьверов -“—

в Итум-Кале 39 винтовок, 15 -“-, 362 патрона, -“—

в Денкаль 62 -“— 10 163 -“-“—

в х. Тасхой 13 -“— 120 -“-.

Изъятие было произведено обычным порядком при артиллерийском нажиме, а в х. Тасхой — при ружейном.

Группа т. Козицкого, получив от жителей Дай за предыдущий день только 20 винтовок, в 7 час. 20 мин. открыла по аулу артиллерийский огонь, а в 12 час. 10 мин. над ним появились наши три самолёта, сбросившие в аул 12 пудовых бомб, давших 5 удачных попаданий. Артиллерия выпустила 18 снарядов. Результат — разбито 20 домов, убито 4 и ранено 5 дайцев. Впечатление, произведённое обстрелом, особенно с самолётов, было огромное, и к вечеру группа изъяла 6 бандитов, 64 винтовки, 5 револьверов, 191 патрон.

Ночлег группы — на том же месте (северная окраина сел. Дай).

Ночью по приказанию Командующего войсками округа был выделен сводный эскадрон под командой тов. Антонова и направлен на Киро для полного окружения Гоцинского.

В отряд начали являться представители ближайших аулов с изъявлением готовности выполнить требования войск, — председателями советов с.с. Нахчи-Келой и Басой предложено собрать и доставить имеющееся оружие. Группой были разосланы делегации на окрестные хутора с предложением покинувшим их жителей вернуться на места.


№15/оп начальника штаба группы

Группа т. Шуванова имела днёвку, продолжая изъятие оружия. Всего в Гиляны и Зандак за два дня взято 552 винтовки, 9 револьверов, 780 патрон.

2 бригада 5 кавдивизии перешла Сержень-Юрт. Результаты 27-29 августа можно оценивать следующим образом:

В настроении горной Чечни, исключая район Кия, наступил перелом — об активном сопротивлении, хотя бы и мелкими группами, никто не думает. Изъятие оружия ведётся, в общем, довольно успешно, но бандитский элемент из аулов, в большинстве скрылся — не только такие главари, как Гоцинский, Атаби Шамилев и Ансалтинский, но также их мюриды и даже мелкие воры, которые, скрываясь в горах мелкими группами, не выдаются самим населением и, возможно, ждут ухода войск.

Поэтому Командующий войсками округа приказал командирам 1-й и 2-й групп в дальнейшем действовать одновременно по широким районам, не допуская, однако, отдельного поражения частей и занимая главные пункты, Итум-кале, Денкаль, Зумсой, Дай, Шатой (крепкими гарнизонами) для поимки же главарей организовать летучие отряды. (№45/оп.)

Кроме того, указывалось на необходимость добиться активного содействия местного населения вплоть до формирования из сочувствовавших нам жителей боевых отрядов, а также объявить, что добровольно явившимся гарантируется жизнь и смягчение участи. В случаях, если на ушедших возможно воздействовать взятием заложников из членов семьи, брать таковых (кроме женщин и детей).

В случаях сопротивления, обстрела частей и укрывательства оружия, действовать самым решительным образом.


№46/оп.

В районе действия отряда Буриченко замечался некоторый, но совершенно недостаточный перелом, и были опасения, что без содействия других отрядов он с задачей не справится. Поэтому приказано т. Король ударить частью сил по району Халхарой и Ялхарой, закончив операцию в 4 дня, а группе т. Апанасенко продвинуться на Бечик, разоружить район на 10 вёрст к западу от линии Шатой — Евдокимовское.


№48/оп.

Самому Буриченко приказано продолжать операцию в юго-восточном направлении, с тем, чтобы в несколько дней выйти на Евдокимовское, куда было приказано перенести его базу.


30 августа

Этот и последующие дни отряд т. Буриченко оставался в Кий, высылая небольшие, преимущественно конные, отряды в окрестные аулы. Видимо, до последних дошли сведения об участи Зумсоя, Дая и др. разоружённых центров, почему высылаемые отряды встречали лишь пассивное сопротивление жителей.


№10/оп Начальника группы

Группа т. Король. Подсчёт имущества, израсходованного во время операции по разоружению, дает следующие цифры: шрапнели 40, перексилина 10 фун., капсюлей 2, шнура 3 арш., патронов 3-х лин. 100, патронов Шоша 125, патронов Люйса 15, ручных гранат 16, ракет осветительных 10.

Для действий в районе Халхарой — Ялхарой были назначены 3 батальон 66 стр. полка и полковая школа, который, выступив в 14 час, прибыл в Мереджой-Береч в 18 часов, остальные части группы сосредоточились в Шалажи, где было проведено дополнительное разоружение, изъято 10 винтовок, 23 револьвера.

Группа т. Апанасенко: 38 стр. полк оставался в Зумсой, где за день изъял 128 винтовок. В настроении населения замечен перелом, чему помогли, с одной стороны, проведённые полком по аулам собрания, на которых разъяснялось, что Советская власть является врагом только бандитов, но отнюдь не мирных трудящихся; с другой стороны, разнеслись слухи о поимке Гоцинского. Наконец, большое впечатление произвёл раздел земель Атаби. Таким образом, операцию против Зумсоя можно считать законченной; в Зумсое сформирован Ревком. За время пребывания в Зумсое полк оказал помощь 42 больным местным жителям, из них 5 сифилитикам.

82 стр. полк после артиллерийского воздействия разоружил Цеси, изъяв 16 винтовок. Население дало присягу в том, что оружия у него больше не имеется. По разоружению Цеси полк двинулся на Джагалдой, куда и прибыл в 18 час.

84 стр. полк предъявил требование аулам Бечик, Ам-Кале, Тусхорой и находящимся в этом районе хуторам сдать оружие, причем также потребовалось 7 шрапнелей.

За сутки изъято 82 винтовки, причем хутор Эзихой до вечера ни одной винтовки не сдал.

Телефонные провода к 82 и 84 полкам неоднократно рвались, причем в линии Денкаль — Цеси похищено 200 саж. провода.

29 кавполк к 12 час. прибыл в с. Селиды, около которого стал биваком, и предъявил требования Тасбичевскому обществу сдать оружие, что жители обязались исполнить в два срока: для ближних аулов в 17 час. 30/VIII, для дальних 31/VIII в 7 час. За день собрано 57 винтовок.

30 кавполк прибыл в Сайрой, где население встретило его с хлебом-солью и обязалось к 12 час. 31 августа сдать имеющееся оружие.

Группа т. Козицкого оставалась в районе Дай, продолжая разоружение и выслав шесть мелких разведок, для обыска прилегающих хуторов; изъято 32 винтовки, сожжено 2 дома братьев Муртазалиевых (двоюродных братьев Атаби, ушедших вместе с ним).

Ночлег группы — на том же месте.


Сводка ГПУ №16

Отряд тов. Антонова в 10 час. прибыл в Киро, будучи встречен населением с белыми флагами (знак покорности) весьма радушно; в проходах из пятого района были выставлены заслоны и установлена связь с отрядом Миронова.

Группа т. Шуванова: 37 полк с двумя орудиями, выступив в 2 часа от Зандак, к 8 часам окружил аул Зандак-каре и приступил к его разоружению. 39 полк, также с двумя орудиями, выступив в 3 часа от Гильяны, к 7 часам подошёл к аулу Датах, окружив и Чечень-юх, и с 8 час. начал их разоружение. Кавэскад-рон в 6 час. 20 мин. окружил Гендырген.

В течение дня изъято:

В Зандаккара винтовок 98, патрон 173

Гендырген -“— 51, -“— 22

Чечень-юх -“— 61, -“— 90

Датах -“— 78, -“— 79

в хуторах -“— 27, -“— 192

Итого: винтовок 415, -“— 556

К 17 час. части группы стали биваком у разоружённых аулов. Так как после сильного дождя дороги, особенно горные, стали непроходимы для обоза и лёгких пушек, лёгкая батарея была сосредоточена в Кишень.

2-я бригада 5-й кавдивизии оставалась в Ведено.

3-й авиаотряд высылал утром три самолёта для бомбометания аулов Кереты и Никорой; получив сведения от специальных постов, что эти пункты заняты нашими войсками, самолёты сбросили бомбы в аулы Тагир-Хой и Ахка Вауги.

Прибыли в состав действующих войск 64-й стр. полк, который направлен в группу т. Короля, и сапёрная рота, которая поставлена на ремонт дороги Чишки — Шатой.

Полевой штаб округа оставался в Шатой. Ввиду того, что многие чеченцы изъявили желание активно выступить против Атаби Шамилева и других бандитов, было признано полезным использовать их как боевую силу, пригодную в горах для погони за бандитами. Формирование отряда началось ещё 29 августа, причём желающих вступить в него явилось около двухсот, но особой комиссией принято сто.

Основное ядро отряда создано из комсомольцев, уже приданных для содействия группам т.т. Апанасенко и Козицкого. Добровольцы принимались с собственными лошадьми, вооружением и снаряжением.

На формирование отряда Чеченским ЦИК'ом отпущено 1000 рублей; всадники содержатся за счёт увеличения штата Чеченской милиции. Начальником отряда назначен тов. Джуакаев, член РКП(б), Председатель Шатоевского райисполкома, Начальник штаба т. Антонов, взят из 5 кавдивизии.

Начиная с 27 августа Центральная Группа ОГПУ, бывшая с Полевым Штабом в Шатой, деятельно работала по поимке Гоцинского, установить действительное местопребывание которого установить было не так легко, — за четыре последних дня о нем имелись следующие противоречивые сведения и слухи:

а) что он объявил себя имамом и объявил войну СССР (слухи в районе Ведено — Грозный),

б) что он окружён и взят нашими войсками (район Зумсой — Дай) в районе Химой,

в) что он перебрался в Грузию (там же),

г) что он умер от болезни (Шатой) и что он убит (Датах-ингушский),

д) агент лично видел его на хуторе Чашарой (он же Чай) в районе Дай.

Наконец, вечером 30-го августа было получено от т. Володзько донесение, что агент видел его в Хонгихой в 20 вер. к юг. зап. от Евдокимовское. Для поверки был выслан из ЦОГ ОГПУ т. Николаев, который ночью 30/31 августа прибыл в Денкаль и вместо с т. Аланасенко разработали план операции по изъятию Гоцинского, если таковой окажется в районе Хонгихой.

В настроении населения замечается определённый перелом, сказавшийся, прежде всего, на рыночной стоимости оружия: стоимость револьвера «Нагана» упала до 15 руб., автоматического пистолета «Маузера» до 30 руб., в Шалинском Округе многие принялись продавать имеющееся у них оружие, часть жителей подготовляет его к сдаче (преимущественно старое и негодное), другая — закапывает в землю; после прохода через Шали 2-й бригады 5 кавдивизии население этого аула не спало всю ночь, подготовляя к сдаче оружие указанными способами. Отмечается, что многие мелкие бандиты бросают свои дома и, не думая о сопротивлении, уходят в горы в надежде скрыться.

В Шатой состоялся съезд стариков Шатоевского округа, который постановил сдать имеющееся оружие, бандитов же не выдавать, дабы избежать кровничества.


31 августа

Части отряда т. Буриченко разоружили Амки, Ялхарой, Никорой.

Группа т. Король находилась в районе Шалажи, разоружая окрестные хутора, где изъято 16 винтовок и 23 револьвера. 3-й батальон и полковая школа под командой помощника командира полка т. Просвирова выступила из Мереджой-Береч на Ялхарой, куда прибыла к вечеру.

По дополнительным данным, относящимся к 27-28 августа, выделенный из группы в 14 часов 27 августа отряд в 50 сабель вечером того же числа обследовал хутора Арджали и Рошня, изъяв 3 винтовки и 1 револьвер и арестовав одного фальшивомонетчика. В 8 час. 28 августа отряд занял хутор Хархи, где арестовал 14 сообщников Шипшиева. На обратном пути отряд попал в засаду, причем арестованные бросились в обрыв; по ним, как и по засаде, был открыт огонь, и в результате 3 арестованных бежало, два убито, один тяжело ранен. В 14 верстах от Шалажи отряд был снова обстрелян, потеряв убитыми одного красноармейца. В 19 час. отряд возвратился в группу, сделав около 18 вёрст в течение 5 часов.

Группа т. Апанасенко — 38 стр. полк, выступив в 5 часов из Зумсоя, в 8 часов прибыл в Денкаль, оставив в Зумсое телефонную станцию для связи с 82 стр. полком, возложив на Зумсоевское общество ответственность за её сохранность; прикрытие станции — взвод. После большого привала (до 12 часов) полк двинулся через Итум-Кале (прошел в 16 часов) к Ауды-аули, Кайчя-аули-Видучи, у которых в 18 часов и расположился биваком. 84 стр. полк оставался в районе Бечик-Ап-Кале Нацхой — Тусхарой, изъяв оттуда в течение дня 25 винтовок.

В 7 час. 35 мин. батальон 84-го полка вместе с присланным из центральной оперативной группы ОГПУ т. Николаевым двинулся к аулу Хончихой для обследования его района и поимки Гоцинского, если тот действительно там окажется. Движение происходило при чрезвычайно трудных условиях — не только без дорог, но зачастую и без троп — по горам среди облаков и тумана.

Батальон достиг Ханчихой в 13 часов; населённые пункты, показанные на карте, представляют собой отдельные башни, Ханчихой — селение из трёх башен, в которых живёт 10 мужчин. Следов Гоцинского не обнаружено; изъято 4 винтовки, причем один из жителей, пытавшихся скрыться и стрелявший по батальону, убит. Гоцинского не оказалось, но это дало уверенность, что он находится в районе Шарой — Химой, куда вели его следы.

Ночью батальон двинулся обратно.

29-й кав. полк закончил разоружение Тазбиченского общества, исключая Цамодой — изъято 171 винтовка и 14 револьверов.

30-й кав. полк разоружил Сарой, изъяв 71 винтовку и 12 револьверов. Представители Гучум Кале обязались к 12 часам 1 сентября сдать 100 винтовок и 90 револьверов.

Все три оперировавшие полка должны были применять понудительный огонь — как артиллерийский, так и ружейный. После же разоружения 29-й кав. полк провёл общее собрание жителей Тазбичевского общества. Население отмечало не только вполне корректное поведение частей Красной Армии, но и косвенное влияние её прихода на местную жизнь, так, торговцы снизили цены на ситец с 1 руб. 20 коп. до 20-30 коп. за аршин.

Отряд т. Миронова прибыл в Химой, причём в пути он был намеренно заведён в горы проводником, двоюродным братом Гоцинского; проводник расстрелян. В 6 час. 30 мин. один батальон 82 стр. полка вместе с командиром полка прибыл в Химой, где и соединился с отрядом т. Миронова. На собранном сходе было предъявлено аулам Химой, Хакмадой, Хашелдой, Хуландой и Джалалдой сдать оружие не позже 7 часов 1 сентября и к 9 часам 2-го сентября выдать Гоцинского. Население, выставив белые флаги, предлагало войскам угощение, но от этого войска отказались, несмотря на то, что отряд т. Миронова уже испытывал недостаток в хлебе. Питались частью консервами и сухарями, частью покупаемой бараниной.

Во всех частях группы заболело за сутки 13 человек, из них 3 малярика.

Группа т. Козицкого оставалась в районе Дай; Нахчукелоевское общество добровольно сдало 123 винтовки и 3 револьвера, с. Басой 35 винтовок, — таким образом, добровольная сдача дала около 50% оружия, числящегося в анкетах ГПУ. По заявлениям стариков, оружие собирается ещё. Вернулась связь, посланная в отряд т. Антонова, сообщив о благополучном его прибытии в Киро (см. 30 авг).

На сходе в с. Дай жителям было предъявлено категорическое требование выдать Ансалтинского, о котором было известно, что он скрывается в окрестных хуторах, на что жители, в конце концов, согласились; срок выдачи — утро 2 сентября.

Как показатель корректного отношения войск к населению надо привести следующий случай, бывший в группе: несколько красноармейцев, едущих из Шатоя в Дай, нашли кусок горного сукна 50 аршин и, встретив жителя Хали-Келой, Чугушова, стали расспрашивать, кто мог потерять сукно. Тот был чрезвычайно удивлён тем, что нашлись люди, которые, найдя сукно, хотят возвратить его хозяину, но указать последнего не мог. При помощи опроса в попутном хуторе хозяин всё же был разыскан и получил сукно, которое было у него украдено и, видимо, потеряно вором.

Группа т. Шуванова до 12 час. вследствие дождя, приведшего дороги в очень тяжёлое состояние, оставалась до 12 часов в пунктах ночлега, после чего 37 полк выступил на Энгени, около которого в 20 ч. 30 мин. стал на ночлег. Остальные части группы ночевали на прежних местах.


№4/пол/л. Командующего войсками окр.

Чеченский отрад закончил формирование и получил предписание изловить в четырёхдневный срок Атаби Шамилева.

Граница. На рассвете на один из постов Ботлихского отряда у Метлельта совершён налёт банды чеченцев, отбитой огнём. В 12 часов банда до 300 чеченцев напала на самый заслон в Метьлелте, но была также отбита; в 19 часов в окрестностях того же селения чеченцы в числе около 150 человек отбили у Дагестанцев-пастухов стадо в 300 баранов и, обстрелянные нашими постами, ушли в леса.


1 сентября

В группе т. Король отряд, выделенный на Ялхарой, разоружил после предварительного обстрела пулемётами этот аул, изъяв 19 винтовок и 1 револьвер, и установил связь с частью отряда Буриченко, находившейся в Анки.

Остальные части группы разоружали хутора в 6-8 верстах восточнее Шалажи, причем артиллерийским снарядом убит один чеченец; задень изъято 155 винтовок и 35 револьверов. На ночлег группа стала в 8 верстах от Шалажи близ х. Рошня.

Группа т. Апанасенко 38 стр. полк в 5 часов выступил к аулу Атель-Бауда (на 10 вер. карте Палашко), куда прибыл в 10 часов, сделав около 12 вёрст. Ультиматум о сдаче оружия был предъявлен обычным порядком — через сход стариков всех аулов района Селиди — Палашко, сдача назначена не позже 3 сентября.

Остальные части группы оставались в прежних районах, именно:

штаб, эскадроны сапёрный и связи и 30 кавполк — Денкал.

29 кав. полк — Итум-Кале (Евдокимовское), причём один эскадрон между 6 и 15 часами выходил в аул Касадой.

84 стр. полк в районе Бечик — Цацкой имел днёвку.

82 стр. полк и отряд т. Миронова в районе Широй — Джагалдой — Химой.

Результаты дня:

в районе Силады изъято винт. 190,

в Итум-Калинском районе изъято винтовок 54, револьверов 5,

в Гучум-Кале изъято винт. 64, рев. 3

в Тусхарой 2

в Химой 66 3

вДжагалдой 15 1

в Шикарой 35 -

в Хакмадой 30 -

в Шарой 40

в Хуландой 12

в Бечик 5

Итого: винтовок 513 револьв. 8

Отношение частей с населением вполне корректны; приносимые в подарок съестные припасы под благовидными предлогами не принимаются; в течение последних трёх дней на долю врачей выпало усиленная работа по оказанию медицинской/ветеринарной помощи населению, причём к врачам начали идти и женщины. За сутки заболело 18, из них 9 малярией (первичн. — один); эвакуировано 5, в том числе 2 лекпома. Один красноармеец ранил себя нечаянным выстрелом из винтовки, разряжая её по смене с поста.

Группа т. Козицкого оставалась в прежнем положении. За день сдано аулом Саной 21 винтовка, 3 револьвера, аулом Келой 15 винтовок, и Начху— Келой 1 винтовка.

Отряд т. Антонова вступил на присоединение к своим частям, так как уже было твёрдо установлено, что Гоцинский находится в районе Химой, поэтому в заслонах у Киро надобности не было. Из Халкелоя прибыл местный представитель — мулла и доставил 123 винтовки, обещав доставить ещё 23.

Группа т. Шуванова: 39 полк в 14 час. 20 мин. выступил на Датах-Беной; вследствие очень тяжёлой дороги бывшую при полку лёгкую батарею пришлось оставить в Датах под прикрытием двух взводов стрелков.

В течение дня разоружены:

Салсан, который сдал 67 винтовок, 1 револьвер — без репрессий — 94% нормы,

Энгены — 146 винтовок, 4 револьвера — под репрессией. Беной — 257 — 4 -“-. Кроме того, Йса-Юрт сдал 87 винтовок добровольно, не ожидая требования.


№4/оп Командира группы

Части ночевали у разоружённых аулов; в течение дня больных 5, из коих эвакуировано 2. Дожди, испортившие дороги привели командира группы к заключению, что в дальнейшем ему не удастся работать с прежней скоростью; по донесении об этом Командующий войсками округа разрешил продолжать разоружение плоскости к 10 сентября вместо 7-го, имея в необходимых случаях днёвки.

При разоружении с. Беной дагестанцы пограничных аулов высыпали на окрестные горы, показывали чеченам оружие и кричали: «Теперь вы не будете нас грабить», некоторые свидетели добавляют, что во время артиллерийского обстрела Беноя дагестанцы танцевали.

2-я бригада 5 кав. дивизии оставалась в Ведено, не успев получить задания по разоружению с точным указанием аулов, с которых следует начинать, а также ожидая представителей Чеченского ЦИК'а, которые в срок не прибыли.

Чеченский отряд перешёл в Бугурой (на 10 вер. карте — Дугурой), выслав разведку для выяснения местопребывания Атаби Шамилева.

Кроме обычных способов поимки бандитов, практиковавшихся до сих пор, 1-го сентября был применён способ прямых переговоров уполномоченных ОГПУ с мелкой бандитской шайкой в 25 человек, скрывавшейся в лесах около Хали-Келой (на 10 вер. карте Халикеле). Вечером 31 августа уполномоченный центральной группы ОГПУ т. Якунин с переводчиком и с тремя стариками прибыл в Хали-Келой и объявил родственникам скрывшихся, что власть решила простить им, во всяком случае, значительно смягчить участь бандитов при условии их добровольной явки.

1-го сентября с раннего утра родственники скрывавшихся, а также молодёжь аула, чтобы уговорить скрывающихся явиться; в 9 час. к т. Якунину явилось 4 человека, сдав предварительно винтовки председателю исполкома.

Выяснилось, что остальные находятся в 7-8 верстах от аула и, хотя не прочь сдаться, но боятся войск. Тогда т. Якунин с переводчиком, одним из стариков и председателем сельсовета (он же сельский мулла) выехал в лес к банде, состоящей из 9 человек, из коих 7 вооружённых; на вопрос почему они скрываются в горах, старший ответил пространной речью, в которой указал, что раньше он был сподвижником Гикало, который «давал нам очень много обещаний, которых до сих пор не исполнил, но это ничего, за это мы не обижаемся», потом на многие лица сочувствовавшие белым говорили, что Советская власть и Красная Армия начнут всячески угнетать чеченцев, поэтому они в феврале с.г. по своей темноте и невежественности обстреляли отряд милиции, почему и были занесены в список порочного элемента. Работники низовых органов, стараясь выслужиться, приписывали-де им разные другие преступления, которых-де ушедшие не совершали. Сами же поехать к высшим властям мы по своей бедноте и темноте не можем».

В конце беседы они выразили сомнение в том, что получат прощение, и заявили, что подумают ещё и если решат явиться, то через час будут в ауле. Заявив, что представители Советской власти слов на ветер не бросают, т. Якунин вернулся в Хали-Келой, куда через час беглецы, действительно, явились. Уже 3-го сентября некоторые из них принимали участие в мелких операциях по разоружению, а 4-го сентября освобождены.

3-й авиаотряд выслал в 15 час. два самолёта для связи с 82 стр. полком и два самолёта для бомбежки района Ошни, о чём просил т. Буриченко, вследствие сильной облачности в горах самолёты не могли выполнить задачу и возвратились.


2 сентября

Отряд т. Буриченко закончил разоружение аулов по линии Шунды — Ошни — Шоцорой — Никирой; всего с 26 августа по 2 сентября включительно изъято в 72 населённых пунктах 400 винтовок и 6 револьверов.

Малое количество изъятого оружия объясняется, с одной стороны, тем, что населённые пункты в этом районе весьма малы, а с другой тем, что отсутствие артиллерии в отряде не давало ему возможности применять те приёмы устрашения, которые в других группах давали необходимый результат.

Группа т. Короля. 64 и 66 полки с утра разоружали аул Гехи, применив обычное средство побуждения. После четырёх шрапнелей изъята 301 винтовка и 49 револьверов. К вечеру части группы расположились:

64 стр. полк, 1 б-н 66 полка, кав. экс-н и легкая б-рея — Гехи

2-й б-н 66 полка и обозы 2 разряда — Шалажи,

3-й б-н 66 полка и полковая школа — Чижки.

3-й б-н и полковая школа 66 полка утром перешли в Халхорой, где к 14 часам изъяли 58 винтовок и 1 револьвер; в это время туда прибыла конница отряда т. Буриченко, которой и было передано дальнейшее разоружение аула. В 15 час: б-н выступил в Чижги, куда прибыл в 20 час. 30 мин., пройдя горными тропами около 14 вёрст.

Группа т. Апанасенко: 84-й стр. полк продолжал разоружение района Евдокимовское — Эзихой — Баулой — Баской — Иеяс Багурой; ввиду того, что население уже не думало и о пассивном сопротивлении и вследствие малой величины аулов разоружение каждого аула велось силами от роты до батальона.

29-й кав. полк оставался в Итум-Кале.

30-й кав. полк в 7 часов выслал один спешенный эскадрон с 4-й ротой 38 полка на Газыр Кале — Херкуа; отряд шёл по чрезвычайно трудным дорогам, иногда перенося вьюки на руках. Сорвалось две лошади, из коих одна получила тяжёлые раны. Прибыв в 12 час. в Газыр Кале, отряд предъявил требование о разоружении его и окрестных аулов, назначив срок сдачи оружия 10 час. следующего дня.

38 стр. полк выступил в 14 час. от Пелашко на Бедыги, разоружая по пути аулы.

82-й стр. полк оставался в занятом районе, продолжая работу по изъятию Гоцинского вместе с отрядом т. Миронова.

По имеющимся сведениям, Гоцинский скрывался в одной из пещер около Хакмадоя, прося своих приближённых убить его в случае невозможности скрываться долее, но не выдавать. Население в отношении выдачи ещё не пришло ни к какому решению: с одной стороны, женщины, напуганные бомбардировкой, с плачем просили о выдаче, а отправленные на его поиски заложники прислали записку «… мы ищем Гоцинского, мы постараемся его найти… просим не бомбардировать наши селения», с другой стороны между населением распространились слухи о том, что Гоцинского выдавать не стоит, т.к. заложников всё равно расстреляют; мужчины преимущественно держались взгляда, что надо погибнуть, но не выдавать.

Результат разоружения за день — в Хагороевском обществе (центр — Селиды) изъято 83 винтовки и 17 револьверов, арестовано два бандита.

Из внутренней жизни войск надо отметить проведённые открытые судебные заседания в Денкале. Осуждено за неисполнение приказания и сон на посту три красноармейца на 3-1 год лишения свободы.

В группе т. Козицкого наибольшим событием за день явилась выдача населением Дая шейха Ансалтинского. В 4 ч. 20 мин., когда истёк назначенный срок выдачи, по аулу был открыт артиллерийский огонь. После второго выстрела к штабу отряда прибежал председатель Дайского сельского совета, сообщая, что Ансалтинского ведут, и прося прекратить огонь.

В 5 ч. Ансалтинский был доставлен в штаб группы. Несмотря на ранний час, все войска были на ногах и приветствовали известие о сдаче «Шамиля», как звали его красноармейцы, какого, вероятно, ещё не слышали в Дае, а также музыкой. Старики Дая, выдавая Ансалтинского, просили лишь «справедливого суда» над ним.

После отправления Ансалтинского в центральную оперативную группу ОГПУ все части перешли в Келой, для разоружения же окрестных аулов были отправлены небольшие отряды. За сутки изъято:

из Гтанкале 65 винтовок, 3 револьвера,

из Мусен-Кале 8 / 1

из Беной 20 / 1 /

из Ханикеле 24 /

из Маршин-Кале 36 / 1

Группа т. Шуванова: 37-й полк в 4 часа выступил на Гурда-ли — Цонтари, 39 полк в 5 часов на Дарго — Белгатой. Радиостанция, вследствие невозможности двигаться вместе с частями, отправлена из Датах в Кишень-аул.

Условия, в которых происходило движение частей, видно из следующей телеграммы н-ка штаба группы: «…Вследствие непрекращающегося дождя дороги стали непроходимы, люди промокли, комсостав утомлён. Выполнение задачи по разоружению отложено на 3 сентября. 37-й полк в 14 час. прибыл в Гурдали, обозы под прикрытием одной роты оставлены в Шуаны. 39-й полк… в 8 ч. 30 м. подошёл к переправе через Аксай; обоз и артиллерия переносились вручную, к вечеру полк сосредоточился в Дарго».

Следует добавить, что, по личному докладу командования группы, «беднота аула Дарго помогала войскам переправиться. Кав. эск-н прибыл к вечеру в Цонтари, но использовать его немедленно для операции в Нажай-юртовском районе нет возможности».

Лишь около полуночи для поддержания порядка в Нажай-юрт и окончательного его разоружения туда отправлена рота 39 полка, 50 сабель кав. эск-на и 25 сабель див-на ГПУ.

Лёгкая батарея перешла в Хасав-Юрт, не имея возможности двигаться с пехотой.

2-я бр-да 5-й кав. д. утром ожидала представителей чеченского ЦИКа, которые, однако, не прибыли. Донеся об этом по радио командующему войсками округа и получив от него тем же путём разрешение приступить к выполнению задачи, не ожидая этих представителей, к-р бригады в 13 часов начал разоружать аул Дышныведень. На первое требование сдать оружие жители принесли около ста винтовок и больше не сдавали, говоря между собой, что «русские постреляют по тучам и уйдут…». Узнав об таких разговорах, к-р бригады после предупредительных выстрелов приказал стрелять на поражение; четырьмя снарядами был разбит один дом и убито несколько голов скота — тогда число сданных винтовок сразу возросло вдвое.

Всего за день в районе Дышыведень — Хорочой — Курча-ли — Эрсеной изъято 438 винтовок и 47 револьверов.

Чеченский отряд перешёл в Зумсой, выслав разведку для розыска Атаби.

Центральная оперативная группа ОГПУ выслала на хутор Ге Херсеной, где по агентурным данным скрывалась банда в 20 человек при двух пулемётах, отряд в 50 сабель под начальством т. Соболева. Выступив в 22 часа, отряд утром 3 сентября достиг Харсеной и, не найдя банды, двинулся дальше.

Начиная со 2 сентября в донесениях частей отмечается изношенность обуви, которая, по таким же донесениям, при выступлении в поход была в удовлетворительном состоянии. Таким образом, обувь начала портиться после 9-10 дней похода в горах, чему немало способствовали почти беспрерывные дожди.


3 сентября

Группа т. Короля, изъяв до 3 часов в Гехи дополнительно 42 винтовки и 32 револьвера, выступила на аулы Валерик и Катыр-юрт. В них и окрестных хуторах за день изъято 364 винтовки и 84 револьвера, причём израсходовано 24 шрапнели. В Катыр-юрт ранена девочка, в Валерик убита женщина.

Ночлег 64 полка у Катыр-юрт, 66-го и остальных частей у Валерик. Обозы 2 разряда с одним б-м 66 полка в Гехи. В 21 час б-н и полковая школа 66 полка прибыли в Катыр-юрт, сделав за день 23 версты. Больных за день 20, из них 19 маляриков (рецидив).

Группа т. Апанасенко:

Штаб — Денкаль.

29 кав. полк на дневке в Итум-Кале (Евдокимовское).

30 кав. полк оставался в Денкаль. Выделенный накануне в Херкуа сводный отряд изъял 39 винтовок и 7 револьверов в ауле, имеющем всего 42 двора. Утром в Херкуа состоялся митинг, на котором присутствовало до 15 женщин, из коих одна выступила, взяв своё слово не только по экономическим, но и бытовым вопросам, что является уже серьёзным нарушением — этикета, по крайней мере.

Высланная из отряда связь нашла в Тестерой разъезды из отряда т. Буриченко.

В 17 часов части сводного отряда присоединились к своим полкам. 84 полк занял одним батальоном район Баулой — Тюи-хой — Юрды, изъяв 30 винтовок, другим Басхой в 10 верстах западнее Бечик; третий батальон в районе Эзихой. Всего полком за сутки изъято 202 винтовки и 7 револьверов, причем жители одного из хуторов, находящегося вне района действий полка, догнали его на походе и сдали 11 винтовок и 1 револьвер.

38-й полк закончил разоружение западной части Хочароевского общества, изъяв 346 винтовок и 22 револьвера.

82 стр. полк и отряд т. Миронова оставались в прежнем районе, заканчивая его разоружение. Всего с 30 августа изъято 302 винтовки и 3 револьвера, причём к аулам Хакмадой и Мельчи-хи пришлось применить пушечный обстрел.


№29/оп

Материальное положение полка характеризуется следующими строками срочного донесения: «… Хлеба нет, сухари в неудовлетворительном состоянии, табаку и спичек совсем нет, даже за деньги…

Потребность в обуви 25 пар, в б-не 38 полка 15 пар».

Положение с сухарями объясняется неудовлетворительным качеством вещевых мешков, которые промокли, и, таким образом, сухари превратились в кашу.

По получении донесения нач-ком снабжений округа был выслан вьючный транспорт с двудневным запасом продовольствия; предполагалось довести запас до семидневной нормы, но это не потребовалось, т.к. Гоцинский сдался ранее.

Однако, несмотря на сильный ливень, ветер и ночлег под открытым небом, в этих частях за сутки не было ни одного больного.

Группа т. Козицкого имела дневку в Келой.

Группа т. Шуванова с утра начала разоружение аулов Дарго, Белгатой, Гурдали, Цонтари, Шуаны; кав. бригада заканчивала разоружение Дышныведень и Цаведень.

Всего за день двумя стрелковыми полками изъято более тысячи винтовок и 30 револьверов. В Гурдали захвачен один из видных бандитских главарей — Астемиров.

Ночлег — 37-й полк Шуаны, 39-й около Цонтари. Кав. бригада ночевала около также разоружённого Курчали. Штаб группы Аллерой. За день заболело 4, эвакуировано 1.

Отряд т. Соболева, прибыв на место, окружил хутор Ге Херсеной и предъявил ультиматум, по истечении срока которого было сдано лишь 5 винтовок и 20 патрон, на предложение же выдать бандитов старики и мулла заявили, что таковых не имеется. Тогда было взято два заложника и открыт предупредительный пулемётный огонь, после которого было принесено ещё 5 винтовок, но бандиты не выданы. При обыске найдено ещё 4 винтовки, пулемётное гнездо и лента. Ночью задержано 3 бандита, из них один конный, и было выяснено, что остальные находятся в лесу около хутора. Из них два были задержаны. Так как найти остальных в лесу не представлялось возможным, отряд двинулся обратно, предварительно взорвав дом бандитов Арсемиковых.

4 сентября на обратном пути хутор Харсеной добровольно сдал 52 винтовки, а также было задержано 10 человек, числящихся по спискам, из коих один при попытке к бегству был убит. Отряд возвратился в Шатой в 21 час 4 сентября.

3-й авиаотряд в 9 часов выслал три самолёта для бомбёжки аулов Хуландой и Хакмадой, как репрессии за укрывательство Гоцинского; в 14 часов самолёты вылетали для бомбёжки района Кий, но сигнальным постом отр. т. Буриченко таковая была отменена.

В поведении населения надо отметить, что банда Гебертиева под влиянием слухов о сильнейших репрессиях и сборе большого числа войск для её поимки распылилась, причём часть бандитов вернулась в своих аулы.

В районе Хасавюрт — Беной отмечаются убийства и грабежи, совершаемые уже дагестанскими бандитами, воспользовавшимися разоружением Чечни.

В Даймюрид Ансалтинского Казин Актемиров убил тестя Ансалтинского, Баги Тубуева, который много способствовал изъятию зятя.


4 сентября

Группа т. Короля в течение дня разоружила аулы: Шамин юрт, где изъято 161 винт, и 17 револьверов, Хадизюрт, „ „ 102 а 23 Заканюрт, „ „ 170 „ 22 Алханюрт, „ а 253 „ 55 Кулары, „ „ 73* 21

За сутки в группе амбулаторных больных 12. Группа т. Апанасенко: Штаб — Денкаль.

29 кав. полк, выступив в 9 часов из Итум Кале, в 11 час. прибыл в Денкаль, сделав по удовлетворительной горной дороге 8 вёрст. Перед уходом полка жители принесли ещё 3 винтовки.

30 кав. полк оставался в Денкаль.

84 стр. полк, закончив разоружение своего района, в 14 часов выступил от Цацхой на Евдокимовское, куда прибыл в 16 часов, пройдя шесть вёрст по вьючной тропе. Сдано аулами Керой и Курой 66 винтовок.

82 полк с отрядом т. Миронова оставались в занимаемом районе. Невыдача населением Гоцинского потребовала усиленного давления, почему в 5 ч. 45 мин. аулы Химой и Хакмадой были подвергнуты бомбёжке трёх самолетов, которые сбросили 10 пудовых бомб. Вслед за тем из аулов всего района было взято 40 заложников, часть которых также была направлена на поиски Гоцинского, а в 8 часов был созван сход, на котором население, наконец, согласилось выдать Гоцинского и вступило с ним в переговоры о явке в отряд.


№35/оп

Вылетевший в 11 ч. 30 мин. для связи с 82 полком самолёт на первое требование дать донесение о Гоцинском получил ответ «поймали, окружили» и потом «ищем Гоцинского». Таким образом, уверенность в сдаче последнего была полная.

Группа т. Козицкого в 4 часа выступила из Келой и в 9 часов достигла Нижилой, сделав по горным тропам 13-14 вёрст при хорошей солнечной погоде. В ауле был собран обычный сход, в окрестные же аулы и хутора были посланы милиционеры с приказанием сдать оружие и вслед за ними небольшие конные части. До 18 часов Нижилой сдал 98 винтовок, остальные же аулы выслали депутатов с заверениями, что утром 5 сентября оружие будет ими сдано.

Отряд т. Антонова, выступивший накануне из Киро, в 9 час. присоединился к своим частям.

Группа т. Шуванова: 37-й полк в 2 часа выступил для разоружения района Галашки — Бильтаух — Ишхой, 39-й полк в 1 час — в район Мескеты — Аллорой, кав. бригада в 6 часов на Алистанжи — Махкеты — Хатуни — Агишты. Стрелковые полки прибыли в свои районы около 16 часов. За день изъято в Бильтаух 60 винтовок и 8 револьверов, в Атлорой 218 винтовок, 6 револьверов. Дальнейшее разоружение задержалось вследствие темноты.

Полевой штаб СКВО через своего коменданта, т. Беккера, предъявил требование о разоружении аулам Барзой, Нехалой, Памятой, Б. Варанды, Шатой, Цагандой, Маршан Кале, Мусен Кале, Ханикеле и Гурси. К вечеру 4 сентября из первых четырёх аулов привезено 295 винтовок и 9 револьверов, а всего к вечеру 5 сент. сдано 488 винтовок и 27 револьверов.

Таким образом, разоружение горного района Чечни заканчивалось вполне успешно, а из скрывавшихся в ней виднейших контрреволюционеров Ансалтинский был взят, сдача Гоцинского ожидалась с минуты на минуту и поимка Атаби являлась лишь вопросом времени. Поэтому командующий войсками округа приказал приступить к разоружению равнинной Чечни, для чего:


№94/оп

а) 1-я бр-да 5-й кав. дивизии передавалась из группы т. Козицкого с 24 часов 5 сент. в подчинение т. Апанасенко,

б) 82 и 84 стр. полки с того же времени переходили в подчинение т. Козицкому.

Образованная таким образом конная масса направлялась для разоружения части равнины между р.р. Аргун, Сунжа и Халху-лау, западнее и восточнее её действовали соответственно группы т.т. Короля и Шуванова, а для окончательного разоружения горных участков IV и V районов оставалась 28-я стр. дивизия, имея в качестве дивизионной конницы Чеченский отряд и имея возможность использовать конные взводы стрелковых полков, чего было достаточно.

Отряду т. Буриченко, заканчивавшему операцию 7 сентября, было по его просьбе разрешено возвратиться во Владикавказ не через Евдокимовское, а прежним путём.

Операцию по разоружению равнинной Чечни приказано закончить между 10 и 14 сентября.


5 сентября

В отряде т. Буриченко пешая разведка обнаружила на хребте Басты Лам в 5 верстах от Кий небольшую банду, с которой имела перестрелку с результатом в виде одного раненого бандита и одной отбитой лошади. У нас ранен один красноармеец.

Группа т. Короля заканчивала разоружение района Кулары — Алхан юрт; в 16 часов из Кулары отправлен для разоружения

Самашкинская кав. эскадрон. К 19 часам все части группы, кроме одного батальона 64 полка, бывшего в Кулары, и кав. эск-на, сосредоточились у южной окраины Алхан юрт (южный). Обозы 2 разряда с ротой прикрытия в Гехи.

Всего за день изъято 115 винтовок и 3 револьвера.

Амбулаторных больных 9, эвакуировано 2.

На обычном митинге в Алхан юрт женщины благодарили Красную армию за изъятие оружия.

Группа т. Апанасенко: Штаб с эскадронами сапёрным и связи, выступив в 5 часов из Денкаль, прибыл в 7 час. в Шатой, сделав по вполне удовлетворительной дороге около 12 вёрст. 3-я бригада, придя в тот же срок в Шатой, оставалась там до 13 часов, после чего выступила на М.Атаги, куда прибыла в 17 час. 10 мин., пройдя 31 версту частью по хорошей горной дороге, частью по равнине. Таким образом, бригада сделала около 43 вёрст в течение 6 часов 10 минут, в результате чего более 20 лошадей выбыло из строя, и отправлены в ветеринарный лазарет в Грозный, увеличив в нём число пациентов на 40%.

Еще до прихода войск жители М.Атаги собрали для сдачи 300 винтовок и 100 револьверов. В штаб группы прибыла депутация от Шали с заверениями о добровольной сдаче оружия.

84 стр. полк оставался в Итум-Кале,

38 стр. полк перешёл в Денкаль,

82 стр. полк оставался в занимаемом районе; вылетевшему для связи с ним около полудня самолёту был дан сигнал, что Гоцинский взят. На сдачу последнего повлияла демонстрация, произведённая в 9 часов пятью самолётами, вылетевшими в район Шарой. До появления их Гоцинский несколько раз выходил из своей пещеры и возвращался обратно, но появление «синих птиц» окончательно убедило его сдаться.

В 24 часа 82 и 84 стр. полки выбыли из состава группы, взамен чего в неё вошла 1-я бригада 5-й кав. дивизии.

Группа т. Козицкого до 9 часов оставалась в районе Нижилой, изъяв в нём и окрестностях 179 винтовок и 4 револьвера.

В 7 час. 1-я бр-да 5 к. див. выступила из Нижилой в Шатой, куда прибыла в 18 часов, сделав около 22 вёрст по тропам и вьючным дорогам при хорошей погоде.

83 стр. полк в 9 часов выступил на Чобяхкерной, куда прибыл в 14 часов, сделав по горным тропам около 12 вёрст; разоружение прошло обычным порядком при помощи артиллерии.

82 и 84 стр. полки в 24 часа вошли в состав группы.

Штаб группы к 18 часам перешёл в Шатой.

Группа т. Шуванова продолжала разоружение в занятом 4 сентября районе. Изъято:

в Аллерой винтовок 32,

в Ишхой „ 129, револьверов 17,

в Бильт аух „ 80, „ 18,

в Галешки „ 84, „ 6,

в Мескеты „ 164, „ 16.

При разоружении дважды обстреливались артиллерией Ишхой и Мескеты.

Особенно упорное, хотя и пассивное сопротивление оказал аул Мескеты: председатель сельского Совета на вызов в штаб группы не явился, прислав вместо себя муллу, который показал, что оружия в ауле нет. Однако при начавшемся обыске сразу было найдено 4 винтовки, хозяева коих и мулла были арестованы, равно как и председатель сельского Совета, оказавшийся при врачебном осмотре здоровым. После этих арестов пришлось прибегнуть к содействию артиллерии.

2-я бр-да 5 к. див. в течение 4-5 сентября разоружила район Алистанжи, Махкеты — Агишты; за 2-5 сентября ею взято 1625 винтовок и 185 револьверов, из коих оставлено населению 25 винтовок и 39 револьверов, арестовано 19 бандитов.

За день больных в стрелковых частях 9, эвакуировано 3.

Полевой штаб СКВО к 18 часам перешёл в Грозный, где расположился в вагонах.


6 сентября

В отряде т. Буриченко конные части были высланы в район хребта Басты Лам для поимки бандитской шайки, у которой и отбили 8 лошадей, после чего вернулись в Кий к 19 часам.

Группа т. Короля, выступив в 2 часа от Алхан юрт, в 4 часа уже окружила Урус-Мартан, пройдя 9 вёрст. Ещё 4 сентября в ауле была сходка по вопросу, сдавать ли оружие и выдавать ли порочный элемент, причём шейх Солса хаджи и кади Сату Баталов убеждали жителей сдать оружие добровольно во избежание репрессий. В результате сдача оружия началась ещё до прихода войск, и к 6 сентября сдано около 850 винтовок и 150 револьверов, которые и были отправлены в Грозный. По требованию войск сдано еще 258 винтовок и 138 револьверов, что, однако, было ещё значительно ниже цифры предъявленного требования и обычной нормы, если принять во внимание величину аула.

Обычные в этих случаях переговоры затянулись до вечера; население не выдавало также порочного и бандитствующего элемента, боясь кровной мести.

Группа т. Апанасенко: штаб и 3-я бр-да к 6 ч. 35 мин. перешли в Б.Атаги.

1-я бр-да в 5 час. выступила из Шатой и к 14 часам прибыла в М.Атаги. 38-й стр. полк прибыл туда же в 16 часов, сделав переход более 40 вёрст (из Денкаль).

Прибывшим из Шали и Герменчук представителям поставлено требование разоружиться — первому аулу к 10 часам 7-го, второму к 8 часам 8 сентября.

В М. и Б.Атаги сбор оружия производился сами населением при содействии ячеек комсомола, репрессий не применялось.

За сутки эвакуировано больных — людей 3, лошадей 3.

Группа т. Козицкого:

82 стр. полк в 4 часа выступил из Шатой и, сделав по горным тропам (в большинстве спуск) около 30 вёрст, в 18 часов прибыл в Денкаль. За всё время операции против Гоцинского из полка эвакуировано 6 человек, из них 4 малярика.

Полком взято 398 винтовок (из них 86 сданных добровольно) и 3 револьвера.

83 стр. полк в 7 часов выступил из Чобяхкенрой на Ригахой, где до 17 часов изъял 75 винтовок и 3 револьвера, после чего выступил обратно в Чобяхкенрой, куда прибыл в 21 час. В обоз полка (Келой) жители аулов Шохой и Лашкарой добровольно сдали 77 винтовок.

84 полк оставался в Денкель. Чеченский отряд оставался в Зумсой.

За всё время операций частями группы изъято: винтовок 1011, револьверов 40, и, кроме того, оставлено населению 14 винтовок и 1 револьвер.

Ночью 6/7 сентября был сделан налёт на хут. Сиреты (около аула Б.Варанды), где арестован бандит Эсингиреев, участник налётов на железную дорогу, и изъято 4 винтовки и револьвер.

В группе т. Шуванова 37 полк с рассвета выступил для разоружения Герзель аул и Кошкельды, 39 полк продолжал разоружение Атлорой; изъято в Герзель аул 91 винтовка, в Кошкельды 130 винтовок и в Аллорой после двукратного артиллерийского обстрела, причём был ранено 2 человека, 180 винтовок и 29 револьверов. Всего с начала операции частями 13 дивизии изъято 4216 винтовок и 193 револьвера (из них 152 нагана), оставлено населению винтовок и револьверов 78.

За сутки больных 9, эвакуировано 2.

3 и 5 авиаотрады в 15 часов выслали группу в 8 самолётов, которые прошли по маршруту Грозный — Урус-Мартан — Атаги — Ведено — Беной — Зандак — Аллорой — Грозный, обойдя, таким образом, всё расположение наших войск, действующих на равнине, связываясь с их сигнальными постами и разбрасывая воззвания к населению. В 17 часов после двухчасового полёта группа вернулась на аэродром, причём два самолёта при посадке потерпели аварию из-за дыма от горевших вблизи нефтяных остатков: один наскочил на бугор, другой на проезжавшую телегу. Дело ограничилось поломанными шасси.


7 сентября

Отряд т. Буриченко имел днёвку.

Группа т. Короля продолжала стоять около Урус-Мартана; сдача оружия продолжалась весьма слабо — до 14 часов поступило лишь 21 винтовка и 20 револьверов. Прибывшим в группу командующим войсками округа был дан срок до 16 часов, после чего предполагалось подвергнуть аул обстрелу артиллерией и бомбёжке с самолётов. Дабы при этом не пострадали женщины и дети, им было приказано выйти на северную окраину аула. Узнав о предстоящей репрессии, население выслало к командующему войсками округа депутацию из 36 человек (в том числе 3 женщины) — преимущественно бедноты и бывших гикаловцев — с просьбой не подвергать репрессии бедное население. Что же касается выдачи оружия и контрреволюционера шейха Бела Хаджи, то депутация предлагала войскам «искать их вместе», в виновности же Бела Хаджи высказывала большое сомнение.

Отсрочка была дана лишь на один час, и с 17 до 19 часов аул обстреливался артиллерией, причём выпущено 36 гранат и столько же шрапнелей. Самолеты не могли вылететь, т.к. в 17 часов солнце уже село.

Обстрел не подействовал, притока оружия не было.

Командующий войсками назначил последним сроком выдачи как оружия, так и Бела Хаджи 9 часов 8 сентября и отбыл в Грозный.

Урус-Мартан имеет форму почти прямоугольника, длина которого с севера на юг около четырёх и в поперечнике около полутора вёрст. Таким образом, двум полкам слабого состава требовалось оцепить район периметром около 12 вёрст, что вызвало не только большую растяжку сил, но и уменьшение их глубины: батальонных резервов не было совершенно, полковые держались не далее версты от линии постов, а ядро каждой охраняющей роты было от неё не далее 150-200 шагов. Посты ставились преимущественно парные. Штаб группы с радиостанцией в версте от оцепления, также и артиллерия, разбитая повзводно.

Сильная духота под палатками заставила войска приспособиться: многие устанавливали отдельные полотнища вертикально при помощи двух кольев, получая, таким образом, защиту от солнца и избегая духоты. Где возможно, устраивались открытые с боков навесы — между повозками или около них, большинство же было под открытым небом, предпочитая солнцепёк духоте.

Вид красноармейцев вполне бодрый, настроение довольно весёлое, часто с юмором, обмундирование сильно загрязнено и выцвело; фуражки потеряли свою первоначальную форму не меньше, чем это бывало с летними шлемами, ботинки посерели. Однако форма одежды соблюдалась, и, например, в наряде не было видно даже расстёгнутых воротничков.

Командный состав, естественно, оборвался больше рядовых красноармейцев, особенно изношена обувь.

С 29 августа по 7 сентября группой израсходовано:

шрапнелей лёгких 89,

гранат „ 38,

ручных 190,

пироксилина 20 фунтов.

За это же время эвакуировано больных 54.

Группа т. Апанасенко: Ещё до истечения суток 6 сентября из 3-й бригады были высланы на Шали разъезды, которые к 1 ч. 30 мин. оцепили селение. Бригада, выступив в 3 часа, подошла к Шали в 6 час. 30 мин., сделав 12 вёрст. После требования сдать оружие было собрано к 10 часам около 500 винтовок, что далеко ещё не составило требуемой цифры. После артиллерийского обстрела было собрано 635 винтовок и 201 револьвер.

Оперативной группой ГПУ изъято 2 бандита.

Штаб дивизии в это время перешёл в Шали.

В с. Атаги изъято 957 винтовок, т.е. около 75% ориентировочной цифры данных ГПУ. Арестовано 6 человек.

По окончании разоружения 38 полком был устроен в Атаги митинг, закончившийся танцами. Присутствие на митингах мулл и женщин становится обычным явлением.

В присоединившихся к своим полкам эскадронам 29 и 30 кав. полков выделено 15 лошадей изнуренных и 7 с набоями.

В 16 часов 25 кав. полк выступил из Атаги на Серженьюрь, куда прибыл в 20 час. 30 мин., сделав 18 верст. Представителям аула предъявлено требование о сдаче оружия к 11 часам 8 сентября.

Группа т. Козицкого. В результате работы органов ГПУ и войск в 7 час. 45 мин. в Чеченский отряд явился Атаби Шамилев, который и доставлен в Шатой в 18 часов. Обстоятельства сдачи таковы: еще 2-го сентября Атаби уже не мог найти себе гостеприимства ни в одном из хуторов района Зумсой. 3-го сент. уполномоченным центральной группы ОГПУ т. Востриковым было дано задание двум кровникам Атаби, Зурабу и Еси Алдановым склонить к сдаче рядовых бандитов, бывших при Атаби, число коих предполагалось около 10. 6 сент. к т. Вострикову явились добровольно родственники Атаби, Ильясов и Тушанов, которые после опроса были отпущены под клятвой уговорить Атаби сдаться; вскоре после них явился третий — Идаев, который был отпущен на тех же условиях. Одновременно Атаби разыскивался чеченским отрядом и стариками Зумсоя. Не имея возможности скрываться до бесконечности и чувствуя себя окружённым и покинутым всеми своими близкими, Атаби сдался.

83 стр. полк, получив дополнительно в Чобяхканрой 4 револьвера, в 6 часов выступил для разоружения района Макажой — Хой — Садой — Хиндой, которое и начал с полудня. Ма-кажой, не исполнивший требования сдать оружие, был обстрелян артиллерией и, кроме того, самолёты (три) сбросили в него 6 бомб. После этого репрессий для остальных аулов не потребовалось, и за день полк изъял 499 винтовок, 8 револьверов. Вечером полк, кроме 3-го б-на, который ночевал у Хой, возвратился в Чобяхкенрой.

82 стр. полк утром выступил из Денкаль для разоружения района Нихалой — Тумсой, которое начал с 14 часов, но безрезультатно: жители отговаривались тем, что сдали всё оружие в полевой штаб СКВО.

84 стр. полк перешел в Денкаль.

Группа т. Шуванова разоружила аулы Истису, Ойсунгур, Цонтари, Бачем юрт, изъяв при помощи артиллерии 430 винтовок и 40 револьверов. Арестованы 3 бандита.

В Ножай-юрт населению предъявлено требование выдать Гебертиева к 10 часам 8 сентября.

Кав. бригада разоружила район Эникале — Гуни — Ялхой.

Части группы ночевали:

Штаб — Герзель аул,

37 полк — Кади юрт, 39 полк — Цонтари,

2 бр-да 5 к.д. — Ялхой мохк.

За сутки заболело в стрелковых частях 12, эвакуировано 6, в кав. бригаде 7, причём все эвакуированы.

Таким образом, разоружение в районе к востоку от р. Хулху-лау заканчивалось, и в 1 ч. 40 мин. ночи 7-8 сент. командующий войсками округа приказал 2-й бригаде 5-й кав. дивизии, выйдя из состава группы т. Шуванова, к вечеру 8 сент. сосредоточиться в Гудермес и после днёвки приступить к разоружению полосы между р.р. Терек, Сунжа и Нефтянка до линии Нагоймирзаюрт — хутора Эльдарова и Васильева, закончив операцию 14 сентября. Бригаде приданы бронеплощадка от бело №11, стоявшая в Гудермес, и одна полевая радиостанция. Подчинение бригады — непосредственно командующему войсками округа.


8 сентября

Отряд т. Буриченко утром выступил во Владикавказ, но задержан до 10 сентября для ликвидации Шипшиева, который, по сведениям, был в районе Мереджой. В 11 ч. 50 мин. Владикавказская пех. школа остановилась в Гуль, конные части в Алкуны.

В группе т. Короля за ночь сдано 15 винтовок, якобы, найденных в кукурузе. Так как шейх Бела Хаджи выдан не был, в 9 часов три самолёта сбросили в южную часть Урус-Мартана 12 пудовых бомб, из коих одной легко ранило пять человек; одновременно артиллерией выпущено 12 гранат. Результатом бомбёжки было постановление Урус-Мартановского исполкома выдать Бела Хаджи, вечером того же дня был выдан шейх Солса Хаджи. Оружия в течение всего дня сдано больше не было — видимо, не имелось.

Хуторами Алхозороевского общества добровольно сдано 284 винтовки и 54 револьвера.

Заболеваемость — амбулаторных 3, эвакуировано 4.

Группа т. Апанасенко:

25-й кав. полк, оцепив с рассвета Сержень юрт, начал его разоружение, 26-й кав. полк в 6 часов прибыл туда же.

30-й кав. полк в 6 часов выступил для разоружения аула Герме нчук.

38 стр. полк, изъяв в Атаги ещё 5 винтовок, в 3 часа начал разоружение аула Чирь-юрт (на карте нет, в 1 версте к ю.в. от Б.Атаги) на правом берегу р. Аргун.

Результаты дня:

в Шали изъято 801 винтовка, 259 револьверов, арест. 5. В Герменчук — 225 „ 99, в Серженьюрт 135 „ 14.

Надо отметить, что, несмотря на бывшие заверения депутации Шали, что оружие будет сдано полностью и добровольно, обещание это было выполнено лишь после артиллерийского нажима, примененного в равной мере и к двум другим аулам.

После разоружения состоялся обычный митинг с разъяснением задач разоружения и ответными речами стариков, не скупившихся на комплименты по поводу корректного поведения Красной армии.

В 17 часов 29 кав. полк выступил в Герменчук.

В штаб дивизии были вызваны представители аулов Автуры, Курчалой и Гальдыген, коим приказано сдать оружие к 5 час. 9 сентября.

За день группой израсходовано 12 шрапнелей.

Сводка №41/оп, подписанная как н-ком штаба дивизии, так и начподивом, отмечает среди населения усилившуюся тягу в комсомол — видимо, ради оставляемого комсомольцам нарезного оружия.

Батальон 38 полка, бывший в районе Шарой, присоединился к полку.

Больных за 7 и 8 сентября — в кав. частях 32, из коих малярией 11, ушибов 6, в 38 стр. полку 44, из них маляриков 10, с потёртыми ногами 12. Эвакуировано за то же время из группы 2.

Группа т. Козицкого продолжала разоружение районов Макажой, где после артиллерийского обстрела изъято ещё 35 винтовок и 12 револьверов, и Шатой, где пришлось применить обстрел из пулемётов и повальные обыски — взято 39 винтовок и 16 револьверов. Надо отметить, что население само начало указывать тех, кто прячет у себя оружие. Два таких, указанных земляками, бежали в горы. Объявлено, что, если они не возвратятся 9 сентября, то их дома будут сожжены.

84 полк перешел в Шатой:

Вечером Чеченский отряд был распущен по домам, причём 18 человекам оставлены винтовки. Сдано отрядом 99 винтовок.

Высланные для содействия группе самолеты заблудились и вместо Макажой сбросили бомбы в Ансалты (Дагестан), разрушив две сакли и убив несколько голов скота.

Группа т. Шуванова разоружила — 37 полк Кади юрт и Энгель юрт, взяв 180 винтовок и 37 револьверов, 39 полк Элисхан юрт.

2-я бр-да 5 кав. див. перешла в Гудермес и частично его разоружила.


9 сентября

В районе Гуль конный разъезд от Владикавказской пехотной школы напал на банду одного из сообщников Шипшиева — наиба Бекова, причем убиты он и его брат Осман. В селении Ялхорой разрушен дом одного из сообщников Шипшиева. Население, обещая выдать Шипшиева и других кабардинских бандитов, просит для этого трёхдневный срок.

В группе т. Короля 64 полк направлен для разоружения хуторов к югу от Урус-Мартана и Гойты. В 6 часов населением выдан шейх Шеди (Сайд) Солгиреев. Так как Бела Хаджи в срок всё же не был выдан, по селению дано два предупредительных выстрела, на которые последовал обычный в этих случаях ответ, и, действительно, в 23 часа Бела Хаджи был доставлен в штаб группы. Надо отметить, что Бела Хаджи, во всяком случае, потерял популярность среди населения: мужчины рассуждали, что если он виновен перед Советской властью, то его следует выдать; если же он не виновен, то ему нечего бояться, и он должен явиться сам, а не быть трусом.

Группа т. Апанасенко:

29 кав. полк с одним лёгким орудием в 5 часов выступил для разоружения аула Автуры, куда предварительно в 1 час был отправлен эскадрон с уполномоченным ООГПУ для изъятия бандитского и порочного элемента. За день изъято 453 винтовки и 135 револьверов.

Следует, вообще, отметить, что в равнинной Чечне револьверов в %% отношении сдаётся значительно больше, чем в горной.

30 кав. полк с одним орудием выступил в 7 часов для разоружения Гельдыген, Курчалой и хуторов около них, где изъято 480 винтовок и 87 револьверов.

1-я бр-да разоружила Маюртун, изъяв 300 винтовок и 58 револьверов.

38 стр. полк закончил разоружение Чирь юрт, взяв 71 винтовку и 17 револьверов.

Части заночевали у разоружённых селений. Группа т. Козицкого:

82 полк разоружил район Цоганой — Б.Варанды, взяв 44 винт, и 26 рев.

83 полк заканчивал разоружение района Макажой-Хой.

84 стр. полк перешел в район Чишки и Дуба юрт, где взял 360 винтовок и 60 револьверов.

Артиллерийское содействие, как ни странно, но потребовалось в районе Шатой.

Группа т. Шуванова — 37 полк перешёл в район Азамат юрт — Амираджи юрт, 39 полк закончил разоружение Элисхан юрт, изъяв 152 винтовки и 17 револьверов; дополнительно изъято в Бачи юрт 15 винтовок и 14 револьверов.

В 8 часов сводному отряду, стоявшему в Ножай юрт, сдался Гебертиев, привезя с собой пулемёт Льюиса.

2-я бр-да 5 кав. дивизии оставалась в Гудермес.

3-й авиаотряд высылал в 8 часов самолёт для содействия отряду ОКА, двинутому в Хуландой для изъятия засевшей там банды. Не обнаружив отряда, самолет вернулся на аэродром.

Сел. Старо-Сунженское добровольно сдало в полевой штаб СКВО 200 винтовок и 101 револьвер.


10 сентября

Владикавказская пех. и С.К.Г.Н. кав. школы в 14 часов выступили во Владикавказ. Для ликвидации банд в районе Меред-жой оставлены дивизион ГПУ и Кав. эск-н 28 дивизии.

Группа т. Короля, закончив операцию, сосредоточилась у с. Гойты с тем, чтобы 11 сентября перейти в Грозный на посадку на железную дорогу.

Группа т. Апанасенко:

1-я бр-да разоружила Цацин юрт (12 верст к с. востоку от Шали), взяв 175 винтовок и 34 револьвера.

3-я бр-да разоружила Мискир юрт и Бердыкель, взяв 395 винтовок и 135 револьверов.

38 стр. полк разоружил Белгатой и Б.Чечень, взяв 188 винтовок и 77 револьверов.

Штаб дивизии со специальными эск-ми перешёл на разъезд Аргунский, разоружив Устургардой, где изъято 129 винтовок и 26 револьверов.

Задача группы выполнена, и на 11 сентября группа переходит в Грозный для посадки.

Группа т. Козицкого -

82 полк разоружил артиллерийским огнём М.Варанды, изъяв 31 винтовку и 6 револьверов и заночевал у Чишки.

83 полк ночевал в Шатой.

84 стр. полк выступил из района Дачу Борзой в Грозный. Задача группы закончена.

Группа т. Шувалова — 37 полк разоружил Азамат юрт и Ами-раджи юрт, изъяв 133 винтовки и 32 револьвера, 39 полк изъял в Гудермес 297 винтовок и 89 револьверов. Задача группы закончена, и с 11 сентября она переходит в Хасавюрт для посадки на железную дорогу.

2-я бригада 5-й кав. дивизии начала разоружение Ново-Чеченского округа, изъяв в Брагуны, Джалкинская, Новый юрт и Петропавловская 519 винтовок и 79 револьверов.

В комендатуру полевого штаба СКВО привезено из Асланоковское 174 винтовки и 35 револьверов.

Также добровольно разоружился ещё 8 сентября Алды.

По ходатайству представителей известного своей революционностью сел. Гойты ему разрешено собрать оружие без присутствия войск. Приём собранного оружия состоялся 11 сентября командующим войсками округа при соответствующем церемониале.

Таким образом, после 10 сентября осталась неразоружённой лишь часть Надтеречного района, в которой ещё ранее явились местным властям 22 бандита, и где окончательное разоружение возложено на 2-ю бригаду 5-й кав. дивизии.

Остальные части 11 сентября приступили к посадке на железную дорогу для возвращения в места постоянного квартирования.


Результаты операции и некоторые выводы

Чечня разоружена. Количество изъятого оружия видно из таблицы:

группа взято винтовок револьв. винт, патрон

Аланасенко 5 957 / 1 587 / 14 416

Козицкого 2 172 / 203 / 10 947

Шуванова 5 075 / 323 / 13 241

Короля 4 574 / 1 035 / 12 148

2-й бр-дой 5 к.д. 3 836 / 635 / 12 733

Пол. штаб СКВО 926 / 163 / 1 564

Итого 23 044 / 3 902 / 65 949

Командиры групп считают, что количество изъятого оружия составляет от 75 до 90% всего, бывшего в Чечне, и в этом отношении задачу надо признать выполненной удачно.

Также удачно выполненной надо признать и вторую часть задачи войск — изъятие контрреволюционного и бандитскующего населения: вся головка его, как то шейх Ансалтинский, Атаби Шамилев, Гоцинский, Астемиров, Гебертиев, насадивший своими родственниками и приверженцами весь административный аппарат Ножайюртовского округа — изъята вместе с более чем тремястами уголовников и мелких контрреволюционеров. Авторитет их среди местного населения подорван весьма значительно.

Результаты эти достигнуты сравнительно малыми жертвами населения: сожжено во всей Чечне около 120 домов, число убитых при обстрелах не превышает одного и раненых — двух десятков человек.

Также невелики и жертвы войск.

Однако, нельзя считать, что с разоружением в Чечне пойдет всё гладко: если в дальнейшем она останется на той же ступени культурного и экономического развития, то в более или менее близком будущем она будет вновь наводнена оружием и дела в ней пойдут по прежнему — необходимы соответствующие мероприятия Советской власти, которой, в сущности, до сих пор Чечня не знала, и в первую очередь больницы, дороги, школы, а для того, чтобы это было, необходимо усиление чеченской партийной организации, хотя бы и не местными уроженцами.

Совершенно необходимо отметить, что число чеченских пациентов у врачей войсковых частей было в 10 и более раз выше, чем число пациентов из рядов войск.

Чечня, несомненно, ждёт этих мероприятий, и на митингах, и в частных разговорах проскальзывали не раз нотки вроде «нам много обещали, но ещё ничего не сделали, но это ничего, мы на это не жалуемся».

Во вторую очередь следует поставить землеустройство горной Чечни, где земельная теснота и сопутствующая ей бедность часто служат причинами поиска более лёгкого заработка в первую очередь, разбоем. Менее жалоб было на недостаток товаров, но всё же они были, и приход Красной армии многими приветствовался именно потому, что повлёк за собой значительное снижение цен на товары первой необходимости вроде ситца.

Разоружаясь, Чечня, несомненно, уступила силе, а не убеждению словом. В первую очередь сдавала оружие беднота, но она же высказывала опасения, что в дальнейшем оружие, оставшееся неизъятым от некоторых кулаков, послужит для вящего её закабаления. Также высказывались опасения, что соседи — дагестанцы и ингуши, стоящие на той же почти ступени культурного развития, что и чеченцы, воспользуются обезоружением Чечни для нападений на неё, чему уже был пример.

Следовательно, окончание работы войск зависит не только от местных властей, но и от власти приграничных районов Ингушетии и Дагестана.

Между тем, командиры и политработники войсковых частей определенно указывали на то, что бывшие при них представители чеченского ЦИКа недостаточно авторитетны, заискивают перед населением, ища дешёвой популярности, а иногда и просто боятся его. — «Вы уйдёте, а каково будет нам…» говорил один из них, бывший при группе т. Козицкого. Следовательно, необходимы соответствующие мероприятия и в этом отношении.

Таким образом, внешнее благополучие, достигнутое разоружением, нуждается в большой и упорной работе внутри чеченских аулов — как по административной, так и по хозяйственной и культурной линиям.

Работа, проделанная войсками, даёт довольно много выводов и в области чисто военного дела. Сюда относятся, прежде всего, данные о скорости движения войск в горах и величине войсковых переходов, которые, как видно из изложенного, далеко не соответствуют общепринятым цифрам.


РГВА. Ф.25896. Оп.9. Д.286. Л. 1-52


Содержание:
 0  За что Сталин выселял народы? : Игорь Пыхалов  1  ВВЕДЕНИЕ : Игорь Пыхалов
 2  Глава 1. ОСКОЛОК ЗОЛОТОЙ ОРДЫ : Игорь Пыхалов  4  Глава 3. В МУТНЫХ ВОДАХ РУССКОЙ СМУТЫ : Игорь Пыхалов
 6  Глава 5. ПРИСЛУЖИВАЯ НЕМЦАМ : Игорь Пыхалов  8  Глава 7. ВЕЛИИБРАИМОВЩИНА : Игорь Пыхалов
 10  Глава 9. НА СЛУЖБЕ У АДОЛЬФА-ЭФЕНДИ : Игорь Пыхалов  12  Глава 11. КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПОЛИТКОРРЕКТНОСТЬ : Игорь Пыхалов
 14  Глава 13. ЖЕРТВЫ ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ И МНИМЫЕ : Игорь Пыхалов  16  Глава 2. В ПОИСКАХ ХОЗЯИНА : Игорь Пыхалов
 18  Глава 4. УДАР В СПИНУ : Игорь Пыхалов  20  Глава 6. ОТ КАЙЗЕРА ДО ПИЛСУДСКОГО : Игорь Пыхалов
 22  Глава 8 ДЕЗЕРТИРСТВО И ИЗМЕНА : Игорь Пыхалов  24  Глава 10. ВСЕ БОЕСПОСОБНЫЕ ТАТАРЫ ПОЛНОСТЬЮ УЧТЕНЫ : Игорь Пыхалов
 26  Глава 12 . ВОЗМЕЗДИЕ : Игорь Пыхалов  28  Глава 1. ПОД ГНЁТОМ САМОДЕРЖАВИЯ : Игорь Пыхалов
 30  Глава 3. ЖЕРТВЫ ЦАРИЗМА ИЛИ РАЗБОЙНИКИ? : Игорь Пыхалов  32  Глава 5. РОЗГИ ДЛЯ АБРЕКОВ : Игорь Пыхалов
 34  Глава 7. БЕЖАЛИ РОБКИЕ ЧЕЧЕНЫ : Игорь Пыхалов  36  Глава 9. ПРОБЛЕСКОВ КЛАССОВОГО САМОСОЗНАНИЯ НЕ НАБЛЮДАЕТСЯ : Игорь Пыхалов
 38  Глава 11. ВРАЗУМЛЕНИЕ : Игорь Пыхалов  40  Глава 13. РАЙКОМ ЗАКРЫТ — ВСЕ УШЛИ В БАНДУ : Игорь Пыхалов
 42  Глава 15. МЕСТЕЧКОВЫЕ СТРАСТИ В ЧЕЧЕНСКИХ ГОРАХ : Игорь Пыхалов  44  Глава 2. ПЛОДЫ ГУМАНИЗМА : Игорь Пыхалов
 46  Глава 4. ДЖИГИТЫ НА ФРОНТЕ : Игорь Пыхалов  48  Глава 6. ЛАНДСКНЕХТЫ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ : Игорь Пыхалов
 50  Глава 8. ВОЗВРАЩЕНИЕ БОЛЬШЕВИКОВ : Игорь Пыхалов  52  Глава 10. ЧЕЧНЯ ЯВЛЯЕТСЯ БУКЕТОМ БАНДИТИЗМА : Игорь Пыхалов
 54  Глава 12. ДЕЗЕРТИРСТВО И БАНДИТИЗМ : Игорь Пыхалов  56  Глава 14. ОПЕРАЦИЯ ЧЕЧЕВИЦА : Игорь Пыхалов
 58  Глава 1. ОТ КРЕСТОНОСЦЕВ К ГИТЛЕРУ : Игорь Пыхалов  60  Глава 3. НЕВИННЫЕ ЖЕРТВЫ НА СЛУЖБЕ АБВЕРА : Игорь Пыхалов
 62  Глава 5. НА СЛУЖБЕ У ГИТЛЕРА : Игорь Пыхалов  64  Глава 7. СКОЛЬ ДОБРЫМ КОГДА-ТО БЫЛ СТАЛИН : Игорь Пыхалов
 66  Глава 2. СОВЕТСКИЕ ВОЙСКА ВСТРЕЧАЛИ ЦВЕТАМИ : Игорь Пыхалов  68  Глава 4. ПЯТАЯ КОЛОННА В ДЕЙСТВИИ : Игорь Пыхалов
 70  Глава 6. БОЛЬШАЯ ЧАСТЬ НАСЕЛЕНИЯ НЕ ГОДИТСЯ ДЛЯ ОНЕМЕЧИВАНИЯ : Игорь Пыхалов  72  Приложение 1 : Игорь Пыхалов
 73  вы читаете: Приложение 2 ХОД ОПЕРАЦИИ ПО РАЗОРУЖЕНИЮ ЧЕЧНИ ПО ДНЯМ : Игорь Пыхалов  74  ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА : Игорь Пыхалов
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap