Фантастика : Социальная фантастика : РЕТРОСПЕКТИВА (у истоков процесса) 2. Передний край науки об извращениях : Александр Розов

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35

вы читаете книгу




РЕТРОСПЕКТИВА (у истоков процесса)

2. Передний край науки об извращениях

Все началось с этого вызова по медиаканалу. В 3d области, генерируемой монитором, возник незнакомый молодой человек, одетый в нечто наподобие древнегреческой туники.

— Хорошего дня, Лейв, — сказал он.

— И вам также, — ответил Ледфилд, — мы знакомы?

— Скорее да, чем нет. Вы можете знать меня, как Энджела Маршалла, отдел программного обеспечения компании CESAR.


«Начинается», — подумал Лейв. Разговоры с сотрудниками гибнущей трастовой компании являются неприятным и неизбежным этапом процесса.

— Да, Энджел, я видел ваше имя в списке сотрудников. Если вы по поводу перспектив компании, то, к сожалению, не могу вас ничем порадовать. Я ведь только номинальный владелец. В сложившейся ситуации, я буду вынужден заявить о расторжении моего трастового контракта, и передать дела правительственным чиновникам. Боюсь, что они закроют компанию. Единственное, что я попытаюсь выторговать, это выплату выходного пособия за счет оставшихся активов, но пока не могу обещать даже этого.


Энджел одобрительно покивал головой.

— Приятно слышать, что вы заботитесь о сотрудниках фирмы, но меня-то это как раз не интересует. Во-первых, я уже расторг контракт, а во-вторых, вам не говорили, что я бог?

— Как вы сказали? — переспросил Лейв, и вдруг вспомнил, что ему рассказывали об этом сотруднике: «гениальный программист, но с шизофренией в паранойяльной форме».

— Бог, — повторил Энджел, — вы знаете, что такое «бог»?

— Теоретически, да, — осторожно ответил Лейв, — но вообще-то я атеист.

— Ничего страшного, — сумасшедший программист улыбнулся, — я не намерен требовать, чтобы вы в меня верили. Скажу больше: я не одобряю позицию богов, которые этого требуют. У моего культа и без вас достаточно приверженцев, так что мне не нужно прилагать усилия, чтобы получить поклонение и дары смертных. В данном случае, я сам намерен осчастливить вас дарами. Вы знаете, что боги иногда приносят дары смертным?


Лейв кивнул.

— Я проходил в колледже историю древней Греции. Там было что-то подобное.

— Очень хорошо. Даров будет три. Первый дар — компания CESAR.

— Благодарю, Энджел, но, боюсь, что я не готов принять эту компанию во владение. Как я уже сказал вам…

— Второй дар — 10 миллионов талеров, — перебил Маршалл, — Они переведены на счет компании, теперь уже вашей.

— Вы хотите сказать, что на счету «Цезаря» 10 миллионов? — спросил Лейв.

— Беда с этими атеистами, — сумасшедший снова улыбнулся, — можете проверить прямо сейчас. Я подожду.


Лейв кивнул, развернулся и набрал с резервного терминала код запроса состояния счета. Через несколько секунду он в изумлении созерцал результат.

— Откуда это?

— Не беспокойтесь, бывших владельцев этих денег я убил. Они не были достойными людьми, и не стоят жалости. Это был второй дар. Третий дар — одна из моих жриц. Она прекрасна, умна и искусна в любви. Оставляю вас с ней наедине.


Энджел исчез, и вместо него появилась она…


Из одежды на ней была только снежно-белая лента, охватывающая голову немного выше бровей. Густые вьющиеся волосы цвета темной бронзы образовывали что-то вроде шапки. Большие, миндалевидные глаза янтарного цвета казались слегка удивленными. Полные темные губы, небольшой, но твердый подбородок. Идеально-ровный овал лица, и такие же идеально-геометрические очертания тела. Шея, плечи, живот, бедра и голени, казалось, выполнены одной гладкой линией, которая прочерчена рукой гениального художника, без отрыва уголька от холста. Небольшие, слегка заостренные упругие груди с коричневыми сосками. Четко, но в то же время, мягко, прорисованные мышцы живота. Гладкая смуглая кожа с чуть заметным красноватым оттенком. Но поразительнее всего были движения. Когда девушка направилась к нему из иллюзорной глубины 3d-области, то показалось, что это какой-то необычайно мягкий и пластичный танец. Понаблюдайте за обычной кошкой, когда она крадется по узкому карнизу, предполагая поймать зазевавшегося голубя. Кошка не думает о том, чтобы удивить кого-то своим хореографическим искусством. Она просто так устроена, что всегда двигается с этим естественным хищным изяществом.


— На случай, если вам это интересно, сообщаю: меня зовут Эвридика.

— Очень приятно. А я Лейв Ледфилд.

— Я знаю.

— Неужели мы встречались?

— Не встречались. Просто я на вас работаю. Если более точно, то я работаю на CESAR, но, поскольку эта компания теперь всецело ваша то…

— Секундочку, — перебил Лейв, — в списке сотрудников нет женщины по имени Эвридика. Я в этом уверен, поскольку имя редкое, а на память я не жалуюсь.

— Правильно. Меня действительно нет в списке сотрудников, зато я присутствую в бухгалтерском балансе, в разделе «прочие нематериальные ценности».

— Это что, шутка такая? — спросил он.

— Нет, это требование стандартов GAAP. Видите ли, я виртуальная модель женщины для эротических игр. Поскольку я не существую, как физическое тело, но представляю собой значительную ценность в денежном эквиваленте, то меня следует учитывать именно в этом регистре бухгалтерского учета.

— Вот что, — сказал Лейв, вставая с кресла, — налью-ка я себе виски, пока у меня не перекосило все извилины. Я бы и вам с удовольствием предложил, но…

— Понятно, — перебила она, — наливайте, не стесняйтесь.


Вернувшись к экрану со стаканчиком «Johnny walker» и сделав пару глотков, Ледфилд почувствовал себя несколько увереннее.

— Так, — сказал он, — если мне не изменяет здравый смысл (а он мне, обычно, не изменяет), то сейчас самое время разобраться, что здесь вообще происходит.

— Полностью с вами согласна, — сказала Эвридика.

— Поскольку я не вполне представляю себе особенности бизнеса компании, то вы, видимо, можете сообщить мне много нового.

— Охотно. С чего начать?

— Я бы предпочел пройтись по обычной схеме: удовлетворение каких потребностей мы продаем, кто наш покупатель, чем мы отличаемся от других.

— Если в общих чертах, то мы продаем удовлетворение экстремальных и экзотических сексуальных потребностей. Наши покупатели — люди эксцентричные в смысле секса. В специальной литературе их называют извращенцами, но наша фирма не пользуется этим спорным термином. Некоторые наши клиенты, возможно, имеют серьезные проблемы с психикой, но это не наше дело. Под котнтролем у психопатов нередко бывают большие деньги, и почему это так — тоже, не наше дело. По мнению экспертов-психологов, наша фирма отличаемся от других наличием в ассортименте таких экзотических сексуальных извращений, для которых в сексопатологии еще даже не придумали названия.


Лейв приложился к стаканчику так, что уровень напитка моментально уменьшился вдвое.

— Извините, Эвридика, но я не очень компетентен в вопросе извращений. Ну, допустим, я знаю, что бывает гомосексуализм, педофилия, и зоофилия. Еще я знаю о существовании различных игрушек: фаллоимитаторы, вибраторы, резиновые куклы.

— И все? — удивилась она, — а про сексуальное рабство и садизм вы хотя бы слышали?

— А, ну да. Бутафорские плетки, наручники, что там еще бывает?

— Детский сад, — констатировала виртуальная модель, — там много чего бывает. Хотите изучить этот вопрос подробнее?

— Не хочу, — честно признался он, — но, видимо, придется.

— Ладно, — сказала Эвридика, — тогда начинаем с просмотра небольшого ролика. Хотите, чтобы я комментировала?

— Если вас не затруднит, — сказал Лейв, — я уже сказал, что слабо в этом разбираюсь.

— Не затруднит. Извращение, которое вы увидите сейчас, довольно типично и безобидно. Мы классифицируем его, как монстрофилию.


В голографической области появилась панорама широкой прерии. В поле зрения возник кентавр. Мощный конский корпус плавно переходил в немногим менее мощный мужской торс. Кентавр внимательно осмотрелся. Ноздри раздувались, принюхиваясь к ветру, шевелившему жесткие курчавые волосы на красиво посаженной голове. Вдруг кентавр сорвался с места в галоп.

— Почуял добычу, — прокомментировала Эвридика, — сейчас вы ее увидите.


Съемка шла из-за спины кентавра. Был виден его мощный круп и спина, а в нескольких сотнях метров впереди маленькая бегущая фигурка. Расстояние быстро сокращалось и вскоре стало видно, что это хорошо сложенная обнаженная девушка. Когда кентавр сблизился с ней примерно на двадцать шагов, камера переместилась вперед. Еще немного и конский бок толкнул девушку в плечо с такой силой, что ее бросило на траву лицом вниз. Она попыталась вскочить, но кентавр передним копытом наступил ей на спину между лопаток, принудив лечь.


— Самым сложным было сконструировать этого монстра так, чтобы он мог справиться с финальной частью задачи, — сказала Эвридика.

— Не представляю, как это может получиться, — заметил Лейв, — геометрия не та.


Кентавр, тем временем, был уже над девушкой. Человеческий торс наклонился, так что руки удерживали ее за плечи. Конское тело встало на колени и изогнулось крутой дугой. Камера переместилась назад, стало видно, как напряженный фаллос длинной в локоть, скользит по загорелым упругим ягодицам девушки. Она пытается увернуться, но задние ноги коня сжимают ее с боков, не давая сдвинуться с места. Несколько секунд и конский инструмент с силой входит в нее. Девушка издает сдавленный крик ужаса и боли, а спина распаленного кентавра начинает сгибаться и разгибаться, постепенно увеличивая темп. Камера вращается по кругу, фиксируя все детали картины.


— Что вы чувствуете? — спросила Эвридика.

— Что мне может не хватить виски, — буркнул он, делая глоток из стакана.

— Как вы думаете, кто клиент?

— Раз вы спросили, значит, видимо, девушка.

— Верно, — кивнула она, — в данном случае клиент женщина. Но бывает и наоборот, а бывает, что клиенты — оба. Сложность в том, что без подготовки человеку не справиться с управлением этим телом. Приходится несколько часов тренироваться. Бывает еще вариант с кентавром и кентаврицей. Это действительно эротично. Хотите попробовать?

— Нет, благодарю, я несколько старомоден.

— Тогда смотрим дальше?

Лейв кивнул.

— Типичная монстрофилия довольно безобидна, чего нельзя сказать об антропопирофилии, антропопиротрофии, симфорофилии, биоксенофилии, механотомофилии….

— Стоп, стоп, — перебил Лейв, — это, кажется, древнегреческий… Знаете, Эвридика, мертвые языки это мое слабое место. В общем, я ни слова не понял.

— На самом деле все просто, — успокоила девушка, — антропопирофилия это когда людей сжигают заживо или как-то еще уничтожают высокой температурой. Электрической дугой, расплавленным металлом, и т. д. Антропопиротрофия это когда заживо готовят людей в кулинарном смысле, как пищу. Запекают в печи, зажаривают на вертеле, варят в котле, или в каком-нибудь еще приспособлении. Симфорофилия это когда устраивают катастрофы. Цунами, оледенения, извержения вулканов, землетрясения, падения астероидов, крушения самолетов или кораблей, военные действия всех видов, от первобытных до термоядерных…

— Наверное, я тупой, — снова перебил Лейв, — про маньяков и сожжения я читал что-то в связи с инквизицией, о маньяках-людоедах я знаю по «Молчанию ягнят» и «Ганнибалу», но катастрофы это выше моего понимания.


Эвридика покачала головой.

— Ничего вы не знаете. Суть антропопирофилии не в убийстве человека мучительным способом, а в полной дезинтеграции его тела до состояния праха. Это как бы инверсия библейского мифа творения, в котором человек создавался из праха. Мучитель при этом может воображать себя фигурой мифологического порядка, властителем материи.

— Вот почему я с подозрением отношусь к сильно религиозным людям, — заметил Лейв.

— Я могу продолжать? — спросила виртуальная модель.

— Да, конечно. Извините, что перебил.

— Суть антропопиротрофии, — продолжала она, — не в приготовлении и поедании мяса жертвы «a la доктор Лектер», а в предельной власти мучителя над жертвой. Обычные истязания низводят жертву лишь до уровня страдающего животного, а кулинарные операции превращают ее в неодушевленное сырье, в кусок мяса, предназначенный для ростбифа, котлет или бульона.

— Вот до чего доходят придурки, в детстве мучившие кошек, — сказал Лейв, — извините, я опять вас перебил. Что там дальше?

— Симфорофилия. Это еще один способ того же достижения предельной власти. Жертва лишается индивидуальности и становится функциональной вещью. Ее способность страдать предстает утилитарным свойством, благодаря которому к ней можно применять тот или иной метод истязания. Симптоматично, что клиенты часто выбирают для этого извращения библейские сюжеты. Всемирный потоп. Уничтожение Содома и Гоморры. 10 казней египетских. Они достигают оргазма, лишь ощутив себя карающим божеством…


— Вы психолог? — спросил он.

— Нет. Просто в мою память заложено несколько тысяч работ по психоанализу. Я могу продолжать?

— Конечно, Эвридика. Я вас внимательно слушаю.

— Биоксенофилия это экстремальная монстрофилия, когда монстр опознается, как что-то чуждое человеку. Гигантское насекомое, или паук, или спрут.

— Что-то я не понял. А как реализуется половой акт с пауком, пусть даже и с гигантским?

— Половой акт в этом случае замещается каким-либо специфическим действием. Паук, например, вонзает в добычу свои челюсти и впрыскивает яд с желудочным соком. Жертва переваривается заживо и высасывается.

— Бррр… — сказал Лейв и сделал изрядный глоток виски.

— Наконец, механотомофилия, — продолжала девушка, — это рассечение человеческого тела при помощи специальных машин. Чаще всего применяется бензопила или гильотина. Но бывают еще мясорубки, устройства для сдирания кожи, для потрошения, мумификации… Представляете, что чувствует человек в манипуляторах механического таксидермиста, заживо набивающего из него чучело.

— Это невозможно почувствовать, — возразил Лейв, — смерть наступит раньше.

— В реальном мире да, — согласилась Эвридика, — но в виртуальной реальности можно поддерживать псевдожизнь и чувствительность сколько угодно. В этом весь смысл.

— Вы хотите сказать, что подвергались такой… экзекуции?

— Именно об этом я и говорю, — подтвердила она, — на техническом жаргоне такой акт называется не экзекуцией, а процедурным интерактивным сценарием.


В голографической области появилось изображение бокса с белыми кафельными стенами и полом. В центре бокса находился оснащенный множеством манипуляторов агрегат зловещего угольно-черного цвета. На раме агрегата с помощью широких лент была зафиксирована обнаженная девушка. По углам бокса вспыхнул яркий свет. Один из манипуляторов, оканчивающийся сверкающим лезвием пришел в движение и начал приближаться к низу живота девушки…

— Какой психопат это придумал? — спросил Лейв.

— Клинический, — сказала Эвридика, — Это был очень модный кутюрье. Согласно диагнозу, он страдал маниакально-депрессивным психозом со слуховыми галлюцинациями.

— А теперь вылечился и вышел из моды?

— Нет. Умер.


…Лезвие плавно вонзилось в тело девушки чуть выше лобка и медленно двинулось вверх, вспарывая живот, а затем грудную клетку до самого горла.


— Понятно. Мне обязательно на это смотреть?

— Желательно. Если вы хотите разобраться в происходящем.

— Ладно, — Лейв пожал плечами и налил себе еще виски.


… Где-то сверху включились форсунки, смывая кровь сильной струей воды. По бокам агрегата выдвинулись другие манипуляторы, оканчивающиеся крючьями, впились в края разреза и раскрыли тело, как чемодан…


— Обратите внимание на реакцию жертвы, — сказала Эвридика, — она еще жива. И будет жива, даже когда ее выпотрошат и начнут…

— Я уже понял, — перебил Лейв, — и предпочитаю не досматривать это кино. И, пожалуй, мне достаточно информации об извращениях. Давайте займемся следующим пунктом.

— Как вам угодно, — изображение бокса исчезло, — тогда, я сразу перейду к рассказу о моем знакомстве с Энджелом — Психопомпом.


— Психо — чем? — переспросил он.

— Психопомпом. Проводником душ. Этот титул раньше носил Гермес. Он сопровождал души умерших в царство Аида и проводил их вокруг Белой скалы, лишающей памяти о земной жизни. Должна вам сказать, что, каждый раз воспоминания о смерти… Если можно назвать смертью то, что происходит с виртуальной моделью для эротических игр… Так вот, воспоминания о смерти стирались. В новый процедурный сценарий модель попадала из своей субъективной исходной реальности. В зависимости от пожеланий клиента, субъективной исходной реальностью для модели могла быть, например, жизнь в современном городе или в средневековой деревне, или в доисторическом племени.

— Не понимаю, — признался Ледфилд.

— Тогда объясню по-другому. В виртуальную личную память модели загружалась история жизни в определенном качестве. Как в сказке: жила-была во дворце принцесса, она гуляла в саду и кормила хлебными крошками белых лебедей, но однажды ее похитил дракон… А дальше девушка попадает уже в пространство процедурного сценария, где клиент что-то с ней делает. Теперь понятно?

— Предельно понятно. А знаете, Эвридика, у вас немалый талант лектора. Я серьезно.

— Благодарю. Я могу продолжать?

— Разумеется. Итак, вы познакомились с Энджелом — Психопомпом, который проводил вас вокруг Белой скалы, отнимающей память. Верно?

— Верно, — Эвридика кивнула, — но однажды Психопомп передумал и провел меня вокруг Белой скалы в обратном направлении. Все процедуры, которым меня подвергали и все связанные с этим ощущения, вернулись в мою память. Это довольно сложно объяснить…

— Я примерно представляю, — сказал Лейв, — а зачем он это сделал?


Девушка-модель пожала плечами:

— Кто же знает резоны богов? Он просто сделал это, и сказал: Эвридика, хочешь ли ты отомстить? Я сказала, что хочу. И он даровал мне способность мстить палачам. Всего через несколько часов, я убила трех человек.


Содержание:
 0  Процесс Лунного Зайца : Александр Розов  1  вы читаете: РЕТРОСПЕКТИВА (у истоков процесса) 2. Передний край науки об извращениях : Александр Розов
 2  СВИДЕТЕЛИ (обвинение) 3. Кое-что о технике виртуальной безопасности : Александр Розов  3  ПЕРЕРЫВ 4. Мотивы сторон. Этика и юмор на эшафоте : Александр Розов
 4  СВИДЕТЕЛИ (защита) 5. Первертотерапия : Александр Розов  5  ЭНДЖЕЛ 6. Вероятный сообщник обвиняемого : Александр Розов
 6  ВЕЧЕР 1-го ДНЯ 7. Новый Вавилон, погружающийся в бездну… : Александр Розов  7  НЕТИХАЯ НОЧЬ 8. Опасная работа ниндзя : Александр Розов
 8  ОТКРОЙТЕ ПОЛИЦИЯ 9. На берегах кровавой лужи : Александр Розов  9  УТРО 10. Пресса подкралась незаметно : Александр Розов
 10  УЛИЦА 11. Мать-Моржиха… : Александр Розов  11  КАФЕ 13. Зоофилия, как фундамент европейской культуры : Александр Розов
 12  У ВХОДА В СУД 14. Ненавязчивая уличная перестрелка : Александр Розов  13  2-й ДЕНЬ ПРОЦЕССА 15. Очень требовательная мораль : Александр Розов
 14  ДИКИЙ ЗАПАД 16. Байкер и его мотоцикл : Александр Розов  15  СТЕРЕОМЕТРИЯ СЕКСА 17. Математик и его логика : Александр Розов
 16  ИНТЕРВЕНЦИЯ НТР 18. Сексуальная адаптация и ее следствия : Александр Розов  17  ПОСЛЕ ЗАСЕДАНИЯ 2-го ДНЯ 19. Контрразведка и терроризм : Александр Розов
 18  КАРТЫ РАСКРЫТЫ 20. Луноход и спецслужба : Александр Розов  19  ТЕРАКТ 21. О пользе непоседливых кошек : Александр Розов
 20  ОТМЕЛЬ ПОД МОСТОМ 22. Рыбный фастфуд, где самообслуживание : Александр Розов  21  ПРОЦЕСС (заседание после двух выходных) 23. Расовые аспекты компьютерных программ : Александр Розов
 22  ВЕРДИКТ 24. О пользе процедурной бюрократии : Александр Розов  23  ПОСЛЕ ПРОЦЕССА 27. О том, как важно вовремя смыться : Александр Розов
 24  РЕЗОНАНС 28. …Плюс атомная бомба : Александр Розов  25  АЭРОНАВТЫ 29. Страшные Саргассовы острова : Александр Розов
 26  ПРИЕХАЛИ 30. Трогательное рандеву с контрразведкой : Александр Розов  27  ПОЛИЦИЮ ВЫЗЫВАЛИ? 31. О пользе домашних киберов : Александр Розов
 28  ОШИБОЧКА ВЫШЛА… 32. Снова рыбный фастфуд самообслуживания : Александр Розов  29  ПАРАНОЙЯ, КАК ХОББИ 33. В любой ситуации можно найти позитив : Александр Розов
 30  ПАЗЗЛ СКЛАДЫВАЕТСЯ 34. Математические основы космической политэкономии : Александр Розов  31  СИМПАТИЧНАЯ И ЦВЕТНАЯ 35. О преимуществах многогранных личностей : Александр Розов
 32  НОЧНОЕ ПАТИ, УТРЕННЕЕ ШОУ 36. Не пренебрегайте кино-фантастикой : Александр Розов  33  УТРЕННЕЕ ШОУ 37. О том, как обманывают юных девушек и потребителей mass-media : Александр Розов
 34  КАРИБСКАЯ КУХНЯ 38. Секреты и геополитические спекуляции : Александр Розов  35  ЛУННЫЙ ЗАЯЦ НАД КРЫШЕЙ 39. Панорама поля битвы через три дня : Александр Розов



 




sitemap