Фантастика : Социальная фантастика : 2-й ДЕНЬ ПРОЦЕССА 15. Очень требовательная мораль : Александр Розов

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35

вы читаете книгу




2-й ДЕНЬ ПРОЦЕССА

15. Очень требовательная мораль

— Ваша честь, я хотел бы задать несколько вопросов обвиняемому, — сказал прокурор Стилмайер.

Судья Морн кивнул:

— Задавайте.

— Мистер Ледфилд, у меня в руках распечатка ассортимента услуг компании «Цезарь». Вы знакомы с этим документом?

— Да.

— Вы признаете, что он исходит от вашей компании, подписан вами и достоверно отражает содержание тех услуг, которые официально предлагались потребителям?

— Признаю.

— В таком случае, я, с разрешения суда, зачитаю ряд пунктов из этого ассортимента.

«Война и секс каменного века: победа и любовь либо поражение и смерть».

«Тайные алтари древних богов. Жестокие и страстные ритуалы Атлантиды».

«Юность мира, бешеная животная страсть. Монстры всех легенд».

«Киты-убийцы. Чудовищная машина смерти и секса выходит на охоту».

«Невероятный механический секс рвет границы между плотью и металлом».

«Фейри. Их волшебное тело способно на что угодно, они созданы для любви».


Прокурор сделал выразительную паузу.

— Мистер Ледфилд, ваша фирма действительно предоставляла клиентам то, что здесь написано?

— Безусловно. Наш принцип: слова никогда не расходятся с делом.

— В таком случае, по отдельному заявлению мистера Дольфа Холлторпа и мистера Ноя Остенбрю, представляющих фонд «Пролайф», я прошу суд рассмотреть вопрос о нарушениях компанией «Цезарь» справедливых требований морали. Я прошу о применении к владельцу компании уголовных санкций, предусмотренных статьей 211 криминального кодекса. Наше требование корреспондирует с нормой международного права: статьей 29 Всеобщей декларации прав человека 1948-го, принятой Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций. Заявление имеется в деле.


Судья Морн кивнул.

— Суд будет рассматривать это дополнительное обвинение по существу. Есть ли возражения у защиты?

— Да, ваша честь. Я не понимаю, в чем меня обвиняют в данном случае.

— Вам известно, что свобода распространения информации такого рода ограничена рамками требований морали? — спросил Стилмайер.


Ледфилд покачал головой.

— Справедливых требований морали, господин прокурор. Статья 33 Конституции и 211 Криминального кодекса.

— В данном случае, как легко заметить, ваша продукция нарушает любые мыслимые требования морали, так что ваше уточнение не слишком существенно.

— Извините, но я полагаю, что, поскольку законодатели употребили определение «справедливые», а не «любые мыслимые», то, прежде чем инкриминировать мне нарушение статьи 211, вы должны доказать, что предполагаемые вами требования морали в данном случае справедливы. Пока я даже не слышал, какие именно требования морали, на ваш взгляд, нарушены нашей продукцией.

— Но вы ведь ознакомлены с аргументами фонда «Пролайф»?

— Да, у меня на руках имеется копия их заявления. И я прошу суд позволить мне задать этим джентльменам ряд вопросов, поскольку я намерен доказать, что их аргументы предвзяты, а требования — несправедливы.

— Это ваше право, — согласился судья Морн, — заявители, кто из вас готов ответить на вопросы защиты? Вы, мистер Холлторп? Тогда пройдите к месту свидетеля.


Лейву были одинаково противны оба представителя фонда «Пролайф». Он органически не переваривал людей, которые зарабатывают деньги только тем, что пакостят окружающим, влезая без спроса в их сексуальную жизнь. Но Остенбрю, низкорослый, толстенький, чем-то похожий на свинку-копилку, вызывал что-то вроде сочувствия. Иное дело — Холлторп. Ходячая вешалка для строгого дорогого костюма, украшенная сверху лошадиным лицом Образцового Гражданина и Главы Семьи со Старыми Добрыми Нравами Викторианской Эпохи. Такого Лейв, при случае, с удовольствием переехал бы автомобилем, а потом лег спать с сознанием того, что день прожит не зря: родной город стал счастливее и уютнее.

Ледфилд улыбнулся этим своим мыслям, и задал первый вопрос:

— Мистер Холлторп, вы пишете: «содержание сексуальных игр, предлагаемых компанией «CESAR», воспроизводит дикарские обычаи, оскорбительные для нравственного чувства цивилизованного человека». Какие именно обычаи вы имеете в виду?

— Все, которые присутствуют в первых двух пунктах вашего отвратительного меню, которое зачитал прокурор.

— Извините, мистер Холлторп, я прошу вас ответить, какие конкретно обычаи из числа присутствующих в сюжетах компании CESAR, по вашему мнению, оскорбительны для нравственного чувства цивилизованного человека.

— Неужели вы думаете, что я буду пересказывать эту мерзость?

— То есть, вы отказываетесь отвечать на вопрос? — уточнил Лейв.

— Я отказываюсь отвечать в оскорбительной для меня форме.

— Но разве я требовал определенной формы ответа? Ответьте в любой форме, которая вас устраивает, но ответ должен содержать указание на конкретные обстоятельства и факты.

— Если из-за своего нравственного уродства вы не можете понять вещи, ясные любому нормальному человеку, то я не знаю даже на каком языке с вами разговаривать.


Лейв развел руками и повернулся к судье.

— Ваша честь, я прошу предоставить заявителю переводчика, поскольку он не владеет официальным языком, на котором в нашей стране ведется судопроизводство.


В зале раздались смешки, кто-то пару раз хлопнул в ладоши.


Судья ударил молоточком по столу.

— К порядку, джентльмены. Заявитель, отвечайте на вопрос защиты.

— Но я же не могу повторять все гадости, которые придумали эти извращенцы!

— Заявитель, вам задан вопрос по существу. Если вы отказываетесь ответить, на каком основании обвинили мистера Ледфилда в нарушении статьи 211, то я вынужден буду привлечь вас к ответственности по статье 140, карающей за заведомо ложный донос. Вы будете отвечать или нет?

— Буду, — Холлторп, демонстративно игнорируя Ледфилда, обратился к залу, — В этой непотребной игре девушку лишают невинности перед глазами толпы дикарей-язычников! А потом они совокупляются, как скоты! Я еще что-то должен говорить!?

— Вероятно, вы имеете в виду сюжет «ритуалы Атлантиды», — сказал Лейв, — поясните, что показалось вам оскорбительным для нравственного чувства? Само событие дефлорации? Или то, что это событие происходит в непривычной для вас форме? Или то, что местом действия является культовое помещение некой религии?

— Все вместе!

— Извините, я не понял вашего ответа. Означают ли слова «все вместе», что на ваш взгляд, оскорбительно именно сочетание перечисленных мной элементов сюжета, а каждый из них в отдельности вы считаете нравственно допустимым?

— Нет!

— Тогда означает ли «все вместе», что вы считаете морально оскорбительным каждый из перечисленных мной элементов, независимо от наличия других?

— Да!

— Вы совершенно уверены в своем ответе?

— Да!

— Итак, — подытожил Лейв, — заявитель полагает, что событие дефлорации несовместимо со справедливыми требованиями морали. Я допускаю, что заявитель находится в неведении относительно способа, которым люди обычно пользуются для продолжения рода но…


Окончание его реплики заглушил дружный хохот в зале.


— К порядку! — сказал судья, ударив молоточком по столу, — заявитель, суд находит ваши ответы необдуманными и граничащими с неуважением к правосудию.

— Но ведь это совершенно недопустимо! — возразил Холлторп, — этот блуд на языческом капище!

Лейв повернулся к судье.

— Ваша честь, могу ли я считать данную реплику заявителя ответом на мой вопрос?

— Можете.

— В таком случае, мистер Холлторп, поясните, пожалуйста, какое действие или событие вы называете словом «блуд», и какое место вы определяете, как «языческое капище»?


Холлторп многозначительно поднял палец к потолку и, с некоторым пафосом, произнес:

— Это, вам, Ледфилд, нужен переводчик с человеческого языка. Вам, а не мне.

— Что ж, попробуем заняться интерпретацией, — с улыбкой сказал Лейв, — Если я переведу слово «блуд», как занятие любовью без регистрации брака, а словосочетание «языческое капище», как место для ритуалов религий, не связанных с библией, я не ошибусь?

— Ошибетесь. Та мерзость, которую вы называете «занятие любовью», не имеет к любви никакого отношения. Это ее противоположность, это низость и грязь…

— Пусть будет занятие сексом. Тогда вы согласитесь с моим переводом?

— Да!

— То есть, — продолжал Лейв, — если мужчина и женщина, не состоящие в браке, займутся сексом в месте, где совершаются ритуалы небиблейской религии, вы сочтете их действия несовместимыми со справедливыми требованиями морали?

— Да!

— Независимо от каких бы то ни было сопутствующих обстоятельств?

— Да! И если вы этого не понимаете, то вы…

— Ответ понятен, благодарю вас, — перебил Лейв и повернулся к судье, — ваша честь, могу ли я воспользоваться техническими средствами и продемонстрировать суду короткий видеоролик, относящийся к обсуждаемому вопросу? Он на этой флэш-карте.

— Пожалуйста, если считаете это необходимым… Прошу техническую службу выполнить демонстрацию записи, предоставленной мистером Ледфилдом.



Ролик был включен без звука, а Лейв начал комментировать.

— Вы видите на экране фрагмент новозеландской экранизации исторического романа Арно Бранда «Берег нашей свободы». Фильм признан лучшей антивоенной лентой прошлого года, удостоен приза зрительских симпатий, и премии «Самая чистая любовь» открытого международного фестиваля кино. Фильм рассказывает о Саламинском морском сражении 480 года до н. э., в котором афиняне отстояли свободу и демократию. В центре сюжета не действия полководцев и политиков, а искалеченные войной жизни двух простых людей: младшего офицера флота и юной девушки из семьи ремесленника. Вы как раз видите их на экране. Эти двое случайно встретились на берегу, накануне выхода флота к острову Саламин. Ночь любви в храме Афродиты Киприды это последний подарок судьбы. Обоим не суждено пережить эту войну… Вообще, фильм очень грустный и…

— Тут что, фестиваль порнографии? — нервно перебил его Холлторп, — С какой стати вы показываете нам эту мерзость?


В ответ из середины зала громко прозвучала короткая реплика: «мудак».


— К порядку! — сказал судья, ударяя молоточком, — мистер Холлторп, суд не давал вам слова. Мистер Ледфилд, вы намерены сказать что-либо по существу, или будете читать нам лекции по киноискусству?

— Позвольте, ваша честь, задать вопрос заявителю… Мистер Холлторп, я правильно понял, что вы оцениваете только что показанный фрагмент, как порнографию и мерзость?

— Да!

— И вы считаете, что демонстрация этого фрагмента несовместима со справедливыми требованиями морали?

— Да!

— Но как вы объясните, что и весь фильм и этот фрагмент заслужили симпатию зрителей? Ведь зрители это общество, а кто, как не общество, является носителем представлений о морали и справедливости?

— Общество развращено такими, как вы, Ледфилд! — заявил Холлторп, — оно отравлено теми помоями, которые каждый день льются с экранов! Общество приучили жить в мерзости, а блуд шлюхи с матросом считать образцом для подражания. «Самая чистая любовь», надо же… Из-за таких как вы, Ледфилд, общество погрязло в скотской похоти. А вы теперь ссылаетесь на одобрение этого общества, чтобы и дальше заколачивать деньги на людских пороках. От вас воняет, вы гниете заживо. Вы и те, кто смотрит ваши мерзкие фильмы, в которых люди совокупляются, как свиньи. Так что не говорите тут нам об одобрении общества, такое одобрение не оправдывает вас и вам подобных!


Лейв в недоумении развел руками.

— Наверное, я чего-то не понимаю. С одной стороны, заявитель обращается к обществу, представленному в суде коллегией присяжных, а с другой стороны, называет общество скотами и свиньями, неспособными судить о морали. Скажите, мистер Холлторп, если общество не обладает моральными представлениями, то кто же ими обладает? На чьи моральные представления вы ссылаетесь?

— На представления, прекрасно известные любому нравственно вменяемому человеку.

— Вот как? А имя этого «любого человека» случайно не Дольф Холлторп?


В зале послышались смешки. Судья взялся за молоточек, но передумал. Лейв продолжал:

— Понимаете, мистер Холлторп, ссылка на абстрактного «любого человека» никак не может быть аргументом. Вот если бы вы сказали, что ваше мнение о морали разделяют 51 процент граждан, это был бы аргумент, его можно было бы проверить, например, через статистику опросов общественного мнения, или…

— Моральная чистота всегда достояние меньшинства, — перебил Холлторп, — Только пример достойнейших побуждает массу к нравственному росту. Апостолы Христа тоже когда-то были в меньшинстве.

— Вот как? — задумчиво произнес Лейв, — Вы хотите сказать, что сейчас апостолы Христа в большинстве? Что общества состоит в основном из них?


Шутку оценили. Зал взорвался смехом, хлопками и свистом. Судья Морн вынужден был прибегнуть к молоточку, чтобы добиться относительной тишины.

— Мистер Ледфилд, я попрошу вас не устраивать балаган, здесь суд, а не ярмарка.

— Прошу прощения, ваша честь, но заявитель излагает настолько новаторские концепции в сфере социологии…


Зал опять залился хохотом.


— Мистер Ледфилд, — строго сказал Морн, — еще одна шутка такого рода, и я оштрафую вас за неуважение к суду.

— Простите, ваша честь. Я только хотел объяснить заявителю, что статья 211, которую мне инкриминируют, карает за демонстративное нарушение моральных норм, фактически регулирующих жизнь большинства граждан. А за несоответствие религиозным идеалам заявителя, закон не карает. Это ведь так?

— Это так, — подтвердил судья, — и это очевидно.

— Тогда я не вижу, на чем основаны обвинения, которые выдвигает против меня заявитель.

— Вы не видите! — взорвался Холлторп, — скотоложество! Сношения с какими-то фейри! Да еще с механизмами! Блудить с механизмами, это неслыханно!

— Да, мистер Ледфилд, — вмешался Стилмайер, — мне бы очень хотелось знать, как вы оправдаете эту рекламу секса… хм… между человеком и металлическим механизмом, а также между человеком и какими-то сказочными монстрами. Это не просто аморально, это какое-то запредельное извращение.


Лейв повернулся к судье:

— Ваша честь, позвольте мне опросить двух свидетелей. Это позволит ответить на вопросы прокурора.

— Кто они?

— Первая — Джоанна Ши, второй — Дориан Чизвик. Они оба находятся в зале.


Содержание:
 0  Процесс Лунного Зайца : Александр Розов  1  РЕТРОСПЕКТИВА (у истоков процесса) 2. Передний край науки об извращениях : Александр Розов
 2  СВИДЕТЕЛИ (обвинение) 3. Кое-что о технике виртуальной безопасности : Александр Розов  3  ПЕРЕРЫВ 4. Мотивы сторон. Этика и юмор на эшафоте : Александр Розов
 4  СВИДЕТЕЛИ (защита) 5. Первертотерапия : Александр Розов  5  ЭНДЖЕЛ 6. Вероятный сообщник обвиняемого : Александр Розов
 6  ВЕЧЕР 1-го ДНЯ 7. Новый Вавилон, погружающийся в бездну… : Александр Розов  7  НЕТИХАЯ НОЧЬ 8. Опасная работа ниндзя : Александр Розов
 8  ОТКРОЙТЕ ПОЛИЦИЯ 9. На берегах кровавой лужи : Александр Розов  9  УТРО 10. Пресса подкралась незаметно : Александр Розов
 10  УЛИЦА 11. Мать-Моржиха… : Александр Розов  11  КАФЕ 13. Зоофилия, как фундамент европейской культуры : Александр Розов
 12  У ВХОДА В СУД 14. Ненавязчивая уличная перестрелка : Александр Розов  13  вы читаете: 2-й ДЕНЬ ПРОЦЕССА 15. Очень требовательная мораль : Александр Розов
 14  ДИКИЙ ЗАПАД 16. Байкер и его мотоцикл : Александр Розов  15  СТЕРЕОМЕТРИЯ СЕКСА 17. Математик и его логика : Александр Розов
 16  ИНТЕРВЕНЦИЯ НТР 18. Сексуальная адаптация и ее следствия : Александр Розов  17  ПОСЛЕ ЗАСЕДАНИЯ 2-го ДНЯ 19. Контрразведка и терроризм : Александр Розов
 18  КАРТЫ РАСКРЫТЫ 20. Луноход и спецслужба : Александр Розов  19  ТЕРАКТ 21. О пользе непоседливых кошек : Александр Розов
 20  ОТМЕЛЬ ПОД МОСТОМ 22. Рыбный фастфуд, где самообслуживание : Александр Розов  21  ПРОЦЕСС (заседание после двух выходных) 23. Расовые аспекты компьютерных программ : Александр Розов
 22  ВЕРДИКТ 24. О пользе процедурной бюрократии : Александр Розов  23  ПОСЛЕ ПРОЦЕССА 27. О том, как важно вовремя смыться : Александр Розов
 24  РЕЗОНАНС 28. …Плюс атомная бомба : Александр Розов  25  АЭРОНАВТЫ 29. Страшные Саргассовы острова : Александр Розов
 26  ПРИЕХАЛИ 30. Трогательное рандеву с контрразведкой : Александр Розов  27  ПОЛИЦИЮ ВЫЗЫВАЛИ? 31. О пользе домашних киберов : Александр Розов
 28  ОШИБОЧКА ВЫШЛА… 32. Снова рыбный фастфуд самообслуживания : Александр Розов  29  ПАРАНОЙЯ, КАК ХОББИ 33. В любой ситуации можно найти позитив : Александр Розов
 30  ПАЗЗЛ СКЛАДЫВАЕТСЯ 34. Математические основы космической политэкономии : Александр Розов  31  СИМПАТИЧНАЯ И ЦВЕТНАЯ 35. О преимуществах многогранных личностей : Александр Розов
 32  НОЧНОЕ ПАТИ, УТРЕННЕЕ ШОУ 36. Не пренебрегайте кино-фантастикой : Александр Розов  33  УТРЕННЕЕ ШОУ 37. О том, как обманывают юных девушек и потребителей mass-media : Александр Розов
 34  КАРИБСКАЯ КУХНЯ 38. Секреты и геополитические спекуляции : Александр Розов  35  ЛУННЫЙ ЗАЯЦ НАД КРЫШЕЙ 39. Панорама поля битвы через три дня : Александр Розов



 




sitemap