Фантастика : Социальная фантастика : День Астарты : Александр Розов

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  6  12  18  24  30  36  42  48  54  60  66  72  78  84  90  96  102  108  114  120  126  132  138  144  150  156  162  168  174  180  181

вы читаете книгу

«День Астарты» — это, в псевдо-хронологическом смысле, продолжение «Депортации», «Чужой в чужом море» и «Созвездия эректуса». Но, это новелла не столько об одном из вариантов будущего одной страны (или региона), сколько о том, как формируется то или иное историческое будущее. Кстати — термин «историческое прошлое» является более-менее устоявшимся, а вот термин «историческое будущее», видимо, новый.

Напоминаю: Меганезия — это страна, объединяющая архипелаги в большей части Тихого океана, плюс кусочек Антарктиды, и плюс незначительные островки в Индийском океане. На современной политической карте мира она отсутствует, как и ряд других стран, упоминаемых в тексте (Сайберия в Евразии, Нуэва Гранада в Южной Америке, и Мпулу, Шонао и Зулу в Центральной Африке).

Итак, время действия: Немного не доходя до середины нашего XXI века.

Место действия: Наша планета, а также ее окрестности.

Антураж: Прогнозируемые события в области технологии (за что я их купил, за то и продаю, практически — ничего личного).

Вопрос: Как глобальные события влияют на людей, и как люди влияют на глобальные события. Как локальные события превращаются в глобальные — и наоборот.

Есть древнее китайское проклятие: «чтоб тебе жить во время перемен».

Мир, только вчера казавшийся понятным, устойчивым и связным, внезапно распадается, превращаясь во множество фрагментов мозаики. Привычные представления о политике, экономике, и даже о быте, в общем — об образе жизни, становятся неадекватными. Когда-нибудь, наверное, этот паззл снова сложится, и получится что-то понятное. Но это когда еще будет… А люди живут именно сейчас. В то самое «время перемен», которое они сами и создают своими действиями (иногда — осмысленными, иногда — не очень).

Время перемен, время нестабильности, отличается еще и тем, что любое, даже очень незначительное на первый взгляд, действие некого человека (иногда — совершенно не выдающегося), может поменять то самое «историческое будущее».

Потом (когда паззл сложится) историки будут строить глубокомысленные версии о том, почему цепочка событий стала раскручиваться именно так, а не иначе. Но пока, длится время перемен, никому не известно, кто, как и на что повлияет…

Новелла «День Астарты» — о том, как это происходит с точки зрения разных людей, живущих в разных условиях и преследующих, разумеется, разные цели.

1. Новый папуасский биатлон

4 февраля. AUT-news. Акапулько. Мексика.

Дейдра Вакехиа. Репортаж с авиа-фестиваля.

В кадре — молодая симпатичная женщина невысокого роста, но спортивного сложения, типичная маори, одетая в полосатые шорты и ярко-зеленую футболку, украшенную на груди снежно-белыми буквами «AUT-news».

— Привет всем, кто на нашей волне! Это я, Дейдра Вакехиа, спец-репортер лучшей на планете любительской медиа-группы Auckland University of Technology, из Аотеароа — Новая Зеландия! Сегодня на фестивале демонстрировались любительские флайеры дальнего радиуса действия. В основном, это сверхзвуковые машины. Иногда даже не верится, что это любительский фестиваль, а не военная авиабаза… Вот смотрите.

Камера движется, показывая шеренгу изящных стреловидных самолетов, похожих на учебно-боевые истребители, правда, раскрашенные в яркие веселые тона.

— …Вообще-то, я открою маленький секрет. Спонсоры многих любительских групп, представляющих флаеры этого класса, это военные фирмы: французская «Dassault», китайская «Shen-yang», североамериканская «DARPA», бразильская «Embraer»… Но, машина, к которой я сейчас подойду, имеет совершенно мирное происхождение. Ее создатель — маленькая молодая меганезийская фирма «Eretro».

Камера дает крупный план флаера, как будто выдутого целиком из очень большой стеклянной капли. Кажется, что сначала он был просто пузырем, но потом, в процессе обработки, его сплющили с разных сторон и согнули с боков. Получилось 5-метровое летающее крыло-эллипс с двумя симметричными вертикальными рулями. В середине крыло «толстело», образуя вверху — обтекатель турбины, а внизу — кабину. Ролики на выступах днища не меняли впечатление об этом аппарате, как о деформированном стеклянном пузыре… Камера показывает трех мужчин около флаера. Два молодых полинезийца и один латиноамериканец лет пятидесяти… Дейдра продолжает:

— …В прошлом году у наших северных соседей по океану возникла мода на флаеры с прозрачными корпусами. Говорят, у ее истоков стояли авиаинженер Герхард Штаубе и военный летчик Руперт фон Вюртемлемман. Теперь мода перекинулась с военных на гражданских авиастроителей… Двое парней рядом с флаером, это Оохаре Каано, он владелец фирмы, и Баикева Иннилоо, его ассистент. Оба с атолла Тероа, округ Ист-Кирибати. Тот самый Тероа, где в прошлом году развернулась феерическая история рождения клонированных младенцев древней расы Homo Erectus. А джентльмен, что стоит рядом с флаером, это Артуро Аливо, очень известный чилийский астрофизик из Антофагасты. Сегодня я, в компании вот этих троих привлекательных мужчин, приму участие в тест-драйве «Eretro» от Акапулько до меганезийской базы Ихитаи-Поерава, расположенной недалеко от острова Сала-и-Гомес, входящего в чилийские океанские владения Ester-Islands вместе с островом Рапа-Нуи. Протяженность тест-драйва около 3000 миль. Сейчас я подойду поближе к моим спутникам, и мы с ними поболтаем о флаерах, об эректусах и, вы удивитесь, об астероидах.

Камера приближается к группе мужчин, стоящих рядом с прозрачным флаером.

— Джентльмены, мы в прямом эфире, и я уже представила вас зрителям.

— Вы уже сказали, что я тоже лечу аэростопом? — спросил Аливо.

— Я на это тонко намекнула. Как и на ваши астероиды.

— Они не мои, — чилиец улыбнулся, — Они пока летают без собственника.

— …И без пилота, — пошутил Каано.

— …Опасные штуки, как я понял, — добавил Иннилоо.

— Вы правильно поняли. Они сталкиваются с Землей не так часто, как это любят показывать в Голливуде, но игнорировать такую угрозу было бы неразумно.

— Доктор Аливо, — сказала Дейдра, — а на Ихитаи-Поерава будет продолжение той конференции, которая сегодня завершилась в Акапулько?

— Не совсем так, леди. Это, скорее, будет серия наблюдений, связанных с проектом «Ballista», который моделирует ряд действий по отражению астероидной угрозы современными средствами… Не лучше ли поговорить об этом в полете?

— А мы уже можем лететь? — спросила она.

— Можем, как только сядем в кабину, — уточнил Баикева Иннилоо.


Объектив видеокамеры минуту крутится, как попало… В кадре мелькают сидения, приборная панель, движок в прозрачном обтекателе на фоне неба. Потом, Дейдра усаживается и, сквозь стенку кабины, фиксирует весь процесс взлета…

— Мы оторвались от земли и активно набираем высоту. На высоте 15000 метров, когда сопротивление воздуха будет гораздо слабее, чем в плотных слоях атмосферы, флаер сможет разогнаться до тысячи узлов… Оохаре! Поскольку пилотирует Баикева, ты, наверное, можешь рассказать нашим зрителям историю этой сверхзвуковой машины.

— Ага, — Оохаре Каане кивнул, — Я же тебе обещал. Короче, было так. Наш Тероа — это маленький атолл, все друг другу почти как родичи. Утафоа, креолы, китайцы, это без разницы. Акела Роджер и Спарк Валентайн — креолы. Санди и Келли, их vahine, они вообще-то янки, но по нашим понятиям тоже креолы. А их дети вообще-то эректусы. Считать их креолами, или утафоа, или менехуна, это вопрос биологии. А по жизни, с этими детьми получился такой детектив, что Голливуд отдыхает.

— Прошлогоднюю феерию с клонами эректус, зрители, конечно, помнят, — добавила Дейдра, — Знаменитый эксперимент доктора Джерри Винсмарта в рамках программы «Rasa Genesis», финансируемой консорциумом «Atlinc» Лайона Кортвуда и Ишвара Аванти. В США по этому поводу продолжается расследование в Конгрессе.

— А то ж! — согласился Оохаре, и продолжил, — У нас с Уфале, моей vahine, как бы есть бизнес: проа, флайки, и вообще все маленькое, моторное. А Спарк и Акела со своими vahine, в доле в партнерстве HTOPO. Ищут затонувшие корабли и клады на дне моря. Спарк серьезный спец по мини-субмаринам, но до прошлого года не хватало денег на такую субмарину, а тут эта история с клонами… В общем, появились ресурсы, и они говорят: а давайте, купим полупромышленный 3D-конфигуратор и сделаем классную субмарину. На конфигураторе это быстро. Сначала мы сделали прототип, аква-дрон.

— Мы говорим о флаере, ты помнишь? — на всякий случай сказала Дейдра.

Молодой утафоа утвердительно кивнул.

— Верно, гло. Но в начале это была летающая мини-субмарина. Это реальная тема. Ты прикинь: прошла info, что где-то на дне что-то лежит. По ходу, только что утонуло. И знающие люди собрались в рейд. А тебе ни фига не надо собраться, ты сразу села за штурвал, вжик, плюх, готово, табаш твой. Но, мы эту тему не потянули. Слишком там много тонкостей. Тогда решили: фиг с ним. Сделаем хорошую флайку. А прототип субмарины куда-нибудь пристроим, ага. И пристроили форсам. Не знаю, зачем им, но заплатили они хорошо. А флайка им не интересна. Экономичная электротурбина дает слабые параметры по удельной тяге. И маневренность у нас не та, которая нужна для воздушного боя. Зато, нашей флайкой может управлять не профи. Это плюс. Так?

— Безусловно, плюс, — согласилась новозеландка, — А как в этой авиационно-морской компании оказался доктор Аливо? Это имеет отношение к теме астероидов?

— Выражаясь на молодежном сленге, — сказал чилиец, — я упал ребятам на хвост. Хотя, данный летательный аппарат является бесхвосткой, и термин «упасть на хвост» тут фигурирует исключительно в аллегорическом смысле.

— Не вы упали нам на хвост, — возразил Баикева, — а мы вас заманили.

— Парень имеет в виду, что я живой рекламный плакат, — весело пояснил Аливо, — И я, будучи человеком ответственным, продолжу рассказ об астероидной угрозе после рекламной вставки. Маленькая меганезийская авиакомпания «Eretro» с атолла Тероа вносит свой вклад в борьбу с астероидной угрозой, помогая одному из участников экспертной группы международного проекта «Ballista» быстро добраться до штаба проекта, на риф Ихитаи-Поерава, расположенный примерно в двух тысячах миль от ближайшего континентального берега. Спасибо, ребята!

— Aita pe-a, maita te oe, — ответил Оохаре.

Чилиец улыбнулся и энергично потер руки.

— Ну, Дейдра, теперь, если вам интересно, можно поговорить об астероидах.

— Тогда, — сказала она, — Я думаю, лучше начать с истории вопроса.

— История длинная, — начал Артуро Аливо, — И я постараюсь ее сжать. Все началось с осознания следующего факта: в нашей Солнечной системе есть множество летающих камней, или даже скал, или гор, которые движутся относительно Земли со скоростью десятков километров в секунду, и достаточно часто сталкиваются с нашей планетой. Статистика такова. Метровые камни сталкиваются с нами каждый год. Стометровые скалы — примерно раз в столетие. Частота наших столкновений с горами, размером несколько километров — раз в несколько миллионов лет. Такие горы оставляют на поверхности Земли кратеры радиусом более ста километров. Наконец, очень и очень редко, Земля встречается с крупными астероидами. Мексиканский залив, вероятно, является кратером от попадания такого астероида. Удары, наносимые астероидами размером более десяти километров, могут создавать моря, раскалывать материковые плиты и уничтожать до 99 процентов живых существ на Земле, как это случилось примерно триста миллионов лет назад.

— Человечество, как я понимаю, в счастливый 1 процент не войдет, — заметила Дейдра.

— Не войдет, — подтвердил он, — В таких катастрофах выживают только очень мелкие, выносливые организмы. Бактерии, инфузории, миниатюрные членистоногие.

Новозеландка вздохнула и развела руками.

— Мы не можем стать миниатюрными членистоногими, поэтому, нам придется что-то делать с опасными астероидами, верно?

— Именно так. Идея витала в воздухе с прошлого века. Огромные ядерные арсеналы, накопленные человечеством, могут помочь отклонить или даже разрушить опасный астероид. Но этот метод нуждается в проверке.

— Отправить Брюса Уиллиса с атомной бомбой, как в фильме «Армагеддон», а?

— Примерно так, — с улыбкой, подтвердил Аливо, — Правда, на Тлалок отправится не человек, а робот, и с несколько иной миссией.

— Впервые прозвучало имя Тлалок, — сказала Дейдра, — Можно несколько слов о нем?

Чилиец утвердительно кивнул.

— Тлалок — это астероид, размером как остров Ямайка. Столкновение с ним подвело бы черту под жизнью на Земле. К счастью, он нам не угрожает. Но это удобный образец. Надо создать модель реакций астероида, чтобы, когда и если нам придется иметь дело с подобным небесным камнем, угрожающим Земле, мы знали, как себя вести. Было бы обидно пожертвовать Брюсом Уиллисом, а потом все равно получить удар огромного астероида, только не оптом, а в розницу. Последствия будут, как от целого астероида.

— Вот теперь понятно! Скажите, доктор Аливо, а насколько реально не просто создать модель, а по-настоящему отклонить или разрушить опасный астероид?

— Вполне реально. При кажущейся неспешности в области исследования космоса, мы продвинулись крайне далеко в смысле технологии, по сравнению с той эпохой, когда снимался упомянутый вами фильм с неподражаемым Брюсом Уиллисом. Если тогда защититься от астероида казалось чудом, то сейчас это понятная техническая задача. Более того, в ходе тестов мы решим несколько очень важных параллельных задач. В частности, это работа на астероиде, это наблюдение за астероидом с пилотируемой станции в миллионах километров от Земли. Так далеко люди еще не забирались.

Дейдра Вакехиа сделала большие глаза от удивления.

— Вы хотите сказать, что на Тлалок отправляется пилотируемая миссия с людьми?

— Не совсем. На самом Тлалоке будут работать только роботы. А корабль с людьми повиснет над Тлалоком, как спутник на очень низкой орбите, примерно на высоте Эйфелевой башни. Организация такой обитаемой базы, это не менее важная задача проекта, чем собственно исследование астероида.

— Еще бы! Уже ходят слухи о том, что где-то в недрах космических агентств имеется проект отправки сверхдальней и сверхдолгой экспедиции к таинственной Немезиде.

— Интересно! — оживился чилиец, — Что за слухи?

— Ну… Извините, если я ляпну глупость. Говорят, что современные двигатели уже способны, теоретически, разогнать корабль до скорости более тысячи километров в секунду, и долететь до Немезиды примерно за четверть века. Если корабль, точнее, станция, обеспечивает нормальные условия жизни, то это реально?… Или нет?

— Немезида… — произнес доктор Аливо, — …А также, ее спутник, Ктулху, стали уже культовыми объектами у любителей астронавтики и научной фантастики. Не будем разочаровывать их, и поговорим на эту тему. Тем более, что открытие Немезиды и Ктулху смело можно считать главным астрономическим событием текущего века…

1

Дата/Время: 04.02.24 года Хартии. Позднее утро.

Место: Меганезия, острова Футуна-и-Алофи

Kolia village, Fare Carpini

Микеле Карпини взял двумя пальцами выползший из факс-принтера листок и прочел.

«Iaorana roaroa коллега Чубби! Happy birthday to you! Надеемся, что этот год будет для тебя гораздо хуже, чем все последующие и гораздо лучше, чем все предыдущие, т. к. perfectio interminata est. Мы скромно рассчитываем на банкет, где увидим тебя с новым num-stripes-on-badge! Aloha faakane, poiihine y tamahine te oe. Tu Brigada Especiale».

Задумчиво встряхнув листок, как будто текст от этого мог измениться, Микеле прочел одну полу-фразу еще раз: «…увидим тебя с новым num-stripes-on-badge». Даже селедке ясно, что это не спроста… Он бросил листок на стол и, повернувшись к окну, крикнул:

— Люси! Остановись ненадолго и подойди сюда, пожалуйста!

Младшая Хок-Карпини хлопком ладони выключила движок квадроцикла-комбайна (с помощью которого в данный момент убирала кучу листьев и прочего растительного мусора, нападавшего за неделю по обе стороны дорожки, ведущей от дома к пирсу) и, демонстративно бросив машинку ровно посреди дорожки, направилась к дому. Лицо, фигура и даже походка 12-летней девчонки транслировали одно и то же послание миру:

«Смотрите: я тут занимаюсь важным делом, а меня отрывают на заведомые пустяки».

Не утруждая себя поворотом к двери (находящейся в 10 шагах), она срезала путь через невысокие, но довольно плотные заросли колючего полинезийского кустарника, легко подтянулась на руках, запрыгнула на широкий подоконник, уселась на нем и спросила:

— Ну…?

— Один старый тугодум хочет посоветоваться с юным сообразительным организмом по важному и деликатному вопросу, — мягко ответил Микеле.

— E oe, — согласилась Люси.

— … И надеется, — продолжал он, — что этот организм уже умеет держать язык за зубами.

— Организму скоро 150 лунных лет, — сообщила она, — Так что он уже умеет.

— До этого замечательного юбилея еще почти целый лунный год, поэтому я и спросил. Ладно. Мы будем считать, что умеет, несмотря на исцарапанные коленки.

— Па, ты про мои коленки хотел спросить? — в ее голосе прозвучали сердитые нотки.

— Нет, детка. Я хотел спросить вот про это.

Микеле похлопал ладонью по лежащей на столе распечатке.

— Ну… — сказала она, протянув руку и схватив листок, — … Очередная открытка маме. И что дальше?

— Num-stripes-on-badge, — уточнил он.

— Ну, маме добавили еще один stripe. По ходу, за того вомбата в Сурабае. И что?

— За вомбата… Хм… Ох уж этот сленг… Значит, Чубби у нас теперь майор, так?

— Ну, типа, да, — девочка кивнула головой.

— А почему я об этом первый раз слышу?

— Ну, по ходу, мама не хотела тебя расстраивать.

— Странно, — заметил он, — Почему это должно было меня сильно расстроить? Какая, собственно, разница? Кроме того, я бы все равно узнал, верно?

Люси неопределенно передернула плечами.

— Ну, почему должно расстроить, я не в курсе. Но, по ходу, мама собиралась сообщить тебе это в стиле: «Mais, a part ca, madame la marquise, tout va tres bien!»…

— Так, — проворчал Микеле, — Это когда маркизе сперва сообщают, что издохла кобыла, потом — что она сгорела вместе с конюшней, а потом — что сгорел весь замок, т. к. из-за открывшегося банкротства застрелился маркиз, и при падении, свеча подожгла все…

— Нет, милый, — перебила Чубби, стремительно врываясь в кабинет, — Не свеча, а аист.

Новоиспеченный майор военной разведки была одета в линялые джинсовые шорты и кухонный фартук, когда-то — небесно-лазурный, а теперь — пятнистый от фруктовых пятен. В руках у нее было полотенце, которым она вытирала мокрые руки.

— Классно выглядишь, любимая — сказал Микеле, — Но я не понял: причем здесь аист?

— А при том, — пояснила она, — что свечи сняты с вооружения еще в 16-м году. Машины ВВС на Маркизских островах вооружены аистами, а видео-протокол доказывает, что сожгли пиратский рейдер, а не торговца. Кто опять муссирует эту гнилую историю?

— О, Мауи и Пеле, держащие мир! — воскликнула Люси, — Мама, ты хотя бы в свой день рождения отвлекись от войны. Это старая французская песенка. Маркиза звонит домой, менеджеру замка, а он говорит: все хорошо, за исключением пустяка: кобыла сдохла… Кстати, ма, тебе открытка. Спец-бригада поздравляет с новой полоской и тра-ля-ля.

— Открытка? Замечательно! Микеле, я как раз собиралась тебе сказать, но не знала, под каким соусом это лучше будет выглядеть. Ну, ты понимаешь…

— Начинаю понимать, — поправил он, — Если я не ошибаюсь, то в INDEMI было четыре действующих майора: Крэмо, Журо, Лигарэ и Махиту. Смотрим, что получится через полтора года. Начнут собираться команды-участники конкурса на роль правительства. Дважды должность полковника INDEMI занимать запрещено — значит, Крэмо и Махиту выпадают. Оставались Журо и Лигарэ. А команд на конкурсе не бывает меньше трех…

— Но не обязательно брать в команду майора, — перебила она, — можно взять младшего офицера разведки, или офицера другого рода войск, или вообще стороннего эксперта.

Микеле выразительно покачал головой и закурил сигарету. Чубби тяжело вздохнула, потрепала Люси по спине и легонько похлопала по попе.

— Пожалуйста, в честь моего дня рождения, дочисти дорожку. Ладно, хорошая моя?

— ОК, мама, — со вздохом, ответила девочка, — Только вы не очень ругайтесь, ага?

— Мы не будем, — пообещал Микеле, — Только выясним кое-какие вещи, и все.

— Клянусь Фреей, — серьезно добавила Чубби.

Люси сделала трагическое лицо, издала тяжелый вздох, спрыгнула с подоконника, продралась сквозь колючие кусты, уселась за руль квадроцикла, хлопнула по выключателю и возобновила борьбу с мусором растительного происхождения.

Люси Хок-Карпини. 12,4 года.

Херово, когда тебе между 12 и 13 годами. Еще не тинэйджер (и поэтому тебя никто не принимает всерьез), но уже не ребенок (и тебя можно использовать для всяких скучных дел). Конкретно: ты еще недостаточно взрослая, чтобы самостоятельно ходить по морю под парусом (о полетах на флайке или даже на простейшем дельтике и говорить нечего), зато, если надо сесть за руль и ликвидировать сральню во дворе — какая-то гребаная фея касается тебя своей волшебной, блядь, палочкой, и ты становишься взрослой часа на 3.

Это, как бы, в социологии. В биологии тоже какая-то несправедливость. В смысле, все женские свойства уже имеются: Луна педантично поздравляет тебя с новым годом. Как это мило с ее стороны, как это романтично, и как, блядь, это поднимает настроение. А смотришь на себя в зеркало и видишь, что на танцах крутить нечем. Ни сзади, ни, тем более, спереди. Ну, хватит о грустном. Сестричка Флер сорок лунных лет назад была доска-доской, а потом — бац! Перетрахала половину Океании и уже примеривалась к Австралии. Тут бы австралийцам и крышка, но нашелся Ежик… Типа, любовь. Ежик, конечно, прикольный. Хотя, если разобраться, ничего особенного, кроме пурпурного хайра, в нем нет. Канак как канак. Ни мордой, ни ростом, ни плечами не выделяется. Котелок у Ежика варит неплохо. Лопоухость и курносость этому делу не помеха, но… ОК, считаем, что Флер повезло. Хер в руки и 7 футов под килем… Это я что, завидую?

Было бы чему. Кстати, я бы, наверное, и сейчас могла снять какого-нибудь парня. Не хитрое дело. Но фиг знает, что получится. Это у парней все просто: гидравлика начала работать — и погнали. Только следи, чтобы торпеда совсем не стерлась. А девчонкам природа подбросила задачку. Геометрия, прикладная механика и психология — в кучу. Флаг в руки разбираться: чего ты хочешь, и следует ли это делать прямо сию минуту? Поэтому парням на практической биологии в школе дают всего один, понятный совет: лучше, если ваша первая партнерша старше вас не более, чем на 10 лет иначе есть риск сформировать инфантильное поведение в сексе. А девчонки получают целых 3 совета, причем все непонятные. Вот как отличить мотивы любопытства и самореализации от сексуального влечения? Или, как отделить влечение к мужчинам вообще от влечения к конкретному парню, который оказался рядом? А как убедиться в полной технической готовности? ПОЛНОЙ! Непыльная работа давать такие инструкции. Я бы тоже могла.

Жаль, что, мне за это не платят… Вообще-то, я завидую Флер — но не по сексуальной практике, а по сексуальной географии. От Футуна, где мы, 450 миль на ост-норд-ост до атолла Олосенга, где Ежик. До Tekaviki-College, на моту у юго-восточного берега Увеа, 150 миль от нас и 300 от Ежика. Маршрутки-сардельки летают туда-сюда дважды в час.

Угадайте, в какую сторону летит Флер, если дома барбекю, а в какую — если дома куча дел? То-то. В прошлом году Ежик поднял хорошие деньги в Африке, купил себе новую летучую растопырку, а старую подарил Флер. Мама чуть головы не оторвала обоим, но подарок же… Теперь Флер само-летающая, а если дома скучные дела, то у растопырки барахлит электрофидер и она зависает у Ежика. Он инженер-электромеханик и, как бы, это чинит до утра. Сказала бы я, что он ей чинит. Конкретно-практическая психология. Но, по ходу, я зря гоню волну на Флер и Ежика. Будь у меня hoakane, я бы тоже у него зависала, если дома хозработы — фиг ли тут. А в прошлом году, когда мама смылась по своей военной ботве на 3 недели, они меня легко вписали к себе на Олосенга. Классно!

Папе загрузили что-то про рекламную акцию и бесплатный кемпинг от «Taveri-Futuna partnership». В школу я ходила по i-net. Правда, за это пришлось потом сдавать штраф-тесты, но оно того стоило. Fare у Ежика маленький (так что я жила в кухне-гостиной) и фанерный (так что когда Флер с Ежиком на 2-м этаже полировали торпеду, саунд-трек доходил до меня почти без потери громкости). Зато, в кухне-гостиной большой экран, и вечером я включала ACID-TV Kwajalein. Там шел фестиваль fantasy-action… А днем мы болтались в лагуне. Там пресноводная лагуна полмили по диагонали. Она такая одна во всей Океании. Офигенно! Правда, на закате летают комары — но есть репеллент.


Когда мама вернулась, то не очень поверила про кемпинг. Она бы нас точно расколола, если бы не Батчеры. Рон и Пума. Вот это друзья, я понимаю! Они оба инструкторы по оружию в военном секторе «Taveri-Futuna». Рон раньше был сержантом у мамы в спец-бригаде, а Пума была рейнджером в Африке. Непробиваемые ребята. Загрузили маме такую легенду: мол, не рекламная акция, а просто учебный лагерь резервистов, и меня туда вписали, как бы, полуофициально. Мама поворчала, но типа, поверила… Ну, не то, чтобы поверила, но меры 3-й степени применять не стала, а это главное…

Ну, вот. Мусор убран, можно расслабиться, пока еще чем-то не загрузили. Для начала, откатываемся в мертвую зону — в ту часть сада, которую из окна и с террасы не видно. Пока, судя по доносящемуся из дома бла-бла-бла, разбор полетов продолжается. Ну, и ладно. Авось, не подерутся. А я достаю сигареты, зажигалку и начинаю тренироваться пускать дымовые колечки. Вот у мамы они получаются красивые, а у меня — какие-то кривые и неустойчивые. Мало практики. А откуда бы ее было много, если приходится шифроваться от предков. Застукают — дадут по шее. Хотя сами курят, как пароходы…

Кстати, наш тичер по физике на примере дымовых колечек рассказывал про строение нашей вселенной, которая, оказывается, вся состоит из маленьких вихревых штучек, только, конечно, не дымовых, а типа, электромагнитных и гравитационных. Во, как!.. Вообще, если всерьез думать, что все вокруг состоит из такой вот ерунды, то крыша поедет. Тичер так и сказал: ребята, не парьтесь. Это не какая-то реальность, а модель. Типа, как навигационная карта — это модель моря, а не само море. Кто-то спросил: а настоящая реальность — это что? Тичер посмеялся и говорит: ребята, не ломайте себе голову. То, что вы видите вокруг, то, что слышите или трогаете — это и есть настоящая реальность. А теории про устройство вселенной — это инженерные модели. Они чтобы работать с реальностью. Чтобы делать ее симпатичнее на вид, на ощупь и на вкус.

Упс! Бла-бла-бла в доме затихает. Я быстро тушу окурок, выбрасываю его в мусорный контейнер, снимаю с квадроцикла панель над движком, выдергиваю вилку из слота и начинаю рассматривать ее с глубокомысленным видом. Минуты три я выступаю с этим номером без публики, а потом появляются зрители… О-ля-ля! Вот это да! Папа в белом тропическом костюме и шляпе образца XIX века. Мама в полевой форме (ей идет, чтоб мне провалиться!). Даже зеркальные очки надела. Типа, трогательное восстановление согласия в семье по полной программе. Ну, почтение Мауи и Пеле, держащим мир.

Папа поправляет старомодную шляпу и интересуется, что это я такое делаю. Я хмуро сообщаю, что мне почудился запах горелой изоляции, и я решила посмотреть что там. Прикрытие слабое, но маме не охота разбираться. У нее слишком хорошее настроение. Она благосклонно кивает и говорит мне: «Детка, мы пройдемся до кабачка дядюшки Чжана. Если прилетят ребята, предложи им кофе и все такое. Скажи: мы скоро будем».

Ага… Скоро будут. Держи карман шире… Ладно, пусть гуляют, жалко что ли… Они выходят на наш местный Бродвей (Kolia village Ramble). Оттуда доносится громкий одобрительный свист соседских парней — мамин вид в униформе производит на них неизгладимое впечатление. Так-то! Знай наших! Военная разведка рулит! Кстати, мне тоже надо переодеться — для выполнения торжественного ритуала встречи гостей.

Полчаса вдумчивой работы, и я практически готова. На мне золотистые пластиковые сандалии, радужный шнур на бедрах с пучком радужных ниточек, свисающим впереди примерно на 5 дюймов, и три ниточки яркого бисера на шее. По моему гениальному плану, они подчеркивают те бугорки, которые в биологии называются моими грудями. Проходит еще час, и в небе появляется Kiwing-biplane, раскрашенный, как попугай в джунглях Гондураса. Ага: парни сегодня изображают Uvea-University Aztecball Team. Маскировка. Так. Приводнение… Швартовка… Ну, смех, да и только, все четверо — Пападок, Дракула, Каннибал и Энкантадор одеты в спортивные маечки и шортики с эмблемой университетского спортклуба. И спортивные рюкзачки — тоже с эмблемой. Ладно, театр — так театр. Сейчас мы посмотрим, кто из нас больший артист.

* * *

Энкантадор (он же — лейтенант Тино Кабреро) картинно упал на одно колено, красиво развернул голову, воздел правую руку к небу и почти оперным баритоном, пропел:

— Oh joder conio follar per culo la ferra polla!

— Не ругайся при детях, — строго сказал Пападок (он же — обер-лейтенант Нонг Вэнфан).

— Joder te tambi, hijo de puta, — добавила Люси.

— Развитие девочек переходного возраста в экваториальной Океании характеризуется стремительностью, — сообщил Дракула (он же — военврач III ранга Керк Скагэ).

— Типа, сиськи появились, — уточнил Каннибал (он же — суб-лейтенант Уфти Варрабер).

— Так и будете стоять на пирсе? — ехидно осведомилась Люси, — проходите на террасу. Хозяин с хозяйкой сорвались в китайский кабак, приказав мне обслужить гостей. Так что, заказывайте на свой вкус. В ассортименте есть кофе, ром, сигары, оральный секс и другие легкие настольные игры.

— А пожрать что-нибудь есть? — спросил Уфти.

— По ходу, мама делала какие-то салаты. Или ты хочешь бутерброд?

— И то и другое. Вообще, давай я тебе помогу притащить.

— А пиво можно взять? — поинтересовался Керк.

— В холодильнике, где обычно, — проинформировала Люси.

— Кто-то говорил про сигары, — мечтательно произнес Тино.

— В гостиной на столе, в коробке в виде европейского гроба, — сказала она.

— А чего так? — удивился лейтенант.

— Ну, типа, намек, что курить вредно.

— Это точно, — согласился Нонг, закуривая сигарету, — А предки здорово поругались?

Люси неопределенно пожала плечами.

— По ходу, папа заподозрил, что мама собралась в полковники, а это ведь жопа, так?

— А, по-моему, это не худший вариант, — заметил обер-лейтенант.

— Смотря для кого, — сказала Люси, — хэй, Уфти, пошли, притащим парням хавчик.

Обер-лейтенант INDEMI Нонг Вэнфан. 34 года.

На месте Микеле, я бы давно поставил Чубби перед дилеммой: или я, или армия. Могу точно сказать, что я бы сделал это в 12-м году Хартии, после операции «Octoju» на Тауу. Это было летом, почти сразу после подрыва первой 24-мегатонной L-bomb восточнее Соломоновых островов. Французская эскадра остановилась на линии Онтонг — Сайкай, затем развернулась на юго-восток и, фактически под белым флагом, пошла к Вануату, сопровождаемая контрольным эскортом с нашей патрульной базы Хониара. А нашей команде предстояло под шумок зачистить ультрамусов на Тауу. И вся команда, перед отправкой на штурм-базу Нугури, собралась вот здесь же, только вместо навеса между деревьями тогда была камуфляжная сетка, натянутая между бамбуковыми опорами. И тогда нас было восемь: Чубби, я, Керк, Рон, Зено, Ив, Блаар и Уфти. Последние двое — совсем мальчишки — 16 лет, сразу после учебного лагеря. Чубби была всего на 10 лет старше их. Флер бегала, как маленький чертенок, пытаясь разобрать на детали любые предметы, которые попадались ей под руку. Люси была кроха, она едва начала ходить, еще не умела вовремя останавливаться, то и дело на кого-то и на что-то натыкалась, а произнести могла только несколько слов: «pan», «glo», «bro» «miti», «motu», «mama», «papa», «puta» и «joder». Последнее слово было сложным, и она очень им гордилась.

Сам не понимаю, почему нам казалось, что все пройдет гладко? Наверное, потому, что Чубби 20 раз повторила: «Микки, не вибрируй! По ходу, это чисто полицейская акция. Ничего такого…». Нас, правда, она инструктировала иначе: «Ребята, будьте предельно аккуратны. Авиация расстреляет только видимые точки сопротивления, а мобильные звенья противника могут ползать где угодно — хоть в ста метрах от точки высадки». И ведь как в воду глядела: Зено поймал пулю снайпера в шею, едва только выпрыгнул с флайбота в воду. Он умер, по-моему, даже не успев понять, как же такая фигня могла случиться. А Уфти повезло: пуля попала ему в броник и он отделался трещиной ребра. Впрочем, тогда он этого даже толком не заметил. Тех двух снайперов, вместе с двумя корректировщиками, мы зачистили прежде, чем они успели взять цели еще раз. Потом была, в общем-то, рутина. После авиа-налета ультрамусы сохранили всего взвод более-менее боеспособных организмов. Мы разобрались с этим за полтора часа. Чуть дольше возились с пулеметной позицией сил самообороны мустауна. По инициативе Керка мы пытались вытащить нескольких раненых гражданских папуасов, которые находились в точности на линии огня. Троих вытащили. Пятерых нет. Одну даму Рон вытащил, без всякого толка — у нее было явно смертельное ранение. А после мы накрыли все это из тюберов. В смысле — и позицию, и мустаун. Чубби не хотела никем больше рисковать.

Разумеется, мы все сделали по инструкции. Три предупреждения по кричалке: «Всем некомбатантам предлагаем покинуть позицию. Гарантируем гуманное обращение…». Только с ультрамусами это без толку. По шариату женщины — скот, а неполовозрелые дети — полуфабрикат. В критической ситуации их используют в качестве живого щита, надеясь, что противник придерживается UN-конвенций о ведении боевых действий. С нами они просчитались — у нас другие инструкции. Некомбатантов было жалко, но что делать? После обстрела, 13 из них осталось в живых. А говорят: несчастливое число… Живых травмированных комбатантов мы не считали. Чубби приказала, что их нет — ну, соответственно, их и не было. Меня тогда удивило, с какой легкостью 16-летний Уфти режет людей. Для бойца-тинэйджера, как правило, есть этический барьер в отношении безоружного противника, а тут — ничего подобного. Потом я консультировался на эту тему с военным психологом — тот меня успокоил. Просто Уфти рос в несколько другой культурной среде… А Чубби росла в обычной для канаков среде, и ее стало колбасить сразу, как только нас сменил флотский контингент. Это понятно: во-первых, Зено. Его было ужасно жаль. Такой отличный парень (потом я ездил объясняться с его мамой, и лучше это не вспоминать). Во-вторых — фарш из некомбатантов (и это тоже лучше не вспоминать). В-третьих, приказ о травмированных ей тоже дался не легко (хотя, так по инструкции: «При дефиците личного состава или в сложной тактической обстановке, немедленно нейтрализовать все потенциально-боеспособные единицы противника».


Короче говоря, на обратном пути Чубби выпала в аут. Что-то вроде тихой истерики со слезами. В принципе — здоровая и своевременная реакция нормального человека, а тем более — бойца женского пола. Рона тоже немного трясло — он все переживал из-за той гражданской дамы, которая умерла. Как потом выяснилось, его немного зациклило на этом эпизоде… В этих условиях, я, как зам команданте группы распорядился на счет алкоголя с целью снятия стресса. Рон отказался (действительно, у него был не стресс, а совсем другое — но это выяснилось позже). Чубби выхлебала пол-фляжки, причем без всякого толка. Домой мы ее доставили абсолютно пьяную и в состоянии той же тихой истерики. Керк как вынес ее из флаера на руках — так и передал на руки faakane.

Я был уверен, что Микеле сейчас обложит нас херами и пошлет на них же. Во-первых, потому, что ему не нравится наша контора, и не нравится, что Чубби там работает. Во-вторых, он, хотя и выдающийся инженер-агробиолог, но по существу — калабрийский фермер (но при этом, настоящий канак — тут слов нет). Фермеры — это ребята простые: если им хочется кого-то послать на хер, то они его немедленно и тщательно посылают.

Так вот, я ошибся. Микеле принял у Керка бесчувственно-пьяный организм Чубби, и спросил: «у вас что, минус один». Я ответил, что да. И тогда он вдруг пригласил нас в дом. Время было позднее, дети уже спали. Он усадил нас на террасе, притащил хлеб, окорок, бутылку виноградной водки и котелок какао. Потом пошел мыть Чубби под душем и укладывать в кроватку, а потом вернулся и мы еще долго общались на всякие темы. Выпили за то, чтобы Зено там было хорошо — если там вообще что-нибудь есть. Улетели мы оттуда сильно за полночь, и с каким-то очень теплым настроением… Мы потом спрашивали Чубби: что он сказал утром? Оказывается — ни слова об этом. Как будто, ничего и не было. Через год, когда Уфти пошел на сержантские курсы, Микеле взялся помогать ему с учебой (он преподает студентам и здорово это умеет). Без него Уфти никогда бы не продвинулся дальше капрала. Нашу контору Микеле все равно не любит, и работу Чубби не одобряет, но у него такой принцип: на человеческий выбор нельзя давить. Видимо, это у него какая-то особая религия, только я не знаю, какая.

С тех пор многое изменилось. Блаар погиб в Гватемале — подорвался на мине. Керк экстерном получил level доктора военной биомедицины. Уфти (опять же, с помощью Микеле) закончил офицерский колледж. Ив — обер-лейтенант в департаменте военной психологии. Рон ушел из регулярной армии — теперь он военный эксперт-инструктор в фирме «Taveri». С ним теперь Пума, это вообще персонаж почти мифический. У нас появился Тино, хороший парень, хотя и немного пижон. А Чубби стала майором, и возможно, через два года она возглавит INDEMI. По-моему, это будет правильно… Понятно, что Микеле не радует такая перспектива — но… Вот, кстати, и они.

* * *

Микеле Карпини окинул взглядом собравшуюся под навесом кампанию, почесал в затылке, проворчал что-то типа «aloha» и, вытащив из кармана костюма сигару, начал старательно ее раскуривать. Чубби сняла зеркальные очки, аккуратно повесила их за дужку в гнездо над нагрудным карманом и осведомилась:

— Люси, детка, ты уверена, что оделась сообразно случаю?

— Да, мама. Все говорят, что мне очень идет.

— Правда? А кто конкретно это сказал? И, кстати, слезь с коленей лейтенанта Кабреро, тебе совершенно нечего там делать… Тино, спихни ее немедленно.

— Но мама! — возмутилась тут же спихнутая Люси, — Это несправедливо! Если я кормлю каких-то мужчин, то почему мне нельзя посидеть у них на коленях?

— Это сложный вопрос, детка, и давай я отвечу на него не в свой день рождения, ОК? А сейчас, я надеюсь, кто-нибудь догадается спеть мне песенку, или что-нибудь…

Гости дружно грянули «Happy birthday, dear Cubby, happy birthday to you!», а затем рюкзаки были открыты и, после некоторой суеты технического характера, появился собранный из нескольких сегментов подарок.

— Y una polla me estar jodido… — потрясенно произнесла Чубби.

— А потом ты удивляешься, что дети ругаются матом, — заметил Микеле, — И, кстати, что это за… Гм… Устройство? Надеюсь, оно ничем не стреляет?

— Нет, дядя Микеле, — успокоил Уфти, — Это научно-познавательная фигня. Называется: любительский телескоп с компьютерным наведением. Прикинь: труба не больше, чем у гранатомета. Ну, разве что, толще. А увеличение — 1000 раз. Без фэйка, мы проверяли.

— Спасибо, парни! — прочувствованно воскликнула майор.

— Любимая, а ты давно интересуешься астрономией? — спросил Микеле.

— Ну, вообще-то, я с детства мечтала о любительском телескопе.

— Странно, что я об этом впервые слышу.

— Милый, ты зануда! — весело сказала Чубби и изящно повисла у него на шее, — Я люблю самого ужасного, самого чудесного зануду во всей Океании! Это так классно! Iri!!! Вы знаете, что подарили мне Микеле и Люси? Дерево! Вон то цветущее дерево!

Четверо коммандос синхронно повернули голову в ту сторону, куда она указывала. Там действительно стояло дерево метров 5 высотой, усыпанное яркими гирляндами мелких оранжево-алых цветов. У корней были видны следы недавних земляных работ.

— Мощная штука! — оценил Нонг, — Как вы это сделали? Оно же весит центнера три.

— Навесная лебедка на комбайне и хорошая команда, — Микеле хитро подмигнул дочери.

— Полтора часа всех дел, — небрежно сообщила она и добавила, — мама, а давай поставим твой телескоп в верхней мансарде, и я тоже смогу иногда в него что-нибудь смотреть?

— Что, например? — поинтересовалась Чубби.

— Немезиду, разумеется!

— Вот к чему приводит ажиотаж в масс-медиа, — констатировал Микеле.

— А что такого, па?

— Ничего, Люси. Просто все эти разноцветные журналы и сайты постоянно забывают о том, что Немезиду невозможно увидеть с Земли и вообще из плоскости эклиптики.

— Милый, а давно ты интересуешься космосом? — ехидно спросила Чубби.

— С тех пор, любовь моя, как на последнем прошлогоднем семинаре по псевдобионтам, меня достали вопросами: есть ли жизнь на планетах Немезиды, и если есть, то какая?

— А почему бы и нет? — произнес Керк.

— А почему бы гималайским ледникам не быть из сахарного сиропа? — саркастически спросил его агроинженер, — Желательно, из мятного, но можно и из ванильного.

— Хэх… Ты своим студентам тоже так ответил?

— Ну, положим, своим студентам я объяснил несколько подробнее, но у нас ведь был семинар, а не день рождения моей жены.

— Жена, у которой день рождения, хочет подробностей! — объявила Чубби.

— Гм… Любовь моя, тогда не лучше ли дождаться дока Лоу? Вот уж кого задолбали Немезидой и Ктулху до полной потери адекватности…

— Ктулху? — переспросил Тино, — Это тот, который бог виндсерферов?

— Да. И еще, так называют гипотетически-обитаемую планету — спутник Немезиды.

Чубби ласково погладила мужа по спине.

— Милый, давай ты, все-таки, немножко нам расскажешь. А я налью тебе рома.

— С лимонным соком, — уточнил он, — Ладно, раз populi настаивает… Но чур никто не придирается к стилю. Я, знаете ли, не готовился, и вообще я не астрофизик…

— Па! Ну, рассказывай уже! — требовательно перебила Люси.

— Ужас, а не ребенок, — пожаловался Микеле и, без всякого перехода, начал, — Сейчас давайте перенесемся на 5 миллиардов лет назад, когда на месте Солнечной системы находилось разреженное облако из частиц — от молекул до мелких пылинок. Вся эта ерунда отделилась от более крупной массы, вращавшейся вокруг ядра галактики, и поэтому обладала определенным моментом вращения. Это облако вращалось вокруг собственного центра тяжести, постепенно превращаясь в газо-пылевой диск. Никто не додумался помешивать все это, и случилось то, что порой случается с кашей. Частицы начали слипаться в комочки. Механизм, в отличие от каши, был гравитационный, а не адгезивный, и масштаб бедствия был гораздо больше. Крупные комки сжимались под действием собственной гравитации, разогревались при сжатии, у некоторых от этого возникли горячие расплавленные ядра, как у Земли, например, а один, самый крупный комочек в центре сжался и разогрелся так, что в нем началась реакция термоядерного синтеза. Этот комочек — вот…

Микеле показал рукой в сторону стоящего в зените солнца.

— Кстати, Оскэ и Флер летят, — сообщил Уфти, бросив взгляд на небо.

— Отлично! Тогда я сделаю перерыв и выпью глоточек того рома с лимонным соком, который мне пока еще не налила моя жена, хотя все слышали, как она обещала.

— Что ты ворчишь? Я уже наливаю. Просто это коктейль, с ним нельзя торопиться.

— Растопырка «заячьи уши», — сказал Тино, глядя на снижающуюся флайку, — Самопал.

— Нет, это серийная, — возразил Микеле, — На Рорети-Арораэ есть такая мини-фабрика…

— «Retiair Fare-Fabric», — договорила за него Чубби, — Там один из партнеров — Герхард Штаубе, шеф-пилот из Франкфурта, автор ВВС Транс-Экваториальной Африки.

— Кстати, командир, что ты о нем скажешь? — спросил Нонг.

— Скользкий тип, — ответила она, — Блестящий авиа-эксперт, но крайне конформный. В Аравии он изображал правоверного мусульманина, в Черной Африке был идеологом черного фашизма и милитаристом, а в Океании стал настоящим канаком.

— А правда, что он работает на майора Журо?

— May be, — Чубби пожала плечами, — но это их дела. Для меня важнее, что его фирма делает достаточно надежные флайки, и я не дергаюсь, когда на них летает моя дочь.

Тем временем, флайка, немного похожая на заячью морду с расставленными в стороны ушами (крыльями), торчащую из радужного круга крутящегося пропеллера, коснулась воды и уверенно покатилась к пирсу. Несмотря на легкомысленный вид, в этой флайке действительно чувствовалась какая-то надежность и основательность.

— Что-то этакое в ней есть, — проворчал Керк.

— Аэродинамичность формы, — ответил Микеле, — Теперь это проходят в колледже, как отдельный раздел прикладной геометрии. Есть некоторые плюсы в том, что помогаешь учиться почти взрослой дочери, которая, между нами говоря, порядочная лентяйка.

— По ходу, это не лень, а просто любовь, — возразил Уфти и приветливо помахал рукой выбравшейся на пирс парочке, — Надо радоваться, дядя Микеле. Не у всех бывает.

— Угу, — проворчал агроинженер, — Я делаю ее домашние задания и радуюсь.

Пока Флер довольно бесцеремонно тискала всех коммандос подряд, Оскэ подошел к Чубби, придал своей позе торжественный вид, почесал пятерней жесткую щетку своих ярко-пурпуных волос (за которые и получил прозвище Ежик), и произнес:

— Тетя Чубби… Короче, это… Мы тебя поздравляем с пожеланиями всего-всего-всего. Главное, чтобы оно было хорошее и его было как можно больше. И еще, у нас, типа, подарок, только надо его собрать, потому что он, блин, по частям. Типа, мы сейчас сожрем что-нибудь и быстро соберем. Ну, короче, надеемся, что тебе понравится.

— Я тоже надеюсь, — улыбнувшись, сказала она, — Что хоть это такое?

— Ну, типа, лодка… Но это надо показать. Вот соберем, и…

— Садись за стол и питайся, — перебила она, — Тут Микки рассказывает про Немезиду…

— Где мой коктейль? — перебил Микеле.

— Joder! — выругалась Чубби, — Я же его держу в руке. На, вот он. И только попробуй сказать, что невкусно. Обижусь и надуюсь!

— Вкусно, — сообщил он, сделав глоток, — Кстати, на чем я остановился?

— На комочках каши, — напомнила Люси, — Один из них так нагрелся, что стал Солнцем.

Микеле сделал еще глоток и удовлетворенно кивнул.

— Да! Итак, один, самый большой, разогрелся и стал центральной звездой системы. Но единственная ли это звезда в системе? Вот в чем вопрос. Мы видим на небе множество двойных и тройных звезд. Почему бы и нашему Солнцу не иметь звезду-спутник? Мы можем ее не видеть потому, что она неяркая и заслонена от нас другими космическими объектами. Что есть в Солнечной системе, кроме Солнца? Во-первых, это 4 небольшие внутренние планеты, одна из которых наша — Земля. Кстати, от Земли до Солнца 150 миллионов километров, или одна астрономическая единица — А.Е. За внутренними планетами идет пояс астероидов, а дальше 4 планеты-гиганта. Ближайшая из них — это Юпитер. Он в 320 раз массивнее, чем Земля и в 5 раз дальше от Солнца. Короче: 5 А.Е. Самая дальняя планета-гигант, Нептун отстоит от Солнца на 30 А.Е. Дальше идет пояс Койпера, огромное множество малых планет и астероидов, на удалении 40–60 А.Е. от Солнца. Все о чем я пока рассказывал, вращается вокруг Солнца по эллипсам лежащим обычно в одной плоскости — плоскостью эклиптики, или под небольшим углом к ней. Дальше, за границей 60 А.Е. начинается разброд…

— Па, ты забыл про кометы! — встряла Флер.

— Я не забыл, детка. Итак, кометы. Рыхлые астероиды из водно-аммиачного льда. Они вращаются по сильно вытянутым эллипсам, то подходя близко к Солнцу, то улетая на расстояния больше 30 А.Е. Иногда намного больше. В начале XXI века нашлось такие кометы, орбиты которых вытянуты на тысячи А.Е… Еще раньше, астрофизик Ян Оорт предположил, что на расстоянии 2000–5000 А.Е. от Солнца есть гигантский бублик, скопление комет и астероидов. Сейчас этот бублик называется Облаком Орта. Но что заставляет кометы и некоторые малые планеты двигаться от облака Орта к Солнцу и обратно? Может, где-то там есть маленькая звезда, неяркая звезда, красный или даже коричневый карлик, спутник Солнца? Мы ее не видим, она сравнительно холодная и неяркая, и заслонена космическим мусором, но ее гравитация играет с кометами…

— Немезида! — объявил Оскэ.

Микеле Карпини покачал ладонью влево-вправо, изображая неопределенность.

— Немезида бывает разная. По самой популярной версии прошлого века, это «красный карлик» с массой в 20 раз меньше, чем у Солнца и в 50 раз больше, чем у Юпитера. Он движется по вытянутой орбите с периодом 26 миллионов лет, в интервале 90.000 А.Е. - 20.000 А.Е. от Солнца. Такую Немезиду искали более полувека. В ходе поисков было установлено, что в облаке Оорта триллионы астероидов и ядер комет, а внешний слой облака лежит в 100 тысячах А.Е. от Солнца, это полтора световых года. Напомню, что в четырех световых годах от Солнца находится группа Центавра, три звезды, расстояния между которыми порядка 15.000 А.Е. (четверть светового года). Иначе говоря, между звездами нет огромных промежутков практически полной пустоты, как думали раньше. Внешние кометные скопления звездных систем смыкаются. Какие-то кометы могут вращаться вокруг Солнца и звезд Центавра, как вокруг кратной системы…

— … А вдруг, зеленые человечки с Центавра крысят наши кометы? — перебила Люси.

— Верно, детка, — Микеле кивнул, — Это их центаврийский бизнес. Ничего личного.

Секунд пять до публики доходило, потом раздалось громовое ржание. Образ зеленых центаврийских человечков, ворующих неохраняемые кометы с периферии Солнечной системы, оживил холодные просторы космоса понятными человеческими мотивами.

— Так вот, — продолжал агроинженер, — Несмотря на эти открытия, которые обошлись в миллиарды баксов, Немезиду так и не нашли. Астрономам констатировали печальный факт: такого спутника, красного, или хотя бы коричневого, карлика у Солнца нет!

— Я не понял, — сказал Нонг, — Так Немезида есть, или ее нет?

— Не все так просто, — сказал Микеле, — Евро-американских астрономов сбило с толка смешение физики с моралью. Это их хронический баг в мозгах. Гипотеза о Немезиде возникла в середине XX века для объяснения особенностей орбит транс-нептуновых скоплений и для церковного триллера о звезде возмездия, которая накажет людей за хороший секс и за недостаточный размер взносов в церковную кружку.

— Дядя Микки, а тогда почему звезду назвали эллинской богиней санкций, а не каким-нибудь хреном из римской библии? — спросил Оскэ.

— Балда, — снисходительно фыркнула Флер, — это же азы легендирования. Если бы эту звезду назвали библейским Сауроном, то из ботвы торчали бы римские уши.

— Саурон, это не в римской библии, а в англиканской фэнтези, — поправила Чубби.

— Одна и та же недобитая банда, — пробурчал Энкантадор Тино.

Микеле строго постучал донышком бутылки по столу.

— Не отвлекаемся на технику игры. Суть дела в том, что для агитации годилась только такая Немезида, которая периодически приближается к Солнцу, захватывая по дороге огромный арсенал комет и астероидов и бросая их гравитационной пращой на головы аморальной публики. Миллиарды баксов тратились ради именно такой Немезиды, и никакой другой. Немезида-пацифистка для оффи-идеологии совершенно бесполезна.

— Кажется, мы приближаемся к оргазму, — подал реплику Керк.

— К озарению? — уточнил Микеле, — Так, оно было четверть века назад, когда студенты-киви из Waitakere-MOA опубликовали объяснение, почему транс-нептуновые орбиты таковы, как будто к ним иногда приближается тот красный карлик, которого нет.

— Ну, херня же! — возмутился Уфти, — Как может приближаться то, чего нет?

Агроинженер снова постучал бутылкой по столу.

— Парень, не порти мне интригу, ОК? Три года назад, когда про студнетов-киви уже забыли, элаусестерский клуб «Тау Кита» запустил в космос занятную любительскую игрушку типа строллера… Все знают, что такое строллер?

— Длинная коктейльная трубочка, набитая пироксилином, — ответила Люси, — у нее на конце микропроцессор, и ее можно захерачить со стратостата на Луну. Типа, регата.

— В общих чертах верно, — согласился Микеле, — Если бы ты еще обошлась без мата…

Девочка передернула плечами и придала своей физиономии удрученное выражение, а Микеле, тем временем, продолжил:

— Идея сделать совсем тоненький строллер, который мог бы разгоняться до крайне высоких скоростей и нести микроминиатюрный аппарат, витала в воздухе. После появления штучек, которые подглядывают и передают видеоряд лазером сверхмалой мощности, это стало действительно интересно. Технические детали я опускаю. Микро-строллер был запущен курсом, перпендикулярным плоскости эклиптики, вот в чем весь фокус. Он разогнался до 3000 километров в секунду (одного процента скорости света), и через полтора года смог взглянуть на плоскость эклиптики, как бы, сверху, с высоты тысяча А.Е… Принцип тот же, что с наблюдателем на мачте. Как далеко можно увидеть другой корабль с верхушки мачты хорошего океанского проа?

— Миль десять, — лаконично ответила Флер.

— Верно… Надеюсь, ты проверяла это, не лазая на нее. Аналогичный метод в космосе позволяет увидеть заслоненные от Земли объекты в облаке Оорта. Ребята из «Тау Кита» искали любой красивый объект, который можно сфотографировать и показать публике, чтобы все сказали: «Офигеть!»… Микро-строллер нашел объект, прицелился, и…

— Папа, ну не тяни! — возмущенно перебила Люси, — Это была Немезида, да?

Микеле шутливо погрозил ей пальцем.

— Детка, не придавай значения названиям. Свойства этого объекта не зависят от того, назовешь ты его Немезидой или Сауроном, как предложила Флер. Поэтому, просто опишем, что это за штука. Пик ее излучения лежит в ИК-области с длиной волны 3 микрона, что соответствует температуре 700 по Цельсию, а радиус около 100 тысяч километров, в полтора раза больше, чем у Юпитера, а расчетная масса больше массы Юпитера, в 5–7 раз — так говорят ребята, которые в этом разбираются.

— Грубо говоря, это большая планета, — констатировал Нонг.

— Черта с два! — весело возразил Микеле, — Планеты холодные, а эта штука довольно горячая, как я уже сказал. Астрофизики называют такие объекты субкоричневыми карликами. Кстати, довольно распространенное явление во Вселенной.

— По ходу, это маленькая звезда? — предположила Люси.

— Ну, можно сказать и так, хотя она гораздо меньше и холоднее чем красные карлики, (минимальные истинные звезды), и даже, чем коричневые карлики, которые уже не звезды, а субзвездные объекты, еле-еле поддерживающие термоядерные реакции.

— Если нет термоядерной реакции, то за счет чего 700 по Цельсию? — спросил Оскэ.

— Этот вопрос, — сказал агроинженер, — можно отнести и к Юпитеру. Он излучает втрое больше энергии, чем получает от Солнца. Может быть, огромное давление в его ядре инициирует некоторые процессы ядерного синтеза, но дать четкий ответ…

— А у Немезиды есть планеты, да, папа? — перебила Люси.

— У Юпитера есть 4 планеты, у Сатурна — одна, и у Нептуна одна, — напомнил он, — Их называют спутниками, но это — формальность. Они достаточно велики и…

— Так у Немезиды они тоже есть? — снова перебила она.

— Их просто не может не быть, — ответил Микеле, — Так говорят знающие ребята.

— Ага! А жить там можно?

Агроинженер улыбнулся и развел руками.

— Ну, детка, это кому как.

Аудитория отреагировала ироничным хихиканьем и фырчанием. Агроинженер сделал глоток коктейля и покачал стаканом, будто прислушиваясь к звону льдинок.

— Вернемся к студентам-киви, — продолжил он, — Четверть века назад они предположили, что имеется не одна классическая Немезида массой, как полста Юпитеров, а несколько сравнительно маленьких Немезид, расположенных намного ближе, кем классическая. Каждая из них лишь впятеро больше Юпитера, поэтому поодиночке они не особенно заметны, но каждые 26 миллионов лет происходит парад Немезид (аналогичный параду планет, происходящему, как известно, 5 раз в столетие). Несколько Немезид встают в шеренгу где-то в облаке Оорта, создают возмущение транс-нептуновых орбит, а затем разбегаются, как нахулиганившая стайка подростков. А полисмен… Точнее, астроном, прибывший на место происшествия с некоторым опозданием… Думает, что так мощно насвинячить мог только крупный взрослый дядя.

— Но пока найдена только одна Немезида? — спросила Чубби.

— Насколько я знаю, полторы, — ответил он, — Про одну я сказал, а от второй, на том же видеоряде, наблюдается что-то вроде шлейфа возмущений, оставленного ей несколько миллионов лет назад. Она приблизительно того же размера, что и первая. Те студенты-киви (они сейчас уже выросли), назвали ее Мангароа, в честь длинной акулы, которую поймали Мауи и Пеле, и бросили в небо, чтобы она присматривала за звездами.

— Мангароа это тоже мини-звездочка? — спросила она.

— Не знаю. Наверное, об этом можно почитать в «NZ-astronomy Review».

— ОК. А что известно про Ктулху?

Микеле издал тихий стон, одним большим глотком допил коктейль, взял с блюдца потухшую сигару и начал раскуривать. Чубби проследила за этими манипуляциями и осторожно поинтересовалась:

— Что, все так плохо?

— Не то, чтобы плохо, — ответил он, — Просто сейчас я буду говорить о вещах, в которых почти ничего не понимаю, и повторять флейм своих студентов, а они тоже в этом не разбираются, и повторяют флейм студентов с отделения аэрокосмических систем.

— Мы запишем в протокол, что ты не несешь за это ответственность, — успокоила она.

— Именно это я и имел в виду… Итак, анализируя орбитальные отклонения Немезиды, вызванные ее спутниками, некие ребята пришли к выводу, что этих спутников четыре. Наибольший интерес из них представляет Ктулху. Это — планета размером несколько больше Марса, обращающаяся вокруг Немезиды на расстоянии около полмиллиона километров — на четверть дальше, чем Луна от Земли. При таком тесном соседстве, слабого излучения Немезиды достаточно, чтобы на Ктулху было более-менее тепло и светло. Температура на его поверхности в пределах плюс-минус 50 по Цельсию, а освещенность примерно как на Земле в ясную лунную ночь, только свет — красный.

— А воздух там как? — спросил Оскэ.

— И вода? — добавила Флер.

— Может, вам еще про ктулхианскую рыбалку рассказать? — съехидничал Микеле.

— Ну? — с энтузиазмом поддержала эту идею Люси.

— Что — ну, детка? За последние полгода написано полсотни фантастических новелл о жизни на Ктулху, а киви даже сняли короткометражный фильм, на котором каким-то образом возник лейбл «научно-популярный» и две фамилии консультантов… Мне не очень верится, что они видели, под чем подписались. Поговорите об этом с Мак Лоу.

— Док Мак считает, что там есть жизнь, или что нет? — уточнил Нонг.

— Он считает, что скорее да, — неохотно сообщил Микеле.

Флер задумчиво потянулась к лежащей посреди стола пачке сигарет.

— Это еще что!? — возмутилась Чубби.

— Ну, я типа, просто покрутить в руках… Ладно, не буду… Па, а правда, что вторая Диогенова бочка полетит к Немезиде?

— Вот уж об этом я точно ничего не знаю, — ответил он.

— Так ясно, что к Немезиде, — сказал Оскэ, — Не к альфе же Центавра.

— А может, типа, просто для теста, — возразила Флер.

— Так, по ходу, тесты были еще в прошлом году. Я же тебе объяснял.

— Это вы про что? — встряла Люси.

Оскэ почесал обеими пятернями свою ежикообразную пурпурную прическу.

— Короче, для второго Диогена делается адаптер под агрегат тераваттного лазера… ну, типа как зажигание для L-bomb, и херня, типа бустера с рефлектором. Я видел такую штуку в i-net, только она была маленькая, на сателлите, а эта — здоровая, блин.

— Не врубилась, — лаконично проворчала Люси.

— Термоядерный движок, — пояснила старшая сестричка, — Типа, та же L-bomb, но…

— А, ну так бы и говорили, а то адаптер — хераптер…

— Ну-ка, ну-ка, — заинтересованно произнесла Чубби, — а подробнее про этот агрегат? Откуда такая информация? Кто сказал про термоядерный бустер для Диогена?

— Никто не говорил, тетя Чубби. Но ты прикинь: мне платят за тестирование фидера, который поставят на Диоген-2. Фидер для адаптера. Адаптер для тераваттного лазера. Тераваттный лазер нужен только для зажигания LiD-смеси, зачем же еще? И, по ходу, прошлогодние тесты с разгоном сателлита. Тут даже селедка догадается, ага!

— Инфо-утечка, — припечатал Тино Кабреро.

— Не парься, — посоветовал ему Оскэ, — Диоген-2 это корпоративный проект, а не ваш гестаповский. Фиг ли тут разводить всякие секреты?

— Ежик, блин! — возмутилась Флер, — Я тебя сколько раз просила не называть мамину контору Гестапо? Что, так трудно сказать INDEMI?

— Ну, типа, извини, — он погладил ее по спине, — И ты извини, тетя Чубби. Я же ничего такого не хотел сказать. Просто все так называют, хули тут…

— Проехали, — перебила Чубби.

— Ага, — сказал он, — Флер, пошли, соберем подарок, а то флейм какой-то незачетный.

— Пошли, — согласилась она.

— А я с вами! — объявила Люси.

— Ну, куда же без тебя, — подтвердил Оскэ, и юниорская кампания двинулась к пирсу.

2

Дата/Время: 4.02.24, 9:00–15:00

Место: Западная Новая Гвинея (Индонезийский Ириан).

Горная долина Балием.

9:00. Деревня Онелама в долине Балием

Эрих Вейдек, менеджер-директор «Tour Baliem Valley Resort, GmbH», выскочил из-под хлещущих по нейлоновой накидке струй дождя под широкий навес, и минуту переводил дыхание. Навес накрывал 5-метровый полукруг перед лестницей (или, точнее, трапом), ведущим к двери в контейнерном домике на высоких ножках. Домик был веселенького салатного цвета. Над дверью красовался силуэт стилизованной райской птички и надпись: «CSAR Hybird», а ниже — табличка: «Combat Search and Rescue. Brigade-chief office».

Существование «CSAR Hybird» оставалось загадкой для Эриха с того дня, как он (как будто, в порядке повышения) был переведен из головной компании «Exin-Travel, AG» (расположенной на его родном острове Борнео) в дочернюю фирму в Индонезийской Новой Гвинее. Разумеется, он знал, что в этой провинции (официально называемой Индонезийский Ириан) есть проблемы с политической властью. Но масштаб проблем Эрих ощутил лишь после того, как полгода назад сошел с трапа маленького самолета Cessna-Runner на почти игрушечном аэродроме миниатюрного (но крупнейшего в этой первобытной местности) городка Вамена.

Официальная индонезийская администрация располагалась в большом сарае в центре Вамены (между двумя павильончиками банковских офисов) и состояла из полиции и службы визового и таможенного контроля. Первая разбирала редкие мелкие кражи, а вторая — ставила печати и брала деньги (за плату сверх официального тарифа, печать ставилась практически на что угодно). Все рычаги реального управления были в руках неофициальной неиндонезийской администрации — CSAR «Hybird». Ей принадлежал комплекс, а точнее — военный городок в полумиле от центра Вамены, в папуасской деревне Онелама. То, что домики, ангары, электростанция, РЛС и диспетчерский пост рядом с ВПП, были выкрашены не в милитари-хаки, а в цвета, более подходящие для детской площадки, вряд ли могло кого-то ввести в заблуждение. CSAR была конторой совершенно военизированной. Даже машины на ее собственном летном поле имели очевидно военное происхождение, а сотрудники открыто разгуливали с автоматами в чехлах своих жилеток-разгрузок, как будто это они были здесь корпусом полиции.

В первый же день, Эрих осторожно расспросил местных папуасов на рынке, и после сопоставления разных ответов, решил считать CSAR какой-то спецслужбой, которая почему-то здесь действует. Этот ответ, кстати, вполне устраивал туристов и ничуть не мешал бизнесу. Загадочные (но при этом вполне доброжелательные) спецагенты даже добавляли Долине Балием экзотики (хотя, эта местность и так — экзотичнее некуда). У Эриха не было никакого желания выяснять что-то еще и лезть в политику — но он на всякий случай познакомился с офицерами этой странной организации, и даже иногда проводил в их кампании вечер за кофе и покером. А сегодня как раз «всякий случай». Эрих решительно взбежал по лесенке, постучал в дверь и, услышав небрежное: «ОК, заходите», шагнул в комнату, служившую кабинетом шефа бригады CSAR «Hybird».

Как известно, папуасы делятся на «montano» и «melano». Первые представляют собой собственно папуасов, и живут в основном в глубине Новой Гвинее. Вторые — ближе к полинезийцам, и отличаются, например, от маори, только очень темным цветом кожи. Шеф CSAR, Офо Акиа, парень немного моложе 30 лет, был типичный «melano». Как обычно в это время суток (было около 9 утра) шеф Акиа сидел за столом, в окружении четырех предметов: ноутбука, телеэкрана, кружки с какао и штурм-автомата vixi. Он просматривал рапорты и письма, смотрел по TV новости и хлебал из кружки, а оружие лежало на столе просто в силу привычки. Акиа приветствовал гостя взмахом ладони и молча указал на котелок с какао, а затем на полку, где стояли еще несколько кружек.

— Спасибо, Офо, — сказал Эрих, усаживаясь за стол и наливая себе какао, — Извини, что беспокою, но у меня тут проблема. Возможно, ты что-нибудь подскажешь…

— Какая? — лаконично спросил шеф.

— Шестеро клиентов потерялись. Австралийцы, студенты TAFE из Дарвина.

— Когда?

— Между вчера и сегодня. Вчера рано утром поехали по реке…

— Без гида? — уточнил Акиа.

— Да, — подтвердил Вейдек, — У нас многие катаются сами. Фотографируют…

— Это потому, — внушительно произнес шеф CSAR, — что гиды у вас заряжены так, что двумя руками не разрядить. А здесь не городской парк, верно Эрих?

Вейдек пожал плечами.

— Ценовая политика синдиката. Акционеры хотят вытрясти все из кошелька на ножках.

— Мудацкая политика, — сообщил Акиа, глядя в окно, за которым продолжали хлестать потоки тропического ливня — А эти твои австралийцы знали, что во 2-й половине дня вероятно начало сильного и продолжительного дождя?

— Надеюсь, что да. Прогноз висел в холле вчера еще до завтрака… Хотя, не исключено, что они ушли раньше, чем это было вывешено… В общем, могли и не знать.

— Хм… А куда они могли направиться, хотя бы приблизительно?

— Понятия не имею. Они просто взяли в аренду надувную моторку. Так многие делают.

— Засада, — проворчал шеф и положил перед гостем бланк и ручку, — Пиши заявку, Эрих. Будем искать твоих потеряшек.

— Сколько это примерно будет стоить? — спросил Вейдек.

Офо Акиа изобразил пальцами колечко и пояснил:

— Пока ничего. Типа, у нашей фирмы рекламная акция. Давай, пиши уже… — шеф CSAR извлек из кармана жилетки-разгрузки трубку woki-toki и ткнул на ней что-то, — Brigada, yellow code. Всем линейным командирам отозваться… Так… Так… Так… ОК, ребята, у «Valley Resort» пропали 6 студентов-дарвинцев. Ушли вчера на рассвете на лодке, хер знает куда. В связи с этим: Пифу, опроси вчерашнюю утреннюю смену в жралке, может, кто-то что-то слышал. И пошарь в руме у этих ребят, вдруг они рисовали кроки. Блоп, подними видео-протоколы спай-дронов, попробуй отследить их трэйс. Зорро, подними дежурную штурм-группу, через час начнем прочесывание… Не знаю! Эти обормоты могли не видеть прогноз погоды… Так, это важно. Эрих, какого цвета у них барахло?

— Какое барахло? — спросил Вейдек.

— Всякое! Лодка, палатка, плащи, штормовки… — шеф CSAR посмотрел в окно на реку, вспухшую от сбегающих в нее ливневых потоков, и сказал в трубку, — Алло, Блоп, еще посмотри, не проплывала ли пустая лодка вниз по течению… Вот-вот. За ночь уровень поднялся на метр, и их лодку могло унести, если они просто вытащили ее на берег. Ну, все, ребята. Работаем. Через 30 минут жду рапорты. Если будет что-то интересное, то рапортуйте немедленно. Приветствуются также любые толковые мысли. Все, отбой.

Акиа убрал в карман трубку, снял с полки еще один ноутбук и пояснил.

— Давай-ка, Эрих, откроем тактическую карту, и ты покажешь, куда обычно таскаются туристы-самотопы, и где они чаще всего устраивают привалы для еды и ночевки.

9:30 Высокогорные джунгли в 20 милях к West-Nord-West от Вамены.

Натянутая между деревьями палатка дрожала под хлещущими, как из брандспойта, струями дождя. Тонкий гидрофобизированный парашютный шелк, который, согласно рекламе, давал «абсолютную защиту от любых осадков», уже ночью начал пропускать отдельные капли воды. Они быстро набухали и, то тут, то там, с частотой метронома шлепаясь на вещи и на сидящих в палатке людей.

— Ларк, мне страшно! — жалобно сказала Джес, — Надо что-то делать!

— По-моему, дождь становится чуть слабее, — заметил он.

— Или мы просто к нему привыкли, — возразил Кевин, осторожно положил руку на лоб лежащего поперек палатки Грэма и озабоченно качнул головой.

— У него жар? — негромко спросила Риче.

— Не могу разобрать… Эй, Грэм, ты слышишь меня?

Правая часть обнаженного торса лежащего на спине молодого человека была изрезана глубокими ссадинами, а желтая футболка, намотанная и закрепленная скотчем вокруг правой руки от плеча до локтя, медленно набухала кровью. Лежащий с трудом открыл глаза и, едва ворочая языком, пробормотал:

— Знобит. Это только мне холодно, или вообще?

— Тут прохладно, — ответил ему Ларк, — Но я бы не сказал, что холодно.

— Черт! Черт! — воскликнула сидящая в углу Мэйв, — Она распухает, распухает!

— Покажи, — сказал Кевин, передвигаясь поближе к ней.

Левая нога Мэйв выглядела не лучшим образом. От ступни до икры она казалась толще правой ноги на верный сантиметр, а по натянувшейся коже расползлись красноватые пятна. Два часа назад девушка сунула ногу в кроссовку, не убедившись, что внутри никого нет. Кто там был — неизвестно. Возможно, скорпион, ядовитая многоножка или какая-нибудь оса. Так или иначе, это существо ужалило ее в середину стопы…

— Ну? — спросила Мэйв, — Ты можешь что-нибудь с этим сделать?

— Сейчас попробую, — сказал он.

Кевин стянул с себя футболку, приоткрыл полог палатки, высунул руку с футболкой наружу, подождал, пока она насквозь промокнет, и положил импровизированный компресс на ногу Мэйв.

— Ну, как? Чуть легче, верно?

— Не знаю! Черт! Она все равно распухает!

— Мне надо было догадаться привязать лодку, — пробормотал Грэм, — если бы у нас была лодка… Черт! На лодке мы бы спокойно дошли… И если бы не этот обрыв…

— Ты просто вел себя немного слишком уверенно, — тихо сказала Джес.

— Слушай! Я не виноват, что там был обрыв. В этом сраном дожде никто бы не мог его заметить. Везде одни и те же мокрые джунгли и… Вот, срань! И лодка… Я не знал про дождь. Я никак не мог про него знать… Кевин, моя правая рука на месте? Я вообще не чувствую, что она есть. Я вообще не понимаю, что у меня справа. Только ноет что-то.

— Все на месте, — успокоил тот, — Ты здорово расшибся, но мне кажется…

— У него заражение, вот что мне кажется, — перебила Риче, — надо выбираться отсюда…

— Как выбираться? — спросил Ларк, — Вокруг всемирный потоп, а Мэйв и Грэм…

Мэйв осторожно потрогала через компресс распухшую ногу и сообщила:

— Я бы могла прыгать на одной ноге, опираясь на кого-нибудь. А для Грэма можно, я думаю, сделать что-то вроде носилок. Разве нет?

Ларк кивнул.

— Допустим, так. И что дальше?

— Дальше мы могли бы пойти вниз по реке. Тут не очень далеко, правда?

— Да. 20 миль по прямой. Но ты же помнишь, как мы шли вверх по этой реке? Она изгибается туда-сюда, как змея! И вокруг нашего пригорка воды по колено.

— И что, так и будем сидеть, пока не сдохнем? Кевин! Скажи что-нибудь!

— Ларк, мне страшно, — снова пробормотала Джес.

Он мягко обнял ее и похлопал по спине.

— Не бойся, нас обязательно найдут.

Риче с досадой ударила кулачком по колену.

— В этих гребаных джунглях нас могут искать неделю! Кевин, черт тебя возьми! Ты же был в «Surf-lifesaving volunteers»! Ты должен уметь что-то!

— Я как раз думаю, что можно сделать.

— Что ты можешь придумать, сидя вот так, в палатке!

— А что я могу придумать, если вылезу под этот чертов дождь?

— … Под которым даже писать приходиться, накрывшись полиэтиленом, — добавил Ларк.

— Черт! — воскликнула Риче, — Я все рано иду на разведку!

— Ладно, — вздохнул Кевин, — если ты так ставишь вопрос…

10:00 Деревня Онелама. База бригады CSAR.

По словам старожилов, еще 5 лет назад Онелама не отличалась от других маленьких (полдюжины домов) папуасских поселков каменного века в 10-мильных окрестностях Вамены. Это была одна из жемчужин палео-этнографического туризма — реальных домохозяйств с бытом эпохи питекантропов. Папуасы обитали в травяных хижинах, ходили голыми, пользовались каменными топорами, луками и стрелами, копьями с костяным острием и палками-копалками, и добывали скудное пропитание охотой, собирательством, рыболовством и самым примитивным земледелием. Увидев такой реальный палеолит своими глазами, цивилизованный европеец (американец, японец, австралиец) испытывал острый приступ оргиастической мании величия перед этими полуживотными, копошащимися в первозданном Эдеме, и не жалел о внушительной сумме, в которую ему обошлись услуги турфирмы по экскурсиям в долине Балием.

Лет 10 назад главной проблемой «Tour Baliem Valley Resort, GmbH» были миссионеры. Они морочили голову папуасам местного племени да-ни, убеждали их носить штаны и платья. Питекантроп в штанах или в платье это бесперспективный объект для туризма. Кроме того, миссионеры не учили новообращенных даже элементарным правилам гигиены при использовании одежды. Штаны и платья, носимые годами без стирки, превращались в мобильные гнезда насекомых и инкубаторы микроорганизмов. Прямо бактериологическое оружие, иначе не скажешь. Это приводило к падению поголовья папуасов, и создавало дополнительный риск для туристов, не говоря уже о запахе…

Надежды на то, что индонезийские власти (более склонные к исламскому суннизму и к буддизму Махаяны, чем к христианскому протестантизму или католицизму), придавят миссионерскую активность — не оправдались. Аннексия Ириана (Голландской Новой Гвинеи) индонезийским президентом Сукарно в 1963, как и его последующая военная авантюра в отношении Малайзии, привели Индонезию к крайне неприятному кризису 1965, а сам Сукарно был отстранен от власти хунтой Сухарто и умер в тюрьме. С того времени новогвинейская провинция стала восприниматься, как символ авантюризма. Умеренный индонезийский истеблишмент обходил стороной это несчастливое место. Правда, в начале XXI века, когда в Саронге, на западной оконечности Новой Гвинеи нашлась нефть, в Джакарте разработали реформу Ириана, но конституционный суд пресек эту дорогостоящую и сомнительную инициативу. Все осталось, как было, а голландские миссионеры, все так же получая субсидии из Амстердама и Гааги и от Всемирного Совета Церквей, продолжали портить здесь этнографию и демографию.

После окончания II Холодной войны миссионерская активность усилилась притоком субсидий из фонда ЮНЕСКО, и в долине Балием, рядом с единственным маленьким госпиталем в деревне Хитигма, на окраине Вамены, началось строительство Миссии во имя Св. Хунгера Утрехта. Тогдашний менеджер-директор «Tour Baliem…» немедленно попросил о переводе в другой филиал «Exin-Travel, AG» (ссылаясь на проблемы со здоровьем после перенесенной малярии), и его место занял предшественник Вейдека — Иохан Ван-Шейд, старый дядька, который из принципа не хотел уходить на пенсию несмотря на слабое сердце. Ему пошли навстречу. Отправляясь в Балием, он немного грустно пошутил «Там, ребята я и умру, вместе с этим бизнесом». Ван-Шейд оказался прав лишь наполовину. Он действительно умер тут, полгода назад, в возрасте 76 лет, и был с почетом похоронен при участии мэра, полицмейстера и шефа CSAR. А бизнес выжил — т. к. «Миссия во имя…» закрылась в день своего торжественного открытия.

Старожилы рассказывают так: после того, как приехавший персонал миссии радостно перерезал ленточку и занес внутрь аудио-видео- и прочую миссионерскую технику, на месте событий неожиданно возник тогдашний шеф CSAR с патрулем. Он, улыбаясь, пожал руки всему прибывшему коллективу, а затем отдал короткий приказ офицеру: «Сивилов — эвакуировать, здание с имуществом — передать госпиталю, по акту». Лидер миссии пытался протестовать, но через полчаса миссионеров эвакуировали. Попытка миссионеров жаловаться официальным индонезийским властям провинции, не имели никакого результата. Бонзы сочувственно качали головами, но по их глазам опытный человек мог легко понять: «Пардон, нас уже ангажировала другая сторона». Штаны и платья так и не вошли в моду в Балиеме, а Ван-Шейд спокойно работал еще 4 года.

Казалось бы, тучи рассеялись, и Эрих Вейдек получил в управление перспективный бизнес, заново родившийся благодаря своевременному явлению CSAR… Но увы — городок CSAR, вросший в деревню Онелама (которая затем разрослась, поглотив до десятка соседних деревень), совершенно изменил здешний образ жизни. Папуасы продолжали жить в травяных хижинах и ходить голыми — но в этих хижинах как-то неожиданно образовалось электричество и водопровод во дворе, а на обнаженных папуасских телах стали все чаще встречаться чехлы-браслеты с трубками woki-toki. Вокруг Онелама как-то вдруг возникли довольно обширные огороды, и землю там обрабатывали, увы, не палкой-копалкой, а маленькими фермерскими трициклами-электромобилями с навесным эквипментом. Длинными темными экваториальными вечерами, папуасы, как и раньше, исполняли для туристов первобытные пляски у пылающих костров, но рядом папуасские дети играли с новенькими ноутбуками и прикалывались, глядя через web-cam на утренний Нью-Йорк или Рио-де-Жанейро.

Модернизацией был охвачен ближайший к Вамене сектор правого (т. е. юго-западного) берега Балием-ривер, протекающей по оси долины. Левый берег и местности в радиусе более 10 миль от Онелама пока содержали достаточно поселков, еще не испытавших на себе сокрушительный удар постиндустриальных технологий. Эрих Вейдек полагал, что они продержаться в первобытности еще лет 10 — если только CSAR не увеличит здесь свой штат (составлявший в данный момент около пятисот человек). Численность штата этой конторы и взрывная волна модернизации были взаимосвязаны. Между туземным населением Онелама и персоналом CSAR не наблюдалось никакой границы. Когда отдыхающая смена «военного городка» снимала свою униформу и шла развлекаться вместе с туземцами игрой в мяч или танцами, становилось ясно, что это — однородная этническая группа, с общим языком и обычаями, одинаковыми песнями и одинаковой манерой флирта. Разница была только в образовании, профессиональной подготовке и материальном достатке, но для молодежи на природе это не барьер.

У бойцов CSAR (язык не поворачивался назвать их работниками) было по одной или несколько туземных жены (а у бойцов женского пола, соответственно, по одному или несколько туземных мужей). Как вскоре заметил Вейдек, семьи тут преимущественно групповые, смешанные (из бойцов и туземцев обоих полов). В процессе служебной ротации, бойцы иногда менялись. Одни возвращались домой, а другие приезжали, и занимали место выбывших — зачастую, не только на службе, но и в групповой семье. Местные молодые дамы не очень следили за контрацепцией и, периодически, бойцы CSAR сажали своих беременных местных подружек в самолет и отправляли на некие «острова Фаф». Ту же процедуру часто проделывали и с беременными туземками, не имевшими к бойцам CSAR прямого отношения. Наблюдал Вейдек и возвращения с островов Фаф. Женщины прилетали с малышами где-то годовалого возраста, уже умеющими ходить, плавать и лепетать на смеси не менее, чем четырех языков.

У шеф-бригадира Офо Акиа была одна туземная жена — девчонка лет 16 (по местным понятиям, впрочем, уже вполне взрослая), и в данный момент она притащила в офис корзину свежих маисовых лепешек и объемистый армейский алюминиевый котелок густого супа со свининой, овощами, и остро пахнущими местными пряностями. Шеф бригады с серьезным видом зачерпнул из котелка ложкой, прожевал, игриво хлопнул туземку по попе и торжественно объявил:

— Клэк! Ты сварила зачетный суп. Почти как hine Пио-пио в моем farehiva на востоке!

— Твоя жена в доме на востоке варит сильно лучше? — подозрительно спросила та.

— Несколько лучше. Но учти, Клэк, что она, все-таки, старше тебя. Опыт, понимаешь?

— Опыт это хорошо, — согласилась туземка, — А можно мне смотреть, что ты делаешь?

— Эй, а кто за тебя пойдет в школу?

— А мисс Лкап мне разрешила опоздать на полчаса. Я ей сказала: у моего мужчины проблемы. Он завис в офисе. Надо кормить. И я сказала правду. Вот!

— ОК, — согласился он, — Четверть часа. А потом — марш в школу.

Клэк отодвинула в сторону одно из пластиковых кресел и уселась на полу на корточки. При этом ей пришлось глядеть на экраны ноутбуков под углом снизу вверх, но так ей, видимо, было привычнее, чем в кресле. Шеф Акиа слегка потрепал ее по лохматой, как лошадиная, грива шапке волос и переключился на деловой тон.

— Короче, Эрих, довожу тебе обстановку. Патруль поймал их пустую лодку в Балием-ривер, в районе опорного пункта Кирима, на 8 миль ниже точки, где в Балием впадает Ферфер-ривер, имеющая исток на 900 метров ниже перевала Трикора — Осуаэма. Бэк-трэкинг показал: лодка без людей отнесена от левого берега Ферфер, со стороны озера Хабема, а не со стороны пика Трикора. Это значит, что они не собирались совершать восхождение на Трикора, а вероятно, отправились к озеру. До него 3 мили на север.

— И что теперь? — спросил Вейдек.

— Теперь очерчен район поисков. Спускаясь до озера Хабема и далее, они не ушли за Ибеле-ривер, им ее не форсировать. Значит, Ибеле северная граница района, Ферфер — южная, Балием — восточная. Что касается западной, то они вряд ли двинулись вверх, к пику Осуаэма. Это надо быть уже не обормотами, а психопатами.

— А вдруг… — начал менеджер директор.

— Я учитываю это «вдруг», — перебил шеф-бригадир, — Вдоль цепи Трикора-Осуаэма, на высотах от 4700 до 3500 метров над уровнем моря, лежит полоса травянистого плато более трех миль шириной. Мы подняли там звено спай-дронов. На плато они засекут наших потеряшек в течение четверти часа — откуда бы те не появились. Для прямого прочесывания остался прямоугольник 5x20 миль. Не скажу, что это очень легко, но…

— Смотри берег Ферфер, — вмешалась Клэк, — Джунгли они не знают. Пойдут к реке.

— Зачем? — спросил Акиа, — Вдоль реки после такого дождя им точно не пройти.

— Ты знаешь, — ответила она, — Я знаю. Они не знают. Думают, так проще.

Шеф-бригадир на миг задумался, задержав руку с трубкой на полпути к лицу.

— Ладно, Клэк, посмотрим какой ты психолог…

— Я не психолог, а красивая женщина, — обиженно проворчала она, — Я тебе суп варила. Зачем ты ругаешься, а?

— Психолог, это не ругательство, а профессия, — наставительно сообщил он и сказал в трубку, — Тон-тон, внимание, приготовились слушать приказ… Так… Так… ОК, всем внимание. В связи со сказочно-хорошей погодой, у нас тематическая прогулка: поиск австралийских сивилов, 6 единиц. Полувзводам третьего корпуса: аллюр, бакс, чибо и пятого корпуса: бакс, чибо, дикси — от рубежа WE1377, поиск в направлении восток в районе, ограниченном Ибеле и Ферфер, до рубежа Балием-ривер. Пятый-дикси: одно звено на рафте пустить по Ферфер для осмотра левого берега. Остальным — обычный порядок. Начать движение в 11:00, выйти к Балием в 20:00. Быть готовыми к разбору полетов и полноценному отдыху. Отличившихся ждут призы и приколы. Исполняйте!

— Офо, какие у нас шансы? — осторожно поинтересовался Вейдек.

— Прикинь, Эрих, — проговорил бригадир, отправляя в рот ложку супа, — Это джунгли. Найти мы тут можем кого угодно, причем быстро. Но в каком виде мы его найдем…

— Психологу сильно много платят? — подала голос Клэк.

— Смотря где, — ответил Акиа, — В Северной Америке двести штук баксов в год, легко. Правда, там высокие налоги и надо еще платить за лицензию и всякую такую херню.

— Коррупция, мафия, а? — уточнила она.

— Это тоже. Но там тебя и по закону обдерут. А, допустим, у киви или у нас, такой обдираловки нет, но двести штук в год ты на этом бизнесе легко не поднимешь.

— Везде проблемы, — констатировала туземка, — а что можно взять за двести штук?

— Опять же, смотря где. У нас можно взять большой дом с хорошей фермой, своим родником или ручьем, микро-электростанцией, пирсом для катеров и ангаром.

— Йох-йох! Хорошо! Эрих, а что на Борнео-Калимантане можно взять за эти деньги?

— Все зависит от места. Субурб — одно, отсталые аграрные районы — другое, — тут ему пришлось прерваться и ответить по мобайлу, — …Да, директор Вейдек слушает.

— Добрый день, мистер Вейдек. Это Лора Форестби из Дарвина. Скажите, что такое с мобильной связью и вообще с электросвязью в вашем кемпинге?

— Лора Форестби? — переспросил он.

— Да, верно. Я — мама Джес Форестби, она в вашем кемпинге, и она вчера не позвонила домой ни днем, ни вечером, как она всегда делает. Я тоже не могу до нее дозвониться.

— Э… Видите ли, миссис Форестби, у нас небольшие проблемы…

— Пожалуйста, решите ваши проблемы, мистер Вейдек, — перебила она, — И как можно быстрее. Я уже позвонила родителям еще пятерых студентов, которые остановились в вашем кемпинге. У них тоже нет связи. Надеюсь, вам не безразлична ваша репутация?

— Прошу прощения, миссис Форестби, — ответил он, — Мы уже делаем все, что в наших силах, чтобы проблема была решена так быстро, как это возможно.

— А как быстро? — спросила она, — Сегодня днем, надеюсь, связь будет работать?

— Да, мэм. Я лично прослежу за этим. Это главное, чем я сейчас занимаюсь.

— Очень хорошо, — сердито сказала она, — Всего наилучшего, мистер Вейдек.

— Наглая тупая овца, — проворчал он, убирая трубку в карман.

Туземная жена шеф-бригадира глянула на него и бестактно поинтересовалась:

— Что, жопа?

— Ну, как тебе сказать, Клэк, — подавленно пробормотал Вейдек.

— Бардак у тебя, — хмуро объявил Акиа, — Личный состав ходит без radio-ID. Вот я своих детей приучил с трех лет: вышли из дома — надели «imi-umi». Мама, тетя, или Пио-Пио всегда видят на экране, где они. Не экономь на такой херне, Эрих. Дороже выйдет.

— Очень своевременный совет, — проворчал менеджер-директор.

— Это я тебе на будущее, — добродушно отозвался шеф-бригадир.

10:30. Берег реки Ферфер в 20 милях к West-Nord-West от Вамены.

К реке им удалось подобраться с огромным трудом, перелезая через сплетение мокрых перепутанных ветвей, под хлещущими с неба струями дождя. Широкий мутный поток цвета горохового супа тащил целые островки желтой травы и пучки кустарника. Ближе к стремнине иногда лениво проплывали стволы деревьев, покачивая над водой остатками кроны, и полусгнившие пни с корявыми корнями.

— Не знаю, как на лодке, — тихо произнес Кевин, — но пешком нам точно не пройти.

— А что, если сделать плот? — сказала Риче, — Наловить бревен, связать штормовками.

— Как быстро по-твоему это можно сделать? — спросил он.

— Да, — буркнула она, — Идиотская идея.

— Подожди, на счет штормовок это хорошая мысль. Они ведь яркие, верно?

— Да. Ну и что?

— Мы сделаем из них сигнальные вымпелы, — пояснил он, — Развесим их на берегу и на верхушках деревьев рядом с палаткой.

— Ты думаешь, их будет видно с воздуха в такой дождь? — усомнилась Риче.

— Я думаю, — сказал Кевин, — что мы не случайно слышали шум самолета. Нас ищут и пытаются что-то разглядеть. По-моему, в наших интересах облегчить им задачу.

Девушка задумалась, а потом энергично кивнула.

— ОК, я согласна. Но как мы поднимем вымпел на верхушку дерева?

— Давай сначала оставим вымпелы здесь, а потом разберемся с деревьями, — сказал он.

Через несколько минут его алая штормовка и лимонно-желтая штормовка Риче были привязаны на гибкую ветку, вытянутую над водой метра на два. Это потребовало от молодых людей довольно рискованных акробатических упражнений, зато теперь яркое двухцветное пятно можно было разглядеть, наверное, с полумили.

— Что дальше? — спросила она, обхватив себя руками за плечи. В мгновенно промокшей тонкой футболке под дождем сразу же стало холодно. У Кевина и того не было — его футболка осталась в качестве компресса на ноге у Мейв. Кожа на его голом торсе почти сразу пошла пупырышками…

— Что может быть глупее, чем мерзнуть в Новой Гвинее, — невесело пошутил он, — ОК, сейчас возвращаемся к палатке и ищем подходящее высокое дерево. Возможно, у нас получиться согнуть его, привязать штормовку, а потом отпустить и оно выпрямится.

Риче энергично помотала головой.

— Боюсь, что такого дерева там нет. По крайней мере, я такого здесь не видела.

— Ну, что ж, — сказал он, — Тогда придется лезть. В детстве у меня неплохо получалось.

— Ясно… Кевин, а что будет, если мы застрянем тут на несколько дней?

— Плохо будет.

— Насколько плохо? Что будет с Грэмом?

— Риче, не хочу тебя расстраивать, но… В общем, лучше не застревать.

— Ладно, пошли, — она шмыгнула носом, — И попробуем думать, что все будет хорошо.

11.30. Середина реки Ферфер в 20 милях к West-Nord-West от Вамены.

Первые полмили от верховий, Алул, Нуап и Тюм вынуждены были все время работать длинными шестами, отталкиваясь от топкого дна. Надувной рафт еле полз, продираясь сквозь кашу из листьев, тины и какого-то гнилого мусора. Тюм, командир звена, как и положено по инструкции, подбадривал своих бойцов.

— Йей, Алул, когда ты толкаешься, у тебя классно торчат сиськи!

— О! Правда! — обрадовался Нуап, — Просто фотомодель, ага!

— Идите в жопу оба! — проворчала она (впрочем, беззлобно: какая нормальная девушка будет всерьез обижаться на такой искренний и прямой комплимент).

— Йох-йох! Не забываем толкать! — крикнул Тюм, налегая на шест.

… Еще несколько метров…

— Йох-йох! — Алул и Нуап синхронно оттолкнулись от дна и с трудом выдернули свои шесты из толстого слоя ила.

… Йей… Йох-йох… Йей… Йох-йох…

— Тормози!!! — взревел Тюм, поскольку течение внезапно усилилось и рафт понесло с быстро возрастающей скоростью.

Команда налегла на шесты в обратном направлении. Что-то большое проскрипело по днищу рафта, но акроглассовая ткань обшивки выдержала.

— Короче, — сказал командир, — Теперь мы с Нуапом рулим, а Алул крутит головой.

— Фиг ли крутить? — спросила она, — Сказано же: левый берег.

— Ну, короче наблюдай, — уточнил он.

— До хрена ли я увижу сквозь этот сраный дождь? — проворчала она.

— По ходу, — пояснил Тюм, — за поворотом должно стать шире, течение — слабее, и мы попробуем сдвинуться ближе к берегу.

— А если поймаем корягу в днище? — спросил Нуап.

— Ладно, там видно будет, — философски решил командир, — Поворот! Налегли!

… Йей… Йох…

— Сука, падла! — завопила Алул, — Крокодил кого-то тащит!

— Гаси его!!! — в один голос крикнули Тюм и Нуап, синхронно падая на палубу, чтобы не загораживать линию огня, но продолжая работать шестами.

— Зараза… Как бы парня не зацепить, — сквозь зубы прошипела девушка.

В руках у нее уже был готовый к стрельбе короткий шведско-меганезийский штурм-автомат «vixi», модель 22 года, патрон 4.5x30mm, эффективная дальность 400 м. До огромной рептилии, утаскивающай под воду человека, одетого в яркий желто-алый спортивный костюм, было метров 700, но дистанция быстро сокращалась. Человек отчаянно боролся за свою жизнь, вцепившись в прочную ветвь растущего на берегу дерева. Ветвь изгибалась все сильнее, и было ясно: до развязки — считанные секунды. Алул присела на колено, чтобы надежнее прицелиться. Ей мешала пелена дождя, но сейчас, когда Тюм и Нуап вывели рафт на дистанцию около 200, у нее был шанс… Подумав, что она сама предпочла бы смерть от пули, а не от удушья в зубах вонючей водяной ящерицы, Алул плавно вдавила спусковой крючок четыре раза подряд.

Трр… Трр… Тррр… Тррр… И еще раз: Тррр… Тррр… Тррр… Тррр.

Гребнистый (он же — морской) крокодил — это единственный вид, распространенный в Новой Гвинее. В принципе, он может жить в соленой воде, но предпочитает пресную. Питаться он способен чем угодно — даже крабами, но предпочитает млекопитающих. Гребнистые крокодилы очень велики — иногда они вырастают до 7 метров при весе до тонны. Это делает их крайне опасными, зато в них легко целиться, даже если над водой видна только верхняя часть головы и челюсти. Когда несколько микрокалиберных стальных стрел впились ему в голову, крокодил попытался бросить добычу и уйти под воду, но зубы, загнутые, чтобы надежно держать жертву, сыграли с ним дурную шутку, зацепившись за прочную синтетическую ткань. Тогда крокодил рванулся вперед, чтобы скрыться в завалах ветвей на берегу. Конечно, он не мог знать, что при этом подставляет все свое тело под выстрелы. Дистанция составляла уже около полста метров. Тюм и Нуап одновременно воткнули шесты в дно, выдернули свои автоматы и разрядили магазины в его левый бок. Тварь рванулась вперед, запуталась в сплетении гибких ветвей, забилась, хлеща тяжелым хвостом по всему, что попало, вздрогнула и замерла. Все трое стрелков мигом сменили магазины и передернули затворы, но стрелять больше не было смысла, а время, которое только что неслось вскачь, резко замедлилось до нормального темпа.

— Чисто, — констатировал Тюм.

— Что, на хер, чисто? — раздалось в наушнике, — По кому вели огонь?!

— По ходу, командир, мы тут крокодила грохнули.

— Какого, блядь, в жопу, крокодила?! Вы что, блядь, на сафари поехали?!

— Мы думали, он тащит человека, — пояснил Тюм, — А это, по ходу, чьи-то тряпки.

— Тряпки? — переспросил командир пятого корпуса, — Ну-ка, ну-ка…?

— Они на ветке висели, а крокодил, типа, обознался.

— Какие тряпки? Как выглядят?

— Ну, типа штормовки. Красная и желтая.

— Ага! Ребята, вы молодцы! Быстро к берегу… Тон-тон! Пятый-дикси! Правый поворот! Ориентир — сигнал рафта. Прочесать там каждый, на хрен, куст. Сивилы где-то рядом!

11:45. Лагерь в 20 милях от Вамены и в 100 метрах от левого берега реки Ферфер.

Автоматные очереди, непрерывно и гулко стучавшие сквозь шум дождя, замолкли. Правда, теперь со стороны реки доносились невнятные восклицания и плеск воды.

— Черт! — прошептала Мэйв, — Черт! А вдруг это партизаны-сепаратисты?

— Ларк мне страшно! — тихо простонала Джес и закашлялась, закрывая рот ладонями, чтобы было не слишком громко. Похоже, она успела здорово простудиться.

— Жарко, — пробормотал Грэм, — Дьявол, почему так жарко! Эй, выключите печку!

— Боюсь, мы зря повесили вымпелы, — проворчал Кевин себе под нос.

— Черт! — повторила Мэйв, — Черт! Если это партизаны, то мы пропали. Черт! Черт!

— Может, у нас получится как-то с ними договориться? — предположила Риче.

— У вас, может, и получится, — произнес Ларк хрипловатым шепотом, — а нас шлепнут.

— На что ты намекаешь? — прошипела она.

Ларк скривился и пожал плечами.

— Ну, как бы тебе объяснить…

— Дьявол! Кто-нибудь! Выключите эту сраную печку! — прохрипел Грэм.

— Тише! Тише! Тише! — зашептала Мэйв, — Если нас найдут… Они еще и людоеды…

— Прекрати, Мэйв! — взвизгнула Джес.

— Я иду наружу, — очень спокойно объявил Кевин, перемещаясь к выходу из палатки.

— Ты спятил, — сказал Ларк.

Кевин обернулся, уже расстегнув полог, и пояснил.

— Это наш шанс. Нас все равно найдут. Надо показать, что мы вне игры. Вот так.

Он вышел под хлещущий ливень, выпрямился во весь рост и поднял руки над головой.

— Мы не военные! Мы туристы!

В ответ — только стук капель дождя и шорох листьев.

— Мы без оружия! — продолжал он, медленно поворачиваясь по кругу, — Мы никому не угрожаем и не участвуем в боевых действиях. Мы туристы из Австралии.

— Эй, бро! — раздался женский голос у него за спиной, — А чего ты руками делаешь?

Кевин медленно повернулся и увидел двоих парней и девушку, одетых в мешковатые штаны и жилетки-разгрузки (все, разумеется, болотно-пятнистого цвета). На ногах у незнакомцев были легкие армейские ботинки на липучках, а в руках все трое с некой спокойной небрежностью держали короткие автоматы модернового вида.

— Что я делаю руками? — переспросил он.

— Ну, вот это… — девушка убрала автомат в чехол на боку и подняла руки вверх.

— Я показываю, что у меня нет оружия, — пояснил он.

— Это в Австралии так принято, — с видом знатока сообщил один из парней.

— Бро, ты руки опусти, ага, — сказал третий, — Остальные пятеро где, в палатке?

— Да, — коротко ответил Кевин.

— И как? Все живы-здоровы-целы?

— Живы — да, а в остальном… Не очень.

Парень кивнул, коснулся маленькой штучки, прикрепленной под ухом, и сказал:

— Тон-тон! Это пять-дикси-ист. Мы их нашли… Ага, рядом. Один ходячий, ОК. Остальные, пока не знаю, как. Какие мои действия… Понял. Стоим на месте.

— Тюм, а Тюм! По ходу, надо юлу вызывать, — предположил другой парень.

— Не парься, Нуап. Без нас вызовут, — ответил тот, что разговаривал по рации.

Полог палатки зашевелился и под дождь вылезла Риче.

— Э… Мы туристы… Из Австралии.

— О! Тоже ходячая, — обрадовалась девушка в камуфляже.

— Гло, мы в курсе про Австралию, — добавил Тюм, — Алул, скажи им про куртки.

— А… — девушка в камуфляже почесала в затылке, — По ходу, ваши куртки крэк. Их крокодил жевал. И еще мы в них попали из автомата. Случайно.

— Из автомата? — переспросила Ричи.

— Типа, да. Целились в крокодила, а попали в куртки. Ну, рафт качало, ага.

— В крокодила тоже попали, — уточнил Тюм, — В кустах лежит. Можете посмотреть.

— Огромный, падла, — не без гордости сообщил Нуап, — три рожка в него захерачили…

— Ну, греб вас конем! — послышался сердитый голос позади палатки, — Хули не зажгли фальшфейер? Мы запарились топать по пеленгу!

— А ты мне приказывал? — обиженно спросил Тюм.

— А ты инструкцию читал? — ответил парень постарше, и тоже одетый в камуфляж.

Он возник из дождя, материализовавшись, как вампир в голливудском триллере и, окинув быстрым взглядом Кевина и Риче, с показной небрежностью козырнул правой ладонью.

— Хоп-командор Талго, Си-Эс-Эй-Эр. Где дизаблы?

— Кто? — удивленно переспросил Кевин, глядя, как из пелены дождя и мелькания зеленых веток таким же образом возникают еще около десятка фигур в камуфляже.

— Ну, раненые и типа того, — пояснил Талго.

— Там, — коротко ответила Риче, кивнув в сторону палатки.

Хоп-командор шагнул туда, откинул полог и, увидев Грэма и Мэйв, произнес:

— Гребаный пиздец!.. — а затем в маленькую рацию под ухом сказал, — Тон-тон! Это пять-хап-дикси. Тут два дэмэджа, из них один сабгрэйв… Ну, типа, очень… Ага, выполняю.

12:00 Деревня Онелама. База бригады CSAR.

Шеф-бригадир Акиа некоторое время молча сопел в трубку, одновременно глядя на экран одного из ноутбуков, а затем деловито произнес.

— Короче, Талго: критического, ужаленную и простуженную со стрессом кидай сюда на юле… Что значит боится?… Ну, тогда вместе с бойфрендом… Да, не влезут. Поэтому я пришлю две юлы… А те, последние парень и девчонка, они как?… Ну, пусть гуляют, их отправишь потом. Но присмотри за ними, а то они впишутся в какую-нибудь херню… Теперь по крокодилу: вытащить, обмерить, сфоткать, подготовить к транспортировке… Целиком, а не по частям… Да, на базу!.. А ты прояви смекалку. Все. Жди две юлы.

Акиа переключил что-то на трубке и коротко распорядился.

— Тратто, Тирли, берите по юле и быстро в верховья Фарфар. Четырех сивилов срочно надо перебросить на медпункт… Пеленг хоп-командора Талго… Загрузите им паек и эквипмент на сутки… Да, встретят, разгрузят, погрузят. Старт по готовности.

Еще одно переключение.

— Aloha, Варвар. У нас фигня в верховьях Ферфер. Готовься принимать трех сивилов… Привезут на юле через полчаса… Один — хреново, одна — непонятно, и одна, по ходу, с горной ангиной и нервами… Слушай, я их не видел. Свяжись с сублейтом Талго… Да, сразу же информируй. Мне надо знать, в каком они реально состоянии. Отбой.

Со стороны летного поля раздалось негромкое гудение, а затем, над крышей домика-офиса шефа бригады проплыли сквозь струи дождя два расплывчатых силуэта легких автожиров. Вейдек негромко кашлянул, привлекая к себе внимание, и спросил:

— Офо, я правильно понимаю, что всех шестерых нашли, но там серьезные проблемы?

— Ты правильно понимаешь. Я хочу какао. Тебе могу тоже налить.

— Спасибо, с удовольствием… А что за проблемы?

— Давай подождем, что скажет доктор, — предложил Акиа, ставя на стол две большие алюминиевые кружки с горячим коричневым напитком, — Чего гадать без толку…

12:30. Стоянка полувзвода CSAR в 20 милях от Вамены на берегу Ферфер.

Шелест пропеллеров двух улетающих в Вамену автожиров быстро затерялся в частом стуке дождевых потоков, обрушивающихся на 6-метровый надувной купол. Команда молодых, лет по 20, ребят в камуфляже, уже успели затащить под купол полдюжины контейнеров, привезенных автожирами, и расположилась сидя на этих контейнерах, и обмениваясь мнениями на тему о том, когда кончится дождь. Общались они на смеси какого-то океанийского диалекта с pidgin-english и ломаным испанским. В общем, без особого труда можно было понять примерно половину того, что они говорят.

Хоп-командор Талго угостил Риче и Кевина армейскими сигаретами без фильтра, и нырнул в дождь вместе с Тюмом, Алул и Нуапом — какие-то у них там были дела.

Кевин, прислонившись плечом к толстой арке дверного проема купола, сделал пару затяжек, покрутил дымящийся бумажный цилиндрик между пальцев и прочел.

— Pall Mall Kimbi… Риче, ты не знаешь, что такое Кимби?

— Понятия не имею, — хмуро пробурчала она, — Мне как-то все равно.

— Это город в Новой Британии, — отозвался один из парней в камуфляже.

— В смысле, в Новой Англии? — уточнил австралиец.

— Aita e. Новая Англия — в Америке, а Новая Британия — остров, здесь, рядом.

— Не то, чтобы рядом, — поправил другой парень, — Так, миль 700 на восток.

— Кимби красивый город, — добавила сидящая рядом девчонка, — Там второй муж моей кузины учится в техническом университете. Вернее, в колледже при университете.

— А я там подрабатывал у геологов, — сказал первый парень, — В смысле, подрабатывал в горах Баининг-Рэндж, а в Кимби у них офис.

— И как платили? — поинтересовался третий парень.

— Четверть штуки в неделю плюс хавчик.

— Йей! По ходу, нормально. А что за работа?

Публика увлеченно начала обсуждать заработки у геологов, постепенно переходя на какой-то непонятный сленг. Риче тронула Кевина за плечо и нерешительно спросила:

— Что ты думаешь на счет Грэма?

— Ну… — он задумался, — Мне кажется, они вовремя его эвакуировали.

— Эвакуировали. А дальше? Есть в Вамене что-нибудь кроме медпункта в отеле?

— Разумеется, есть! Тут современная армия, а значит военная медицина и все такое.

— Кстати, что за армия? — очень тихо спросила она, — Это ведь не индонезийская, так?

— Вообще-то да, — согласился он, — униформа другая, оружие другое, техника…

— Меня это беспокоит, — сообщила Риче, — Помнишь разговоры на счет партизан?

Кевин фыркнул, помахал в воздухе сигаретой и отрицательно покачал головой.

— Это Мэйв наслушалась в первый день в баре. Партизаны. Людоеды. Динозавры… Знаешь, Риче, мы тут всего четыре дня, и просто ни черта не понимаем.

— Зато, уже на третий день влипли в такую историю, — заметила она.

— Сами виноваты, — ответил Кевин, — Нам не следовало играть в юных скаутов.

Риче щелкнула по своей сигарете, стряхивая столбик пепла.

— Ты намекаешь на то, что Грэм всех впутал?

— Я этого не говорил. Но было глупо идти в такой поход, ни в чем не разобравшись.

— Жаль, что ты не сказал это тогда, когда мы собирались.

Он пожал плечами.

— Энтузиазм. Азарт. Мозг не сработал. И потом, я тщательно флиртовал с Мэйв.

— При чем тут флирт? — удивилась Риче.

— Перед флиртом с такой девушкой, надо делать brain-off, — пояснил он, — иначе никак.

— Не смешно, — буркнула она.

Они замолчали, докуривая последнюю пару сантиметров сигарет (что при отсутствии фильтров требует определенного сосредоточения, если вы не хотите обжечь пальцы).

Сквозь пелену дождя стали видны четыре приближающиеся фигуры. Еще четверть минуты, и под купол ввалились Талго, Тюм, Алул и Нуап, снова вымокшие до нитки.

— Мы его привязали! — объявила Алул, — Теперь хрен куда денется!

— А я вот думаю, как его транспортировать, — проворчал Талго.

— Привязать пару баллонов и спустить по реке, — предложил кто-то.

— Что, самого по себе? — ехидно уточнил Тюм.

— Ну, типа, а куда он денется?

— Никуда. Просто зацепится за любую корягу, и allez.

— Joh, foa, — вмешалась та девушка, которая рассказывала про Кимби, — а что, если нам затащить тушу на рафт?

— Она весит почти полтонны, — ответил Нуап.

— Ну и что? 6-метровый рафт рассчитан на полторы тонны. Так в инструкции.

— Ага, Гвау, — весело отозвалась Алул, — а есть инструкция, как затащить на 6-метровый рафт 5-метрового дохлого крокодила?

— Хули инструкция? — ответила та, — Нас тринадцать, плюс еще двое австралийцев…

— Прежде чем плюсовать, спроси: хотят они возиться с крокодилом?

— Я бы повозился, — сообщил Кевин, — Просто из любопытства. Кстати, как вы намерены закрепить его, чтобы он не сполз по дороге?

— Ситуация… — задумчиво согласилась Гвау.

— Это я к тому, — продолжал он, — что надо его правильно стропить.

— Может, ты еще расскажешь, как стропить крокодила к рафту? — вмешалась Алул.

— Как любой длинномерный негабаритный груз, — спокойно ответил ей Кевин, — Когда я работал на life-saving station, мы это делали каждый второй день. Ничего особенного.

— Между прочим, — сообщила Риче, — я ходила на рафтах по Талли-ривер, под Кернсом, и мне сомнительно, что крепить груз на рафт можно так же, как на катер.

— А как можно? — спросил Тюм.

Риче пожала плечами.

— Надо посмотреть на ваш рафт. Он же армейский, как я понимаю.

— Типа того, — согласился он, — Только мы не армия, а поисково-спасательный сервис.

— Я в политике не разбираюсь, — сказала австралийка, — я только спросила про модель.

— А мы в ней тоже не разбираемся, — весело ответил Тюм, — гнилое дело, ага.

— Minutado oe, — вмешался Талго, — На волонтеров надо разрешение шеф-бригадира.

13:00 Австралия, Северная Территория, Дарвин, Бринкин-дистрикт.

Лора Форестби была действительно наглая (как отмечал в своем выступлении Эрих Вейдек) не очень тупая, и уж точно не овца. Она относилась к категории тех полных, красношеих, деятельных 50-летних австралиек ирландского происхождения, которые постоянно что-то делают в бизнесе, либо дома, а если им этого не хватает для полной самореализации, то начинают тиранить муниципалитет борьбой за права олигофренов, преподавание креационизма, запрет порнографии, или что-нибудь еще в том же роде. Соседи и семья стараются направить энергию этих дам в мирное русло. Если им это удается, то все счастливы и имеют возможность трижды в неделю кушать домашние пироги, т. к. подобные дамы обожают приглашать к себе гостей по любому поводу.

В данном случае, гостями были родители двух девушек — сокурсниц Джес Форестби, а поводом — обсуждение мер потребительского воздействия на нерадивых менеджеров «Tour Baliem Valley Resort», не способных обеспечить у себя в кемпинге устойчивую телефонную связь. Если бы Лора Форестби знала, из-за чего на самом деле мобайл ее дочери оказался вне зоны действия сети — лучше даже не думать о том, что в этом случае ожидало бы нашу планету… Лора прожевала кусочек пирога, окинула собравшихся непреклонным судейским взглядом, и торжественно объявила:

— Час после полудня. Поскольку моя Джес не звонит, и никто не звонит, я полагаю…

Тут ее тираду прервала трель лежащего на столе мобайла. Лора схватила его и…

— … Ой, Джес! Мы все так волновались, так волновались! Что там случилось… Ой, подожди, я сейчас переключу на громкую связь, потому что мы все собрались…

Миссис Форестби щелкнула опцию в меню мобайла и послышался голос Джес.

— …Зачем ты опять всех взбаламутила? Мне 21 год! Тебе не кажется, мама, что я имею право на личную жизнь без этой постоянной слежки?!

— Но, малышка, я просто волновалась и хотела знать, все ли…

— Что конкретно ты хотела знать? Пользуемся ли мы с Ларком презервативами?

— Джессика! Веди себя…

— … Как, мама? Как мне себя вести, если ты из-за ерунды тиранишь бедного мистера Вейдека, который делает все, слышишь, все, чтобы мы здесь хорошо отдыхали! И мне было страшно неловко, когда мы вернулись с сафари и он сразу стал меня уговаривать позвонить тебе, потому что ты ему угрожала адвокатами…

— Джес, милая, я не угрожала ему адвокатами. Кстати, почему ты хрипишь?

— Потому, мама, что мы с Ларком были в горах. У меня было прекрасное настроение, а твой наезд на мистера Вейдека…

— А там не опасно? — перебила миссис Форестби.

— Да! Очень, очень опасно! Мэйв укусила за ногу пчела, какой ужас, да мама? А Грэм поскользнулся и поцарапал руку. А еще шел дождик. Катастрофа, да мама? Надо всех поднимать на ноги, надо пугать менеджера кемпинга адвокатами, да?

Услышав про пчелу, мистер Лафлин, отец Мэйв, подал голос:

— Привет, Джес. Насколько большие проблемы у Мэйв из-за этого укуса?

— Жуткие проблемы, — послышалось из трубки, — Она полдня прыгала на одной ноге. Сейчас она допрыгает до стола и…

— Hi! — раздался жизнерадостный голос Мэйв, — Тут так круто! Па, тут, чертовски круто! Пчела, зараза, залезла в кроссовку. Черт! Я из-за этого пропустила, как копы дырявили крокодила. Так обидно! Черт! Здешний док жуткий перестраховщик. Мол, мисс, вдруг будет бла-бла-бла, надо принять меры. Но я потом сделаю фотку с этим крокодилом.

— Мэйв, тебе не кажется, что в таком диком месте, ездить на сафари рискованно…?

— Па! Какое еще дикое место? Тут полно военных копов с вертолетами.

— Да? Но все-таки, крокодилы и ядовитые насекомые…

— Па, пчела может тяпнуть тебя и дома. Это полная фигня, поверь мне.

Миссис Эберт, мать Беатриче (или попросту Риче), спросила:

— Мэйв, Джес, а моя дочь рядом или…

— Нет, — ответила Джес, — Они с Кевином еще остались погулять в горах.

— Да? Меня беспокоит, что нет мобильной связи.

— Разумеется, нет, миссис Эберт. Там больше десяти тысяч футов над морем.

— Гм… Вообще-то Риче не говорила, что собирается заниматься альпинизмом.

— А это не альпинизм. Просто, здесь вообще высоко. Потому и связь есть не везде.

— Да? А как бы мне все-таки поговорить с Риче?

— Сейчас даже не знаю… А, подождите, тут офицер военной полиции что-то… Wow! мистер Акиа, это круто!.. Алло, миссис Эберт, у вас с собой мобайл?

— Да, конечно.

— Вот! Он может связать ваш мобайл с полицейской рацией… Ну, это что-то вроде переадресации, только наоборот… Он говорит: сейчас будет звонок…

Действительно, через секунду раздалась клавесинная мелодия. Миссис Эберт ястребом метнулась к своей сумочке и вырвала из ее недр маленькую трубку.

— Алло, алло, Ричи… Говорят, вы там в горах… Да… А почему не можешь?… Почему в воде?… Что? Ты и здесь хочешь сплавляться на рафте?… Только будь осторожна. Мы договорились?… Все равно, будь осторожна, мало ли… И позвони вечером, хорошо?…

Миссис Эберт убрала мобайл и достала из сумочки сигареты.

— Знаете, по-моему, все эти разговоры про дикость — просто рекламный трюк.

— В смысле? — спросил мистер Лафлин.

— Как наши турфирмы, которые показывают диких аборигенов, — пояснила она.

— Это достаточно странно, — заметил он, — На сайте National Geographic о долине Балием сказано, что туда до сих пор не проникла цивилизация, там живут первобытные люди и правительство Индонезии совершенно не контролирует ситуацию. На сайте Джакарты говорится то же самое и висит предупреждение для туристов по поводу опасности.

— Рекламщики, — проворчала миссис Форестби, — Они всех купили. Моя дочь специально поехала, чтобы посмотреть первобытных людей, а там кругом полиция, вертолеты. Этих туроператоров давно пора привлечь к ответственности за подкуп и за ложную рекламу, вот что я вам скажу. Надо же, первобытные люди… Жулики. Как есть, жулики.

13:20 Деревня Онелама. База бригады CSAR.

Вейдек проводил глазами удаляющихся в сторону медпункта кампанию (Ларк и Джес двигались справа и слева от Мэйв, а она прыгала на одной ноге, опираясь на их плечи).

— Уф… — выдохнул он, — А как там этот парень? Я имею в виду, Грэм.

— Нормально, — успокоил шеф-бригадир Акиа, — док Варвар сказал: перелом двух ребер, открытый инфицированный перелом плеча, ну, и так, разное по мелочи.

— О боже… Но его жизнь, хотя бы, вне опасности?

— Разумеется. Вот увидишь, Эрих, через две недели он будет прыгать, как валлаби.

— Современная военно-техническая медицина, — пояснил бригаден-инспектор Пифу.

— Хотелось бы верить… Но, надо, наверное, все-таки, сообщить в полицию…

— Фиююю, — протянул Пифу, — Ты хочешь испортить и наше шоу, и свою репутацию?

— И отдых этим ребятам, — добавил Акиа, — Они только вошли во вкус!

— Но полицмейстер уже интересовался…

Пифу широко улыбнулся и небрежно махнул рукой.

— Я уже поговорил с ним и дал ему личные гарантии, он больше не заинтересуется.

— И через две недели ничего не будет заметно? — спросил Вейдек.

— Ну, останется парочка шрамов, — сказал Акиа, — плевое дело для парня.

— Уф, — снова сказал менеджер-директор, — Мистер Акиа, мистер Пифу, я вам предельно признателен! Я… Я даже не знаю…

— Если так, — сказал бригаден-инспектор, — То несколько слов на счет признательности.

— Да, я понимаю. Правда, мои финансовые полномочия ограничены контрактом, и…

— Не парься, — перебил его шеф-бригадир, — Никаких платежей, я же тебе обещал.

— А что тогда?

— Ты слышал про мобиатлон? — спросил Пифу.

— Про биатлон — слышал. Даже смотрел. Это на лыжах и с ружьем, а мобиатлон…

— Это новый вид спорта, — пояснил Акиа, — Типа, для стран тропического пояса, где нет снега. Борьба против дискриминации в олимпийских видах спорта.

— По ходу, — добавил Пифу, — тот же биатлон, только не на лыжах, а на мото-технике. И стадион строго естественный. Никакого вмешательства в дикую природу. Это, типа, в контексте экологической тематики и всякого такого зеленого.

Вейдек кивнул.

— Ну, это понятно. А что требуется от меня?

— Помочь с организацией спортивного лагеря и стадиона, — сказал шеф-бригадир.

— Разумеется, спорт-клубы за все заплатят авансом, — уточнил бригаден-инспектор.

— А почему здесь? — удивился Вейдек.

— Секретность, — спокойно ответил Акиа, — Это как в легкой атлетике. Кто владеет эффективными методами тренировки, тот рубит золотые медали, как с куста.

— А это не помешает отдыху обычных туристов?

— Ты что, Эрих, — возмутился Пифу, — Мы же не идиоты, чтобы предлагать делать мобиатлонный стадион прямо здесь. Но зато между Раруба, Чаленга и Восиа есть отличный треугольник со стороной 5 миль. Там нет туристических объектов, ага?

— Ну… Да, пожалуй, там проблем не будет… Если без громкой стрельбы….

— ОК, — подвел итог Акиа, — Скоро мы привезем образцы спорт-инвентаря…

3

Дата/Время: 04.02.24 года Хартии

Место: Меганезия, острова Футуна-и-Алофи.

Футуна, Kolia village, Fare Carpini

Лежащий посреди стола мобайл Чубби сыграл «Bright Fiji rainbow». Микеле почесал в затылке, и посмотрел в сторону пролива, где Чубби вдохновенно обкатывала подарок Флер и Оскэ. Подарок того стоил. Этот легкий катамаран с 4-метровыми надувными поплавками ничем не выделялся бы из множества своих собратьев, если бы не легкая крыльчатка на мачте, делавшая его похожим на сказочный кораблик морских фей с ромашкой вместо паруса. В данном случае «ромашка» могла работать или как очень эффективный парус, или (при включении 500-ваттного электродвижка) как ходовой пропеллер аэробота. Милая игрушка для взрослых, так и не расставшихся с детством.

Мобайл Чубби зазвонил еще раз. Микеле вздохнул, побарабанил пальцами по столу и вопросительно поглядел на обер-лейтенанта Вэнфана.

— Лучше, наверное, послушать, что там, — сказал тот.

— ОК, — согласился агроинженер и взял трубку, — Hola! Карпини слушает… У нее день рождения. Она катается на подарке… Обычно считается, что я ее муж, но это вряд ли может вас заинтересовать. По работе мы почти не пересекаемся… Послушайте меня 5 секунд, не перебивая… Напротив меня сидят: некие Нонг, Уфти, Керк и Тино. Я не исключаю, что кто-то из них… Вот видите, как все просто… Уфти, поговори с этим торопливым парнем. Если это секретно — иди за большое дерево, оттуда не слышно… Извини, Мак. Надеюсь, я не сбил тебя с мысли.

— Ни на секунду, — Мак Лоу улыбнулся, — Я закончил на фразе: «Какова оптимальная фототрофная стратегия в условиях преимущественно-тепловой освещенности».

— А можно обычными словами? — спросила Пума Батчер, — У меня школьные пробелы.

— Можно. Каким растениям хорошо на планете, где солнце светит только в тепловом и немного в красным диапазоне, но зато расположено близко, и дает много тепла.

— Ага! — обрадовалась Пума, — Ясно! Это солнце вроде электро-печки в Антарктиде!

— Почему в Антарктиде?

— Потому, что мы с Роном ее там включали. А здесь на хрен она нужна. Скажи, Рон?

Рон Батчер выразительно кивнул.

— Пума на базе Муспелл ужас, как мерзла. Но ей там понравилось.

— Мне полярный день понравился, — уточнила она, — И снег. Но холодно, joder!

— Ну, что ж, — согласился Мак Лоу, 


Содержание:
 0  вы читаете: День Астарты : Александр Розов  1  продолжение 1
 6  5 : Александр Розов  12  11 : Александр Розов
 18  17 : Александр Розов  24  23 : Александр Розов
 30  29 : Александр Розов  36  35 : Александр Розов
 42  2. Большой красный крокодил : Александр Розов  48  47 : Александр Розов
 54  52 : Александр Розов  60  58 : Александр Розов
 66  64 : Александр Розов  72  70 : Александр Розов
 78  46 : Александр Розов  84  51 : Александр Розов
 90  57 : Александр Розов  96  63 : Александр Розов
 102  69 : Александр Розов  108  74 : Александр Розов
 114  80 : Александр Розов  120  86 : Александр Розов
 126  92 : Александр Розов  132  98 : Александр Розов
 138  104 : Александр Розов  144  71 : Александр Розов
 150  77 : Александр Розов  156  83 : Александр Розов
 162  89 : Александр Розов  168  95 : Александр Розов
 174  101 : Александр Розов  180  107 : Александр Розов
 181  108 : Александр Розов    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap