Фантастика : Социальная фантастика : 69 : Александр Розов

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  6  12  18  24  30  36  42  48  54  60  66  72  78  84  90  96  101  102  103  108  114  120  126  132  138  144  150  156  162  168  174  180  181

вы читаете книгу




69

Дата/Время: 16.03.24 года Хартии.

Место: Тиморский регион.

СРТЛ. Дили. Штаб обороны. Ранний вечер.

По исходным планам лидеров «Тахрир», артподготовке полагалось начаться 17 марта, через час после рассвета, но успешно проведенный красными кхмерами артобстрел Купанга и стремительный захват австралийцами острова Роти, привели к изменению планов. Артподготовка началась за два часа до заката, 16 марта.

Штаб обороны СРТЛ предполагал такое развитие событий. Разрушение порта Купанг означало проблемы со снабжением для 7-тысячной группировки, сосредоточенной в Кефаменана, главном транспортном узле западной ветки Транстиморской магистрали. Ясно, что командование противника будет сжимать график и начнет наступление как можно раньше. Как и следовало ожидать, массированный удар ракетами «Qassam-11» накрыл населенные пункты в 10-мильной полосе к востоку от границы, а также всю площадь маленькой выделенной территории Оекусси и ее административный центр — городок Макасар. Это были, выражаясь военным сленгом «прогнозируемые потери».

А вот массированный артналет на столицу СРТЛ — город Дили, который никак не мог попасть в 15-мильный радиус досягаемости ракет «Qassam-11» — оказался для штаба сюрпризом. Шестидюймовые снаряды падали на город, прицельно поражая хлипкие, наскоро возведенные пункты электроснабжения и коммуникации. Через минуту после начала обстрела, Нун Чиен доложил по телефону:

— Товарищ комбриг, обстрел ведется с моря, с северо-западного направления.

— Ясно, Чиен. Займись эвакуацией гражданской техники и населения на юго-восток.

Сказав это, Ним Гок положил трубку, затем аккуратно приложил к карте две линейки, сделал пометку карандашом и повернулся к хомбре Оже.

— Северо-тиморцы не выполнили соглашение. Они не закрыли свой сектор моря. Нас обстреливает морская мобильная установка в 13 милях юго-западнее Атауро.

Оже сдвинул один наушник и невозмутимо сказал:

— Извини, товарищ Гок, я не слышал.

— Северо-тиморцы не выполнили соглашение, — повторил комбриг, — Они допустили корабль противника, вооруженный «Кассамами», в свой сектор ответственности.

— Наши друзья держат слово, — невозмутимо ответил хомбре Оже, — Они сообщают: обстрел Дили ведет с острова Алор батарея в Танджонге на юго-восточном мысу. Расстояние оттуда до Атауро 25 миль, и там уже индонезийская территория.

Ним Гок снова приложил линейку к карте и покачал головой.

— Не реально. От Танджонга до Дили 30 миль. Вдвое больше дальности «Qassam».

— Это не «Qassam», — все так же невозмутимо уточнил хомбре Оже, — Это «DONAR», производства ЕС. На батарее четыре орудия. Так говорят наши друзья.

— У тахрировцев не было арт-установок такого класса, — заметил доктор Немо.

— Теперь есть.

— Значит, Индонезия вмешалась на стороне «Тахрира», — заключил Ним Гок.

Адмирал Ройо Исо ударил кулаком по столу.

— Эта батарея легко сметет всю нашу оборону вдоль северного берега, от границы до самого Дили. Тогда даже если мы уничтожим центральную группировку, северная группировка пройдет эти 50 миль, не встретив серьезного сопротивления. Взорванные мосты не проблема, если каньоны не придется форсировать под огнем.

— Мы их не остановим, — согласился Ним Гок, — но у нас есть практика партизанских действий. На пересеченной местности с оврагами и «зеленкой», мы измотаем их за неделю, и вынудим уйти. Я предлагаю штабу этот путь.

Хомбре Оже отрицательно покачал головой.

— Северяне уничтожат эту батарею? — спросил Ройо Исо и Оже снова кивкнул.

— Через десять минут, — лаконично ответил Оже.

Остров Алор.

В литературе и кино птеродактили, нападающие на людей, эксплуатируются более столетия. Иногда это выглядит неубедительно, а иногда — зрелищно и натурально, но всегда технически примитивно. Голливудские 3D птеродактили шумят и бестолково машут огромными крыльями, стараясь порвать ненавистного гомосапиенса зубастым клювом или когтями. Против растерянного некомбатанта это может сработать, но в случае, когда птеродактиль имеет дело с вооруженной и чему-то обученной группой оппонентов, ему нужны другие средства, другая тактика, и никакого лишнего шума.

Артиллерийская батарея самоходных орудий «DONAR» на юго-западном мысу Алора, подвергся именно такой, тихой атаке. Если точнее, то она была тихой до финального момента, когда стремительные крылатые силуэты врезались в корпуса 6-дюймовых самоходных орудий. Дальше было громко…


В деревеньке Танджонг, увидев над мысом яркие всполохи, а через несколько секунд, услышав короткую серию оглушительных взрывов и еще несколько взрывов послабее (когда детонировали боеприпасы), отреагировали на событие позитивно: «Слава Аллаху, попали только по этим идиотам, а не по нам». Примерно через полчаса тишины, жители, движимые смесью любопытства (все-таки, интересно, чего там?), практичности (может, что уцелело, в хозяйстве пригодится), и гуманизма (вдруг, там кто живой, надо помочь), двинулись к позиции батареи.


Народ здесь был тертый и к войне уже привычный. Зрелище причудливым образом разорванных человеческих тел, перемешанных с комьями земли и искореженными деталями механизмов, никого особо не удивляло — не первая война в этих краях.

Подобрали трофеи, а также раненых и контуженых — короче, всех, кто остался в живых. Потом, позвали деревенского муллу — он покряхтел, поохал и прочел над остальными солдатиками что-то приличествующее случаю. Обычное дело на войне. Единственное, что удивило танджонгцев — это бред одного контуженого солдатика. Парень приставал ко всем с рассказом, что мол, за миг до взрыва видел летящего альбатроса без головы. Альбатрос пикировал, как при охоте на рыбу, и с крыльями и телом у него все было нормально, а головы не было напрочь.

Слушатели многократно переспрашивали: может, дело было через миг после взрыва? Тогда понятно, почему без головы. Там и у людей головы оторвало, но этот солдатик упорно стоял на своем: не после, а до. Наверное, в голове у него все перевернулось…

Аллах (а может, какой-нибудь другой местный бог) вознаградил добрых фермеров дюжиной вполне пригодных к употреблению колес — только чуть-чуть погнутых.

СРТЛ. Дили. Штаб обороны.

Ройо Исо взял трубку зазвонившего мобайла, произнес короткое приветствие, и начал молча слушать длинное сообщение.

— Что там? — спросил Немо через минуту.

Адмирал жестом попросил его подождать, и еще через полминуты проинформировал:

— Противник завершил артподготовку по Оекусси и начал концентрацию сил для атаки. Центральная группировка выделила моторизованный корпус, который через три часа сможет выступить из Кефаменана через юго-восточную границу эксклава на Оесило и далее на север, на Макасар. Южная группировка противника движется из Купанга к северо-западному побережью через Наиклиу, и далее, видимо, пойдет по берегу, через Нитабе, чтобы атаковать восточную границу Оекуси и занять порт Ситрана. Там наша оборона практически уничтожена их реактивной артиллерией.

— Мои бойцы перебрасывают резервы из порта Маквелаб, — сказал Ним Гок, — Они уже взяли морской плацдарм, на котором можно развернуть батарею для обстрела дороги.

— У тебя есть связь с Маквелабом? — спросил Ройо.

— Сейчас она прервана, но мои бойцы знают, что делать.

За столом возникла короткая пауза.

— Так или иначе, сейчас от нас не зависит, потеряем мы Оекуси, или нет, — подвел промежуточный итог доктор Немо, — Там все решается на месте.

— Если противник получит еще одно подкрепление по воздуху, через аэропорт Саут-Купанг, то одна батарея может с этим не справиться, — заметил адмирал.

— Не получат, — лаконично ответил Хобре Оже.

— Почему ты в этом уверен?

— Потому, что «Тахрир» нападет на Жако.

— На остров Жако, а не на наш берег? — удивленно переспросил Немо.

Хомбре Оже молча кивнул.

— Хорошая новость, — сказал адмирал Ройо Исо.

— Странно, — заметил Немо, — Ведь было сообщение, что Жако передан ДМА.

— Видимо, «Тахрир» думает, что это наша дезинформация, — предположил Ним Гок.

— Нападение на атаурцев будет стоить им аэропорта, — заключил адмирал, — Я думаю, противник будет деморализован, и это станет лучший момент для ответного удара. Товарищ Гок, твое мнение?

Комбриг кивнул в ответ и констатировал:

— Я считаю, наша сухопутная операция теперь понятна.

— Хороший воздух и тишина? — спросил доктор Немо.

— Да, — подтвердил Ройо Исо.

Оже снова кивнул.

Ним Гок взял трубку и сказал в нее два слова: «Buenos Aires».

Хомбре Оже был еще лаконичнее и сказал в свой микрофон одно слово: «Hush».

Провинция Оекуси — эксклав СРТЛ

Младший командир Суок Тсом оказался крепким парнем. Даже когда он лежал без сознания под грудой битого кирпича (остатков стенки, которая его спасла, приглушив удар взрывной волны), его тело все равно пыталось выбраться из-под завала. Очнулся Суок Тсом уже в агро-кооперативном медпункте деревни Фатусуба, когда фельдшер Куэло с двоими волонтерами-ассистентами, стащили с него одежду и начали смывать гарь, пыль и кровь прохладной водой.

— Где я? Где все?

— Ты в госпитале, рядом с фортом, — пояснил один из ассистентов, — вас всех накрыло ракетами. Все, кроме тебя погибли. И трое наших тоже.

— Все погибли? А что со мной?

— Тебя выкопали из-под обломков два инженера с Атауро. Они еще вытащили одного солдата-кхмера, который приехал из макасарского гарнизона, и одну нашу девчонку, которая из милиции. А тебе здорово досталось. Док Куэло лучше объяснит.

— … Но не сейчас, — перебил фельдшер, — Сначала внимательно осмотрим… Проклятая война!.. Парень, если тебе здорово больно, я могу сделать анестезию.

— Подожди! — перебил кхмер, — У меня приказ, я должен его выполнить. Позови сюда коменданта гарнизона, или старшего по армейской группе.

Фельдшер покачал головой.

— Тут есть только наши волонтеры самообороны.

— Тогда позови тех, что с Атауро. Надо выполнить приказ!

— Приказ — приказ, — проворчал Куэло, — Сам едва живой, а все о приказах… Проклятая война!.. Микеле, Хэнк, тут раненый хочет сказать вам что-то важное.

Только сейчас, когда с лица раненого исчез слой пыли, Хэнк узнал старого знакомого.

— Здравствуйте, Тсом. Как вы себя чувствуете?

— Здравствуй, капитан Худ. Я знал, что ты во всем разберешься и будешь с нами.

— Вообще-то я с мистером Микеле с Атауро, — уточнил Хэнк.

— … Слушай, — продолжал кхмер, — Из порта Маквелаб на остров Батек надо доставить орудия и снаряды. Там младший командир Даом Вад. Он все скажет. Дай мне рацию.

— Пожалуйста, — Хэнк протянул ему свой woki-toki, — Вы знакомы с этой моделью?

— Меганезийская, «Fiji Drive», знаю, — сказал Суок Тсом, проворно нажимая значки на сенсорном экране, — Сейчас я передам Даом Ваду…

Младший командир приложил трубку к щеке и быстро заговорил на камбоджийском. Фельдшер Куэло удрученно развел руками и обратился к Микеле.

— Как объяснить этому парню, что с такими травмами нельзя работать. А то он сейчас схватит автомат и побежит в атаку… Не знаю, возможно ли это физически, но…

— Поговори, — перебил кхмер, протягивая трубку Хэнку.

— Гм… — сказал тот, — Ладно… Здравствуйте, Вад. Не знаю, виделись ли мы на «Royal Diamond»… Ах, у вас было задание в другом месте?… Значит, не виделись. Кстати, не надо называть меня «товарищ командир», это не соответствует… Минутку! Нельзя ли подробнее рассказать, в чем ваша проблема? Возможно, тогда я… Наступают с юго-запада?… Так, дайте сообразить. Из Бабау и Баратэ в Наиклиу на побережье, и что…? Черт! Действительно, неприятная ситуация… Так, и что нам для этого требуется…?

Он говорил еще минут десять, потом дал отбой и хотел было что-то спросить у Суок Тсома, но тот уже успел отключиться.

— Спит, — пояснил Куэло, — Нормальная реакция при шоке и черепно-мозговой травме.

— Я рад, что у него нормальная реакция, — пробормотал Хэнк, и повернулся к Микеле Карпини, — Знаешь, у меня проблемы. С запада едет большая толпа исламистов. Если ничего с этим не сделать, то уже ранним утром они окажутся здесь.

— Тогда это не только твоя проблема, — заметил агроинженер.

— В общем, ты прав, но, раз уж меня назначили военным комендантом Маквелаба…

— Ты принял командование портом Маквелаб? — удивленно перебил Микеле.

— Да, а что мне оставалось делать?

— Ничего. Все правильно. Продолжай.

— … Так вот, мне надо усилить артиллерийскую батарею острова Батек, чтобы… Черт! Надо ехать, иначе будет поздно.

— Поехали вместе, — предложил Микеле, — По дороге объяснишь, что к чему.

— ОК! Осталось выяснить, на чем. Наш лимузин…

— Мы отвезем! — раздался голос за спиной, — У нас мини-трактор и прицеп!

— Мы знаем дорогу, а вы в темноте заблудитесь, — добавил второй голос.

— Тут всего десять километров, но дорога немножко кривая, — уточнил третий.

Бывший третий помощник быстро обернулся и окинул взглядом трех парней старшего школьного возраста.

— Holy shit! Дети, вы с ума сошли! Это война, понятно?

— Понятно, капитан Худ, — очень спокойно ответил один из парней, — Это — война, а мы — волонтеры. Меня зовут Сезар, а это — Ришо и Тодо.

Хэнк бросил взгляд на агроинженера и, не увидев возражающих жестов, сказал парню:

— Ладно, Сезар. Поехали. Где там твой Буцефал?

— Буцефал был не у Цезаря, а у Александра Македонского, — поправил Микеле.

— У меня не буцефал, а мини-трактор с прицепом, — напомнил Сезар.

— Это даже лучше, — серьезно сказал ему Хэнк.

* * *

Дорога из Фатусуба в Маквелаб была не кривоватой, а безобразной. Собственно, она вообще была не дорогой, а просто полосой неровно укатанного грунта. Какая бы то ни было подсветка тут отсутствовала, но Сезар вполне уверенно вел трехколесный мини-трактор с двухколесным прицепом, где сидели Хэнк, Микеле, Ришо и Тодо. Прицеп подпрыгивал на ухабах, и попытка Хэнка нарисовать схему ситуации в блокноте, при свете ручки-фонарика, была отброшена в первые пять минут. Пришлось пользоваться словесным изложением тактической обстановки.

— Наш кусок берега, — начал объяснять он, — это 25 миль, не считая изгибов береговой линии. Вот и весь Оекуси. Здесь есть четыре порта. Перечисляю с востока на запад: Сакато, Макасар, Маквелаб, Ситрана. После артобстрела остался, фактически, один Маквелаб, остальные три — в хлам. Маквелаб уцелел потому, что он дальше всего от западно-тиморской территории, а почему его не расстреляли с моря — черт его знает. Наверное, море контролирует атаурский флот. Во всяком случае, штаб комми умно поступил, сделав в Маквелабе резервный парк военной техники.

— У наших договор с вашими про море, — встрял Тодо, — За это мы вам отдали Жако. Хороший островок, кстати. А ваши нашим еще отгрузили оружия, кораблей десять. Только наши еще не успели в нем толком разобраться. Это же не простая шлепка.

Парень похлопал ладонью по своей двустволке, поясняя значение последнего слова.

— Попробуем разобраться на месте, — пробурчал Микеле.

— Ясно, что в своих машинках вы разберетесь, — оптимистично ответил Ришо.

— Так я продолжу? — спросил Хэнк, и продолжил, — Как я понял из объяснений своего нового коллеги, товарища Даом Вада, оборона основной территории СРТЛ в полном порядке. Оборона Оекуси с юга и с востока от нас — тоже организована. Но на западе случился просчет. Война началась раньше, чем думали, и на остров Батек не успели доставить пушки и снаряды из Ситрана. Даом Вад со своими коммандос занял остров слишком поздно — исламисты успели раздолбать порт Ситрана.

— Остров Батек — это что? — спросил агроинженер.

— Это — блин в море, диаметром четыреста метров, примерно в пяти милях от западно-тиморского берега и в шести с половиной от нашего. Этот островок — спорный, но, по факту, он был западно-тиморский, т. е. индонезийский… До сегодняшнего вечера.

— Оттуда что-то хорошо простреливается? — предположил Микеле.

Хэнк энергично кивнул и уточнил:

— Не что-то, а что надо. Северная дорога в Оекуси с западного края Тимора, где базы исламистов, огибает горы и идет по берегу через городок Наиклиу, ровно напротив Батека. Четыре мили дороги и городок, где все транзитные склады — как на ладони.

— Так. Понятно. Нам надо расстрелять все это раньше, чем экспедиционный корпус исламистов там пройдет. Так?

— Верно. А еще лучше — ровно тогда, когда он будет проходить. После Наиклиу, дорога поворачивает от берега на юг, вглубь Тимора, делает большую петлю и, через мост на пограничном каньоне, выходит в наш городок Нитабе. А из Нитабе уже есть дороги и вглубь нашего эксклава, и к нашему берегу. В общем, нельзя, чтобы они прошли.

— Тоже понятно. А какие у нас аргументы?

— Со слов моих новых коллег, — сказал Хэнк, — это минометы полуметрового калибра, установленные на самоходных понтонах. Снаряды — сферические, весом центнер…

— Это пневмо-мортиры, — перебил его Микеле, — обычное гражданское устройство. Я прекрасно знаю, как они работают. Сто раз пользовался.

Капитан Худ фыркнул и недоверчиво выпучил глаза.

— Для чего в агроинженерии двадцатидюймовая пушка?

— Долго перечислять. Из них разбрасывают стимуляторы или наоборот, инсектициды, гербициды, или дефолианты. Из них выстреливают патроны-генераторы пенопласта. Центнер смеси дает поплавок 15 метров в диаметре. Такими штуками обметывают по периметру акваторию с планктонным полем, чтобы сделать плафер. Морскую ферму.

— Весьма познавательно, — сказал Хэнк, — Но у нас там не пена, а фуллернит. Это такая взрывчатка, вроде динамита, только раз в пять хуже… Или лучше… Смотря, с какой стороны ты находишься, когда эта срань взрывается.

— Хорошая, дешевая взрывчатка, — возразил Микеле, — На острове Хендерсон мы этой штукой сделали сеть прудов с пресной водой. Теперь там даже гнездятся фламинго, представляешь? Единственная беда фуллернита — высокая чувствительность, так что, приходилось перевозить его в контейнерах с надувной внутренней стенкой…

— Это очень трогательно, особенно фламинго, — отозвался Хэнк, — Но в Маквелабе две обычные самоходные баржи, доверху груженые этими фуллернитовыми бомбами. И стенки у барж, я полагаю, тоже обычные, железные.

— Хм… Надеюсь, бомбы не просто накидали в грузовые сетки, как арбузы.

— Ты оптимист, Микеле. Лично я опасаюсь, что они загружены именно так.

Микеле Карпини почесал в затылке.

— Joder! Сотовая и сателлитарная связь куда-то исчезли. Хорошо было бы расспросить экспертов про фуллернитовые бомбы, а woki-toki дальше тридцати миль не добивает.

— С сотовой связью понятно, — заметил капитан Худ, — Дюжина ретрансляторов на весь эксклав, рядом с большими поселками. Исламисты сразу расстреляли и то, и другое.

— Логично, — согласился агроинженер, — Тогда судьба сателлитарной связи мне тоже понятна. Кто-то отстрелил в стратосферу сотню тонн экранирующей микро-пыли, и теперь не работают ни сателлофоны, ни спутниковые системы навигации.

— А кто? Наши или исламисты?

— Не знаю. Мне так, с ходу, не понять, кому это выгоднее в военном смысле. В любом случае, когда приедем, надо попробовать восстановить сотовую связь.

— Как? — удивился капитан, — Построить новые вышки-ретрансляторы?

— Вышки — это прошлый век, — ответил Микеле, — Полный отстой, как выражаются мои замечательные дети. Надеюсь, твоим новым коллегам хватило ума купить не только пушки и бомбы, но и обычные комплекты обеспечения армейского корпуса.

На этот раз в затылке почесал капитан Худ.

— Это не мое дело, но ты слишком хорошо для агроинженера разбираешься в войне.

— Не в войне, Хэнк, а в военной технике. И не слишком хорошо, а просто как обычный нормально образованный гражданин. Что тебя удивляет?

— Да так, ничего… — начал капитан, и тут им в глаза ударил ослепительный свет.

— Стоп! Выйти из машины, предъявить бумаги!

— Дурак, блядь, мы капитан-коменданта Худа везем, — спокойно ответил Сезар.

— Сам дурак, — откликнулся хриплый, тоже мальчишеский голос, — На тебе, блядь, не написано, что ты везешь коменданта. А который из вас комендант Худ?

— Это я, — ответил Хэнк, спрыгивая на землю, — Ну, парни, докладывайте, какая у нас обстановка в Маквелабе? Полная жопа, или нет еще?

— Вроде, пока нет, — ответил голос постарше, — Пошли, товарищ Худ, сам увидишь.

Провинция Оекуси — эксклав СРТЛ. Порт Маквелаб

Микеле Карпини на несколько секунд задумался, подбрасывая в руке кусочек мела, а потом, со словами «ну, это тоже может пригодиться», начертил крестик еще на одном пятифутовом контейнере.

— Все, — сказал капитан Худ, — Это — двадцать четвертый и последний. В плоскодонки больше не влезет. Третий ярус там грузить нельзя. Перевернется.

— Ладно, — Карпини вздохнул, — Только возьмем еще вон те два десятифутовых.

— Черт! Микеле! Куда их?

— У нас перед рубками на обоих понтонах как раз есть еще свободное место.

— Там нельзя ставить! Мы загородим обзор снизу!

— Просто будем рулить стоя, вот и все. Тринадцать миль можно обойтись без кресла.

— ОК, — вздохнул капитан, — Но больше не торгуемся.

— Не торгуемся, — Микеле кивнул и поставил крестики на десятифутовых контейнерах.

Хэнк Худ повернулся к безмолвному кхмеру — командиру охраны порта.

— Значит так, коллега Кхеу Саон. Вот этот пятифутовый контейнер грузите на третью плоскодонку, там во втором ярусе есть место. И закрепите, пожалуйста, как можно надежнее. Эти десятифутовые поставьте на пушечных понтонах, перед кабиной. Их привяжите стропами к опорам леера. Потом пусть все отходят от терминала на…

— На пятьсот метров, — подсказал агроинженер.

— Да. На пятьсот метров. Когда мы отойдем на четверть мили, можно возвращаться, а мальчишки пусть садятся в плоскодонки и идут следом за нами, тоже на дистанции четверть мили. Повторите им это, перед тем, как они отойдут от причала. Это — все.

— Да, товарищ Худ, — отозвался кхмер, — Я все запомнил. А кто будет тут за старшего?

— Вы и будете, коллега Кхеу Саон. Если будут какие-то проблемы, то вы свяжетесь по рации со мной или с коллегой Карпини. Теперь — приступайте к догрузке.

Кхмер кивнул и дал знак стоявшим в стороне разнорабочим. Они притушили свои самокрутки, взяли тележки и, не спеша, двинулись к штабелям контейнеров.

— Покурим? — спросил Микеле, хлопнув капитана по плечу.

— Покурим, — согласился тот, — Вдруг, это в последний раз?

— Фи! — возмутился Микеле, — что у тебя за настроение?

— Это я так пошутил. Извини, если не смешно.

Провинция Оекуси — эксклав СРТЛ. Акватория.

В сорока милях севернее Оекуси, на противоположной стороне моря Саву из западной бухты острова Алор, вышел катер класса «Pegasus», и начал разворачиваться в проливе между островами Алор и Пантар. Завершить маневр ему не удалось. Несколько серых теней обрушились на его носовую надстройку и ютовую ракетную установку. Восемь ракет «Гарпун» с двухцентнерными боеголовками, детонировали, с легкостью оторвав корму. Факел из горящих капель мазута взлетел в небо, как огромный фейерверк.

Микеле Карпини, заметив далекую вспышку боковым зрением, глянул через правое плечо, но над морем уже снова стояла тьма. Вторично он обернулся через пять минут, когда до него донесся слабый звук взрыва — и снова не увидел ничего, кроме тьмы. В секторе обзора был только один светящийся предмет — кормовой фонарик на барже, которую тянул за собой самоходный понтон, управляемый Хэнком. В кильватере этой баржи держался Микеле, управлявший таким же самоходным понтоном с такой же баржей на буксирном тросе. На ее корме тоже был фонарик, на него ориентировались Сезар, Ришо и Тодо. Каждый из мальчишек вел рыбацкую моторку-плоскодонку, с двухъярусным штабелем из пятифутовых контейнеров. Моторки здорово оседали на корму, а их слабые движки едва тянули этот груз — но значительная скорость им и не требовалась. Все равно самоходные понтоны с баржами на прицепе не могли идти быстрее четырех узлов. Чтобы пройти «чертову дюжину миль» (как пошутил кэп Худ перед отплытием из Маквелаба) надо было потратить три с лишним часа времени…

Микеле Карпини, 47 лет.

Наверное, есть люди, которым везет. Люди, которым удается прожить долгую и счастливую жизнь, ни разу не попадая в такие ситуации, в которых большая часть их опыта оказывается совершенно непригодной. Я везучий, но не настолько, поэтому периодически (хотя и редко) попадаю. Больше двадцати лет назад, я иммигрировал в совсем молодую и, в общем, нищую страну, где намеревался просто заниматься своей работой без идиотских запретов и ограничений. Начал… Вдруг — раз, и ночной арест. Обвинение в руководстве организованным криминальным формированием. Вот вам и свобода. Правда, меня выпустили в тот же день, но в стране, где судят час и ставят к стенке через пять минут после вынесения приговора, не нужно много времени, чтобы осознать себя потенциальным сырьем для мясорубки.

Мне было чудовищно обидно — несмотря на то, что в моем случае все обошлось. И я поступил так, как поступает любой активный идеалист: начал реставрировать свой основательно подпорченный социальный идеал. Наверное, так делали многие люди, похожие на меня или наоборот, предельно непохожие — потому и добились чего-то, приблизительно того… Кстати, это очень емкая формулировка: «добились чего-то, приблизительно того». В том смысле, что не добились того, чего хотели (идеалы, как известно, недостижимы), но приблизительности хватает, чтобы гордо надувать щеки.

Итак, я занялся реставрацией своего подпорченного социального идеала, и был в этом совершенно не оригинален — ни по целям, ни по методам. Только образование у меня оказалось получше, чем у большинства других реставраторов, и плюс еще знаменитое калабрийское упрямство… Я и оглянуться не успел, как с моей подачи в мясорубку угодили несколько тысяч субъектов. Многие — за дело, остальные — за кампанию. Так всегда бывает, если применяешь «Стандартную Процедуру Реставрации Идеала».

Семья. Она как-то незаметно появилась у меня в процессе применения «Стандартной Процедуры…». Очаровательная, порывистая и непосредственная девчонка — курсант школы военной разведки. INDEMI, или «Gestapo nostra», как выражаются отдельные акулы пера… Сейчас я поражаюсь своей тогдашней близорукости. Мне казалось, что Чубби, начав семейную жизнь, автоматически выпадет из этой военной обоймы. Как нетрудно догадаться, не она выпала, а я впал. А следом, впали наши подросшие дети.

Впрочем, даже если бы я знал все заранее, то, все равно привел бы в свой дом именно Чубби. Даже если бы я знал, что сегодня мне окончательно не повезет (какой-нибудь засранец стрельнет по моему чудному грузу, и я распадусь на фрагменты), то и в этом случае, мое тогдашнее решение осталось бы твердым и неизменным. Я — калабриец, я упрямый и тупой, как стадо носорогов. Как бы то ни было, я много чего успел в этой жизни, хотя… Да, много интересного можно еще сделать, но это зависит не только от меня, а и от того гипотетического засранца, который или стрельнет, или нет. Если я и жалею о чем-то, то только о том, что у девчонок вместо детства получилась какая-то сплошная спецоперация. Сейчас бессмысленно извиняться перед ними за это: они обе выросли такими, какими выросли — красивыми, умными, смелыми, замечательными… Прошлое — прошло, и невозможно себе представить, что они могли бы быть другими.

Так или иначе, все, что я сделал, более-менее закономерно привело меня сюда, на эту идиотскую войну, потому что я интуитивно понимаю: от того, что произойдет здесь, зависит то, выберется ли Чубби из этой непонятной ловушки. Joder! Если бы я знал в общих чертах, что в действительности делается с Тлалоком и как это связано с кучей концентрированного политического дерьма, то мне было бы гораздо проще… Но я ни черта не знаю, и вынужден тыкаться почти наугад. Да, наверное, есть люди, которым везет, они ни разу не попадают в такие ситуации. У них понятная жена, понятные дети, понятные дела. Я им завидую, но нет смысла думать, что получилось бы, если бы мне тоже вот так повезло. Ведь тогда на моем месте сейчас был бы совсем другой человек. Вернее, он был бы у себя на ферме, а не на моем месте. С чего бы везучему человеку оказываться за штурвалом плавучей таратайки, идущей с грузом бомб на прицепе по простреливаемому всякими засранцами ночному морю?

* * *

…Два 40-метровых широко-корпусных десантных катера класса LCUR, шли на юг с острова Пантар. До Макасара им оставалось два часа хода. Они везли батальон, 800 бойцов. Этот батальон, вне сомнения мог бы вытеснить с побережья Оекуси в горы группировку восточных тиморцев, потрепанную артобстрелом… Но этим катерам не суждено было дойти до цели. Бесшумные серые тени, напоминающие крупных чаек, спикировали из ночного неба, и ударили с разных сторон…

Нескольких сверхлегких мин-орнитоптеров (или птеродактилей) было недостаточно, чтобы разрушить бронированное судно водоизмещением 200 тонн, поэтому удары нацеливались в самые уязвимые точки: двигательные агрегаты на корме, и мостики надстройки, где располагались экипажи и узлы управления. Почти все десантники остались невредимы, и даже смогли быстро потушить локальные пожары. Но катера превратились в пассивные груды металлолома, дрейфующие посреди 40-мильного пролива между Пантаром и Тимором. Невеселое положение для пассажиров…

Этот эпизод войны остался незамеченным для Микеле Карпини. Несколько взрывов потерялись в десятках других взрывов от непрекращающейся артиллерийской дуэли между «Тахриром» негласно поддержанным индонезийской группировкой, и силами восточных тиморцев, негласно поддержанными океанийскими волонтерами Атауро.

Чтобы выдержать такой негласный режим, требовалась аккуратность и спокойствие. Полулегальному штабу индонезийской группировки не хватило ни того, ни другого. Чтобы получить плацдарм для атаки на крайнюю восточную тиморскую провинцию Тулуала, штаб отправил десантный контингент с индонезийского островка Кисар на островок Жако, отделенный от Тулуала узким проливом. Попытка тихой высадки не удалась — маленький номинальный атаурский гарнизон (дюжина волонтеров), открыл огонь, и тогда штаб приказал поддержать десант артиллерийским огнем с Кисара.

Начал раскручиваться маховик прямого вооруженного конфликта между «группами поддержки». Атаурские авиа-рэпторы атаковали боевые позиции и инфраструктуру противника на Кисаре, Ветар и еще пяти мелких островка, расположенных восточнее Атауро и севернее Жако. Это происходило в 200 милях к востоку от того места, где находился сейчас Микеле, и не было им замечено, но вот другая атака…

…Где-то далеко на северо-западе вспыхнуло мерцающее желто-оранжевое зарево, похожее на полярное сияние. Сам источник света был на небольшой высоте, и его заслоняла зазубренная линия гор центрального массива. Микеле оценил дистанцию дальномером, встроенным в бинокль, и получилось 65 миль. Это соответствовало действительности. Бесшумные летающие мины добрались до аэропорта Купанга, и поразили переливные узлы огромных емкостей с керосином. Воздушный мост для формирований «Тахрир» и для индонезийской группировки перестал существовать.

Акватория южнее Тимора. «Buenos Aires».

Два обыкновенных на вид малых контейнерных судна типа FerryCat, приняв на борт по дюжине 20-футовых контейнеров, вышли в море из порта Суаи, расположенного на южном берегу СРТЛ, и двинулись дальше на юг. Оказавшись в нейтральных водах, их экипажи, с помощью бортового крана, начали производить с контейнерами операции, которые любой моряк назвал бы идиотскими. Ну, какой нормальный человек будет устанавливать контейнер на ферму надстройки косо, под углом более 30 градусов к горизонту? Ситуация прояснилась, когда торцевые двери контейнеров были сняты и в небо уставились конические головные элементы 300-миллиметровых ракет. Любой военный эксперт узнал бы в таком контейнере пусковой модуль бразильской системы залпового огня «Astros», с дальностью стрельбы 50 миль.

Дальше пошла тяжелая работа. Аккуратно установить контейнер, выверить угол его наклона и ориентацию, выполнить пуск. Отдохнуть полминуты, наблюдая, как яркие факелы движков уменьшаются вдали и исчезают среди звезд в черном небе. Дальше — опять установка, наклон, ориентация, пуск. И полминуты отдыха. Начав эту работу примерно в 10 вечера, бойцы младшего командира Лон Бусана завершили ее около часа ночи. У бортов тонули последние сброшенные в воду контейнеры. Люди буквально валились с ног от усталости, но были счастливы. Они хорошо выполнили задание чрезвычайной важности для победы революции. Лон Бусан отдал приказ: «спустить шлюпки, покинуть суда». Еще полчаса тяжелого труда и вот, паруса подняты, можно отдохнуть, покурить и тихо поболтать со своими товарищами. Два брошенных судна неустановленной принадлежности, медленно и торжественно погрузились на дно на глубине 2000 метров. Кому интересно — пусть попробует поднять. Флаг ему в руки…

Разумеется, все станции слежения зафиксировали пуск 96 ракет из точки в 13 милях южнее Тимора, с апогеем 25 километров, но гуманитарная катастрофа еще не была объявлена, и никто даже пальцем не пошевелил, чтобы выяснить, куда и зачем они полетели, что было в боеголовках и каковы результаты их попадания.


Итак в 10 часов вечера 16 марта. В городке Кефаменано, расположенном прямо на транс-тиморской магистрали восток-запад, в 10 милях к югу от границы провинции Оекусси (выделенной территории СРТЛ), раскинулся лагерь центральной ударной группировки Тахрира с вооружением и боевой техникой. Формировалась автоколонна для движения к границе Оекусси и последующей атаки. В той стороне наблюдалось зарево — там что-то горело после массированного арт-налета ракетами «Кассам». В лагере царила обычная шумная суета, всегда сопутствующая таким массовым войсковым перемещениям.

На серию слабых хлопков в небе никто даже не обратил внимания, а это распались кассетные головные части первого ракетного залпа «Astros» и теперь вниз летело множество самостоятельных 3-фунтовых мин. Послышался нарастающий вой, и тут, конечно, кто-то крикнул «налет» и «воздух». Бойцы, как и положено, шлепнулись на грунт, потом раздались взрывы (почему-то очень слабые). В разных концах лагеря послышались вопли и хрип — кого-то зацепило. Многие бойцы начали кашлять (как показалось в начале — от поднявшейся пыли). Прошло четверть минуты, и несколько человек, хватаясь за горло, забились в судорогах, как при эпилептическом припадке. Количество кашляющих и бьющихся в судорогах, стремительно росло. Никто еще не понимал, что происходит. Облачка тумана над лопнувшими минами невозможно разглядеть в темноте. Санитарные команды не могли понять, куда ранены люди, явно впадающие в кому. На них не было заметно никаких внешних повреждений. В этой обстановке раздалась новая серия хлопков, затем вой и опять серия разрывов мин. И лагерь, и улицы были покрыты кашляющими и корчащимися людьми, а многие уже лежали неподвижно, извернувшись перед смертью каким-то немыслимым образом. Наконец, кому-то пришло в голову объяснение, и раздался вопль «газы!».

За Кефаменано, транс-тиморская магистраль идет на восток, затем изгибается дугой к северу, через городок Атамбуа, выходит к морю в порту Атапупу (в 30-мильной полосе северного берега, отделяющей эксклав Оекусси от основной Ист-Тиморской территории). Далее магистраль пролегает по берегу, через границу, и соединяется с Ист-Тиморской сетью дорог. Ясно, что эта трасса стала главным направлением движения атакующей армии, и ее авангард разместился в Атамбуа и Атапупо. Вторая по значимости Вест-Тиморская магистраль идет на восток по южному берегу, через городки Нунколо и Бесикама. Эти магистрали соединяются на востоке — в Атамбуа, а на западе — в Сое. Западнее Сое, до Купанга идет единственная широкая дорога. Эта простая дорожная география определила и пункты сосредоточения наступающей тахрировской армии, и цели ракетной атаки: Кефаменано, Атамбуа, Атапупу, Нунколо, Бесикама, Сое. Как впоследствии рассчитали эксперты, каждая цель получила примерно по 8 тонн ОВ «Зарин» — простого в производстве, эффективного нервно-паралитического вещества.

Зарин производится с 1939 года в полсотне стран, но никто ни разу не признался, и поэтому, зарин всегда возникает на мировой арене, как бы, из ниоткуда. Тем не менее, известно, что запасы зарина в средней развитой стране 3-го мира составляют 50 — 100 тонн. Из-за невысокой стойкости этого вещества, эти запасы приходится возобновлять каждые 2–3 года, а старые запасы — уничтожать по довольно дорогой технологии. Тот зарин, который был применен в данном случае, судя по химическому анализу, отжил большую часть срока, отведенного ему законами химии, и вооруженные силы некой страны сделали выгодный бизнес, избавившись от него таким вот способом.

Остров Батек. Спорная тиморская территория.

Успешное прибытие к острову Батек получилось для Микеле совершенно не таким знаменательным событием, как он себе представлял. Все было очень по-деловому. Стремительно возникшие из темноты надувные моторки с солдатами — кхмерами. Дисциплинированный и спокойный офицер Даом Вад. Четко понимающий, что и как делать, капитан Хэнк Худ, который сначала поставил к причалу свой мото-понтон с прицепленной баржей, а потом сменил Микеле за штурвалом и проделал такую же операцию со вторым мото-понтоном и прицепом. После этого, Микеле, само собой, оказался центральной фигурой разворачиваемой батареи.

А потом, когда с работами на батарее все стало все более-менее понятно, как-то само собой получилось, что Микеле занялся другими делами, свойственными менеджеру в условиях военного времени.

Восстановление мобильной связи.

Выяснение точек и путей снабжения.

Инвентаризация ресурсов.

Инвентаризация транспорта.

Организация логистики.

Проще всего оказалось наладить связь. Стандартные «Летающие соты» в контейнерах были в полном порядке. Задать на ноутбуке сетку размещения с шагом восемь миль, и включить модули автономного энергоснабжения, а дальше — дроны сами надуются, превратившись в пятиметровые дирижабли, сами уплывут по воздуху на заданные позиции, сами бросят там контрольные якоря, чтобы не сносил ветер, и сами отрапортуют: «Hei foa, если кто-то хочет кому-то позвонить, то мы к вашим услугам».

Скоро капитан Хэнк Худ, носился на добытом где-то катере с подводными крыльями между Батеком, Маквелабом и Ситрана, говоря по двум мобайлам одновременно. Три тиморских юниора — Сезар, Ришо и Тодо — были назначены «группой снабжения» и, с фермерской обстоятельностью, занялись этой работой. Поехал — загрузил — привез — разгрузил. Знакомое, дело — и не важно, делается оно в мирное время или на войне.

Карпини, который вырос в глазах кхмерских бойцов до уровня «главного военспеца округа, товарища инженера Микеле», получил под командование двух ординарцев — мальчишек лет пятнадцати, которых звали Ан и Хин (по крайней мере, их имена, в восприятии Микеле, звучали так, а они отзывались на эти имена в его исполнении).

СРТЛ. Дили. Штаб обороны.

Эффект от применения почти 50 тонн зарина «второй свежести», штаб обороны СРТЛ имел возможность оценить по данным радиоперехвата. На огромном столе, рядом с экраном-картой, валялась куча листочков, с довольно однообразными текстами:

«2-й заместитель командира корпуса Кефаменано-центр. Попали под газовую атаку. Потери — каждый шестой. Половина живых — небоеспособна. Продолжают умирать».

«Комендант Атапупу. При бомбардировке ядохимикатом, сводный отряд потерял примерно треть состава. Много отравленных в разной степени. Пришлите медиков!».

«Командир автоколонны Сое-центр. Нас обстреляли химическими минами. 2/3 моих людей — отравлено, много убитых, не могу наладить управление. С востока через нас бегут бойцы и жители, на трассе затор. Дайте подкрепление и скажите, что делать».

Комбриг Ним Гок пробежал глазами десяток листков и повернулся к доктору Немо.

— Сколько времени местность будет отравлена?

— Вероятно, 2–3 часа. В жарком морском климате это вещество быстро разрушается.

— Три часа слишком долго. Надо атаковать сейчас, иначе мы потеряем инициативу.

— У нас есть противогазы и защитные плащи, — заметил Ройо Исо, — И нашим людям не придется лезть в места максимального заражения, так что, опасность не велика.

— Мои люди не обучены воевать в противогазах и тяжелых плащах, — сказал комбриг.

— Давайте определимся с задачами контратаки, — предложил доктор Немо, — Мы же не собираемся захватить и удержать западно-тиморские территории. Завтра регулярная индонезийская армия вытеснит нас оттуда. У нас есть всего несколько часов, и я бы предложил использовать их для разрушения инфраструктуры противника.

— Это разумно, — согласился Ройо Исо, — Пока корпус противника дезорганизован и отступает, инфраструктура не защищена. Мы можем добиться хорошего результата.

— У меня есть 5 батарей «Urflug» и около полутора тысяч мин, — сказал Ним Гок.

— Я могу взять на себя порт Атапупу и береговой участок магистрали, — добавил Ройо.

— Авиация, — коротко сказал хомбре Оже.

— В каком смысле? — спросил доктор Немо.

— Использовать наши транспортные самолеты и бочки с горючим.

— Да, — согласился комбриг, — Пока у них дезорганизована ПВО…

Ройо Исо протянул руку и постучал пальцем по экрану-карте.

— Есть еще одна мысль. У нас есть атаурские виропланы и та группа пилотов, которая пробовали на них летать, и довольно успешно. Мы можем атаковать врага там, где он точно нас не ждет: на юго-западном краю Тимора, где его базы на берегу Купангского залива и главные транспортные развязки. Это осложнит работу их штаба и, возможно, приостановит наступательные действия северной группировки.

— Но там есть ПВО. Мы можем напрасно потерять пилотов, — заметил Немо.

Звякнул мобайл Ним Гока. Он взял трубку и, видимо услышав что-то крайне важное, жестом призвал всех к тишине.

— Да… Понял тебя, Даом Вад… Хорошо. Не задерживайтесь с этим… Теперь жди, не прерывай связь, сейчас штаб примет решение… — комбриг повернулся к остальным и сообщил, — Капитан Худ и военный инженер Карпини доставили на Батек и привели в боевую готовность крупнокалиберные орудия. Еще, они восстановили сотовую связь вдоль побережья Оекуси. В этих обстоятельствах я согласен с товарищем Исо.

Доктор Немо потер ладонями покрасневшие от табачного дыма глаза и кивнул.

— Да. Это меняет дело. Я тоже согласен.

Хомбре Оже, продолжавший крутить тибетские шарики, кивнул молча, не тратя слов.

Остров Батек. Спорная тиморская территория.

Примерно через час Хэнк Худ, очередной раз вынырнув из темноты, заявил:

— Слушай, Микеле, тут главный кхмер хочет с тобой поговорить.

— Это который?

— Ним Гок, разумеется. У них один главный. Набери его. У Даом Вада есть номер.

— Ясно. Наберу. Кстати, Кхеу Саон еще не звонил?

— Пока нет. Мы же озадачили его этими красными ромбами всего четверть часа назад.

— Четверть часа — это куча времени. Позвони, поторопи его.

— ОК. А что в этих контейнерах с красным ромбом?

— Медицина, — ответил Микеле, — Таблетки, пластыри, инжекторы и всякая техника… Короче, то, что нужно раненым. Надо было сразу подумать об этом, но я как-то не сообразил. Я первый раз на войне, понимаешь?

— Лучше поздно, чем никогда, — отозвался Хэнк, тыкая пальцем в меню мобайла, — Hi, коллега Саон. Вы нашли контейнеры с красным ромбом… Ах уже два? Замечательно! Сейчас я скажу, что с ними делать… Микеле, что с ними делать?

— Пусть грузит на любой транспорт и везет по медпунктам, — ответил агромнженер, — Я надеюсь, у него есть связь со всеми медпунктами в эксклаве?

Капитан Худ почесал щеку, успевшую зарасти щетиной, и покачал головой.

— Не уверен… Алло, Саон, у вас есть связь со всеми медпунктами?… Как, не знаете? О, черт! Микеле, он не знает их мобайл-номеров.

— Ну, что за фигня! — возмутился агроинженер, — Пусть этот парень объявит по местной радио-сети, чтобы все медики отзвонились и сказали, где они находятся, сколько у них пациентов, и что им надо. И пусть оставят телефоны для связи.

— Ясно… Алло, Саон, вы слышали, что сказал коллега Карпини?… Да, и немедленно.

Микеле, тем временем, набрал продиктованный Даом Вадом номер и услышал:

— Это Ним Гок. Что у вас?

— Это Микеле Карпини. Это я хотел спросить, что у вас. Вы просили позвонить…

— Да, товарищ Микеле. Хорошо, что вы наладили связь. Нам надо установить четкую координацию управления огнем. Меня интересует глубина территории, которую мы сможем поразить при максимальной дальности…

— Так, Ним Гок, — сказал Микеле, — Давайте определимся, во что мы будем стрелять, и какого результата хотим добиться. ОК?

— ОК. Мне нравится ваш меганезийский подход. Начнем с главной задачи…

* * *

Трехметровый ствол мортиры качнулся вниз, захватывая шар-снаряд из лотка, потом качнулся вверх и замер на долю секунды. Раздался звонкий, гудящий хлопок, свист, и ствол снова качнулся вниз. Из лотка в него скатился новый снаряд. Вторая мортира повторила те же операции с отставанием на секунду. Первая — вторая, первая — вторая. Движение стволов и хлопки выстрелов, завораживали так же, как качание маятника и тиканье старинных часов. Донесшиеся через две минуты далекий гром взрывов лишь усиливал наваждение. Взрывы тоже звучали равномерно. Секунда — взрыв, секунда — взрыв. Хэнк Худ энергично тряхнул головой.

— Черт! Мне сейчас показалось, что я заснул и вижу идиотский сон.

— Просто мы оба порядком устали, — заметил Микеле Карпини, — Сейчас, когда машина заработала и напрягаться больше не надо, организм включил режим релаксации.

— Ты еще скажи, что сейчас ляжешь спать, — проворчал капитан.

Агроинженер улыбнулся и постучал по экрану одного из трех раскрытых ноутбуков.

— Я бы с удовольствием, но надо еще разобраться с баллистической коррекцией, потом научить этих мальчишек… (он кивнул на двух ординарцев-кхмеров, с любопытством наблюдающих за его действиями)… Самостоятельно управлять системой, а потом я обещал этому парню, Ройо Исо, организовать лазерное целеуказание для его пилотов. Понятия не имею, почему он сам не может этим заняться, но выяснять некогда.

* * *

Пневмо-мортиры продолжали размеренно посылать снаряды в темноту. Левая-правая, левая-правая. Кхмерские бойцы едва успевали укладывать стокилограммовые шары, покрытые пенорезиной, на ленты транспортеров-фидеров. На берегу Тимора, в пяти — шести милях отсюда, темнота уже не была полной. Там разгорались оранжевые точки пожаров, постепенно сливаясь в светящиеся штрихи и мерцающие пятна.

Младший командир Даом Вад подошел к агроинженеру и уселся рядом на корточки.

— Товарищ Микеле, помогите мне определить результаты бомбардировки. Я должен доложить об этом в штаб, а в бинокль виден только дым.

— Слушайте, Вад, я не военный. Вы сказали: надо расстрелять этот участок дороги с движущимся транспортом и окружающими сооружениями — я и расстреливаю. А что конкретно получается, это уж вам виднее. Я могу показать изображение с дрона, а вы сами разберитесь, что оно значит, — Микеле ткнул пальцем в экран, — И вообще, будет лучше, если вы будете самостоятельно управлять огнем. Ваши парни, по-моему, уже поняли, как это делается. Эй, юниоры, я про вас говорю! Вам понятно, как стрелять?

Ан и Хин дружно закивали. Понятнее некуда: Вот карта, вот крестик. Куда поставишь крестик, туда и летит снаряд. Тут и ребенок разберется.

— А как управлять дроном? — спросил Даом Вад.

— Ужас! — Микеле вздохнул, — Чему вас учили в офицерской школе?

— Ничему, — признался младший командир, — Я там не был. Я учился в джунглях.

— В джунглях… — проворчал агроинженер, — Ладно, садитесь ближе, я вам все покажу.

* * *

У Микеле Карпини был неплохой опыт обучения молодых людей интересным играм с авиамоделями. Флер, а позже — Люси, делали первые практические шаги в управлении полетами именно под его руководством. Сейчас первая уже летала вовсю, а вторая… Вторая тоже летала, но он об этом пока не знал (хотя, такие подозрения у него были). Младший командир Даом Вад рос там, где у подростков нет летающих игрушек — и теперь, в некотором смысле, наверстывал упущенное в детстве.

Через полчаса позвонил Ройо Исо и сообщил, что виропланы на подходе к западному району и ждут указания объектов атаки. Второй дрон в автономном режиме кружил на высоте километра над мостом при слиянии двух рек Бесама и Локо в одну широкую Минэ, у поселка Нгилминэ в 35 милях от залива Купанг. Здесь находилась ключевая и самая уязвимая точка транс-тиморской магистрали, в данный момент — плотно забитая людьми и машинами отступающей армии Тахрира… Можно ли уничтожить солидный мост полтораста метров длиной, имея лишь несколько маленьких виропланов с легким вооружением? Разумеется, нет. А можно ли дезорганизовать уже подавленного противника так, чтобы он сам перегрузил мост и вызвал его разрушение?..

Пост на восточном конце моста пропускал машины ровно с такой частотой, которая соответствовала предельной нагрузке на опоры, но на западном конце такого поста, разумеется, не было. Какой смысл? Назад никто и не пытался ехать… До той минуты, пока голова отступающей колонны, переехавшая через мост внезапно не попала под обстрел. Это было полной неожиданностью — никому и в голову не приходило ждать атаки с запада. Люди, ослепленные светом фар своих машин и оглушенные ревом двигателей, не могли оценить характер нападения. Они лишь видели, что в голове колонны что-то горит и взрывается, и что движение застопорилось. Непрерывная канонада с севера и зарево пожаров (работа мортир с Батека) наводили на мысль, что противника из Оекуси перешел в контрнаступление и движется сюда. В этом случае безопаснее всего было отступить обратно, через мост, на восточный берег Минэ…

Водители, понукаемые паническими криками людей, сидящих в кузовах, начали разворачивать свои грузовики, или просто давать задний ход. Прежде, чем старшие командиры успели разобраться в ситуации, машины на мосту двинулись назад, все сильнее уплотняясь, а с запада — стали въезжать на мост совершенно бесконтрольно, практически корпус к корпусу. Мост выдерживал этот вес, пока плотное скопление грузовиков не заняло всю его середину. Только тогда массивные стальные опоры, рассчитанные на полуторакратную перегрузку, начали медленно сминаться. Настил накренился и треснул. Машины полетели вниз, как сброшенные со стола игрушки, а затем, мост завалился вбок и вниз, и стал грудой обломков на дне каньона…

Организованное отступление вооруженной группировки превратилось в паническое бегство. Едва авианалет закончился, часть группировки, оказавшаяся на западной стороне каньона, продолжила движение к заливу Купанг, но уже не как колонна, а как медленно ползущая пробка, в которой все стараются проехать побыстрее, а машины, двигатели которых заглохли, сталкивают с дороги, и бросают на произвол судьбы. Те бойцы, которые остались на восточной стороне, бросая технику, в полной темноте, беспорядочной пешей толпой двинулись к южному берегу по сужающейся до восьми миль полосе между каньонами рек Минэ и Иасау. Им казалось, что это спасение, что кхмеры так далеко не пойдут… Они глубоко заблуждались. Штаб обороны СРТЛ не упустил возможности добить врага. За оставшиеся до рассвета два часа, небольшой мобильный отряд, высадившись с трех летающих лодок в той части побережья, куда устремились бегущие, провел встречное прочесывание местности на несколько миль вглубь Тимора. Пленных они, разумеется, не брали. На рассвете, выполняя директиву штаба, все отряды и все авиа-звенья вернулись на свою территорию, а все батареи прекратили огонь. После десяти часов непрерывной канонады, на острове наступила тишина, нарушаемая лишь треском пламени разгорающихся все сильнее пожаров….

* * *

Батарея на острове Батек прекратила огонь значительно раньше — просто потому, что стрелять было больше не во что. Весь прибрежный участок дороги, четыре городка, вытянувшиеся вдоль нее, и поселки на две мили от моря, были стерты с лица земли.

По приказу Даом Вада, плавучая батарея была замаскирована в узкой (полста метров шириной) протоке между юго-западным берегом островка и короткой полосой рифов. Сверху могло показаться, что здесь стоят брошенные рыбацкие плоскодонки и свалена куча строительного мусора, а с моря эта протока вообще не просматривалась.

В центре островка, на бывшем индонезийском опорном пункте (два фанерных сарая, склад-ангар и кухонный навес) нашлось какое-то количество продуктов и цистерна с пресной водой. Кухонный инвентарь уцелел — вчерашний короткий бой при захвате островка кхмерами обошелся почти без стрельбы: индонезийское подразделение, не ожидавшее атаки, погибло тихо… Даом Вад разрешил бойцам разжечь найденный примус, вскипятить воду и заварить чай. Когда это было сделано, он, в знак уважения, лично притащил «товарищу военспецу-инженеру» кружку чая и армейские галеты.

— Спасибо Вад. Это очень кстати, — Микеле покрутил в руке металлическую кружку и прочел вслух надпись, нацарапанную на ее боку: «Bendaku Bintangi Pasarpan».

— Что это значит? — спросил кхмер.

— Это значит: кружка принадлежала парню по имени Бинтанги Пасарпан. Бинтанги на бахаса — звездочка, — Микеле сделал глоток, и продолжал, — … Если подробнее, то лет двадцать назад родился мальчик, и мама с папой выбрали ему красивая имя. Пели ему колыбельные. Дарили игрушки. Радовались его первым словам и первым шагам. Они думали: он вырастет, познакомится с красивой девушкой, у них будет дом, семья. Не исключено, что он с этой девушкой уже успел познакомиться, до того, как попал сюда. Здесь были армейцы или «Тахрир»?

— Были в индонезийской форме, — ответил Даом Вад.

— Значит, Бинтанги пошел в армию, — заключил Микеле, — Через несколько дней, его родным придет бумажка: Так и так, пропал без вести в ходе боевых действий. Они, наверное, будут еще долго надеяться, что мальчик найдется. Так иногда бывает…

— К чему ты это говоришь, товарищ Микеле? — спросил Даом Вад.

Агроинженер пожал плечами, откусил кусок галеты и запил чаем.

— Просто задумался о жизни. В моем возрасте это нормально… Куда вы их…?

Младший командир молча показал рукой в сторону моря.

Микеле посмотрел туда и кивнул.

— Понятно… Значит, так и будет пропавшим без вести. Мальчик по имени Звездочка.

— Это война, — нерешительно заметил кхмер, — Так было надо.

— Это очень хуево, что так было надо, — ответил Микеле, и бросил взгляд на северный берег Тимора, затянутый шлейфами черно-коричневого дыма, — Натворили мы с тобой дел, Даом Вад. У людей были дома, это строилось много лет, даже много поколений…

— Вот победит социализм, и все будет построено лучше, чем было, — уверенно возразил младший командир, — И жить люди будут счастливее, в новых домах.

— У тебя есть семья? — спросил Микеле.

— Откуда? — искренне удивился Даом Вад.

— Гм… А сколько тебе лет?

— Наверное, больше двадцати.

— А тем мальчишкам? — Микеле кивнул в сторону Ана и Хина, которые хлебали чай, не отрываясь от ноутбуков, связанных со спай-дронами. Вообще-то юниоры выполняли разведывательное патрулирование акватории, но сейчас было видно, что они просто в восторге от игры с управляемыми самолетиками.

— Наверное, меньше двадцати, — ответил кхмер.

— Я и сам вижу, что меньше, — проворчал агроинженер, — А как они будут жить после войны? И как ты сам будешь жить? Ты думал об этом?

Даом Вад отрицательно покачал головой.

— Не думал. При социализме все будет понятно. А если нет, то командир объяснит.

Микеле прожевал галету и сделал еще пару глотков чая.

— Наверное, я некорректно поставил вопрос. Лучше так. Эта война кончилась, а новой войны в обозримом будущем не предвидится. Ты в резерве. Твои действия?

— Отдыхаю, подгоняю снаряжение и устраняю неисправности, проверяю, чтобы мои бойцы тоже это сделали, контролирую, чтобы у них была еда и место для сна, пополняю ресурсы боеприпасов и материалов. Жду приказов командира.

— Гм… Похоже, я опять не так поставил вопрос.

Карпини задумался над формулировкой, и в это время Хин крикнул:

— Тревога! Индонезийский флот!

— Где? — спросил Даом Вад, мгновенно оказываясь рядом с операторами спай-дронов.

— Вот! Вот! — мальчишки тыкали пальцами в экраны, не очень представляя себе, как соотнести наблюдаемые боевые корабли с географическими правилами.

— Дайте-ка мне… — вмешался Микеле.

Через полминуты диспозиция стала предельно понятной. Эскадра, состоящая из двух крупных военных кораблей и двух поменьше, на полпути от Флореса к Тимору, шла курсом юго-восток. До берегов эксклава Оекуси ей оставалось чуть более полста миль. Спорный островок Батек, лежащий в пяти милях от берега, находился у нее на пути.

— Наше преимущество это закрытая позиция и орудия, приспособленные чтобы вести высокий навесной огонь, — произнес Даом Вад, — Мы подпустим их на 8 миль.

— Если они подойдут ближе, чем на 10 миль, — спокойно сказал Карпини, — то от нас останется только фарш, — Вообще-то, они могут достать нас ракетами даже со своей теперешней позиции. Поэтому, я не думаю, что нам сейчас надо суетиться.

— Лучше умереть сражаясь! — возразил Даом Вад.

— Лучше жить, — отрезал агроинженер, вынимая мобайл из кармана.

— Что ты хочешь делать? — подозрительно спросил младший командир.

— Проверить, достаточно ли внимательна фронтовая разведка на Атауро… — пояснил Микеле и сказал в трубку, — …Aloha foa, вы видите эскадру, четыре штуки, на восемь-девятнадцать, сто двадцать шесть — два?… Почему спрашиваю? Ну, понимаете, я на Батеке, и эти штуки идут ровно в мою сторону… Я не беспокоюсь, просто спросил… Какие-то меры принимать надо?… Ну, конечно, посмотрим… Aita pe-a, maeva po-a.

Он убрал трубку обратно в карман и закурил сигарету.

— Что ты узнал, товарищ Микеле? — нетерпеливо спросил Даом Вад.

— Ничего нового, Вад. Разве что, направление, в котором интересно смотреть.

— Какое направление?

— Восток — северо-восток. Собственно, я так и думал.

— Я ничего не понимаю, — признался младший командир.

— Я сейчас объясню, — сказал Микеле, — Пока вооруженный контингент Индонезии, в основном, соблюдал нейтралитет… Скажем так, с незначительными отклонениями… Другие крупные контингенты тоже не особо вмешивались, чтобы не обострять. Но открытое выдвижение группы из вертолетного авианосца, эсминца и пары ракетных катеров, это уже совсем другое дело, и все, кто стоял на низком старте…

Акватория севернее Тимора.

Садай Илимгау, первый помощник капитана индонезийского вертолетоносца «Бекан», искренне уважал своего шефа, капитана Ахмата Байонга. Садай попал на серьезный боевой корабль недавно, и был слишком неопытным для должности второго лица на мостике. Только благодаря разумному и неизменно спокойному стилю руководства каперанга Байонга, молодой кавторанг Илимгау смог всего за месяц подтянуться до должного уровня, и в ходе операции в Брунее, уже выглядел достойно. Молодого Кавторанга часто коробил демонстративный цинизм шефа, но он все равно старался находиться по возможности рядом с Байонгом и набираться опыта. Вот и теперь шеф, обозрев в бинокль виднеющийся в четверть-ста милях прямо по курсу островок Батек, отпустил предельно-циничное замечание о контр-адмирале Менанге, который сейчас находился на флагмане эскадры — эсминце «Керадж».

— Есть люди, — сказал Ахмат Байонг, — которых назначают командирами за ум, а есть — которых назначают за глупость. Это диалектика. Ее придумали древние греки.

— Ахмат-тван, а что он делает неправильно?

— Все, — лаконично ответил каперанг.

— А что бы вы делали на месте Менанга? — осторожно спросил Садай.

Байонг в показном ужасе выпучил глаза.

— Сохрани Аллах от того, чтобы попасть на такое место. Оно для тех дураков, которые получают дурацкие приказы и по-дурацки их выполняют, а потом у других, самых главных дураков, есть, на кого свалить свою дурь.

— Дурацкий приказ? — переспросил кавторанг.

— Конечно, дурацкий. Если требовалось раздолбать восточных тиморцев, то надо было подойти в середине ночи, врезать по ним ракетами с полста миль, потом дочистить с вертолетов и из арт-установок, высадить десант, а дальше дипломаты бы как-нибудь отмазались. А вот хрен. Нас отправляют в светлое время суток, и приказывают сперва оценить обстановку, а потом взять под защиту наши территории на Тиморе. Причем спорные территории, такие, как Оекуси и Батек, в этом приказе считаются нашими. Полный кретинизм! Воевать и трахаться, надо или по-настоящему, или никак. А если путать секс с онанизмом, а войну с адвокатурой, то обязательно получишь по яйцам.

— Но мы же не хотим развязать большую войну, — возразил Садай.

— Если не хотим, так не хрен средь бела дня тащить эскадру к спорным территориям.

— Но Ахмет-тван, не отдавать же их просто так!

— Лучше отдать просто так, чем отдать, получив по яйцам, — отрезал Байонг.

— От кого? — удивился кавторанг, — Что могут красные кхмеры против нашей эскадры?

Командир авианосца громко фыркнул.

— При чем тут красные кхмеры? Они вообще пешки, как и наши сраные борцы за веру. Дело не в них, а в том, у кого первого сдадут нервы. И у наших очкастых умников в Джакарте нервы оказались хлипкие. Поэтому мы получили дурацкий приказ, поэтому эскадрой командует Менанг, и поэтому мы сейчас окажемся в глубокой заднице.

— Ахмет-тван, я, конечно, не одобряю методы «Тахрира», но парламентская фракция «Справедливость», которая их поддерживает… Я не знаю точно, как это говорится на политическом языке, но, в общем, они по-своему болеют за нацию…

— Это нация болеет ими, — оборвал каперанг, — Они холера. Это из-за них мы просрали восточный Тимор, просрали Ириан, просрали Роти, а сейчас просрем что-нибудь еще. Запомни, Садай: времена, когда войну выигрывал тот, кто собрал самую большую толпу мудаков, кричащих «Кто-то-там акбар!», давно прошли. Кого-то там, наверху, задолбали эти крики. Он и так знает, что он великий, а эти болваны, которые кричат под руку, его нервируют. Общаться с богом — если, конечно, ты в него веришь, следует в семейном кругу, а не на площади, не в парламенте, и тем более, не на войне.

— А мне казалось… — начал кавторанг Илимгау, но договорить не успел.

На поверхности моря вдруг возник (или выскочил, или надулся) красно-белый шар диаметром в рост человека, и из мощного динамика заскрипел механический голос.

«Внимание! Вы приблизились к границе акватории Восточно-Тиморского Союза, закрытой из-за боевых действий. Предлагаем вам немедленно изменить курс. Мы не хотим применять силу, и надеемся, что вы добровольно последуете нашему совету».

Робот сделал паузу и начал повторять текст еще раз, но с эсминца раздалась очередь автоматической пушки, и шар лопнул, разбросав по волнам лоскутки оболочки.

— Теперь Менанг-тван довыебывался, — прокомментировал Ахмет, и поднес к глазам бинокль, осматривая акваторию против часовой стрелки — с юга к востоку.

— Подумаешь, расстреляли буй с голосовым роботом, — возразил Садай.

— Возьми бинокль, и посмотри вон туда, — ответил каперанг, махнув рукой на восток.

Впрочем, кое-что было видно уже и без бинокля. По всей двадцатимильной ширине пролива между Алором и Тимором, с поверхности моря поднималось что-то вроде множества капель сюрреалистического косого дождя, который решил вдруг идти не сверху вниз, как полагается по закону гравитации, а наоборот снизу вверх. В бинокль можно было рассмотреть, что на самом деле, он состоит не из капель, а из достаточно крупных твердых предметов с четкой геометрической формой. Они взлетали с моря широкими шеренгами, с просветами и интервалами метров двести.

— Что это за дьявольщина? — тихо спросил кавторанг.

— Дроны, — спокойно ответил Байонг, — Те, которых большинство, они в форме «H», это бомберы. Те, что в форме «V» — штурмовики, они подавят ПВО. А похожие на ромбы — истребители. Они на случай, если наш великий флотоводец сдуру прикажет поднять в воздух вертолеты. Хотя, наверное, он уже сидит в гальюне со спущенными штанами.

Пока капитан «Бекана» произносил этот монолог, волны дронов уже закрыли почти половину неба. Легкие машины шли на малой высоте. Снизу их силуэты выглядели сеткой с регулярными ячейками. Передний этой сетки был почти над эскадрой, а на востоке, дроны продолжали взлетать с поверхности моря.

— Н-н-надо вызвать истребительную авиацию с Флореса, — выдавил из себя Садай.

Ахмат Байонг отрицательно покачал головой.

— Что тут может сделать десяток — другой обычных истребителей? Разве что, красиво погибнуть за… Ну, за какую-нибудь красивую херню… Посчитай приблизительно, сколько этих дронов. Простая арифметическая задача. Длина и ширина, интервалы и просветы. Кстати, это полезное упражнение на выдержку.

Кавторанг отчаянным усилием воли подавил ужас, поднимавшийся из самых глубин подсознания от вида такого чудовищного числа боевых машин и от их равномерного слаженного жужжания, сливавшегося в звонкий гул, идущий, казалось, со всех сторон одновременно. Двадцать миль — ширина… А длина? Тридцать? Больше? Пусть будет тридцать. Интервалы и просветы около кабельтова. Это получается… Получается…

— Шестьдесят тысяч? — прошептал он.

— Около того, — согласился Ахмат, — А сейчас еще одно упражнение: попробовать не обосраться. Я на 99 процентов уверен: эти дроны, пока, просто акт устрашения.

* * *

Пять (всего пять!) дронов-бомберов качнули крыльями и упали в пике. От их сине-зеленых брюшек отделились овальные предметы и по длинным красивым параболам полетели вниз, издавая оглушительный вой. Несколько секунд, и в четверти мили по курсу эскадры взметнулись пять титанических гейзеров, а по ушам будто пришелся механический удар. Это был фронт взрывной волны — его прикосновение ненадолго погружает человека в полную глухоту. Буруны, разбежавшиеся от точек взрывов, не особенно сильно, но ощутимо качнули корабли с носа на корму и обратно.

Дроны, тем временем, начали выполнять впечатляющий маневр. Их сетка, как бы, разделилась, и теперь закручивалась над эскадрой в две огромные, воронки, миль по десять радиусом. Казалось, небо сошло с ума и вращается в двух противоположных направлениях одновременно. При взгляде на это, начинала кружиться голова…

Послышался требовательный писк телефона-рации. Ахмет спокойно взял трубку.

— Капитан первого ранга Байонг слушает! Да, господин контр-адмирал… Слушаюсь, господин контр адмирал… Так точно, задача ясна. Разрешите выполнять?..

— Он приказывает идти в атаку? — с плохо скрываемым ужасом спросил Садай.

— Что ты, парень? Конечно, нет! Он драпает, а нам приказывает занять позицию и обеспечивать национальные интересы Индонезии.

— Нам одним?

— Ну, почему одним? У нас экипаж, и неплохой, как ты мог заметить… — Байонг снял трубку внутреннего телефона и приказал, — Машина стоп, рули направо три румба.

— Что я должен делать? — спросил кавторанг.

— Спокойно приходить в себя. Ты хорошо держался, парень, но пока с тебя хватит. Я приказываю тебе выпить кофе и найти в Интернете три самых дурацких анекдота.

— Э… Это серьезно?

— Более чем. Приходить в себя — это часть нашей работы. Жду через час с рапортом.

— Э… о чем.

— Об анекдотах, не о кофе же! — и Байонг ободряюще хлопнул помощника по плечу.

Флагман эскадры — эсминец «Керадж», вместе с ракетными катерами «Гажах» и «Синган», развернулся и лег на обратный курс к Флоресу. Вертолетный авианосец «Бекан» оставался в зоне конфликта один на один с вероятным противником.


Содержание:
 0  День Астарты : Александр Розов  1  продолжение 1
 6  5 : Александр Розов  12  11 : Александр Розов
 18  17 : Александр Розов  24  23 : Александр Розов
 30  29 : Александр Розов  36  35 : Александр Розов
 42  2. Большой красный крокодил : Александр Розов  48  47 : Александр Розов
 54  52 : Александр Розов  60  58 : Александр Розов
 66  64 : Александр Розов  72  70 : Александр Розов
 78  46 : Александр Розов  84  51 : Александр Розов
 90  57 : Александр Розов  96  63 : Александр Розов
 101  68 : Александр Розов  102  вы читаете: 69 : Александр Розов
 103  70 : Александр Розов  108  74 : Александр Розов
 114  80 : Александр Розов  120  86 : Александр Розов
 126  92 : Александр Розов  132  98 : Александр Розов
 138  104 : Александр Розов  144  71 : Александр Розов
 150  77 : Александр Розов  156  83 : Александр Розов
 162  89 : Александр Розов  168  95 : Александр Розов
 174  101 : Александр Розов  180  107 : Александр Розов
 181  108 : Александр Розов    



 




sitemap