Фантастика : Социальная фантастика : 89 : Александр Розов

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  6  12  18  24  30  36  42  48  54  60  66  72  78  84  90  96  102  108  114  120  126  132  138  144  150  156  161  162  163  168  174  180  181

вы читаете книгу




89

Дата/Время: 27–28.03.24 года Хартии.

Риф Фантой (база МОА в нейтральных водах)

470 миль к востоку от Мадагаскара, 60 миль к юго-западу от Каргадос

Океанологический корвет «Octopus»

Яхта «Golden Sun» турфирмы «Emerald-Voyage».

Острова Карагадос (Маврикий)

Мобильная океанологическая лаборатория «Octopus» могла показаться плавучей баскетбольной площадкой (такие же габариты 30x15 метров, и похожая разметка). Наличие невысокого полукруглого горба на носу во всю ширину судна (в котором располагался ходовой мостик и рубка управления оружием), не слишком меняло эту картину. Внизу «Octopus» имел четыре изящные ноги — по паре на левый и правый стреловидный поплавок, а больше в его форме не было ничего примечательного.

Дизайн этого судна, построенного в январе на верфи Тонга Нукуалофа, был почти полностью слизан с проекта «Kaimalino» (US Navy 1973) — крайне удачного, но не доведенного до логического финала. Заложенная в конфигурации идея поплавков — гидрофойлов была реализовано только теперь, и «Octopus» мог, несмотря на свой чемоданный вид, легко набирать скорость 70 узлов. А площадка, конечно, была не баскетбольная, а вертолетная, т. к. судно (если отвлечься от его «океанологической» легенды) являлось автономным мини-корветом. Для этого класса боевых кораблей, палубная авиация — это вещь совершенно необходимая.

Экипаж из трех человек (мастер-сержант Лауа Нтай, Капрал-пилот Шейла Бритт и стрелок-инструктор Дарт Тигрис) без всяких приключений провел «Octopus» через Коралловое море и Индийский океан до платформы на рифе Фантой (в 470 милях к востоку от Мадагаскара, и в 60 милях к юго-западу от островов Каргадос) и передал заказчику — Мпулуанскому Океанологическому Агентству (МОА).

Агентство имело к океанологии не больше отношения, чем передаваемый корвет. «Научный» персонал МОА (1-й морской мобильный батальон ВС Мпулу) встретил «Octopus» с нескрываемым энтузиазмом. До сегодняшнего дня, флот базы состоял из десятка малых траулеров (переделанных в военные транспорты), сотни 7-метровых легкобронированных штурм-глиссеров со стрелковыми комплексами на турелях, и двадцати летающих лодок (которые, впрочем, относились уже к авиации базы, а не к флоту). В честь прибытия первого реального боевого корабля, директор базы МОА (командир батальона) Нкеле Бова устроил после обеда маленький банкет с танцами, а затем, гостей разместили в казарме спец-взвода «E», в командирском кубрике.

Взводные казармы на платформе базы риф Фантой представляли собой контейнерные модули по четыре 6-местных кубрика с одним «общественным блоком». В каждом кубрике имелась резервная койка, так что технически — проблем с размещением не возникло, а психологически — …Тоже не возникло, поскольку мпулуанцы давно уже считали канаков «своими». После быстро организованной перестановки, население «командирского» кубрика выглядело так. Собственно, командир — лейтенант Ифарбо (высокий, крепкий парень, готтентот, говоривший с резким щелкающим акцентом). Мичман Рунк (трек-бур, т. е. африканский голландец). Стрелок-навигатор Мкаси (типичная деревенская девчонка-банту). Радист Гуло (молодой парень, похожий на карибского latino). И трое меганезийских разведчиков.

— Взвод «E» значит: «экспериментальный», да! — гордо объявил лейтенант Ифарбо в первый же вечер за ужином, — У нас интернационал и интерпрофессионал!

— Чего-чего? — переспросила Шейла.

— А вот смотри, — начал объяснять мпулуанский лейтенант, — Во-первых, тут есть все этносы. Банту, трек-буры, готтентоты (это я), и даже китаец. Вот, капрал Тунг-Лим.

— Мой папа китаец, — пояснил капрал (невысокий широкоплечий чернокожий парень, отличавшийся от среднего мпулуанца только необычным разрезом глаз), а моя мама бушменка. А я учусь на морского пилота. Интересно, да! Вот наш инструктор!

— Мастер-пилот Сиггэ Марвин, — отрекомендовался названный персонаж.

— Самый правильный инструктор, — с гордостью добавил парень-банту, сидящий по другую сторону от мастер-пилота, — Учит даже тому, как не сгореть в самолете, если подбили. И как гасить гадин-исламистов и гадин-колониалистов!

Лауа Нтай окинул Сиггэ быстрым взглядом и поинтересовался.

— Ты каролинец, бро?

— Палауанец, — ответил мастер-пилот, — а вы, foa?

— Мы, типа, сборная солянка, — сказал Лауа, — Шейла — маори с Тонгарева-Кук, Дарт — самоананец, а я — таитянин. Но наполовину — финн, раз тут говорят про этносы.

— Финны — это где? — спросил Ифарбо.

— Это на северо-восточной Атлантике. Там есть длинный-длинный залив.

— Где айсберги? — уточнил кто-то.

— Нет, — Лауа покачал головой, — В заливе айсберги не вырастают. Только в океане.

— Точно! — подтвердил Рунк, — Про это даже есть фильм: «Титаник».

— Да, — Ифарбо кивнул, — Ужас, какой фильм. Fuck! Лед в океане. Брр! Так вот! Мы интернациональные и интерпрофессиональные. У нас все профессии! Теперь даже настоящий океанский корабль и настоящая дальняя техническая разведка!

— Босс Сиггэ, а мы будем учиться взлетать с этого корабля? — спросил Тунг-Лим.

— Ага, — сказал мастер-пилот, — И взлетать, и садиться.

— А у нас получится?

— Конечно! Куда же вы денетесь?

На этой позитивно-оптимистичной ноте завершился первый ужин тройки канаков-разведчиков на базе Фантой. Разговор в командирском кубрике о пилоте Марвине случился когда «личный состав» после «индивидуальной помывки» расползся по двухъярусным койкам. Шейла вернулась из душа последней, влезла на свою койку второго яруса, улеглась поудобнее, и поинтересовалась.

— Когда он успел стать инструктором?

— Кто? — спросил Дарт Тигрис.

— Сиггэ Марвин. Я с ним оказалась вместе в душе, и немного рассмотрела. Кстати, симпатичный парень. Но на вид ему 20 лет с хвостиком. Отсюда вопрос: когда?

— Рассказать? — предложила стрелок-навигатор Мкаси.

— Она его тоже рассмотрела, — весело добавил радист Гуло.

— Я его еще потискала и расспросила, — сообщила она, — Сиггэ закончил колледж на Капингамаранги в ноябре прошлого года, и с тех пор участвовал в восьми военных кампаниях. Архипелаг Спратли. Лусонский пролив. Галапагосы. Моллукское море. Остров Биак. Остров Колепом. Остров Тимор. И Малави. Так и успел. Еще, у него инструкторский талант! Их авиа-отряду потребовалась срочная замена, и они взяли пилота с Западной Новой Гвинеи, из партизан с 2-недельным обучением.

— Что за фигня?! — искренне удивился Тигрис, — За 2 недели можно обучить пилота-любителя — это понятно. А боевого пилота…

— Камикадзе обучали как раз за 2 недели, — заметил Лауа Нтай, — только я не понимаю: зачем сейчас такой экстрим? У нас что, мало нормальных боевых пилотов?

Мкаси щелкнула пальцами в воздухе, чтобы привлечь к себе внимание.

— Другие условия, amigo. Не ВВС Меганезии, а Inter-Brigade Mobile, IBM.

— Это я как-то не учел, — согласился меганезийский мастер-сержант, — А они что, всем авиа-отрядом ушли из регулярных форсов и полетели в Австронезию волонтерами?

— Как-то так, — подтвердила она, — Сиггэ говорит: в Европе, сто лет назад, регулярные форсы тоже уходили волонтерами в интербригаду, и ехали на войну, гасить гадин-фундаменталистов по личному убеждению.

— Гражданская война в Испании, 30-е годы прошлого века, — уточнил Лауа Нтай.

— Мутная какая-то война в этом году, — проворчал мичман Рунк, — Непонятно кто, непонятно с кем, непонятно где, непонятно на какой технике… Все непонятно.

— Так и должно быть, — авторитетно сказал Ифарбо, — Потому, что сингулярность.

— Хэй, бро, — подала голос Шейла, — Сингулярность это гвоздь не от той стенки.

— Это почему? — спросил лейтенант.

— Потому, что сингулярность это про НТР и про экономику. Про то, как динамика технологий влияет на производственный цикл и потребительский рынок.

— Ну, — согласился он, — а война это разве не экономика и не технология?

— Резонно, — отреагировал Дарт Тигрис.

Гуло покрутился на койке и тоже решил высказать свое мнение.

— Я не понимаю. Сингулярность. Новая военная технология. Ладно. Но почему вдруг война везде? Или не то, чтобы война, а какая-то колбаса. Даже в Северной Америке и Западной Европе, где давно такого не было. Что за нах? Звезды, что ли, так встали?

— Отставить астрологию, — ответил Ифарбо, — Все объясняется чисто рационально.

— Знаешь, как? — спросила Мкаси.

Мпулуанский лейтенант шумно вздохнул, собираясь с мыслями.

— Ну, раз ты вот так спросила — давай разбираться. Почти сто лет назад была мировая война. Началось с интербригад в Европе, а закончилось атомными бомбами где-то в Японии. Тогда жирные гадины-империалисты обосрались от ужаса, да! Потому что атомная бомба — от нее не спрячешься. И решили: мы не будем больше воевать, нет! Лучше мы сделаем ООН, поделим весь мир на ломтики, а дальше будем друг у друга покупать. Кусочек туда, кусочек — сюда. А где-то подальше от Западной Европы и Северной Америки сделаем отсталые независимые страны, для войны.

— Эй-эй, командир, ты же сказал, они договорились не воевать, — заметил Рунк.

— Не воевать у себя, — уточнил Ифарбо, — Но где-то воевать им надо, потому что при империализме нужен патриотизм, чтобы промывать людям мозги, а без войны он не получается. Вот, в Америке за десять лет после войны накопилась слишком умная молодежь. Что делать? Делать войну во Вьетнаме. Полста тысяч американцев там погибли, триста тысяч покалечились. И стала стабильность, да! Империалистам понравилось. Потом так делали много где. Особенно — на Ближнем востоке. Зачем расплодили там стольких исламистов? А затем, чтобы было, куда послать лишних молодых людей, чтобы их убили, или покалечили, а то вырастут умными, и не будет стабильности. Потом придумали: зачем кого-то посылать? Дорого! Лучше привезем исламистов к себе, чтобы они делали теракты и убивали прямо здесь. Дешево, да!

Гуло, со скрипом почесал пятерней жесткую шевелюру.

— Это ясно, командир. А что теперь случилось с их стабильностью?

— А то ты сам не видишь? Стабильность затормозила им прогресс. НТР стала у них двигаться медленнее, а у других — быстрее. Другие начали их догонять. Называется: многополярный мир. Вот, их догнали и говорят: Эй! Нам что-то не нравится, как вы поделили мир. И кто вы, вообще, такие, с вашим ООН? Это раньше вы были лидеры прогресса и всех имели, а теперь вы не очень-то сильнее нас. Идите на хер со своими правилами и со своим ООН. Мы теперь сами поделим, как хотим. И стало так!

— Когда стало? — спросил Рунк.

— Постепенно, — пояснил Ифарбо, — Потому, что инерция. Как в механике.

— А по CNN говорят, что во всем виноваты чина, нези и бразо, — заметила Мкаси.

Лауа Нтай потянулся, зевнул и ответил.

— Это просто, гло. Китай самый большой и страшный. Меганезию еще 20 лет назад объявили врагом цивилизации. А правительство Бразилии хапнуло Коридор инков от Амазонии до Тихого океана. Такой большой кусок, что мировой порядок зашатался.

— Мировой порядок, мировой порядок, — немного сонно пробурчала Мкаси, — По CNN тысячу раз говорили про мировой порядок. А что такое этот мировой порядок?

— Это примерно то, про что объяснял Ифарбо, — сказал Лауа, — После второй мировой войны, выигравшие оффи собрались на тусовку и расписали планету по наделам, как древние феодалы. Лучшие наделы — себе, похуже — своим прихлебателем, а совсем хреновые — кому попало. В политологии это называется: раздел мира внутри клуба политических элит. А порядок такой: если кто-нибудь хочет изменить границы этих наделов, например — отделиться, то он должен пойти на поклон к своему феодалу, в смысле — к элите, и просить себе вольную. А если он хочет что-то присоединить, то должен идти на поклон к тусовке главных феодалов, типа как к королевской семье.

— А если не пойдет? — спросила она.

— Тогда его надел не признают, и будут говорить, что он вор или агрессор.

— А если люди за него?

— По херу, — ответил мастер-сержант, — Когда это феодалы учитывали мнение людей?

— В ООН это называется «уважение государственного суверенитета», — авторитетно добавил Ифарбо, — Надел земли с крепостными людьми отдали какому-то феодалу, и теперь и этот надел, и эти люди, и все их потомки, принадлежат этому феодалу и его наследникам до скончания времен. Так думали эти, которые в ООН.

Гуло снова громко поскреб пятерней свою проволочно-жесткую шевелюру.

— Ну, про это, вроде, объяснили. Почему тогда открыто не послать ООН на хер и не переделить все толком, как людям удобнее? А то сплошные спецоперации, и всякие интербригады. Я считаю: свое надо брать открыто, чтоб никто не подумал, будто ты берешь чужое. Один древний умник даже сказал: «честность — лучшая политика».

— Это сказал Бенджамин Франклин, — сообщила Шейла, — Сейчас по нему в колледже разведки изучают технику политической интриги. В 70-е годы XVIII века он, путем обмана, стравил между собой короля Франции и английских оффи. В результате, в Америку были отправлены огромные деньги из французского бюджета, а потом и военный корпус, руками которого США выиграли войну за независимость.

— Зачетная спецоперация, — добавил Дарт Тигрис, — Бен Франклин сохранил столько американских жизней, что янки до сих пор его почитают. По ходу, есть за что.

— Кстати, — заметил Лауа Нтай, — Франклин ни фига не поступился своей честностью, потому что у него был принцип: «честно то, что служит правому делу».

— У-у… — протянул Гуло, — А которое дело правое?

— А вот это уже относительно, — ответил мастер-сержант, — Типа, как пулемет. Он или хороший, или плохой, смотря по тому, каким концом он к тебе повернут… Hei foa, я выскажу новаторское предложение: давайте спать. Нам завтра с утра надо начинать шпионить за сексуальными извращенцами, а это занятие нервное и трудоемкое.

— Это шутка такая? — спросил Ифарбо.

— Ты удивишься, бро, но это серьезно, — ответил меганезийский разведчик.

* * *

Нет ничего прекраснее, чем утро в открытом океане в экваториальных широтах при солнечной безветренной погоде, на палубе яхты… Или корвета. С точки зрения лиц мужского пола, особенно здорово, если рядом на этой палубе принимают воздушные ванны симпатичные девушки (девушкам, кстати, это полезно — поскольку именно в утренние часы сочетание морского воздуха с еще не жгучим солнцем оказывает позитивное влияние на кожу и прочие части организма). Даже если эти девушки, параллельно с воздушными ваннами, работают на ноутбуках с удаленными спец-объектами (а если точнее — со «spy-drones»), это ничуть не портит эстетического впечатления от… В общем, от того, чем девушки повернуты к зрителю.

И до чего же противно, если какой-нибудь чиновник именно в этот момент начинает приставать к вам с назойливыми и невыполнимыми требованиями.

— Босс, нас запрашивает береговая охрана Маврикия! — сообщил Гуло, высунувшись из открытого окна радиорубки.

— Какого хера… — вздохнул Ифарбо, — Что им надо?

— Дураки какие-то, — ответил радист, — Говорят: лечь в дрейф для досмотра.

— А где они? — спросил мпулуанский лейтенант.

— Шесть миль к северо-востоку от нас. Я думаю, это патруль с островов Каргадос.

— Ну, скажи им, что мы — международные экологические ученые, у нас идет важный эксперимент, мы изучаем миграцию стаи креветок, и нам нельзя останавливаться.

— Слушаюсь, босс, — сказал Гуло, и его голова исчезла в рубке.

— Маврикийцы все время к вам пристают с этими глупостями? — спросил Лауа Нтай.

Ифарбо отрицательно покачал головой.

— Нет. Наши штурм-глиссеры они уже знают и, как бы, отворачиваются. А корвет они впервые видят. В смысле, такой классный океанологический корвет, как наш.

— Лучше, чтобы они пока не знали, что это ваш корвет, — сказал меганезиец, — Если ты видишь какой-то способ избежать засветки…

— Это предусмотрено, — сказал лейтенант, и повернулся к девушкам, принимающим воздушные ванны, — Мкаси, вызови Сиггэ, пусть он договорится с маврикийскими патрульными. Про корвет пусть им не объясняет. По легенде, мы, пока, экологи.

— Да, босс, — откликнулась она, и извлекла woki-toki из кармана лежащего рядом комбинезона.


Из радио-рубки снова высунулся Гуло.

— Босс, они настаивают на досмотре. Говорят, что мы в их территориальных водах.

— Херня, — припечатал Ифарбо, — Маврикий — страна ООН, и признает конвенцию, по которой территориальные воды не больше 12 миль. Мы в 14 милях от Каргадос. Это значит: мы в их эксклюзивной экономической зоне, но в нейтральной акватории. Промысла мы здесь не ведем, поэтому пусть идут в жопу.

— Так им и передать, босс?

— Передай все, кроме херни в начале и жопы в конце, — уточнил лейтенант.

— Босс, есть визуальный контакт! — доложил унтер-офицер, сидевший в поворотной орудийной башенке над мостиком, — могу влепить им очередь прямо перед носом!

— Не надо, Кауф. Мы же ученые-экологи, а ученые-экологи так не поступают.

— Понял, босс. А как поступают ученые-экологи?

— Ученые-экологи, — наставительно произнес Ифарбо, — в таких случаях вызывают экологическую полицию.

* * *

Тренинги сводной группы пилотов-стажеров над акваторией вокруг базы Фантой происходили 24 часа в сутки. Утром, днем, вечером, ночью, кто-нибудь из стажероа находился в воздухе, и отрабатывал приемы патрулирования, инфильтрации сквозь барьеры ПВО, уничтожения морских целей и ведения маневренного воздушного боя. Сейчас ближе всего к корвету «Octopus» оказалась пара учебно-боевых «Vitiare». Эти ультра-модерновые реплики японских крылатых торпед «Ohka» образца 1944 года (придуманных когда-то для пилотов камикадзе), сейчас, почти через столетие, стали популярны среди гражданских авиаторов и в военно-летных школах. А беспилотная версия «Vitiare», с боезарядом в тонну весом, представляла собой серьезное оружие, способное поражать крупные военные корабли и объекты береговой обороны…

В данном случае, в небе находились пилотируемые учебные «Vitiare» и поражать они никого не собирались, тем более — маврикийцев, отношение к которым было вполне доброжелательное. Даже к маврикийцам — патрульным. Ну, что делать, если у людей такая работа? Несмотря на зловещую маркировку 6-метровых крылатых торпед (из пижонства, стажеры рисовали на серых корпусах машин японский красный кружок и символ камикадзе: белый 5-лепестковый цветок вишни — сакуры), атаковать они не собирались, но… Две серые тени, пикирующие со скоростью 300 узлов, произвели на патрульных сильнейшее впечатление. «Vitiare» с оглушительным визгом пронеслись, казалось, над самой палубой патрульного катера, и свечками ушли в небо.

Свободная часть экипажа корвета «Octopus» увлеченно снимала этот зрелищный спектакль (происходящий менее, чем в полумиле от них) на камеры мобайлов. Было хорошо видно, как маврикийский катер разворачивается и уходит на северо-восток, к островам Каргадос. Из окна радио-рубки высунулся Гуло и обиженно сообщил.

— Они грубо ругаются в эфире. Говорят: мпулуанские пилоты совсем психи, да!

— Провинциалы, — ответил Ифарбо, — Кино не смотрели, камикадзе не видели.

— А у нас тут другое кино, босс, — мрачно сообщила Мкаси, — прямо скажу: хреновое.

— Я тебе говорила: не смотри, — мягко сказала Шейла, погладив ее по плечу.

— Ну, говорила, — все так же мрачно согласилась мпулуанка, встала и отошла к лееру. Заметно было, что она с трудом удерживалась, чтобы не стравить завтрак за борт.

Ифарбо и Лауа Нтай одновременно присели на корточки с двух сторон от Шеллы и глянули на экран ноутбука.

— Так это выглядит, — холодно произнес меганезийский разведчик.

— Вот, говно… — в некоторой растерянности произнес мпулуанский лейтенант, — Я не понимаю, зачем они это делают? Они совсем глупые психи или что?

— Это… — ответил Лауа Нтай, — сложный социально-политический вопрос.

— Какой это, на хрен, политический вопрос?! — эмоционально возразил подошедший мичман Рунк, — Это очень богатые психованные извращенцы, и только!

— Когда психованные извращенцы очень богатые, — ответил Дарт Тигрис, — это уже политика. Тем более, если они занимают большие должности в Евросоюзе.

— Объясните! — почти жалобно потребовала Мкаси, возвращаясь к компании.

Мастер-сержант Лауа Нтай поднял вверх левую ладонь.

— Рассказываю по порядку. В середине февраля была операция против галапагосских пиратов. Наши ребята накрыли базы пиратов на островах Тортуга, Пинзон, Изабела и Санта-Фе. На Санта-Фе, в пиратском лагере нашлась девчонка из Польши.

— Из Польши? — удивился Рунк, — Ей что, ближе некого было грабить?

— Девчонка была не из пиратов, а сама по себе, — уточнил мастер-сержант, — Она туда попала в конце прошлого года, следующим образом. Яхта «Lone Star» мальтийской турфирмы «Emerald Voyage», принадлежащей марокканцу Натуфу Рбия…

— Яхта «Golden Sun» тоже его, а? — спросила Мкаси.

— Так точно, — Нтай кивнул и продолжил, — Яхту «Lone Star» во время круиза в конце прошлого года захватили пираты, и угнали на Санта-Фе. Потом Рбия выкупил у них экипаж, клиента — нефтяника, и саму яхту. А полька была на яхте секс-рабыней, и ее бросили, чтобы не создавать огласки. Она жила на Санта-Фе до той самой операции. Конечно, наши ее эвакуировали, а она рассказала эту историю. Яхта «Lone Star» в это время была опять в VIP-круизе с новыми клиентами, но со старым экипажем. Она шла через всю нашу акваторию, от Рапа-Нуи на вест-норд-вест, на Марианские острова.

— Тут-то вы их всех и прихлопнули, — предположил лейтенант Ифарбо.

— Прихлопнули только экипаж, — уточнил Тигрис, — Клиенты были нормальные.

Мичман Рунк вытаращил глаза от удивления.

— Как на яхте рабовладельцев могут быть нормальные клиенты?

— Объясняю, — вмешалась Шейла, — Есть такой дядька, Чатур Раджхош, из Индии.

— У-у! — перебила Мкаси, — Номер один в морской авиации. Фирма «Bharati», да!

— Верно, — Шейла кивнула, — У Раджхоша в конце года умерла жена, и он резко стал уходить в аут. Так бывает. И его друзья, Аванти и Кортвуд, решили его встряхнуть.

— Это правильно, — согласился Ифарбо, — Но почему на яхте рабовладельцев?

— Просто, хорошая яхта, — ответила она, — Индусы нормально склеили по internet двух наших девчонок из округа Йап, а Кортвуд был с женой. Хорошая компания… Когда полиция Питкерна взяла яхту на абордаж и завернула ласты экипажу, наши девчонки сначала очень удивились. Какие, на фиг, рабовладельцы? Обычная круизная фирма.

Мкаси цокнула языком и печально вздохнула.

— Из-за гадов-рабовладельцев сломали круиз доктору Раджхошу. Плохо, да…

— Ничего не сломали, — возразил Лауа Нтай, — просто поменяли экипаж. Прикинь: яхта пошла под конфискацию и аукцион, а она стоит серьезных денег. Под это дело наняли четверых ребят из нашего спецназа. Они ехали в отпуск, и им было по дороге. А яхту поставили на аукцион конфиската уже потом, на Марианах, на Сайпане.

— А этих ребят наняли вести яхту через весь ваш океан? — удивился мичман Рунк.

— Ага, — подтвердила Шейла, — Я же говорю: им было по дороге. Плюс, еще оплата.

— А как доктор Раджхош? — спросила Мкаси.

— Мы встречались на Марианнах, — ответил Лауа Нтай, — когда «Lone Star» пришла в Сайпан, мы с ребятами три часа лазили там. Эта яхта — близнец «Golden Sun», и мы решили исследовать… Ну, понятно… А Раджхош хорошо выглядел. За ним из Дели прилетел самолет его фирмы. Кроме пилота, была еще их биомедик, доктор Дэвадра. Такая женщина… Ну, в общем, есть, на что посмотреть. Она прямо там распаковала медицинский чемодан, провела тесты, и объявила: док Раджхош в полном плюсе.

— Она к нему неровно дышит, — авторитетно добавил Шейла.

— Это с чего ты взяла? — поинтересовался Дарт Тигрис.

Шейла с озорством подмигнула:

— Женская магия, прикинь?

— Тогда почему она сама не поехала с Раджхошем в этот круиз? — удивилась Мкаси.

— Не знаю, — Шейла пожала плечами, — по ходу, какой-то индийский обычай.

— Я так и не понял, при чем тут политика? — вмешался мичман Рунк, — Вы только что рассказали: нормальные люди, даже если очень богатые, нормально развлекаются в круизе. Никаких извращений. А тут… Греб их мать…

Последняя реплика была вызвана тем, что мичман бросил взгляд на экран ноутбука.

— Тут типичный случай для большого оффи-бизнеса — ответил Лауа Нтай, — Зачем, по-твоему, большому оффи-бизнесмену деньги и положение в обществе?

— Ну, наверное, чтобы делать свой большой бизнес еще больше, — предположил Рунк.

— Э, нет, — меганезийский мастер-сержант покачал головой, — делать реально большой бизнес могут такие люди, как Раджхош, Аванти и Кортвуд. А те три клоуна, которые сейчас на «Golden Sun», никогда не делали бизнес. Они делали карьеру. Лизали жопу начальству, перекладывали бумажки туда-сюда, и принимали самые посредственные, примитивные решения. Плюс — интриговали против таких же клерков, как они сами.

Лейтенант Ифарбо задумался, сморщив лоб, а затем предположил:

— Но теперь у них много денег, и они могут делать свой собственный бизнес.

— Не могут, — отрезал Лауа Нтай, — Они уже по психике сформировались, как клерки. Посредственность, усидчивость и полное отсутствие креатива, вот набор их главных качеств. В оффи-бизнесе ценится именно это. Так, зачем им деньги и положение?

— Ну… — мпулуанский лейтенант задумался еще сильнее, — …Я бы на их месте купил большую ферму, нанял бы много работников и приказчика, а сам бы занимался чем-нибудь вроде хобби. Я люблю возиться с ретро-машинами, да! Еще, у меня бы была большая семья. Примерно три женщины и много детей. Я и так видный парень. Если добавить ко мне много денег, то я буду еще сильнее нравиться женщинам.

Компания вокруг ноутбука дружно заржала.

— А что я такого сказал? — слегка обиженно поинтересовался лейтенант.

— Ты нормально сказал, — весело ответила Шейла, — но ты не врубаешься в масштаб. Представь, что у тебя сто миллионов баксов. Многовато для фермы, а?

— Я бы еще купил золота и прикопал на черный день, — невозмутимо ответил он.

— Ты мыслишь не по-европейски, — заключил Лауа Нтай, — Ты не думаешь о том, что должен иметь нечто, чего нельзя иметь за меньшие деньги. Для европейского оффи-бизнесмена цель: добиться таких денег и статуса, чтобы иметь то, что недоступно и запрещено более бедным. Например, арендовать океанскую яхту-люкс с послушным экипажем, и издеваться там над рабынями. Вот это сейчас вы и видите на экране.

— Я и говорю: они психи, — подвел черту мичман Рунк.

— Я и не спорю, — ответил меганезийский мастер-сержант, — просто, я объяснил, почему этот вопрос — политический. А теперь, давайте перейдем к плану операции.

* * *

Острова Каргадос отстоят больше, чем на двести миль к норд-ист-норду от Гран-Маврикия. Это — маленький коралловый архипелаг (а точнее — атипический атолл) похожий на серп, вытянутый с севера на юг на 30 миль. Над водой возвышаются верхушки коралловых рифов, десятка два из которых можно назвать островами. Их суммарная площадь — полтора квадратных километра. Единственный более-менее населенный островок Рафаэль (около сорока жителей, рыбаков) находится на северо-западе Каргадос. В полутора милях от него лежит миниатюрный островок Сирен, имеющий удобную якорную стоянку. Яхта «Golden Sun» находилась как раз на этой якорной стоянке. Два маленьких дрона, запущенных с «Octopus», пролетели 14 миль, разделявшие «океанологический» корвет и яхту. Далее, каждый дрон выполнил свою функцию. Первый — проник на яхту и, пролетев по помещениям, отстрелил несколько видео-камер величиной с дробинку в заранее намеченные точки, после чего покинул «оперативную зону». Второй — завис в двухстах метрах над яхтой (на такой высоте его невозможно было заметить снизу). Этот второй дрон имел шесть своих видео-камер, кроме того, являлся сервером-транслятором для видео-камер, размещенных на яхте. Таким образом, группа на корвете «Octopus» имела сомнительное удовольствие наблюдать жизнь экипажа и пассажиров яхты «Golden Sun» во всех ее проявлениях.

* * *

На закате, корвет вернулся на риф Фантой. Поскольку информация о типе «живого товара» на борту яхты полностью подтвердилась, план действий, весьма поэтично названный капитаном Виго Рэдо «Летучий Голландец» вступал в силу. Это, в свою очередь, значило, что «Octopus» должен принять на борт определенное количество спецтехники, и определенный специальный контингент, чтобы на следующий день отправиться в море и ждать (по выражению Лауа Нтая) «Типа, в засаде»…


Содержание:
 0  День Астарты : Александр Розов  1  продолжение 1
 6  5 : Александр Розов  12  11 : Александр Розов
 18  17 : Александр Розов  24  23 : Александр Розов
 30  29 : Александр Розов  36  35 : Александр Розов
 42  2. Большой красный крокодил : Александр Розов  48  47 : Александр Розов
 54  52 : Александр Розов  60  58 : Александр Розов
 66  64 : Александр Розов  72  70 : Александр Розов
 78  46 : Александр Розов  84  51 : Александр Розов
 90  57 : Александр Розов  96  63 : Александр Розов
 102  69 : Александр Розов  108  74 : Александр Розов
 114  80 : Александр Розов  120  86 : Александр Розов
 126  92 : Александр Розов  132  98 : Александр Розов
 138  104 : Александр Розов  144  71 : Александр Розов
 150  77 : Александр Розов  156  83 : Александр Розов
 161  88 : Александр Розов  162  вы читаете: 89 : Александр Розов
 163  90 : Александр Розов  168  95 : Александр Розов
 174  101 : Александр Розов  180  107 : Александр Розов
 181  108 : Александр Розов    



 




sitemap