Фантастика : Социальная фантастика : 17 : Александр Розов

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  6  12  17  18  19  24  30  36  42  48  54  60  66  72  78  84  90  96  102  108  114  120  126  132  138  144  150  156  162  168  174  180  181

вы читаете книгу




17

Дата/Время: 13.02.24 года Хартии. Раннее утро.

Место: Тихий океан в окрестностях Сала-и-Гомес

Аугусто Сармиенте опустил бинокль и недовольно пожевал губами.

— Кто допустил такой бардак? — холодно поинтересовался он.

— Штатские, сеньор контр-адмирал, — заученно ответил адъютант, капитан-лейтенант Педро Техеда. Было известно, что «старик» не любит ответов типа «неизвестно» и «не установлено», и считает, что в любом бардаке виноваты штатские раздолбаи.

— При генерале Аугусто этого просто не могло бы случиться, — проворчал тот, — При генерале Аугусто был порядок даже среди штатских. А теперь развели везде сраную демократию, и теперь бардак даже в армии и на флоте, черт побери!

Сармиенте пришел на флот юнгой, в последний год правления своего тезки, Аугусто Пиночета, и неоднозначная фигура этого военного диктатора и реформатора стала для него чем-то вроде идеала политической воли и позитивного порядка. Он снова поднес бинокль к глазам и снова осмотрел лежащий в 2 милях впереди остров Сала-и-Гомес.

На этом еще недавно пустынном островке, неделю назад устроили палаточный лагерь чилийские участники международной программы исследования астероидов, центром которой стала меганезийская платформа на рифе Скотта. Чилийцы имели полное право тут находиться и, после проверки документов, военные перестали реагировать на яркие палатки. Только вчера выяснилось, что вся чилийская группа утром 10 февраля улетела смотреть воздушный старт модуля «Диоген-2» на меганезийский атолл Дюси-Питкерн, а палатки почему-то остались. Внимательный просмотр спутниковых фото показал, что палатками дело не ограничивается. На островке загадочным образом возникли мощные капониры, ходы сообщения, и прочие признаки небольшого, но достаточно серьезного форта. Кроме сооружений, на островке появилось до полусотни вооруженных людей, а над верхней точкой островка вызывающе развевался штандарт сепаратистов PIRA: красная волна и золотая райская птичка на фоне черного неба. Сочетание этнических символов народов Маори и Папуа. На предложение покинуть остров, сепаратисты ответили, что будут сражаться за Моту-мо-тере-Хива до последней капли крови…

— Сеньор контр-адмирал! Разрешите доложить!

— Что там, Педро? — ворчливо поинтересовался Сармиенте, не отрывая глаз от бинокля.

— К вам прибыли гости: генерал Луис Мартинес из Дирекции Разведки и Национальной Обороны и меганезийский майор Аурелио Крэмо из их военной разведки, INDEMI.

— Черт… Начинается… Ладно, проводи их на флагстафф, я сейчас буду.

Контр-адмирал Сармиенте не любил спецслужбы. Одно дело — фронтовая разведка, и совсем другое — какие-то интриги, в которых впоследствии запутывается и страна, и народ, и армия, и правительство. Поэтому гостей он встретил весьма прохладно.

— Итак, сеньоры, чем вызван ваш визит на мой флагманский эсминец?

— Предстоящей операцией против сепаратистов, разумеется, — с обаятельной улыбкой ответил генерал Мартинес. Ему было немногим больше 50 лет и, если бы не военная форма, он выглядел бы просто преуспевающим хитрым лавочником.

— Вы намерены дать мне полезные советы по поводу ведения боевых действий? — не без иронии, полюбопытствовал контр-адмирал.

— Вы очень проницательны, сен Сармиенте, — спокойно и добродушно ответил Крэмо. Меганезиец выглядел моложе своих сорока трех лет. Было видно, что он регулярно занимается или спортом, или, как минимум, физзарядкой. Кроме того, полевая форма меганезийской армии вызывала некоторые ассоциации с молодежной модой «ecology-military»… Контр-адмиралу такая легкомысленность обмундирования не нравилась.

— И какой же совет вы можете мне дать, майор? — полюбопытствовал он.

— Не увлекаться недооценкой противника, — лаконично ответил меганезиец.

— Занятно, — проворчал контр-адмирал, — Вообще-то у меня создается впечатление, что главной проблемой является не то сборище мелкого хулиганья, которое вы назвали «противником», а ваша платформа на рифе Скотта, которую я, согласно инструкциям Штаба Обороны, ни при каких условиях не должен задеть. Хорошенькое дело! Как я должен себя вести, если сепаратисты перебегут на вашу сторону местной акватории?

— Никак, — сказал Крэмо, — В этом случае я просто их арестую.

— А дальше? — спросил Сармиенте.

— А дальше это уже не военный вопрос, а компетенция нашего Верховного суда.

— Что ж, это неплохо. Тогда я сегодня же загоню эту шайку в вашу акваторию, вы их арестуете, и пусть потом законники разбираются, в какую тюрьму их сажать. На мой взгляд, это уже не важно.

Аурелио Крэмо покачал головой.

— Сен Сармиенте, отнеситесь, пожалуйста, серьезно к моему совету.

— Коллега Крэмо прав, — добавил генерал Мартинес, — Эти сепаратисты не какая-то там шайка хулиганья, а организованная военная сила.

— Полста папуасов, маори и местных полинезийцев — это, по-вашему, организованная военная сила? — с оттенком брезгливости переспросил контр-адмирал.

— Увы, да, — ответил Мартинес.

— Ладно. Хорошо, что вы это сказали. По крайней мере, мне не придется обращаться с ними, как с гражданскими, и оглядываться на всякие там правила о некомбатантах.

— Не придется, — подтвердил генерал разведки.

— Так я могу, наконец, начинать действовать?

— Это на ваше усмотрение, — сказал Мартинес, — Вы же командуете операцией. А мы, с вашего разрешения, отправимся по своим делам. Не так ли, сеньор Крэмо?

— Совершенно с вами согласен, — подтвердил меганезийский майор.

— Рад был вас видеть, сеньоры, — проворчал Сармиенте, всем своим видом показывая, насколько он рад, что представители спецслужб покидают его корабль.

* * *

Дроны типа «CL», напоминают простейшего снеговика, сделанного из двух шаров, поставленных друг на друга. Летает CL наподобие геликоптера, на двух воздушных винтах, для которых перемычка служит валом. Вертикальный взлет, маневренность, круговой обзор камер и простота использования, обеспечили этим дронам высокую популярность и в сухопутных войсках, и на флоте, еще в первые годы XXI века.

CL, запущенный с борта эсминца «Леонор» успел преодолеть примерно две трети дистанции до берега Сала-и-Гомес, и передать ряд изображений фортов на острове, когда раздался едва слышный щелчок, одна лопасть нижнего ротора отлетела, и CL, несколько раз медленно перевернувшись в воздухе, рухнул в море с высоты около полукилометра. Офицер-оператор мостика дистанционного управления выругался и собрался идти докладывать контр-адмиралу, когда один сегмент остекления мостика с громким звоном лопнул, осыпав всю операторскую группу осколками.

— Что за хрень?! — удивленно воскликнул офицер, и в этот момент за его спиной со звонким щелчком разлетелся на мелкие кусочки выключатель на питающем кабеле.

Посыпались искры от закоротившей проводки. В воздухе запахло горелой изоляцией.

Экраны контроля оборудования погасли, а кулеры-вентиляторы остановились, издав напоследок обиженное гудение. «О, дьявол! — крикнул кто-то, — Мы под огнем»!

К чести контр-адмирала Сармиенто, надо отметить, что он уже через четверть минуты нашел в себе силы признать: его эскадра — под массированным обстрелом снайперов с берега, до которого сейчас было чуть больше 2000 метров (предельная дальность для лучших снайперских винтовок). Снайперы не целились в людей, иначе эта четверть минуты стоила бы жизни многим членам экипажа. Огонь велся по технике. В брызги разлеталась оптика, пули разрезали проводку, пробивали антенны радаров…

Перед лицом суровой реальности, контр-адмирал отдал приказ: экипажам перейти в укрытия, исключив перемещения по открытым палубам и мостикам, а суда эскадры отвести на безопасное расстояние от берега, и приступить к устранению последствий обстрела и восстановлению поврежденной техники. Пули поражали незащищенные броней узлы, пока дистанция до берега не выросла до полутора миль. Следующий час экипажи уточняли масштабы ущерба и тушили мелкие пожары, вызванные короткими замыканиями проводки. Два вертолета «Sea-King» на палубе авианосца «Сантандер» тушить не имело смысла: пока эскадра отступала, они сгорели почти полностью, а видеозапись этого пожара (и самого отступления эскадры) уже показывало CNN.

Такого оскорбления флоту и флагу не стерпел бы ни один флотоводец старой закалки. Контр-адмирал Сармиенте не был исключением. Опасаясь, как бы штатские крысы в правительстве не приняли какой-либо мирный план, сделав его позор не отмщенным, Сармиенте отдал приказ о начале бомбардировки форта противника по площадям. Под грохот автоматических артиллерийских установок и визг влетающих ракет, он курил сигару, пил кофе чашку за чашкой, и наблюдал, как маленький островок постепенно скрывается под огромной шапкой бурого дыма и пыли. Легкий северо-западный ветер медленно размывал все это в сторону совершенно пустого океана к юго-востоку от эскадры, и от меганезийской платформы, и объективных претензий ни у кого быть не могло. Меганезийцы, как он заметил, переместили всю легкую плавучую технику из южной акватории своей базы в северную, куда не могли долетать осколки снарядов.

Чтобы не отвлекаться на звонки либерального штатского отребья, контр-адмирал приказал капитан-лейтенанту Техеда соединять его только с президентом, с министром обороны со штабом флота, и с дирекцией разведки и национальной безопасности. Следующие два часа, никто не мешал Сармиенте любоваться впечатляющей картиной массированного артиллерийского удара эскадры по островку площадью 15 гектаров. Потом он приказал прекратить огонь: ясно же, что на острове истреблено все живое…

Через час, при попытке подойти ближе к Сала-и-Гомес, чилийская эскадра снова наткнулась на шквальный огонь снайперов. Контр-адмирала Сармиенте приказал вернуться на позицию в полутора милях от берега и повторить бомбардировку.

* * *

Мичман Леон Гарсиа из корпуса технического снабжения ВМС Чили носил прозвище Хиппи и служил на базе Ханга-Роа в т. н. «оперативной группе допоставок», которая, по мере возможности, доставляла на корабли в центрально-тихоокеанской акватории те предметы, которые недогрузили в порту. Забытое (весом до тонны) пихали в гидроплан «Кенгуру» (made in North Korea), и отправляли с острова Пасхи (Рапа Нуи) к месту, где находилось недогруженное судно. Эскадра контр-адмирала Сармиенте вышла из Ханга-Роа к Сала-и-Гомес в спешном порядке (из-за обнаружения десанта сепаратистов), не успев принять на борт массу необходимых вещей: кетчуп, дижонская горчица, крем для обуви, сгущенное молоко, гигиенические салфетки, дрожжи, оливковое масло и еще 14 позиций. Леон-Хиппи должен был взлететь из Ханга-Роа в 6 утра и доставить все это на эскадру в 7:30, но он проспал, и явился на вспомогательный аэродром около 11. Больше часа ушло на то, чтобы разбудить и привести в дееспособное состояние механика (тот спал на клумбе с жестокого бодуна). Следующий час ждали водителя автопогрузчика (ушедшего на обеденный перерыв). Итого: «Кенгуру» взлетел во второй половине дня.

* * *

После второй бомбардировки огромная шапка серо-бурого дыма и пыли расползлась примерно на милю вокруг и ее языки добрались до меганезийской платформы на рифе Скотта. Эскадра двинулась к уже почти невидимому во всей этой каше островку, и на рубеже 2000 метров снова попала под шквальный огонь снайперов. Пожарные расчеты сбились с ног, поливая углекислотным паром горящие узлы закоротившей проводки. Снайперы врага почему-то принципиально не стреляли по людям. Только по технике. Правда, полтора десятка матросов, угодили в лазарет, не вследствие ранений, а из-за мелких ожогов и легких отравлений дымом. Офицеры эскадры многозначительно переглядывались (происходящее было подозрительно похоже на тренинг-маневры в условиях, приближенных к боевым), однако пока держали свое мнение при себе.

Сармиенте собирался повторить отступление и произвести третью бомбардировку, но подбежавший адъютант с виноватым видом доложил.

— Прошу извинить, сеньор контр-адмирал, но меганезийцы требуют, чтобы…

— Какие меганезийцы? — перебил Сармиенте.

— Майор Крэмо из INDEMI, командир службы безопасности их базы на рифе.

— Так. И чего он требует?

— Чтобы мы прекратили стрельбы. Он говорит, что мы, простите за выражение, я лишь дословно повторяю его слова… засрали весь воздух над их акваторией, и у него из-за этого срывается сегодняшний график натурных тестов техники, и что если мы будем продолжать эту… простите, сеньор, но он сказал: херню, то….

— Что тогда? — снова перебил командир эскадры.

— Он сказал, что подаст рапорт штабу совместной военно-космической программы…

— Ясно. В его словах есть здравое зерно… Запишите новый приказ эскадре: продолжать движение вперед. Выйти на рубеж 1/2 мили восточнее Сала-и-Гомес. Морской пехоте приготовиться к десанту, а палубной авиации — к поддержке десанта с воздуха.

— Простите сеньор контр-адмирал, а что передать майору Крэмо?

— Передайте, что мы скоро прекратим бомбардировку, а остальное — его не касается.

Педро Техеда щелкнул каблуками и вышел, однако минут через 10 вернулся.

— Сеньор, еще одно… Там гражданские эээ… Парусники с эээ… Надписями.

— Гражданские? Хм…

Посмотрев в морской бинокль, Сармиенте увидел целую флотилию из дюжины легких катамаранов, которая, пользуясь удачным ветром, приближалась с северо-запада. На мачтах трепетали красно-бело-черные вымпелы маори, а на развернутых парусах без труда можно было прочесть лозунги, из которых «Chile go home» был единственным пристойным. Остальные повторяли его по смыслу, но в других выражениях.

— Отправьте катер, пусть арестуют этих придурков, — распорядился Сармиенте.

— И куда их?

— Хм… Пусть посидят на «Сантандере», на гауптвахте. Если не поместятся, пусть там выделят еще какое-нибудь подходящее помещение.

— А эти парусники? — спросил адъютант.

— Спустить паруса и пусть дрейфуют. Они никуда не денутся. И больше не отвлекайте меня подобной чепухой. У нас тут дела поважнее, ясно?

Эскадра двинулась вперед, продолжая вести огонь (и подвергаясь встречному огню снайперов). В полумиле от острова, головные эсминцы «Леонор» и «Роландо» начали погружаться в дымно-пылевое облако. Вспомогательные суда разошлись по флангам. Авианосец-атомоход «Сантандер» остался на рубеже полторы мили. Именно с его действий началась новая фаза этого странного морского сражения — хотя, некоторые аналитики позже утверждали, что все началось с несколько неосторожных действий военно-инженерной группы ВМФ Папуа, проводившей тесты взаимодействия звена сверхскоростных штурм-катеров совместно с меганезийскими инструкторами. Тесты выполнялись на макетах-дронах масштаба 1:4. В нормальной обстановке 3 мчащиеся в метре над волнами машинки, размером чуть больше надувного матраца, с эмблемами в виде золотой двухвостой райской птички, могли бы вызвать только любопытство, но сейчас, когда нервы у экипажей чилийской эскадры, были напряжены до предела…

Не так важно, кто именно завопил: «торпеды» и кто кому отдал приказ «огонь!». При здравом размышлении, ясно, что никакой иной реакции и быть не могло. Практически мгновенно развернулись артиллерийские автоматы и выплюнули длинные очереди 3-дюймовых снарядов с дистанции две тысячи метров. Маленькие кораблики, один за другим, взорвались, разлетевшись пластиковыми обломками и брызгами мгновенно вспыхнувшего топливного спирта… явно в акватории базы ВМФ Меганезии.

— De puta madre! — воскликнул капитан «Сантандера», лихорадочно соображая, что же теперь делать. Если бы он знал, что на расстрелянных макетах не было людей, то его поведение было бы более адекватным, а так…

— Приготовиться к отражению ракетной атаки, — скомандовал он (на тот случай, если у меганезийцев тоже есть нервные ребята).

— Сеньор капитан! — в отчаянии завопил дежурный офицер радарного поста, — Они уже атакуют! Я вижу крылатую ракету!

— Пост ПВО, огонь! — крикнул капитан, чувствуя, как волосы встают дыбом от ужаса (и его состояние можно понять: оказаться один на один против целой базы ВМФ…).

* * *

Конечно, «Кенгуру», летящий с грузом кетчупа, горчицы и далее — согласно военно-транспортному листу, был совершенно не похож на крылатую ракету. Это унылое и тихоходное детище не вполне удачного сотрудничества итальянской частной военно-авиационной кампании с казарменно-коммунистическим режимом «Страны утренней свежести», походило скорее на прямокрылую разновидность морского контейнера. Мичман Леон Гарсиа, сидевший за штурвалом этого летающего самосвала, с легким недоумением наблюдал задымление вокруг Сала-и-Гомес и маневры эскадры. В его непатриотичном сознании зрела мысль, что здесь совершается одна из монструозных глупостей, которыми так богата мировая военная история и вообще армейская жизнь. Поэтому, для него не было полным сюрпризом зрелище старта двух зенитных ракет «Terrier», реактивные выхлопы которых внезапно закрыли белым туманом палубу авианосца «Сантандер». Если бы Леон-Хиппи не ждал чего-то в таком роде, то через минуту стал бы обгоревшим трупом. А так — нескольких секунд хватило бравому мичману, чтобы накинуть на плечи лямки парашюта и молодецким пинком ноги распахнуть закрывающуюся на проволочный крючок жестяную дверь кабины. Еще секунда — и мичман Леон Гарсиа, с истошным воплем «Joder per culo!» полетел в открывшуюся внизу бездну, предательски бросив беззащитную горчицу и кетчуп.

Уже болтаясь под ярким красно-белым куполом парашюта, он мог наблюдать гибель неуправляемого самолета. Одна ракета точно поразила цель, и над океаном вспухло оранжевое облако огня, стремительно вытянувшееся вниз черными полосами дыма. Вторая ракета взорвалась через полсекунды, поразив самый крупный из падающих фрагментов фюзеляжа. Свежий ветер нес бравого мичмана на юго-восток, в сторону пустого на многие сотни миль океана. Из плавсредств у него не было даже надувного жилета (вот как вредно пренебрегать пунктами инструкции для военных экипажей).

Тем временем, шесть взводов морской пехоты, преодолев на десантных плоскодонках последние метры до мелководья, ринулись в атаку с отчаянным криком: «puta, conio», подавляя противника (невидимого в сплошном дыму) огнем из стрелкового оружия.

Через 10 минут последовал рапорт по рации: «Высота 30 на восточном холме острова взята. Потерь нет. Ведем гранатометную артподготовку для броска через перешеек на западный, малый холм. Снайперы противника отступили туда, они ведут беспокоящий огонь. Просим обработать западный холм судовой артиллерией».

Сармиенте отдал приказ капитану «Роландо» пройтись из автоматических орудий по западному холму (площадью всего 5 гектаров), и в этот момент поступил рапорт с авианосца «Сантандер». Это была очень плохая новость: «По непонятной причине автоматически заглушен 2-й из двух атомных реакторов. Система диагностики дает сообщения о риске утечки теплоносителя из внутреннего контура и о неполадках со стержнями управления. Замечено повышение уровня радиации в помещениях. Пока нельзя сказать, опасно ли это, и если да — то насколько, но ситуация нештатная».

Контр-адмирал временно передал управление эскадрой капитану «Роландо» и тут же отправился на «Сантандер», где провел весь следующий час, пытаясь справиться с неожиданной технической проблемой. С реактором происходило что-то непонятное, и даже лучшие эксперты в Сантьяго (которым он дозвонился) не могли сказать ничего определенного. Рост уровня радиации в окрестностях реактора продолжался. Когда он превысил 500 миллирентген в час, бортовая экспертная система сообщала об утечке из активной зоны реактора. Тогда Сармиенте согласился с рекомендацией бортового компьютера (которая совпала с мнением главного механика и экспертов из Сантьяго): всем покинуть судно до прибытия из Вальпараисо военно-технических экспертов с соответствующим оборудованием, системами диагностики и средствами защиты. Это выглядело разумно: операция была завершена, морпехи взяли высоту 26 на западном холме Сала-и-Гомес, и занимались прочесыванием местности в поисках укрывшихся сепаратистов. Операция вступила в чисто полицейскую фазу, и не следовало попусту подвергать опасности здоровье экипажа «Сантандера». Задержанных манифестантов с «парусной флотилии» (граждан Новой Зеландии, маори из города Роторуа), контр-адмирал отправил на эскадренном тральщике в Ханга-Роа, решив, что 200-мильная морская прогулка никак не повредит этим сердитым хулиганистым молодым людям.

Опустевший «Сантандер» встал на якорь в миле от берега, под охраной пары катеров. Чтобы не снижать боевой дух команды авианосца словом «эвакуация», Сармиенте направил 400 моряков из 600 на помощь морпехам — прочесывать Сала-и-Гомес, а остальным 200 было предписано перейти на «Леонор» и «Роналдо» и отдыхать до следующих распоряжений. В конце концов, мы же победили, не так ли? Правда, пока непонятно, где же побежденные. Это было настолько странно, что командир морских пехотинцев запросил у контр-адмирала специальных инструкций. После некоторых размышлений, Сармиенте сам сошел на берег Сала-и-Гомес.

Следующие 3 часа он, в компании морпехов, исследовал отбитую у сепаратистов территорию. В какой-то момент пришлось перевезти на Сала-и-Гомес прожекторы, (солнце зашло), но энтузиазм контр-адмирала не угас. Он приказал подробнейшим образом проводить видеосъемку и протоколирование осмотра. Оборонительные сооружения оказались настолько прочными, что в основном уцелели даже после многочасовой бомбардировки. В них зияли овальные дыры от снарядов, местами их рассекали трещины и разломы от взрывов… Ясно, что этот укрепленный район можно было удерживать много часов, но, для этого, очевидно, требовались бойцы…

…Бойцов не наблюдалось — ни живых, ни мертвых. Офицеры морпеха высказывали предположения о подземных ходах, но ничего подобного найти не удалось. Осталась версия о мини-подлодке, на которой, под прикрытием дыма, ушли защитники форта. Удивляло отсутствие фрагментов тел, которые почти всегда остаются после подобных бомбардировок. Кое-где были пятна, похожие на впитавшуюся кровь, но рядом с ними нашлись перья, так что жертвами, скорее всего, стали морские чайки, а не люди. От сепаратистов остались только вооружение — снайперские винтовки оригинальной конструкции. Они были похожи на тубусы с коробкой баллистического компьютера и станком-опорой, напоминающим самоходное шасси… Сармиенте приказал упаковать найденные образцы оружия, и приложить к каждому из них фото с места находки.

За этим увлекательным занятием его застал адъютант, который вынужден был искать командира эскадры по всему острову (тот выключил устройство мобильной связи).

— Сеньор контр-адмирал! Судя по данным радиоперехвата, нас могут атаковать ВВС Папуа. По крайней мере, их суборбитальные аппараты уже стартовали.

— ВВС Папуа?… Хм… Они собираются лететь через весь Тихий океан?

— Да. У них это займет около двух часов, сеньор контр-адмирал.

— Сколько их?

— Два звена пилотируемых штурмовиков «Bolo» и до полста оперативных дронов.

Контр-адмирал задумался на секунду и кивнул.

— Ясно. Вызывайте базу Ханга-Роа и штаб Вальпараисо. Нам необходимо прикрытие с воздуха. Срочно! И верните летный состав и обслуживающий персонал на «Сантандер». Пусть готовят истребители к вылету. Передайте задачу медслужбе — найти для наших авиаторов что-нибудь против радиации. На всякий случай. Вопросы есть?

— Мы будем воевать? — осторожно спросил адъютант.

— Нет, вышивать гладью! — рявкнул Сармиенте, — Не задавайте дурацких вопросов!

— Простите, сеньор, есть еще одна проблема. Киви идут в нашем направлении.

— Киви? Что еще за киви?

— В смысле, новозеландцы, — уточнил Педро Техеда, — По радио передали: их ударный корвет «Sphinx» вышел из порта Гуякиль, который в Эквадоре…

— Я знаю, где Гуякиль! Что на этом корвете?

— 8 ракет «Tomogauk-Lighting». Дальность 1500 миль…

— Тем более, следует поторопиться с запросом подкрепления, — перебил его Аугусто Сармиенте, — что вы встали, как корова на лугу!? Марш выполнять задачу!

— Но, если действительно начнется война…

— Дьявол вас побери, Техеда! Если мы будем готовы отразить атаку, то никто на нас не нападет! Нападают только на тех, кто не готов! Ясно вам?…

В этот момент в сумке адьютанта очередной раз запищал контр-адмиральский телефон. Техеда, со вздохом, вынул трубку и произнес.

— Адъютант командира эскадры слушает… Сеньор контр-адмирал сейчас занят и не… Извините, я не расслышал, кто… В каком смысле, с «Сантандера»?… Нет, это какой-то розыгрыш… Световой телеграф? Одну минуту…

— Что там еще? — сердито проворчал Сармиенте.

— Сеньор контр-адмирал, — испуганно пробормотал Техеда, — Это звонит какой-то тип, который утверждает, что он — командир боевиков «PIRA». Они, будто бы, захватили «Сантандер». Он говорит, что передаст вам сообщение световым телеграфом…

Через две минуты на мачте авианосца замигал яркий сигнальный прожектор.

«Командиру эскадры. Это PIRA. Судно заминировано. Любая попытка штурма, и будет взрыв. Есть мины под реакторами. Будет радиоактивное заражение. Наши условия. Вы немедленно покидаете остров. Эскадра уходит в Ханга-Роа. Даю вам один час. Если вы согласны — сообщите световым телеграфом и уходите. В случае отказа, будет взрыв».

Сообщение повторилось еще раз… Потом еще раз…

— О, дьявол! — пробормотал контр-адмирал, и тут снова зазвонил его телефон. Он резко выхватил у адьютанта трубку, — Да! Сармиенто слушает… Дьявол! Вы уже знаете? Ну, разумеется, вы видели световой сигнал… Дьявол, я не знаю, я еще не решил… Да, вы правы генерал. Это надо немедленно доложить коллегии национальной безопасности.


Содержание:
 0  День Астарты : Александр Розов  1  продолжение 1
 6  5 : Александр Розов  12  11 : Александр Розов
 17  16 : Александр Розов  18  вы читаете: 17 : Александр Розов
 19  18 : Александр Розов  24  23 : Александр Розов
 30  29 : Александр Розов  36  35 : Александр Розов
 42  2. Большой красный крокодил : Александр Розов  48  47 : Александр Розов
 54  52 : Александр Розов  60  58 : Александр Розов
 66  64 : Александр Розов  72  70 : Александр Розов
 78  46 : Александр Розов  84  51 : Александр Розов
 90  57 : Александр Розов  96  63 : Александр Розов
 102  69 : Александр Розов  108  74 : Александр Розов
 114  80 : Александр Розов  120  86 : Александр Розов
 126  92 : Александр Розов  132  98 : Александр Розов
 138  104 : Александр Розов  144  71 : Александр Розов
 150  77 : Александр Розов  156  83 : Александр Розов
 162  89 : Александр Розов  168  95 : Александр Розов
 174  101 : Александр Розов  180  107 : Александр Розов
 181  108 : Александр Розов    



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.