Фантастика : Социальная фантастика : 57 : Александр Розов

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  6  12  18  24  30  36  42  48  54  60  66  72  78  84  89  90  91  96  102  108  114  120  126  132  138  144  150  156  162  168  174  180  181

вы читаете книгу




57

Дата/Время: 15.03.24 года Хартии, ранний вечер

Место. Фиджи — Тиктик

…Сикорака приводнилась в четверти мили от берега. Хаген потянулся всем телом и, повернувшись к Микеле Карпини, глубокомысленно произнес:

— За что я люблю Висеисеи, так это за боковую петлю Квин-Роад.

— Хм, — ответил тот, — не сказал бы, что она оживляет пейзаж. А где тут пирс G-18-bis?

Если ехать по Квин-Роад по западному берегу Вити-Леву (главного острова Большого Фиджи) на север от аэропорта Нади, то примерно через десяток миль основная дорога сдвинется от моря, срезая полуостров Висеисеи, но довольно широкая ветка шоссе пройдет по берегу, ощетинившись более, чем сотней длинных пирсов. Попытка мэрии Висеисеи улучшить нумерацию пирсов привела к ужасной путанице, но эту систему обозначения решили больше не менять, из опасений, что новая будет еще неудобнее. Впрочем, для Хагена Клейна это не составляло проблемы.

— Мы стоим ровно напротив него, дядя Микки, — сообщил он, — Я тут, как бы, немного занимался бизнесом с грузами, и помню все терминалы даже во сне.

— Это тот самый бизнес из-за которого…?

— Ага, — Хаген кивнул, — Тот самый, за который мне прилепили каторгу.

— Ты с этим завязал? — поинтересовался Микеле.

— Yo. У меня теперь другой бизнес. С роботами. А что?

Микеле пожал плечами, закурил сигарету и ответил:

— Просто хочу знать заранее, к чему еще готовиться.

— Ну, это нормально, — произнес Хаген, и тоже закурил.

Некоторое время они молча сидели на коротком широком крыле сикораки, глядя то на мерцающие солнечные блики на нежно-зеленых волнах, то на пирс G-18-bis. Одна из причальных платформ была заставлена дюжиной пятифутовых кубиков авиационных контейнеров. Рядом лениво слонялись четверо персонажей (трое парней и девушка) в буро-зеленом тропическом камуфляже и с армейскими автоматами «vixi» в чехлах на правом боку. Хаген, сопоставив кое-какие наблюдения, уверенно сообщил:

— Как бы, твои попутчики, дядя Микки.

— Экипаж на подходе? — уточнил тот, глядя на серое пятнышко в небе.

— Типа, да. Вот они и засуетились. Кстати это «Kongo-Bee». Хороший галеон.

Микеле Карпини с некоторым подозрением посмотрел на приближающийся флаер.

— Похоже на усеченную акулу.

— Это «Kiribati Concorde», — сообщил Хаген, — Модель действительно похожа на акулу, которой отрубили хвост вместе с жопой.

— И грудные плавники ей велики, — добавил Микеле, — И форма какая-то квадратная.

— Квадратное сечение, дядя Микки, это чтобы удобнее было вертеть хабар. Кстати, по понятиям, нам пора тук-тук. Типа, поможем этим хомбре — как правильные канаки.

* * *

Попутчиков звали: Алибаба, Омлет, Гаучо и Юкон. Микеле Карпини с первой минуты стал «дядей Микки» (Mikki-Tio), и все из-за Хагена. Что должны подумать бывалые канаки, увидев что вполне взрослый парень с манерами и сленгом «хомбре-коста» (т. е. товарища в «береговом братстве моряков»), называет некого субъекта «дядей»? В этом дискурсе, указание на профессию «агроинженер» вызвало у попутчиков ассоциацию с «agriculture agents» (так на сленге называют организаторов групп бойцов-наемников).

Хаген откланялся (с традиционными в определенной среде взаимными пожеланиями «Близкого харбора и богатого хабара») и отошел от пирса на своей сикораке. Микеле с попутчиками загрузились в «Kongo-Bee» и заняли места на пятачке между штабелем контейнеров в хвосте и неотделенной от пространства фюзеляжа, пилотской рубкой. Рыжебородый широкоплечий пилот, представившийся, как «Торин — аэровикинг», выруливая на открытую воду, проворчал в порядке приветствия:

— Нагрузили, блядь, пластита. Если что, валькирии загребутся нас собирать по частям.

— Не пластита, а полинитроглита, — поправил Алибаба.

— А не один ли хер? — отозвался пилот.

— Темный ты, бро, как полярная ночь, — ответила ему Юкон.

— А ты такая просветленная, прямо бодхисаттва Гуань-Инь.

— Как он ее назвал? — оживился Омлет.

— Это по-буддистски, — пояснил ему Гаучо, — Религиозный термин. Не переводится.

Турбина «Kongo-Bee» издала пронзительный визг, и флаер, с неожиданной легкостью (которую трудно было заподозрить в небольшой машине при такой загрузке) свечкой взмыл в небо. Пассажиры попадали на надувные решетки амортизаторов, и оценили действия пилота словами, из которых «долбогреб» было самым ласковым.

— Рейс грузовой, мягкие диваны не предусмотрены, — проворчал Торин.

— Мог бы предупредить! — возмутилась Юкон, — Не мешки с говном везешь!

— Извини, гло. Я не хотел. Просто привык быстро отрываться. Могу налить реального хитиваоского самогона, для компенсации. В смысле, налить некуда, но есть фляжка.

— Это меняет дело! А он из чего, кстати?

— Из личинок большой навозной мухи, — гордо ответил пилот.

— Из чего…?!

— Хех… Это я прикололся. На самом деле он из местного винограда. Большие лиловые ягоды, даже больше, чем у нашего самоанского винограда, с твой кулак размером.

Микеле Карпини не удержался и поправил.

— Это полиплоидный сорт нашего самоанского винограда. Этот сорт возник спонтанно, поскольку в Хитивао, а точнее в высокогорной части Новой Гвинеи, есть выходы ряда радиоактивных минералов в почвенные воды. В частности — это природный радон.

— Надо же! — удивился Торин, — А ты откуда знаешь?

— Я же агроинженер.

— Ах да, верно… Надо же, выходит это тот же самый виноград…

— Ты фляжку давай, — перебила Юкон.

Флаер продолжал двигаться, задрав нос градусов на тридцать от горизонта. Торин порылся под своим креслом и поднял над плечом пинтовую алюминиевую фляжку.

— Только предупреждаю: это круче абсента.

— А мы не пугливые, — ответила девушка, встала, опираясь на Алибабу и, взялв из руки пилота емкость, глянула сквозь обзорный фонарь кабины, — Joder! Красота! Это мы на какой уже высоте?

— По альтиметру 16200 метров.

— Ни хрена себе… — протянул Омлет, — А какая же будет крейсерская высота?

— 25000 метров. Эта штука… — пилот похлопал по корпусу пульта, — … Быстро летает только если воздух разрежен раз в двадцать. Весь фокус в лобовом сопротивлении.

— Я слышал про такую тему, — встрял Гаучо, — Это было в рекламе тероанской флайки «Amigator». Типа, мы не пробиваем лбом звуковой барьер, мы его перелезаем сверху.

— Я смотрел их тест-драйв, — добавил Омлет, — Классная фигня: быстрая, компактная, дешевая, и четверо помещаются, но только уж слишком похожа на сковородку.

— У нее аэродинамика такая, сковородочная, — авторитетно произнес Алибаба, — Эй-эй, Юкон, чего ты присосалась к фляжке? Ты тут не одна, прикинь?

Девушка хихикнула и передала фляжку сидящему рядом Гаучо, а он, сделав изрядный глоток, протянул емкость Микеле, предупредив резко осипшим голосом.

— Зверское пойло. Реально, крепче абсента. Еще там анис, или хрен знает…

— Эвкалипт, — поправил Микеле, глотнул жгучей жидкости и передал фляжку Омлету.

— Откуда знаешь? — спросил тот, в свою очередь, приложившись к фляжке.

— Запах. Уж эвкалипт от аниса я как-нибудь отличу.

— Черт, я забыл, что ты агроинженер. А тот парень намекнул, что ты это…

— Это тому не мешает, — наставительно произнес Алибаба, отбирая фляжку, — Кросс-профессии. Прикопал что-нибудь, а сверху засеял тыквами. Та же тема, что и у нас.

— А вы кто? — поинтересовался Микеле.

— Бывшие экологические копы, — ответил Алибаба, — А ныне борцы за свободу Атауро.

— Вандалы вы, — букнул пилот, — Где это видано, делать дроны из пластита.

— Не пластита, а полинитроглита, — снова поправил Алибаба.

— Один хер, взрывчатка. Короче, давай сюда самогонку.

Алибаба сделал еще глоток, закрыл пробку и вложил флягу в протянутую назад руку.

— А ты что, прямо за штурвалом будешь квасить?

— Ага, — подтвердил Торин, открыл пробку, сделал глоток, закрыл, убрал под кресло и пояснил, — Если на борту пять тонн нитро-хер-знает-чего, то можно и за штурвалом.

— Дроны из взрывчатки? — спросил Микеле.

— Это экономичнее, — ответила Юкон, — Ни лишних материалов, ни лишнего веса. Что летит, то и взрывается. Полинитроглит со стекловолокном это просто гибкий пластик, ничем не хуже тех, из которых делают обычные дроны и флайки.

Омлет кивнул в знак согласия с коллегой и добавил:

— Это — не обычный дрон, а этот… — он помахал в воздухе руками, как крыльями.

— Орнитоид, — подсказал ему Гаучо.

— О! Точно. Никак не могу запомнить это монгольское слово.

— Почему монгольское? — удивился Микеле.

— Потому, что монголы придумали. Он простой, как коврик…

— Ни фига, не монголы, — возразила Юкон, — Его придумали комми, на Элаусестере.

— Что вы грузите человеку! — вмешался Алибаба, — Все было не так. Изобрели этот орнитоид действительно монголы, но не монгольские, а наши, с Туамоту. А сделать орнитоид из пластиковой взрывчатки придумала одна ведьма, на Элаусестере, но не местная, а племянница дока Винсмарта, у которого Ктулху-колледж и эректусы.

— У него две племянницы с эректусами, — заметил Омлет, — это которая?

— Это третья, она лет на десять моложе тех двух.

— Стоп-стоп, — вмешался Микеле, — Я неплохо знаю Джерри Винсмарта. У него две приемные племянницы-янки. Я впервые слышу, что есть еще третья.

Алибаба пожал плечами и выдал естественное, на его взгляд, объяснение.

— Я же говорю: она еще маленькая, потому ты и не слышал. Она тоже приемная, но не янки, а калабрийка из Коста-Виола-Нова, что на Хендерсон-Питкерне.

— Как раз янки, — вмешалась Юкон, — Имя у нее северо-американское.

— С чего это северо-американское? У меня есть подружка-киви, она тоже Люси.

— Ее зовут Люси? — уточнил Микеле.

— Да. И это… — Юкон постучала пальцами по контейнеру, — …Называется «LK Luci».

— Что значит «LK»?

— Light Kamikaze, — пояснила девушка, — Так обозначают дроны-бомбы до ста фунтов.

— Вот и приплыли… — со вздохом произнес он, — …Легкий камикадзе.

— А хули делать? — сказал ему Гаучо, — Если есть дивайс, то надо его как-то называть.

Микеле Карпини снова вздохнул и задумался.

Алибаба похлопал его по плечу.

— Прикинь, дядя Микки, тут месседж пришел. Парень, с которым ты сговорился, тебя встретить на Тиктике не сможет. По ходу, у него спецрейд. Но наш карго-офицер не возражает, если ты прокатишься до Атауро вместе с нами на «Yeka».

— А откуда ты знаешь, что мне надо на Атауро?

— Так мне же месседж пришел, — и Алибаба постучал ногтем по экранчику мобайла.


Содержание:
 0  День Астарты : Александр Розов  1  продолжение 1
 6  5 : Александр Розов  12  11 : Александр Розов
 18  17 : Александр Розов  24  23 : Александр Розов
 30  29 : Александр Розов  36  35 : Александр Розов
 42  2. Большой красный крокодил : Александр Розов  48  47 : Александр Розов
 54  52 : Александр Розов  60  58 : Александр Розов
 66  64 : Александр Розов  72  70 : Александр Розов
 78  46 : Александр Розов  84  51 : Александр Розов
 89  56 : Александр Розов  90  вы читаете: 57 : Александр Розов
 91  58 : Александр Розов  96  63 : Александр Розов
 102  69 : Александр Розов  108  74 : Александр Розов
 114  80 : Александр Розов  120  86 : Александр Розов
 126  92 : Александр Розов  132  98 : Александр Розов
 138  104 : Александр Розов  144  71 : Александр Розов
 150  77 : Александр Розов  156  83 : Александр Розов
 162  89 : Александр Розов  168  95 : Александр Розов
 174  101 : Александр Розов  180  107 : Александр Розов
 181  108 : Александр Розов    



 




sitemap