Фантастика : Социальная фантастика : Джризлик : Евгений Русяев

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу

Джризлик

У него не было друзей, кроме Джризлика, и он уже привык к этому. Но сейчас слезы лились по его лицу, собираясь в левом уголке рта. Уже девять дней как его лучший друг не приходил к нему.

Вопреки собственному обещанию не затрагивать этой темы с семьей, он пытался расспросить о нем своих родных, но никто конечно не мог ему ничем помочь.

— Джэж, ты почти не ешь! — обвинила его мать.

Большая ложка, наполненная мутным пахучим варевом, снова и снова атаковала его губы. Часть еды попадала в рот, часть оставалась на ложке, а остальное размазывалось по губам и падало ему на передник, который заботливо прикрывал грудь.

— Джэж! — настаивала мать.

Она всегда свято выполняла то, что считала пользой для семьи.

Он послушно старался жевать и машинально сглатывал. Мысли его при этом были далеки от этой процедуры. Неужели его лучший друг, единственный друг, мог его просто так покинуть! Это невозможно. Значит что-то задержало его. Что-то или кто-то. На какое-то мгновение мелькнула мысль об убийстве. Да, его младший братец Джок грозился убить Джризлика, но было очевидно, что это не в его власти. К счастью или к беде, но Джризлик был невидим для всей семьи. И лишь он, Джэж, мог видеть и общаться с ним. Перед его глазами вновь встала картина их первой встречи…

— Опять о своем Джризлике думаешь, уродец? — открыв глаза, он увидел рядом со своим креслом Джока. У того на губах застыла приторная улыбка, но глаза были наполнены холодной враждебностью.

— Ну что, Джэж, давай лучше сыграем, — в том же тоне предложил Джок. Выставив указательный палец вперед, тот стал водить рукой перед лицом своего старшего брата. — Следи за моим пальцем, уродец, — прошипел Джок.


Этого то Джэж и боялся. Его младший брат был для него одной из самых крупных неприятностей. И все игры его он уже знал. Малолетний мучитель будет дразнить его пальцем, после чего резко и неожиданно проводить им перед глазами или тыкать в лоб. А когда Джэж будет вздрагивать, то братец будет восторженно ржать или злорадно хихикать. В зависимости от настроения. Надо не дать ему зайти так далеко.

— А…м-м-м… — попытался сказать Джэж, но ничего членораздельного выговорить у него не получилось. Всегда когда он нервничал, у него пропадал дар речи, и непроизвольно начинала трястись правая часть тела, та, которая не была парализована.

— Что, братишка, маму потерял? — гнусно ухмыляясь, проблеял Джок. — Так она пошла отмыть передник от твоей блевотины. А меня попросила проследить за тобой, что я с радостью и делаю.

Невольно смотря на самодовольную ухмылку братца, Джэж почувствовал тупое отчаяние, а мысль о потере Джризлика только усилила его. Слезы опять начали течь из глаз. Они наискось сползали по лицу, так как его голова из-за частичного паралича постоянно была склонена на левый бок. Он уже даже и не старался держать ее прямо.

— И запомни, уродец, — словно передразнивая, Джок склонил голову набок и приблизил свое лицо, — это я убил твою зверушку, твою выдумку, твоего Джризлика! Понял, ты, полоумный?

Когда же вернется мать! Слова брата рвали ему сердце, эмоции душили его, но тело не давало сделать то, что ему больше всего хотелось. А именно: встать и разбить эту наглую ненавистную морду! Только это не вернет ему его друга…

Послышалась тяжелая поступь матери. Несмотря на то, что на всех ее четырех копытах были надеты мягкие тапочки, она передвигалась чересчур шумно. Джок, услышав ее приближение, отодвинулся и стал мечтательно смотреть в окно.

— Ну что, дети, все в порядке, — мать встала на пороге кухни и оглядела братьев. — Вот и наш передник снова чистый. Ты ведь не хочешь больше кашки, а, Джэж?

Он судорожно замотал головой, а из горла вырвалось протяжное мычание. Изо рта потекли слюни.

Джок с показным отвращением покосился на своего старшего брата и отодвинулся. Это не укрылось от взгляда матери, но та, как обычно, ничего не сказала ему.

— Ну, Джэж, не надо так волноваться. Никто не станет тебя кормить насильно. — Она подошла и одним рывком усадила его в кресло так, чтоб он сидел прямо. — Ты ведь теперь уже большой. Завтра твой день рождения, помнишь? Тебе уже почти четырнадцать, и ты совершеннолетний.

— Джолли, а паспорт ему привезут домой или придется тащить его в департамент? — ангельским голосом спросил Джок.

— Какая разница, — резче чем обычно, отозвалась мать. — В любом случае отец сможет отвезти его на служебном каре. Так что тебе, Джок, беспокоиться не о чем! Поехали, Джэж, в твою комнату, может ты поспишь после обеда.

Она покатила кресло, в котором сидел Джэж. Единственное, что он мог сделать в этой унизительной ситуации — это закрыть глаза. Слезы уже кончились, но буря внутри и не собиралась униматься.

— Только не забудьте, что это и моя комната! — крикнул вдогонку Джок.

* * *

Больше всего он не мог терпеть семейные праздники. Мать вывозила его на середину гостиной, отец включал стереовизор, и они с дядей смотрели новости, громко рассуждая о политике. Двое его старших братьев (про себя он называл их Сиреневым и Фиолетовым из-за окраса их волос на голове) обычно сидели на балконе, периодически встревая в разговор. Балкон они считали своим летним кабинетом в то время, когда бывали дома. Три старшие сестры — болтушки-веселушки — с трудом высиживали официальную часть любых домашних мероприятий, после чего грациозно ускакивали прочь. Отца это всегда раздражало, но мать всегда была на стороне своих дочерей, и ему оставалось только скрежетать зубами из-за таких нарушений семейных традиций.

Тогда как старшие братья относились к Джэжу снисходительно, с легким оттенком покровительства, то с сестрами все было иначе. Они просто старались не замечать его. Джэж знал, что они презирают и не любят его, но это уже давно не разбивало его сердце. К этому он привык, и открытой вражды или ненависти не ждал с той стороны, чего нельзя было ожидать от младшего братца Джока. А его младшая сестра Джамнис, вертлявая и зоркоглазая шестилетняя девчонка, в отношении к Джэжу брала пример то с матери, то с отца, а то и с Джока. В зависимости от настроения она могла быть навязчиво-заботливой как мать, равнодушно-непроницаемой как отец, или колюче-въедливой как их общий братец. Хотя конечно до самого Джока ей было далеко.

Когда мать ввезла кресло вместе с Джожем на середину гостиной, среди всей семьи сразу воцарила тишина.

— Дорогие мои! — напыщенно и торжественно заговорила мать, обведя взглядом комнату. — Сегодня в нашей семье важное событие. Сегодня нашему милому Джэжу исполняется четырнадцать лет, и он становится совершеннолетним! И поэтому…

— Джолли, к чему это… — скорчив кислую морду проворчал «Фиолетовый».

И одновременно с ним вякнул Джок:

— И поэтому как совершеннолетний, он теперь будет жить в отдельной квартире! — и громко, самодовольно заржал над своей шуткой.

— Джок! Вначале сам дорасти! — строго одернул его отец, одновременно крутя копытом бокал с питом, а руками с помощью пульта переключая каналы стереовизора. Дядя, брат матери, сидящий с отцом на одном диване издал одобрительное фырканье, не забывая при этом отхлебывать пит из своего бокала.

— Но, па-а… — плаксиво протянул Джок.

— Джок, не перебивай мать, то есть Джолли! — уже рассержено рявкнул отец.

Он не терпел, когда нарушался устоявшийся церемониал. И так же не терпел, когда его с матерью называли па и ма. В семье было принято, что дети зовут родителей только по именам. И лишь сами родители называли друг друга: «отец» и «мать».

— И поэтому нам надо подарить Джэжу самые наилучшие из подарков, какие мы можем себе позволить, — ничуть не смущаясь перепалки, продолжила мать. — Мы должны весело отпраздновать этот день!

Еще в начале речи он привычно закрыл глаза. Ему было больно смотреть на искусственно натянутые улыбки, на всю видимость этого праздника, устроенного якобы ради него. Если бы он мог, то заткнул уши, чтобы не слышать полный ложного энтузиазма голос матери. Что ж, хорошо, что хоть речь не зашла о безмерной любви к этому полупарализованному уродцу.

Когда речь стихла, то он немного успокоился и открыл глаза.

Посреди гостиной стоял длинный широкий стол, обычно выставляемый в честь семейных праздников. Мать с помощью своих старших дочерей быстро накрыла его. Все с готовностью расселись. Что-что, а пожевать они все любили.

Большой торт, приготовленный его матерью, стал быстро исчезать, поглощаемый всеми членами семьи. Даже отец и дядя на какое-то время отвлеклись от своих бокалов, и пересели с дивана за стол. Но ничто не мешало им по-прежнему пялиться в стереовизор.

Мать пыталась с ложечки кормить Джэжа, и тот, как всегда покорно, жевал и глотал.

Когда наконец все наелись, отец с дядей вновь вернулись на диван, а двое старших братьев Джэжа отодвинули стол в угол, освободив середину комнаты, где по-прежнему стояло кресло именинника.

— Мать, ты слышала новости? — подал голос отец, прихлебывая из своего бокала. — На днях выйдет закон о принудительной эфтаназии. То есть получается, что всех больных детей первой и второй групп, не достигших совершеннолетия, усыпят.

— Наш Джэж уже совершеннолетний! — тут же отозвалась мать.

Она сидела в углу и просматривала домашнее задание Джамнис. Школа не особо-то нагружала детей заданиями, но хитрая девчонка старалась использовать родителей в своих целях как можно чаще и эффективней.

— Говорят, что их органы будут использованы в научных целях, — подал голос дядя.

— Врут! — заключил отец. — Наверняка их будут продавать и наживаться на нашей крови! Или они пойдут для пересадки солдатам, раненым в военных действиях.

— Ох, уж эти военные действия, — поддакнул дядя, и они дружно отхлебнули пита из своих бокалов.

— Да-а, повезло Джэжу, — притворно-сочувствующе протянул Джок.

Он сидел за небольшим компьютером в самом дальнем углу комнаты и делал вид, что очень занят.

Джэж сидел с открытыми глазами, тупо уставясь в одну точку на стене. Он уже давно облюбовал ее, еще несколько лет назад на одном из семейных мероприятий. Это была щербинка на стене, которую он же сам и сколупнул, еще в те годы, когда не был прикован к креслу. Память вновь начала возвращать его в те годы, когда он мог бегать и прыгать. Тогда еще он мог легко и непринужденно болтать, играть с другими детьми. Тогда он еще умел смеяться, и никто не считал его уродцем и лишним ртом.

Вновь перед его взором вставали картины детства. Вот он с семьей едет в отпуск за город. Поля. Он так любил резвиться в высокой траве. Падать, барахтаться на мягкой подстилке и снова вставать. Ловить губами травинки, пить их сладкий сок и жмуриться от ярких лучей солнца. К сожалению он был в семейном отпуске лишь один раз в своей жизни. В дальнейшем с ним случилась эта неприятность, которая полностью изменила всю его жизнь.

Он четко помнил тот случай. Они с ребятами играли мячом, который попал внутрь открытой землемашины. Джэж не знал, что это за машина и принцип ее работы. Он знал, что на ней большие рабочие бурят землю и прокладывают туннели. В тот момент эта здоровая машина пришла в неисправность и разбитым железным чудовищем стояла на поверхности земли. Рабочие, обнажив ее нутро, поковырялись в ней и, безнадежно махнув рукой, ушли на обед, бросив все там, где оно и было. Когда маленький Джэж тянулся за мячом, он не ожидал ничего плохого. Очевидно плохое ожидало его. Последнее, что он помнил — это слепящие искры перед глазами и странная тянущая боль, сотрясающая все его тело. Казалось, что она тянется целую вечность, а больший срок он выдержать уже не смог и отключился.

В больнице, где он оказался, рядом с ним уже была заботливая мать. Периодически появлялся отец. Больше никого, кроме равнодушной вытянутой морды врача, он не наблюдал. Он находился в тяжелом состоянии около месяца. Иногда выныривая из темноты беспамятства, он слышал тихие голоса. Врач убеждал отца и мать, что могло бы быть и хуже, что они должны радоваться, что их сын остался в живых. Отец грозился и требовал, чтобы его мальчика поставили на ноги. Говорил, что добьется суда над безалаберными рабочими и получит материальную компенсацию за ущерб. Но так же Джэж, лежа с закрытыми глазами, слышал, как отец же шепотом убеждал мать в том, что «их мальчику» было бы лучше умереть. И предлагал написать заявление врачебной комиссии, чтобы его усыпили. Но все-таки Джэж остался в живых.

Он сам неоднократно жалел, что остался живым. Тысячу раз проклинал себя, свою беспечность и живучесть, но все оставалось по-прежнему. В конце концов он оказался в инвалидном кресле. И вот тогда отношение к нему в семье стало резко меняться. Он не мог точно определить с чего это началось, но презрение, раздражение, безразличие и даже ненависть периодически проявлялись в каждом из них. Даже мать, самая заботливая и нежная, иногда теряла терпение и взрывалась.

Наконец устав от самобичевания, он вернулся обратно в гостиную и прислушался к разговорам.

Два старших братца устроились как обычно на балконе, играя в модную карточную игру. Сестер, за исключением Джамнис, которая старательно делала вид, что занимается уроками, в гостиной не было. Мать занималась починкой ее одежды неподалеку. А отец с дядей вновь ушли с головой в стереовизор. Лишь Джок бесцельно глазел в окно. Видимо как-то почувствовав взгляд Джэжа, он обернулся и весело подмигнул.

— Очевидно там в правительстве совершенно свихнулись, — вслух прокомментировал увиденное отец. — Они опять собираются поднять поголовный налог! Думают, что мы деньги штампуем!

Дядя, сидящий на диване рядом, издал одобрительное фырканье. — При этом ведь сейчас вас лишили дотации на Джэжа, как на совершеннолетнего.

— Во-во, — хмыкнул в ответ отец. — Будто что-то изменилось! Никак не могут понять, что будь ему хоть четырнадцать, хоть сорок четыре, ситуация не меняется. С ним придется обращаться так же как и раньше.

— Отец, не забывай, что мы уже как два года не видели никаких дотаций, — подала голос мать. — Так что для нас ничего не изменится.

— И это прискорбно, — согласился отец. — Ведь уход за ним нужен как за малышом.

— Учитывая еще, что он растет, и уже вымахал с молодого теленка, — поспешил поддакнуть дядя.

Мать лишь тяжело вздохнула, но воздержалась от комментариев. Джэж за последние годы привык, что часто члены семьи говорят о нем в третьем лице, когда он находится рядом. Обсуждают тяготы жизни, новые налоги, отсутствие дотаций. Его уже не передергивало от подобных мелочей. А в последние девять дней это стало вообще чем-то мелким и незначительным. На первый план вышло то, что он потерял своего единственного друга.

Вдруг словно ветер пролетел по комнате.

— С днем рождения!

Сперва Джэж даже не поверил услышанному, но скосив глаза, увидел в полутора метрах от себя того, кто был единственной радостью в последнее время. Стараясь выговорить, он одновременно с этим внимательно всматривался в своего друга, боясь, что глаза обманывают его.

В одежде светло-серого цвета, тот крепко стоял на своих длинных худых ногах. Его продолговатые и чуть раскосые глаза смеялись, а ухи-лопушки весело топорщились. Два почти прозрачных крылышка чуть поблескивали, сложенные на спине.


— Джризлик! — наконец выдавил из себя Джэж. — Ты вернулся! Где же ты пропадал? Я так без тебя скучал. Думал, что ты меня бросил или случилось что-то нехорошее.

— Извини, друг, — тот виновато опустил голову. — Я был дома. Прости что задержался. Сейчас я вернулся за тобой.

— Д-дома? — удивился Джэж. — Где это? Ты никогда мне ничего не говорил про то, что у тебя есть дом.

— Я расскажу тебе. У нас будет время, — Джризлик приблизился на полшага к креслу. — Я хочу сделать тебе подарок. Дай мне свою руку и попробуй встать.

Это было что-то новое. Никогда еще его друг не говорил так серьезно и торжественно. Никогда не предлагал встать.

— Он что, по-прежнему испытывает галлюцинации? — донесся с дивана осторожный голос дяди.

— Ты и сам все знаешь, — слегка раздраженно фыркнул в ответ отец. — Последствие травмы вероятно.

— Между прочим, врач заверил, что это должно пройти! — голос матери.

— Это «проходит» уже пять лет!

— Вы понимаете, что он там бубнит? — из другого угла голос Джока.

— Как весело! — Джамнис.

— Может дать ему успокоительное? — дядя.

Джэжу было не до них. Еще в десять лет он твердо понял, что никто в семье не способен его понять, и никто даже не наберется терпения, чтобы выслушать его. Какое уж тут слушать, если полупарализованный мальчик кое-как может связать два слова, а некоторые фразы вообще напоминают мычание. Лишь одно существо в этой безграничной вселенной способно слышать и понимать его. И сейчас его единственный друг стоит перед ним и хочет ему помочь.

Превозмогая собственную немощь, Джэж оторвал правую руку от ручки кресла, куда ее до этого заботливо положила мать.

— Джризлик, я иду. Вот моя рука!

Он протянул ее другу, а правой ногою сделал отчаянное усилие оттолкнуться от кресла. И ему было плевать на последствия!

Неожиданно комната покачнулась, пол стремительно бросился к его лицу. Две секунды потребовалось, чтобы осознать свое падение. Но тело молчало, боли не было как всегда. Видно, та непомерная боль, полученная от землемашины, была последней. Она словно вобрала в себя все ощущения тела, оставив лишь пустую скорлупу.

— Отец, помоги мне поднять его!

Все-таки кое-что он чувствовал. Настойчивые и потому нелепые попытки матери приподнять его непослушное тело. Все это не столь важно, когда рядом друг. Он поможет. Он поймет.

Голова его лежала так, что он видел лишь ноги матери суетящейся рядом, край дивана и сидящего отца. Так же услышал, как дядя приглушенно выругался, а отец с омерзением фыркнул и одним глотком осушил бокал.

— Не суетись, мать. Ты его все равно не поднимешь, — поставив бокал, он встал и исчез и поля зрения.

— Друг, ты в порядке? — глаза Джризлика были сочувствующие. Он наклонился над лежащим так, чтобы тот мог его видеть. — Вот моя рука. Но свою дать должен только ты сам.

Джэж чуть не заплакал. Друг был так рядом. Друг понимал его и хотел помочь. А сам он так слаб и беспомощен. Но нет, он должен справиться. Он сможет.

Оттолкнувшись локтем правой руки, он высвободил ладонь и протянул ее вперед. Их руки почти соприкоснулись, и в этот же самый миг, другие, более могучие руки подхватили его несчастное тело и забросили обратно в кресло. Послышалось клацание замочков, это кто-то взрослый фиксировал его ноги. Принимались меры, чтобы полупарализованный ребенок, ставший сегодня совершеннолетним, вновь не выпал из кресла.

— Вот и все, мать, — с небольшой отдышкой заключил отец.

Его лицо раскраснелось. Вероятно, это на него так подействовал пит.

Тут затренькал звонок, Джок быстро схватил трубку и что-то зашептал в нее.

— Да меня это, меня!

С балкона в комнату влезли Сиреневый и Фиолетовый.

— Пожалуй, мы пойдем, прогуляемся.

— Не задерживайтесь допоздна! — попросила мать.

— Я тоже, мам! — вякнул Джок.

— Джок! — сердито буркнул отец.

— Джолли! — младший брат быстро выскочил из своего угла, направляясь к выходу. — Джэхн!

— Куда собрался на ночь глядя?!

— Погуляю с друзьями и вернусь.

С облегчением, Джэж понял, что, наконец-то вечеринка в его честь подошла к концу. Скорей бы уединиться в комнате и пообщаться с Джризликом.

— Ты не устал? — мать заботливо наклонилась к нему. — Может отвести тебя в твою комнату? И не дожидаясь ответного мычания, покатила его кресло в комнату, которую он делил с младшим братцем. Как все-таки удачно, что тот пошел гулять!

— Посидишь еще в кресле? Или будешь ложиться?

Джэж хотел посидеть. Джэж хотел, чтобы его оставили в покое. Он так многое еще хотел обсудить со своим другом.

Когда мать вышла, вошел Джризлик. По его лицу блуждала неуверенная улыбка. — Я хочу тебе помочь! — он сразу перешел к делу. Сегодня ты станешь совсем другим! Если захочешь, конечно…

— Я готов, — даже сам Джэж почувствовал, что в его словах не хватает уверенности.

Его грыз червячок сомнений. Что он не справится, у него не хватит сил, и он подведет надежды своего друга.

— Через некоторое время в гостиной никого не будет, и мы сможем начать.

С самого момента возвращения Джризлика, Джэж чувствовал, что сегодняшний вечер будет особенный. Подобное ощущение у него было лишь раз, в детстве накануне большого праздника. Сейчас все его восприятия обострились. Он мог даже без особого усилия шевелить своей правой рукой и ногами. И даже, казалось, что он смог бы заставить шевелиться все тело.

— Давай за мной! — Дризлик шагнул за порог и скрылся из поля зрения.

Джэж отчаянно задвигал своей правой рукой, снимая коляску с тормоза. На удивление ему это быстро удалось, и он смог самостоятельно выехать в гостиную.

В зале никого не было, свет не горел, но из кухни доносилось приглушенные звуки. Похоже, что мать что-то напевала, убирая при этом посуду.

Джризлик выглянул с балкона и махнул другу рукой. Превозмогая свою неуклюжесть, Джэж отчаянно стал толкать колеса кресла в нужную сторону. Определенно — сегодня волшебный день! В присутствии друга у него все гораздо лучше получается! Вот он уже в кресле оказался на балконе.

— Джризлик, где ты? — позвал Джэж.

Его друга нигде не наблюдалось. Не мог же он выпасть! Балкон квартиры, где они жили всей семьей, находился на восемьдесят четвертом этаже. Рядом стояли такие же многоэтажки, и вид сверху мог навести страх на кого-нибудь из робких. У Джэжа этого страха не было. Он с любопытством заглянул за низенький предохранительный бортик.

Над городом уже опустился вечер. Внизу тянулась ниточка трассы, горели яркие огни и маленькие точки двигались туда-сюда. Ему все это показалось забавным. Очень редко ему удавалось посмотреть с балкона на окружающий мир. Мать никогда не вывозила его сюда, убежденная, что для него это будет опасно. Смешно!

— Какой ты молодец! — Джризлик вынырнул из-за края балкона.

Его небольшие прозрачные крылья трепетали за спиной. Он улыбался во весь рот.

— Ты сам справился с дорогой сюда. Ты хотел бы самостоятельно перемещаться и быть свободным от этих неприятных оков?

— О чем ты говоришь? — Джэж почувствовал, что слова выходят из его рта почти не искаженными.

Это придало ему сил и уверенности.

— Я хочу, чтобы ты полетел вместе со мной! — Джризлик засмеялся, увидев изумление, отразившееся на лице друга. — Ты это сможешь, уж я то знаю!

— Полететь… Но куда?

— Туда! — Джризлик махнул рукой на закат. — Домой! — И он взмыл чуть выше, описав небольшой круг над балконом. — Я покажу тебе массу чудес, которых ты никогда не видел. Ты узнаешь столько, чего и не снилось ни твоему отцу, ни матери, дяде или братьям и сестрам. У тебя есть шанс!

За те мгновения, что он говорил, Джэж прокрутил в голове почти всю свою жизнь. Волны эмоций затопили его. Волны вынесли перед ним один единственный вопрос: как он будет жить дальше, если он будет жить в семье? И он сам же ответил на этот вопрос: никак! Нет перспектив, нет будущего. Есть только нудно тянущееся настоящее, без начала и конца. Что же, вот его друг предлагает выход! Если это правда, то…

— Но я не умею летать… — пролепетал Джэж, в душе замирая от страха и восторга. — Ты меня научишь?

Джризлик весело рассмеялся и подлетел к нему почти вплотную.

— Ты умеешь все, мой друг! Все в твоих силах, ты должен только поверить в себя! Я научу тебя всему, что пожелаешь, но первый шаг ты должен сделать самостоятельно.

Опустив руку вниз, Джэж нашарил замочки, фиксирующие его ноги в кресле. Они поддались сразу. Затем руки… И вот он уже сидит в кресле и готов действовать дальше.

— Ты должен перебраться через этот бортик и шагнуть на воздух. Там уж ты удержишься, и начнем полет!

Бортик так невелик, но перевалиться через него все-таки не просто. Два раза Джэж бросался на него, и оба раза тот равнодушно откидывал его прочь. Когда и третья попытка не удалась, он почувствовал как слезы отчаяния зарождаются внутри.

— Помоги! — почти простонал он.

— Нет. Ты должен это сделать сам, — был ответ.

Отчаяние, что ничего не получится, и друг разочаруется в нем, придали Джэжу сил. Он откатился на кресле на край балкона и, разогнавшись, наехал прямо на бортик. Сила инерции помогла ему осуществить задуманное. Несколько долгих секунд он висел в неудобной позе и переводил дух. Перед глазами мелькнули и пропали игральные карты, оставленные на балконе братьями. Перехватившись правой рукой и обеими ногами, он принял вертикальное положение. Да, так гораздо лучше.

— У меня получилось! — выдохнул он. — Джризлик, я смог!

— А я в тебе и не сомневался! — улыбнулся его друг. — А теперь шагай вперед, небо ждет нас.

Бросив еще раз взгляд вниз, Джэж мысленно подивился тому, как же он высоко находится, и как был бы далек его путь вниз, если бы он упал. Но с другом он уже не упадет. Его муки навсегда остались в прошлом. Да здравствует новая жизнь!

— Я верю тебе. Я верю в себя… — пробормотал Джэж и поднял глаза на Джризлика.

Тот легко парил в воздухе и приветливо смотрел не него.

— Я жду тебя…

Неожиданно из гостиной раздались какие-то звуки. На пороге на балкон появилась и замерла мать.

— Джэж! Что ты делаешь?! — в ее голосе проскальзывали истеричные нотки.

— Извини, мам… Джолли, но я улетаю с Джризликом. Познакомься, он мой друг… — хотел сказать Джэж, но слова снова с трудом выползали наружу. Конечно же она не расслышит и не поймет его.

— Стой! Немедленно вернись! — послышался рявкающий голос отца. — Ты с ума сошел!

И когда он только вернулся. Не хватает еще только дяди с его предложением дать ребенку успокоительное, лениво подумал Джэж. И язвительного голоска Джока. Но с этим довольно. Он покончил со всеми делами здесь. Его ждет дорога.

— Джризлик, я иду к тебе! — с этими словами он отчаянно оттолкнулся от перил балкона и… полетел.



Содержание:
 0  вы читаете: Джризлик : Евгений Русяев    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap