Фантастика : Социальная фантастика : Глава 2. Самый важный разговор. Нечеловек. : Константин Щемелинин

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14

вы читаете книгу




Глава 2.

Самый важный разговор. Нечеловек.

Итак, я был человеком: я родился человеком, и родители мои были людьми, и родители их родителей тоже были людьми. В то время я жил не на Земле и не в Солнечной системе, а просто на одной из обычных планет в Галактике. О своем возрасте говорить конкретно нет смысла, поэтому я скажу расплывчато: мне было больше двадцати, но меньше тридцати обычных земных лет. Я работал в строительной компании оператором пространственно-временного преобразователя, и мы строили планетарные системы. Я недавно женился, и у меня родился ребенок. В тот день, с которого все началось, ему исполнилось немногим больше года. Жена пошла погулять с ним, а я остался дома – мне нужно было кое-что сделать по хозяйству.

Итак, я работал дома. До вечера было еще далеко. Судя по времени, жена должна была скоро прийти. Кто-то позвонил ко мне в дверь, я открыл ее и увидел незнакомого мужчину.

– Я хотел бы поговорить с тобой – у меня к тебе есть серьезный разговор, – сказал он.

Я впустил его в дом. Садиться он отказался, поэтому разговор мы вели стоя.

– Прежде, чем предлагать тебе, я хотел бы сначала описать тебе ситуацию, – сказал он.

– Я слушаю тебя, – ответил ему я.

Я предполагал, что он сначала представится, а не начнет мне что-либо описывать, но я пока решил временно отдать ему инициативу в разговоре – ведь это он пришел ко мне, а не я к нему, – а уже потом действовать по ситуации; однако, с первыми же его словами, я понял, что разговор у нас будет далеко не ординарный.

Я – Хозяин этой Вселенной, – начал он. – Вселенная, в которой ты живешь, – это я. Я – нечеловек, и основа моей сущности – нечеловеческая, но сейчас выгляжу, как человек, специально, чтобы не пугать тебя. Я – полновластный властелин этого мира – его законы – моя воля! Я – истина этого мира, окончательная, настоящая и несомненная. Я – это весь мир, который окружает тебя, вся Вселенная во всеобъемлющем значении этого слова. Успокойся, не волнуйся и не бойся – я предлагаю тебе стать таким же, как я, и в этом деле обещаю тебе всемерную помощь.

Хоть я и удивился, но не сильно, как будто бы уже давно ждал чего-либо подобного. Мне почему-то казалось, что мой незваный гость нормален, хотя мысль, стандартная в сложившейся обстановке, – мысль о его безумии – и промелькнула у меня в голове.

– Доказательства, – поставил точку я. – Доказательства, ибо я не могу поверить в это.

– Ты получишь их после своего согласия и моего ухода – не раньше.

– Странно, – удивился я.

– Вовсе нет – ты слушай дальше, – продолжал он. – Есть Вселенная, где живут люди. Эта Вселенная является оригинальной, но для тебя, именно для тебя, я создал эту Вселенную, ту, в которой мы беседуем сейчас, Вселенную-копию. Она нужна будет тебе для становления себя как Хозяина Миров. Все, что сейчас окружает тебя – это лишь копия настоящего мира; там, в оригинале, к тебе скоро придет жена, и я никогда не появлюсь с подобным предложением, а в этом же мире, в мире-копии, я стою здесь, перед тобою, а твоя жена задержится, причем ровно на столько, на сколько будет продолжаться наш разговор.

– Если это правда, то то, что ты говоришь, – это очень серьезно.

– Это больше, чем просто очень серьезно, – продолжил он. – Я предлагаю тебе попробовать стать таким же, как я, или же – если тебе это удастся – то и превзойти меня. Относись ко мне как к своему «отцу». Я желаю помочь тебе, а не причинить какое-либо зло.

– Зачем тебе все это? – спросил его я.

– Это один из способов размножения нас, Властелинов Миров, – ответил он, – мы выбираем перспективное разумное существо и даем ему шанс, и так же, как и в твоем случае, ему дается копия его Вселенной. Если у него не получится пройти весь этот путь, то Вселенная уничтожается вместе с ним. Если же ты, например, захочешь прервать процесс своего становления, то тебе достаточно будет просто решить это – подумать или же сказать вслух – в таком случае Вселенная вместе с тобой тоже будет уничтожена; но помни, что тебе и таким, как ты, мы даем копию, поэтому уничтожается, соответственно, тоже копия, а на оригинальную Вселенную это не произведет никакого воздействия – как ты там жил, так и будешь жить дальше; как все люди жили там, так они и будут продолжать жить дальше. Теперь еще одно важное дополнение: когда ты станешь Властелином Миров, Вселенная, в которой это произошло, будет уничтожена, ну а ты, естественно, нет – таким образом, Мир-копия будет уничтожен в любом случае, поэтому будь свободен в своих поступках.

Продолжу дальше: если ты примешь мое предложение, то станешь уже кем-то большим, чем просто человек: ты перестанешь быть человеком, а будешь тем, для кого его человеческая сущность является всего лишь частью всей его сущности – ты станешь нечеловеком, и у тебя будет право на все. Ты сможешь увидеть душу человека, изменить ее, изменить тело человека и, наконец, убить его, но не разменивайся на мелочи! Если, например, ты захочешь что-либо сделать с выбранным тобой человеком – так сделай это, но делай не просто так, а для достижения более крупной цели. Помни, что такие огромные возможности даны тебе вовсе не для того, чтобы тратить их на пустое.

Власть над миром, власть над временем и пространством, власть над душами людей и власть над своими воплощениями – все это исключительно для тебя, все это исключительно для тебя одного – но помни, что Хозяин Вселенных обладает колоссальной властью, и управление такими исключительно большими возможностями должен будет иметь только твой разум, ограниченный твоей совестью! Ты имеешь право на все, а отчет держишь исключительно перед своей совестью! Ты можешь делать все, но нужно ли тебе делать все это?! Знай же, что для всех нас это наилучший вариант из всех возможных, потому что качественная, высококультурная и зрелая совесть является лучшим ограничителем и судьей, чем даже самый совершенный закон, и поэтому путь, согласованный с твоей честью и совестью, является единственным путем для тебя – а если ты пойдешь по другому пути, то я принудительно прерву его! И помни, что второй попытки у тебя не будет никогда – у тебя есть только один шанс!

Мудрец – лицо мира, а ты мудр, иначе я бы не пришел к тебе. Мой тебе совет: опирайся на мудрость прошедших веков и не прогадаешь.

Но не замыкайся в своем растущем величии – сохранись таким, каким ты пришел к сегодняшнему дню.

Любопытствуй и интересуйся окружающим миром – не позволяй своему в перспективе колоссальному опыту заглушить твое любопытство – помни: пока ты интересуешься новым – ты жив, в противном же случае – ты уже мертв.

Никогда не торопись: не имея ничего, лучше ждать хорошее, нежели обладать плохим – умей ждать.

Терпение и ожидание – ты уже понимаешь, но понимаешь пока еще не так как следует понимать оба этих понятия. Терпение и ожидание связаны со временем – учись терпеть, учись выжидать, учись смиряться с неизбежным, учись держать удар – учись жить!

Время – ценнее золота – учись разумно тратить жизнь!

И помни еще – чтобы в действительности чувствовать себя разумным существом, необходимо всегда иметь достаточное количество времени на размышления или же просто на отдых между действиями (событиями) – и только тогда ты будешь чувствовать, что ты владеешь временем, распоряжаясь им, а значит ты – не автомат, который четко и бездушно выполняет одну операцию за другой!

И знай еще, что путь от человека к Хозяину Миров – это, прежде всего путь в себе, в своей душе. Твои дела во внешнем мире – это всего лишь отражения главного пути – пути в тебе самом; ведь в итоге, ты будешь создавать Вселенные – ты первичен, а они – вторичны!

Я буду давать тебе ресурсы, но только после того, как ты сможешь управлять ими – и не раньше!

Ну а человечество, человечество со всей его многотысячелетней историей, со всеми ныне живущими людьми, а также со всеми давно умершими и еще не родившимися поколениями, – так вот, все это человечество целиком с точки зрения Властелинов Миров является одним из таких ресурсов, то есть является средством (и причем именно средством, а не чем-либо еще!) для достижения цели!

Цели, которые мы можем поставить себе и которые мы можем достичь, – эти цели могут быть больше, чем все человечество, больше чем все разумные цивилизации Вселенной вместе взятые!

Человек не может в качестве средства для достижения цели использовать все человечество, а мы – можем!

…Когда ты станешь одним из нас, ты удивишься, встретив среди нас многих бывших людей: ты – не первый, и ты не последний в этом ряду.

Мы выбрали тебя среди многих, и если ты еще не совершил в своей жизни ничего великого, то это временно – пока ты молод. Такие, как ты – лицо человечества.

– Я знаю это, – ответил я, потому что в действительности именно так я и оценивал себя, свое мироощущение и свои качества характера, и оценка эта базировалась на долгих одиноких раздумьях и моем понимании жизни.

– Мы выбрали тебя и по характеру, и по умению мыслить, и еще по нескольким критериям; в принципе, конечно, можно предлагать стать Хозяином Вселенных каждому человеку, но большинство из них не пройдут и первых нескольких шагов в начале этого пути. Мы предлагаем такое только тем, кто, по-нашему мнению, сможет пройти весь путь.

Разговор у нас получился очень любопытный, поэтому, я решил, как бы согласиться с предложением собеседника для того, чтобы узнать, что же будет дальше.

– Если, допустим, я соглашусь, то что мне надо будет делать? – спросил я.

– Ничего, – ответил он, – это ты должен будешь решить сам. Если ты согласен, то когда я закрою дверь, ты станешь нечеловеком, получив несколько уникальных возможностей, и сможешь сам выбирать свой путь – я же буду лишь помогать тебе.

Помни – ты можешь позвать меня в любое время, и я приду к тебе, а иногда я буду сам заходить к тебе – ты не будешь одинок!

– Как я могу позвать тебя? – вновь спросил я его.

– Как угодно – словесно или же мысленно, – ответил мой гость и пожал плечами, – главное, чтобы ты захотел говорить со мной. Как бы я ни выглядел, ты узнаешь меня сразу: мое лицо и одежда могут меняться, но ты все равно узнаешь меня по моей внутренней сущности. Итак, ты согласен?

– Да, – решился я, потому что не решиться на столь заманчивое предложение было бы глупо.

Он вышел и закрыл за собой дверь. Я видел его, как он шел по улице, но видел не глазами, а каким-то внутренним зрением. Скоро пришла жена – она задержалась, встретив приятельницу, и, заболтавшись, забыла о времени.

Моя жизнь текла, как и раньше, – она была такой же, как и раньше, но я стал другим: я перестал быть человеком – у меня появились нечеловеческие способности: так, например, я мог видеть предметы и их внутреннюю сущность, не пользуясь глазами (хотя глазами внутреннюю сущность и не увидишь!), к примеру, я мог увидеть сколько сахара и какой сорт чая находится в чашке, которая в свою очередь стоит на столе в закрытой комнате в соседнем доме; также я перестал забывать – я помнил все, что видел, слышал, обонял и ощущал и что я хотел помнить; а еще тогда, в начале своего становления как Владыки Вселенных, я с легкостью производил в уме невероятно сложные математические вычисления, причем, независимо от их сложности, время самого вычислительного процесса было исчезающе мало – я не мог заметить разницы между простым сложением двух небольших чисел с многошаговыми расчетами из высшей математики, занимающими несколько страниц текста, – и это говорит о том, что уже тогда я находился еще очень далеко от своего вычислительного предела (а сейчас я еще более силен в формальной логике и в математике!) – и, кроме того, я научился смотреть людям в души: я мог лишь слегка, поверхностно, коснуться души человека и соскользнуть с нее, а мог заглянуть глубоко, очень глубоко – все глубже и глубже, добираясь до самого дна. Мои первые, робкие проникновения вглубь человеческих душ приносили мне только страдания от сопереживаний – невысказанные мысли и чувства людей, затаенные проблемы и метания приносили мне боль, отчего моя психика постоянно находилась в напряжении.

Но прошло время, и я привык к своим новым возможностям, и они стали казаться мне почти естественными. Я набрался опыта, я насмотрелся на людей: на их души и их тела изнутри, и мне стало легче – чужая боль души и чужая боль тела стали для меня уже как-то привычны, и я сопереживал их не столь остро, как в начале. Много раз я пытался проникнуть своим внутренним взором в истинную сущность вещей, и мне иногда удавалось сделать это, после чего я, как мне кажется, стал все лучше и лучше понимать устройство этого мира.

Я заметил, что, в среднем, мои способности занимают шар, метров пятьдесят-сто в диаметре, однако, этот шар мог вытягиваться на несколько километров в длину, значительно уменьшая свое поперечное сечение, как будто бы он был наполнен воздухом; также он мог уменьшать или же увеличивать свой объем, но он никогда не отрывался от меня. Это был я – человек и вместе с тем еще что-то необъяснимое, невидимое и неощущаемое ничем и никем, но реальное. Внутри этого шара мои возможности были очень велики, однако за его пределами я превращался в обыкновенного человека. Оно, это мое могущество, не уменьшались от центра к краям, а было постоянно и однородно во всем объеме, в результате чего такое понятие как «выделенный центр» у моих сверхчеловеческих сил полностью отсутствовало. Если мне нужно было что-либо узнать о том объекте, который находится в пределах достижения моего могущества, то я мог воспользоваться им; но если же интересующий меня предмет находился слишком далеко, то у меня не было выбора, и я вынужден был пользоваться исключительно общечеловеческими средствами. Я не мог растягиваться до сколь угодно большой длины, поэтому я не мог разговаривать с человеком, находящимся от меня на значительном расстоянии, и одновременно отслеживать его внутреннюю реакцию во время беседы, хотя в пределах области моих возможностей я легко и с интересом делал это.

А шар моего могущества все рос и рос в размерах – теперь я уже мог охватить собой часть города.

Ни время, ни объекты не подчинялись мне, хотя я и делал такие попытки: я мог только лишь получить всю информацию об интересующем меня предмете, но никоим образом не мог повлиять на сам этот объект. Правда, я мог посмотреть столь глубоко, что из простых предметов я действительно выбирал всю информацию, всю, во всеобъемлющем значении этого слова, однако сложные, многогранные объекты пока что еще не раскрывали передо мной всех своих тайн. Но я никогда не смотрел в глубину ни жены, ни друзей, ни родственников – я вообще не смотрел в их души, – пусть в моих глазах они останутся обыкновенными, немного загадочными людьми – так будет лучше для всех нас!

С течением времени я разобрался в хитросплетениях духовной, социальной и биологической жизни человека; я понял, как, и почему именно так, а не иначе функционируют организмы людей и всех других живых существ. Я научился гипнозу и понял, что его внутренняя сущность (как, впрочем, и сущность всех аналогичных труднообъяснимых явлений природы людей) является лишь малозначительным проявлением той полновесной власти над живой материей, которой отныне обладал я. Я видел, как неразрывно живут душа и тело, я видел тайные пружины, управляющие душой, и знал, как можно будет повлиять на них, но не делал этого – пока не делал, но знание того, что я в любой момент могу сделать это, не давало мне покоя. Пока что я не вмешивался ни во что, хотя и имел такие возможности – пока что я не вмешивался, потому что сам не был морально готов к ответственности перед самим собой за результаты такого вмешательства, но это только пока, и такое положение дел не могло сохраняться вечно…

А потом ко мне пришел мой «отец». Мы встретились на улице – я узнал его сразу, хотя он и явился ко мне в виде другого человека, а не того, в образе которого он пришел ко мне в первый раз. Он выглядел, как обычный прохожий, но его внутренняя сущность настолько разительно отличалась от общего фона толпы людей, что я, не задумываясь, подошел к нему. Мы отошли в сторону и встали поодаль ото всех – мы встали между деревьев так, чтобы нам никто не мешал, и «отец» сказал мне:

– Возьми этот лотерейный билет – он выигрышный, – и протянул его мне.

Я молча взял билет и приготовился слушать дальше, после чего «отец» продолжил:

– Скоро будет объявлено о проведении серии боев с участием одного из халанских животных. Это будут схватки между хищником из мира Халы и земными представителями, кстати говоря, там, в боях, будут участвовать и люди. Когда ты выиграешь, тебе предложат на выбор или два билета на один бой, или же один билет, но на все схватки. Твоя жена тоже захочет пойти с тобой из чистого любопытства, но ты должен будешь просмотреть все бои, поэтому с женой не советуйся и возьми один билет целиком на все зрелище для себя одного, – а жене ты скажешь, что не взял билет для нее потому, что ты был уверен в том, что ей не понравится такое кровавое представление. Организаторы лотереи дадут тебе билет в очень хорошем месте – поэтому ты просто сиди и смотри.

С первым, организационным вопросом, по-моему, все ясно. Теперь о главном: зачем все это надо? Ответ: я хочу, чтобы ты очень внимательно посмотрел на поведение живых представителей двух миров в столь удачной обстановке и попытался привыкнуть к мысли, что миров – много, а не зацикливаться на одном своем мире – мире Земли. Обстановка там будет очень хорошая – ну где еще ты сможешь увидеть халанское животное практически на свободе, да еще и параллельно с земными представителями? В зоопарках халан нет, и они там еще очень долго не появятся – ты же сам знаешь, насколько в биологическом смысле Хала представляет опасность для Земли; можно посмотреть фильмы о Хале, но ты уже видел их, можно прочитать познавательные книги, но ты уже читал лучшие из них, и они не произвели на тебя должного впечатления; ты видел земных созданий в зоопарках, но всех их вместе: и халан, и землян во время схватки ты не видел, и люди не увидят еще долго – после этих боев возникнет такой грандиозный скандал, после которого все, что хотя бы отдаленно будет напоминать нечто подобное, будет запрещено. Итак, у тебя есть единственный шанс – такого не было раньше, и еще очень долго не будет. Помни, что ты придешь смотреть не на животных и не на жестокость их схваток, а на поведение представителей двух различных миров.

– А почему нельзя будет просто пойти и купить билет? – поинтересовался я. – И тогда не нужна будет вся эта сложность с лотереей.

– Билеты будут стоить очень дорого, – пояснил мне «отец», – и в свободной продаже их не будет – их будут распределять среди очень узкого круга лиц.

Я поднес лотерейный билет поближе и внимательно рассмотрел его – все даты на нем относились к будущему.

– Да, – сказал мой «отец», – они еще не напечатаны.

Тут мне стало весело и интересно.

– Ну, что ж, посмотрим! – решил я.

Мы разошлись. Через некоторое время появилась реклама предстоящих боев: впервые в истории, говорилось в рекламе, хищник с планеты Халы будет сражаться с земными противниками. Дальше там рассказывалось о том, что во избежание биологической опасности все схватки будут происходить на специально сделанном для этого астероиде. Естественная сила тяжести на нем мала, поэтому в зоне проведения боев и на трибунах будет создана искусственная сила тяжести, которая в сумме с естественной, будет равняться обычному значению силы земного тяготения. Все бои будут происходить в специальном герметичном, замкнутом со всех сторон аквариуме, сделанном из многослойного небьющегося стекла. Он будет огромных размеров: его площадь будет немногим больше размеров футбольного поля, а высота – с десятиэтажный дом. Зрители будут находиться на трибунах вокруг аквариума. Если на астероиде создать искусственную атмосферу, то постоянно удерживать ее от разлета с помощью машин для создания искусственной силы тяжести будет очень сложно, поэтому атмосферу и не делали, – именно поэтому все присутствующие должны быть в скафандрах, которыми их обеспечат устроители зрелища, которые и будут нести ответственность за техническую исправность как самих скафандров, так и всех остальных машин, включая и аппараты для создания искусственной силы тяжести. Также организаторы обязуются соблюдать правила техники безопасности при работе с биологически очень опасными формами жизни, для чего, после окончания зрелища, весь астероид будет нагрет до температуры в несколько тысяч градусов и переплавлен вместе со всеми оставшимися на нем животными, вспомогательными помещениями и оборудованием. Короче говоря, обслуживающий персонал вместе с гостями будет постоянно находиться в скафандрах и перед переплавкой астероида все эти люди будут эвакуированы, а все остальное – все, что даже потенциально может быть заражено микроорганизмами Халы, будет сожжено при очень высокой температуре. Организаторы, кроме того, берут на себя безопасную перевозку всех гостей из специальных мест сбора прямо на астероид и доставку их обратно, в те же самые места, а также привоз и развозку персонала астероида.

Прочитав все это, я понял, какой большой опасности будет подвергнуто все человечество, и удивился, как это несмотря на такой риск, было получено разрешение от контролирующих органов. Наверное, на астероиде приняты столь же исключительные меры безопасности, которые применяются и во время проведения различных работ на самой планете Хале. Теперь я стал понимать, сколько может стоить один билет туда, и среди кого они будут распространяться – там будут те из первых людей Галактики, которые не побоялись риска никогда не вернуться домой, плюс несколько «простых людей из народа» – таких, как я, – выигравших лотерею или же поехавших туда по прямому указанию правительства из благотворительных или же рекламных целей.

А халанского хищника – того самого, который в одиночку будет принимать участие во всех запланированных боях – нам всем столько раз показывали в эфире и так часто сообщали о его свойствах, что, казалось, разбуди среди ночи любого человека, и он с легкостью выдаст все эти сведения. Зверя постоянно показывали на экране: там он лежал, сидел, ходил и зевал, а диктор все это время бомбардировал зрителя «животрепещущей» информацией.

Животное всем своим внешним видом и окраской напоминало крупного леопарда, но весило около ста сорока килограммов, будучи размерами с хорошую львицу. Морда у него была не вытянутая, как можно этого было ожидать от стремительного охотника, а широкая, даже добродушная, как у тигра. Комментатор специально обращал на этот факт внимание, подчеркивая сокрушительную мощь челюстей этого зверя. На лапах у него имеются, как и у большинства родственных ему халанских хищников, когти двух видов. Первый вид когтей растет прямо из пальцев лап – их пять штук, ровно по числу пальцев; когти эти тупые и предназначены исключительно для более плотного зацепления с землей при скоростном беге – аналогичные когти имеются, например, у гепарда и у представителей семейства собачьих. Другая группа когтей находится у хищника между пальцев – их уже четыре штуки, а не пять; эти когти – уже острые и предназначены для нанесения ран и разрывания добычи – такую же функцию несут когти у тигра, ягуара, барса и прочих представителей семейства кошачьих. В целом животное чрезвычайно быстрое, умное (выдрессировать его было относительно несложно) и обладает колоссальной силой всех своих неземных мышц. Зверь был пойман на Хале во взрослом возрасте и в процессе дрессировки невольно продемонстрировал множество из своих замечательных качеств, вот почему укротитель и дал ему кличку, достойную его выдающихся качеств, – Чемпион.

Логика же предстоящих боев такова. Воздух в аквариуме будет таким же, как и атмосфера на Земле, но, чтобы халанский зверь не задохнулся в ней, по бокам арены будут уложены трубопроводы, по которым в аквариум будет поступать отфильтрованный от органических ядов воздух с планеты Хала. Из трубопроводов будут торчать несколько специальных выводов красного цвета. Чемпион уже натренирован: он будет брать в пасть эти красные трубки, по которым ему в глотку будет подаваться воздух родного ему мира. Оператор будет включать подачу воздуха, как только зверь возьмет в пасть трубку, и выключать подачу, как только животное выпустит ее изо рта. Специальные фильтровальные машины будут убирать из атмосферы аквариума остатки фтора, озона и прочих газов, составляющих воздух Халы, добиваясь того, чтобы атмосфера на арене всегда соответствовала земной. Конечно же, какие-то следы примесей Халы в ней все равно останутся, но они должны быть в таких ничтожных концентрациях, в которых не должны ощущаться земными животными. Таким образом, проблема с дыханием будет решена – каждый участник боев будет дышать воздухом своего мира.

…Ажиотаж был огромный, и перед самыми схватками он возрос до невероятного уровня. Билетов на это зрелище, конечно же, достать было невозможно, но я получил один именной билет на все схватки, как победитель лотереи, выигравший ее главный приз. Жена упрекала меня, почему я не взял два билета на один бой: «Неужели ты такой кровожадный, что тебе нужно смотреть на все это?», – спрашивала она. «Но я был уверен, что тебе не понравится», – отвечал я ей, а менять что-либо, к счастью, было уже поздно.

Нас доставили на астероид по временным туннелям; таких, как я, счастливчиков было немного – примерно тысяч сто. Первое, что бросилось мне в глаза по прибытии, так это камеры для съемок, которых было множество и которые стояли везде – и возле аквариума, и рядом с нами, и над головой – то, что произойдет здесь, в прямом эфире увидит вся Галактика.

Странное это было зрелище: черное небо со звездами вокруг нас, залитое ярким светом прожекторов зеленое поле со стеклянными стенами и стеклянной крышей, и мы, зрители, сидящие рядами на трибунах, как на стадионе. Наши скафандры блестели, и от этого все происходящее становилось еще нереальнее, и это чувство нереальности усилилось, когда на арене появился Чемпион. Он был без скафандра, и от этого он показался мне голым, но вот появились транспортные роботы, и из их чрева стали выпрыгивать львы.

Диктор объявил нам, что все звери голодные и злые. Его голос звучал у каждого из нас в скафандре, ведь иначе мы ничего не смогли бы услышать в безвоздушной атмосфере астероида. Следует еще добавить, что звуки, издаваемые животными на арене, передавались каждому зрителю в приемник скафандра, правда, не в своем истинном звучании, а в сглаженном, отфильтрованном виде, и эти самые звуки, соединенные с отснятыми кадрами, транслировались на всю Галактику.

Львиная стая состояла из широкогривого самца и десятка изящных львиц. Я слышал мощное фырканье львов и их тяжелое дыхание; ни молодых животных, ни львят в прайде не было – только пойманные в дикой природе животные – взрослые, опытные и сильные. Чемпион стоял в углу поля, не выпуская из пасти красную трубку, и, изогнув шею, наблюдал за подходящими к нему хищниками. Я никак не мог привыкнуть к ситуации, и поэтому смотрел на разворачивающуюся передо мной драму как-то спокойно и отрешенно. Львы выглядели уверенно и мощно, когда всей большой стаей они подошли к Чемпиону, и тут ситуация стала развиваться непредсказуемо и с неправдоподобной быстротой. Одна из львиц попыталась укусить халанина за заднюю часть туловища (видимо, это была первая пробная атака) – львица только лишь попыталась сделать это, отнюдь не претендуя на то, чтобы в действительности укусить, однако реакция халанского монстра была просто фантастической: зверь выпустил изо рта трубку, развернулся к нападавшей львице, одновременно метнувшись к ней, со страшным хрустом вцепился в лапу хищницы и практически мгновенно оторвал ее!

Львы просто взбесились от страха и ярости: они ревели и метались, но к Чемпиону близко уже не подходили. Раненая львица выла от боли, задирая к черному небу свою морду; она ковыляла в сторону, оставляя за собой кровавый след. Я увидел, как у халанского хищника расширилась, а потом сжалась грудь, и только потом последовал рык: он был поистине страшен по своей чудовищной, неземной силе – голоса львов пропали; казалось, воздух уплотнился настолько, что его можно было бы резать на кирпичи. Рык был везде – он был всеобъемлющ по своей сути, казалось, что от его мощи дрожали кости, и дикий ужас вселялся в храбрейшие сердца. Если бы мы, зрители, услышали его без ослабления, во всей своей природной силе, то, наверняка, оглохли бы, поэтому не удивительно, что на львов он произвел решающее впечатление, избавив их от сомнений, и они без оглядки кинулись бежать – это было бесславное и позорное бегство. Львы сгрудились в противоположном углу арены, бились о стеклянную стену мордами, царапали ее, вставали на задние лапы и с тоской смотрели в пространство, пока не появились транспортные роботы и не открылись в них двери – и тогда львы, толкая и мешая друг другу, полезли внутрь спасительных машин, затем за ними закрылись двери, и роботы стали пропадать один за другим. Арена опустела; на ней остались лишь Чемпион да раненая львица, которая не добралась до роботов – она упала посередине поля и умирала там от потери крови. Львов можно было понять: для них жизнь – дороже всего, поэтому, увидев воочию страшную рану одного из своих сородичей и услышав такой силы рык, хищники поняли, что вся их стая ничего не сможет поделать с этим небольшим животным, похожим на леопарда, но (теперь это уже стало им понятно!) явно не леопардом, и поэтому бросились в паническое бегство.

Ни я, ни остальные зрители совсем ничего не успели понять – все произошло слишком быстро, однако ужасный до неправдоподобия результат был налицо: львы сбежали, а львица умирала, и ее оторванная лапа держалась только на остатках сухожилий и мышц. С запозданием, но у меня сильнее забилось сердце, пересохло в горле и, как пружины, напряглись мышцы. Увиденное было слишком невероятно, чтобы поверить в него сразу, но понимание того, что это действительно случилось на самом деле, постепенно приходило ко мне. Я специально не использовал свои уникальные возможности и не собирался использовать их в дальнейшем – пусть бои происходят так, как происходят, я же буду просто смотреть на них глазами человека – и ничего больше.

Появился робот-уборщик. Своими стальными щупальцами он захватил умершую львицу и потащил внутрь появившегося из ниоткуда транспортного робота, уложил ее внутри него, а затем они оба исчезли. Потом появился еще один робот, который смыл водой кровь, вытер траву и тоже пропал. Арена окончательно опустела, но не надолго.

Появился очень большой транспортный робот, и из него на поле вышел слон. Робот тут же пропал, через некоторое время появился вновь, и из его бездонной камеры на поле вышел еще один слон. Стало понятно, что сейчас Чемпион буде противостоять слонам, только неясно было, зачем слонам нападать на халанского хищника. Робот сделал еще несколько ходок, перевезя целое стадо слонов. Они не стали подходить близко к Чемпиону, а собирались в группу, и каждый новоприбывший слон первым делом стремился к сородичам, чтобы затем, подойдя к ним, встать рядом, осматриваясь по сторонам; все стадо робко осваивалось с незнакомой обстановкой, шевеля ушами и покачивая хоботами, а Чемпион, тем временем, немного постояв после удачной атаки на львов, начал задыхаться и лег, взяв в рот красную трубку. Зверь дышал своим родным воздухом и не демонстрировал никакой агрессии по отношению к слонам, как и те к нему. Толстокожие колоссы, видимо, почувствовали запах пролившейся здесь недавно крови, поэтому беспокойство проникло в их ряды и они, как по команде, повернулись к хищнику своими лобастыми головами с белыми бивнями и маленькими глазками, подергивая коротенькими хвостиками, и издавали тихие, низкие трубные звуки.

Стадо слонов состояло из нескольких крупных животных весом около пяти-шести тонн и двух молодых, весом под три-четыре тонны; длинные прямые бивни были у всех них без исключения. Это мирное сосуществование стада слонов в одном углу арены и хищника в другом продолжалось уже довольно долго – мне стало скучно смотреть на одно и тоже, но ничего интересного все еще не происходило. Земные гиганты постепенно осваивались с обстановкой, и стали вести себя уже более свободно: они перестали стоять тесной группой, как в самом начале, а разошлись, заняв четверть поля, однако, соблюдая безопасную дистанцию и не приближаясь к хищнику, одиноко лежащему на другом краю арены; но все же животные чувствовали себя неуютно – их взоры постоянно возвращались к Чемпиону и внимательно осматривали его. Казалось, что это относительно спокойное поведение животных будет продолжаться бесконечно долго, но халанский хищник был очень голоден и, по прошествии некоторого времени, оценив ситуацию в свою пользу, решил напасть.

Один некрупный слон повернулся к Чемпиону боком – было очень далеко, поэтому более чем трехтонный гигант чувствовал себя в безопасности, однако, резко выпустив изо рта трубку и рывком развернувшись мордой к намеченной жертве, одним великолепным прыжком с места метров на семьдесят агрессор приблизился к слону, затем вскочил на задние лапы, уперся передними лапами в бок противника, напрягся так, что под его пятнистой шкурой волнами заходили железные мышцы, толкнул животное, опрокинув его на бок и вонзил свои белые клыки ему в живот. Вся эта ужасающая по своей силе и необычности атака была проделана хищником в абсолютном молчании, поэтому первыми громкими звуками, которые я услышал, были рев и шумное всхрапывание окружающего стада. Упавший слон попытался защититься, поэтому он ударил хоботом по туловищу Чемпиона, но хищник вовремя увидел это движение, поднял свою раскрытую окровавленную пасть навстречу хоботу и вцепился в него.

Вся схватка проходила настолько быстро, что остальные слоны явно не успевали прийти на помощь своему товарищу, который лежал с покрасневшим брюхом и пытался вырвать свой хобот из могучих челюстей врага, но они все равно спешили к нему, хотя, судя по всему, было уже поздно. Чемпион выпустил хобот, и он бессильно обвис с того места, в котором были перекушены его мышцы. Халанин вспрыгнул на упавшего слона, развернулся на нем и тем же самым фантастическим по высоте и дальности прыжком перепрыгнул через близлежащих слонов и вновь оказался в своем углу, а затем с жадностью приник к спасительной красной трубке. Стадо подошло к раненому слону и сородичи помогли ему встать, поддерживая молодое животное своими могучими телами и хоботами. Слон был смертельно ранен – хищник прокусил-таки его толстую кожу на брюхе, внеся туда инфекцию – внутренности жертвы скоро воспалятся, и она умрет через несколько суток.

Халанский зверь не преследовал свою жертву – он знал, что скоро состояние здоровья раненого животного значительно ухудшится, но стадо не перестанет заботиться о нем, пока не убедится в его гибели, поэтому ему нужно всего лишь дождаться естественной смерти, или же, если он потеряет терпение от голода, то можно попытаться отбить жертву от стада; но сначала должно пройти время, потому что сейчас еще слишком рано – стадо готово к отпору, а иметь дело со сгрудившейся группой возбужденно трубящих гигантов очень опасно – в тесноте они не дадут простора для быстрых прыжков и тем самым переведут схватку в свалку, в которой лишат агрессора подвижности хоботами, а затем запорют его бивнями, затопчут ногами и задавят телами. Но сами слоны нападать не будут – они видят бедственное положение своего собрата и не станут рисковать своей жизнью; однако их не нужно нервировать – надо просто ждать, пока смерть не ляжет между ними, и стадо не отойдет от своего товарища.

Прошло еще немного времени, и когда организаторы поняли, что Чемпион нападать не собирается, тогда они выключили свет на площадке и прекратили трансляцию звуков с арены; место зрелища погрузилось в полумрак, животные стали невидимы, и нам объявили перерыв на полчаса.

На этом астероиде делать было совершенно нечего – расходиться нам не разрешили, поэтому для зрителей остались лишь две забавы: фотографироваться и звонить друзьям: встроенный в скафандр видеофон позволял связываться с ближайшей станцией, откуда сигналы «разбегались» по всей Галактике; фотоаппараты же большинство не захватило, однако некоторые счастливцы увлеченно занимались делом – съемками в безвоздушном пространстве. Основная же масса зрителей за это время успела перекусить жидким пайком, который имелся в каждом скафандре, и попить специальной освежающей жидкости, маленький резервуар которой должен быть в каждом костюме, предназначенном для работы и отдыха в открытом космосе.

В назначенное время нас пригласили занять свои места; поле вновь было освещено, кровь уже убрали, убрали и слонов – осталась только чистая зеленая трава. Чемпион все также лежал в своем углу, а тем временем транспортный робот за два раза перевез пару настоящих монстров. Своими размерами и внешним видом они походили на ужасных земных динозавров – тарбозавров и тиранозавров. Пятнадцатиметровые животные весили по семь-восемь тонн каждое и обладали кинжалоподобными зубами, которые при свете прожекторов белели в их огромных головах. Звери передвигались на могучих задних лапах, а их хвосты опирались на землю, облегчая передвижение этим гигантам, а также увеличивая маневренность хищников во время атаки.

Диктор объявил нам, что эта пара поймана в дикой природе на одной из планет (он сказал ее название, но оно ничего не скажет тебе, читатель) и привезена сюда. Эта пара – самец и самка – гораздо более решительны, чем их собратья, рожденные в зоопарках; и, что примечательно, самец мельче самки, но не намного. Животные голодны и поэтому очень агрессивно настроены.

С высоты своего почти шестиметрового роста хищники увидели Чемпиона и двинулись к нему. Бой был страшным: ужасный рев, вызывающий дрожь и бьющий по нервам, резкие движения огромных зеленоватых черно-коричневых тел, распахнутые челюсти, которые могли бы с легкостью разгрызть хребет слона, взрытая могучими когтями ног земля, молниеносные прыжки на десять, двадцать и даже пятьдесят метров ярко окрашенного халанина… – и над всем этим – бархатно-черное звездное небо с диском близлежащего солнца и узкие серпы туманных голубовато-зеленых планет. Я забыл обо всем на свете: колоссальная сила и мощь воплотились в этих секундах, наполненных ревом и быстротой. Чемпион превосходил своих противников в скорости – он легко уходил от их атак и через некоторое время стал нападать сам.

Его оборона была исключительно агрессивной: оба колосса уже имели раны на боках, задних лапах и хвосте, но эти раны были неопасные, потому что во время своих атак халанин успевал только лишь надорвать толстую кожу и не более того. Гигантские хищники были опытными охотниками, поэтому они удачно поддерживали друг друга, не давая возможности Чемпиону вгрызться поглубже в тело сородича. Могучие челюсти халанина хоть и могли ломать кости, но не успевали сделать этого, ибо мелкие кости были прикрыты толстой кожей со слоем жира и мышц (а эту вязкую ткань еще нужно было успеть разорвать!), а крупные он просто не мог (да и не пытался) захватить себе в пасть – слишком велика была разница в размерах.

Халанский хищник стал уставать – теперь он только метался от одной красной трубки к другой за глотком воздуха и больше уже не нападал. Колоссы не смогли поймать такую верткую добычу и поэтому вскоре прекратили свои атаки; они отошли в другой конец поля и там вылизывали друг другу свои раны, ежеминутно оглядываясь на своего опасного непобежденного противника.

Я вспотел и запыхался от такого зрелища, поэтому включил вентиляцию; и, пока мое лицо обдувала струя свежего воздуха, ситуация на арене стабилизировалась: звери отдышались и постепенно успокоились. Итак, в этом случае зафиксирована ничья: обе стороны получили повреждения – и хотя Чемпион не был ранен, однако, при рывках огромных тел его встряхивало так, что он наверняка получил несколько серьезных ушибов.

Снова, как и раньше, появился транспортный робот и увез в себе сначала одного, а потом и второго монстра, и Чемпион остался один. Я подумал, что наверное, все увиденные мной животные были хотя бы слегка надрессированы самостоятельно заходить внутрь робота, потому что не было ни одного раза, чтобы какого-либо зверя нужно было силой заталкивать в приемную камеру.

Нам объявили, что сейчас начнется самое интересное, и для этого атмосфера в аквариуме будет полностью изменена на халанскую. Чемпион почувствовал это – теперь он все реже дышал через трубки пока, наконец, совсем не перестал обращать на них внимание. Он получил небольшой кусок мяса, который ему принес робот, и с жадностью сожрал его.

Шло время. Я подумал, что сложность испытаний, которым подвергается животное, постоянно возрастает: сначала – львы, которые бежали без оглядки, затем – слоны – это было уже опаснее, теперь вот – похожие на динозавров колоссы, в борьбе с которыми зверь с трудом отстоял свою жизнь. Что ждет его дальше? В рекламе говорилось о том, что последний бой потрясет всех, но с кем о будет происходить, сказано не было. Я терялся в догадках, а хищник все лежал и смотрел по сторонам. Диктор объявил, что атмосфера в аквариуме стала такой же, как на Хале. Чемпиону дали небольшую миску с водой, и он вылакал ее полностью. Видимо, у животного только раздразнили аппетит, лишь слегка накормив и напоив его для того, чтобы он был абсолютно готов к следующему бою. Мне кажется, что предстоящая схватка должна быть, по замыслу устроителей зрелища, последней, и, как выяснилось впоследствии, так оно и оказалось. Робот убрал пустую миску, и вслед за этим на арене стали появляться небольшие транспортные роботы, из которых начали выходить люди.

Я должен был вспомнить раньше – ведь «отец»говорил мне о людях! Так вот о какой – последний бой, который привлечет к себе внимание всей Галактики! Ну, что ж, буду смотреть на бойцов. Их было десять человек. Все они были в скафандрах, поверх которых на них была одежда и вооружение как у римских легионеров, правда, панцирь у них закрывал не только грудь, как у римлян, но и спину. Воины имели шлемы на головах, щиты, короткие тяжелые копья и короткие мечи. На голове у предводителя был плюмаж из ярко-красных перьев, а у остальных воинов они были из перьев белого цвета. Скафандры у них были телесного цвета, поэтому в первый момент мне показалось, что люди ничем не защищены от губительного воздействия атмосферы Халы, но потом, увидев шлемы у них на головах, я понял, что все это было сделано для придания схватке большей натуральности и правдоподобия.

Зрители просто сошли с ума от восторга: они кричали, размахивали руками и прыгали, приветствуя бойцов. Диктор объявил, что все эти люди – добровольцы, которые прошли специальную подготовку; они прекрасно знают, что даже малейшее повреждение скафандра означает для них неизбежную смерть. А еще он много говорил о деньгах, которые получат все участники боя, называя громадные суммы. Да, организаторы зрелища приготовили самый лакомый кусочек под конец зрелища! Я приметил, что ни руки, ни ноги у легионеров не были прикрыты сталью – в этих местах скафандр был особенно уязвим, хотя, я полагал, что и сам скафандр сделан из гораздо более прочного материала, чем обычно; да и доспехи у них очень прочные, – но на этом комментатор наше внимание не заострял.

Мы все болели за своих, а они тем временем медленно, стройной группой, приближались к зверю. Люди прекрасно осознавали всю опасность, которой они подвергали себя. Их разговоров друг с другом нам не передавали, но зато мы слышали их шаги, звон оружия и глухое рычание халанского хищника. Зверь стоял и ждал приближения противника, не делая ни малейшего движения, и только кончик хвоста у него подрагивал. Я заметил, что трава на том месте, где лежал Чемпион, сильно пожелтела, и вообще, вся трава на поле утратила свои сочные ярко-зеленые краски и как-то поблекла. «Это наверняка результат губительного действия халанской атмосферы», – понял я, а в это время люди подошли поближе, и один из них метнул копье.

Короткое тяжелое копье римских легионеров – страшное оружие для близких дистанций – оно имеет большую повреждающую способность и наносит тяжелые раны. Как сообщил нам диктор, животное знает действие и копья, и меча, и щита, и кинжала, поэтому дальнейшие действия хищника меня сильно не удивили: Чемпион отпрыгнул вбок, причем так аккуратно и быстро, что копье, не задев его, вонзилось в землю прямо за ним. Зверь все так же стоял мордой к людям, кончик его хвоста резко подергивался – он был взбешен! – хотя, настороженно замерев, сам не делал никаких других движений. Хищник был как взведенная пружина – он даже не рычал!

Три копья, брошенные практически одновременно, блеснули золотым светом в сиянии прожекторов, но Чемпион аккуратно и очень быстро отклонился в сторону. Одно копье пролетело слишком высоко, другое вонзилось в землю возле его груди, а третье – по другую сторону зверя возле задних лап. Поразительно, но оба последних копья прошли буквально в нескольких сантиметрах от туловища! Да, координация движений у халанского животного была просто идеальной!

Когда тесной группой, подняв щиты, выставив вперед копья и обнажив мечи, люди бросились на зверя, Чемпион рванулся назад, все так же удивительно аккуратно держа голову прямо по направлению к людям, и как-то очень ловко проскользнул возле торчащих копий – мне показалось, что во всех его движениях чувствовалась продуманность и законченность, а затем, отбежав за копья, хищник сделал два прыжка назад, тем самым значительно увеличив расстояние до людей. Эти удивительные прыжки он делал хвостом вперед, что, судя по всему, его мало беспокоило и было вполне привычным делом.

А тем временем легионеры подобрали свои копья. Между ними и Чемпионом было большое расстояние – метров сорок, как вдруг зверь подскочил поближе к людям и заревел. Два в испуге брошенных копья пролетели далеко от него. Хищник наверняка решил напугать своих противников, поэтому он ревел, что есть силы, но и я, и остальные зрители, и легионеры слышали этот рев приглушенным, так как аппаратура гасила его до приемлемой силы.

Теперь уже зверь сбросил скованность первых мгновений боя и метался перед людьми, бросался из стороны в сторону, ревел, всячески пугая противника. Хищник постоянно держал их в поле своего зрения, поэтому брошенные в него копья ни разу не попали в цель.

Наконец, халанин отступил – напугать людей ему, естественно, не удалось. Воины подобрали копья, передохнули, построились и снова двинулись на зверя, и вот тут-то Чемпион показал свое действительно чемпионское умение, проведя просто великолепную атаку: он бросился на людей, а затем прекрасным шестидесятиметровым прыжком перепрыгнул через них. Летя в воздухе, зверь взмахнул хвостом, сделал пол-оборота и развернулся в обратном направлении. Животное приземлилось позади легионеров задом вперед, подняв высоко вверх свой хвост, как флаг. В момент приземления хищник сжался, как перед прыжком, присев на задние лапы, и потом быстро, не теряя ни секунды драгоценного времени, прыгнул на воинов сзади. Люди хоть и успели развернуться лицом к опасности, но атака все равно была слишком внезапной: агрессор опрокинул двух легионеров. Что там происходило дальше – было непонятно из-за тесноты, но затем Чемпион неловко отпрыгнул назад. Один из солдат шагнул вперед и попытался ударить его щитом, а затем нанес прямой колющий удар в голову. Зрители взволнованно замерли – все, не отрывая глаз, смотрели на разворачивающуюся перед ними сцену. Хищник получил-таки щитом по морде, а вот от меча увернулся, однако не совсем – стальное лезвие скользнуло по боку животного. Чемпион метнулся вперед – его противник был открыт – и могучие челюсти сомкнулись на руке воина, но лишь на одно мгновение, а затем зверь резко изогнулся назад, уворачиваясь от удара мечом соседнего бойца. Чемпион отпрыгнул, а вскоре и вовсе убежал, а легионеры, тем временем, принялись спешно восстанавливать порядок.

Выяснилось, что у двоих солдат, тех, которые упали, от укусов сломаны ноги, а еще у одного прокушена – рука. Все трое скоро умрут – это ясно и ребенку. Бойцы поняли, что сражаться дальше бессмысленно – халанский зверь слишком силен для них. Чемпион получил всего лишь один удар по морде, правда, болезненный, да еще его пару раз двинули рукоятками мечей в свалке, однако при этом он умудрился ранить трех из десяти своих противников. Тот скользящий удар мечом, который так хорошо был виден всем нам, на удивление зрителей, не разрезал прочнейшей шкуры животного, поэтому его за повреждение считать нельзя. Прыжок с разворотом в воздухе и последующей атакой поразил всех своей точностью, быстротой, а главное, – законченностью. Боевой арсенал у хищника выявился просто великолепным – вооруженные тренированные люди потеряли веру в победу и поэтому, взяв с собой раненых, отошли в дальний от противника угол. Мы сочувствовали им, ибо понимали, что дальнейшее продолжение боя означает лишь гибель оставшихся участников и окончательную победу Чемпиона. Мне было очень жаль этих придавленных мощью Халы бойцов. Диктор объявил нам, что зрелище завершилось, и мы отправились по домам.

Потом еще много раз показывали эти кадры по телевидению. Съемки с разных точек и замедленное воспроизведение, конечно же, показали зрителям все неуловимые оттенки схваток, поэтому люди сошлись во мнении, что скорость, точность и сила – вот три главных фактора, определивших победу Чемпиона. Он еще раз подтвердил то, что было известно: сравнимые по массе организмы с Халы гораздо более сильны, чем с Земли.

…После моего возвращения со зрелища я продолжал жить так же, как и раньше. Зависть окружающих по поводу моей удачи – попал на такое зрелище! – постепенно становилась все менее острой, находя себе радость в других моих неудачах; одобрение и поддержка родных и друзей помогали мне легче переносить поражения и вновь стремиться к успеху. Но время шло, покрывая тленом и печали, и радости… – и вот однажды, когда жена с ребенком была наверху, а я – внизу, и вот однажды ко мне домой пришел мой «отец». Я обрадовался его приходу, почувствовав его приближение еще до того, как он прошел сквозь закрытую входную дверь.

– Я рад, что ты узнал меня, – сказал он. – Сначала я бы хотел показать тебе кое-что, а затем предложить небольшую прогулку.

– Хорошо, показывай.

Теперь за моими словами чувствовалось могущество иной, нечеловеческой сути, и это все больше и больше чувствовалось в тоне моих слов и в моих словах, а также в моих поступках – я все больше и больше становился другим.

– Выбери мне какого-нибудь человека для эксперимента, – потребовал «отец».

Я включил телевизор и начал переключать каналы один за другим.

– Этот, – указал я.

На экране был какой-то политик, который что-то говорил корреспондентам, а они его слушали.

– Отлично, – похвалили меня «отец», хотя хвалить-то было не за что, – а теперь смотри.

Он выключил телевизор, и внезапно в комнате появился выбранный мной человек, который с недоумением озирался по сторонам, но пока еще ничего не говорил.

– Смотри на него внимательно, – продолжал говорить «отец», – это – человек и он – живой. А теперь мы сделаем его копию

Перед нами столь же быстро появился еще один такой же человек. Они стояли парой и смотрели то на нас, то друг на друга, и непонимание всего происходящего было так ясно написано на их лицах, что мне стало смешно, но я сдержался.

– Смотри дальше – один из них умирает.

Своим внутренним взором я увидел, как у одного из людей в определенных местах были оборваны нервы, и он упал – он умер.

– Итак, загадка, – с таинственным видом обратился ко мне «отец», – у нас был один человек, а теперь у нас, кроме него, прибавился еще и его же труп. Что это может значить?

Оставшийся человек в панике стоял, смотрел на нас и молчал.

– Это значит, что ты убрал копию, – ответил я.

– Ответ неправильный: где копия, а где оригинал? – развел руками «отец». – Оба они были абсолютно одинаковы, кроме положения в пространстве, пока были живы, поэтому с уверенностью сказать, кто из них являлся копией, а кто – оригиналом, невозможно. Но в действительности же данный опыт затрагивает саму основу бытия, а не рассуждения о том кто – копия, а кто – нет.

Итак, изначально был один человек, и его жизнь совпадала с его существованием, с его бытием; у него была одна жизнь и одно бытие, неразрывно связанные друг с другом. Это положение верно для любого человека и, в широком плане, для любого живого существа в этой Вселенной. Затем вмешался я – Господин этого Мира – и сделал копию этого человека: создал из ничего новое живое существо, ничем, кроме положения в пространстве, не отличающееся от исходного образца. Таким образом, благодаря моему вмешательству, бытие данного человека стало включать в себя две жизни двух разных людей, затем я забрал жизнь у одного из них, и сейчас бытие исходного человека состоит из жизни одного человека и смерти другого. В результате моего вмешательства нарушилась тождественность между жизнью и бытием – знай же и всегда помни об этом факте – для тебя в будущем он будет иметь очень большое значение.

Я понял его рассуждения, поэтому задал следующий вполне естественный вопрос:

– А как тогда быть с близнецами?

– Близнецы очень похожи друг на друга, но они все же разные, поэтому у каждого из них и свое отдельное бытие, и своя отдельная жизнь.

– Все это достаточно сложно.

– Для людей – да, – подтвердил мой «отец». – Для всех живых существ бытие и жизнь – одно и то же, но не нас и таких, как мы с тобой.

Думай о своей жизни, думай о своей смерти и думай о своем существовании, но не забывай о своем предназначении.

Думай, прежде чем делать и, делая, тоже думай!

И помни, что легче на грабли не наступить, нежели потом синяк лечить!

Мы замолчали; каждый из нас был занят своими мыслями.

– А что будет со мной? – спросил перепуганный человечек.

– Использованным черновикам место в мусорной корзине, – сказал мой «отец».

В тот же миг они оба исчезли – и живой, и мертвый. «Отец» улыбнулся:

– Теперь ты понимаешь, что такое власть?

Я не ответил, я внимательно смотрел на него. Я видел его волю, и она привлекла мое внимание. Она была порождением его сущности, она была странная, слово «железная» совершенно не подходило к ней – она была изменчивая, тем не менее, очень прочная и какая-то другая, чужая, нечеловеческая.

– Куда ты дел их? – поинтересовался я.

– Оба они, и живой, и мертвый, были копиями оригинала, – заулыбался он. – Оригинал – это тот человек, которого ты выбрал, – остался в неприкосновенности, а копии я убрал. Работай с копиями, если, есть хотя бы минимальная вероятность нанести повреждения оригиналу, но я бы тебе посоветовал работать с копиями во всех случаях, ибо риск непоправимо повредить оригинал присутствует всегда.

– Видишь ли ты мою душу? – вновь спросил я его о том, что сильно занимало мои мысли последнее время.

– Могу видеть, но не делаю этого: то, что твое – то твое.

– А как же тогда я могу мысленно позвать тебя, если ты не видишь мои мысли? – закономерно удивился я.

– Одно другому не мешает – я настроен только на две твои мысли: «прекратить этот эксперимент» и «хочу увидеть „отца“» – вот и все, остальные твои мысли и чувства я не должен видеть. Кстати говоря, ты тоже обязан четко разделять слова «хочу», «могу» и «должен». Так вот, я не должен подглядывать за тобой, и я не делаю этого. Точно так же дело обстоит и с тобой: сейчас ты должен пойти со мной; но не беспокойся – обратно ты вернешься в то же мгновение и туда же, откуда ушел, проще говоря, в ту же самую точку пространства-времени, то есть в сейчас, в настоящее.

– Так куда я должен идти? – спросил я.

– На Халу, – ответил «отец», – у нас с тобой будет прогулка по планете Хале.

– Что ж, пошли, – подумав, ответил я, – ведь у меня нет выбора, поэтому к чему сопротивляться или же радоваться неизбежному?


Содержание:
 0  ''Я'' : Константин Щемелинин  1  Глава 1. Знакомство. Как в Галактике люди живут. : Константин Щемелинин
 2  вы читаете: Глава 2. Самый важный разговор. Нечеловек. : Константин Щемелинин  3  Глава 3. Прекрасная Хала. : Константин Щемелинин
 4  Глава 4. Технология, цели и внутренняя логика Первой Галактической войны. : Константин Щемелинин  5  Глава 5. Начало Первой Галактической войны. : Константин Щемелинин
 6  Глава 6. Тайга и звезды. : Константин Щемелинин  7  Глава 7. Битвы между звезд. : Константин Щемелинин
 8  Глава 8. На планете. : Константин Щемелинин  9  Глава 9. Окончание войны. : Константин Щемелинин
 10  Глава 10. Мирная жизнь. : Константин Щемелинин  11  Глава 11. Сверхчеловек. : Константин Щемелинин
 12  Глава 12. Бело-голубые кони Халы. : Константин Щемелинин  13  Глава 13. Властелин Миров. : Константин Щемелинин
 14  Использовалась литература : ''Я''    



 




sitemap