Фантастика : Социальная фантастика : Прекрасная всадница : Альжбета Шерберова

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу

Мартин и Лукаш пришли на цирковое представление. Больше всего, их поразила всадница на белом коне, демонстрирующая чудеса выездки. И вот выйдя из цирка, после представления, они встречают её, снова на коне…

© mastino

Они опоздали, представление уже началось. Пригнувшись, пробрались на свои места. Мартин сразу же уставился на арену, Лукаш пытался отдышаться. Он соскучился по запаху опилок и зверей, по большим желтым львам — что-то подсказывало ему, что львов он увидит. Но пока что на арене бегали собаки. Самого красивого пса дрессировщик заставлял сделать стойку на передних лапах, поднял в воздух на ладонях и, вытянувшегося в струнку, носил по арене. Выглядело это омерзительно. Но другим зрителям нравилось. Под руководством искусного, как видно, дрессировщика собаки творили форменные чудеса. Сначала был пожар. Горел крохотный домик, а собаки изображали пожарных. Вышколены они были великолепно — казалось даже, что они разумны, сами прекрасно помнят, что им делать; дрессировщик не подал ни одной команды, все происходило как бы само собой. Собаки деловито бегали, качали помпу, спасали из горящего домика жителей (гуся и петуха), делали им искусственное дыхание, гасили головни, накидывая брезент, привезли санитарные тележки, осаживали зевак; наконец, одолев огонь, триумфально объехали на тележках вокруг арены, звоня в колокольцы. Дети визжали от восторга, взрослые от души смеялись и хлопали. Дрессировщик раскланялся, и собаки под гром оркестра убежали за кулисы.

Уже вышел клоун, но зал все еще шумел и аплодировал собакам, медленно успокаиваясь — очень уж они всем понравились. Однако Лукаш грустно подумал: детство прошло, ни собаки, ни эфирные создания, воздушные гимнастки не вызовут уже того сладкого трепета, который охватывал десятилетнего мальчишку. Двенадцать лет назад. Где тот трепет, сладкий ужас, волнение, когда замирало сердце, перехватывало дыхание, едва прожектора ярко освещали арену?

Лукаш чуть оживился, когда клоун извлек из чемодана тряпичную куклу в человеческий рост. Никак она не могла устоять на ногах. Клоун пытался поставить ее, усадить, придать изящную позу — а она время падала, большая кукла с невыразимо наивным и смазливым личиком. Клоун заплетал ее тряпичные ноги, сгибал так и этак (вот-вот, казалось, разорвет), закидывал ее ноги ей на шею, пытался сложить и запихать обратно в чемодан, но ничего не выходило. Вдруг кукла упруго выпрямилась, мотнула головой, рассыпав по плечам длинные черные волосы, сбросила тряпичный наряд и оказалась живой гибкой девушкой в серебристых трусиках, загорелой и стройной. Шумный вздох пронесся по ошеломленному залу — никто и подумать не мог, что кукла окажется всамделишной живой красавицей.

Зал грохнул аплодисментами.

— Может, они после антракта выйдут? — сказал Лукаш.

— Кто?

— Львы.

— Да ну их, твоих львов. Собаки — вот это да! Великолепно.

— Даже слишком, — сказал Лукаш.

Последним номером перед антрактом оказался высокий класс выездки, “который покажет мисс Ната Грин” — как прокричал конферансье.

И появилась Ната на белом коне, молоденькая, несказанно пленительная, с прекрасными, коротко остриженными золотистыми волосами, в посверкивавшем блестками зеленом платье; ее юбка, длинная и пышная, закрывала спину коня и ноги девушки; казалось, что прекрасная всадница всю свою жизнь провела в седле, слившись с конем в единое целое.

Лукаш замер. Платье, воздушное, словно облако, было как у сказочной принцессы, а юбка, вся в волнах, спускавшаяся едва ли не до колена коня — и вовсе фантастическое зрелище

Всадница и в самом деле показала высший класс выездки.

Конь плясал вальс и сарабанду, переступал крохотными шажками, пританцовывал изящно и легко, как балерина, грациозно сгибал ноги с ловкостью записного танцора. Это наверняка был тяжелый труд — и для коня, и для всадницы.

— Просто прелесть, — сказал Мартин, и Лукаш кивнул.

Девушка держала узду кончиками пальцев, не натягивая; из-за ее широкой пышной юбки не удавалось увидеть, как она управляет конем ногами. Казалось, она делает это вовсе незаметными касаниями.

Оркестр заиграл туш; девушка подняла на дыбы заржавшего коня, потом галопом покинула арену.

Объявили антракт, и Мартин с Лукашем вышли на свежий воздух. В детстве они обожали глазеть на цирковых зверей, но теперь, сколько ни бродили вокруг шапито, нигде не увидели клеток. Зато меж фургончиками стояло множество “крайслеров” и “мерседесов”, они блестели в лунном свете и выглядели чуточку нереальными.

И тут они вновь увидели девушку, скакавшую по Летенской пустоши — казалось, конь устал от танцев, и Ната хотела взбодрить его, носясь галопом вдоль и поперек безлюдного ровного поля. Она осталась в том же зеленом платье, только на плечи накинула свитерок.

— Что она делает?

— Да ничего. Катается себе, — сказал Лукаш, завороженный красотой коня и девушки, скакавшей на фоне проносившейся мимо полуночной электрички с ярко освещенными окнами.

— Антракт кончился, пошли, — сказал Мартин.

— Ты иди. А я хочу с ней поговорить.

— А если это иностранка и по-чешски не понимает?

— Где наша не пропадала! — махнул рукой Лукаш.

Всадница петляла меж редких берез, повернула коня и вновь помчалась галопом мимо белых футбольных ворот в дальний конец пустоши.

Лукаш стоял, как зачарованный. Словно убеждая себя, что это не сон, оглянулся через плечо. Автомобили безостановочно неслись по широкой улице Сторонников мира, в домах светились окна, шины шуршали по асфальту, гудели сигналы, по лестнице сновали веселые компании, какой-то мальчишка высоко подбрасывал мяч.

Лукаш прошел меж фургончиками, перешагнул невысокую красную оградку и направился прямо к девушке. Конь шел рысью. Ее свитерок соскользнул с плеча, широкий зеленый рукав развевался, прозрачный в лунном свете. Из-под ног копыт с тихим шелестом взлетал песок.

Как привлечь ее внимание, чтобы не испугать? В лунном свете она казалась такой прекрасной и невозмутимой, что Лукаш, не рассуждая, просто-напросто шагнул навстречу и сказал:

— Боюсь, вы можете простудиться. Осень у нас обычно холодная.

Девушка засмеялась, остановила коня, и он косил на Лукаша большим влажным и умным глазом с огромным белком.

— Ничего, я привыкла, — сказала девушка, и Лукаш обрадовался тому, что она знает чешский.

— Вы прекрасно ездите верхом, — сказал он, осторожно погладил коня по шее. Тот фыркнул. — Я и подумать не мог, что встречу вас здесь, вот так.

Девушка играла уздечкой.

— После выступления нужно размяться, — сказала она, наклонилась вперед и погладила коня по лбу.

— Но вы можете простудиться. Что, если нам выпить грогу? Тут недалеко. В холодную осень это никому еще не вредило, — предложил он, глядя на девушку снизу вверх. Она была прекрасна необыкновенной, хрупкой красотой, принцесса с большими темными глазами и бледным лицом, казавшимся в лунном свете прозрачным.

— Хорошо, — тихонько засмеялась она.

— Я подожду, пока вы отведете коня домой, — предложил он и тут же выругал себя — совсем забыл, что у нее наверняка нет “дома” в обычном понимании.

— Зачем? — Девушка внимательно разглядывала его. — Знаете, на кого вы похожи? На поручика. Из какого-то русского фильма.

Он засмеялся:

— Так вы отведете коня?

Она натянула свитерок на плечи, неуловимым движением спрятала хлыстик в прозрачный рукав. Мотнула головой:

— Нет. Конь пойдет с нами, если он вам не мешает.

— Ну что вы, наоборот, — Лукаша это развеселило. — Я еще никогда не ходил пить грог с девушкой верхом на коне. Это замечательно. Только езжайте помедленней, ладно?

Они двинулись в путь, и Лукашу на миг показалось, что все это происходит во сне. Он шагал по асфальтовой дорожке, девушка ехала рядом по песку; справа была улица с потоком машин, слева — залитая лунным светом пустошь, всадница и песок, с диковинным шелестом похрустывавший поп, копытами. Конь шагал неспешно, легко — девушка не могла бы ступать легче и грациознее.

— Вас в самом деле зовут Ната? — спросил он. Справа от них проносились ночные электрички, и люди в ярко освещенных вагонах казались рыбками в аквариуме.

— Наталья.

— Вы прекрасны, Наталья, — сказал он и погладил коня. Ему до сих пор не удалось увидеть ног девушки. Почему-то хотелось знать, во что она обута — туфельки, кроссовки или сапожки для верховой езды? Лукаш вообразил эти сапожки — из лучшей кожи, белоснежные. — А как зовут коня?

— И его зовут Наталья. Куда мы идем?

— На Амбарову улицу. Туда ближе всего. Будь вы потеплее одеты, я с удовольствием прошел бы с вами через весь город.

Они рассмеялись. Песок кончился, девушка выехала на луг, и Лукаш пошел рядом по траве. Недалеко была лестница, но там пришлось бы пробираться меж машинами на стоянке, так что лучше идти лугом. Трава, еще зеленая, приятно пахла. Конь сразу остановился и потянулся к ней. Наталья терпеливо ждала.

— Меня зовут Лукаш.

Наталья вдруг сильно наклонилась вперед — Лукаша поразило изящество плавно выгнутой конской шеи, из которой словно бы вырастала девичья фигурка, окутанная клубами невесомой зеленой ткани, покрывавшей всю спину коня и спускавшейся ниже его живота. Девушка и конь были полны столь несказанной красоты и прелести, что у Лукаша перехватило дыхание.

— Теперь каждый раз, как соберусь выпить грогу, буду вспоминать вас, — сказал он.

Девушка засмеялась. Ее улыбка что-то напомнила Лукашу, чье-то лицо с забытого рисунка или картины.

Они вышли на перекресток. Здесь было людно, все оглядывались на них. Девушка гордо выпрямилась в седле. Копыта звонко постукивали по ступенькам, и это было, как музыка.

Ворота оказались заперты, пришлось сделать большой крюк. Неслыханно повезло, что есть поблизости этот уличный ресторанчик, подумал Лукаш. В обычный бар она вряд ли пошла бы, не согласилась оставить коня привязанным на улице.

— Я и не знала, что тут есть такой уютный ресторанчик, — сказала Наталья.

Место было красивое. За резным заборчиком стояли деревянные столы и лавки нарочно грубой работы, справа — стойка. Лукаш не раз бывал здесь с приятелями теплыми летними ночами, но теперь, когда рядом сидела на коне эта девушка, ресторанчик показался таким незнакомым, таким прекрасным, что Лукаш чего-то испугался.

Наталья направила коня в воротца и остановила у столика. За стойкой появился парень в очках и белом халате, внимательно посмотрел на коня и всадницу, без надобности переложил шоколадки.

— Съедите что-нибудь? — спросил Лукаш.

— Нет, спасибо. Я ничуть не голодна.

Конь фыркнул.

— Два грога, — сказал Лукаш. — Пополам. То есть — рома и воды поровну. Верное средство от простуды.

Парнишка величественно кивнул. Рядом с ним на плитке пускала парок алюминиевая кастрюлька с кипящей водой, здесь же жарились сосиски.

— Что-нибудь для коня? — спросил он, блеснув золотым зубом. Налил в стаканы рома.

— Что-нибудь для коня? — обернулся Лукаш к Наталье. Она мотнула головой:

— Ему достаточно моего грога.

И улыбнулась. Улыбка напомнила ему что-то, но что, он никак не мог сообразить.

Лукаш взял стаканы с курившейся парком золотистой жидкостью. Над стойкой тихо играла музыка — мелодия из фильма “Схватка”. Поблизости сидели двое мальчишек со спортивными сумками. Завидев всадницу, они притихли и шепотом принялись рассказывать друг другу что-то про животных.

Было очень уютно. Наталья, сидя в седле, пила свой грог — сказочная принцесса. Ее конь не шелохнулся, погрузившись в свои лошадиные мысли, словно знал, что руки у хозяйки заняты стаканом и ложечкой, и беспокоить ее нельзя.

— Вкусно? — спросил Лукаш. Он старался пить свой грог помедленнее и снизу вверх смотрел на Наталью. Здесь, при свете уличных фонарей, она уже не выглядела такой бледной и призрачной, как на пустоши.

— Вкусно, — прищурилась она.

— Боюсь, что влюбляюсь. В вас и в коня.

Она пристально глянула на Лукаша, покачала головой и допила грог.

— Еще? Или что-нибудь сладкое?

— Нет, спасибо. Достаточно. Нам пора спать, пока меня не хватились.

Они вышли из ресторанчика.

— Вам не холодно?

— Нет, все чудесно, — сказала она. — Вы молодец, что все это устроили, — и рассмеялась. — Только бы теперь лошадка не взбрыкнула…

Они медленно возвращались к Летенской пустоши. Луна выглянула из-за туч, и в ее серебристом свете вновь показались нереальными девушка и конь, вновь возник некий барьер, разделявший обычную улицу и весь остальной мир, в котором грациозно и легко, в таинственном молчании нес свою прекрасную всадницу белый конь.

Они всю дорогу молчали. Остановились у невысокой красной ограды, окружавшей купол шапито и фургончики.

— Побудьте еще со мной, — попросил он, положив ладонь на шею коня.

Она огляделась:

— Хорошо. Как-никак вы мне напоминаете того русского поручика.

— Вы его любили? Того, что был похож на поручика? — спросил Лукаш. Он не знал, что его привлекает больше — ответ на вопрос, или загадочный, незнакомый мир цирка, где меж фургончиками сушилось на веревке белье и слышался разговор на непонятном языке. Рысцой пробежал белый пони, словно вышел погулять перед сном. Кто-то позвал его. У ближайшего фургона, на веранде, светилась завешанная платком лампа, под ней сидела старуха и быстро зашивала что-то. Мужчина в зеленой шубе открыл дверцу “мерседеса”, что-то доставал оттуда. Лукашу с трудом верилось, что и Наталья живет здесь, что на веревке сушится и ее белье, чулки, платье, которое она гладит вон в том фургоне; что в этом “крайслере” она ездит за покупками и в парикмахерскую… Было в этих мыслях томительное, многие чувства в себе соединяющее ожидание, невыносимая печаль.

— Наталья, — сказал он тихо и погладил ее плечо под мягкой невесомой тканью.

— Я его любила. И люблю, — сказала она; ее прекрасные глаза были грустными и мудрыми.

— Почему же тогда вы… не вместе?

— Не получилось.

— Из-за того, что вы работаете в цирке?

— И потому тоже.

Они молча пошли меж березами, к лестнице, откуда открывался вид на Прагу. Лукашу хотелось повести ее туда, пройти с ней по улицам до самого Вацлавского моста, чтобы видела и знала: с ней и ее конем он может идти куда угодно, то, что она работает в цирке, ему нисколечко не претит.

Они шли по асфальтовым дорожкам Летнего парки. Стучали копыта, тени и лунный свет рисовали прекрасные, печальные картины. Пришла осень, конь ступал по жухлым листьям, а они все падали и падали, беззвучно парили, будто во сне. В парке не было ни души. Встретилась только влюбленная парочка. Влюбленные воззрились на коня и Натали удивленно и испуганно, но страх их казался наигранным, словно они уверены были, что в этот миг их любви возможны любые чудеса и самые неожиданные встречи.

Одинокий пешеход остановился и смотрел вслед, попыхивая сигаретой.

Они подошли к главной лестнице.

Наталья остановила коня и смотрела сверху на Прагу, сиявшую в ночной мгле россыпью огней.

— Прекрасный город, — тихо сказала Наталья. Она была как статуя, печальная и величественная статуя над городом.

— Вам грустно, Наталья, — сказал Лукаш, зная, что грустно как раз ему.

— Ну что вы, — пожала она плечами.

Конь стоял двумя ступеньками ниже Лукаша, и Лукаш протянул к ней руки, но она сидела все же высоко, и Лукаш лишь смог дотянуться до ее тонкой талии. Но конь тут же опустился на колени, и лицо Натальи оказалось вровень с лицом Лукаша. Он погладил узкие плечи, взял в ладони ее бледное лицо и смотрел, не в силах насмотреться; Наталья улыбалась, полуоткрыв губы, и он узнал эту улыбку, изначальную и мудрую, улыбку Нефертити, улыбку Красоты.

Лукаш осторожно поцеловал девушку. Вдохнул нежный аромат духов, смешавшийся с едва уловимым запахом опилок и коня. Голова у него закружилась.

Конь стоял на коленях грациозно, как женщина.

— Наташа, Наташенька, — шептал Лукаш.

Нежно, осторожно попытался снять ее с коня, чтобы обнять и прижаться, раствориться в невыразимой нежности губ юной принцессы.

Но она не шевельнулась в седле. Потерлась щекой о его щеку, грустно вздохнула, и конь поднялся с колен. Мимо с последнего сеанса шли люди, чему-то смеявшаяся компания. Увидев коня и девушку, они замолчали: Лукаш понял, что Наталья и конь реальны и нереальны в то же время, как сцена из фильма Феллини, где все возможно — ведь красота, любовь и фантазия реальны, что ни говори.

— Наталья, — сказал он. — Я хочу поцеловать тебя. Пусть он встанет на колени, — и Лукаш погладил коня.

Девушка усмехнулась:

— Хорошо, встану на колени, — и конь вновь грациозно припал на передние ноги. Наталья сама протянула руки, и Лукаш вошел в них, как в реку, как в серебристые волны прозрачного зеленого океана.

Они целовались так долго, что едва не задохнулись; не сознавая, что делает, Лукаш, напрягая все силы, попытался стащить ее с седла, но ничего у него не вышло.

В ее руках и губах Лукашу почудилось что-то удивительное, страшное.

Она легко высвободилась и взяла в ладони его лицо.

— Это невозможно, мой поручик, — сказала она, глядя Лукашу в глаза.

— Что… невозможно? — спросил он ошеломленно, чувствуя, как у него слабеют ноги.

— Невозможно… снять меня с коня.

От удивления он отступил на две ступеньки вверх. Конь поднялся с колен — невыразимо великолепная и прекрасная статуя над ночным городом.

— Но это… это неправда, — еле выговорил Лукаш Это правда, тут же сказал он себе: отсюда и грациозность коня, и столь прекрасная выездка, — все это не конь, это она сама, нежность и грация… ужас во плоти.

Наталья вынула из рукава хлыстик, играла им.

— У тебя… у тебя нет ног? — спросил он. Шагнул к ней, но его рука застыла в воздухе — не смог пересилить себя и дотронуться до коня или девушки.

— Нет. А впрочем, как посмотреть. Есть целых четыре, — сказала Наталья, и конь тут же переступил правой передней, потом левой. — Не бойся. Ничего тут нет загадочного. И никакой я не монстр. Всего-навсего неудачный эксперимент профессора Эванса.

Лукаш опустился на холодную ступеньку:

— Как же это?

— Вот так… — пожала плечами Наталья. — Мне пора.

Он встал. Осторожно прикоснулся к ее плечу:

— Нет, Наталья, ты шутишь…

— Ничуть. Все так и есть.

— А если тебе как-то помочь? Неужели нельзя…

— Нельзя, — она повернула коня — нет, грациозно повернулась сама и стала спускаться по лестнице. Остановилась, обернулась к нему:

— Приходите на представление. И не нужно грустить.

— Наталья, — сказал он.

Она остановилась, ослепительная, очаровательная в своем пышном платье, соединявшем ее с конем, и все это было сумасшествием, все происходящее.

— Всего хорошего, поручик! — сказала она и унеслась галопом

Лукаш стоял как громом пораженный, а потом кое-что припомнил, вновь встали перед глазами эти необычайно умные, чересчур уж умные собаки.


Содержание:
 0  вы читаете: Прекрасная всадница : Альжбета Шерберова    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap