Фантастика : Социальная фантастика : Страна затерянных душ Everlost : Нил Шустерман

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55

вы читаете книгу




Ник и Элли погибают в автомобильной катастрофе. После смерти они попадают в Страну затерянных душ — своего рода чистилище, находящееся между раем и адом. Ник доволен создавшимся положением, а Элли готова отдать буквально все, вплоть до собственного тела, лишь бы выбраться из странного места, в которое они попали.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ПРОЗРЕНИЕ

Глава первая

На пути к свету…

На крутом повороте дороги, огибавшей мертвый лес, в день, о котором история умалчивает, белая «Тойота» врезалась в черный «Мерседес», и на мгновение две машины слились в одно сплошное серое пятно. На переднем пассажирском сиденье «Тойоты» находилась Александра, или Элли, как звали ее друзья. Она спорила с отцом о том, насколько громко можно слушать радио в машине. За секунду до аварии она отстегнула ремень безопасности, чтобы поправить блузку.

На заднем сиденье «Мерседеса», в середине, в парадном костюме сидел Ник, ехавший на свадьбу двоюродного брата. Он пытался съесть шоколадный батончик, весь день пролежавший в кармане. Брат с сестрой, подпиравшие Ника с двух сторон, дурачась, нарочно толкали его под локти, из-за чего все его лицо было перепачкано шоколадом. Пассажирских мест в машине было всего три, а людей, включая водителя, — пятеро, поэтому пристегнуться Нику было нечем.

На дороге лежал небольшой острый кусок стали, выпавший из кузова грузовика, заполненного металлоломом до самых краев.

Полтора десятка автомобилей благополучно миновало его, но водителю «Мерседеса» повезло меньше. Левое переднее колесо проехало прямо по обломку, камера лопнула, и отец Ника потерял контроль над машиной.

«Мерседес» накренился, пересек двойную желтую линию и выехал на встречную полосу. Ник и Элли одновременно посмотрели вперед и увидели одно и то же: машину, летящую прямо на них. Их жизни не пронеслись у них перед глазами, как кино в ускоренном темпе, на это просто не хватило времени. Все произошло так быстро, что никто из них не успел что-либо подумать или почувствовать. От удара оба полетели вперед и натолкнулись на подушки безопасности, но ребята не были пристегнуты, и надувные мешки не смогли смягчить инерцию их движения. Оба почувствовали удар лбом о лобовое стекло и, не останавливаясь, вылетели наружу.

Спустя долю секунды звон осколков сменился шумом ветра, и мир погрузился во тьму.

Элли не поняла, что произошло. Когда позади обрушилось лобовое стекло, она почувствовала, как ее тело, подхваченное усиливающимся ветром, набирая скорость, летит вперед по тоннелю. Вдалеке, в конце тоннеля, виднелась яркая точка света, она приближалась, становясь все ярче и ярче, и Элли ощутила крайнее изумление и одновременно спокойствие.

Но на пути к свету Элли столкнулась с каким-то тяжелым предметом, и ее тело отклонилось от курса. Она схватилась за ударивший ее объект, который оказался живым, услышала, как существо издало нечленораздельный, похожий на фырканье, звук, и поняла, что перед ней другой человек, примерно ее роста, от которого явственно пахло шоколадом.

Элли и Ник продолжали полет, неистово вращаясь после столкновения и ударяясь о черные, как смоль, стены, и по мере того как они отклонялись все дальше и дальше от курса, свет в конце тоннеля исчез. Они с силой ударились о землю, и через мгновение чудовищная усталость накрыла их с головой.

Они спали долго, очень долго, и ничего не видели во сне.

Глава вторая

Прибытие в Страну затерянных душ

Мальчик не поднимался наверх, к дороге, целую вечность. А какой смысл? Автомобили пролетали все мимо и мимо, а люди не замечали его, не останавливались, даже не притормаживали. Ему тоже не было дела до того, кто ехал по своим делам мимо его леса. Они не замечали его, так зачем ему было следить за ними?

Он играл в свою любимую игру, когда услышал грохот от столкновения машин на дороге. Мальчик прыгал с ветки на ветку, с дерева на дерево, стараясь держаться как можно выше. Страшный удар и скрежет металла оказались для него полной неожиданностью, мальчик не смог как следует рассчитать следующий прыжок и пролетел мимо ветки. Спустя мгновение он уже падал. Вот его тело ударилось об одну ветку, о другую, наткнулось на толстый сук, потом еще и еще, отскакивая от них, словно шарик в бильярдном автомате. Мальчику не было больно, как бы сильно он ни ударялся. Он смеялся, пока не миновал все ветки и не полетел к земле по прямой.

Он с силой ударился о твердую почву — такое падение наверняка убило бы его при иных обстоятельствах, но там, в мертвом лесу, оно оказалось лишь кратчайшим путем с верхушки дерева к его корням.

Он поднялся на ноги и собрал выпавшие вещи, прислушиваясь к отголоскам суматохи, происходящей на дороге. Оттуда доносился скрип тормозов и крики людей. Мальчик поспешил туда, ориентируясь по звуку, и полез вверх по крутому гранитному обрыву. На этом коварном участке на его памяти случалась уже не первая авария; их было много — по нескольку каждый год. Однажды, это было давно, автомобиль вылетел с дороги, спланировал, как птица, над лесом и с грохотом ударился о землю. Никто из него не вышел. Конечно, внутри были люди, но они достигли точки назначения раньше, чем мальчик подоспел к месту падения.

Недавно произошедшая авария была страшной. Месиво из машин, огни «скорых», пожарные, тягачи для эвакуации. Когда все разъехались, было уже темно. Вскоре на дороге не осталось практически никаких следов трагедии, только осколки стекла и небольшие кусочки металла. Мальчик нахмурился. Люди ушли туда, куда должны были уйти.

Смирившись с этой мыслью, мальчик спустился по обрыву в лес, испытывая лишь легкое раздражение.

Впрочем, какая разница? Никто не появился, и что? Это же его место. Он вернется к игре и будет развлекаться весь следующий день, и дальше, день за днем, пока не исчезнет и сама дорога.

Только спустившись вниз, он увидел их: двое ребят, выброшенных из попавших в аварию машин, упали с обрыва. Они лежали у подножия утеса, в грязи, под деревьями. Сначала он подумал, что работники «скорой помощи» их просто не нашли, — но вряд ли, ведь они всегда знают, где искать то, что их интересует. Когда мальчик подошел ближе, он увидел, что ни лица, ни одежда лежавших не несут на себе признаков того, что они попали в аварию. Ни ссадин, ни царапин. Отличный знак! На вид ребятам было около четырнадцати, на несколько лет больше, чем ему. Они лежали в паре метров друг от друга, свернувшись калачиком, как дети. У девочки были прекрасные светлые волосы, а мальчик был бы очень похож на китайца, если бы не его нос и слишком светлые для азиата волосы, каштановые с оттенком рыжего. Казалось, дети дышат, по крайней мере, грудь каждого вздымалась и опускалась, повинуясь моторной памяти, — подсознание продолжало управлять телом во сне. Мальчик посмотрел на них и улыбнулся, а потом усилием воли заставил свою грудь подниматься и опускаться в такт. Дул ветер, но в мертвом лесу не было листвы, которая могла бы трепетать. Мальчик терпеливо ждал момента, когда его товарищи по игре проснутся.


Элли почувствовала, что лежит не в своей постели еще раньше, чем открыла глаза. Наверное, она опять упала на пол во сне? С ней такое часто случалось, она постоянно ворочалась, когда спала. То и дело девочка просыпалась утром, обнаружив, что ночью стянула с матраса простыни, и теперь они обвивают ее, словно питон.

Открыв глаза, она первым делом увидела солнечный свет, пробивавшийся между ветвей деревьев, — зрелище обычное для ее спальни, но вот беда, на этот раз девочка не увидела окна, через которое по утрам светило солнце. Да и самой спальни на месте не было, только деревья.

Элли закрыла глаза, чтобы перезагрузить сознание. Ей было известно, что мозг в чем-то похож на компьютер, особенно когда сознание балансирует на грани между явью и сном. Иногда люди говорят или делают в таком состоянии странные вещи, а порой просто не могут сообразить, почему они проснулись в незнакомом месте и как там оказались.

Девочка не беспокоилась. По крайней мере, в самый первый момент. Она постаралась сконцентрироваться, чтобы поискать рациональное объяснение. Наверное, они с родителями пошли в поход? Так? Спустя мгновение Элли представила себе эту картину детально и четко: вот она с семьей идет в поход и ложится спать под открытым небом. Да, так оно и было.

Так и было.

Девочка снова открыла глаза и села. Осмотревшись, она поняла, что никаких признаков того, что они с семьей ночуют в лесу, нет — ни тебе спальных мешков, ни костра, ни палатки. Это показалось Элли странным, и она почувствовала себя беззащитной и невесомой, словно шарик, наполненный гелием.

В паре метров, подобрав колени к подбородку, лежал кто-то еще. Присмотревшись, Элли разглядела мальчика, похожего на азиата. Он казался одновременно знакомым и незнакомым, как будто они уже встречались раньше, но только вскользь.

Внезапно на девочку нахлынула ледяная волна воспоминаний.

Полет через тоннель. Она видела его там. Он врезался в нее, неуклюжий увалень!

— Привет! — сказал кто-то совсем рядом, заставив Элли подскочить от неожиданности. Она резко обернулась и увидела еще одного мальчика, сидевшего скрестив ноги, на уступе гранитного утеса, такого высокого, что было невозможно разглядеть его верхнюю часть.

У мальчика были растрепаны волосы, и одет он был странно — вещи какие-то тесные, слишком теплые, да еще и застегнутые на все пуговицы до самого верха. На лице его было неимоверное количество веснушек, так много сразу Элли никогда еще не видела.

— Пора вставать, — заявил он.

— Ты кто? — спросила Элли.

Вместо ответа веснушчатый мальчик указал на второго парня, который как раз начал ворочаться.

— Твой друг тоже просыпается, — пояснил он.

— Он не мой друг.

Мальчик, похожий на китайца, сел и заморгал. Очевидно, ему трудно было что-либо разглядеть из-за бившего в глаза света. Лицо его было испачкано чем-то коричневым. Наверное, запекшаяся кровь, подумала Элли. Хотя нет. Шоколад. От мальчика пахло шоколадом.

— Странная история, — произнес парень. — Где это я?

Элли поднялась на ноги, чтобы хорошенько оглядеться. Вокруг был настоящий лес, не какая-нибудь там рощица.

— Я ехала в машине с папой, — сказала Элли вслух, нарочно проговаривая то, что могла припомнить, надеясь тем самым вынудить сознание восстановить всю цепочку событий. — Мы ехали по горной дороге, по обрыву над лесом…

Только это был не совсем обычный лес: все деревья в нем были мертвыми, тут и там возвышались сухие стволы, покрытые трухлявыми обрубками ветвей. «Мертвый лес, — сказал отец, указывая рукой на деревья. — Иногда такое бывает. Грибок или еще какое-то заболевание. От них леса гибнут гектарами».

Затем Элли вспомнила: визг шин, удар и внезапно наступившая тьма.

Она слегка разволновалась.

— Так, что здесь происходит? — потребовала она объяснений у веснушчатого парня, так как ей было ясно, что мальчик, измазанный шоколадом, знает не больше ее.

— Здесь отличное место! — отозвался веснушчатый. — Мое место. А теперь и ваше тоже!

— У меня уже есть место, — ответила Элли. — Мне больше не нужно.

В этот момент мальчик, измазанный шоколадом, всплеснул руками:

— Я тебя вспомнил! Ты в меня врезалась!

— Нет, это ты в меня врезался. Веснушчатый мальчик встал между ними.

— Ребята, да хватит спорить! — воскликнул он, раскачиваясь на каблуках. — Нам нужно кое-что сделать!

Элли скрестила руки на груди.

— Я ничего делать не буду, пока не узнаю, что происходит, — начала она, но тут на нее, словно тяжелый груз, разом свалились недостающие воспоминания. — Боже, лобовое столкновение!

— Да! — воскликнул мальчик, испачканный шоколадом. — Точно, а я-то подумал, что мне приснилось!

— Наверное, сознание потеряли! — отозвалась Элли, ощупывая себя сверху донизу, но не находя ни малейшего следа повреждений: ни переломов, ни синяков, ни даже царапин. Как такое могло быть?

— Наверное, нас контузило.

— Я так не думаю.

— А что ты знаешь о контузиях, шоколадный мальчик?

— Меня зовут Ник.

— Ах, да. Я — Элли.

Ник попытался стереть с лица шоколад, но без мыла и воды это, похоже, было невозможно. Ребята разом повернулись к веснушчатому.

— А у тебя имя есть? — спросила Элли.

— Да, — отозвался он, потупившись. — Но я вам его говорить не обязан.

Элли решила не продолжать разговор, так как парень, по-видимому, был плохо воспитан, и повернулась к Нику.

— Наверное, нас выбросило из машин во время аварии, и мы слетели с обрыва. Ветки замедлили падение. Нужно подняться по утесу и вернуться на дорогу!

— Зачем подниматься? — спросил веснушчатый мальчик.

— Они же будут волноваться, — сказал Ник. — Родители наверняка меня ищут.

И вдруг Элли посетило озарение. Но лучше бы его не было, подумала она.

— Может быть, и не ищут, — сказала она. — Если только…

Она не смогла закончить фразу, и Ник вынужден был сделать это за нее.

— Ты хочешь сказать, кроме нас, никто не выжил?

Элли закрыла глаза и постаралась отогнать от себя даже тень подобной мысли. Да, авария была ужасной, никто с этим не спорит, но раз они пережили ее без единой царапины, может быть, с ее отцом тоже ничего не случилось? Сейчас делают такие хорошие машины, в них установлены подушки, есть зоны деформации и тому подобное. Теперь машины все сплошь безопасные.

Ник места не находил от волнения, его одолевали мрачные мысли.

— Ой, как плохо. Очень, очень плохо.

— Я уверена, с ними все в порядке, — сказала Элли, и потом повторила, словно верила, что таким образом можно превратить желаемое в действительное: — Я просто уверена в этом.

В этот момент веснушчатый мальчик рассмеялся.

— Только вы выжили! — проговорил он сквозь смех. — Вот это здорово!

Ничего смешного в этом не было. Ник и Элли разозлились на него.

— Да кто ты такой? — потребовала объяснений Элли. — Что ты здесь делаешь?

— Ты видел аварию? — спросил Ник.

— Нет, — ответил веснушчатый, решив, по-видимому, что ответа достоин лишь вопрос Ника. — Но я слышал. И поднимался, чтобы посмотреть.

— И что ты видел?

Мальчик пожал плечами.

— Да много чего.

— С другими пассажирами что-нибудь случилось?

Он отвернулся и со злостью отшвырнул ногой камень.

— Да какая разница? Они или выздоровеют, или отправятся туда, куда должны отправиться, но вы с этим ничего поделать не можете. Так что забудьте об этом, хорошо?

Ник всплеснул руками:

— Да это чушь какая-то! Что мы вообще с ним разговариваем? Нужно подняться на скалу и самим узнать, что случилось!

— Можешь успокоиться на секунду?

— Да я спокоен! — заорал Ник.

Элли поняла: что-то не так. Что-то неправильно во всей этой ситуации. Но что бы это ни было, все нити вели к этому странно одетому веснушчатому мальчишке.

— Мы можем пойти к тебе домой? Оттуда можно позвонить в полицию.

— У меня нет телефона.

— Ну вот, привет! — сказал Ник.

Элли повернулась к нему.

— Ты не мог бы заткнуться? От тебя никакого толку.

Она снова повернулась и окинула веснушчатого мальчика долгим взглядом. Эта одежда. То, как он себя держит. Она снова обдумала все, что он успел сказать, вернее, то, как он это говорил. Это мое место… а теперь и ваше. Если ее подозрения верны, ситуация еще хуже, чем она думала.

— Где ты живешь? — спросила Элли.

— Здесь, — кратко ответил веснушчатый.

— Как долго ты здесь находишься? У мальчика покраснели уши.

— Я не помню.

Ник подошел к ним. Услышав, о чем они говорят, он перестал злиться и стал слушать.

— Как тебя зовут? — спросила Элли.

Веснушчатый старался не смотреть ей в глаза. Он потупился и покачал головой.

— Я довольно долго не пользовался именем. В общем, забыл.

— Ух ты… — сказал Ник.

— Да уж, — отозвалась Элли. — Это еще слабо сказано.

— Да нет, все нормально, — поспешил заверить их мальчик. — Я привык. И вы тоже привыкнете. Здесь неплохо, сами увидите.

В сердце Элли бушевала настоящая буря эмоций, от страха и страдания до гнева, но к этому мальчику они не испытывала ничего, кроме жалости. Еще бы, как можно потеряться в лесу и блуждать там годами, страшась выбраться из него?

— Ты помнишь, сколько тебе было, когда ты сюда попал? — спросила она.

— Одиннадцать, — ответил веснушчатый.

— Гм, — сказал Ник. — Да тебе и сейчас больше не дашь.

— Так мне и сейчас одиннадцать, — сообщил мальчик.

* * *

Элли решила, что имя Лиф подходит мальчику как нельзя лучше, в конце концов, они нашли его в лесу.[1] Услышав это имя, мальчик вспыхнул, словно Элли его поцеловала.

Ребята последовали за ним к обрыву, на который Лиф начал взбираться с безрассудством, на которое не способны, пожалуй, даже самые искусные альпинисты. Элли никогда бы в этом не призналась, но подъем сильно напугал ее, зато Ник жаловался за двоих.

— Я даже на гимнастический снаряд не могу взобраться, не поранившись! — ныл он. — Какой смысл упасть с горы и разбиться, если ты только что выжил в автомобильной аварии?

Добравшись до дороги, они не обнаружили почти ничего, что могло бы свидетельствовать о произошедшей трагедии. Им попалось лишь несколько небольших осколков стекла и металла. Было ли это хорошим признаком или плохим? Ник и Элли не знали, что и думать.

— Здесь, наверху, все иначе, — сказал Лиф. — Не так как в лесу. Пойдемте лучше вниз.

Элли проигнорировала его слова и ступила на обочину. Почва под ногами показалась ей странной: мягкой и пористой. Она вспомнила, что накануне аварии видела на обочине предупреждающую табличку, на которой было написано «Неукрепленная обочина». Теперь Элли поняла, что это значило.

— Не советую стоять на одном месте слишком долго, — сказал Лиф. — Если не будешь двигаться, тебе не поздоровится.

Мимо пролетали легковые машины и грузовики. Часто, примерно каждые шесть секунд. Ник первым поднял руки и принялся махать, стараясь дать понять водителям, что они нуждаются в помощи. Через несколько секунд Элли последовала его примеру.

Никто не останавливался. Мало того, никто даже не сбавлял ход. Проносясь, машины рассекали воздух, который потом долго не мог успокоиться. Элли казалось, что ветерок холодит не только кожу, но и душу. Лиф держался края обрыва и расхаживал взад-вперед, дожидаясь ребят.

— Вам не понравится здесь, наверху, вот увидите!

Ник и Элли пытались привлечь внимание водителей проезжающих мимо автомобилей, но, похоже, в наше время никто не останавливается, чтобы подвезти людей, путешествующих автостопом. Стоять у края дороги было явно недостаточно. Дождавшись момента, когда поблизости не было машин, Элли вышла на проезжую часть.

— Не делай этого! — предупредил Ник.

— Я знаю, что делаю.

Лиф ничего не сказал.

Элли оказалась на середине полосы, ведущей на север. Теперь, кто бы ни захотел проехать мимо ребят, обязательно должен был притормозить, чтобы объехать девочку. Теперь ее невозможно было не заметить.

Ник волновался все больше и больше.

— Элли…

— Не волнуйся. Если они не остановятся, у меня будет достаточно времени, чтобы отскочить.

В конце концов, Элли занималась гимнастикой, и у нее неплохо получалось. Отпрыгнуть в сторону она могла.

Вдалеке послышалось мерное гудение, которое определенно могло быть только шумом двигателя автобуса. Гул приближался, и через несколько секунд из-за поворота выскочил междугородный автобус, направлявшийся на север. Элли попыталась встретиться взглядом с водителем, но он смотрел вперед. Через секунду он меня заметит, подумала она. Через секунду. Но если водитель ее и видел, то решил не обращать внимания.

— Элли! — крикнул Ник.

— Хорошо, хорошо, — ответила Элли и, не спеша, осознавая, что в запасе у нее много времени, приготовилась отскочить в сторону. Но вот беда, оказалось, что она не может этого сделать. Девочка потеряла равновесие, но не упала — ей не позволили ноги. Она посмотрела вниз и обнаружила, что они как будто исчезли. Потребовалось несколько секунд, прежде чем Элли осознала, что погрузилась в асфальт сантиметров на пятнадцать, выше лодыжек, словно дорога была сделана из жидкой грязи.

Ей стало страшно. Элли вытащила одну ногу, потом вторую, но, взглянув вверх, она поняла, что слишком поздно — автобус навис над ней и вот-вот собьет. Когда она увидела прямо перед собой решетку радиатора, то закричала от ужаса, но в следующее мгновение мимо нее пронеслись водитель, затем пассажирские сиденья, чьи-то ноги, багаж и, наконец, грохочущие и движущиеся части двигателя, расположенного в конце автобуса. Внезапно все закончилось, и Элли снова оказалась на дороге — автобус уехал, а ноги продолжали погружаться в асфальт. Девочку обдало ветром, кружившим листья и дорожную пыль, поднятые уехавшим автобусом, и все стихло.

— Я что… Я прошла сквозь автобус?

— Сюрприз, — сказал Лиф, скорчив забавную гримасу. — Ты бы видела свое лицо!

Мэри Хайтауэр, известная также как Королева малышей, писала в своей книге «Как бы мертвые» о том, как трудно объяснить вновь прибывшим в Страну затерянных душ, что с технической точки зрения они уже не живы: «Если вы встретите “зеленых”, как принято называть вновь прибывших, лучше быть честным по отношению к ним и не скрывать горькой правды». Далее Мэри замечает: «При необходимости следует сделать так, чтобы вновь прибывшие столкнулись с неопровержимыми доказательствами своего измененного состояния, отрицать которые они будут не в силах. Если вы этого не сделаете, “зеленые” будут всеми силами противиться истине, что приведет к ухудшению их и без того незавидного состояния рассудка. Обнаружить, что ты проснулся в Стране затерянных душ, все равно что прыгнуть в бассейн с холодной водой: сначала испытываешь шок, зато спустя короткое время понимаешь, что вода не такая уж ледяная».

Глава третья

Без снов

Лиф никогда не покидал свой волшебный лес и конечно же не имел возможности читать превосходные книги, вернее сказать, учебники, написанные Мэри Хайтауэр. Почти все, что ему было известно о Стране затерянных душ, он знал по собственному опыту. К примеру, он знал, что только «мертвые пятна», иначе говоря, места, которые могут видеть лишь жители Страны, твердые на ощупь. Он мог прыгать с ветки на ветку в своем мертвом лесу, но стоило ему выйти за его границы, туда, где росли живые деревья, он пролетал прямо сквозь ветки, будто их не существовало вовсе. Впрочем, если выражаться точнее, не существовал он сам.

Ему не пришлось читать «Советы мертвым» Мэри Хайтауэр, чтобы узнать о том, что дышать нужно, лишь когда разговариваешь, или что во всем теле ничто, кроме сердца, болеть не может, или о том, что воспоминания, которые ты не хранишь изо всех сил, скоро забываются. О памяти Лиф знал многое. Хуже всего было то, что, попав в Страну затерянных душ, можно было быть уверенным лишь в одном — сколько бы времени ни прошло, ты всегда будешь помнить о том, как много забыл.

Сегодня, однако, он узнал что-то новое. Лифу стало известно, как долго спят вновь прибывшие, прежде чем проснуться в новой реальности. Он вел счет дням и знал, что с момента прибытия Ника и Элли, считая сегодняшнее утро, прошло 272 дня. Девять месяцев.

— Девять месяцев! — вскричала Элли. — Ты что, надеваешься?

— Мне кажется, ему издеваться ни к чему, — сказал Ник, которого просто трясло от того, что он только что услышал.

— Да я и сам удивился, — сообщил Лиф.

Он не стал рассказывать, как подходил к ним каждый день, тряс и бил ногами и палками, надеясь разбудить. Лиф решил, что эту информацию разглашать не стоит.

— Вот, смотрите, — предположил он. — Человек рождается за девять месяцев. Не значит ли это, что за такой же срок он умирает?

— Я даже не помню, чтобы мне что-то снилось, — сказал Ник, безуспешно стараясь ослабить галстук.

Элли тоже слегка затрясло — смысл сообщения о ее смерти, наконец, дошел до нее.

— Мы не видим снов, — сообщил Лиф. — Зато не нужно бояться кошмаров.

— Да куда уж кошмарнее, — отозвалась Элли.

Могло ли это быть правдой? Могла ли она действительно умереть? Нет. Этого просто не могло быть. Если бы она умерла, она добралась бы до противоположного конца тоннеля, туда, где был свет. Она и Ник были бы там. А здесь они лишь наполовину мертвы.

Ник продолжал тереть лицо.

— Шоколад. Никак не могу его стереть. Как будто татуировка.

— Так и есть, — пояснил Лиф. — Ты такой, каким умер.

— Что?

— То же самое с одеждой, — сказал Лиф. — Она стала частью тебя.

Ник посмотрел на него, словно Лиф был судьей, только что вынесшим ему смертный приговор.

— Ты хочешь сказать, что я до скончания века буду ходить с шоколадом на лице и в этом уродском галстуке, который дал мне отец?

Лиф кивнул, но Ник был не готов ему поверить. Он схватился за узел галстука и потянул что есть сил, стараясь развязать его. Конечно же узел и не думал поддаваться, и Ник перешел на пуговицы рубашки. С ними дело обстояло не лучше. Лиф засмеялся, и Ник посмотрел на него невеселым взглядом.

Чем больше Ником и Элли овладевала подавленность, тем сильнее старался Лиф их развлечь. Он привел ребят в свой дом на дереве, надеясь, что его вид поможет поднять им настроение. Лиф построил его сам из призрачных веток, в изобилии покрывавших землю у корней мертвых деревьев. Он показал ребятам, как забраться на самую высокую платформу, а когда они там оказались, столкнул обоих вниз и, смеясь, наблюдал, как они бились о ветки и в итоге упали на землю. Затем Лиф спрыгнул вслед за ними, думая, что друзья будут от души смеяться над его выходкой, но, рухнув к корням дерева, понял, что ошибся.

Для Элли падение с дерева оказалось самым страшным переживанием, когда-либо выпадавшим на ее долю. Оно оказалось страшней аварии, так как та случилась так быстро, что у девочки просто не было времени как-то отреагировать. Падать с высокого дерева оказалось даже хуже, чем попасть под автобус, так как тот пронесся над Элли слишком быстро, и она едва успела понять, что случилось. В отличие от первых двух случаев падение показалось девочке бесконечным. Она сталкивалась с ветвями, и, казалось, каждый удар должен был вышибить из нее дух, но этого не случилось. Удары сотрясали ее тело, но боли Элли не чувствовала. И хотя она совершенно не пострадала, девочке все равно было страшно. Она кричала все время, пока летела вниз, а когда ударилась о землю, ей показалось, что вот тут-то ей и настанет конец, но и этого не случилось. Элли поняла, что конец не настанет, потому что он, в сущности, уже настал. Ник упал рядом, ошеломленно тараща глаза. Выглядел он так, словно только что слез с самого опасного аттракциона в парке развлечений. Спустя секунду рядом приземлился Лиф, оглашая воздух неистовыми криками и смехом.

— Зачем ты это сделал? — закричала на него Элли, схватив мальчика и принявшись яростно трясти его. Лиф продолжал смеяться; это привело Элли в бешенство.

Девочка обхватила руками голову, словно от происходящего у нее началась страшнейшая головная боль. Элли понимала, что не может чувствовать боли, и от этого злилась еще больше. Разум подсказывал ей, что упасть с верхушки дерева и не разбиться невозможно, что это был дурной сон или какой-то тщательно продуманный розыгрыш, но, к сожалению, все говорило об обратном. Она упала с огромной высоты, и с ней абсолютно ничего не случилось. Она прошла сквозь междугородный автобус. Все так и было, но Элли, привыкшая мыслить рационально, была не в состоянии принять это. Есть же какие-то правила, думала Элли. Просто нужно их понять. В конце концов, когда она была маленькой, законы природы тоже казались ей удивительными. Тяжелые самолеты поднимались в воздух; небо на рассвете окрашивалось в красный цвет; облака, как губки, впитывали массу воды, а потом шел дождь, и вода возвращалась на землю. Если вдуматься, все это не менее поразительно! Нет, мир живых устроен ничуть не проще, чем Страна затерянных душ. Элли постаралась свыкнуться с этой мыслью, но, не справившись с собой, расплакалась.

Увидев, что она плачет, Лиф отпрянул. За свою короткую жизнь он не успел научиться тому, как следует вести себя с плачущими девочками. Может, когда-то он и знал, как нужно поступать, но последний раз имел с этим дело не менее ста лет назад. Он растерялся и не знал, что делать.

— Почему ты плачешь? — спросил он Элли. — Ты же не разбилась, когда упала с дерева! Поэтому я тебя и столкнул, чтобы ты поняла, что это совсем не больно.

— Я хочу домой, к родителям, — ответила девочка.

Лиф посмотрел на Ника и увидел, что тот тоже силится сдержать слезы. Нет, не так он представлял себе первый день после их пробуждения, но, возможно, он ошибался. Ему стоило подумать о том, что распрощаться с жизнью — не такое простое дело. Лифу пришло в голову, что, по идее, он тоже должен был скучать по родителям, если бы, конечно, сохранил в памяти их образ. Но одно он помнил точно — как скучал по ним прежде. Ему тоже стало не по себе. Он стоял и смотрел на Ника и Элли, дожидаясь, пока пройдут их слезы, а потом вдруг ему в голову пришло то, о чем он раньше даже не решался подумать.

— Вы не останетесь здесь?

Ник и Элли ответили не сразу, но их молчание было красноречивей любого ответа.

— Вы такие же, как все! — вырвалось у Лифа прежде, чем он успел подумать над тем, что собирался сказать.

Элли подошла к нему ближе.

— Кто это все?

Лиф втихаря обругал себя. Он не собирался им говорить, хотел, чтобы ребята думали, что их только трое. Может, так бы они остались. Теперь этим планам пришел конец.

— О ком ты говорил? — допытывалась Элли.

— Ладно, идите! — крикнул Лиф. — Мне все равно. Уходите, если хотите, и провалитесь в центр Земли, мне плевать. Это с вами и случится — провалитесь и будете уходить все глубже и глубже, пока не окажетесь в самом центре!

Ник смахнул последнюю слезу.

— Да откуда тебе это известно? Ты только и знаешь, что прыгать с ветки на ветку. Ты же нигде не был. Не понимаешь, о чем говоришь.

Лиф бросился прочь. Он забрался на дерево, на самую верхушку и уселся среди тонких ветвей.

Они не уйдут, повторял он про себя. Не уйдут, потому что я им нужен. Кто научит их карабкаться и прыгать с ветки на ветку? Кто объяснит им, как жить, когда ты уже не жив?

Там, на верхней площадке, Лиф хранил самые ценные вещи: то немногое, что попало в Страну затерянных душ вместе с ним. Он нашел их рядом с собой, когда проснулся после наводнения, которое унесло его жизнь. Вещи, как и он сам, стали призраками, так что Лиф мог прикасаться к ним и держать их в руках. Горстка предметов была единственной зацепкой, при помощи которой он мог вспомнить хоть что-то из своей земной жизни. Среди них был ботинок отца. Лиф часто надевал его, мечтая о том, что однажды вырастет и станет таким же большим, как отец. Конечно же он знал, что этого никогда не случится. Среди прочего у Лифа сохранилась старинная фотография — ферротип, на которой был изображен он сам. Только благодаря ей он все еще не забыл, как выглядел, когда был живым. Пластинка была исцарапана и побита, так что трудно было сказать, где на ней сколы, а где — веснушки. Лиф часто разглядывал ее и в итоге пришел к выводу, что все точки на лице, изображенном на фотографии, — веснушки. Кроме башмака и фотографии в его коллекции была кроличья лапка, которая, как показала история, принесла Лифу счастья не больше, чем ее первому обладателю — кролику. Раньше у Лифа была еще монетка, но ее украл мальчик, который пришел в Страну затерянных душ до Ника и Элли. Он, видимо, считал, что деньги по-прежнему чего-то стоят. Когда Лиф очнулся после наводнения и полета по тоннелю, то обнаружил эти вещи вокруг себя, они были разбросаны по маленькому клочку мертвой земли, на котором лежал мальчик. Проснувшись, Лиф собрал вещи и хотел было уйти с мертвой земли, но тут же начал проваливаться под землю. Получилось так, что первым уроком жизни в Стране затерянных душ для него стало то, что, находясь на земле, относящейся к миру живых, нельзя стоять на месте. Так он и шел, боясь остановиться, без отдыха и сна. Город сменялся городом, за лесом начинался новый лес, и Лиф на ходу постигал особенности своей новой призрачной жизни. Поначалу он испугался, но смог пережить страх, ведь ему больше ничего не оставалось. Почему он стал привидением, а не ангелом? Почему не попал на небеса? Ведь священник всегда говорил: рай или ад — другого выбора нет. Так почему же ему пришлось навеки застрять на земле?

Лиф раз за разом задавал себе эти вопросы, пока не устал от них и не принял свою новую жизнь как данность. Через некоторое время он нашел свой лес: большое мертвое пятно, которое стало его домом. В мертвом лесу он мог дотрагиваться до деревьев и не проваливаться под землю, и мальчик всей душой почувствовал, что добрый Бог позаботился о нем, приведя его в этот лес. Он стал для Лифа частью вечности.

Эти новые ребята проведут с ним бесконечное время, лежавшее перед ними. Так и должно было быть. Может, сейчас они и уйдут, но когда увидят, что представляет собой окружающий мир, вернутся, и он построит каждому из них платформу на дереве. И когда это произойдет, они будут сидеть вместе, вести нескончаемые разговоры и смеяться, чтобы Лиф мог получить компенсацию за те долгие годы, которые он провел в одиночестве и молчании.


Стоя внизу, Ник наблюдал, как Лиф карабкается на дерево, пока густая листва не скрыла его. В душе Ника происходила скрытая борьба: веснушчатый мальчик вызывал истинное сочувствие, но и печальные мысли о своей собственной смерти не покидали. Ник не знал, что и думать. Его мутило, и он поражался тому, что такое вообще может быть — ведь у него, по сути, уже не было желудка. Пока Ник раздумывал об этом, его затошнило еще сильнее.

— Да уж, — сказала Элли. — Положение аховое.

У Ника начался приступ гомерического хохота, Элли захихикала вслед за ним. Несмотря на действительно тяжелое положение, дети все еще могли смеяться.

— Нужно принять кое-какие решения, — наконец вымолвила Элли.

Нику решений принимать не хотелось.

— Как ты думаешь, покойники могут испытывать посттравматический шок? — спросил он.

Элли не знала. Ник сцепил пальцы, так же, как и его лицо, навеки испачканные шоколадом, и потер руки. У меня же нет больше физического тела, подумал он, как же я все еще могу ощущать кожу? Возможно, я ее не ощущаю, просто помню, какая она на ощупь. Помнится, многие рассказывали ему, что произойдет после смерти. Однако, умерев, Ник обнаружил совсем другое. Отец Ника когда-то был алкоголиком и исцелился, лишь обратившись к Богу. Мать увлекалась культом Эры Водолея и верила в силу магических кристаллов и реинкарнацию. Пока Ник был жив, ему было тяжело лавировать между убеждениями родителей. Сам мальчик был уверен лишь в том, что однажды обретет твердую веру. Это «однажды» для него так и не настало. Вместо этого он попал сюда — а Страна затерянных душ никак не укладывалась в рамки родительских представлений о жизни после смерти. У Ника был друг, которого звали Ральфи Шерман, который клялся, что переживал ощущения, близкие к смерти (он говорил, что люди спустя короткое время превращаются в муравьев, а свет в конце тоннеля на самом деле горит внутри электрического устройства для умерщвления насекомых). Место, в которое попал Ник, не было похоже ни на чистилище, ни на нирвану, он не родился заново и ни в кого не превратился, и ему пришло в голову, что люди могут верить во что угодно, а Вселенная тем временем живет своей собственной жизнью, о которой мы ничего не знаем.

— По крайней мере, теперь мы знаем, что жизнь после смерти есть, — сказала Элли, но Ник покачал головой, выражая несогласие.

— Это не жизнь после смерти, — сказал он. — Мы до нее не добрались. Это промежуточное состояние, пробел между жизнью и смертью.

Ник вспомнил о том, что видел свет в конце тоннеля, прежде чем врезаться в Элли. Он должен был попасть туда. Мальчику так и не довелось узнать, кто же там, Будда или Иисус, а может быть, свет горел в приемном покое больницы, где ему было суждено заново родиться. Узнает ли он когда-нибудь?

— Как ты думаешь, мы здесь насовсем? — спросил Ник.

— Ты всегда такой пессимист? — отозвалась Элли, сердито посмотрев на Ника.

— Да, обычно.

Ник окинул взглядом окружавший их лес. Такое ли уж это плохое место, чтобы остаться в нем навеки? На рай, конечно, не похоже, но своя прелесть в нем есть. Высокие деревья покрывала густая листва, которая к тому же никогда не опадет. Ник подумал о том, будут ли они испытывать дискомфорт из-за превратностей погоды, влияющей на мир живых. Если нет, то остаться в лесу не так уж и плохо. Мальчик, которого они назвали Лифом, приспособился, значит, и они могут это сделать? Но на тот момент Ника больше интересовал другой вопрос: захотят ли они остаться в лесу?


Лиф сидел в своем доме среди листвы, и вскоре, как он и ожидал, ребята присоединились к нему. Он быстро спрятал свои сокровища и наблюдал, как Ник и Элли карабкаются на платформу, пыхтя и задыхаясь.

— Прекратите, — сказал он. — Вы не задыхаетесь, вам это только кажется. Так что перестаньте.

— Лиф, послушай, пожалуйста, я хочу сказать что-то важное, — попросила Элли. — Нам необходимо знать, что ты имел в виду, когда говорил о «других».

Смысла скрывать что-либо больше не было, и Лиф рассказал ребятам все, что ему было известно.

— Время от времени они проходят через мой лес. Другие ребята, каждый из них куда-то направляется. Надолго они не остаются, и за последние годы никто не появлялся.

— И куда они идут?

— Да кто куда. Обычно даже не идут, а бегут. Бегут от Макгилла.

— От кого?

— От Макгилла.

— Это взрослый?

Лиф покачал головой.

— Здесь нет взрослых, только дети. Дети и чудовища.

— Чудовища! Отлично. Просто великолепно. Жалею, что спросил! — воскликнул Ник.

Но Элли не испугалась.

— Да нет никаких чудовищ, — заявила она, обращаясь к Лифу.

Он посмотрел на Элли, перевел взгляд на Ника, потом снова на Элли.

— Здесь — есть.

Объясняя отсутствие взрослых в Стране затерянных душ, Мэри Хайтауэр пишет: «На данный момент нет ни одного письменного свидетельства, доказывающего, что в Страну хотя бы однажды попадал взрослый. Если не вдаваться в долгие размышления и посмотреть на вещи просто, причина этому очевидна. Как вы, возможно, догадались, взрослые никогда не сбиваются с пути к свету, несмотря на толчки, которые они испытывают во время полета. Дело в том, что взрослые всегда считают, что им точно известно, куда они должны попасть. Даже если у взрослого человека нет определенной цели, направляясь куда-то, он обычно знает, куда и зачем идет. Таким образом, все взрослые куда-то попадают, в отличие от нас, детей. Если вы мне не верите, задайте себе вопрос: видели ли вы хоть раз, чтобы взрослый человек сел в машину, чтобы поехать “куда-нибудь”?» Однако когда речь заходит о чудовищах, Мэри Хайтауэр удивительным образом теряет красноречие.

Глава четвертая

Ребро монеты

Лес скрылся в ночном мраке, а трое мертвых детей сидели на высокой платформе и купались в лучах неестественно яркого лунного света, делавшего их в самом деле похожими на призраков. Ник и Элли не сразу сообразили, что луны в ту ночь на небе не было.

— Отлично, — сказал Ник, который, по правде говоря, совсем так не считал. — Всю жизнь мечтал быть мерцающим во тьме привидением.

— Не называй нас привидениями, — попросила Элли.

Но Ник был не в том настроении, чтобы играть с Элли в слова.

— Перестань. Кто же мы, по-твоему?

— Для меня слово «привидение» неприемлемо. Я что, похожа на Каспера?

— Ладно, — согласился Ник. — Мы не привидения, мы — неопознанные призрачные объекты, НПО. Так нормально?

— Это глупость.

— Мы — отблески жизни, — сказал Лиф, и ребята повернулись к нему. — Тех, кто попадает в Страну затерянных душ, называют именно так, потому что мы светимся, и днем, кстати, тоже, если приглядеться.

— Отблески, — повторила Элли. — Вот видишь, я же говорила, что мы не привидения.

Элли и Лиф продолжили разговор о чудовищах, а Ник подумал, что ему, пожалуй, не стоит касаться этой темы. Он решил попробовать задержать дыхание, чтобы удостовериться, что кислород ему действительно больше не нужен. Тем не менее он прислушивался к тому, о чем говорили ребята.

— Если ничто больше не может тебя ранить, — спросила Элли, — почему тогда ты боишься Макгилла?

— Макгилл знает, как ранить, но не физически. Ему известно, как заставить страдать до скончания веков, и будь уверена, если ему представится возможность, он не преминет ею воспользоваться. — Объясняя, Лиф широко раскрыл глаза и делал пассы руками, словно сидел у костра в палаточном лагере и рассказывал страшную историю. — Макгилл ненавидит детей, населяющих Страну затерянных душ. Ему не нравится, что мы шумим. Если услышит, что ты говоришь, поймает и вырвет язык или легкие, если заметит, что ты прикидываешься, будто дышишь. Говорят, что Макгилл был цепным псом при дворе дьявола, а потом перегрыз привязь и сбежал. Добраться до мира живых он не смог, попал сюда. Вот почему нельзя выходить из леса: только здесь мы в безопасности.

Нику показалось, что Элли рассказ не убедил. Он и сам не был уверен в правдивости этих историй, впрочем, учитывая затруднительное положение детей, правдой могло оказаться все, что угодно.

— Откуда ты все это знаешь? — спросила Элли.

— От ребят, проходящих через лес. Они рассказывали мне.

— А они действительно видели Макгилла? — поинтересовалась Элли.

— Никто больше не видит тех, кто с ним встречался.

— Очень убедительно.

Ник снова начал дышать. Он сдерживал дыхание в течение десяти минут и никаких негативных последствий не ощутил.

— Если рассуждать логически, чудовища существовали во все времена, — сказал он. — По крайней мере, таковыми их считали, пока для них не находилось более подходящего названия, а вместе с ним и объяснения. Гигантский кальмар. Акула с огромной пастью. Анаконда.

— Да понятно! — воскликнул Лиф.

Элли презрительно посмотрела на Ника.

— Спасибо, ты у нас прямо «Гугл». Когда мне в следующий раз понадобится важная информация, я введу поисковый запрос.

— Да, — парировал Ник. — Уверен, твой поисковый запрос будет просто блистать интеллектом.

Элли не удостоила его ответом и повернулась к Лифу.

— Так что, этот Макгилл похож на гигантского кальмара?

— Я не знаю, — сказал Лиф. — Но на что бы он ни был похож, он ужасен.

— Да это все выдумки какие-то, — усомнилась Элли.

— Можно подумать, ты все знаешь!

— Нет, — согласилась Элли. — Но времени у меня теперь предостаточно, так что рано или поздно узнаю.

Нику пришлось согласиться с тем, что у каждого из них была, по крайней мере, своя точка зрения. Конечно, в рассказе Лифа содержалась изрядная доля преувеличения, но ведь в любой сказке есть и доля правды. Что касается Элли, она выступала с точки зрения разумного пессимизма и смотрела на вещи практически.

— Лиф, — спросил Ник, — кто-нибудь из тех, кто проходил здесь, когда-нибудь возвращался?

— Нет, — ответил мальчик. — Их всех съел Макгилл.

— Или они нашли место получше, — предположил Ник.

— Или останемся здесь, или попадем Макгиллу в зубы, — резюмировал Лиф. — Вот почему я предпочитаю оставаться здесь.

— А что, если есть другой выбор? — спросил Ник. — Мы не живы, но при этом и не вполне мертвы, так что…

Ник вынул из кармана монетку, которая попала в Страну затерянных душ в числе тех немногих вещей, которые оказались при нем во время аварии. Она случайно оказалась в кармане брюк от костюма, который он редко носил.

— Может быть, я, ты или Элли — мы, как монеты, упавшие на ребро, знаешь, так бывает, если подкинуть?

Элли не поняла смысл фразы.

— Что ты имеешь в виду?

— Я хотел сказать, что, возможно, стоит что-то предпринять. Кто знает, может, что-то изменится, и нам необязательно сидеть, опустив руки.

— Ну да, или поджав хвосты, — присоединилась к нему Элли.

— О чем вы говорите? — спросил Лиф.

— О жизни и смерти, — пояснил Ник.

Он подбросил монетку и поймал ее тыльной стороной руки, прихлопнув ладонью другой. Элли и Лиф не могли видеть, какой стороной вверх она упала.

— Может быть, чисто гипотетически, мы сможем найти способ выбраться отсюда. Туда, где в конце тоннеля горит свет, а может, чем черт не шутит, и обратно в мир живых.

Ребятам почудилось, что окружающие деревья прошумели эту мысль всеми своими ветвями, и от этого она показалась им еще многозначительней.

— Думаешь, это возможно? — спросила Элли и посмотрела на Лифа.

— Я не знаю, — отозвался он.

— В таком случае, вопрос заключается в том, куда нам пойти, чтобы найти ответ?

— Я хочу пойти лишь в одно место, — заявила Элли. — Домой.

Интуиция подсказала Нику, что это — никудышная мысль, но и он сам, подобно Элли, хотел попасть домой. Ему необходимо было узнать, выжил ли кто-нибудь из родных или вся семья «отправилась туда, куда должна была отправиться». Лес, в котором жил Лиф, находился на севере штата Нью-Йорк, дом Ника был не близко.

— Я из Балтимора, — сказал Ник. — А ты?

— Из Нью-Джерси, — ответила Элли. — Из южной части.

— Отлично. Тогда нам нужно держать курс на юг и по дороге расспрашивать всех, кто может хоть что-то подсказать. Глядишь, и узнаем, как выбраться отсюда… Тем или иным способом.

Ник убрал монету в карман, и они продолжили разговор о жизни, смерти и о том, как можно выбраться из того промежуточного состояния, в котором они застряли. Никто не обратил внимание на то, какой стороной вверх упала монета.


Элли всегда была человеком, ориентированным на достижение выбранной цели. В этом заключалась не только ее сила, но и слабость. Привычка доводить все дела до конца была частью ее натуры, но она же делала ее человеком негибким и упрямым. Несмотря на то что Элли с негодованием отвергала обвинения в упрямстве, в глубине души она понимала, что и сама себя порой за это ругает.

Зная за собой такие качества, девочка решила, что подкидывать монетку, быть может, хороший способ для Ника, но для нее, не привыкшей вести философские разговоры, нужно что-то другое. Как бы там ни было, Элли понимала, что отправиться домой — подходящая мысль, и решила ей последовать. Не столь важно, думала она, мертва я или наполовину жива, призрак я или привидение. Элли были неприятны даже сами мысли об этом. Лучше всего наметить цель, надеть шорты и сфокусироваться на том, как попасть домой, туда, где она провела всю свою жизнь. Да, так она и сделает. Когда она попадет домой, все разъяснится само собой. Элли предпочла остановиться на этой мысли, чтобы не лишиться рассудка.

У Лифа тоже был свой взгляд на вещи, но его жизнь давно уже не выходила за рамки мертвого леса. Он ни за что не пошел бы с ребятами, так как был уверен, что только в лесу мог чувствовать себя в безопасности. Остаться в одиночестве в лесу для Лифа было лучше, чем обрести компанию в большом и страшном мире живых.

Ребята решили сделать снегоступы. Идею подал Ник, но как они должны выглядеть, придумала Элли. А нужными практическими навыками обладал Лиф, который и сделал снегоступы, связав палочки ленточками коры. Элли решила, что обувь выглядит по-дурацки, но потом подумала, что вряд ли ее в ближайшее время позовут на модный показ, и решила не придавать этому значения.

— А зачем вам снегоступы? — спросил Лиф, когда Ник впервые о них заговорил. — До зимы еще несколько месяцев, а если даже и пойдет снег, он будет падать прямо сквозь нас.

— Они не для снега, — пояснил Ник. — Они для того, чтобы идти по дорогам мира живых и не проваливаться. Если при каждом шаге не придется вытаскивать ногу из асфальта, дело пойдет быстрее.

— Тогда это не снегоступы, а дорожные лыжи, — сказал Лиф, соединяя между собой палочки лентами коры. Закончив работу, он подал обувь Нику и Элли.

— Вы совсем не боитесь? — спросил он. — Вам не страшно встретиться с тем, что может поджидать нас в пути? Вас не пугает то, что вы, возможно, не видели, когда были живыми? Злые духи? Чудовища? Я целую вечность ждал, пока вы появитесь. Молился о том, чтобы вы были мне ниспосланы, ведь я говорил вам? Бог слышит наши мольбы отсюда. Может быть, даже лучше, чем раньше, ведь здесь мы ближе к нему.

Лиф посмотрел на ребят большими печальными глазами.

— Пожалуйста, не уходите.

Элли почувствовала, как сжалось ее сердце. На глаза навернулись слезы, но девочка не могла позволить эмоциям заслонить избранную цель. Ей пришлось напомнить себе о том, что Лиф на самом деле не был маленьким ребенком. Он был отблеском, призраком, которому было больше сотни лет. Он провел в одиночестве уйму времени, и не было никаких причин думать, что ему будет плохо, когда они уйдут.

— Прости, — сказала ему Элли. — Но мы не можем остаться. Может быть, когда мы будем знать больше, мы вернемся за тобой.

Лиф засунул руки в карманы и внезапно потупился.

— Ну, что ж, удачи, — сказал он. — И остерегайтесь Макгилла.

— Спасибо за напутствие.

Лиф немного постоял, потом заговорил вновь.

— Спасибо, что дали мне имя. Я постараюсь его не забыть.

Сказав это, он полез на дерево и вскоре исчез в своем доме среди листвы.

— На юг, — сказал Ник.

— Домой, — отозвалась Элли, и они вместе полезли на утес, чтобы выбраться из леса и встретить лицом к лицу опасности, поджидавшие их в мире живых.

Никто не знает, действительно ли неосторожные дети проваливались в самый центр Земли. Да, многие исчезали, но так как это всегда случалось в тот момент, когда никто ничего не видел, попытки узнать, где они на самом деле, обречены на провал. Официальный термин, описывающий исчезновение детей под земной поверхностью был придуман не кем иным, как Мэри Хайтауэр. Она назвала этот феномен «усталостью от гравитации».

В своем бестселлере «Гравитация гравитации» Мэри пишет: «Не верьте слухам о том, что дети уходят из Страны затерянных душ. Мы здесь навсегда. Те, кого вы больше не встречаете, стали жертвами “усталости от гравитации” и в данный момент либо уже достигли центра Земли, либо находятся где-то на пути к нему. Думаю, центр Земли стал густонаселенным местом, но, с другой стороны, возможно, именно духам детей, живущих там, мы обязаны тем, что планета все еще не остыла и покрыта зеленью».

Глава пятая

Высшее общество

Когда-то Мэри Хайтауэр звали иначе. Она уже не помнила, как именно, но точно знала, что ее настоящее имя начиналось с буквы «м». Она решила, что ее будут звать Мэри, потому что это хорошее, доброе имя, которое как нельзя лучше подходит матери. Да, ей было лишь пятнадцать лет, но, останься она в живых, она бы наверняка стала матерью. И хотя Мэри умерла, она все равно стала ею — для тех, кто в этом нуждался, а таких было немало.

Фамилию Мэри приобрела, когда первой рискнула подняться на самый верх.[2]

Казалось бы, она не сделала ничего особенного — просто поднялась по ступеням и первая застолбила участок. Однако этот смелый поступок породил в других такое уважение к ней, о котором Мэри даже помыслить не могла. Все благоговели перед Мэри, и вслед за ней наверх поднялись другие дети, живущие в Стране затерянных душ. Поняв, что теперь она занимает высокое во всех смыслах положение, Мэри решила поделиться со всеми тем, что знала о Стране затерянных душ. Она занималась литературой уже больше ста лет, но до сих пор ее книги были доступны лишь узкой группе читателей, детям младшего возраста, которых Мэри взяла под свое крыло. В тот момент, когда просто Мэри стала Мэри Хайтауэр, все изменилось. Теперь ее книги стали доступны всем, и созданная ею маленькая группа превратилась во внушительных размеров сообщество из нескольких сотен человек.

Некоторые дети считали, что Мэри — богиня. Мэри не хотела, чтобы ее так называли, но уважение и почет, которыми окружили ее ребята, определенно пришлись ей по душе. Конечно, враги у нее тоже были, и они говорили о ней не слишком лицеприятные вещи, но, если уж и решались что-то высказать, то только находясь на безопасной дистанции.

В тот день вид с верхнего этажа был особенно восхитителен, и Мэри иногда казалось, что из ее окна можно увидеть весь мир. Конечно, девушке было известно, что мир этот живет без нее. Далеко внизу двигались автомобили, в которых ехали живые люди, по улицам бесконечной вереницей тянулись автобусы, казавшиеся сверху небольшими точками, и такси, которые были еще меньше. Пусть себе едут по делам, думала Мэри. Для меня они — ничто. Меня интересует этот мир.

Услышав стук в дверь, Мэри оторвалась от окна. Спустя мгновение в комнате появился Страдивариус, маленький мальчик с покрытой мелкими завитками густых светлых волос головой.

— В чем дело, Вари?

— Пришел сыщик и хочет видеть вас, мисс Мэри. Говорит, у него что-то очень интересное.

Мэри вздохнула. Сыщиками себя нынче называют все кому не лень. Обычно никто ничего интересного не находит. Кусок бумаги, щепку или какие-нибудь еще пустяки. Истинные сыщики всегда приходят с интересным товаром. Они — настоящие мастера своего дела и знают наперечет все возможные обстоятельства, при которых полезные вещи попадают в Страну затерянных душ. Таких сыщиков мало.

— Мы знаем этого человека?

— Думаю, да, — ответил Страдивариус. — Мне кажется, он принес какую-то вкусную еду!

Последняя фраза заинтересовала Мэри, хотя она постаралась скрыть от Вари, насколько сильно. Мэри отлично умела прятать свои чувства, но если сыщик и вправду принес вкусную еду, попавшую в Страну из мира живых, сдержать эмоции будет нелегко.

— Проводи его ко мне.

Вари неслышно исчез за дверью и вернулся с подростком, которому на вид было около тринадцати лет. На мальчике не было ничего, кроме плавок. Резинки плавок спереди видно не было — его скрывали складки жирного живота. Да уж, подумала Мэри, увы, но выбирать, в чем и при каких обстоятельствах умирать, нам не дано. Мальчику было суждено вечно ходить в мокрых плавках, а ей — в чертовски неудобном школьном платье. Единственное, что нравилось в нем Мэри, так это то, что оно было зеленым, совсем как ее глаза.

— Привет, мисс Мэри, — сказал сыщик с уважением. — Вы помните меня, не правда ли?

Парень улыбнулся, но рот его при этом растянулся слишком широко, обнажив неестественное количество зубов. У Мэри появилось чувство, что верхнюю часть головы мальчика можно снять, как половинку печенья, сделанного в виде раскрытого орешка.

— Да, я помню тебя. Ты — Спидо из Нью-Джерси. Когда ты последний раз был здесь, принес нам апельсин, правильно?

— Грейпфрут! — ответил подросток, невероятно обрадованный тем, что Мэри его помнит.

Мэри давно не видела этого сыщика, но разве можно забыть эти плавки?

— Что же ты принес сегодня?

Мальчик улыбнулся еще шире, хотя казалось, что это невозможно. Теперь две полоски зубов тянулись в аккурат от уха до уха.

— Я принес нечто фантастическое!.. Как насчет… небольшого десерта?

— Десерта? — переспросила Мэри. — Пожалуйста, только не говори, что принес это ужасное печенье «Фортуна»!

Определенно, такое предположение обидело Спидо.

— Я сыщик, мисс Мэри. Я отлично понимаю, что занимать ваше время печеньем «Фортуна» не стоит. Я его даже не подбираю.

— Очень разумно, — сказала Мэри. — И прости, пожалуйста, я не хотела тебя обидеть. Будь добр, покажи, что ты принес.

Спидо выскочил за дверь и быстро вернулся с коробкой, которую положил на стол.

— Возможно, вам стоит сесть, — предположил он.

Она осталась стоять, и тогда мальчик снял крышку и под ней оказалось то, что Мэри уже и не чаяла когда-либо увидеть вновь.

— Торт на день рожденья!

Смысла скрывать изумление не было, и, наверное, Мэри следовало послушаться сыщика и сесть, так как при виде торта у нее подкосились ноги. Это был не кусочек хлеба или объеденная куриная косточка, которые Мэри часто приносили другие сыщики. Перед ней лежал целый торт, круглый, белый и притом абсолютно нетронутый. На нем было написано: «Сюзи в день пятилетия». Девушка понятия не имела, кто такая Сюзи, да и знать этого не хотела, поскольку, раз у нее был день рожденья, значит, она была жива, а живые не интересовали Мэри. Она подняла палец и повернулась к сыщику.

— Можно?

— Конечно!

Медленно, осторожно Мэри опустила палец и дотронулась до торта, проведя по краю. Она почувствовала, как к пальцу пристала сахарная пудра. Подняв руку, Мэри положила палец в рот и ощутила ее вкус. Он был таким непреодолимо соблазнительным, что Мэри подумалось, будто она грезит. Все чувства всколыхнулись разом, Мэри даже пришлось закрыть глаза. Ванильный крем! Такой сладкий!

— Классная штука, правда? — спросил Спидо. — Я уж было собирался сам его съесть, но потом подумал, что любимая клиентка наверняка им заинтересуется. То есть вы, — добавил он, словно Мэри могла подумать, что он имеет в виду кого-то еще.

Мэри улыбнулась и хлопнула в ладоши, так как догадалась, каким образом торт оказался в руках у сыщика.

— Ты бываешь на вечеринках! Как умно!

Все знали, что в Страну затерянных душ попадает только та еда, что приготовлена с любовью, да и то лишь в тех случаях, когда по каким-то причинам она не попадает в рот тому, кому предназначалась. Нет ничего более эффективного, чем присутствовать на вечеринках в честь дня рождения и ждать, пока приготовленное с любовью угощение по каким-либо причинам не окажется безвозвратно испорченным. Кто, кроме матери, вложит в крем так много любви?

— Это великолепно! — сказала Мэри. — Высший класс!

Спидо занервничал и принялся поправлять плавки — совершенно бессмысленное действие, так как не было ни малейшего шанса, что они когда-нибудь свалятся.

— Вы же никому не расскажете, Мэри, не правда ли? Я хочу сказать, что это моя коммерческая тайна. Если другие узнают, куда я хожу, чтобы добывать еду, мой бизнес погибнет.

— Я никому не скажу, — заверила Мэри. — Но ты должен мне кое-что рассказать. Сколько же дней тебе пришлось торчать на вечеринках, прежде чем ты дождался этого торта?

Мальчик гордо запыхтел.

— Триста семьдесят пять!

Мэри покачала головой.

— Тебя, должно быть, уже тошнит от них!

— Ну, каждый делает, что умеет, верно? — сказал Спидо.

Он обошел вокруг торта, словно продавец подержанных автомобилей.

— Да, там было на что посмотреть. Та малышка поднялась и стащила торт со стола прежде, чем они успели в него воткнуть свечи! Он упал на пол и превратился в бесформенную груду, но, как видите, на столе, в том месте, где он стоял, осталась полномасштабная копия — призрак торта, который мне только и оставалось, что взять в руки.

Мэри посмотрела на торт, и ей захотелось снова погрузить палец в крем. Усилием воли она заставила себя не делать этого. Слишком легко было не удержаться и наброситься на него. Вряд ли она смогла бы остановиться, пока на столе не осталось бы ни единой крошки.

— Итак, — сказал Спидо. — Как вы думаете, сколько он может стоить?

— А сколько ты просишь?

— Откуда мне знать, что просить, когда я не знаю, что есть у вас?

Мэри обдумала эту фразу. Торт, пожалуй, был раз в десять дороже всего того, что она отдавала взамен во время предыдущих сделок. Он был, Мэри понимала это, настоящей золотой жилой для Спидо. Вполне возможно, второго такого случая сыщик может никогда не дождаться. Он заслуживал честной сделки.

Мэри пересекла комнату и подошла к комоду. Достав связку ключей, она бросила ее Спидо. Мальчик поймал ее.

— Ключи? — спросил он. — Я находил множество ключей. От них никакого толку, если замок, к которому они подходят, не попадает в Страну затерянных душ вместе с ними. А это практически исключено.

— В мире живых пару недель назад произошел крайне странный случай, — пояснила Мэри. — Мужчина вышел из машины на одном конце автоматической мойки, но автомобиль так и не появился на другом ее конце. Никто даже предположить не мог, что с ним случилось.

Спидо посмотрел на Мэри со смешанным выражением надежды и недоверия на лице.

— И что же с ним случилось?

— Пятна на солнце.

— Как это?

Мэри вздохнула.

— Если бы ты читал мою книгу «Все, что вы хотели знать о завихрениях пространства, но боялись спросить», ты бы знал, что в результате усиления солнечной активности в пространстве возникают завихрения, через которые в Страну затерянных душ из мира живых время от времени попадают разные вещи.

— О, — сказал Спидо. — Пятна на солнце, понятно. Мэри улыбнулась.

— В северной части автомобильной стоянки старого вокзала Пенн Стэйшн ты найдешь серебристый «Ягуар». Я никуда не езжу, так что сомневаюсь, что он мне пригодится. Он твой, если ты пообещаешь приносить все самое лучшее сюда.

Мэри видела, что сыщик обрадовался, услышав о машине, но он умел вести переговоры, поэтому старался скрыть воодушевление.

— Ну, — сказал Спидо. — Вообще говоря, тачка у меня уже есть…

— Да, — ответила Мэри. — Ты рассказывал, когда был у меня в прошлый раз. Насколько я помню, от нее больше проблем, чем удовольствия, потому что ты никогда не знаешь, где найти место для парковки.

— Да, — согласился Спидо. — Наверное, стоит подумать о чем-нибудь поменьше. Ладно, договорились!

Дав волю воодушевлению от удачной сделки, Спидо крепко пожал руку Мэри, гораздо крепче, чем позволяли приличия.

— «Ягуар». Bay!

Мальчик улыбнулся еще шире, растянув губы до середины ушей. Мэри просто не могла удержаться и не сказать что-нибудь на этот счет. Кто-то должен был дать знать Спидо, что с улыбкой не все благополучно.

— Тебе следует знать, что у живого человека всего тридцать два зуба.

Спидо посмотрел на Мэри, пораженный ее покровительственным тоном.

— Восемь резцов, — продолжала девушка как ни в чем не бывало. — Четыре клыка, восемь передних коренных зубов и двенадцать моляров, если, конечно, человек взрослый и у него выросли зубы мудрости.

— О, — сказал Спидо и покраснел.

— Я понимаю, улыбка — твой рабочий инструмент, но если думать о ней слишком часто, она способна обрести немыслимые масштабы.

Прежде чем мальчик повернулся, чтобы уйти, Мэри с удовлетворением заметила, что его рот уменьшился до приемлемых размеров.

В книге «Призрачные видения. Путеводитель по жизни для мертвых» Мэри Хайтауэр пишет: «Если в какой-то момент вам покажется, что окружающие странно на вас смотрят, и вы не можете понять, почему это происходит, есть вероятность, что вы теряете связь с собственным образом. Это значит, что ваше тело или лицо начинают меняться. Помните, мы выглядим так, как выглядим, только потому, что знаем, каков был наш внешний вид при жизни. Если вы забудете, что у вас голубые глаза, они могут стать желтыми или пурпурными. Если вы забудете, что у человека на руках десять пальцев, вполне возможно, что однажды вы обнаружите, что у вас их двенадцать. Единственным средством против потери образа является фотография, на которой, по вашему мнению, изображены вы. Если вам повезло и вы попали в Страну затерянных душ вместе со своей фотографией — это к лучшему. Изучайте фотографию. Старайтесь запомнить как можно больше деталей. Когда изображение отпечатается в памяти, достаточно будет представить его, и вы снова будете выглядеть так, как раньше. Если, конечно, вы этого хотите».

Глава шестая

Падальщики

Ник прекрасно помнил все, что было связано с его земной жизнью: как выглядели его родители и он сам и что он съел на завтрак в тот злосчастный день, когда случилась авария, в результате которой он оказался здесь. Правда, перед его глазами был пример Лифа, превратившегося за годы, проведенные в лесу, в чистый лист бумаги. Если воспоминания действительно стареют и выцветают, как старые газеты, сколько времени осталось до того момента, как Ник, подобно Лифу, не сможет вспомнить, как его зовут? Ему не хотелось ничего забывать.

Ребята, привыкшие к тому, что их возили на машинах со скоростью сто километров в час, продвигались на юг медленно и с большим трудом. Ник никогда не был любителем пешего туризма. Когда он еще был жив, от долгих прогулок у него начинали болеть суставы, к тому же он рано или поздно натыкался на какое-нибудь природное препятствие — корень или что-нибудь еще, падал и обдирал колено. Оказалось, что туризм в загробном мире — занятие столь же неприятное. Да, расшибить колено было отныне невозможно, суставы не болели, но вскоре Ник понял, что, как и прежде, испытывает жажду. И не только жажду, но и голод. Лиф рассказал ребятам, что есть и пить им больше не нужно, так же как и дышать, но жажда и голод продолжали донимать их. «Вы привыкнете к этому», — напутствовал их Лиф, когда они уходили из леса. Но Ник не был уверен в том, что привыкать к вечному неудовлетворению — это то, чего он действительно хочет.

Вскоре стало понятно, что призрачному телу не нужен и сон, но, как и в случае с едой, желание поспать постоянно преследовало ребят. Ник и Элли договорились, что будут посвящать часть времени отдыху, как они делали раньше, когда были живы. Для них ночной сон был одной из ниточек, связывавших с жизнью, и они не хотели бы, чтобы она оборвалась. Однако оказалось, что такое простое дело, как устроиться на ночлег, в Стране затерянных душ оказалось не таким уж простым. Ребята не могли позволить себе лечь где попало.

«Как можно спать, если проваливаешься под землю?» — спросил Ник в первый же вечер. На дороге их здорово выручала изобретенная Ником обувь, но они не проваливались только потому, что постоянно находились в движении, а если останавливались, через некоторое время начинали уходить под землю. В первую ночь им так и не удалось придумать способ лечь на зыбкую почву и пришлось идти до утра.

Решение пришло на второй день путешествия. В местах, где дорога петляла между скалами, ребята стали замечать на асфальте пятна, которые отличались от большей части дорожного покрытия. В этих местах Ник и Элли не проваливались! Пятна были небольшими, около метра в диаметре. Откуда они взялись, первой поняла Элли, когда они проходили мимо одного из таких пятен, которое было украшено деревянным крестом.

— Я знаю, что это! — воскликнула Элли. — Я видела такие кресты, когда мы путешествовали по Мексике. Местные жители ставят небольшие кресты вдоль дорог, в тех местах, где в автомобильных катастрофах погибли люди. Я никогда не задумывалась, существует ли такой обычай у нас, в Штатах, но, оказывается, здесь тоже есть люди, которые ему следуют.

— Значит, в месте, где душа выходит из тела, остается отметина, которая со временем превращается в «мертвое место»!

Нику ничего не оставалось, кроме как согласиться, что Элли сделала любопытное, хотя и слегка мрачное открытие.

Они устроились на ночлег на одном из таких пятен, крепко прижавшись друг к другу, так как оно было небольшим. Дети лежали, греясь в лучах исходившего от них сияния, и, имея возможность немного отдохнуть, даже позволили себе небольшой разговор перед сном. Они говорили о ничего не значащих вещах, которые помогали им отвлечься от ситуации, в которой они оказались: о любимой музыке или о том, кто выиграл чемпионат мира в то время, пока они спали. Но, как это часто случается с ночными разговорами, беседа их вскоре приняла рациональный и трезвый характер.

— Когда приду домой, — сказала Элли, — найду способ показать всем, что я пришла.

— А если они тебя не увидят? — спросил Ник. — Если в их жизни ничего не изменится, словно тебя и в помине нет?

— Да нет, так не будет.

— Это почему? — поинтересовался Ник. — Потому что ты так хочешь? Но в жизни никогда не бывает так, как хочешь.

— Откуда ты знаешь? Тебе о мире известно не больше, чем мне.

— Да, верно. Вот почему я надеюсь, что к тому моменту, когда мы попадем домой, я буду знать больше. Нужно найти других призраков, более опытных, и пообщаться с ними.

— Другие затерянные души, — поправила его Элли, которая твердо решила, что слово «призрак» применять не будет.

Вспомнив о призраках, Ник решил посмотреть на руки, чтобы изучить исходящее от них странное белое сияние. Он заметил, что линии на ладонях не исчезли, так же как и узоры на кончиках пальцев. Возможно, размышлял Ник, мне это только кажется, так как я помню, что там должно быть. Интересно, если бы я долетел до того конца тоннеля, где горит свет, остался бы я таким, как сейчас, или последние воспоминания о земном облике растворились бы в сиянии, исходившем из того места, куда я так и не добрался и где, возможно, находится моя семья?

— Нужно смириться с мыслью, что когда мы придем домой, вполне возможно, никого там не обнаружим, — сказал Ник вслух.

Девушка поджала губы.

— Может, в твоем случае так и будет, но со мной в машине был только отец. Мама осталась дома, потому что сестра заболела.

— Ты не беспокоишься об отце? Вдруг он не выкарабкался?

— Ну, куда-то он выкарабкался точно, — сказала Элли. — Чего не скажешь о нас. Помнишь, Лиф говорил — все остальные либо выжили, либо отправились, куда положено. Значит, так или иначе для них все определилось.

В том, что сказала Элли, был свой резон: приятно было сознавать, что место, в которое все люди рано или поздно отправляются, действительно существует и что конец — на самом деле вовсе не конец. И все же Ник не мог не беспокоиться о семье — ведь его родные, возможно, в этот самый момент находятся в каком-то загадочном и пугающем месте… Вдруг в голову Нику пришла светлая мысль.

— Я что-то не помню, чтобы на месте аварии были мертвые пятна. Нас выбросило в лес, а на дороге я их не видел!

— Ну, тогда мы их не искали, — заметила Элли, но Ник решил, что будет придерживаться своей точки зрения. В конце концов, лучше верить во что-то, чем находиться в неведении.

— А куда вы в тот день ехали? Элли ответила не сразу.

— Не помню. Странно, да?

— Я тоже начинаю забывать, — признался Ник. — И не хочу забывать лица родных.

— Ты не забудешь, — заверила его Элли, и, хотя доказательств у нее не было, Ник решил, что тоже будет верить в это.

* * *

На третий день они спустились с гор. На равнине дорога стала шире и меньше петляла. Они все еще находились в северной части штата Нью-Йорк, за много километров от дома. При такой скорости потребуются недели, а может, месяцы, чтобы туда добраться.

Они шли вперед, города сменяли друг друга, и через некоторое время ребята научились быстро распознавать мертвые места. Они отличались от окружающего мира живых. Основной их приметой была резкость и ясность — по сравнению с окружающим миром казалось, что они в фокусе. Кроме того, краски в таких местах были ярче, они не казались поблекшими. Когда Элли и Ник останавливались в таком месте, им становилось хорошо. Ребятам казалось, что они имеют отношение к этим местам, и складывалось впечатление, что призрачен на самом деле мир живых людей.

Все, что не относилось к Стране затерянных душ, казалось размытым и серым, и это чувство пронизывало душу, как холодный ветер. Хотя ребята не говорили об этом, но, глядя на призрачный пейзаж, им часто хотелось вернуться в прекрасный зеленый лес, в котором остался Лиф.

Наступил вечер пятого дня пути. Элли и Ник обнаружили большое мертвое пятно прямо под дорожным знаком, на котором было написано: «Добро пожаловать в округ Рокланд!» Сквозь асфальт пробивались молодые побеги, покрытые листвой, которая радовала глаз яркими красками. Молодым деревьям, растущим на мертвом месте, суждено было оставаться зелеными до скончания веков — смена времен года отныне им не грозила. Место было достаточно большим, Ник и Элли отлично уместились на нем, им даже удалось вытянуть ноги.

— Мне надоело спать каждую ночь, — сказал Ник. — На самом деле это совершенно не нужно. Мы же не устаем.

Но, помедлив, Ник рассказал об истинной причине того, почему он отказывается спать — ему не нравилось лежать с закрытыми глазами и не видеть снов. Элли это тоже не нравилось, но она не хотела говорить на эту тему. Однажды, это было уже несколько лет назад, у нее случился приступ аппендицита. Элли отвезли в больницу и сделали операцию под общим наркозом. Это было странное чувство. На девочку надели маску, и пришлось дышать парами, которые подавались внутрь. И вдруг — раз, и все, Элли отключилась. Через мгновение, по крайней мере, ей так показалось, Элли снова пришла в сознание. На животе у нее был разрез, сделанный во время операции, уже зашитый. Элли это не понравилось. Было как-то… ну, словно она на какое-то время перестала существовать. Сон в Стране затерянных душ оставлял похожее впечатление.

— Мы спим, потому что можем это делать, — сказала Элли. — Это одна из ниточек, которыми мы связаны с миром живых людей.

— Как восемь часов, похожих на смерть, могут связывать нас с миром живых?

Элли не знала, что ответить, кроме того, что ей это казалось правильным. Это было естественно, а в их неестественном состоянии все естественное было на пользу. Ник перестал ворчать и стал укладываться спать.

— Я лягу, — пообещал он. — Но спать не буду. Буду лежать и смотреть на звезды.

Оказалось, впрочем, что звезды не настолько интересны, чтобы смотреть на них всю ночь. Выяснилось, что наблюдать за ними достаточно скучно. Ник уснул еще раньше, чем Элли. Девочка задумалась над серьезностью их положения, и мрачные мысли на время лишили ее сна. Что будет, если она придет домой и узнает о том, что отец погиб в той автокатастрофе, а мама уехала жить в другое место? Элли не сможет спросить, куда переехала мама, и у нее не будет никакой возможности узнать это. Расстроенная Элли обрадовалась, когда почувствовала, что тяжелый, похожий на наркоз сон наконец берет над ней верх.


Нападение произошло внезапно, посреди ночи.

Открыв глаза, Элли и Ник обнаружили, что над ними склонились злые светящиеся физиономии. Спустя мгновение чьи-то руки схватили их, подняли с земли и грубо потащили куда-то. Ребятам показалось, что случилось самое страшное, и они попали в лапы чудовищам. Но оказалось, что это не чудовища, а группа ребят, по возрасту едва ли старше Элли.

— Ник! — закричала девочка. Но ее товарищ был слишком занят — он бился с двумя парнями, старавшимися скрутить его.

— Да какого черта? — кричал Ник. — Кто вы такие? Что вам нужно?

— Вопросы здесь задаем мы, — ответил один из ребят, по всей видимости, главарь шайки. Он был самым младшим, но, определенно, самым крутым во всей банде. На нем были широкие мешковатые брюки до колен, похожие на те, что были надеты на Лифе, а с губы свисала сигарета, которая никогда не уменьшалась и не сгорала. Но самой странной чертой его внешнего облика были руки. Они были очень большими, мощными и узловатыми, как руки взрослого мужчины. Когда мальчик сжимал кулаки, казалось, он носит боксерские перчатки.

— Я думаю, это «зеленые», Джонни-О, — сказал парень с копной ярко-рыжих волос, делавшей его похожим на куклу, известную под именем Оборванец Энди. — Может, неделю тут, может, меньше.

— Сам вижу, — сказал Джонни-О. — Думаешь, я дурак? Отличить «зеленого» не смогу?

— Мы такие же затерянные, как и вы, оставьте нас в покое, — попросил Ник.

Джонни-О рассмеялся.

— Конечно, затерянные, идиот. Мы сказали, что вы «зеленые», только что попали, значит. Понял?

— Может, у них что в карманах есть? — спросил Оборванец Энди.

— Добро пожаловать в Страну затерянных душ, — произнес Джонни-О тоном, заставившим Ника и Элли засомневаться в искренности его радушия. — Здесь моя территория, вам придется заплатить за проход.

Элли ударила по лицу парня, державшего ее, чтобы тот перестал за нее цепляться.

— Вы всегда так встречаете прохожих? — спросила она.

Джонни-О затянулся сигаретой.

— Прохожие иногда сами нарываются.

Ник стряхнул двоих парней, удерживавших его.

— Нам нечем тебе заплатить.

— Да, так что тебе придется убить нас, — ядовито добавила Элли. — Ой, совсем забыла, не получится.

— Выверни карманы, — приказал Джонни-О, и его подручные полезли в карманы брюк Элли и Ника. Вывернув карманы, они обнаружили по большей части ошметки хлопка, которые всегда скапливаются в одежде, но у Ника оказалась пара вещей, о которых он совершенно забыл. Малолетним преступникам досталась старая стертая монета, достоинство которой было уже невозможно разглядеть. Парням она показалась неинтересной, и они бросили ее Нику. Он поймал монету и положил ее обратно в карман.

Второй предмет, обнаруженный в карманах Ника, привлек внимание подручных Джонни-О.

— Смотри-ка, — сказал один из парней, чье лицо казалось странным от того, что его губы были темно-фиолетового цвета. Похоже, парень умер, подавившись виноградным леденцом. Он держал в руках твердый комок, выпавший из кармана Ника, и тот быстро вспомнил, что это. В руках у парня была изжеванная резинка «ABC», завернутая в бумажку, оставшуюся от упаковки. Мама Ника всегда раздражалась, если находила в кармане жевательную резинку, когда собиралась стирать вещи.

Юноша с фиолетовыми губами держал на ладони твердый холодный комок и смотрел на Джонни-О, не зная, что делать дальше.

— Дай сюда, — приказал начальник.

Да, голос у него действительно был начальственный, особенно учитывая небольшие размеры и возраст мальчика. Джонни-О протянул свою массивную лапу.

Парень с фиолетовыми губами колебался.

— Мы можем разрезать ее на кусочки, — предложил он.

— Сказал, дай сюда, — повторил Джонни-О и поднес раскрытую ладонь парню прямо под нос.

Да, такой здоровой крепкой руке трудно отказать. Парень с фиолетовыми губами почтительно положил круглый комок на протянутую ладонь.

— Если мне в следующий раз придется просить дважды, — сказал Джонни-О, — ты отправишься вниз.

Кадык парня нервически задергался, словно в горле у него был каштан. Ну, или тот здоровенный леденец.

Элли и Ник недоверчиво смотрели, как Джонни-О развернул бумажку, в которую была завернута липкая жевательная резинка, и тут же забросил комок в рот.

— Какая гадость, — сказал Ник.

В качестве ответа Оборванец Энди ткнул его кулаком в живот. Ник рефлекторно согнулся пополам, но секунду спустя понял, что ему совсем не больно. Как это должно быть обидно для бандитов, подумал он, раз они, несмотря на усилия, никому не могут сделать больно. Да, Страну затерянных душ вполне можно назвать адом для забияк.

Джонни-О старательно жевал комок жвачки, чтобы размягчить его. На мгновение он даже закрыл глаза.

— В этой резинке осталось много вкуса, — сказал он. — Корица.

Джонни-О посмотрел на Ника.

— Ты всегда так бездарно обходился со жвачкой? — спросил он. — Я имею в виду, когда был живой?

Ник пожал плечами:

— Жевал, пока чувствовался вкус.

Джонни-О продолжал двигать челюстями:

— Да у тебя язык онемел совсем.

— Можно я потом пожую? — спросил парень с фиолетовыми губами.

— Не лезь, — посоветовал Джонни-О.

Их разговор насмешил Элли, и Джонни-О злобно посмотрел на нее. Пока он смотрел, на его лице отражалась работа мысли.

— Ты не слишком красивая девочка, так ведь? — спросил он.

Элли плотно сжала губы от злости, и от этого, она знала, стала менее привлекательной. Осознав это, Элли рассердилась еще сильнее.

— Достаточно красивая, — отрезала она. — По крайней мере, для себя.

Это было правдой. Никто никогда не говорил Элли, что она убийственно красива, но она прекрасно понимала, что достаточно привлекательна. Элли разозлилась, скорее, из-за того, что ей пришлось разговаривать на эти темы с этим маленьким рукастым подонком, который к тому же не брезговал резинкой, которую уже жевал другой человек.

— По десятибалльной шкале, — заявила Элли, — оцениваю себя на семерку. А вот тебе я бы больше тройки не дала.

Посмотрев на парня, Элли поняла, что задела его, в частности, потому, что сказала правду.

— Семерка? Да на что тут смотреть? — спросил Джонни-О. — Да мне кажется, мы больше и не увидимся. Как считаешь?

— Что ты имеешь в виду? — спросил Ник.

Ему не понравился тон, которым была произнесена последняя фраза. Элли тоже была от нее не в восторге.

Джонни-О скрестил руки на груди, отчего они показались еще больше, так как грудная клетка у него была узкая.

— Куска жвачки недостаточно, чтобы пройти по моей территории, — заявил он.

Повернувшись к Нику, он продолжил:

— Ты пойдешь ко мне в слуги.

— Ничего подобного, — ответила за него Элли.

— Я не с тобой разговариваю. Такие, как ты, нам вообще здесь не нужны.

— Так, — сказала Элли. — Имей в виду, я без него не уйду.

Все члены шайки рассмеялись.

— О, — пояснил Оборванец Энди. — Я не думаю, что он захочет пойти с тобой.

Элли не совсем поняла, что он имел в виду, но в душе ее поднялась паника.

— Хватайте ее, — отдал приказ Джонни-О.

Элли поняла, что нужно немедленно что-нибудь придумать, и сказала первое, что пришло ей в голову.

— Пошли вон, или я сейчас позову Макгилла! Парни замерли на месте.

— О чем ты говоришь? — спросил Джонни-О уже не столь уверенно.

— Ты слышал, что я сказала! — закричала на него Элли. — У нас с ним особое соглашение. Когда мне очень нужно, он приходит. А я скармливаю ему маленьких бандитов, у которых руки больше, чем мозги.

— Она врет, — сказал один из малолетних преступников.

Во время разговора он молчал, вероятно, потому, что у него был отвратительный скрипучий голос. Джонни-О казался рассерженным:

— Конечно, врет.

Он посмотрел на Элли и перевел взгляд на молчаливого парня.

— А ты откуда знаешь, что врет?

— Да она «зеленая» совсем, — пояснил тот. — Может, только что появилась. Она Макгилла в глаза не видела.

— Да, — вмешался парень с фиолетовыми губами. — Кто видел Макгилла, назад не возвращается.

— За исключением ее, — встрял в разговор Ник, которому показалось, что он знает, как уладить ситуацию. — Вот почему я с ней иду. Пока я с ней, Макгилл защищает и меня тоже.

— Так на что же он похож? — спросил Джонни-О, пристально глядя на Элли, чтобы понять, блефует она или нет.

— Да, я могу тебе сказать, — ответила Элли, применяя свой излюбленный прием. — Но потом мне придется убить тебя.

Члены шайки снова рассмеялись. Джонни-О сжал здоровенный кулак и треснул ближайшего мальчика, чтобы тот заткнулся. Он отлетел в сторону метра на полтора. Джонни-О снова повернулся к Элли.

— Я думаю, ты врешь, — заявил он.

— Я думаю, тебе стоит это проверить, — бросила ему Элли. — Тронь меня, и я позову Макгилла.

Джонни-О колебался. Он посмотрел на Элли, на Ника, потом на окружавших его ребят. Его авторитету был брошен вызов, и Элли поняла это слишком поздно — времени на новый блеф у нее не оставалось. Ей нужно было подумать о том, чтобы оставить возможность маленькому подонку сохранить достоинство, потому что парни вроде него скорее согласятся оказаться в пасти у чудовища, чем терпеть неуважение от девчонки.

Он посмотрел Элли прямо в глаза и заявил:

— Ты отправляешься вниз.

Сказав это, он щелкнул пальцами. Раздался сухой щелчок, словно кто-то сломал пополам тарелку. Трое парней схватили Элли, стащили с мертвого места на дорогу и с силой навалились ей на плечи.

Спустя мгновение Элли провалилась в асфальт по колено, а еще через секунду — по пояс.

— Нет! — закричала она. — Макгилл, Макгилл! Это позволило ей выиграть короткую паузу, а когда чудовище из воздуха не материализовалось, бандиты продолжили вгонять Элли в асфальт. Теперь, когда плечи Элли были у их ног, задача упростилась.

Ник пинал ногами державших его ребят и старался выкрутиться из цепких рук, но ему это не удавалось. Он был вынужден смотреть, как бандиты давят на плечи Элли, и ее тело все глубже и глубже погружается в землю. Вскоре плечи исчезли, теперь из асфальта торчали только шея и голова, которая продолжала кричать. В крике Элли отчетливо слышались истерические нотки, и Джонни-О рассмеялся.

— Позвольте мне отдать почести, — сказал он. Подойдя к Элли, он схватил ее за макушку и надавил.

— Приятного путешествия, — напутствовал он девочку. — Можешь нам не писать.

Вдруг к всеобщему гвалту присоединился еще один голос. Словно из ниоткуда, раздался душераздирающий визг, все разом обернулись и увидели странную фигуру, бежавшую к ним, широко раскинув руки.

— Макгилл! — закричал один из членов шайки. — Макгилл!

Вновь раздался боевой клич, после чего Элли перестала что-либо слышать и видеть, так как ее уши и глаза оказались под асфальтом. Джонни-О перестал давить, но гравитация сделала свое дело. Дорога поглотила Элли, словно трясина, и девочка почувствовала, что продолжает опускаться. Она попыталась кричать, но не услышала звука, его полностью заглушила окружающая ее земля. Планета поглотила ее, и она чувствовала, как грудь, где когда-то были легкие, наполняется землей. Это чувство было страшней всего, что Элли испытала за свою короткую жизнь. Ей пришло в голову, что, вполне возможно, для нее это и станет вечностью. Она была на пути к центру Земли. Как глубоко она успела погрузиться? На двадцать сантиметров? На два метра? Она заставила руки двигаться, для этого ей пришлось напрячь все силы без остатка. Ей показалось, что она пытается плыть в бассейне с патокой. Элли подняла руку над головой и попыталась за что-нибудь уцепиться, чтобы вытащить себя, но все без толку. Когда последняя надежда иссякла, вверху кто-то появился. С трудом разглядев чью-то руку, Элли схватилась за нее и почувствовала, что скользит вверх, сантиметр за сантиметром. Неимоверным усилием она подняла вторую руку, вскоре она оказалась снаружи, над асфальтом, и ее тут же кто-то схватил. Элли поднималась и через несколько секунд почувствовала, что макушка, а за ней уши, глаза и рот оказались над дорогой. Наконец она смогла закричать и услышала звук собственного голоса, который был заглушен камнями и землей, словно подушкой.

Неужели Джонни-О и его банда передумали? А может, это было чудовище, которое она вызвала из леса? Элли снова обрела способность видеть и взглянула в лицо своему спасителю.

— Лиф?

— Тебе лучше? — спросил он. — Я уж подумал, ты совсем провалилась.

Ник был рядом с Лифом, и вдвоем они продолжали тянуть Элли из земли, пока она не освободилась. Вытащив Элли, мальчики помогли ей добраться до мертвого места, где можно было передохнуть. Она упала, как подкошенная, тяжело дыша, и Лиф посмотрел на нее с удивлением.

— Знаю, знаю, — отозвалась Элли. — Я не могу задыхаться, но мне так хочется. Я бы наверняка задыхалась, будь я жива.

— Да все нормально, — сказал Лиф. — Может, когда-нибудь и меня научишь чувствовать снова.

— Где Джонни-О и его шайка отморозков?

— Удрали, — ответил Ник. — Они жутко испугались, когда Лиф ринулся в атаку. Убежали тут же.

Лиф засмеялся.

— Они и правда подумали, что я Макгилл. Смешно, скажи?

Лиф стал выдергивать призрачные побеги, растущие под плакатом «Добро пожаловать в округ Рокланд!» и чинить с их помощью свою полуразвалившуюся обувь, пострадавшую во время атаки на Джонни-О.

— Ты следовал за нами все это время? — спросила Элли.

— Да, — пожал плечами Лиф. — Надо было удостовериться, что вас не сожрут чудовища, так ведь?

— Чудесно, — сказал Ник. — У нас есть свой ангел-хранитель.

— Если бы я был ангелом, меня бы здесь не было, правда?

Элли улыбнулась. Проведя столько лет в лесу, Лиф все-таки решил покинуть его ради их безопасности. Наверняка ему было нелегко сделать выбор, и Элли решила, что с этого момента будет заботиться о нем, чего бы ей это ни стоило.


Дожидаться восхода ребята не стали, побоявшись, что Джонни-О и его банда могут вернуться. Элли чувствовала, что столкновение с малолетними преступниками странным образом, вместо того чтобы расстроить, подбодрило ее. Ник, как обычно, был полон пессимизма, вспоминал роман «Повелитель мух» и рассуждал об опасности детской преступности и о проблемах беспризорных детей, но даже в его ворчании чувствовалось воодушевление — ведь встреча с Джонни-О стала доказательством того, что других обитателей в Стране затерянных душ предостаточно. Конечно же, решили ребята, не все они такие, как члены шайки Джонни-О.

Тем временем они добрались до Гудзона и остановились вблизи утесов, окаймляющих большую федеральную трассу. Скалы выглядели внушительно — в древние времена под безжалостным напором ледников западный берег реки, должно быть, трещал и ломался, словно хрупкое стекло, и в память о том времени остались утесы, похожие на острые обломки зубов в гигантской челюсти. По шоссе двигалось множество машин, но ребятам не было до них никакого дела, они привыкли и не обращали внимания, даже когда те случайно проезжали прямо сквозь них. А Элли затеяла игру, стараясь угадать, что за песня звучит в машине, в те считанные мгновенья, когда ребята оказывались внутри салона.

— Да, вот так приходится развлекаться мертвецам, — сказала Элли, стараясь скрыть глубокий вздох.

Долго игра, впрочем, не продержалась, в основном из-за Лифа, который не знал, что такое радио в машине, и был совершенно не осведомлен о существовании рок-н-ролла, так что постоянно чувствовал себя посторонним.

Ребята продолжали идти вниз по реке, и к закату следующего дня в поле зрения появились сетчатые опоры моста Джорджа Вашингтона. Они прибыли в Нью-Йорк.

Лиф был потрясен картиной гигантского города, развернувшегося перед ним во всей красе. День был ясный, видимость хорошая, и Нью-Йорк, занимавший все пространство на другом берегу реки, от горизонта до горизонта, был как на ладони. В свое время Лиф бывал здесь, даже два раза: один раз — во время празднования 4 июля и второй раз — на представлении цирка Барнума. Тогда в городе, конечно, тоже были высокие строения, но не такие, как сейчас. Ник и Элли стояли рядом с ним и тоже смотрели во все глаза. Лиф решил, что они, подобно ему, потрясены открывшейся панорамой, и это было верно, только вот причина потрясения, которое испытали ребята, была совсем другой.

— Мне кажется, я знаю, куда нам нужно идти, — сказал, наконец, Ник странным, отсутствующим тоном.

Элли никак не прокомментировала его ответ, продолжая молча смотреть.

— Манхэттен в стороне от нашего пути, — наконец вымолвила она. — Нам не нужно переходить реку, ведь мы направляемся на юг.

Ник снова посмотрел в сторону города.

— Мне все равно, что ты думаешь. Я сделаю крюк.

Элли не стала возражать.

Когда ребята наконец дошли до конца моста и ступили на землю Манхэттена, наступили сумерки. Чтобы дойти до центра, им пришлось потратить всю ночь. Дома, расположенные ближе к центру, поразили Лифа. Он наверняка не смог бы дышать от удивления, если бы вообще дышал. Но самым потрясающим зрелищем, безусловно, были два серебристых здания на южном краю острова, ярко сверкавшие в лучах зари. Монолитные башни-близнецы из стекла и металла отражали первые солнечные лучи.

— Я не знал, что на свете бывают такие дома, — сказал Лиф.

Элли вздохнула.

— На самом деле их нет, — сказала она. — По крайней мере… их нет в мире живых.

Голос у Элли был такой грустный, что, казалось, она говорит из самого центра Земли.


Содержание:
 0  вы читаете: Страна затерянных душ Everlost : Нил Шустерман  1  Глава первая На пути к свету… : Нил Шустерман
 2  Глава вторая Прибытие в Страну затерянных душ : Нил Шустерман  3  Глава третья Без снов : Нил Шустерман
 4  Глава четвертая Ребро монеты : Нил Шустерман  5  Глава пятая Высшее общество : Нил Шустерман
 6  Глава шестая Падальщики : Нил Шустерман  7  ЧАСТЬ ВТОРАЯ МЭРИ, КОРОЛЕВА МАЛЫШЕЙ : Нил Шустерман
 8  Глава восьмая Доминирующая реальность : Нил Шустерман  9  Глава девятая Бесконечная петля : Нил Шустерман
 10  Глава десятая Разговор в лифте : Нил Шустерман  11  Глава одиннадцатая Шаман : Нил Шустерман
 12  Глава двенадцатая Элли учится : Нил Шустерман  13  Глава четырнадцатая Алтарные парни : Нил Шустерман
 14  Глава седьмая Обитель вечности : Нил Шустерман  15  Глава восьмая Доминирующая реальность : Нил Шустерман
 16  Глава девятая Бесконечная петля : Нил Шустерман  17  Глава десятая Разговор в лифте : Нил Шустерман
 18  Глава одиннадцатая Шаман : Нил Шустерман  19  Глава двенадцатая Элли учится : Нил Шустерман
 20  Глава четырнадцатая Алтарные парни : Нил Шустерман  21  ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ МАКГИЛЛ : Нил Шустерман
 22  Глава шестнадцатая Опасный переход : Нил Шустерман  23  Глава семнадцатая Колокольная камера : Нил Шустерман
 24  Глава восемнадцатая Курсы владения чужим телом : Нил Шустерман  25  Глава девятнадцатая Смертельные китайские бисквиты : Нил Шустерман
 26  Глава двадцатая Как Макгилл узнал о живых колоколах : Нил Шустерман  27  Глава двадцать первая Паутина : Нил Шустерман
 28  Глава двадцать вторая Человек в футляре : Нил Шустерман  29  Глава двадцать третья Фортуна разбушевалась : Нил Шустерман
 30  Глава пятнадцатая Корабль, пахнущий серой : Нил Шустерман  31  Глава шестнадцатая Опасный переход : Нил Шустерман
 32  Глава семнадцатая Колокольная камера : Нил Шустерман  33  Глава восемнадцатая Курсы владения чужим телом : Нил Шустерман
 34  Глава девятнадцатая Смертельные китайские бисквиты : Нил Шустерман  35  Глава двадцатая Как Макгилл узнал о живых колоколах : Нил Шустерман
 36  Глава двадцать первая Паутина : Нил Шустерман  37  Глава двадцать вторая Человек в футляре : Нил Шустерман
 38  Глава двадцать третья Фортуна разбушевалась : Нил Шустерман  39  ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ ТЫСЯЧА ДУШ : Нил Шустерман
 40  Глава двадцать пятая Причал поражения : Нил Шустерман  41  Глава двадцать шестая Природа человека : Нил Шустерман
 42  Глава двадцать седьмая День всех душ : Нил Шустерман  43  Глава двадцать восьмая В чужом теле : Нил Шустерман
 44  Глава двадцать девятая Великое грядущее : Нил Шустерман  45  Глава тридцатая На пороге Страны : Нил Шустерман
 46  Глава двадцать четвертая Путешествие Ника : Нил Шустерман  47  Глава двадцать пятая Причал поражения : Нил Шустерман
 48  Глава двадцать шестая Природа человека : Нил Шустерман  49  Глава двадцать седьмая День всех душ : Нил Шустерман
 50  Глава двадцать восьмая В чужом теле : Нил Шустерман  51  Глава двадцать девятая Великое грядущее : Нил Шустерман
 52  Глава тридцатая На пороге Страны : Нил Шустерман  53  ЭПИЛОГ Небесная ведьма : Нил Шустерман
 54  Благодарности : Нил Шустерман  55  Использовалась литература : Страна затерянных душ Everlost



 




sitemap