Фантастика : Социальная фантастика : Глава 4 : Леонид Сидоров

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34

вы читаете книгу




Глава 4

Покинув стойбище с гостеприимной хозяйкой, отдохнувший и отъевшийся Алексей бодро отмахал кучу километров без передыха. К полудню, обойдя приметную гору, натолкнулся на накатанную дорогу с отчётливой двухколёсной колеёй. «Цивилизация. Ну, наконец-то» — облегчённо вздохнул.

Колея вихляла по берегу небольшой речки, текущей в широкое невысокое, поросшее густым кустарником ущелье. Прикинув предполагаемое расстояние, тяжело вздохнул и побрёл по следу.

Рано утром третьего дня, разбуженный будильником-хамелеоном, привычно позавтракал. Живописные горные пейзажи начали прилично выматывать. «И всё-таки, остались ещё у нас нетронутые места с дикой природой. Скорее всего, занесло куда-то к китайцам. Вон они тут все, какие-то узкоглазые. Ну ничего, помню, наши пропавшие байдарочники с месяц по китайским горам и весям болтались, и вернулись домой худые и целёхонькие. Правда, питались они одними кузнечиками. У меня-то с едой получше будет» — успокаивая себя, упаковал рюкзак.

Около полудня остановился на скальном выступе. Внизу метрах в трёх бешено бурлила река. Ниже по течению ущелье резко поворачивало. Куски брёвен застряли между огромных, омываемых быстрым течением валунов.

Мощная струя воды с шумом срывалась с запруды, пенясь и унося мелкий мусор. На отвесном берегу метрах в трёх выше дорога резко сужалась на повороте. Обследовав опасный участок, вразвалку вернулся к навесу.

Поставил рюкзак с разомлевшей от солнца рептилией на траву в тени здоровенного валуна и уселся на нагретый солнцем навес. В избытке чувств по-детски болтая ногами, залюбовался окрестностями. Внизу прямо у берега между острых торчащих камней на большой глубине отчётливо виднелись крупные рыбины. Мигом вспыхнул рыбацкий азарт.

Пригнувшись, метнулся за спиннингом. Налетев на рюкзак, озадаченно отпрянул. Обычно флегматичный хамелеон вдруг задрал голову и яростно зашипел в направлении поворота.

Алексей напрягся и прислушался. Шум текущей воды напрочь загасил звуки. На всякий случай медленно присел и спрятался на фоне травы в тени валуна.

Недоумевая, от чего так всполошилась рептилия, вдруг отчётливо расслышал истошное конское ржание. Из-за поворота, едва не сорвавшись с обрыва, вдруг выскочила окровавленная лошадь, храпя и мотая растрёпанной головой. Следом, размазывая кровь по камням, волочился запутавшийся в ремнях мёртвый разодранный всадник.

Роняя куски пузырящейся пены, лошадь унесла страшный груз. Секундой позже выскочила вторая без седока. Мотая мордой с оборванной уздечкой, загнанно дыша, унеслась вслед за первой.

Алексей испуганно вжался в траву. Послышались ожесточённые людские крики, хриплый рёв и испуганное ржание лошадей. Рев резко стих. Взмокнув от напряжения, Алексей боялся даже пошевельнуться.

Неожиданно из-за поворота выскочил зарёванный и испуганный мальчонка. Оглянулся и с визгом припустил вверх по дороге, ничего не замечая вокруг.

Попытавшись окликнуть, Алексей неожиданно осёкся. За малышом, хрипло ревя и размахивая окровавленной сучковатой дубиной, выскочило нечто.

— А это ещё что за урод? — хриплым от волнения голосом прошептал Алексей.

Мальчишка, оглянувшись, закричал и беспорядочно заметался по дороге между текущей рекой и нависающей скалой. Трёхметровое, поросшее густыми чёрно-рыжими длинными волосами человекообразное существо, не заметив притаившегося Алексея, грузно прошагало мимо. Вслед за уродом распространился густой устойчивый смрад.

Громко ревя, монстр быстро настиг ребёнка, с размаху жахнув дубиной. Мальчишка взвизгнул, едва увернувшись. На четвереньках метнулся к скале. Урод бросился следом, в бешенстве молотя дубиной по камням. Алексей в ужасе зажмурился, не желая видеть страшную детскую смерть.

На секунду громкий рёв стих и возобновился с новой силой, чередуясь мощными ударами. Алексей приоткрыл глаза. Сердце обрадовано заколотилось. Шустрый мальчонка ухитрился забиться в низкую щель. Бестолково лупя дубиной, чудовище разъярённо бесновалось, пытаясь достать ускользнувшую добычу.

— Труба. Пропадёт пацан, — с горечью прошептал Алексей, не зная как помочь.

Судя по азарту кровожадный монстр не оставит добычу в покое. Немного успокоившись, начал придумывать стоящий план. Быстро прикинул мизерные шансы. «Чёртов урод! Что делать, что делать, а? Сюда бы подствольник, или пулемёт крупнокалиберный. Ага, размечтался, этот гад за секунду в шашлык уделает!»

При любом раскладе стало ясно, что один удар дубины мигом превратит в пятно на дороге, а урод потом спокойно вернётся закусывать малышом.

Единственное, что можно сделать, это как-то отвлечь внимание монстра, а когда отвлечётся, шустрый малыш перебежит куда-нибудь и затаится.

«Всё, хорош метаться, начали. Шанс у меня только один, а если не выйдет, то сигану прямо с обрыва подальше в речку, а там под водой доплыву до той стороны и отсижусь в камнях. Больше ничем ему помочь не смогу» — начал глубоко дышать, усиленно вентилируя лёгкие.

Успокоившись, со странно звенящей пустотой в голове, словно в лёгком тумане, плавно поднялся, прихватив правой рукой с земли горсть мелкого гравия. Подойдя к самому краю обрыва, медленно опустил расслабленные руки, повернулся спиной к воде, мгновение посмотрел на мерно молотящее по скале чудовище и коротко и резко свистнул.

Заслышав незнакомый звук, чудовище резко развернулось и увидело новую добычу. Перехватив дубину поудобней, коротко взрыкнуло и неторопливо направилось к обрыву.

Алексей с ужасом замер, глядя на приближающегося кровавого трёхметрового вонючего монстра. С близкого расстояния, холодея, разглядел один-единственный чёрно-коричневый глаз в центре волосатой морды и широко раскрытую влажную клыкастую пасть.

«Похоже, конец». От этой короткой и такой ужасной мысли сердце в груди бешено и гулко заколотилось, гоняя внезапно загустевшую кровь.

Забившийся в щель, закрывший от ужаса голову руками малыш услышал, что шаги чудища удаляются. Испуганно глянув в курчавую спину, осторожно высунулся и быстро осмотрелся. Уже собрался было перебежать, но потрясённо замер.

На краю обрыва, возникнув прямо из зелёной травы, спокойно опустив руки, вырос странно высокий зелёный похожий на пятнистую большую ящерицу человек.

Алексей словно влип в вязкую трясину. Пространство и само время вдруг странным образом изменились. Спектр плавно сдвинулся в красный. Медленно словно в покадровом фильме чудовище продолжало двигаться вперёд, а рёв, идущий из широко раззявленного рта монстра, стал смещаться куда-то в сторону инфразвука.

Тяжело, словно поднимая пудовую гирю, Алексей швырнул пригоршню гравия, целясь в морду. Камни зависли в воздухе и замолотили россыпью по глазу и носу, забиваясь в открытую пасть.

Дубина циклопа медленно опускалась. Оттолкнувшись левой ногой, Алексей сделал полуразворот, пропуская чудовищную мощь в обрыв.

Внезапно ослеплённый и потерявший равновесие монстр плавно оторвался от земли следом за тяжёлой дубиной. Утробно рыча, полетел на острые камни.

Малыш замер в оцепенении, не в силах оторвать взгляд. Чудище приблизилось к зелёному человеку и с хриплым рёвом опустило дубину. Медленно и повелительно взмахнув рукой, человек приподнял чудовище и швырнул в реку, плавно поблёк и исчез.

Находясь в состоянии странного транса, Алексей поднял взгляд от неподвижно распластавшегося в воде на камнях монстра и потрясённо замер. Ущелье неузнаваемо изменилось. Скальный уступ под ногами огородился аккуратно окрашенной белой металлической изгородью. Опасный поворот впереди заметно расширился и сгладился, доверху укрытый прочной ячеистой сеткой. Ярко-жёлтые разделительные полосы чётко виднелись на аккуратно заасфальтированном шоссе, плавно уходящем за поворот. Но самое главное, что никак не укладывалось в голове, виднелось всего в десятке шагов. Рядом на стоянке сверкал стёклами двухэтажный туристический автобус. На фоне живописной скалы оживлённо чирикали пожилые японские туристы, весело фоткая друг друга.

Алексей судорожно сглотнул и попытался сделать шаг, но картинка съёжилась и смешала краски, словно попав в бурный водоворот. Автобус и японцы закрутились в ярко вспыхнувшую точку и словно взорвались.

Мышцы скрутило судорогой. Тело мгновенно одеревенело, к горлу подкатила тошнота. Вздохнув, устало уселся на краю обрыва, пытаясь отыскать хоть одно разумное объяснение.

«Так вот значит, как меня молнией накрыло. Интересно, а век сейчас на дворе пятый или десятый. И собственно, какая мне теперь нафиг разница. Идти-то всё равно уже некуда» — тупо уставился на воду.

Ребёнок сморгнул и вздрогнул. На пустом краю обрыва возник неподвижно сидящий и сгорбленный зелёный человек, печально смотрящий вниз на журчащую воду.

Боясь даже дышать, малыш некоторое время тихонько постоял, а потом бочком, не спуская глаз с неподвижно сидящего человека, попытался уйти. Сделав пару торопливых шагов, увидел длинную дорожку размазанной крови. Мигом припомнился окровавленный брат. Всхлипнув, уселся прямо на дорогу и громко во весь голос отчаянно зарыдал.

До слуха находящегося в полном ступоре Алексея донёсся безудержный детский плач. Повернулся и дёрнулся было пойти успокаивать мальчугана, но неожиданно остановился. «Пусть поплачет. Ему сейчас ещё хреновей, чем мне. Похоже, урод кого-то из его близких положил. Не стал бы он так от вида крови-то надрываться. А может быть и стал. Ведь маленький, вон какой. А на китайцев совсем не похож, личико-то смугленькое, да и одет совсем по-другому, те всё больше халаты предпочитают, скорее всего, индус».

Ашок, всхлипывая всё реже, понемногу успокоился, не зная, куда пойти. Путешествие за целебными травами жутко закончилось. Два старших брата и три воина-слуги теперь мертвы. Страшный одноглазый великан Малгун неожиданно выскочил сзади из скрытой расщелины и убил всех огромной дубиной. Дедушка Садхир не зря рассказывал о жутких тварях живущих высоко в горах.

Вздрогнув, снова вспомнил, как отчаянно закричали братья и слуги, пытаясь развернуть лошадей на тесной горной дороге. Старший брат Абхай в давке сорвался с седла, размозжив голову. Напуганная лошадь унесла мёртвого седока.

Воин-слуга сорвался прямо с лошадью с обрыва и погиб. Двух других храбро сражающихся воинов рычащий великан просто снёс с коней одним замахом дубины. Средний же брат, Аджит, до конца закрывал спиной перепуганного малыша, спасая отход. Отчаянный крик и окровавленное лицо запомнится на всю жизнь.

— Спасайся, Ашок, убегай!

И тогда не оглядываясь, плача от страха, убежал за поворот, слыша за спиной страшные звуки битвы.

Чужак чуть шевельнулся. Ашок пришёл в себя и вгляделся в пятнисто-зелёную спину. С близкого расстояния оказалось, что зелёная пятнистая окраска чужака вовсе не кожа, а хитро раскрашенная невиданная одежда.

Мигом вспомнились дедушкины слова про Асуров. Дождливыми вечерами частенько рассказывал о новых богах нашего мира, которые в долгих битвах изгнали старых. Асуры ушли, но не сдались, время от времени появляясь на земле ничем не отличимые от людей. А за поступками людей, добрыми или злыми, наблюдали слуги Асуров — ракшасы.

Алексей безучастно глядел на воду. Цель, к которой так долго стремился, стала вдруг странно недостижимой. «Интереснейшая же это всё-таки штука время. Я ведь ясно видел будущее, оно было рядом, только возьми и протяни руку. И вдруг всё мигом исчезло. И вообще, что это значит, «я видел»? Ведь глаза в обычном понимании не видят, а только передают перевёрнутую картинку в мозг. А уже этот странный сгусток воды обрабатывает картинку, как хочет, выстраивая живую реальность. И вообще, что оно такое, эта наша реальность. Раньше считал нереальным вот этого мёртвого урода, а теперь на себе убедился, что он реальнее некуда. И правильно говорил выпивший Колька — реальность всего лишь наша иллюзия, вызванная отсутствием алкоголя в крови. Ладно, проехали…. И как мне теперь жить, в этой конкретной реальности? Да и житьё-то во все времена всегда сводится просто к ежесекундному выбору, или сдаться, или барахтаться до конца, надеясь, что всё получится. Дома всё равно теперь нет, а там сидит этот зарёванный пацан. И если я здесь и сейчас…. Делай, что должен и пусть случится то, что случится. Вот тебе и весь выбор» — и словно очнувшись от долгого сна, неожиданно широко зевнул.

Сверкнув зелёными глазами, на миг повернулся к ребёнку. Убедившись, что притих, нарочито медленно набрал горсть мелких камешков. Медленно пересыпал с ладони на ладонь, очищая от пыли. Выбрал удобный камушек, подкинул в руке и начал пулять в воду, наклонив набок голову и с интересом прислушиваясь к булькающим звукам.

Ашок вдруг почувствовал, что совсем перестал бояться Асура. Стало сильно интересно, а что же такое делает странный чужак. Боясь высоты, робкими шажками приблизился к краю обрыва и заглянул вниз.

Тут же испуганно зажмурился и отпрянул. Внизу на камнях, омываемый струями мерно текущей воды, лежал мёртвый Малгун, навеки застыв со страшным оскалом звериной морды.

Алексей мало-помалу пришёл в себя от пережитого шока и внимательно вгляделся в монстра. Быстрая вода смыла грязь и кровь с мёртвого тела и разгладила шерсть. Не веря своим глазам, удивлённо присвистнул.

На оскаленной скошенной морде, чуть ниже невидяще уставленного в небо кровавого глаза, приютился второй глаз, заросший кожаной плёнкой и покрытый мелкими волосками.

Мигом вспомнились древние легенды. Похоже, люди в своё время немало настрадались от таких трёхметровых обезьянок.

Ашок переборол страх и присел на корточки рядом с Асуром, молча смотря вниз. Посидев некоторое время, показал на мёртвого врага.

— Са мар?

Алексей встрепенулся, заслышав чужой, но в то же время, странно понятный язык.

— Да, умер, — устало выдохнул.

«Надо же какой знакомый певучий язык… Точно! Ещё в советское время с отцом на охоте в Вологодских лесах. Староверы из глухой деревеньки проплывали на лодке. Так же чудно и почти понятно разговаривали» — машинально отметил странное сходство, не догадываясь о том, что, в общем-то, и до этого общался, используя основу одного, изначально общего для всех европейских языков санскрита.

Ашок, услышав странно звучащий, но понятный ответ Асура, удовлетворённо умолк и немного расслабился.

Алексей задумчиво уставился на воду. Привычная вещь понемногу помогла прийти в себя. «Однако рассиживаться нечего. Часов через шесть уже закат. Надо как-то выбраться отсюда с пацаном к людям. Он местный, сможет им всё объяснить» — устало поднялся и пошёл к рюкзаку.

Малыш, напрягшийся при движении Асура, снова расслабился, увидев, что тот всего-навсего лишь пошёл в сторону большого камня у дороги. Лежащий внизу Малгун пугал даже мёртвым, поэтому Ашок робко двинулся вслед за чужаком.

Алексей, молча собрав рюкзак, аккуратно закинул за спину, стараясь не спугнуть разомлевшего на солнце Чучундрика. Ашок удивлённо замер, заворожено разглядывая крупного зелёного ракшаса на странном зелёном мешке Асура.

Всё сразу стало ясно. Страшного Малгуна победил сам Ранутра, хозяин зелёного леса. О высоком зеленоглазом человеке с ракшасом на спине дедушка рассказывал особенно часто.

Алексей заметил испуганную реакцию малыша. Сокрушённо вздохнул, медленно снял рюкзак и осторожно поставил на камни.

— Ну что же вы тут все так от него шарахаетесь! — в сердцах показал на встрепенувшегося хамелеона.

— Да мой Чучундрик даже мухи в своей жизни никогда не обидел! — проникновенно продолжил врать.

— Ведь правда, Чучундрик? — приподнял рюкзак.

Выразительно скосив один глаз, хамелеон подтвердил сказанное, ловко зацепив языком пролетавшего мимо слепня.

— Ну спасибо тебе Зелёный! Удружил, так удружил!

Не в силах больше сдерживаться, Алексей скорчился от смеха и повалился на траву.

Ашок, ошеломлённо наблюдающий за представлением, не понял ни слова, но сам вид Ранутры, безудержно хохочущего и катающегося по траве, настолько рассмешил, что невольно прыснул и присоединился к веселью.

Алексей, отсмеявшись, неловко утёр выступившие слёзы.

— Ладно, хорошего понемножку, пора уходить.

Закинул рюкзак и, обернувшись к ребёнку, махнул рукой вдаль:

— Пошли.

Ашок немного постоял, глядя в удаляющуюся спину. Опасливо покосился на обрыв и припустил следом.

Подойдя к опасному повороту, Алексей замедлил шаг, стараясь ступать как можно тише. Прижался к скале и осторожно высунул голову. Безжизненная горная дорога плавно уходила вдаль, а метрах в пятидесяти виднелась сцена ужасающей бойни. Бросив сочувственный взгляд на малыша, тихо скользнул на дорогу.

Медленно ступая на напряженных ногах, подкрался к окровавленному молодому мужчине. Страшные по силе удары размозжили и переломали руки и ноги, словно сухие спички. Воин дрался до последнего. Сломанная пополам сабля валялась рядом со скрученной судорогой рукой. Очевидно, что циклоп, придя в совершенную ярость от ожесточённого сопротивления воина, измочалил здоровенной дубиной сначала тело, а потом и оружие. Павшая от страшного удара, переломавшего хребет, вьючная лошадь лежала неподалёку. Рядом валялись пыльные помятые мешки.

Алексей побледнел, с трудом сдержав тошноту. Судьба иногда играет в странные игры. Если бы тогда на дороге чуть поспешил, то наверняка бы уже превратился в отбитый кусок мяса.

Малыш неожиданно выбежал из-за спины и с плачем бросился к воину.

— Аджит, — обливаясь слезами, схватил мертвеца за руку.

Алексей, здраво рассудив, что сейчас ребёнка никак не утешить, двинулся дальше, осматривая место бойни. На каменистом обрывистом берегу отчётливо виднелась широкая окровавленная борозда. Как будто бы что-то грузное протащили и сбросили.

Осторожно подошёл к краю и глянул вниз. Бурное течение колыхало труп лошади, придавившую мёртвого человека.

— Третий, — потрясённо прошептал Алексей.

Сразу два трупа лежали метрах в двух друг от друга. Рядом валялись короткие сломанные копья. Ближнему воину напрочь снесло голову вместе с частью грудины. Ярко белели шейные позвонки и вывороченная ключица.

Второй воин с неестественно вывернутой головой лежал почти на одной линии падения с первым. Очевидно монстр снёс их одним замахом дубины.

Лошади, лишённые седоков, испуганно рванули, мешая друг другу на узкой дороге. Изуродованные тела валялись метрах в десяти за обрывом, одна над другой.

Картина произошедшего почти прояснилась. Осталось неясным, как люди могли не заметить такую гориллу.

Покрутившись на месте, Алексей начал искать возможное место укрытия. Внимание привлекли растоптанные мелкие листья плюща. Проследив направление, двинулся к скале, зорко вглядываясь в заросли.

Впереди вроде бы возвышалась сплошная зелёная стена, но в ноздри шибанула жуткая вонь. Подавив тошноту, подошёл к завесе плюща. Нерешительно протянул руку и отодвинул лиану. Открылась высокая ниша огромной пещеры.

Едва глянув в тёмное нутро, медленно отступил назад. Второй раз за день судьбу лучше не испытывать. Успокоив дыхание, оглянулся на малыша.

Ашок, прорыдав над мёртвым братом, вдруг ощутил, как тихо стало вокруг. Последний раз всхлипнув, приподнялся над мёртвым телом, отыскивая взглядом бесшумно бродившего Асура. Как и в прошлый раз, демон куда-то исчез. Стало очень страшно, что остался один посреди мертвецов. Испуганно оглядевшись, тихонько попятился, чтобы спрятаться в зелёной стене плюща.

Увидев, что ребёнок испуганно озирается, Алексей поспешил назад. Ашок испуганно повернул голову на едва слышный звук и облегчённо вздохнул. Ранутра снова вернулся.

Алексей подошел поближе. Стараясь раздельно и чётко выговаривать слова, показал рукой вниз:

— Жди здесь!

И пошёл хоронить погибших. Действовать нужно быстро, до заката осталось не так много времени, а от страшного места нужно уйти как можно дальше.

Подойдя к ближайшему трупу, поднял обломок сабли. Оглядевшись, приметил подходящее место и начал яростно разрывать каменистый грунт, стараясь не обращать внимания на запах мертвечины. Передохнув, выкопал неглубокую, широкую могилу.

Морщась от напряжения, приподнял труп за подмышки. Стараясь не дышать, тяжело переволок в могилу. Ашок грустно наблюдал за Асуром, прощаясь с погибшим братом.

Чуть передохнув, Алексей перетащил остальных мертвецов. Уложив в могилу, начал таскать ближайшие камни, чтобы прах не растаскало окрестное зверьё.

Через полчаса вырос небольшой курган. Смахнув пот со лба, Алексей водрузил сверху сломанные копья. С минуту постояв над могилой, решил, что пора подумать и о живых.

— Жди! — кивнул малышу и вернулся к погибшей лошади.

Взрезав ножом вьючные мешки, тщательно осмотрел содержимое на предмет пригодности. Отставив в сторону холщовые мешочки с солью, крупой и кучей каких-то незнакомых специй, из которых смог различить только чёрный перец, развернул тесёмки следующего. Повеяло приятным запахом сухофруктов.

Обрадовано отложил в сторону, на компот пригодится. В последнем мешочке оказалось с килограмм сушёного мяса, баранины, судя по запаху.

Пришла очередь и большого мешка. Внутри оказалось свёрнутое в плотный рулон шерстяное одеяло.

Торопливо переложил пожитки в рюкзак и затянул клапан. Вернулся с поклажей к терпеливо ожидающему малышу. Критически осмотрел обувь и одежду. Когда-то белая, а сейчас пыльно-белая одежда ребёнка была хороша для прогулки под жарким солнцем, но никак для скрытной ходьбы. «Скорее всего, его вещички были в мешках других лошадей. Чёрт, и что же с ним делать, ведь будет светиться, как тополя на плющихе…. А ведь точно!» — решение пришло мгновенно.

Вытащил нож и направился к заросшей скале. И в самом деле — нечего голову ломать, подручного материала хоть завались. Практически готовый костюм «Леший» — только руки правильно приложить. После мутанта не осталось никаких иллюзий о том, что может встретиться на пути.

Минуты за две нарезал приличную вязанку лиан и вернулся к ребёнку. Мрачно оглядев пустынную дорогу, плюхнулся на камень.

— Ну одноглазые ребятки, посмотрим, как вы это разглядите…, — вытащил лозу подлиннее.

Ашок заинтересованно подошёл поближе. Поблёскивая карими глазёнками, наклонил голову набок. Мрачно бурчащий Асур зачем-то набрал целый ворох плюща и начал плести что-то загадочное.

Связав из прочных унизанных зелёными резными листьями стеблей плюща два венка, Алексей критически оглядел и отложил в сторону. Свернув несколько витков кружком, сделал два круглых несущих каркаса для шеи и пояса. Затем равномерно навесил по несущему каркасу тонкие гирлянды метровых лиан.

— Давай-ка примерим, — повернулся к ребёнку.

Словно юбку обернул вокруг худенькой талии зелёный полог. Скептически цыкнул и для надёжности прихватил концы верёвкой. Завершая камуфляж, надел венки на шею и на голову.

— Ну-ка постой, — отошёл на шаг, критически оценивая работу. — Хм. А что, в целом очень даже неплохо. Как тебе самому-то? — вопросительно подёргал венок. — Нравится?

Ашок наклонил голову, с изумлением оглядывая диковинное одеяние. Пожалуй, сейчас сам стал неотличимо похож на лесного демона.

Алексей напялил венок из плюща и присел, глядя на малыша.

— А сейчас нам нужно идти к людям. Туда, где осталась твоя семья. Ты понимаешь меня? — постарался как можно медленнее выговаривать слова.

Ашок напрягся, вслушиваясь в странно звучащую речь. Чуть задумавшись, обрадовано вскинулся. Почти на человеческом языке демон произнёс странно изменённые, но очень понятно звучащие слова «тава самья».

Сердце обрадовано заколотилось. Асур хочет лишь только помочь, вернуть домой, назад в семью. Облегчённо вздохнув, глянул прямо в зелёные глаза Ранутры и доверчиво протянул руку.


Содержание:
 0  Демон поневоле : Леонид Сидоров  1  Глава 1 : Леонид Сидоров
 2  Глава 2 : Леонид Сидоров  3  Глава 3 : Леонид Сидоров
 4  вы читаете: Глава 4 : Леонид Сидоров  5  Глава 5 : Леонид Сидоров
 6  Глава 6 : Леонид Сидоров  7  Глава 7 : Леонид Сидоров
 8  Глава 8 : Леонид Сидоров  9  Глава 9 : Леонид Сидоров
 10  Глава 10 : Леонид Сидоров  11  Глава 11 : Леонид Сидоров
 12  Глава 12 : Леонид Сидоров  13  Глава 13 : Леонид Сидоров
 14  Глава 14 : Леонид Сидоров  15  Глава 15 : Леонид Сидоров
 16  Глава 16 : Леонид Сидоров  17  Глава 17 : Леонид Сидоров
 18  Глава 18 : Леонид Сидоров  19  Глава 19 : Леонид Сидоров
 20  Глава 20 : Леонид Сидоров  21  Глава 21 : Леонид Сидоров
 22  Глава 22 : Леонид Сидоров  23  Глава 23 : Леонид Сидоров
 24  Глава 24 : Леонид Сидоров  25  Глава 25 : Леонид Сидоров
 26  Глава 26 : Леонид Сидоров  27  Глава 27 : Леонид Сидоров
 28  Глава 28 : Леонид Сидоров  29  Глава 29 : Леонид Сидоров
 30  Глава 30 : Леонид Сидоров  31  Глава 31 : Леонид Сидоров
 32  Глава 32 : Леонид Сидоров  33  Глава 33 : Леонид Сидоров
 34  Глава 34 : Леонид Сидоров    



 




sitemap