Фантастика : Социальная фантастика : О Последнем Драконе : Алексей Сквер

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу

Алексей Сквер

О ПОСЛЕДНЕМ ДРАКОНЕ


— Я Зигмунд, сын Ульриха, Принц Крови — вызываю тебя на бой, выйди и умри!!! — Срывающийся на фальцет голос юнца выдавал страх, но вместе с тем и решимость драться.

Дракон не чувствовал поблизости ни единой живой души, кроме орущего благим матом принца у входа в пещеру и, лежащей на ложе, одурманенной им же самим, девахи тоже каких-то там кровей.

«Прынцесса очередная, мать её, ебливая, как сучка во время течки. Берегли её, холили и лелеяли, а вместе с тем всегда всё решали за неё и полностью контролировали. Как же она рада была бежать из дому, не желая быть поднадзорной всех своих мамок и нянек. Украсть её труда не составило. Сама пошла. Попробовала бы не пойти! Ну да это и понятно — муравей не сравнится интеллектом с человеком, так куда уж человеку тягаться с Драконом?»

То, что являлось знаниями для его народа, люди по скудости разума своего, считали чарами и колдовством.

«Жалкие людишки».

Юноша восседал на красивом белом жеребце. Устав орать, он трубил в рог. Звук был настолько омерзителен, что Дракон больше выжидать не стал.

Он выскочил из пещеры неожиданно для выдающего очередную руладу, и покрасневшего от натуги, драконоборца, и тут же полыхнул огнём вправо от рыцаря. Конь, будучи животиной, живущей инстинктами, шарахнулся от жара пламени влево… прямо под рассекающий воздух с убийственной скоростью хвост чудовища. Рыцарь, еле удержавшийся в седле, от рванувшегося из под него коня, даже не среагировал на удар. И вместе с конём был просто сметён с поляны, как крошка со стола.

«Тьфу, перебор, зашиб что ли? Твою мать, и сколько мне теперь нового мудака ждать?»

Дракон быстро метаморфируясь в человеческий облик нёсся к месту падения Зигмунда. Коню наступил звиздец ещё в полёте, не выдержало сердце ну и кости соответственно, в основном метил то в него. Седок был настолько туп, что ни хрена не успел понять происходящего и даже не успел обосраться со страху…

«Тааак…тут только перелом бедра — ну это фигня, что ещё? Сотрясение… тааак, последний запомненный мыслеобраз — Драконья пасть, извергающая огонь…. Восхитительно — то, что надо!»

В первый раз пришлось возиться спасая 80 % обгоревшей кожи и латая брюхо героя.

«Они такие хрупкие. Как они вообще выживать собрались?? «Цари природы». Верхняя ступень эволюции — ну надо же!!»

Зажарил по неопытности, да ещё и ментально долбанул так, что тот дурень с горя ещё решил и зарезаться. Дракон ухмыльнулся, вспоминая свой первый печальный опыт:

«Помнится даже подарок сделал тому дебилу… как его звали? Тоже что-то на Зи… Зигрид… Зиприт… Очередной примитивный набор звуков, удобный для произношения этим полуразумным животным. Не помню… Но кожу ему модифицировал, потом еще байку сочинил об купании в крови Дракона для неуязвимости… Вот ведь бред-то, но поверили же!»

Но с чего-то надо было начинать!! И ведь сработало!! Стоит стащить где-нибудь дочь очередного местного вождя и спалить деревеньку… ррраз и у пещеры уже герой.

А что?

Тут тебе и невеста первых кровей и золотишко, ну и лавры победителя как-никак. Правда, приходилось слюнтяев, которые без эскорта не могут ничего сделать сами, восвояси на подходе отправлять. Да и не подходят они для задуманного. Слишком осторожные. Слишком уж трусливые. Большинство-то совсем ни на что не способны без слуг.

«Как они такие беспомощные править кем-то собираются?? Непонятно.»

Ну а те, что шли один на один всегда добирались без приключений. В этом и был весь смысл. Герой должен победить Дракона и получить приз, но в одиночку… таковы установленные им правила…

«И не смертным их переиначивать…хе-хе.»

Погрузив Зигмунда в глубокий сон и подлатав ему бедренную кость, Дракон переместил его в пещеру, на ложе к будущей жене. А сам начал собираться.

В принципе брать особо было нечего. Он уже давно всё приготовил в новой пещере. Золотишко и прочую дрянь он брал с кораблей, которые потом считались затонувшими, так что с «Драконьим богатством» проблем не наблюдалось. Кое-какие поделки и безделушки, которые он создавал от скуки в часы ожидания «Героев», легко уменьшались им до необходимого размера, чтобы без проблем можно было перенести их на новое место.

Его народ уже давно познал законы бытия, природы вещей и пространства.

Лечить себя и окружающих, перемещаться в нужное место усилием воли и воображения, беседовать опять таки мысленно, умещая целые трактаты в короткий мозговой импульс — всё это и многое другое его народ давно уже постиг.

Если бы люди догадывались о его способностях, то чтили бы его за бога. Когда-то так и было. У него было много имён. Нинурта, Арес, Марс… да всех не упомнишь.

Но случился Исход.

Лицо Дракона помрачнело при мыслях об Исходе.

«Ради чего мой народ отсюда ушёл? Ради кого? Ради этих тупых животных, стоящих на первой ступени развития?» — С ненавистью, глядя на лежащих людей, думал дракон. «Ну да посмотрим на одного из самых храбрых представителей людей на нынешний момент. Не испугался идти один на один с жуткой тварью сильнее себя. Безрассудство считающееся Храбростью. Идиотизм — то что нужно. Без какого-либо вменяемого оружия и плана лезть на заведомую смерть. Сумасбродное решение, говорящее о полнейшей невменяемости принявшего его животного. Никакого чувства самосохранения. Только алчность и жажда славы. Будет тебе всё — человек!! Хотя… сто к одному ничего нового я не увижу… Если б увидел бы — прекратил бы давно уже всё и подался к своим. Сколько раз уже хотелось всё бросить!! И рвануть к своим… Да» — он понимал что начинает уставать от одиночества.

Его навещали, но довольно редко. Мало кому нравилась его позиция ненависти к молодому народу людей, однако каждый Дракон мог заниматься тем, чем считал нужным. Если ущемлялись интересы другого Дракона — всё решал поединок, однако за людей никто так и не вступился — все предпочли молчаливое равнодушие.

Дракон собрал на стол, сервировав его на две персоны, переместил новоявленного героя за стол и, налив вина в кубки пробудил драконоборца, усилием мысли удерживая мышцы гостя от излишних сокращений.

Зигмунд очнулся и ошалело повёл вокруг глазами, а посмотреть было на что.

Просторная пещера была на треть завалена добром. На огромном ложе лежала прекрасная девушка (приукрасить реальность — такой пустяк), ну а напротив за столом, сидел светловолосый мужчина, радушно улыбающийся.

— Ну что? Очнулся, герой?

— Где я?

— А где бы ты хотел быть?

— Кто ты?

— Хе-хе… а как ты думаешь?

— Я умер?

— Тебя только это заботит?

Зигмунд, начиная понимать, что над ним подшучивают, но, не особо соображая, где конкретно это граничит с оскорблением — насупился.

— Я треб..

— Цыц, балбес…

«А мальчик вспыльчив… отлично… этой дуре я уже генетику поправил… у них будет настоящий псих… интересно сколько войн их ублюдок нацарствует для своего народа… хе-хе… ну да поглядим».

— Слушай меня и не перебивай. Я — Последний Дракон, и я устал… Справа от тебя ларец, в нём лежит коготь дракона, это будет твоим доказательством, что ты меня убил. Девушка ничего не вспомнит, всё что ты видишь в этой пещере твоё. От тебя требуется простая вещь… Приходишь к её папаше, сообщаешь, что убил меня и женишься на его дочери. С таким приданым — Дракон обвёл рукой груду богатств — он тебя примет, будь уверен! К тому же ты ведь тоже чей-то там сын. Да не дёргайся, время брани ушло — пришло время думать. Условие только одно — нигде, ни при каких обстоятельствах, ни кому, слышишь? Никому не рассказываешь правды, о том, что здесь было….понял?

«Попробуй только… хе-хе… твоя супруга запрограммирована на этот счёт. После такого рассказа, фиг ты доживёшь до утра… хе-хе».

— Как это?

— Да вот так! Я вас тут оставлю, она скоро очнётся и можешь ей рассказать, как убил Дракона. Она очнётся напуганной. Сам сочинишь какую-нибудь историю кровавую. Успокоишь её. Как там это у вас, у людей, делается? С девками что ли управляться не умеешь?? Скажешь вот коготь отрубил… мммм… остальное испарилось, к примеру. Как проверить то? Поверит — никуда не денется. Лошадку твою я грохнул случайно, так что обратно пешком пойдёте. За золото — не бойся, кроме тебя сюда никто не войдёт. Я настроил мыслефон вокруг пещеры, который признает только тебя, остальные отсюда будут бежать как от живого дракона… хе-хе. Так что потом вернёшься и всё заберёшь без проблем…

— Чего??

— Ты что? Не понимаешь? Я предлагаю договориться..

— Я понял… только вот про мысле… это… как ты сказал? В общем, понятно… гммм…

— Да не зацикливайся на этом. Ты о главном думай… тебе жить… ну, а если не согласен, то так и скажи… Вина вон хоть напоследок тогда выпей, что ли, для храбрости так сказать… хе-хе.

— Ааа… эээ… а ты больше точно не появишься?

— Слово Дракона.

— Я не верю словам.

— Это хорошо… и плохо… Хорошо для будущего правителя — плохо для рыцаря, которого я сейчас буду вынужден убить. Решай кто ты сейчас…рыцарь иле правитель. Но учти, правителем ты можешь ещё стать, если поймёшь что не царское это дело — мечом махать. В конце концов, не только ты решил спасти дочь Вильгельма Смелого. У меня выбор побагаче твоего… бхаххаххахахааааааааааа… Выпей и подумай.

Дракон отпил из своего кубка.

Зигмунд, так и не притрагиваясь к кубку, смотрел в глаза Дракона. Он готов был поклясться, что никогда не видел таких глаз. Глаза меняли свой цвет, вспыхивая золотистыми искрами.

— Хватит смотреть мне в глаза и ни о чём не думать!!! Решай — время идёт и я не собираюсь с тобой возиться… Можешь не отвечать, я и так всё пойму… Ну?

— Погоди, а как же неуязвимость или особый дар… кто-то, как я слышал, ел сердце Дракона и стал мудрым… или…

— А ты заслужил дар? Ты что-то сделал для того, чтобы его получить? Ты бездарно дудел в свою дудку, пока не получил хвостом по лбу… и это по твоему заслуга? Да твоё счастье, что мне эта бадяга с похищением наскучила… Забирай девку и катись… ну или… хотя я вижу — ты согласен, но торга не будет, понял?

— А она не порченая?? — Зигмунд кивнул на принцессу.

— Дарёной жене под юбку не заглядывают! Спи!!

Зигмунд кивнул и тут же уронил голову на руки.

«Тупой… А прошлый хоть покочевряжился, да и вопросы были поумнее: а как я так меняюсь, да откуда коготь, да можно ли сделать так чтоб девка увидела труп дракона….хоть фантазия была… надо признать не все они безнадёжны… могли бы и развиться со временем… хе-хе… но только не в этом мире, твари, не в этом».

Дракон помнил Совет Рода, на котором было решено искать другой мир для жизни. Ради выживания молодого племени людей, было решено подарить им этот чудесный мир. Он был против. Против решения Совета. Доводы мудрейших о том, что люди, пройдя все стадии эволюции, способны развиться со временем в Богов (тогда он был Богом, а не Драконом) не убедили его. О какой эволюции может идти речь, если эти дикари жрут друг дружку и приносят в жертву собратьев, ради собственных благ? Его не услышали. Его не хотели слушать, пеняя ему на плохое знание истории собственного народа. Не соглашались с тем, что именно их народ сделал эту планету пригодной для комфортной жизни, включая воспитание из диких зверей с зачатками разума рабов. Рабов, а не хозяев. Но времена менялись. Рабы не вязались с новыми представлениями о морали. То, что рабы останутся рабами, никого не интересовало. То, что, потеряв мудрое управление Богов, эти рабы будут управляться такими же рабами только более наглыми и целеустремлёнными. То, что в своей алчности и жестокости вчерашний раб, чудом получивший свободу, способен переплюнуть всё живое и что в итоге способен ради удовлетворения своих амбиций даже уничтожить весь мир, опять таки никого не смущало. Свобода выбора. Право на ошибки. Горлопаны раздробили и утопили в моральных принципах стройную логику его умозаключений.

А как веселились в те времена? Дети богов и аборигенов — герои, за чьими безумными похождениями было так интересно наблюдать… и вот итог. Ушли все. За новым миром. За новыми дорогами. За новой жизнью в новых местах. Бросив всё и оставив жалким рабам мир, способный дать этим рабам всё, что нужно для жизни… и что? Он долго наблюдал за их жизнью после исхода. Вожди, купаясь в роскоши, не хотели ничего менять… какое там развитие? Было бы пожрать да потрахаться… вот и всё развитие. Ушли Боги, и кончилась эволюция рабского племени. Животные живут инстинктами и не более. Он оказался прав по всем пунктам того спора, но кому это было теперь нужно?? Что толку от прошлой правоты, если ничего изменить уже нельзя? Осталось дать им озлобленных и психанутых вожаков, ну а дальше они сами друг дружку уничтожат, ибо нет у них главного!! Они не ценят жизнь… да и не оценят никогда. Слепому не объяснить, что такое цвет…и какие они бывают — цвета. Стало быть, он и не будет стремиться их увидеть… вот и весь расклад.

А дальше уже было дело техники, сочинить легенду о Драконах, воплотить в жизнь, запланировать потомство вождей. Тоже игра довольно интересная вышла. Пол мира уже воевало истребляя друг друга с бешенным азартом и подчас абсолютно беспричинно, например, за несколько другую речь или цвет кожи.

И это был отменный результат работы Дракона.

Дракон криво ухмыльнулся, стоя над ложем, куда уже переместил спящего Зигмунда.

«Интересно, он её изнасилует или нет? Этот может… повезло мне на этот раз…хе-хе, хотя и не понадобится… девка, пока не залетит будет ебстись как кошка…. отлично… надо будет проверить через годик… а то ведь этого дурня грохнут ради трона и всё насмарку».

Его ждала следующая пещера и дочь местного князька… легенда о трёхголовом змее уже была запущена, золотишко припасено, деревенька под разор намечена. Остались мелкие детали и мыслями он уже был там, а здесь … Здесь уже закончилась сказка… и причём как всегда со счастливым концом.

А как же иначе?

Всё-таки он любил жизнь и никогда бы не стал её уничтожать сам. Ведь он был высшей ступенью развития эволюции.

Он был Драконом.


Содержание:
 0  вы читаете: О Последнем Драконе : Алексей Сквер    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap