Фантастика : Социальная фантастика : Инстинкт спирали : Дим Соловьев

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу

Инстинкт спирали

Вам когда-нибудь приходилось спать на лекциях? А просыпаться от удара по голове свернутой в трубку газетой или, что хуже — указкой? Спешу вас заверить, ничего приятного в этом нет. Нет, не в самом сне на лекции, а в таком вот внезапном пробуждении. Спать-то на лекциях я люблю, почему-то именно тогда я вижу цветные сны.

— Что вам снится, Леснов? — ворвался в мое сознание голос преподавателя.

Он стоял рядом с партой, похлопывая свернутой в трубку газетой по раскрытой ладони. Только что ей он хорошенько оттянул меня по макушке.

— Культурология, Пал Иваныч... — встрепенулся я.

— И какая же тема по культурологии вам снится, позвольте уточнить? — не отставал мужчина.

— Древнегреческие богини ему снятся! — заржал мой сосед по парте, грубый неотесанный паренек, общение с которым у нас ограничивалось вялыми «здорово».

— Ничего смешного в этом нет, — сказал Павел Иванович, развернувшись и направляясь к доске. — Это вполне естественно, что юноше снятся богини. Вот если бы ему снились боги мужского пола, то тогда было бы над чем посмеяться. Так что, Смирнов, ваш смех совсем неуместен!

Я злобно посмотрел в сторону соседа и принялся срисовывать чье-то генеалогическое древо с доски в тетрадь.

— С вас, Леснов, к следующему занятию доклад на пятнадцать минут, по теме сегодняшнего, — сказал Павел Иванович.

— Хорошо, — вздохнул я.


Вскоре прозвенел звонок, и все мои одногруппники, сорвавшись с мест, побежали на улицу. А я, расстроенный необходимостью готовить доклад, никуда не спешил.

На улице студенты собрались компаниями, что-то увлеченно обсуждая, я же бродил один. Друзей в институте у меня было мало, а уж если быть совсем искренним — всего один — Саня. Он учился на курс младше меня, а жили мы в соседних домах. И сейчас у них проходили занятия по физподготовке на городском стадионе, а так обычно на переменах я общался с ним.

Территорию наш институт занимал довольно большую: пара учебных корпусов, один главный, три лабораторных. Все они располагались в непосредственной близости друг от друга. Я решил немного прогуляться, надоело слушать веселые разговоры на крыльце. Все-таки этот доклад и то, что Павел Иванович меня застукал, сильно подпортило мне настроение.

Завернув за корпус, в котором у нас проходили занятия, я направился в сторону одного из лабораторных. Этот корпус славился самой оборудованной лабораторией по физике, а еще одной очень удивительной командой, состоявшей из профессора и двух студентов старшекурсников. Они вечно что-то изобретали, ставили какие-то опыты. После которых, случалось, что все строение оставалось на день без электроэнергии, за что, конечно, они получали выговоры, но этим все и ограничивалось. Ректор был заинтересован в этой команде. Один раз со своим очередным изобретением профессор и студенты заняли первое место на всероссийском конкурсе и выиграли неплохую сумму в бюджет института.

Размышляя об этом, я не заметил, как дошел до самого здания.


— Дяденька! — услышал я взволнованный детский голос.

Но поначалу обращать внимания не стал, ведь не такой я уж и дяденька, если подумать.

— Дяденька, помогите, пожалуйста!

На углу корпуса росли кусты, оттуда высунулась голова маленькой девочки с большим синим бантом. Глядя на ее личико — сказать «лицо», будет слишком грубо — я понял, что она вот-вот расплачется.

Оглядываясь по сторонам, я подошел к ней.

— Ну, что с тобой? Что случилось?

— У меня котенок, — всхлипнула девочка.

— Что, котенок?

— Убежал туда, — она ткнула пальцем за спину. — А я боюсь за ним.

— Туда, это куда? — спросил я.

— В подвал! — на ее огромных синих глазах выступили слезы.

— Сейчас я посмотрю, только ты не реви, — сказал я, обходя кусты со стороны. Желание лазать по кустам пропало у меня давно, еще с тех пор, как вместо шорт я стал носить брюки.

За кустами и в самом деле оказался спуск в подвал: небольшая кирпичная стенка, сверху покатая крыша, оббитая оцинковкой, лестница вниз и характерный противный подвальный запах.

— Давно он убежал-то? — спросил я.

— Нет, только что.

Из подвала раздалось пронзительное «мяу».

— Ему страшно! — взвизгнула девочка.

— Сейчас, сейчас. Не кричи, — шепнул я и стал спускаться в подвал.

Честно говоря, думал я совсем не о котенке.

Вот на такие уловки и попадаются всякие простаки. Маленькая милая девочка попросила случайного прохожего достать из подвала котенка, наивный добропорядочный гражданин решил помочь, а в подвале ему злые дяденьки арматуриной по голове — тюк! Все деньги, золотые кольца, часы, мобильные телефоны — долой. Девочке конфетку. Никто ничего не видел, никто ничего не знает.

Самому же стало смешно от таких мыслей. Во-первых — это территория института, во-вторых — девочка на самом деле выглядит довольно безобидно и это вряд ли, что она на сговоре с преступниками. Да и котенок, в конце концов, мяукал.

Но смешно, не смешно, а, заходя в подвал, голову я на всякий случай прикрыл — предосторожность никогда не помешает.

В подвале оказалось темно. Нужно было ждать, пока глаза привыкнут к темноте, чтобы разглядеть хотя бы что-то. Ждать я не мог. Слишком противно пахло, да и перемена подходила к концу.

Найдя в кармане зажигалку, я зажег ее, и стал более или менее различать, что находится вокруг меня.

В первой комнате оказалось пусто, за исключением горы строительного мусора у стены. Видимо, котенок, почувствовал, что я спускаюсь, испугался и сиганул в следующее помещение. В противоположном двери углу я заметил проход.

— Кис-кис-кис.

Я подошел к проходу и заглянул. Там увидел довольно длинный коридор, через пару метров на стене светлое пятно. Следовательно, в какой-то из комнат была рабочая лампочка. Котенка я не замечал по-прежнему. Далеко гад убежал.

— Кис-кис-кис. Ай, черт!

Колесико зажигалки накалилось и обожгло мне палец. Зажигалка выпала. Я нагнулся, нащупал ее на полу. Перед глазами маячило пятнышко от пламени. Дуя на палец, я пошел на свет. Где же ты, котенок?

В комнате на самом деле горела одна лампочка, на полу валялись пустые бутылки незнакомой мне марки пива, драный матрац и несколько использованных презервативов.

«Вот чем занимаются в подвале лабораторного корпуса», — с улыбкой подумал я.

Но это волновало меня меньше всего, сейчас целью моих блужданий по этим дурно пахнущим катакомбам был глупенький котенок, которого я вызвался вернуть хозяйке.

В комнате котенка не оказалось, поэтому я развернулся и решил идти дальше по коридору.

Но выход из комнаты упирался не в стенку, как должно было быть, а продолжался далеко-далеко светлым коридором, почти через каждые пару метров висело по лампе в железном абажуре.

Я потряс головой, протер глаза. В горле пересохло. А на коже выступил холодный пот. Чертовщина какая-то.

Такого не могло быть. Я же точно помнил, что шел прямо по темному коридору, а потом свернул направо в эту вот комнату, в которой стоял. Значит, выходя из комнаты, я должен был упереться в стену, а по левую и правую руку от меня оказался бы проход.

Но никаких проходов налево или направо я не видел. Моя комната являлась тупиковой комнатой большого светлого коридора.

Я понемногу стал впадать в панику. Посмотрел на часы — перемена уже подошла к концу, на следующие полпары я опоздал, значит, дело закончится не одним докладом. Прошелся по помещению, пиная каждую стену, сам не понимая зачем. Поднял одну из бутылок.

«Пиво золотой тапир, производство город Даренберг»

Что за город такой? Со злостью я швырнул бутылку об пол, она разлетелась на мелкие куски.

Может быть, мне просто показалось, что я шел прямо, а потом направо? В темноте ведь может случиться и такое. А потом кто-то вдруг включил свет.

Обрадовавшись своей догадке, я направился по коридору вперед, заглядывая в боковые комнаты в поисках котенка. Под потолком ползли вместе со мной мохнатые толстые трубы.

Но после пяти минут пути я осознал, что догадка моя с треском провалилась. Тогда, чтобы добраться до света, я сделал несколько шагов. А сейчас шел уже целых пять минут. И от коридора не наблюдалось никакого ответвления. Все боковые комнаты были пусты, за исключением какого-то мусора.

— Мяу!

Я дернулся, и чуть было не ударился головой об одну из труб. Возле моей ноги сидел котенок и жалобно смотрел на меня.

— Мяу!

— Иди сюда, глупенький, — я нагнулся, чтобы взять его на руки, как вдруг из очередного прохода в боковое помещение показалась небольшая крыса.

Котенок увернулся от рук и побежал в ее сторону. Зафырчал, хвост трубой. Стал прыгать возле нее, махая лапой, норовя ударить.

Крыса повернула голову в его сторону, почесала лапкой морду и начала наступление. Котенок не ожидал такой реакции, стал, презрительно пофыркивая, отходить назад. А крыса продолжала бежать на него. Что-то в ней показалось мне странным. Я присел на корточки, наблюдая за этим действом.

Котенок встал на задние лапы и смешно ткнулся спиной в стену. Фыркнул, поворачиваясь, чтобы дать стене отпор. В этот момент крыса настигла его и укусила за лапу. Такого не ожидал и я.

Котенок пискнул, упал на бок. Стал биться, махая лапами, а крыса, все сильнее вгрызалась.

Я поднялся и точным ударом ботинка отшвырнул бешеного грызуна в сторону. Крыса отлетела далеко и несколько секунд валялась без движения, потом зашевелилась, встрепенулась и снова ринулась в атаку. Но теперь уже не на котенка, а на меня.

Я со всей силы пнул ее снова, она аж подлетела вверх. Стукнулась о трубу и упала. Я был просто уверен в том, что что-нибудь ей сломал, и она уже никогда и никуда не побежит. Но крыса очнулась. И, хромая на обе правые лапы, снова поперла на меня.

«Вот черт. Крыса — камикадзе», — подумал я.

Неужели она не может понять, что я не котенок и запросто могу ее убить? И меня взяла такая злоба, что я со всей силы наступил на подбегающее ко мне существо. Раздался хруст костей. Я повернул ногу, надавливая еще сильнее. Чуть приподнял и увидел, что даже из последних сил, практически мертвая крыса, пытается вгрызться в подошву моего ботинка.

Одновременно мне стало и противно и страшно. Мерзкое существо сражалось со мной до самого последнего мгновения своей жизни.

Я подхватил пищащего котенка на руки и быстро пошел вперед. Нужно было заканчивать с этой экскурсией. А котенок, он, скорее всего, умрет от заражения крови, если ему не обработать ранку и не сделать специальные прививки. Ведь крыса наверняка была заразной.

«Надо будет ботинок хорошенько помыть», — подумал я.

Наконец-то коридор закончился, и я встал перед развилкой. Подвал продолжался налево и направо.

Я пошел направо, просто так, без каких-нибудь причин. Потому как совершенно не знал, в какую сторону лучше идти.

Снова ответвление, опять налево и направо, но еще есть дорога прямо.

«Так можно и заблудится», — решил я и представил заголовки газет.

«Студент заблудился в подвале лабораторного корпуса собственного института».

И текст статьи: "...на третий день он съел спасенного им котенка, а потом стал питаться крысами... умер он на седьмой день от отравления некачественной крысой, а нашли его спустя десять лет, когда протекла труба, и сантехники отправились ее чинить». Замечательно. Просто прекрасно!

Положение было ужасным, но почему-то мне хотелось смеяться. Я еле сдерживал смех. Котенок барахтался в руках и пытался кусаться.

А я все шел, снова и снова сворачивая, оказываясь на новых развилках, заглядывая в какие-то комнаты, большие и маленькие. Изредка мимо пробегали крысы. Котенок шипел, а я проходил мимо, стараясь не обращать на них внимания. Все же еще одна крыса бросилась на меня, и ее тоже пришлось раздавить.

— Люди! — кричал я, спустя полчаса блуждания по подвалу. — Ау!

Я прекрасно понимал, что выход из подвала есть, и он где-то рядом. Но сам факт того, что я заблудился в подвале небольшого лабораторного корпуса, меня веселил. Потом я подумал, что, возможно, все наши корпуса связаны единым подвалом, поэтому так много всяких развилок. Значит и выходов должно быть много.

А вскоре я увидел человека. Сначала я подумал, что мне показалось. Я шел по очередному длинному коридору и увидел, как в самом его конце промелькнула фигура. Слева направо. Я остановился и попытался понять, показалось мне или нет. Потом понял, что все-таки не показалось, и прибавил шагу. Добравшись до конца, я свернул направо и увидел впереди себя недалеко фигурку паренька. В руке он нес небольшую лопату. Парень спокойно шел по подвалу, глядя себе под ноги, и насвистывал какую-то мелодию.

— Эй, — крикнул я.

Паренек остановился, обернулся и, увидев меня, заулыбался.

— Парень, где тут выход? — спросил я.

Мне было совершенно неинтересно, что он тут делает. Выбраться — это все, что меня интересовало.

— Заблудился, что ли? — хмыкнул он.

— Ну, да. Котенка ловил, — продемонстрировал я ему животное.

— Повезло, что не съели, — заулыбался парень.

— Кого?

— Котенка, ну не тебя же. Хотя и тебя могли...

— Да, крысы тут звери.

— Это не крысы, — серьезно сказал парень. — До выхода довольно далеко. Сам не выберешься, тебе показывать надо. А у меня времени особо нет, поэтому иди со мной, я свои дела закончу, потом вместе выйдем. Или ищи выход сам.

— А ты не долго?

— Максимум полчасика.

— А это у тебя что? — спросил я, увидев большой листок бумаги в руке паренька.

— Карта. Только не проси, я тебе ее не дам. Ты ее стибришь. Я ее и так с трудом достал.

— Да нужна она мне больно. Мне бы выбраться отсюда и все.

— Тогда пошли.

— А ты что тут делаешь? Клад что ли ищешь? — засмеялся я, кивая на лопату.

— Вроде того, — буркнул парень и направился дальше по коридору.

— А звать-то тебя как?

— Вэлирталь, — ответил он.

— Это что кличка что ли?

— Нет, это имя.

— Ну, ни фига себе имечко!

— Нормальное имя! — обиделся парень. — Между прочим, одно из самых распространенных.

— Это как Ваня, что ли?

— Ваня — это имя? — удивился он.

— Ну, да.

— Вот это точно странное имя. Кто так коротко людей называет, словно собак каких?

— Послушай, ты, что с луны свалился, что ли? Или из дурдома сбежал?

— Да нет, по-моему, наоборот, — хмыкнул парень. — Такие, как ты, не редкость в этих подвалах. Походите тут, походите, а потом... вон.

Он ткнул пальцем в одно из боковых помещений. Я заглянул туда, и меня заколотило от ужаса. В углу на полу лежал человеческий скелет. На костях еще кое-где оставалось мясо. Несколько явно сытых крыс ползали возле.

— Какого черта! — крикнул я. — Это же останки человека. Надо вызвать милицию.

— Кого? Какую милицию? — удивление паренька не выглядело наигранным.

— Стоп.

До меня стало понемногу доходить.

— Доленберг — это что?

— Даренберг?

— Ну, Даренберг.

— Это мой город, в котором я живу. Он там, — он посмотрел вверх.

Я отпустил котенка.

Неужели со стороны я походил на одного из героев какой-нибудь фантастической книжки, которые, попав в параллельный мир или в какую-нибудь невероятную передрягу, до последнего момента считают, что их либо кто-то разыгрывает, либо это им снится?

Фантастики я читал много, поэтому мог придумать объяснение всему происходящему. Возможно, что из-за очередного опыта физиков произошло смещение пространства, или как там приятно говорить в этих книжках. И спустившись в подвал своего мира, я оказался в подвале другого.

Читая такие книги, я мечтал о подобных приключениях. Это казалось мне забавным, потому как во всех книгах главный герой либо в итоге возвращался домой, побывав в каких-нибудь сражениях параллельных миров, либо находил прекрасную девушку, на которой потом женился, обзаводился детьми. И не вспоминал о своем мире, так как в новом его все устраивало.

Но то, что это когда-нибудь окажется реальностью, я и подумать не мог.

— Во дела, — только и смог выдавить из себя я. — По-моему, я попал в параллельный мир.

Вэлирталь засмеялся.

— Не ты первый, не ты последний. В вашем мире, походу дела даже и не слышали о том, что существуют параллельные миры?

— Ну, почему — у нас много книг про это.

— Научных?

— Фантастических.

— Тогда понятно. У нас теорию о параллельных мирах в пятом классе проходят. А приборы, которые позволяют открывать переходы из мира в мир только в 10-ом, так что мне пока рано. Но теорию я знаю на пять!

— Дела. Как же мне тогда быть?

— Идти со мной, потом я тебя выведу, а там разберемся.

— А ты сам-то не боишься тут ходить? — спросил я. — Могут ведь тоже съесть.

— Могут, — кивнул парень. — Но оно того стоит.

Страшно завопил котенок. Я про него и забыл. Но было уже поздно. Возле человеческого скелета собралось около десятка крыс, которые напали на глупого зверька. На глазах он терял силы. Я было дернулся вперед, но Вэлирталь меня остановил. Он достал из кармана несколько скрепок, отдал мне одну и сказал:

— Делай как я.

Он разогнул скрепку, а потом свернул проволоку в небольшую спиральку в полтора оборота. Положил ее на проходе в комнату. Я повторил его действия. Вскоре проход был заложен скрученной в спирали проволокой.

— Зачем это? — наконец спросил я.

Котенок уже не шевелился.

— Сейчас увидишь.

Со всех углов в центр комнаты стали сползаться крысы. Их собралось такое количество, что трупик котенка скрылся под шевелящимися телами.

Две крысы отделились от толпы и побежали в нашу сторону. Но остановились перед спиралями, постояли немного, затем развернулись и вернулись к остальным.

А мы пошли дальше, Вэлирталь сверился с картой.

— Они их боятся? — спросил я.

— Нет, эти существа ничего не боятся. У них напрочь отсутствует инстинкт самосохранения. Они и на слона полезут.

— Камикадзе...

— Как ты сказал?

— В переводе с японского это означает: «ками» — дух, нежилец, а «кадза» — воин. Не бери в голову.

— А спирали, почему-то их останавливают. Не знаю, почему.

— Сам-то ты здесь зачем?

— Да как сказать. Доклад пишу. Необходимо взять отклонение в поведении любых существ, даже людей, и провести исследовательскую работу.

— А ты не мог выбрать что-нибудь более безопасное?

— Если бы я выбрал что-то другое — то блуждать тебе здесь вечно. Да и тема, честно говоря, оригинальная, могу и на премию номинироваться. А деньги мне сейчас ой как не помешают.

— Все понятно, — вздохнул я.

— Так куда мы идем?

— Вот сюда, — он ткнул пальцем в место на карте.

Комната выделялась среди других размерами, по сравнению с остальными она казалась просто громадной.

— А что это?

— Это сливной отсек. Нечто вроде большого бассейна.

— С каких пор в подвалах делают бассейны? — удивился я.

— Мы находимся под заводом по производству различных химикатов, так что бассейн вполне оправдан, туда сливается всякая гадость. Вроде отстойника. А потом оттуда транспортируется на утилизацию. Транспортировалась. Завод уже лет десять, как не работает. — Объяснил Вэлирталь.

И я понял, что впереди нас не ждет ничего хорошего.


Пару раз на пути нам попадались крысы, и Вэлирталь ожесточенно разрубал их лопатой. Только после первого раза я понял, для чего она ему нужна. До этого в голове моей так и вертелась мысль, что нам придется что-то откапывать.

Добирались мы до отстойника минут десять, постоянно сверялись с картой. Вэлирталь сказал, что это только лишь сегмент полной карты подвалов, и я понял, насколько они огромны.

— Странно, — сказал я, — что все это время тут есть свет, и трубы еще не потекли.

— Эти лампы практически вечные, пока их не разбить, они будут гореть. А электроснабжение завода не отключено. Его территории расхватали разные организации под свои нужды. Так что ничего странного нет. А трубы. Их тоже на совесть делали.

— Послушай, а вот все же знают, что тут погибают люди. И ничего не делают?

— А кому до этого есть дело? Ты мне скажи. Тем более, даже если твои, например, кости и найдут.

— Ну, спасибо.

— Я сказал — например. Сканером определят, что ты не из нашего мира. Так что даже хоронить не будут, выкинут куда-нибудь.

— Что же за законы такие? Если из другого мира — то уже не человек? — возмутился я.

— В истории нашего мира было достаточно нелюдей в человеческом обличии из других миров. Такие законы сложились. Не тебе их оспаривать и не мне. — Расставил точки Вэлирталь.

— Так мне могут и не помочь, плюнуть на меня, и все.

— Да нет, думаю, что помогут, — успокоил меня он.


Сначала я услышал звук капели и почувствовал отвратительный запах. К подвальному я уже привык, он уже не казался таким противным. Но тот, что я почувствовал, трудно было с чем-нибудь сравнить.

— Фу-у-у, — зажал я нос.

— Да уж, пахнет не цветами, — Вэлирталь последовал моему примеру.

Мы завернули за угол, и перед нами открылось грандиозное помещение, уходящее глубоко вниз. А потолок так и продолжался.

С потолка капало. Казалось, я слышал, как каждая капля падает вниз, и ныряет в воду где-то там в сумраке. Света тут не хватало — то, что творилось на дне, сверху было не разглядеть. Только изредка мерцало что-то синеватое. Стены помещения были выложены белым кафелем, какой кладут в настоящих бассейнах.

Вниз вела железная лестница, прикрепленная к стене.

— На всякий случай надо наделать этих спиралей, — предложил я.

— Хорошая идея, — сказал Вэлирталь, отгрузил мне горсть скрепок, и мы стали делать из них спирали.

После, когда все крепки были превращены в оружие против крыс, Вэлирталь сказал:

— Давай спускаться.

— Давай, только ты, чур, первый, и карту дай мне. Если тебя съедят — я выберусь. Потому что твои завитушки и секреты этих крыс мне не нужны, — засмеялся я.

— Это не крысы! — огрызнулся он, сунул мне карту и, схватившись за поручни лестницы, за мгновение исчез из виду.

«Лихой» — усмехнулся я и полез следом.


Ступив на пол, я нащупал рядом Вэлирталя.

— Ну, чего? — шепнул я, удивленно разглядывая синеватое свечение, находившееся довольно далеко от нас.

— Рубильник... где-то должен быть рубильник. Рядом с лестницей.

Я стал водить рукой по стене. Вскоре нашел пластмассовый короб, открыл крышку и дернул рукоять вниз — на стенах загорелись лампы.

Глаза уже успели отвыкнуть от света, поэтому я зажмурился.

— Вот это да, — выдохнул Вэлирталь.

Я открыл глаза и посмотрел в центр помещения.

Недалеко от нас, в паре метров, начинался огромный округлый бассейн. Крест-накрест он был пересечен двумя железными мостиками, а в центре — круглая площадка.

Бассейн оказался полон коричневой жижи. По-видимому, пахло от нее.

Синим мерцал воздух, прямо над округлой площадкой в центре пересечения мостов. С частотой примерно в минуту из этого свечения вываливалось по крысе. Они осматривались и устремлялись прочь по одному из мостов.

— Что это? — удивился я.

— Я точно знал! — воскликнул парень. — Я был прав!

— Что ты знал?

— Вот теперь он заткнется и будет знать, что я тоже иногда бываю прав. Говорил же я ему, что никакие это не крысы.

— Кому ему?

— Преподу, — заулыбался Вэлирталь.

— А кто это?

— Ты что не видишь? — он указал пальцем на свечение. — Это очередная экспансия.

— Крысы захватывают ваш мир? — засмеялся я.

— Это не крысы, — насупился он.

— Ну, хорошо — не крысы.

— Это специально выведенный вид с полным отсутствием инстинкта самосохранения. Они не причинят друг другу вреда, но рано или поздно вычистят все. Потому что их много и они ничего не боятся...

— Что они смогут, против оружия? Они все погибнут!

— Нет, кто-то прорвется и перегрызет! Все очень просто. Алгоритм сработает... не бойся.

— Не смеши. Ты хочешь сказать, что они захватят ваш мир?

— Захватили бы, если не сообщить о дыре. У нас такое часто бывает. И каждый раз что-нибудь новенькое.

Вэлирталь рубанул очередную крысу, подбежавшую к нам.

— Весело вам живется.

Парень порылся в карманах и достал небольшой прямоугольный прибор. Направил в сторону свечения и нажал на одну из кнопок. Из прибора вырвался тонкий красный луч. Свечение вспыхнуло еще ярче, а потом на мгновение погасло.

— Вот и все...

Дыра вспыхнула еще ярче. И крысы стали сыпаться из нее кучами, без интервалов. Ее просто прорвало. Они даже не успевали разбегаться в стороны, как на них сваливались все новые и новые.

— Я же говорил, каждый раз что-то новое... — побледнев, произнес Вэлирталь.

Одной рукой он ухватился за лестницу. Прибор выпал.

Я выхватил у него лопату и стал рубить подползающих крыс. А их становилось все больше и больше. Я не справлялся.

Оглянувшись я увидел, что парень стоит на месте и даже не собирается ползти вверх.

— Ты что встал, дурак! Уматывай! — закричал я на него.

Он сглотнул и указал вверх.

Даже с самого низа было отчетливо видно, что отверстие в стене, откуда мы вылезли, а затем спустились по лестнице, кишело этими тварями. Еще немного и они начнут падать вниз.

В этот момент меня укусили. Затем еще раз. Крысы ползли по мне, по Вэлирталю. Мы пытались их скинуть, но все было бесполезно. Все пространство пола заполняли они двойным слоем.

А из дыры валились новые.

Когда боль от укусов переросла все границы, перед глазами потемнело. Уже совсем смутно, откуда-то издалека я слышал крики Вэлирталя, но вскоре они затихли.


Открыв глаза, я увидел белоснежный потолок и Саню, того самого единственного друга. Саня сидел рядом со мной, а я лежал на кровати.

— Где я, Сань? — спросил я, пытаясь пошевелиться. Дико болела голова.

— В больнице, — ответил друг. — Ты не бойся, их уже нашли. Они перепутали, им один парень денег задолжал с третьего курса. Врачи говорят, что тебе повезло, вовремя голову рукой закрыл. Хорошая, говорят, реакция.

Я посмотрел на забинтованную правую руку, попытался пошевелить пальцами. Не получилось.

— Пальцы перебиты, — увидев, куда я смотрю, сказал Саня.

— Знаешь, что, Сань? Ты можешь сделать для меня одно дело?

— Какое?

— Купи мне скрепок, — попросил я.

— Каких скрепок? — удивился он.

— Обычных. Канцелярских.



Содержание:
 0  вы читаете: Инстинкт спирали : Дим Соловьев    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap