Фантастика : Социальная фантастика : 17 : Борис Терехов

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19

вы читаете книгу




17

В субботу я опоздал на работу. Вчера я решил, что если сведу к минимуму свое общение с домашними и лягу раньше в постель, то высплюсь, и меня не будут мучить головные боли. Но в результате проспал и опоздал на работу.

В нашей конторе Лаэрт, сидя за моим столом, инструктировал двух молодых парней, стоящих перед ним навытяжку. Он был так увлечен этим занятием, что не заметил моего появления.

— Вам следует гордиться тем, что вы попали к нам, — говорил он. — Теперь, когда жизнь налаживается, наша служба приобретает важнейшее значение в округе. Поскольку она, наряду со службой общественного порядка, призвана обеспечивать спокойствие его жителей. О ваших прямых обязанностях я расскажу позже. Но главное, что вам необходимо сейчас уяснить так это то, что вы во всем должны слушаться старших и особенно меня.

— Почему они должны слушаться особенно тебя? — поинтересовался я.

— Здравствуй, Хэнк! Ты не понял. Это, когда нет другого начальства, они должны слушаться меня.

— Тогда другое дело.

Я пожал руку каждому из парней. Парни заметно смущались. Они оба были невысокого роста, худощавые и удивительно походили чертами лица на Лаэрта. Одного звали Альберт, второго — Сигизмунд.

— Очень приятно, — сказал я.

— Управляющий вот прислал нам новых практикантов, — пояснил Лаэрт, освобождая мне мое место за столом, — а то в нашей службе, считай, почти никого не осталось. Но, чувствую, с этими ребятами мы сработаемся. Они не пропадут, как некоторые. Верно, ребята?

— Да, — подтвердили те в один голос.

— Значит, Венка опять не пришла?

— Естественно. Ни слуху, ни духу от твоей заместительницы. Как в воду канула, старуха.

— А где Егор?

— Я послал его к товарищу Вану.

— К кому? — переспросил я.

— К товарищу Вану. Ты же сам из-за него поставил всех нас на уши. Говорил, что этого ветерана нужно как можно скорее избавить от крыс, чтобы этот старый хрен не писал на нас больше жалоб и кляуз. Помнишь, как из-за Вана тебя пропесочивал управляющий?

Дальше я уже не стал слушать Лаэрта и поспешил на улицу. Я гнал свою машину так, как никогда до этого. За ветровым стеклом быстро мелькали фонарные столбы, кривые деревца, разрушенные и целые здания. Все мои мысли были только об одном — как бы мне не опоздать. Практикант Егор был моим подчиненным, и на мне лежала вся ответственность за него.

В доме Ванов мне долго не открывали дверь, хотя я звонил, стучал кулаком и даже, повернувшись спиной, бил по ней ногой. Наконец, дверь приотворилась, и в образовавшейся щели показалось настороженное лицо товарища Вана и наведенный на мою грудь ствол ружья. Из дома слышалась громкая джазовая музыка.

— В чем дело? — недовольно спросил он.

— Я из крысоловной службы.

— Знаю.

— Разрешите мне войти.

— Зачем?

— Чтобы проверить ловушки.

— Вчера проверял, — напомнил он.

— Наш практикант сейчас у вас?

— Какой еще практикант?

— Самый обыкновенный.

— Ну, приезжал какой-то паренек от вас. Когда он узнал, что у меня ему нечего делать, то быстро убрался восвояси, — сказал товарищ Ван и начал закрывать дверь, но я успел уловить в паузе между джазовыми композициями подозрительные звуки, доносившиеся из глубины дома. Однако рваться в дом было опасно — его хозяин мог сдуру выстрелить в меня. Впрочем, не обязательно, но такая вероятность существовала. Как там ни было, я не стал возвращаться к своей машине, а, пригнувшись, пошел рядом со стеной вдоль дома, свернул за угол и приблизился к мутному окну кладовки. Так и есть! Я не ошибся! Тусклый свет лампочки, горевшей на потолке в кладовке, позволил различить мне нашего практиканта. Егор с нечастным видом сидел на полу, прислонившись спиной к стене, со связанными руками и кляпом во рту.

Конечно, пытаться освободить его одному и без оружия, было полным безумием. Но, с другой стороны, если пойти за помощью, то, вернувшись, можно было уже не застать его в живых. Товарищ Ван постарается замести все следы и надежно спрятать свою очередную жертву.

Я осторожно выдавил стекло в окне — звякнув, оно разбилось, упав на пол кладовки. Затем скинул куртку на мерзлую землю — она помешала бы мне — и полез в окно, чувствуя, как рвется мой свитер, и брюки о гвозди, торчащие из рамы. В кладовку я скорее ввалился, чем влез — и, в общем, вполне благополучно, если не считать мелких порезов о битое стекло на ладонях.

При моем появлении глаза Егора радостно засверкали, он весь подался мне навстречу, силясь что-то сказать, но из-за кляпа во рту у него получалось лишь мычание. Сверху из одежды на нем была одна порванная фланелевая рубашка в пятнах крови. Все его тело дрожало мелкой дрожью.

Я подскочил к нему, вынул изо рта кляп и принялся, обламывая ногти, развязывать узлы на веревках, стягивающие его руки.

— Они… они, эти ветераны, совсем озверели, — пожаловался он с придыханием и готовый расплакаться. — Лаэрт послал меня сюда, чтобы я проверил старые ловушки и поставил новые. Они, ветераны, говорят, сними куртку — так будет легче работать. А когда я снял куртку, как набросятся на меня, и давай кусать. Я отбился и хотел убежать, но товарищ Ван пригрозил ружьем, и его жена меня связала. Чтобы я не кричал, затолкала в рот мой шарф. Если бы вы не пришли, то они бы закусали меня до смерти. Они были такие страшные и злые.

— Ну-ну, Егор, успокойся. Проехали. Главное, ты не бойся, — сказал я, освобождая его веревок.

— Я и не боюсь.

— Вот и молодец. Теперь тебя больше никто не тронет — обещаю. Все позади.

— Если бы, — пробормотал Егор убитым голосом. Я обернулся, проследив за его глазами, и увидел, что в кладовку пожаловала поджарая жена товарища Вана. Несколько секунд она молча, поджав губы, смотрела на нас с Егором. Потом, вытянув вперед руки и оскалившись, ринулась на меня. Я увернулся и резко толкнул женщину в ее впалую грудь. Но она была гораздо сильнее, чем могло бы показаться на первый взгляд. Она устояла на ногах и крепко вцепилась мне в горло, почти вплотную придвинув свое лицо к моему подбородку. От женщины пахло какой-то кислятиной и не свежим бельем.

Мне стало не хватать воздуха. Ждать помощи от Егора было бесполезно — он отполз в дальний конец кладовки и испугано взирал оттуда на то, что происходило. Изловчившись, я стукнул кулаком жену Вана по голове, а когда она освободила мое горло, то — в лицо. Женщина отлетела на метр — у нее заплелись ноги, и она шумно рухнула на пол.

В этот момент прозвучал выстрел, и над моей головой просвистела пуля. В дверях кладовки стоял товарищ Ван с ружьем наперевес, из ствола которого вился дымок.

— Не смей прикасаться к моей жене, негодник! — прогремел он. — В следующий раз я не промахнусь и снесу тебе половину твоей глупой башки!

— Да, в следующий раз мой муж не промахнется. Клянусь здоровьем. Он очень метко стреляет, — подтвердила женщина, поднимаясь на ноги и отряхивая платье.

— Сильно он тебя ударил? Тебе не больно?

— Пустяки. Могло бы быть хуже, — отмахнулась она. — Как мы с ними поступим, дорогой?

— Я еще не решил. Прикончим, наверное.

— Умоляю, не надо нас приканчивать, — попросил со своего места у стены Егор.

— Да, не советую вам этого делать. На моей работе знают, куда я поехал, и если я не вернусь, то станут искать меня первую очередь у вас в доме, — заметил я.

— Ха-ха. К тому времени, когда кто-нибудь приедет искать тебя, мы смоем всю кровь и надежно спрячем ваши трупы, — усмехнулся товарищ Ван. — Я скажу, что ты действительно был здесь, но не застал у нас этого парня и уехал. Куда, мне не известно.

— Тебе не поверят.

— Не сомневайся, поверят. Я умею убеждать.

— Точно, это ты умеешь. Особенно с ружьем в руках, — кивнул я. — Зачем ты убил Курта и Венку?

— А сам разве не понимаешь?

— Нет.

— Иногда, бывает сложно сдержать свои желания, — покачал он головой. — Рад бы, но ничего не могу с собой поделать. Потом, сколько можно терпеть? Вот мы и не выдержали. Когда приехал тот первый крысолов — ты говоришь, его звали Курт?

— Курт.

— Что ж, приятно было познакомиться. Я не стерпел и покусал его, моя жена — тоже. Курт нам так понравился. Он был покорный и не драчливый, с мягким, не жилистым телом. Но долго ваш коллега не выдержал наших укусов и умер. От разрыва сердца, по-моему. Перед смертью он громко кричал. Чтобы не услышали соседи, нам пришлось включить на полную громкость музыку.

— А как было с Венкой?

— Это такая худая девица, что ли?

— Какая она худая? Нормальная молодая женщина, — возразил я.

— Ну, это по твоим меркам, она нормальная. По нашим — нет. Кусать ее было совсем не интересно — кожа да кости.

— Да, что есть, то есть, — согласилась его жена.

— Но мы не собирались ее кусать. Так уж получилось. Она приехала ближе к вечеру, когда мы с женой немного выпили и расслабились.

— Моему мужу, как ветерану, выдают иногда медицинский спирт в лечебных целях, — пояснила женщина. — У него застарелый радикулит.

— Он, собака, радикулит. Но это не имеет отношения к делу. Значит, мы немного выпили и расслабились, а тут появляется она, ваша Венка — вот мы и не стерпели, — развел руками товарищ Ван. — Потом, уже после, нам не хотелось ее убивать. Какая ни есть, но все же мясо. Мы хотели, чтобы она пожила некоторое время с нами. Кстати, это очень удобно. Если бы у нас возникало желание, то можно было бы в любой момент пойти и покусать ее. Но у девицы оказалось хлипкое здоровье — через день она умерла. Просто бедняжка имела неустойчивую нервную систему.

— Да, конечно, — кивнула его жена. — Я не устаю повторять, что во всех наших болезнях виноваты исключительно одни нервы.

— С Венкой понятно, а почему вы напали на нашего практиканта? — спросил я.

— Да, почему вы напали на меня? — подал тихий голос Егор.

— С тобой-то вообще произошло глупо. Ты полез ставить ловушки, куда тебя не просили, в дальнюю комнату, а там, на топчане лежит труп вашей девицы.

— Я не видел Венку, — сказал Егор, — я только немного приоткрыл дверь.

— Увидел бы, если начал ставить в той комнате ловушки. Мы не успели ее вытащить во двор и выкинуть в выгребную яму за помойными баками, где уже покоится ее коллега по работе, Курт. Поленились, с нами изредка случается. Кстати, ребята, вы тоже будете скоро там лежать, — усмехнулся товарищ Ван, поводя стволом ружья.

— Может быть, дорогой, одного оставим пока в живых? Вон того, который помоложе, — предложила его жена и показала пальцем на Егора. — Стали бы время от времени его покусывать. Он вроде бы крепче той костлявой девицы.

— Эх, неплохо бы, но рискованно, — вздохнул он. — Этих ребят, крысоловов, действительно будут искать. Неприятности нам ни к чему. Давай свяжи их.

— Зачем? Мы же все равно собираемся их убивать.

— Женщина, у меня уже не те силы, чтобы таскать туда сюда трупы этих ребят. Они же тяжелые, а у меня, кроме радикулита, больное сердце и отдышка. Выведем вечером во двор к выгребной яме и там с ними разделаемся. Какие вопросы?

— Вопросы есть. А вдруг твои выстрелы услышат соседи и донесут, куда следует? — спросила женщина. — Наши соседи — не подарок. Доносчики из доносчиков.

— Не обязательно нам их стрелять. Существует много других способов убить человека.

— А вдруг до этого к нам кто-нибудь приедет искать их?

— Что, мне не известно, как работают все наши службы в северном округе, — усмехнулся он. — К тому же сегодня суббота — короткий рабочий день. При любом раскладе они приедут к нам не раньше завтрашнего утра. Но, скорее всего, в понедельник.

— Ну, как знаешь, — фыркнула та, взяла с полки стенного шкафа моток веревки и направилась ко мне.

— Всем стоять на месте! — прогремел громкий приказ. Это был Шехнер, появившийся в кладовке с нацеленным на супругов Ванов пистолетом. Никогда еще я не был так рад видеть начальника службы безопасности. Что ни говори, оказался он здесь очень вовремя.

Другое дело, что товарищ Ван среагировал на его появление едва ли не мгновенно. С разворота он выстрелил в Шехнера, и если тот был бы повыше ростом, то пуля угодила бы точно ему в голову. Следом за ним выстрелил Шехнер — два выстрела прозвучали почти одновременно. Начальник службы безопасности оказался более удачливым — он попал товарищу Вану прямо в центр лба и тот, пошатнувшись, замертво повалился на пол.

Женщина с отчаянным воплем бросилась к убитому мужу и схватила ружье, выпавшее из его рук. Но воспользоваться им не успела — Шехнер снова был быстрее. Он уложил ее точно таким же выстрелом в лоб.

— Ну и злодейская семейка, доложу я вам. Супруги стоили друг друга, — пробормотал он, убирал пистолет в кобуру на поясе и звучно высморкался в носовой платок. Потом, подняв на нас глаза, сказал: — Ой, до чего же я не люблю все это.

— Что, простудился? — спросил я.

— Кажется. Ну, здорово, парни! Рад, что я не опоздал!

— Привет, Шехнер! Признаться, не ожидал тебя здесь встретить.

— Что ж, Хэнк, иногда приятно, когда не сбываются наши ожидания, — хмыкнул начальник службы безопасности, не спеша, приблизился к товарищу Вану, опустился возле него на корточки и пощупал на его шее пульс. — Готов. И его жена — тоже. Жаль. Следовало бы их взять живыми, а не убивать. Теперь придется писать докладную, что у меня не было иного выхода, — вздохнул он и обратился к нам: — Вы, надеюсь, подтвердите это в письменной форме?

— Разумеется, — кивнул я.

— Как ты себя чувствуешь, малыш? — поинтересовался Шехнер у Егора.

— Хорошо, — ответил тот, едва шевеля бледными губами.

— Да скверно он себя чувствует, — заметил я. — Товарищи Ваны сильно его покусали.

— Ничего, парень, потерпи немного. Скоро сюда приедут медики, я их вызвал. Они о тебе позаботятся: перевяжут, дадут лекарства, сделают уколы. Сразу станет лучше, — сказал Шехнер, помог Егору подняться с пола, усадил на табуретку и набросил ему на плечи свою форменную куртку. — Так будет теплее.

— Спасибо, — поблагодарил тот.

— Пожалуйста. Хэнк, так почему ты решил отнимать у нас хлеб? Ловить преступников не твой, а наш профиль деятельности.

— Странный вопрос. Да потому что ваша служба ничего не делала. Вы совершенно не занимались поисками Курта и Венки.

— Тут ты, по своему обыкновению, заблуждаешься. Мы их искали и проделали большой объем работы.

— Расскажи это управляющему или моему практиканту. Возможно, они тебе поверят. Да и то сомневаюсь. Весь ваш большой объем работы свелся к слежке за мной. Так вы и вышли на Ванов.

— Угу. Больно ты нам нужен, чтобы следить за тобой. Право, и самомнение у тебя, Хэнк, — покачал головой Шехнер. — Мы выяснили, что исчезновение Курта и Венки могло быть связано только с одним — с родом их профессиональной деятельности в вашей крысоловной службе. Установили адреса, по которым они побывали в последнее время. Таким образом, и всплыла семейка этих Ванов.

— Между прочим, Венку к Ванам я не посылал, — возразил я.

— Конечно, не посылал. Но она знала, что из-за жалобы этого ветерана Камерон устроил тебе в понедельник разнос по первое число. Поэтому могла поехать к нему по собственной инициативе, чтобы угодить тебе. К тому же она любила свою работу и не жалела на нее свободного времени. Не так ли? Мы взяли Ванов под наблюдение — посадили в доме напротив своего человека. Он и сообщил мне по телефону, что они не пустили тебя к себе. Потом он услышал в доме выстрел. Я понял, что дело пахнет жареным, и помчался сюда со всех ног.

— А почему к нам не пришел на помощь твой человек? Тот, что сидел в доме напротив.

— На это у него не было ни полномочий, ни приказа. Он же всего на всего практикант. Он не имел никакого оружия, только вооруженные армейским биноклем глаза. Его заданием было наблюдать и сообщать мне о том, что он увидел в доме Ванов. Ничего больше. В отличие от тебя, я берегу своих подчиненных.

— Я своих подчиненных — тоже. Я не посылал практиканта к Ванам, — сказал я и взглянул на Егора. Тот сидел с закрытыми глазами и методично раскачивался на табуретке.

— Оно, конечно. Его послал Лаэрт, но, опять же, чтобы угодить тебе, — заметил начальник службы безопасности.

— Не мне, Шехнер, а управляющему, — уточнил я.

— А ты как вышел на эту семейку?

— Примерно, так же — на них все сходилось. Ладно, я тебе еще здесь нужен?

— В принципе, нет. Сюда с минуты на минуту приедут мои парни и медики. Тебя я больше не задерживаю. Но в подельник утром придешь ко мне в кабинет и изложишь на бумаге все, что тебе известно по этому делу. Да, Хэнк, ты знаешь, где тела Курта и Венки?

— Ван сказал, что Курт во дворе в выгребной яме, а Венка где-то здесь в доме.

— Она там, в дальней комнате. Вторая дверь слева по коридору, — Егор вяло махнул куда-то рукой и сделал попытку встать с табуретки.

— Сиди, без тебя найдем — сказал Шехнер.

В коридоре он, подумав, определил, какая дверь является второй слева, открыл ее и вошел в комнату. Поколебавшись, я последовал за ним. Запущенную комнату, окрашенную голубенькой краской, едва освещал слабый дневной свет, лившийся через окно с закопченным стеклом. Пахло в ней скверно и, казалось, что не хватало воздуха.

Венку я увидел, только сделав несколько шагов и заглянув за плоский шкаф из дерева, выдвинутый почему-то в центр комнаты. Она лежала на низком топчане, свернувшись калачиком и лицом, обращенным к стене. Шехнер поднял застиранное одеяло, прикрывавшее Венку. Но лучше бы он этого не делал! Вся верхняя часть ее тела представляла собой, чуть ли не сплошное кровавое месиво. Местами со спины свисали, держась на тонкой кожице, оторванные куски мяса. Из одежды же на ней были лишь приспущенные трусы и колготки.

— Кошмар, — прошептал я, борясь с тошнотой.

— Да, зрелище не для слабонервных, — согласился Шехнер и высморкался в платок.

— Крысиный синдром?

— Что?

— Я говорю, что, похоже, супруги Ваны болели крысиным синдромом. Как, по-твоему?

— Возможно. Но не нужно торопиться с выводами. Это должна установить медицинская экспертиза.

— Досталось нашей Венке. Вот несчастная.

— Не без того, — кивнул Шехнер. — Хорошо, Хэнк, тебе ни к чему оставаться здесь, поезжай домой и отдохни.

— Нет. На сегодня у меня намечена еще одна встреча, — сказал я. Вышел во двор, поднял с мерзлой земли свою куртку, отряхнул от снега и направился к своей машине.


Содержание:
 0  Крысолов : Борис Терехов  1  2 : Борис Терехов
 2  3 : Борис Терехов  3  4 : Борис Терехов
 4  5 : Борис Терехов  5  6 : Борис Терехов
 6  7 : Борис Терехов  7  8 : Борис Терехов
 8  9 : Борис Терехов  9  10 : Борис Терехов
 10  11 : Борис Терехов  11  12 : Борис Терехов
 12  13 : Борис Терехов  13  14 : Борис Терехов
 14  15 : Борис Терехов  15  16 : Борис Терехов
 16  вы читаете: 17 : Борис Терехов  17  18 : Борис Терехов
 18  19 : Борис Терехов  19  20 : Борис Терехов



 




sitemap