Фантастика : Социальная фантастика : 10 : Борис Терехов

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19

вы читаете книгу




10

Придя на следующий день в контору, я первым делом отправил Лаэрта на пятидесятую улицу, проверить на месте обстановку после вчерашних событий. Однако отправиться выполнять мое поручение он не торопился и, шмыгнув носом, поинтересовался:

— А ты, почему не едешь со мной? Не хочешь, чтобы мы больше работали в паре? Ведь ты говорил, что простил меня. — Видно, он ни на шутку опасался, что я затаил на него обиду, и теперь буду отстранять от любой выходной работы.

— Между нами, Лаэрт, все по-прежнему. У меня скопилось много разных документов, и мне следует с ними разобраться. А тут еще на носу квартальный отчет, не за горами и годовой. А съездить на пятидесятую улицу необходимо, мало ли что? Посыпать там порошок, перезарядить ловушки, осмотреть прилегающий район, чтоб потом никто на нас не жаловался. Я очень на тебя полагаюсь.

— Коли так, то я не подведу.

— Отправляйся с Венкой, чтоб было легче.

— Венки нет.

— Как это нет?

— Она сегодня не вышла на работу, — ответил Лаэрт и подозвал практиканта Егора, который, сутулясь, стоял поблизости и слушал наш разговор.

— Точно, не вышла, — испуганно подтвердил он. — Я два раза звонил ей домой, но там никто не берет трубку.

— Странно. Венка раньше никогда не прогуливала. А как она вчера себя чувствовала? Ни на что не жаловалось?

— Вроде бы нет, не жаловалась.

— Да, хорошенькая новость, — пробормотал я. Не нравилось мне все это. Что, интересно, могло случиться с Венкой? Я побарабанил пальцами по столу, и сам позвонил ей домой, но в трубе слышались одни лишь гудки. Тогда я набрал телефонный номер Шехнера.

— Привет! У тебя все в порядке? — спросил я.

— Да, Хэнк! Здравствуй! Давай быстрее выкладывай, в чем у тебя дело? Я тороплюсь.

— У меня сегодня не пришла на работу Венка.

— И ты тревожишь меня по таким пустякам?

— Для меня это не пустяк.

— Не вышла — ну и что? Не велика беда. У меня сегодня, например, тоже два человека не появилось на службе. Кстати, после того, как они постояли вчера в оцеплении. Простудились, наверное, или подхватили какую-нибудь заразу.

— Все так. Но они же тебя предупредили, что не придут. А у моей заместительницы дома никто не подходит к телефону, — возразил я. — Сначала Курт куда-то пропал, теперь вот Венка. Такими темпами я скоро вообще останусь без работников.

— Ой, Хэнк, не вали все в одну кучу. Она еще не старая женщина и, возможно, устраивает свою личную судьбу с каким-нибудь молодцом. Обычная жизненная ситуация.

— Хорошо бы. А вдруг с ней произошло несчастье? Она живет одна, и ей некому помочь.

— Давай не паникуй раньше времени. На мой взгляд, у тебя просто хромает трудовая дисциплина. Но для твоего спокойствия я отправлю к Венке своего парня. Пускай он у нее там все проверит. Договорились?

— Да, — едва успел я ответить, потому, как дверь широко распахнулась, и в комнату в перемазанной спецовке ввалился взлохмаченный тракторист. Огляделся, хмыкнул, подошел к моему столу и припечатал заскорузлой пятерней к нему клочок сальной бумаги.

— Здрасьте. Вчера вы позабыли отметить мне мой наряд.

— Отметим, дело нехитрое, — кивнул я, беря его клочок бумаги. — Так, постой, но здесь написано, что ты проработал у нас двенадцать часов.

— Ничего себе, — присвистнул Лаэрт. — Мы и сами никогда столько не работаем.

Тракторист на мгновение задумался, переступил с ноги на ногу и с достоинством ответил:

— То у вас, в вашей крысиной службе. А у нас, в дорожной службе, иногда бывает, что и больше работаем — мы без дела не сидим. Трактор к объекту подогнать надо? Надо. Назад в гараж отогнать надо? Надо. По воздуху он не летает.

— Ладно, технику надо уважать, — согласился я.

— Спасибо, — буркнул он, взял подписанный мною наряд и тяжело шагал к выходу.

— Прощай! Чтоб ввек тебя не видеть! — крикнул Лаэрт ему вслед и, когда за ним закрылась дверь, сказал: — Скромный малый. Удивляюсь, как он себе только целые сутки не отметил? Ваша крысиная служба, говорит. Ничего, поест у нас пищу с крысиными добавками — мигом поумнеет. И на тракторе веселей кататься будет. Кстати, мне отвозить сегодня мертвечину на комбинат? Ну, из тех ловушек, что мы вчера поставили?

— Как получится со временем.

— Всего! Тогда я поехал.

— Возьми для компании с собой практиканта, — посоветовал я. — Хотя подозреваю, что пользы от него будет мало.

— Как прикажешь, — нехотя согласился Лаэрт.

Едва они вышли из комнаты, как раздались телефонные звонки. Звонил управляющий.

— Доброе утро, Хэнк! Чудесно, что застал тебя на месте. Как самочувствие? Как трудовой настрой?

— Прекрасно. Вся наша служба, кроме меня, сейчас находится на пятидесятой улице, уточняет причины и ликвидирует последствия нашествия крыс. Сам я координирую действия из конторы и привожу заодно в порядок текущую отчетность.

— Правильно, документация должна всегда быть в идеальном порядке. Это основа основ, — похвалил Камерон. — Как положение в районе вчерашних событий?

— В данный момент мы полностью контролируем ситуацию. Конечно, добиться этого оказалось сложно. Крысы занимали значительную территорию, кроме того, у нас часто возникали непредвиденные трудности. Пришлось мобилизовать все наши наличные средства и использовать внутренние резервы.

«Господи, что за чепуху я несу, а он слушает, соглашается и еще что-то советует. Но если я начну говорить нормальным человеческим языком, он меня не поймет», — поймал я себя на мысли.

— Да, вы проделали большой объем работ. Я вами доволен, — сказал управляющий. — У меня для вас приятная новость. Ваша служба награждается крупной денежной премией. Пока, правда, нет официального подтверждения, но не беспокойся — это вопрос ближайшего времени. Из окружного фонда выделяется пять тысяч для поощрения активных участников разгона крысиного нашествия и нормализации положения в округе. Словом, за ваши умелые и оперативные действия, усложненные выпадением ядовитых осадков. Примерно так будет сказано в приказе. Непосредственно твоей службе будет выделено тысяча. Надеюсь, ты рад, Хэнк?

— Естественно.

— Ровно по столько же выделяется генеральному управлению, службе устройства дорог, общественного порядка и пожарной службе.

— Но пожарные-то, собственно, здесь причем? — случайно вырвалось у меня.

— Пожарные? — переспросил он. — Конечно, пожарные не принимали участия во вчерашней операции. Но, понимаешь, в прошлом месяце они давали спецтранспорт для выполнения задания Шехнеру. За это им полагается вознаграждение. Не так ли? Что касается остальных, то люди Шехнера стояли в оцеплении, дорожная служба выделяла технику, ну и мы, генеральное управление, осуществляли общее руководство. У тебя разве есть возражения по поводу распределения премии?

— Нет, что вы! Наоборот, весь наш коллектив и я очень рады, — заверил я Камерона.

— Вот и отлично. Поблагодари всех своих подчиненных от моего имени и составь мне список особо отличившихся, мы их наградим почетными грамотами. До свидания. Продолжай работать в том же духе.

«Жалко, что сегодня не вышла на работу Венка», — подумал я. Моя заместительница умела яркими красками описывать на бумаге управляющему все наши действительные и мнимые подвиги. Сейчас бы она как раз занялась этим самым.

Между прочим, теперь мне стало понятно, почему дорожники прислали нам трактор с его лохматым водителем. Камерон пообещал им премию. Без этого они бы и палец о палец не ударили. Да и пожарные хороши. Вспомнили, что когда-то одалживали Шехнеру для его нужд спецтранспорт. Потом, как проводилось оцепление сотрудниками службы безопасности? С грехом пополам. Только и выискивали, кого пропустить за деньги через это свое оцепление. Поэтому еще неизвестно, кто ловчее — дорожники, пожарные или люди Шехнера. Хотя чему было удивляться? Это к разгону крыс, кроме нашей службы, никто не имеет отношения. Зато вот к получению премии, так или иначе, имеют отношение все.

Впрочем, в другой раз я бы принял куда ближе к сердцу распределение премии. Сейчас меня гораздо больше волновало то, что я прочитал вчера в газетах. Вернее, то, что осталось между строк. Я и отправил Лаэрта с практикантом Егором на пятидесятую улицу под предлогом выяснить там ситуацию, чтобы побыть в конторе одному. Разговаривая с управляющим, я старался убедить его в своей занятости и показать заинтересованность в дележе премии, что, к слову сказать, не потребовало от меня никакого притворства. Но все это время я ждал, когда смогу воспользоваться нашим служебным компьютером и с его помощью узнать адреса людей, чьи имена выписал вчера из газетных заметок. Хотя точно я еще не определил, зачем, собственно, мне нужны эти адреса? Да и о чем я буду спрашивать пострадавших некогда людей, если приеду к ним? Как вообще представлюсь? Привет, мол, плохая погода. Как поживаете? Не припомните, не покусал ли вас пять лет назад гражданин Н.? Что вы тогда почувствовали? Расскажите, пожалуйста, поподробнее о ваших ощущениях.

Нет, я не принял еще окончательного решения — стоит ли мне обращаться с расспросами к неизвестным людям.

Я уточнил выписанные адреса в компьютере, приехал по одному из них, уже стоял на пороге крепкого двухэтажного особняка с выпуклыми стенами и покатой крышей, принадлежащего, вероятно, состоятельным людям, — и продолжал задаваться вопросом: зачем все это мне нужно?

Это была с самого начала глупая затея. Следовало давно признаться себе, что я параноик и подвержен навязчивым идеям. Но в той или иной степени каждый человек страдает паранойей, а если уж я приехал сюда, то нечего мне в нерешительности топтаться перед этим особняком. Что больше смахивало на другой диагноз — идиотизм, подумал я, и нажал на звонок.

Дверь мне приоткрыл плотный коротко постриженный человек, одетый в дорогой серый костюм не по размеру и с хитрыми бегающими глазками. Сразу было видно, что калач он тертый — палец в рот ему не клади.

— Комиссия биологических исследований, — представился я, поводив перед его носом своим служебным удостоверением. — Могу я побеседовать с гражданином Загребельным?

— Как вы сказали? — приложил он ладошку к уху. — Откуда вы?

— Из комиссии биологических исследований. У меня разговор к гражданину Загребельному.

— Любопытно, чем это он сумел заинтересовать вашу комиссию? — произнес, как бы размышляя вслух, плотный человек, внимательно вглядываясь в меня.

— С удовольствием ему это объясню, как и многое другое. Так могу я с ним побеседовать? — я, словно со стороны наблюдал за собой, искренне удивляясь собственной наглости. Напрасно, оказывается, я себя недооценивал: успел я поднатореть в общении с разного рода типчиками. Спасибо моей профессии.

— К сожалению, нет, не можете, — ответил он.

— Это еще почему? — спросил я раздосадованный тем, что мне приходилось буквально вытягивать из него каждое слово. — Где Загребельный?

— Его нет.

— Благодарю за информацию, но об этом я уже догадался. Где же он?

— В закрытой лечебнице.

— Он болен?

— Странно, я полагал, что вашей комиссии подобное должно быть известно.

— В любой работе бывают свои накладки, в том числе и нашей. Но позвольте разбираться в них сотрудникам самой комиссии. Дом ведь принадлежит ему, не так ли?

— Точнее сказать, принадлежал. Теперь он мой. Я двоюродный брат его жены.

Вот, оказывается, что оно! Вот они во всей красе современные нравы! Причина настороженности этого хитреца объяснялась просто. Стоило человеку заболеть и попасть в лечебницу, как у него сразу отняли недвижимость. Конечно, такой добротный особняк с лихвой окупает все хлопоты и затраты, чтобы его отнять. А Загребельный, вероятно, угодил в лечебницу всерьез и надолго, если с ним можно было проделать подобный номер.

— А где его жена?

— Соня?

— Да, София.

— Она умерла полгода назад. С ней произошел несчастный случай. Все официальные документы на дом у меня имеются. А комиссия биологических исследований, что интересуется им или его домом? Или, может, его женой? — съехидничал он.

— Смотрите, чтобы наша комиссия не заинтересовалась вами самим и вашими официальными бумагами, — пожелал я ему на прощание, ткнув ему указательным пальцем в грудь. — Или несчастным случаем с вашей сестрой Соней.

— Не пугайте, я пуганый. Слишком много сейчас развелось разных комиссий, — буркнул он.


Содержание:
 0  Крысолов : Борис Терехов  1  2 : Борис Терехов
 2  3 : Борис Терехов  3  4 : Борис Терехов
 4  5 : Борис Терехов  5  6 : Борис Терехов
 6  7 : Борис Терехов  7  8 : Борис Терехов
 8  9 : Борис Терехов  9  вы читаете: 10 : Борис Терехов
 10  11 : Борис Терехов  11  12 : Борис Терехов
 12  13 : Борис Терехов  13  14 : Борис Терехов
 14  15 : Борис Терехов  15  16 : Борис Терехов
 16  17 : Борис Терехов  17  18 : Борис Терехов
 18  19 : Борис Терехов  19  20 : Борис Терехов



 




sitemap