Фантастика : Социальная фантастика : 11. Браво, Мидвич! : Джон Уиндем

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21

вы читаете книгу




11. Браво, Мидвич!

Свершилось!

«Сожалею, что обстоятельства не позволяют официально поздравить Мидвич с успешным завершением операции», — написал Бернард.

«Она проводилась предельно осторожно и при столь полной поддержке, что, честно говоря, всех нас удивила. Большинство в Службе считало: без официальных жестких мер не обойтись. Сейчас, спустя семь недель, мы убедились, что в этом нет необходимости. Много хлопот доставила мисс Фрезер с Фермы, но деревня здесь ни при чем. Ее отец, капитан флота, после встречи с дочерью повел себя довольно странным образом. К счастью, мы вовремя организовали его встречу с влиятельными людьми, и все уладилось.

Как вы там сейчас, какие настроения? Не знаю дальнейшего хода событий, но все равно — браво, Мидвич!»

Эмоциональному письму обычно сдержанного Бернарда предшествовал тревожный период.

По мере приближения «дня X» напряжение возрастало. Внешне все оставалось спокойным, но чувствовалось — самый маленький детонатор может взорвать все, что создавалось ценой таких усилий.

У нас были свои взлеты и падения. Радуясь одним, мы стойко преодолевали другие.

Иногда тревога являлась ниоткуда и распространялась, как инфекция. Для наиболее предрасположенных к панике доктор Уиллерс организовал рентген. Каждый плод развивался в пределах нормы.

Положение на май можно было охарактеризовать как улучшение. Все рвались в бой! Доктор Уиллерс — он предлагал отправить рожениц в Трейнский госпиталь — отказался от этой затеи. Если дети родятся с отклонениями, в Трейне об этом немедленно растрезвонят, и все предыдущие усилия, направленные на поддержание секретности, пойдут прахом. С другой стороны, Трейн попросту не готов к такому сюрпризу, как одновременное появление всей женской половины Мидвича — в госпитале, чего доброго, не хватит мест.

После долгих размышлений решено было принимать роды на месте. Засучив рукава, доктор Уиллерс окунулся в подготовку ответственного события. Без устали трудилась и сестра Даниэла, и вся деревня благодарила Бога за то, что Утраченный день пришёлся на ее отсутствие. Доктор Уиллерс, что вполне понятно, в начале июня пригласил помощника из Лондона, а чуть позже выписал целую бригаду акушерок. Маленькую комнату в муниципалитете отвели под склад, и к тому времени в ней уже громоздились ящики с эмблемами мануфактурных и медицинских фирм.

Почти выбился из сил и мистер Либоди. Вся деревня жалела его после несчастья с супругой, и то, что печальное событие не сломило его, выбывало уважение.

Миссис Зеллаби стойко держалась своей линии на солидарность и при поддержке Джанет насаждала уверенность, что любой исход Мидвич встретит плечом к плечу.

Я внимательно наблюдал за всеми. Некоторые трудности возникли у мистера Кримма. В письме полковнику Уэсткоту он заявил, что начальство требует информации, и единственной возможностью избежать громкого скандала является перевод Фермы из гражданского подчинения в военное.

Мистер Кримм так и не смог понять причину интереса Службы Безопасности ко всей этой истории.

В середине мая кое-что произошло. К этому времени в настроениях людей, измученных долгим ожиданием, появилось нездоровое напряжение.

— Пора приниматься за дело, — обратился доктор Уиллерс к Зеллаби.

— Меня беспокоят страхи той части наших пациенток, которые уже в возрасте. Это нытье неплохо бы прекратить.

— Надо попробовать их успокоить. Призовем на помощь миссис Зеллаби. Что бы мы без нее делали?

Зеллаби немного помялся, затем все же решился:

— Я очень озабочен ее состоянием, Уиллерс. Не могли бы вы поговорить с ней?

— Поговорить? О чем?

— Она обеспокоена гораздо больше, чем показывает. Это началось два дня назад. Не было ни ссоры, ничего, но я вдруг осознал, что жена смотрит на меня ненавидящими глазами. По меньшей мере странно — вы же ведь знаете, как она ко мне относится. А потом — заметьте, я молчал! — она воскликнула: «Для мужчины все просто, он не проходит через все это сам. Ему ли нас понять! Впрочем, они к этому и не стремятся. Они могут переживать, но всегда со стороны. Мужчины не знают, что это собой представляет, даже когда все о'кей, а уж то, что происходит сейчас… Одному богу ведомо, что значит долгими ночами мучиться мыслью о том, что тебя просто использовали, словно ты не личность, а какой-то инкубатор. И как быть дальше? Это все невыносимо, это убивает душу. Я не выдержу всё это, я сойду с ума!»

Зеллаби замолчал, сокрушенно качая головой.

— Обидно, что мы почти ничего не можем предпринять. Я думал, ей станет легче, если она выговорится, и даже не пытался ее остановить. Но если вы можете поговорить с ней, успокоить, я был бы несказанно рад. Результаты всех анализов прекрасные, и ей об этом известно, но вот вбила себе в голову эти глупости…

— Увы, — сказал доктор, хотя насчет анализов вы совершенно правы. Не знаю, что бы я делал, будь что-то не в порядке. Не беспокойтесь, я побеседую с миссис Зеллаби, и все будет хорошо.

Через неделю стало ясно, что осторожное предсказание Уиллерса было лишь бледной тенью реальности. Напряженность возрастала и всё более явственно ощущалась день ото дня. Энтузиазм Объединенного фронта Мидвича несколько иссяк. Тяжкая ноша всеобщей тревоги угнетала мистера Либоди, хотя он делал все возможное: организовал ежедневный медицинский осмотр, без устали разъезжал от одной пациентки к другой, подбадривая каждую, как мог.

— «Недооценка опасности — уже опасность», — как говорил один мой знакомый с пороховой фабрики, — мистер Зеллаби был исполнен беспокойства, — я почти физически чувствую, что в любую минуту может случиться нечто страшное и необратимое. Тем не менее нам ничего не остается, кроме как ждать и надеяться, что ничего не произойдет. Честно говоря, просто не знаю, как нам пережить оставшийся месяц.

Возникшие проблемы получили неожиданное развитие. Причиной тому стала миссис Лимб, у которой вошло в привычку совершать небольшие прогулки под присмотром мисс Латерли. Кто-то случайно опрокинул одну из молочных бутылок, выстроенных в ряд у задней стены коттеджа. Миссис Лимб наступила на нее и упала. Подруга внесла ее обратно в дом и тут же бросилась к телефону. Когда пять часов спустя машина доктора подъехала к Дому, миссис Уиллерс еще не ложилась — дожидалась супрута. Открылась дверь. Он стоял на пороге небритый и смертельно уставший. Таким ей доводилось видеть его всего раз или два за всю совместную жизнь. Она обеспокоенно схватила его за руку.

— Чарли, дорогой, ну что там?

— Извини, Милли, я немного пьян. Не обращай на меня внимания.

— Но. Чарли, ребенок… он…

— Ребенок прекрасный, понимаешь ли. Никаких oтклонений, никаких осложнений. Ни-ка-ких! Пожалуй, поэтому я и пьян. От облегчения.

— Слава богу! — миссис Уиллерс даже захлопала в ладоши.

— У него золотые глаза, — мягко улыбнулся доктор, — и он забавный. Надеюсь, никто ничего не имеет против золотых глаз?

— Что ты, дорогой. Ну конечно, нет!

— Знаешь, он само совершенство, — мечтательно произнес Уиллерс. — Никаких отклонений… Только золотые глаза.

Жена помогла ему разоблачиться и проводила в гостиную. Доктор рухнул в кресло, затем вдруг выпрямился, ошалело озираясь по сторонам.

— Как глупо, а! — сказал он. — Вся эта паника, хлопоты… А он безупречен… Я… я… — и он неожиданно разрыдался.

Миссис Уиллерс опустилась рядом и нежно обняла мужа.

— Ну, ну, родной мой, все уже позади, — она повернула его к себе и крепко поцеловала.

— Он ведь мог родиться черным, желтым или зеленым, как мартышка. К черту анализы — мы же с этим еще не сталкивались! Он мог… Чёрт!.. А родился замечательный мальчуган. Если все женщины Мидвича последуют за миссис Лимб, я поставлю ей икону в церкви.

— Хорошо, дорогой. Только не тревожься больше так сильно. Ты ведь сам сказал, что он безупречен.

Уиллерс утвердительно кивнул.

— Ну да, безупречен, — повторил он и вновь кивнул. — Только вот золотые глаза. Прекрасные золотые глаза. Безупречно золотые… О, боже, как я устал, Милли!

Ровно месяц спустя Гордон Зеллаби мерял широкими шагами комнату ожидания Трейнского роддома. Он расхаживал так достаточно долго, пока не понял, что нужно пересилить себя, сесть и успокоиться. В его годы подобное поведение выглядит смешным, — сказал он себе. Конечно, для молодого человека вполне естественно так вести себя, но… он больше не молод. Сейчас он чувствовал себя вдвое старше, чем год назад. Однако, когда через десять минут вошла сестра, она обнаружила его по-прежнему мечущимся из угла в угол.

— Мистер Зеллаби, все в порядке, — сказала она. — У вас мальчик, и миссис Зеллаби велела передать, что у него ваш нос.


Содержание:
 0  Кукушата Мидвича The Midwich Cuckoos : Джон Уиндем  1  2. В Мидвиче все спокойно : Джон Уиндем
 2  3. Мидвич отдыхает : Джон Уиндем  3  4. Операция Мидвич : Джон Уиндем
 4  5. Мидвич оживает : Джон Уиндем  5  6. Мидвич принимается за дело : Джон Уиндем
 6  7. События назревают : Джон Уиндем  7  8. Держаться вместе! : Джон Уиндем
 8  9. Держать в секрете : Джон Уиндем  9  10. Решение принято : Джон Уиндем
 10  вы читаете: 11. Браво, Мидвич! : Джон Уиндем  11  12. Праздник урожая : Джон Уиндем
 12  13. Мидвич съезжается : Джон Уиндем  13  14. Надвигаются события : Джон Уиндем
 14  15. Постановка вопроса : Джон Уиндем  15  16. Нас теперь девять : Джон Уиндем
 16  17. Мидвич протестует : Джон Уиндем  17  18. Беседа с одним из Детей : Джон Уиндем
 18  19. Тупик : Джон Уиндем  19  20. Ультиматум : Джон Уиндем
 20  21. Зеллаби из Македонии : Джон Уиндем  21  Использовалась литература : Кукушата Мидвича The Midwich Cuckoos



 




sitemap