Фантастика : Социальная фантастика : 13. Мидвич съезжается : Джон Уиндем

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21

вы читаете книгу




13. Мидвич съезжается

Утро следующего дня было отмечено возвращением в Мидвич нескольких его жителей. Первой была Маргарет Хексби из Норвича. Она приехала вместе с ребенком. Она не числилась в штате Фермы уже почти два месяца, однако вернулась именно на Ферму и потребовала приютить ее. Два часа спустя прибыла Диана Доусен из Глочестера, также с ребенком и также с требованием предоставить ей место. С ней проблем было меньше, поскольку ее рабочее место оставалось вакантным.

Третьей гостьей оказалась мисс Пелли Уотсон. Она прикатила из Лондона и все еще пребывала в состоянии глубокой депрессии после известных событий.

Миновал день, и Мидвич осчастливили своим появлением еще две бывших сотрудницы Фермы, которые почти подписали бумаги на увольнение, но сейчас почему-то решили, что Ферма обязана найти для них комнаты в Мидвиче.

После обеда приехала молоденькая миссис Дорри, обосновавшаяся было в Дейвенпорте. По количеству багажа, выгруженного у коттеджа миссис, было понятно, что назад к мужу она отправится нескоро.

Еще неделю спустя вернулись все остальные женщины, покинувшие Мидвич с детьми, рожденными в один день.

Новоприбывших встречали по-разному. Мистер Либоди был безусловно ряд племяннице.

Доктор Уиллерс был несколько озадачен, а его жена не скрывала тревоги, опасаясь за предстоящий доктору отпуск, на который она уговорила его с немалым трудом.

Гордон Зеллаби наблюдал за происходящим с философской сдержанностью.

Единственным человеком, на которого массовое возвращение повлияло немедленно и значительно, был директор фермы, мистер Кримм. Он отправил Бернарду несколько срочных посланий. Кримм жаловался, что он не в состоянии самостоятельно справиться со всеми возникшими неурядицами: дети появились в Мидвиче помимо желания их матерей; что совершенно очевидно, и чтобы избежать огласки, необходимо принять срочные меры. План по уходу за детьми должен быть принят на самом высоком официальном уровне.

Три послания сочинил и доктор Уиллерс. Первое пестрело медицинскими терминами и предназначалось для протокола. Второе, более популярное, было адресовано всем желающим ознакомиться с ситуацией. Из всего написанного можно выделить следующее:

… выживаемость — 100 %.

Всего родилось — 61 человек;

девочек — 30, мальчиков — 31;

Текущий осмотр позволяет выделить также закономерности: глаза нормальной структуры, но с уникальной окраской роговицы — яркого, почти флюоресцентного золотого цвета у всех без исключения малышей;

волосы мягкие, русые;

пальцы и ногти несколько более узкие, чем предусмотрено нормой;

никаких предпосылок о перспективном образовании клешней, когтей и т. п. не обнаружено.

В предыдущем отчете было высказано предположение о чуждом происхождении новорожденных. Основано оно на тождестве отличительных признаков всех малышей. Тот факт, что они не похожи на своих родителей, подтверждает это мнение. В существующей литературе мне не удалось обнаружить иных случаев гуманоидного ксеногенезиса (внедрения), однако это не значит, что он невозможен в принципе. Наиболее образованные из матерей уверовали в теорию инопланетного зачатия, прочие считают ее унизительной и попросту не заслуживающей внимания.

Все дети абсолютно здоровы, хотя своим поведением отличаются от нормальных детей того же возраста. Их основные отличительные признаки: соотношение размеров головы и тела, более характерное для детей постарше, а также едва заметный, но бесспорно странный серебристый оттенок кожи — еще один предмет волнений среди родителей.

В отличие от большинства обитателей Мидвича, Джанет ознакомилась с полным вариантом доклада.

— Послушайте, доктор, но почему вы не упомянули о вынужденном возвращении матерей с младенцами, вы же не собираетесь вот так просто опустить этот факт?

— Я считаю это событие незначительным; просто одна из форм коллективной истерии, по всей видимости, временная, — ответил Уиллерс.

— Ну уж нет: все матери, как образованные, так и не очень, сходятся на том, что вернуться в Мидвич их вынудили дети. Все как одна утверждают, что внезапно почувствовали острейшую тревогу, от которой можно избавиться лишь по возвращении в Мидвич. Видимо, это чувство все переживали по-разному, так как в его описании расходятся: одни ощущали душевный дискомфорт, у других он осложнялся голодом и жаждой, у третьих голова разрывалась от страшного шума. Ферелин, например, отметила, что ее просто скрутило от невыносимой головной боли. Но как бы то ни было, каждая из них указала, что все это связано с детьми и единственный способ избавиться от страданий — привезти их сюда.

Это относится и к мисс Лимб. Поскольку она болела и не могла покинуть постель, принуждение переключилось на миссис Латерли и не дало той дохнуть свободно, пока она не доставила ребенка в Мидвич.

— Дорогая моя, если мы станем принимать все эти сказки на веру, если мы пойдем на поводу у женских сплетен, ничего хорошего из этого не получится. Какова реальная ситуация? Есть несколько женщин, ставших жертвами необъяснимого феномена, и несколько детей, которые по существу не их дети. Каждая женщина склонна считать своего ребенка лучшим из всех. Но для того, чтобы иметь возможность сравнивать, мальца необходимо окунуть в среду ровесников. И для этого лучше места, чем наш Мидвич, не найти. Именно поэтому все мамаши золотоглазых сорванцов и съехались в деревушку.

— Мне кажется, это не совсем так, — тихо возразила Джанет, — кстати, а что вы скажете о мисс Велт?

Вопрос был с подтекстом: однажды миссис Брант обнаружила мисс Велт за довольно странным занятием. Вся в слезах от боли, она раз за разом колола себе пальцы иглой. Перепуганная миссис Брант доставила бедняжку к доктору. Приняв успокоительное, мисс Велт поведала, что, меняя пеленки, нечаянно уколола младенца. Тот пристально посмотрел на нее своими золотыми глазами и… она принялась тыкать себя иглой, словно наказывая за небрежность.

— Ну, знаете ли, — возмутился Уиллерс, — это уж совершенные глупости. Все эти припадки с выдиранием волос и прочее, — однако, тон доктора был куда менее убедительным, чем ему хотелось бы.

— А Гарриман? — не унималась Джанет. Гарриман не так давно ввалился в приемную доктора в жутком виде: разбит нос, глаза опухли, недостает двух зубов. По его словам, трое неизвестных мужчин подвергли его жестокому и немотивированному избиению. А несколько позже местный мальчишка рассказал всему Мидвичу, что видел в окно, как Гарриман истязал себя собственноручно. А на лице его ребенка кто-то заметил небольшой синяк.

Уиллерс пожал плечами.

— Честно говоря, я не буду удивлен, даже если этот недоумок сообщит, будто его топтало стадо розовых слонов. Его репутация…

— Ладно, доктор, — прервала его Джанет, — как хотите, но если вы не коснетесь этих фактов, я буду вынуждена составить дополнительный рапорт.

И это было сделано. В заключение Джанет подчеркнула: «Вопреки утверждениям мистера Уиллерса, перечисленные факты не могут быть отнесены на счет истерии. Что бы это ни было, оно, бесспорно, нуждается в тщательном исследовании».

Указанные исследования явились темой следующего доклада доктора Уиллерса, выполненного в форме протеста:

Я не могу понять, какое вообще дело до всего это Милитари Сервис. Если предмет и нуждается в изучении, при чем здесь военная разведка. То, что военные суются во многие отрасли науки почем зря — не секрет. Что ж, изучайте, наблюдайте, но предоставьте такую возможность и профессионалам, в конце концов. Зачем же устраивать из этого тайну?

Вспомните о трудностях, которыми сопровождалось наблюдение обычных тройняшек. А у нас шестьдесят — шестьдесят! — малышей, похожих настолько, что матери не всегда в состоянии отличить их друг от друга. Вы представляете, какую научную ценность могут составить результаты их наблюдения в условиях одинакового окружения? Закрывая тему для исследования, вы наносите непоправимый вред…

Дальнейшие усилия доктора возымели весьма скромное действие. В Мидвич с краткосрочным визитом прибыл Бернард. Долгая дискуссия с доктором закончилась расплывчатым обещанием последнему расшевелить Министерство здравоохранения.

Когда мы остались втроем, Бернард сказал:

— Что ж, теперь официальный интерес к Мидвичу перестанет быть тайным. Думаю, нам было бы очень полезно заручиться поддержкой мистера Зеллаби. Можете ли вы организовать встречу с ним?

Я позвонил Зеллаби и быстро обо всем договорился. После обеда я отвез Бернарда в Киль Мейн и оставил его там. Вернувшись двумя часами позже, он выглядел очень задумчивым.

— Ну, — спросила Джанет, — что там с нашим философом?

Бернард посмотрел на меня.

— Он меня заинтересовал, — проговорил он, — ваши рапорты в целом превосходны, Джанет. Но вот то, что касается высказываний Зеллаби… Боюсь, вы понимаете его неверно. Да, он говорит излишне много, и зачастую его слова лишь сотрясение воздуха, но то, о чем вы писали — это скорее форма его высказываний, нежели их содержание.

— Извини, если я направил тебя по ложному следу, — сказал я, — вся беда в том, что сущность речи Зеллаби очень уж уклончива, зачастую это только намеки. Лишь немногое из сказанного им я считал нужным отмечать в рапорте — он говорил о вещах вскользь, и неясно, всерьез это всё или же только очередное умозрительное заключение.

Бернард кивнул.

— Можешь не объяснять, я ведь только что говорил с ним, и прекрасно тебя понимаю. Я спросил его, не является ли цивилизация своеобразной формой декаданса — ухода человечества от остального живого мира. На что последовал ответ, согласно которому разрыв между хомо сапиенс и прочими совсем не так велик, как мы привыкли думать, и что человек зря претендует на роль единственного сапиенса. Это то, что я сумел понять, — Бернард почесал в затылке и на минуту смолк, — очень многого я понять так и не сумел. Но несомненно одно — он замечает все. Кстати, он солидарен с доктором по вопросу о необходимости исследования малышей экспертами. Да, а вам известно, что дочь мистера Зеллаби пыталась увезти ребенка отсюда?

— Нет, мы об этом не знали, — ответила Джанет, — а что значит «пыталась»?

— Только то, что, проехав шесть миль, она сдалась и повернула обратно. Зеллаби это очень не понравилось. «Плохо, когда ребенка угнетает родительская власть, — сказал он, — но когда мать находится под влиянием ребенка — это трижды скверно».

В общем, Гордон Зеллаби убежден, что пора что-то предпринимать.


Содержание:
 0  Кукушата Мидвича The Midwich Cuckoos : Джон Уиндем  1  2. В Мидвиче все спокойно : Джон Уиндем
 2  3. Мидвич отдыхает : Джон Уиндем  3  4. Операция Мидвич : Джон Уиндем
 4  5. Мидвич оживает : Джон Уиндем  5  6. Мидвич принимается за дело : Джон Уиндем
 6  7. События назревают : Джон Уиндем  7  8. Держаться вместе! : Джон Уиндем
 8  9. Держать в секрете : Джон Уиндем  9  10. Решение принято : Джон Уиндем
 10  11. Браво, Мидвич! : Джон Уиндем  11  12. Праздник урожая : Джон Уиндем
 12  вы читаете: 13. Мидвич съезжается : Джон Уиндем  13  14. Надвигаются события : Джон Уиндем
 14  15. Постановка вопроса : Джон Уиндем  15  16. Нас теперь девять : Джон Уиндем
 16  17. Мидвич протестует : Джон Уиндем  17  18. Беседа с одним из Детей : Джон Уиндем
 18  19. Тупик : Джон Уиндем  19  20. Ультиматум : Джон Уиндем
 20  21. Зеллаби из Македонии : Джон Уиндем  21  Использовалась литература : Кукушата Мидвича The Midwich Cuckoos



 




sitemap