Фантастика : Социальная фантастика : Война Инь : Константин Утолин

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31

вы читаете книгу

О чем эта книга? К какому жанру ее можно отнести? Боевая фантастика, фантастический боевик? Отчасти да. Альтернативная история? Тоже верно. Политический триллер? И это в тексте есть. А может размышления о возможных иных, чем принято сейчас, принципах развития человечества? Это по смыслу ближе всего! Так о чем же, все-таки, эта книга? Она — о людях, обычных, которые даже могут быть среди наших знакомых, и не совсем обычных, но которых, тем не менее, мы можем встретить на улице и пройти мимо, даже не подозревая, что от их действий зависит ни много, ни мало будущее всего человечества! Она — о нас с вами, обо всех вроде бы обычных людях, которые вместе могут решить, как им жить дальше. Решить, смогут ли и захотят ли они научиться, наконец, объединять усилия не против, а за? Не против кого-то или чего-то, а за достижение неких общих для всех конструктивных целей! Которых, на самом деле, гораздо больше, чем нам хотелось бы.

Константин Утолин, Роман Арилин, Виталий Куделин Война Инь

Посвящается моим сыну, жене, маме и брату.

Пусть они всегда будут счастливы и пусть их минуют всяческие неприятности и проблемы.

А также посвящается всем животным:

домашним — за пример безусловной любви и преданности,

а диким — за примеры поведения более человечного, чем у некоторых из людей.

К. Утолин

Пролог Молодые, а мы к вам пришли…

…На восемнадцатый день марсианской экспедиции специалисты НАСА утратили управление марсоходом «Спирит».

Из сообщения НАСА 21 января

…На американском марсоходе «Спирит» удалось устранить неполадки, и теперь, спустя десять дней фактического бездействия, он сможет возобновить свою миссию. Cогласно данным телеметрии, все системы управления функционируют нормально.

Из сообщения НАСА 2 февраля

…Созданное по последнему слову земной техники сверло марсохода «Оппотьюнити» не смогло оставить ни единого видимого следа на поверхности марсианского камня, получившего название Флэт-Рок.

Из сообщения НАСА 9 марта

1. США, секретный объект АНБ

Когда Стивен Фармер вошел в похожий на гостиничный номер кабинет на одном из объектов Агентства национальной безопасности (АНБ), по нему уже ходил профессор Миттельштайн, хорошо ему знакомый по совместной работе в НАСА. Профессор был встрепанный, потный, галстук съехал набок, и хотя так Миттельштайн выглядел почти всегда, Стивену показалось, что сегодня тот какой-то особенно расхристанный.

Профессор, словно очнувшись ото сна, взглянул на Фармера.

— Стивен? Здравствуйте. Хоть вас привезли, слава богу. Тут нужны специалисты, а не эти солдафоны из ВВС. Совсем они с ума посходили с этими марсоходами…

— Да уж, с секретностью вояки в этот раз превзошли самих себя!

— Нет, Стивен, они и вправду параноики. Посудите сами: для них, видите ли, имеет значение, что по соседству с Элизабет жила семья русских эмигрантов, а Анри ездил на конференцию в Мюнхене, где, конечно же, были и русские, и китайцы. Как будто это преступление — выпить с русскими баварского пива!

При этих словах профессора дверь открылась и в кабинет вошел рослый темнокожий человек.

— Присаживайтесь, профессор, — произнес он вместо приветствия и, дождавшись, пока Миттельштайн устроится рядом со Стивеном, повел дальше: — Я бригадный генерал Тамсан. Мне поручено ввести вас в курс дела по поводу ситуации со «Спиритом». Итак, прежде всего вы должны узнать, что связь с ним не прерывалась. Все, что он якобы передавал после обнаружения объекта, названного нами для прессы Адирондак, и передает теперь, создается для СМИ, Хьюстона и даже Пасадены спецотделами АНБ и НАСА по дезинформации.

— Что значит «не прерывалась», какая дезинформация? — возмутился Стивен. — Я безвылазно проторчал в Пасадене все десять дней! Мы так радовались, когда марсоход опять удалось взять под контроль. А что получается — нам просто голову морочили?

— Не совсем. «Спирит» действительно вышел из-под нашего контроля. А точнее, контроль над аппаратом был перехвачен.

И мы честно назвали причину аварии — сбой в программе управления файлами бортового компьютера «Ровера». Только это не наша ошибка, а результат целенаправленной деятельности.

— Чьей, инопланетян, что ли?

— Да, инопланетян…

Сморщившись, словно от боли, — от таких известий голова и в самом деле начинала болеть, — Фармер встал, обогнул стол и, плеснув себе воды в стакан, выпил пару глотков.

— Генерал, за мной вечером приехал чертов черный «Форд». Две «гориллы» вошли ко мне в дом, отключили телефон. Меня привезли сюда. Сто миль на полной скорости… Моя жена не знает, что думать. А тут еще инопланетяне… Вы это что, серьезно?! — он не выдержал, сорвался на крик.

— Не надо нервничать, — сказал Тамсан. — Продолжаю. После того как «Спирит» откликнулся, с нами контактировал уже не марсоход, а вот это самое нечто, которое для себя мы зовем проще — Артефакт. Пусть это и не имеет отношения к вашей специальности, но сейчас важно любое мнение, даже неквалифицированное. Речь идет о безопасности Соединенных Штатов Америки. В общем, так: сейчас вы дадите подписку о неразглашении и разойдетесь по отведенным вам комнатам. Покидать территорию объекта запрещено. Все, что уже передал нам «Спирит» и что еще передаст, вы получите через терминал у себя в комнате. Смотрите, анализируйте. Через двадцать четыре часа встречаемся здесь же. Надеюсь, у вас возникнут идеи, что делать дальше…

2. Москва. Аналитический центр ГРУ ГШ

Высокий спортивный парень молча разглядывал изображение на экране компьютера. Треснувшая скорлупа контейнера — Артефакта, как бы выросший из нее изумрудный шар, покоящийся на постаменте из черного… камня? металла? керамики? И строчки текста, медленно текущие по экрану на фоне видеозаписи.

— В голове не укладывается, — как бы в подтверждение своих слов парень провел рукой по лбу. — Бред. Фантастика.

— Я тоже так думал, Антон, — улыбнулся пожилой подтянутый человек в сером костюме. Заместитель начальника Главного разведывательного управления Генерального штаба России (ГРУ ГШ) был как всегда элегантен и спокоен.

— И что, никто, кроме вас, этого не видел?

— Почему же никто? Теперь и ты видел.

— И все?

— И все. И я рад, что хоть ты это тоже увидел. Иначе я бы подумал, что мне пора в отставку. Или, того хуже, в психушку.

— Ну хоть саму эту штуковину-то все видят?

— Да, Артефакт видят все. А вот текст Послания — нет.

— И как такое возможно?

— Ну, Антон, ты что, подготовку по прикладной спецпсихологии уже забыл?

— Нет, я понимаю, что эта хрень — что-то типа системы комбинированных сублиминальных сигналов.[1] Но как ее ухитрились сделать избирательной? И как понимать, что увидеть Послание могут только достойные? Достойные чего? Или достойные почему?

— Вот давай и подумаем. Ведь и так складывается-то все весьма серьезно… Артефакт видят все. Так что в Вашингтоне и Пасадене на уши встали. Тотальные проверки, охота на ведьм!

А тут еще это Послание. Ты же не думаешь, что мы с тобой — единственные «избранные» и что Россия — родина слонов?

А значит, и в Штатах это тоже кто-то мог увидеть. И вот вопрос: сразу побежал начальству докладывать или, как я, поостерегся?

— Григорий Борисович, а может, все-таки розыгрыш? И нам это Послание сами американцы подкинули? Тем более с таким вступлением. Когда у них этот… Хеллоуин?

— Нескоро. Или уже начался — это как посмотреть… Боюсь, Антон, что, если так дело пойдет, настоящий Хеллоуин будет у всех. И кроме того, ну на хрена янки нужно нас так дезинформировать? Да и нет у них технологии селективной сублиминальной записи. Я тут и у наших спецов консультировался, и в НИИ психотехнологий — все утверждают, что современными методами такое сделать невозможно. Да и вообще — хватит рассуждать. Пора тебе из читателя переквалифицироваться в искателя.

— Ага, поди туда, не знаю куда, и найди то, не знаю что, — сыронизировал Антон.

— А ты подумай! Не в вакууме же эти Предтечи из Послания жили! Хоть какие-то следы да должны остаться! Теперь все прошлые события, включая даже легенды, придется анализировать с учетом, как говорят следователи, вновь открывшихся обстоятельств. Ну, на это я своих доверенных аналитиков организую под благовидным предлогом. А ты, Антон, начинай думать, где сейчас могут быть люди, знающие хотя бы что-то достоверное о контактах с остатками наших предшественников по планете. Попы, масоны, староверы… Наши коллеги с «площади» или из «ясеневого леса», наконец. Ты не делай круглые глаза-то, не делай! Можно подумать, не знаешь, что друг от друга порой шифровались похлеще, чем от «потенциальных друзей», и что в КГБ были подразделения, изучавшие всякую паранормальную хреновню. Может, и впрямь что-то знали про эти старшие, хм, расы. В общем, так: нужна информация, а ее нет. Вот и иди добывай.

Антон шагнул было к дверям, но остановил руку, не набрав код.

— Можно, я еще раз почитаю сообщение? Для лучшего запоминания… — и, подойдя к столу, снова вывел тот фрагмент видеозаписи, где начиналось Послание, на экран.

3. США

В столовой Фармер застал одного только Миттельштайна, вяло ковырявшего фруктовый салат. Впрочем, то, что больше никого тут не было, объяснялось легко — на часах без десяти три. Ночи. Фармер подсел к профессору.

— Ну, проф, что стряслось, если вы позвонили и вытащили меня сюда так срочно?

— Стивен, вы до конца просмотрели все видео— и фотоматериалы?

— Даже не начинал. Я сперва собирался выспаться.

— Угу, — буркнул Миттельштайн. И вдруг задал странный вопрос: — А галлюцинации у вас никогда не возникали? Во время напряженной работы?

— Нет, не возникали. Но я слышал, что такое возможно.

У меня приятель по колледжу стал психоаналитиком, мы иногда встречаемся.

— Угу, угу… Это хорошо. Может, и мне пригодится.

— Слушайте, проф, да в чем дело-то? Звоните мне в половине третьего ночи, просите прийти в столовую… Что случилось?

— Стив, мне просто не к кому больше обратиться. Я здесь хорошо знаю только вас. И поэтому прошу: выслушайте меня. Дело в том, что я, придя в отведенную мне комнату, сразу начал просмотр передачи с Марса. И вот, когда вновь оживший «Спирит» поехал вокруг уже активированного Артефакта, у меня на экране вдруг поплыл странный текст.

— Что? Какой еще текст?

— Грамотный английский текст.

— Проф, вам точно надо встретиться с моим приятелем. Что за бред вы несете?

— Не надо горячиться, Стив. Прошу вас: досмотрите все материалы со «Спиритом» до конца. А потом, если и вы ничего не увидите, то я сам, когда нас выпустят отсюда, попрошу вас позвонить психиатру.

— Если и я ничего не увижу? А кому еще вы говорили об этом?

— Хомскому. Его привезли позже вас. Вы его не знаете, а я сталкивался с ним в Пасадене и Хьюстоне. Он специалист по космогонии. Но Хомского я знаю хуже, чем вас, и поэтому просто сказал ему, что увидел какие-то знаки на поверхности Марса.

— Ладно, проф, из уважения к вам я все досмотрю до конца и потом позвоню. Но если я ничего не увижу и Хомский ничего не увидит, то помните про ваше обещание посетить моего знакомого. Хорошо?

— Спасибо, Стив.

Через полтора часа Фармер позвонил Миттельштайну и сказал:

— Проф, похоже, к моему другу мы пойдем вдвоем. Позвоните вашему Хомскому, и проверим: а может, у нас здесь коллективное сумасшествие?

— Хомский сам уже звонил и сказал, что мне надо отдохнуть и успокоиться, а то еще и НЛО станут мерещиться.

— Предлагаю и впрямь поспать. А обсудим все с утра, на свежую голову. Может, вояки тут какой-то психологический эксперимент затеяли, с них станется.

— Возможно. Но есть и другой вариант: все это правда.

И после того как Артефакт перехватил управление над нашим аппаратом, «Спирит» молчал три дня не просто так. Используя его антенны, Артефакт в это время прокачивал информацию из земных теле— и радиопередач, после чего смог, используя прекрасный английский язык, составить сообщение, которое я сегодня и увидел.

— Ладно, проф, пусть даже и так. Но давайте-ка я обдумаю все уже днем.

— Ну что ж, хорошо. Спокойной ночи, Стив.

К двенадцати дня в зале для совещаний собралось почти два десятка человек. Некоторые обменивались приветствиями.

К Миттельштайну, севшему рядом со Стивеном, буквально подкатился кругленький и довольно бодро выглядевший, несмотря на почти наверняка бессонную ночь, мужчина в джинсах и рубашке навыпуск.

— Доктор космогонии Хомский — Стивен Фармер, один из лучших специалистов по электромеханике, — представил их друг другу профессор.

Стивен и «живчик» пожали друг другу руки. И сразу же Хомский, извинившись, с радостным возгласом «Рауф!» покатился ко входящему в зал молодому черноволосому парню. Фармер облегченно вздохнул, но, повернувшись к профессору, успел перехватить внимательный взгляд сидящего через пару кресел от них невысокого человека, похоже, китайца. Тот, в свою очередь, увидев, что на него обратили внимание, привычно улыбнулся и тут же уткнулся в лежавшие перед ним бумаги. Ох уж эти азиаты с их улыбками — не поймешь, то ли руку сейчас пожмут, то ли зарежут. И почему китаец на них так внимательно смотрел? Размышления Стивена прервал вошедший в зал Тамсан:

— Здравствуйте, дамы и господа. Некоторые из вас знакомы друг с другом, некоторые — нет. Но в ближайшие две недели всем вам придется познакомиться и поработать вместе. Проект, получивший кодовое название «Леденец», на контроле лично у президента. За отведенное нам время мы все вместе должны будем разработать план дальнейших мероприятий по изучению объекта Артефакт, а также план мероприятий по камуфлированию реальных событий, имевших место на Марсе.

— Извините, генерал, а мы-то тут с какой стороны? — перебил Тамсана тот самый парень, с которым так спешил поздороваться Хомский.

— Охотно поясню, господин Кумар. Вы должны представить список оборудования и описание действий, с помощью которых, располагая информацией с «Оппотьюнити», мы могли бы моделировать и выдавать на антенны НАСА правдоподобные изображения того, что якобы может видеть на Марсе «Спирит». Имитация должна быть полной, вплоть до задержек прохождения сигнала, с учетом свойств марсианской атмосферы и вообще всего. Никто не должен заподозрить, что это имитация. Замечу, что получать эти изображения будут не профаны, а такие же, как вы, профессионалы. Так что грубую подделку они разгадают мгновенно. Кстати, в данный момент мы вновь имитируем поломку «Спирита», чтобы выиграть время и дать вам возможность все это сделать. Теперь ясно?

— Ну и задачки вы ставите, — мрачно буркнул черноволосый.

— А вдруг эту штуковину создали русские? — вступил в беседу Миттельштайн. — Ведь они посылали свой первый спутник к Марсу еще пятьдесят лет назад. И откуда нам знать, кстати говоря, правду ли сказали русские о том, что запуск не удался? Может, они уже тогда нашли на Марсе что-то стоящее, и «Фобосы» их тоже никуда не пропадали, а развивали эти исследования. Нам же они сейчас вместо золота подкинули обманку, чтобы заставить тратить силы на изучение пустышки.

— Слишком дорого, профессор, — возразил Тамсан и, оглядев зал, спросил: — Ну так что, есть еще какие-нибудь соображения?

4. Москва

Антон бесцельно шагал по Новому Арбату. Времени нет, как всегда… Впрочем, не как всегда — совершенно иначе.

Неужели они здесь? И все эти годы были здесь… Да нет, не годы — тысячелетия! Отчего они спрятались? Получается, вся наша история была другой? Да уж, подсуропили нам эти далекие предки! Тьфу!.. И интересно, как Григорий Борисович, черт его дери, собирается реализовывать эту информацию? Ведь не поверит же никто! А если поверят, то что — новая инквизиция? М-да… Антон Щавелев — майор-инквизитор. Звучит!

И где взять хоть какие-нибудь зацепки для такого поиска? Хотя… Если Орден Помнящих Истину был создан более двадцати тысяч лет назад и уже тогда у Предтеч существовала развитая цивилизация, то должны остаться следы. Да и контакты с людьми должны были быть. Хотя людей-то как цивилизации, а не просто сборища родов, еще и не существовало… Или всю известную нам историю человечества тоже надо подвергнуть основательной коррекции?

Ладно, начнет он искать хоть какие-то прошлые следы нелюдей везде, где только можно, а там, глядишь, и ныне здравствующих персонажей сыщет. А начать все-таки, видимо, придется с церковников и разного рода «мозговедов», поскольку они этой «херомантией» наверняка занимались. Жаль только, действовать придется практически без официальной поддержки… Конечно, где-то Борисыч сможет прикрывать. Но и его возможности далеко не безграничны. Ну что ж, не впервой, в конце-то концов, голой жопой ежа убивать. Ну почему такое «счастье» с Посланием именно ему привалило? В чем он такой, блин, особенный, что увидел этот текст? Как и генерал, впрочем. Но что толку теперь жаловаться? Вот американцев действительно «жалко»! Ведь не только у нас, а и у тех же китайцев может быть свой «крот» в НАСА или иных организациях, имеющих доступ к этой информации. И у них тоже могут найтись те, кто сможет увидеть Послание.

Антон ожесточенно почесал затылок. А может, все-таки пойти по линии Кремля, Алексея Михайловича Тишайшего и его Приказа тайных дел?.. С одной стороны, становление первой профессиональной русской разведки и контрразведки, а с другой — уничтожение истинной православной веры. Именно тогда проникнувшие в доверие к «тишайшему» царю враги русского православия сделали все, чтобы уменьшить мистическую силу православного обряда. Знавшие тайны Священного Писания, не всякому сказываемые, были последовательно уничтожены, и вера оказалась в какой-то мере урезанной. А позже началась весьма неоднозначно оцениваемая эпоха Петра I, ближайшим сподвижником которого был легендарный чародей, граф Яков Вилимович Брюс. Но это все преданья старины глубокой, поскольку ДОР — дело оперативной разработки — на того же Брюса-Чернокнижника не откроешь и вербовочного подхода к нему не создашь. М-да… Ох, недаром, видно, все святые твердили, что магия происходит от врага рода человеческого. А чародеям, как сказано в Откровении Иоанна Богослова, уготована «участь в озере, горящем огнем и серою».[2] Ладно, надо бы прогнать еще раз в памяти Послание, обратив особое внимание на те места, где сказано про Предтеч…

«Мы обращаемся к вам, наши далекие потомки. Вы — первая чисто техногенная цивилизация, которая, согласно нашим расчетам и предвидениям, появится в будущем на Земле. Орден Помнящих Истину хочет предупредить вас о грозящей опасности и дать вам оружие для борьбы с нею.

Помнящие Истину могут предвидеть, как будут развиваться события в далеком будущем. И это Послание мы предназначаем тем из наших потомков, которые будут достойны постичь его смысл.

Члены нашего Ордена — люди. Но есть на Земле и древнейшая раса, создавшая цивилизацию тогда, когда еще не было человека разумного, а существовал только протосапиенс. Мы зовем их Предтечами. Для воздействия на мир они используют то, что вы называете магией. Магия — основа их могущества. Сила их велика. Но велика и их слабость. И ни один из доступных им способов не позволит достичь той планеты, на которой мы оставляем оружие для вас. Магия вам, техногенной цивилизации, будет практически недоступна. В ваше время чуткие особи, способные улавливать магические воздействия, еще будут появляться среди людей, но их количество сильно уменьшится. Однако вы, люди, станете гораздо многочисленнее всех предыдущих хозяев планеты и измените ее облик больше, чем кто бы то ни было до вас. Во всех видимых нам вариантах развития будущего Предтечи будут вас бояться. Единственное их преимущество — владение магией. Маги способны напрямую воздействовать на реальность, но для этого нужны способы, позволяющие разрывать первичный Узор Бытия. Активация нашего Артефакта сделает это абсолютно невозможным, и магия исчезнет навсегда. Тогда только от людей будет зависеть, как поступить с Древними, поскольку те уже не смогут управлять реальностью.

Сразу же хотим предостеречь вас: не пробуйте овладеть магией! Попытавшись на нее опереться, вы никогда не одолеете Предтеч. Знайте: наша, человеческая раса генетически не предрасположена к магии. Техника — вот то, что вам ее заменит. И мы укажем вам, нашим потомкам, путь к победе над Предтечами!

Наш Орден Помнящих Истину возник примерно за двадцать тысяч лет до того момента, когда вы читаете это Послание. Охваченным гордыней Предтечам показалось мало власти над Землей, и они открыли проход в иной мир, где живут существа, также чуждые нам, людям. Для этого Древние создали энергетическую систему, элементами которой были люди. Часть включенных в эту систему людей генетически изменилась таким образом, что у них значительно возрос срок жизни. Одни из них обрели также способность ощущать тончайшие изменения энергетических полей и предчувствовать то, к чему приведут в будущем те или иные из этих изменений, другие же смогли овладеть магией. Поэтому, когда на Землю ворвались демоны из иной Вселенной, эти люди успели предугадать угрозу и сумели в хаосе завязавшейся битвы демонов с Предтечами бежать из плена последних.

А потом, когда таинственная Сила, которую мы считаем проявлением самого Первотворца, закрыла проход между мирами, следствием чего стал Великий потоп, мы, люди-мутанты, уцелевшие и сохранившие память как о всех ужасах рабства у Древних, так и о всемирной катастрофе, решили объединить свои усилия. С тех пор мы стали именовать себя Помнящие Истину и решили нести полученные нами знания и умения остальным людям. Еще члены нашего Ордена создали систему, которая могла бы предупредить человечество о том, что на планете накапливается критическое количество негативных изменений, способное вызвать вмешательство некой Силы, регулирующей уровень допустимого отклонения от изначальных принципов. Так по всей Земле появились мегалиты и кромлехи. Эти сооружения представляли собой энергетические комплексы, служившие для нас своего рода огромной базой данных, а также воссоздающие в доступном для человека виде образно-ментальную систему Предтеч.

Создаваемые в особых местах планеты каменные комплексы представляли собой своего рода концентраторы определенных потоков энергий. Но нас и наших потомков, тех, кто сохранил в генах нужные свойства организма и потому способен стать полноценным элементом сложнейшей биогеофизической системы, все меньше и меньше.

С течением времени первоначальное предназначение странных циклопических конструкций будет забыто, тем более что Древние постараются целенаправленно вытравить у народов память об истинном предназначении мегалитов, а людей, способных становиться живыми компонентами этих прогностических систем, будут находить и уничтожать.

Предтечи умеют изменять Узор Бытия. Они рвут нити Ткани Холста Бытия, чтобы потом сплести уже свой, отличный от Изначально Помысленного Творцом, Узор. И им кажется, что они смогут делать это вечно, не доходя до Предела Изменений, за которым Первотворец просто стирает тот участок Узора, в котором стало слишком много отличий от Замысла, и рисует это место заново. Гордыня Древних может привести наш мир именно к такому концу!

Последние из Помнящих Истину первого поколения решили создать новую цивилизацию и изобрели оружие, которое может навсегда уничтожить магию Предтеч. Мы нашли способ воздействия на мир, который сделает невозможным разрывы Ткани Бытия, и создали устройство, многократно усиливающее это воздействие. Однако применить это оружие можно, только собрав необходимый кворум, а нас осталось слишком мало. И поэтому сами мы не можем уничтожить магию Предтеч, но оставляем это оружие вам, нашим потомкам. Древние ищут нас, и поэтому мы отправляем наше Послание туда, где нелюди не смогут до него добраться. В далеком будущем это знание позволит нашим потомкам отстоять для людей Землю. Вы сможете достигнуть той планеты, куда мы отправим Послание, найти его и доставить обратно на Землю. Воспринять его способны только люди с определенными свойствами психики. Для того чтобы активировать Артефакт, содержащий Послание, необходим кворум. Это значит, что в радиусе не более километра от Артефакта нужно собрать группы представителей основных живущих в ваше время на Земле человеческих рас, где должно быть как минимум по одному приверженцу всех духовных учений, которые будут иметь наибольшее распространение среди разных народов в ваше время. Каждый из участников этой группы должен быть способен видеть наше Послание. Артефакт — это концентратор светлых энергий, присущих именно нам, людям. Он сможет усилить связь всех собравшихся вокруг него избранных со всем человечеством и, сконцентрировав светлые чувства и веру всех людей планеты, направить их на такое изменение мира, которое сделает невозможной магию Предтеч. Если же у людей Земли окажется слишком мало веры и света, то вам придется ждать и хранить наш дар. Таков будет ваш долг — стать Хранителями нашего Артефакта. При этом мы сделали так, что при попытке уничтожить Артефакт возникнет воздействие, которое вызовет смертельное генетическое заболевание Предтеч, с симптомами, позволяющими безошибочно распознавать их, — и тогда тайное станет явным! Поэтому, если Древние решат уничтожить наш Артефакт, вся вина за возможные последствия этого шага ляжет на них же самих. И да свершится Предначертанное!»

Антон вздохнул. Да, задача… Ну, допустим, американцы скорее всего не устоят и доставят-таки Артефакт на Землю. Ведь, как ни крути, проще и дешевле привезти его и изучать в земных лабораториях, чем доставить все необходимое (знать бы еще, какое именно) оборудование на Марс. Но как сможет нужное количество увидевших Послание одновременно собраться рядом с ним? Во-первых, наверняка даже само его местонахождение будет засекречено. А во-вторых, как сумевшие увидеть Послание найдут друг друга? Да и захотят ли они собираться вместе? И окажется ли человечество достаточно подготовленным к такому шагу?

Да, есть еще шанс, что все это — хитрая уловка сродни операции прикрытия. Мало ли что эти наши предки написали… Ведь мы же ничего про них не знаем! И после доставки Артефакта на Землю на самом-то деле может произойти что угодно. А ведь такая мысль не только ему, Антону, придет в голову. И что победит — желание изучить и понять или естественный страх перед неизвестным? Ситуация прямо как у Стругацких — настоящий «Жук в муравейнике», впору КОМКОН-2 создавать! Если победит страх, то тогда и нелюди не нужны — мы сами уничтожим Артефакт. Впрочем, если страх одержит верх, то вряд ли Артефакт вообще доставят с Марса. Но что тогда делать им, видевшим Послание? Как с этим жить, зная, что рядом, по одним с тобой улицам, ходят нелюди, чужие нам, людям? Раса, вынашивающая планы реванша и возвращения себе власти над планетой… Ладно, хватит рефлексировать, надо работать! Сказано же было: делай что должно, и будь что будет.

Москва. Оперативно-ситуационный центр (ОСЦ) Братства Стоящих у Престола

В зале, куда стекалась вся информация от оперативных и боевых групп, агентуры и технических систем Братства, как всегда раздавался негромкий гул голосов и шум работающей электронной техники. Здесь координировалось и контролировалось большинство операций, осуществляемых Братством Стоящих у Престола — тайным обществом, уже тысячи лет стоящим на страже человечества и защищающим его от происков других разумных рас, присутствующих на Земле. В находящейся неподалеку от зала комнате собрались трое, имеющие высокие уровни посвящения. Разговор шел о полученной недавно из США и независимо от этого от своих людей из ГРУ России информации. От всевозможных систем съема информации это помещение защищал комплекс «Завеса-МЛТ»,[3] который, помимо постановки помех для всех стандартных устройств подслушивания и подглядывания, обеспечивал также достаточно высокую степень защиты и от проникновения в защищаемую им область пространства способами, которые принято называть экстрасенсорными.

— Ну, что скажете? — спросил Сергей Алексеевич Одинов, один из Хранителей Пути и высших иерархов Братства.

— Если это правда, то нам надо срочно развернуть программу по поиску находящихся в России людей, которые могли видеть полные и реальные видеохроники с бортов американских марсоходов «Спирит» и «Оппотьюнити» и заметить в них нечто необычное — такое, чего остальные не увидели, — ответил Ярослав Северцев, совсем недавно заменивший на этой должности научного руководителя Братства и полного тезку известного писателя-фантаста Василия Васильевича Головачева, которого глава Братства владыка Амвросий срочно перебросил на работу по некоему курируемому лично им сверхсекретному направлению. — Еще надо срочно по нашим каналам получить эти видеозаписи и устроить просмотры для всех членов Братства. Выявим среди своих тех, кто видит эти скрытые фрагменты передачи. С ними работать будет проще, за счет этого мы выиграем время и создадим агентуру для поиска других «видящих».

— А не может ли все это быть провокацией со стороны самих же Предтеч? — сказал самый молодой из присутствующих. Он родился в Канаде и в Россию попал волею судеб после гибели родителей. Братству было предсказано, что на планете должен родиться сильный маг-человек, им и оказался Пол. Несмотря на свою молодость, он уже успел зарекомендовать себя как умелый оперативник и сильный паранорм. Кроме того, в нем жила душа погибшего Дмитрия Одинова. Вместе с ней Пол унаследовал все знания Дмитрия, на момент своей гибели бывшего сильнейшим на планете специалистом по выживанию, рукопашному бою и бою с оружием.

— Вряд ли, — ответил Северцев. — Наши расчеты, сделанные на основе модифицированных методов самих же Предтеч, показывают, что вероятность использования данных сведений в качестве дезинформации крайне низка. Но в финальный Узор плана мы вплетем и такие событийные нити.

— Да, тут есть над чем поразмыслить, — сказал Одинов. — Итак, получаем видео, показываем его среди своих и ищем тех, кто способен воспринимать Послание. Разработка этого направления на вас, Ярослав. А на тебе, Пол, агентура за рубежом.

Я же свяжусь с Джинондайро Флорианом. Пусть Глава уцелевших до наших дней остатков Ордена Помнящих Истину пошарит в их архивах. Может, найдутся хоть какие-то упоминания об этом Артефакте. Да уж, уверенность в гибели этого Ордена сильно подвела нелюдей. Ну все, приступаем к работе.


Москва. ОСЦ. Двумя часами позже

Просмотрев все переданные Дугласом Стенси, одним из руководителей службы слежения за космическим пространством испанского филиала НАСА, видеоматериалы, Пол и Северцев задумались. Да, не зря Братство обхаживало этого американца. Приятно было то, что Пол увидел Послание Помнящих Истину. Слава богу! Значит, приобщение к магии не изменило его человеческой сути и не сказалось на его душе.

А поскольку биофизические и психоэнергетические характеристики Пола были в Братстве изучены самым подробным образом, то возникала возможность, пусть пока и теоретическая, выявить те качества и свойства человеческой натуры, которыми необходимо обладать, чтобы увидеть Послание. На основе этого уже можно попытаться создать сканирующие устройства и даже поисковые магические заклинания. Надо торопиться и обязательно найти как можно больше видевших Послание людей. Братство обязано их защитить — зная Предтеч, можно не сомневаться, что они постараются не допустить доставки Артефакта на Землю. Ну и, конечно же, Древние, чтобы помешать пробуждению Артефакта, будут пытаться сами или же руками наемников устранить всех, способных видеть Послание, или изменить их суть. А этого допустить нельзя. Никак нельзя!


5. США

После пятичасового мозгового штурма голова Фармера гудела, как после хорошей вечеринки. Какие только идеи не генерировали участники рабочей группы! Однако стоящего плана действий пока так и не возникло. А тут еще Послание, мучившее Стивена. И Миттельштайн прав, ни с кем не поделишься — либо сразу в психушку отправят, либо еще чего похуже.

Фармер настолько ушел в эти мысли, что едва не налетел на Тамсана.

— Рад вас видеть, Стивен. О чем задумались? — улыбнулся тот. — Скоро вашего полку прибудет. Просто формирование полного состава группы отложили еще на сутки. Проверки, проверки… Такое ощущение, что у нас в стране просто-таки все стоящие спецы поголовно связаны с русскими или китайцами! Можете себе такое представить?

— А что сейчас со «Спиритом»? — соображения секретности совершенно не интересовали Фармера. — Есть что-нибудь новое об Артефакте?

— Нет, сейчас аппарат просто транслирует его изображение и только… Можно попробовать заставить его еще раз постучать по этой штуке манипулятором или объехать ее вокруг, но что толку? Надо снаряжать отдельную экспедицию.

— Не завидую президенту. Такая проблема в год выборов… — усмехнулся Фармер.

— Хорошо, что хоть кто-то из вашей ученой братии в своем азарте способен и это принимать в расчет. Открою вам небольшой секрет: столь жесткие требования к секретности и операции прикрытия во многом связаны как раз с тем, о чем вы сказали. Ничего не поделаешь, издержки демократии.

— Но ведь мы засекречиваем все это и от наших союзников, генерал.

— Знаете, Стивен, союзники — это хорошо. Но гораздо приятнее быть настолько сильным, чтобы не нуждаться в союзниках. В конце концов, мы ведь не собираемся завоевывать мир! Мы хотим лишь его сохранить, притом в таком виде, в каком он кажется наилучшим — прежде всего для нас. Так что находки типа этой лучше таскать в свою сокровищницу. А теперь извините — дела. Еще встретимся.

Генерал удалился. А Стивен, придя в свою комнату, лег на кровать и прикрыл глаза. Бессонная ночь давала о себе знать, но возбужденный мозг продолжал анализировать информацию. И Фармер провалился в состояние, которое в психологии принято называть управляемым сновидением, а в шаманизме — полетом духа. В этом сне он вновь размышлял над тем, что говорилось в Послании. Итак, Помнящие Истину предлагают людям цель — уничтожение магии и средство ее достижения — Артефакт. А может, сначала попробовать все-таки с Предтечами… войти в контакт? Неужели с ними никак нельзя договориться и сотрудничать? Может, все не так плохо, как написано в Послании? Или же Артефакт все-таки не до конца адекватно передал его текст на современном английском? Или мы его не совсем верно интерпретировали… Только что узнали о существовании магии, и сразу же нам представляют ее как абсолютное зло и предлагают немедленно уничтожить! Но как можно решиться уничтожить неведомое, даже не попытавшись в нем разобраться? Да и в самом ли деле Предтечи являются непримиримыми врагами человечества? А ведь так интересно, что же такое все-таки настоящая-то магия? Как заманчиво было бы изучить ее физические основы, понять принципы действия и, возможно, воспроизвести их в машинном, так сказать, варианте. Конечно, заманчиво… Да вот только почему-то при этом сразу вспоминается, куда ведет дорога, вымощенная благими намерениями.

Промаявшись в подобной дреме около получаса, Фармер вернулся к терминалу и вновь вывел на монитор тот фрагмент видеозаписи, в котором он увидел текст Послания.

— Где же этот чертов кусок про магию? — ворчал себе под нос Стивен, ускоренно прогоняя видеозапись. — Ага, вот он…

«Сразу же хотим предостеречь вас: не пробуйте овладеть магией! Попытавшись на нее опереться, вы никогда не одолеете Предтеч. Знайте: наша, человеческая, раса генетически не предрасположена к магии. Техника — вот то, что вам ее заменит».

— Ну почему?.. — пробормотал Стивен. — Почему так? Неужели же надо уничтожить Предтеч только потому, что они могут оказаться врагами?.. Сомнения, сомнения… Но, черт возьми, это правильная логика, если речь идет о выживании расы. У него дубина и он может стать врагом? Убей его! Личность может прощать — раса, вид не имеют на это права. Расизм, конечно. Вот только если другая раса — нелюди, то это меняет многое, если не все.

Выпитый за день кофе уже стоял в горле комом, голова была словно чужая, и Стивен решил немного прогуляться, а потом постараться все-таки поспать по-настоящему. В помещении с неким подобием зимнего сада он столкнулся с тем самым азиатом, который так пристально рассматривал тогда в общем зале его и профессора Миттельштайна. Стивен решил познакомиться с ним поближе.

— Господин Ли, если не ошибаюсь? Вы — шифровальщик? Тамсан всех нас представлял друг другу перед началом мозголомки, но я…

— Моя первая специальность была связана с анализом кодовых систем и систем сжатия информации, — охотно поддержал разговор Ли. — Но в последнее время я занимаюсь совсем другим. Однако же вот обо мне вспомнили…

— Так над чем же вы работаете сейчас?

— Анализом древних мантических систем и созданием на основе них и современных математических методов прогностических компьютерных программ… — Ли покосился на собеседника и тихонько рассмеялся. — А чему вы удивляетесь, Фармер? Это куда выгоднее анализа шифров! Клиенты идут косяком, и я их не обманываю. Есть наука, ее нужно изучить, а потом согласно этой науке выдавать предсказания. Если они не сбываются — значит ошибается моя наука. А я не обманщик, я все считаю честно.

— И получается предсказывать? — Фармер полез в карман за сигаретами.

— Получается, и довольно часто. Кстати, мистер Фармер… я верно запомнил вашу фамилию?

— Да, господин Ли. Стивен Фармер, к вашим услугам.

— Очень приятно. Может быть, присядем? Так вот, мистер Фармер, я тоже хочу задать вам один вопрос, возможно, несколько неожиданный — о Предтечах, магии и Послании Ордена Помнящих Истину.

Как ни старался Стивен сохранять спокойствие, но, видимо, что-то в его лице или позе изменилось, потому что у Ли тоже изменился голос:

— Получается, Стивен, что и вы видели это обращение.

— Извините, Ли, какое обращение? Мне просто уже страшновато становится — сначала профессор Миттельштайн, теперь вы… Но он-то хоть старый человек, а вас как угораздило?

— Ну хорошо, Стивен. Давайте предположим, подчеркиваю, только предположим, что на видеоматериалах «Спирита» некоторые люди могут увидеть дополнительные элементы, не замеченные большинством, и что связано это с определенными особенностями, скажем, той части мозга, которая отвечает за зрительную память, или с еще какими-то их свойствами, это не так уж важно. И далее предположим, что видимые этими людьми элементы после просмотра достаточно большого массива видеоматериала начинают суммироваться в мозгу и воздействовать на них по типу сублиминальных сигналов. Вы знаете, Стивен, что такое сублиминальные сигналы?

— Да, двадцать пятый кадр и все такое. Я читал популярные статьи на эту тему, так что можете продолжать. Тем более что вы прямо как в фантастическом романе излагаете. Книги писать не пробовали, док?

Ли никак не прореагировал на шпильку Фармера и, как ни в чем не бывало, продолжил:

— Итак, увидевшие в конце концов воспринимают вполне связный текст на родном языке, из которого узнают, что существовавшая в глубокой древности, а ныне исчезнувшая человеческая организация — некий Орден через тысячелетия передал нам, людям, свое Послание — предупреждение о том, что сейчас на Земле живет нечеловеческая раса, возникшая тут задолго до появления нашего вида. Эдакие разумные динозавры, научившиеся маскировать свой истинный облик и повально владеющие тем, что мы именуем магией. А также нам сообщают, что она по сути своей является порождением таких пороков разума, как агрессивность, злоба, зависть и жадность, и что, не будь их, магия нелюдей была бы невозможна! И Орден Помнящих Истину, уходя в небытие, оставил для нас, потомков, способ уничтожить это основное преимущество нелюдей. Для этого надо доставить на Землю переброшенный Орденом на Марс предмет и собрать вокруг него определенную группу людей, способных увидеть Послание. Тогда Артефакт Помнящих Истину активируется и удалит из ноосферы планеты все пороки разума, а вместе с ними исчезнет и магия. Таковы вводные. А теперь задание первое: провести анализ возможных последствий получения сравнительно небольшой частью человечества такого Послания. И второе: допустим, что про это Послание стало известно и нелюдям. Каковы их действия?

— Да, господин Ли, все-таки зря вы не стали фантастом — тут сюжет для целого романа. Ну что ж, давайте попробуем решить эту задачу.

Говоря это, Фармер лихорадочно думал: «Похоже, китаец и впрямь тоже видел Послание. Но я его не знаю. А вдруг это проверка? Да не важно, готовься к худшему, а там — как получится. Ну что ж, начнем игру».

— Итак, допустим, что такое случилось. В этом случае выходит, что вместе с магией у всех разумных существ на нашей планете должны будут пропасть обозначенные вами во вводных пороки или смертные грехи. Договоримся, что мы пока рассматриваем только сами возможные варианты развития ситуации, не затрагивая практических действий по их реализации. Тогда увидевшим Послание людям придется выбирать из следующих вариантов.

Первый: можно уничтожить потенциальную угрозу человечеству со стороны владеющих магией нелюдей, но при этом заодно потерять такие свойства человеческой психики, как гордыня, агрессивность, зависть и жадность, порой почитаемые нами едва ли не как основные двигатели прогресса. Второй: сохраняем статус-кво и пытаемся установить с нелюдями контакт и конструктивное сотрудничество.

Ну и, конечно, остается еще вариант с попыткой тотального уничтожения не магии, а самих нелюдей. Если нам это, конечно, удастся даже с помощью всего доступного нам арсенала сил и средств.

Вот и выбирайте! Знаете, я в университете общался с одним студентом из России, так он в подобных случаях вспоминал ситуацию из сказки: направо пойдешь — плохо будет, прямо — еще хуже, а налево — вообще крышка.

— Да, выбор невелик, — согласился Ли. — Должен заметить, мистер Фармер, что мне лично представляется наиболее правильным первый предложенный вами вариант. Недаром же, видимо, смертные грехи названы таковыми. И описание их характерных свойств, пусть и под разными названиями, присутствует во всех так называемых общечеловеческих религиях. Поэтому, когда мы полагаем, что без гордыни, агрессивности, зависти и жадности прогресс человечества остановится, то упрощаем и подменяем понятия! Ведь проще и легче считать самоуважение — гордыней, стремление достичь совершенства — завистью, желание ощутить всю полноту жизни — жадностью, а пассионарность — агрессивностью. Так что я лично выбрал бы активацию Артефакта. Кстати, вы забыли рассмотреть вариант, когда о Послании узнают нелюди. Что произойдет в этом случае?

— Если нелюди узнают, что людям стало о них известно и что у нас есть возможность получить Артефакт, способный уничтожить саму основу существования их мира — магию, то они в первую очередь постараются всячески воспрепятствовать его доставке на Землю, вплоть до уничтожения прямо на Марсе. Либо, если первое окажется невозможным, постараются уничтожить всех, кто прочитал это Послание и поэтому знает об Артефакте и способен его активировать.

Кстати, есть ведь и такой вариант, что связь магии и свойств психики — своего рода тест для людей: согласимся ли мы уничтожить магию, если вместе с ней исчезнут качества, которые мы считаем, как вы сказали, едва ли не главными двигателями прогресса? Или та же гордыня нам этого не позволит?

— Да, Стивен, занятную перспективу вы нарисовали. Впрочем, все это лишь игра ума и не более. Хоть и интересная, как я полагаю, игра… Поэтому, если не возражаете, запишите мои телефоны. Может быть, позже, когда нас выпустят отсюда, мы с вами, а возможно, и с профессором Миттельштайном еще продолжим эту дискуссию. А сейчас, думаю, нам надо пойти поспать, а то и впрямь не только тексты разные, но и марсиане мерещиться станут. Доброй ночи, мистер Фармер.

— До завтра, господин Ли, — задумчиво произнес Стивен, глядя вслед уходящему китайцу.

6. Челси, пригород Лондона. Одна из европейских баз Предтеч

Существа, находившиеся здесь, внешне были людьми. Но только внешне. Они имели сразу несколько имен — Предвечные, Первородные, Древние, — но наиболее распространенным было Предтечи. Они даже не принадлежали к одной расе, но появились на Земле во времена хоть и разные, однако при этом очень далекие от начала мифологической истории человечества. И вот сейчас некоторые из глав кланов собрались в связи с необходимостью внести коррективы в ранее составленный Советом кланов Событийный Узор.

Первым заговорил Старейший Рух’И’Джи, глава Клана Рожденных под знаком Рави:

— Что заставило почтенного главу Клана Рожденных под знаком Сурагуру М’ар’Э’Гри созвать нас столь срочно?

— Я получил информацию от члена нашего клана, давно уже внедренного в НАСА. Так вот, сейчас его привлекли к проекту, связанному с находкой на Марсе древнего Артефакта неизвестного происхождения. Это само по себе интересно. Но есть и еще один момент — знакомый нашего агента, некто Хомский, рассказал ему, как профессор Миттельштайн до того доработался, что ему в видеоматериалах уже стали мерещиться таинственные тексты. Тогда я попросил нашего агента передать нам все доступные ему видеоматериалы, что он и сделал. Мы их тщательно проанализировали, но ничего так и не нашли и совсем уж было успокоились, но тут пришло сообщение про неудачу «Оппотьюнити» со сверлением марсианской скалы, получившей название Флэт-Рок. Тогда мы решили попытаться сопоставить все возможные, даже самые невероятные комбинации факторов и параметров. И среди прочих возник такой вариант: с Марса передано нечто, доступное для восприятия только людям, причем не всем, а обладающим определенным набором нужных для этого свойств и качеств. Эти свойства, словно пароль к компьютеру, открывают сознанию доступ к неизвестным нам образом закодированному сообщению, переданному на Землю при помощи «Спирита». А это уже наводит на мысль о Третьей Силе и Ордене Помнящих Истину, который мы, слава Вечному, уничтожили. И тогда мы решили доложить об этом вам, Старейший.

— Так… — зловеще произнес Рух’И’Джи. — Значит, они успели тогда, у них все-таки получилось! Срочно надо организовать поиски всех, кто мог видеть этот текст, закодированный в видеоматериалах со «Спирита». Передайте Рауфу: пусть срочно ищет подходы к этому Миттельштайну. Пока это единственная достоверная зацепка. Но на спецобъекте АНБ лучше ничего не предпринимать. Дождемся, когда профессор его покинет, ведь не вечно же он там будет. И начинайте разработку всех сотрудников НАСА, которые могут иметь хоть какое-то отношение к этому марсианскому проекту.

Затем Старейший обратился к до сих пор молчавшему сильнейшему провидцу Предтеч:

— А что скажете вы, Да’Га’Ирк?

— Занятно. Это вряд ли похоже на дезинформацию, зато вполне может оказаться посланием от спецслужб США, адресованным нам.

— То есть они таким хитрым способом извещают, что им стало известно о нашем существовании, и приглашают к диалогу? — удивился М’ар’Э’Гри.

— Да, такое возможно. А в целом придется поработать. Возможно, подобной ситуации не возникало со времен нашей войны с Пришедшими из-за Грани! — ответил Да’Га’Ирк.

Рух’И’Джи размышлял вслух:

— Неужели действительно Орден? А может, зря мы были так уж уверены, что они и в самом деле все погибли во время спровоцированной нами войны атлантов и гиперборейцев? Но тогда и мегалиты могут вдруг «ожить» неожиданно для нас. Надо дать поручение перебросить часть наших наблюдателей в районы их расположения. Если Послание действительно подлинное и Артефакт реально существует, то от этого не отмахнешься.

И если американцы потащат его на Землю, то вокруг всего этого возникнет недурственная заварушка… Почтенный Да’Га’Ирк, созывайте Большой Совет Разбирающих Узлы. Надо срочно постараться увидеть возможные интерференции новых событийных волн. Собрание завершено. Да поможет нам Вечный!

Покинув здание, Предтечи быстро разъехались. Сидя в стремительно мчащихся машинах, они думали о том, как в мире, населенном людьми, отстоять свое место под солнцем тем, кто пришел на Землю задолго до появления рода человеческого. Думали — и пока не находили ответа…

7. США, пригород Хьюстона. Десять недель спустя

Роберт Браун решил после рабочего дня немного посидеть в баре и пропустить стопку-другую текилы, тем более завтра намечался выходной. Правда, оставался небольшой шанс, что могут срочно вызвать, если возникнет какая-нибудь сложная ситуация. Из-за таких вот вызовов жена Роберта постоянно устраивала скандалы, но достаточно высокие премиальные компенсировали эти неудобства — в центре управления НАСА платили неплохо.

В баре было не слишком многолюдно: несколько завсегдатаев, которые кивнули Роберту, и пара-тройка незнакомых новичков, среди которых выделялась высокая блондинка, хоть и не первой молодости, но еще очень ничего на вид.

— Привет, Хосе, — поприветствовал бармена Роберт, — как вечерняя выручка?

— Так себе, — ответил бармен с легким испанским акцентом, — вся надежда на тебя. Думаю, ты мне поможешь уменьшить запасы текилы, пока она не испортилась, не так ли, амиго?

— Си, Хосе, — улыбнулся Роберт, — это всегда пожалуйста. Кстати, что за цыпочка за тем столиком? Никогда ее раньше здесь не видел.

— Ты о той блондинке в углу? — спросил Хосе, привычно вертя шейкером. — Не знаю, вроде бы одна пришла, но точно не проститутка. Кстати, пьет тоже текилу. Ну, ты мои вкусы знаешь — на мой взгляд она слишком белая.

— Ну а мне в самый раз, — ответил Роберт. — Сделай две текилы, одну мне и одну этой даме. Пусть ей отнесут и скажут, что это от меня.

— Как пожелаешь, — пожал плечами бармен и, не глядя, уверенным жестом взял со стойки за спиной бутылку «серебряной» текилы. Точными уверенными жестами приготовил две рюмки с солью на ободках, поставил их на блюдечки, положил туда дольки лимона и, подозвав официантку, отправил одну порцию блондинке.

Роберт выпил текилу с лимоном и солью, краем глаза наблюдая за реакцией женщины. Она приняла напиток и, по-видимому, спросила у официантки, кто угостил, потому что нашла глазами Роберта и, улыбнувшись, кивнула ему, приподняв свою рюмку. Он тоже сделал ответный жест.

Выпив еще две порции, Роберт решил, что пора подсесть к сексуальной незнакомке.

— Я не помешаю, нарушив ваше уединение? — спросил он, подойдя к ее столику.

— Нет, не помешаете, — улыбнулась блондинка. — И спасибо за текилу.

— О, не стоит благодарности, — махнул рукой Роберт. — Это самое малое, чем я мог выразить свое восхищение вашей красотой.

Далее Роберт и Синди, как представилась блондинка, выпили за знакомство и довольно быстро разговорились. Она работала менеджером в недавно открывшейся фирме совсем недалеко отсюда. Браун, в свою очередь, сказал, что работает в НАСА.

— Ого, так ты один из этих парней, которые запускают астронавтов? — поразилась Синди.

— Нет, я лично не сижу на мысе Канаверал, а занимаюсь математическими расчетами траекторий.

— А визит в штаб-квартиру НАСА устроить сможешь?

— Запросто! Нужно только оформить гостевой пропуск. Конечно, не во все места можно будет попасть, но все же…

— Классно! Я буду так тебе благодарна.

— Не стоит. В конце концов, простые американцы имеют право увидеть, на что тратятся собираемые с них налоги.

Роберт начал увлеченно рассказывать о своей работе, обходя лишь темы, касавшиеся национальной безопасности, в отношении которых он давал подписку о неразглашении. Синди же задавала вопросы, порой такие наивные, что Роберт поражался, как мало, при всей той рекламе, которая сопровождает деятельность НАСА, люди знают о работе этого агентства. Беседу несколько раз прерывала официантка, подносившая текилу и убиравшая пустые рюмки. Роберт уже потерял им счет, отметив при этом, что чем больше выпивки, тем больше ему нравится рассматривать ноги блондинки. Ноги были очень даже ничего. И все реже мелькала мысль о жене, которая сейчас сидит дома и ждет его.

И все чаще он забывал, о чем только что рассказывал. А его новая подружка все спрашивала и спрашивала.

— Уф, что-то я сегодня припозднилась, — сказала наконец Синди. — Это ты меня заболтал. Но мне действительно пора идти, а то уже поздно.

— Я тебя провожу, если ты, конечно, не против. А то здесь такие таксисты, что даже мне иногда страшно к ним садиться, — пошутил Роберт, вставая с места. — Тебе куда?

— Минут десять езды. Сняла неподалеку небольшую квартиру.

— Отлично. Только расплачусь с барменом, и можем идти.

— Что-то ты сегодня в ударе, амиго, — сказал Хосе, когда Браун нетвердой походкой подошел к стойке. — И явно превысил свою норму. Все в порядке?

— В полном, — ответил Роберт, — может, мне даже что-то перепадет сегодня от этой крошки.

— Ты, главное, не переусердствуй, — предостерег его бармен, — а то у меня один знакомый, твой ровесник, чуть инфаркт не схватил в постели — от передозировки виагры.

— Вот это мне не грозит, — отмахнулся Роберт, — главное, чтобы жена ничего не узнала. Позвоню утром, скажу, на работе пришлось задержаться в связи с очередными расчетами по совместной с русскими программе «Шаттл — Буран-2». Она к этому уже привыкла и пилит не всегда.

На улице в такси уже сидела Синди. У Роберта слегка заплетались ноги, когда он подходил к автомобилю, — он-таки и вправду сегодня перебрал.

— Ну что? — спросил он у женщины, садясь в машину. — Все в порядке?

— Да, — ответила она, — едем. Закрой только окно, а то ночь слишком прохладная.

В машине Роберт приобнял новую знакомую за плечи и, нашептывая ей на ухо что-то фривольное, сам не заметил, как заснул. Когда же проснулся, блондинки рядом уже не было, при этом жутко болела голова, а во рту ощущался какой-то противный привкус. Сквозь туман до него долетали обрывки фраз, которые произносила Синди.

— …перебрал парень… домой… вот тебе пятьдесят баксов за беспокойство…

— Ну что, куда вас везти, мистер? — спросил таксист, когда женщина отошла.

Назвав адрес, Роберт пытался вспомнить, не выболтал ли он по пьяни чего-нибудь. Но голова отзывалась на любые умственные усилия новыми вспышками боли. Поэтому он довольно-таки быстро прекратил дальнейшие попытки, решив к тому же, что даже если и ляпнул лишнее, то Синди с ее наивностью и полным отсутствием знаний в области астронавтики все равно ничего не поняла. А значит, и волноваться не о чем!

Между тем женщина, назвавшаяся Синди, подождала в подъезде дома (в котором вовсе и не жила), пока такси тронулось. Убедившись, что машина скрылась из виду, она позвонила из ближайшего телефона-автомата.

— Да, все прошло нормально. Клиент болтал без умолку. Все зафиксировала, чип с записью оставлю в условленном месте после того, как увижу на моем счету половину стандартной суммы. Остальное — как обычно, после получения вами посылки. Надеюсь, останетесь довольны и мы продолжим наше взаимовыгодное сотрудничество. До свидания.

Повесив трубку, женщина стерла помаду и макияж, чтобы ее не приняли за проститутку. В этом квартале такое вполне могло случиться, а привлекать внимание ей сейчас было ни к чему. За выполнение этого задания неведомый заказчик должен был перечислить десять тысяч долларов. Совсем неплохо за такую, в общем-то, плевую работу: «снять» указанного человека, слегка подпоить его, капнуть в спиртное какую-то химическую дрянь, развязывающую язык, и задать определенные вопросы. Ответы записать на сверхпортативный цифровой диктофон, карту памяти с записью оставить потом для заказчика в определенном месте. Никакого особого криминала, как рассуждала про себя та, что назвалась Синди. В нашем непростом мире каждый живет, как может. Если кого-то интересует планируемый полет на Марс и этот кто-то хорошо платит за информацию, то почему бы и не помочь ему узнать об этом проекте побольше?

Когда Роберт приехал домой, туман в голове немного рассеялся, но вид у него был такой, что жена сразу закатила скандал. И чувствовал он себя так паршиво, что даже не стал с ней спорить, а терпеливо выслушивал обвинения и угрозы, желая лишь одного — как можно скорее добраться до постели и заснуть.

Глава 1 Неожиданный визит с неприятными последствиями

— Дядя Фредерик! Посмотри, как странно: на цифровом фотоснимке в небе какие-то странные блики, а визуально ничего нет! — зацепившись по пути полой куртки за дверную ручку, молодой человек лет двадцати буквально вломился в кабинет командующего специальной испытательной авиабазой.

Эти восторженные вопли были адресованы моложавому на вид генералу, который готов был сквозь землю провалиться от стыда.

— Кре-е-тин… — сквозь зубы процедил он. Фредерик Пулен терпеть не мог, когда люди занимались не своим делом. Но своей любимой сестре Марте отказать не смог. И вот результат…

— Да посмотри же!

— Морис! — Пулен едва сдерживался. — Сколько раз тебе можно повторять: здесь не детская площадка! Сколько тебе лет, черт возьми? Военный ты или нет?

— Ты же все сам прекрасно знаешь: я не военный, я — художник. Но моя мама… Мы ведь все зависим от нее. Точнее, от ее денег. При таком раскладе самим собой я могу быть только по ночам. Ну представь себе, как живут художники… тем более художники, которым родители не дали благословения, а?

— Ты очень болтлив, вот что я тебе скажу. Паяц… Можешь хоть меня не позорить?

— Извини, наверное, я был слишком эмоционален, но это просто не поддается объяснению. Сам посмотри! — Морис вновь уткнулся в дисплей фотоаппарата.

— Мне давно пора было отобрать у тебя эту игрушку — ведь ты находишься на военном объекте. Из-за тебя, вернее, из-за искренней и преданной любви к твоей матери… Уж если ты пользуешься этим здесь, то, бога ради, постарайся, чтобы об этом знал только я и никто больше. Богема… Да-да, и нечего ухмыляться! Ты хоть понимаешь, что я нарушаю устав?

— А не проще ли дать мне хорошего пинка под мой богемный зад? Ладно-ладно, шучу, успокойся, пожалуйста. Как военный военному: здесь что-то нечисто. На кадрах блики.

— Что ты несешь? На небе ни облачка. Ты не только никудышный военный, но и дрянной художник.

— Да погоди же! Что за манера… Вот мое мнение: некие летательные объекты осуществляли разведку или что-то в этом роде как раз в тот момент, когда я делал снимок.

— Это слишком смелое заявление, которое ничем нельзя подтвердить, — насмешливо проговорил Пулен.

— А фотографии? — воскликнул Морис.

— Ха! Морис, знаешь, есть такие специальные дяди, которые с помощью самой современной техники следят за тем, чтобы…

— И что? — прервал его племянник. — Я говорю тебе совершенно серьезно: если ты покажешь фотографии этим своим специальным дядям, клянусь, они подтвердят мои подозрения. Ну же! Пока не поздно!

В голосе Мориса были такие нотки, что Пулен невольно начал понимать: подобными вещами не шутят. Даже художники. Надо бы и вправду… Но как?

— Хорошо, я согласен, — сказал он племяннику. — В конце концов, мы обязаны проверять всякую подозрительную информацию. Но как я объясню? Придется рассказать о фотоаппарате… Нет, не могу!

— Да что с тобой? Это не ты им должен объяснять, а они тебе! Не нужно ничего рассказывать. Просто попроси их быть повнимательнее — они же не какие-то там… они настоящие военные! Они поймут.

— Все чисто, господин генерал! Ситуация под контролем.

— Вы уверены?

— Абсолютно. Погода благоприятствует! — улыбнулся с экрана монитора оперативный дежурный по базе майор Дюфур.

Генерал Пулен еще немного подержал майора на линии, словно пытаясь на расстоянии определить, не врет ли тот начальству, после чего отключился.

— Ну что? — взволнованно спросил Морис.

— Что, что! — передразнил его Пулен. — Конечно же, все чисто. Мой тебе совет: засунь свои амбиции вместе с божественными видениями куда подальше.

— Бездушные машины! Черт бы вас побрал! — Морис сердито сплюнул и вышел прочь из кабинета.

«Мальчишка! Сущий ребенок!» — Фредерик Пулен был раздосадован. Он понимал, что дальше так продолжаться не может: Морису здесь не место.


Не прошло и часа, как генерала вызвал оперативный дежурный.

— Господин генерал! Произошло нечто непредвиденное. Это не поддается объяснению, — взволнованным голосом произнес он. — Дело в том, что… Кажется, в наше воздушное пространство совершено вторжение… и началась высадка десанта противника!

Фредерик Пулен едва не задохнулся от ярости. Кровь мгновенно прилила к голове, стало трудно дышать.

— Что-о? Какого дьявола, майор?! Я же только недавно вас вызывал и интересовался, все ли в порядке! И вы соизволили тогда сказать, что все без проблем. А сейчас утверждаете, что нас чуть ли не атакуют! У нас что, все системы дальнего обнаружения отключились разом?

Дюфур виновато молчал, ожидая продолжения.

— И что значит «кажется»?! — кипятился генерал. — Извольте доложить по форме!!!

— Пять минут назад из оперативного центра штаба ВВС получен код угрозы высшей степени. Неизвестный противник вторгся в наше воздушное пространство и, используя средства маскировки и летательные аппараты нового типа, начал высадку десантов на некоторых наших стратегических объектах. По предварительным данным, таким же атакам подверглись Германия, Великобритания, Израиль, Россия, США, КНР, Пакистан и Индия. Все системы ПВО и части ВВС подняты по тревоге. Поскольку один из атакованных объектов находится в нашем округе, я отдал команду на подъем нашего дежурного звена истребителей для обеспечения поддержки эскадрильям с соседних авиабаз.

— Господи, где только были ваши глаза… и мозги, черт возьми! Объявите боевую готовность всем подразделениям базы, включая эскадрильи экспериментальных машин и все группы наземной охраны. Вызовите на связь соседние авиабазы и части ПВО. Активируйте боевые режимы взаимодействия со средствами дальнего обнаружения и наведения. Приступайте…

— Есть!

Пулен явственно чувствовал, что влип во что-то очень нехорошее. Хотя он к своим сорока семи годам так и не научился нормально общаться с окружающими вне рамок устава, но умел отличать реальность от желаемого и приучил-таки себя прислушиваться к своей интуиции, которая сейчас буквально вопила о том, что близится нечто ну о-очень скверное.

Холодный пот выступил у Фредерика Пулена на лбу, а в голове вновь и вновь прокручивались детали бликов, увиденных сегодня утром на дисплее цифровой фотокамеры Мориса…


— Господин генерал, разрешите обратиться? — и только что вошедший в кабинет Пулена майор Дюфур, пожелавший явиться самолично, встал навытяжку.

— Давайте… Только по сути.

— Наше дежурное звено и авиагруппа с соседней базы в составе шести «Еврофайтеров» и четырех «Миражей-4000М» вступили в бой с нарушителями воздушного пространства. Идентифицировать их принадлежность не удалось. На полученных с бортов видеоизображениях видны лишь какие-то плохо различимые блики. Пилоты успели передать дополнительно только то, что эти объекты обладают потрясающей способностью к трансформации формы и оснащены, судя по всему, каким-то либо лучевым, либо иным оружием, действие которого не распознают противоракетные системы наших самолетов. В течение всего полутора минут пять истребителей исчезли с экранов радаров. Можно предположить…

— Засуньте свои предположения себе в задницу, капитан! Мне нужны факты. Данные телеметрии с бортов, спутниковые данные, локаторные с наземных станций, наших E-3F и Е-ЗВ и «Сентри»[4] наших заокеанских союзников… Разве вас этому не учили?

— Господин генерал, я выразился так потому, что всех этих данных нет!

— Что?! — чувствуя, как кровь прилила к лицу, Пулен встал из-за стола.

— Связь со всеми уцелевшими бортами пропала спустя две минуты и пять секунд после вхождения их в контакт с неопознанными объектами, все «Аваксы» доложили, что в зоне боестолкновения возникли аномальные возмущения атмосферы и электромагнитных полей, вызвавшие отражение и рассеивание сигналов РЛС[5] во всех диапазонах длин волн. Зона контакта с противником словно закрыта для электронных средств воздушного и наземного наблюдения. А из центра космической разведки пришла информация, что они потеряли контроль уже над более чем семьюдесятью процентами нашей орбитальной группировки. Нечто подобное происходит и у всех наших союзников, а также у русских. И еще они сообщили, что… — майор замялся.

— Ну, говорите уж, что там они еще такого сообщили?

— Что перед тем, как спутники прекратили трансляцию информации, некоторые из них передали снимки и видеозаписи возникших буквально из пустоты космических объектов, маневрировавших и имевших явно искусственное происхождение.

— Не может быть! Этого не может быть! — прошептал ошарашенный Пулен.

Но это было. И не одному Пулену хотелось ущипнуть себя и проснуться. Только вот происходящее не было сном. Это была реальность — новая, неизвестная и оттого еще более страшная! Генерал чувствовал себя бессильным, раздавленным. Однако впадать в панику, тем более на глазах у подчиненного, никак нельзя… Пулен напустил на себя важность, насколько это было возможно в столь щекотливой ситуации:

— Продолжайте наблюдение, майор Дюфур! И постарайтесь все-таки установить связь с нашими парнями. Вышлите в район боя еще пару звеньев экспериментальных Z-39, на которых установлена та новая система связи, которую смонтировали спецы из управления перспективных разработок.

— Но она же еще не прошла тестирования!

— Вот и протестируете в реальных боевых условиях и ее, и Z-39 в целом. Выполняйте!

— Слушаюсь, господин генерал.


Как только Дюфур покинул кабинет, Пулен медленно опустился в кресло. Ему вспомнилось, как совсем еще мальчишкой он прыгнул на спор с вышки в бассейн. В детстве все кажется больше, чем есть на самом деле, — по этой ли причине, а может, просто потому, что он плохо плавал, маленький Фред тогда здорово струхнул. Пересилив дрожь в коленках, он камнем упал в воду, а затем почувствовал, как над головой сомкнулась водная гладь. Тогда он решил, что это навсегда, и даже не пытался сопротивляться; его спасли взрослые, оказавшиеся поблизости. Теперь же… Фредерик Пулен давно не ребенок, но то чувство вернулось. «И объяли меня воды до глубины души моей…» — вспомнилось ему вдруг. «Откуда это?» — вяло подумал генерал. Ответа не последовало. Пулен почувствовал, как что-то зловещее вновь смыкалось над его головой, и обхватил ее руками. Спасения ждать было неоткуда. «Исчезнуть… Исчезнуть… Господи, больше ничего не прошу!» — твердил про себя Пулен, хоть и знал, что чудес на свете не бывает.

А тем временем поднятые в воздух звенья экспериментальных сверхсекретных самолетов с повышенным морфингом Z-39 с экспериментальными же системами связи, основанными на каких-то ведомых лишь установившим их спецам спинорных полях, на форсаже приближались к району, в котором был зафиксирован последний контакт с самолетами дежурного звена. Войдя в зону предполагаемого боестолкновения, ведущие передали на базу сигнал и приступили к поиску противника. Но даже самые совершенные импульсно-доплеровские РЛС с фазированной антенной решеткой (ФАР) большой мощности ничего не обнаруживали. А сигналы с наземных локаторных постов наведения и срочно поднятых по тревоге дополнительных самолетов ДРЛО при входе в зону предполагаемого контакта с противником словно обрезало. Данный район воздушного пространства был как будто окружен некой защитной сферой, поглощающей, рассеивающей или отражающей электромагнитные волны практически во всех диапазонах.

Капитану Леклерку показалось, что справа что-то мелькнуло, словно он только что пролетел зону воздушной линзы или восходящего теплого потока, внутри которого воздух дрожит и струится… Он сразу же бросил свой самолет в восходящий вираж и отдал приказ ведомым на перестроение в боевой порядок. Экспериментальная связь работала на удивление прилично, обеспечивая, по крайней мере пока, устойчивый контакт и между машинами, и с базой. «Второй» и «третий», похоже, тоже заметили что-то необычное, поскольку перед выходом в свои эшелоны выполнили маневры уклонения.

— Парни, что случилось?

— Да показалось, будто мелькнуло что-то справа, — почти одновременно ответили ведомые.

Леклерк вызвал ведущего второго поднятого в воздух звена майора Эмильена Дюпре по его официальному позывному:

— «Тристан» вызывает «Изольду».

— На связи.

— Фиксируете движение?

— Бортовые РЛС молчат, визуального контакта нет. А у вас?

— Да вроде как заметили что-то. Но на РЛС тоже ничего. Связь с базой есть?

— Только по новой системе. Вся стандартная электроника при вхождении в зону поиска словно ослепла. Помехи на всех диапазонах. Хорошо хоть бортовые сети все на оптоволокнах, а то сейчас мы бы уже кувыркались к земле.

— Где же наши и парни из соседнего авиаполка?

— Не наблюдаю, хотя мы уже точно в той точке, откуда был последний установленный контакт с нашими бортами. Боюсь, их всех уже сбили.

— Что будем делать?

— Предлагаю перейти на теплопеленгаторы[6] и начать поиск предполагаемого противника. Держите строй, а мы вокруг вас крутанемся.

— Принято.

Самолеты второго звена стали как бы накручивать спираль вокруг условной оси, которую составляло направление полета первого. При включенных теплопеленгаторах, данные с которых поступали в бортовые компьютеры всех остальных самолетов группы по экспериментальной линии связи, заложенные в авионику Z-39 алгоритмы системы взаимодействия обеспечивали скрытую атаку цели одним из самолетов группы при слежении за ней другим, находящимся на безопасном удалении от машин противника и транслирующим информацию об их тепловых следах на атакующий самолет. Поэтому появлялся шанс обнаружить потенциального неприятеля до того, как он атакует. Однако не успело второе звено начать свой маневр, как одна из машин вдруг взорвалась. Кто и откуда атаковал, было совершенно непонятно, поэтому остальные самолеты звена сразу же совершили серию маневров уклонения и защитных эволюций. Эмильен при этом передал сообщение: «Атакованы неизвестным противником. Сигнала на РЛС не дает. Визуально пусто. Но на теплопеленгаторе дал слабую размытую отметку, похоже, что одинарную».

Леклерк тем временем сразу же после взрыва выполнил комбинированный криволинейный маневр, состоящий из последовательности известных еще со времен войны во Вьетнаме «Брейка», «Хард терна», «Сизорса»[7] с завершающим уходом «горкой» на вираж. В момент выхода на «горку» рядом с его самолетом воздух будто вскипел. «Дьявол!» — выругался Леклерк и скомандовал ведомым: роспуск и индивидуальное маневрирование. Выработанная в ВВС стран НАТО логика воздушного боя предполагает преднамеренное размыкание боевого элемента из двух или трех самолетов лишь в критических ситуациях, и сейчас как раз был такой случай. Во время выполнения энергичных маневров пилоты получили приказ с базы:

— Срочно стряхните противника и направляйтесь в зону В9-F11, эшелоны третий и четвертый. Там идет бой с прикрывающими высадку десанта на склад ядерного оружия воздушными силами противника.

— Выполняем.

В этот миг номер второй из звена Леклерка вспыхнул и стал разваливаться на куски. Хорошо хоть в небе быстро распустилось «крыло» парашюта — значит лейтенант Жерве успел катапультироваться.

И в этот самый момент Леклерку пришла в голову идея, которая позже сохранила жизни многих боевых пилотов во многих странах мира. Он скороговоркой спросил Эмильена:

— «Изольда», у тебя в баках осталась смесь аэрозолей, которую мы испытывали недавно?

— Тех, что флюоресцируют при прохождении через них высокоскоростных тел?

— Да. Вставай парой мне в хвост, и крутим оборонительную спираль. Второй, третий, отстрел ИК-ловушек и заход в хвосты «изольдам». Начали!

Наклонив самолет на 50 градусов, Леклерк выполнил маневр. Самолет вдруг ощутимо качнуло, словно совсем рядом с ним прошло какое-то массивное тело. Если это был противник, то Z-39 Леклерка сейчас оказался сзади и снизу невидимки. Только вот толку от этого было мало, поскольку атаковать противника, которого нельзя обнаружить ни визуально, ни по приборам, невозможно. И лишь спустя некоторое время США, Россия и КНР, преодолев извечные опасения и открыв друг другу наработки в области развития методов экстрасенсорного восприятия применительно к военным целям, создадут группу пилотов, которые научатся буквально чувствовать положение противника и, используя свои ощущения, успешно атаковать его. Появятся и наземные группы операторов-экстрасенсов, которые смогут определять появление и траектории неизвестного противника в воздушном пространстве планеты. Но это все будет много позже.

А пока четыре уцелевших самолета крутили оборонительную спираль и одновременно начали выпускать из специальных баков сохранившиеся там с предыдущего испытательного полета остатки специальных аэрозолей, которые, по замыслу их создателей, должны были облегчить обнаружение и сопровождение противника как раз в ближнем маневренном бою. Что ж, вот сейчас и выяснится, насколько верен и хорош был этот замысел.

— Переходим на режим два работы теплопеленгаторов, подключаем лазерную подсветку. Головки наведения ракет ставим в режимы три и четыре.

Говоря все это, Леклерк не забывал по привычке каждые несколько секунд быстро оглядывать заднюю полусферу и небо над своим самолетом. Хотя какой от этого толк при бое с невидимками… Но наработанный годами навык срабатывал автоматически.

И вот облако рассеянного аэрозоля накрыло достаточно большой объем. Уцелевшие Z-39 скрылись в нем, и почти сразу же теплопеленгаторы зафиксировали три влетевших следом в облако объекта, которые вскоре, набрав при движении в аэрозоле определенный заряд статического электричества, были захвачены специальными ЭОПами.[8] Обнаружив наконец противника, пилоты решили вступить в бой, поскольку оторваться от явно более высокоскоростных и при этом не видимых с помощью обычных средств обнаружения аппаратов вряд ли удалось бы. Такие перебьют всех землян вдогон. Так что единственным способом оторваться от врага и поспешить на помощь своим было бы только его скорейшее уничтожение.

Поединок на виражах характерен тем, что каждый пытается обрести преимущество, зайдя в заднюю полусферу противника. Максимально важное значение в бою на виражах имеет скоростно-высотный потенциал самолета. Потеряли скорость — можно исправиться за счет высоты. Потеряли высоту — восполните за счет скорости. Потеряли то и другое — надейтесь на помощь своего напарника и на ошибку преследователя, потому что больше надеяться не на что.

Над самолетом Леклерка пронеслась пара «изольд», на хвосте которых плотно сидели двое противников. Третьего противника пока не было видно ни по приборам, ни визуально. «Посчитали, что и вдвоем нас всех завалят, мерзавцы», — зло подумал Леклерк и бросил свою машину в маневр. Пара «изольд» тем временем перешла в крутую «горку», завершив ее «бочкой» со снижением. За счет резкого сброса скорости самолеты второго экспериментального звена оказались метров на пятьдесят ниже в хвосте проскочивших и не успевших повторить их маневр врагов. Пара Дюпре сразу же после этого дала форсаж и, сделав «горку», произвела пуск ракет, одновременно ударив по врагу из пушек.

Противник оказался весьма достойным. Два неопознанных аппарата, проскочив мимо цели, сразу же стремительно пошли вверх, продемонстрировав чудовищную энерговооруженность своих машин. Уйдя от выпущенных по ним ракет и артиллерийских трасс, противники сделали классический, хоть сейчас в учебники по пилотажу, иммельман. Это позволило им опять получить преимущество в высоте и не потерять из виду самолеты «изольд». И теперь уже Дюпре и его ведомому пришлось попотеть. Серией маневров на пределе возможностей пилотов и машин «изольды» опять вышли на удобную для атаки позицию. Только на сей раз Леклерк и его ведомый тоже приняли участие в «потехе», поставив заградительный огонь в направлениях возможного уклонения протитвника. И с радостью увидели, как один из «призраков» вздрогнул, а потом от него отлетели куски и он, закачавшись и стремительно теряя высоту, вышел за границу заполненной аэрозолем области и исчез с экрана теплопеленгатора. Второй противник после попадания словно бы этого и не заметил и, выполнив резкий отворот в сторону атакующих его Z-39, открыл огонь. На теплопеленгаторах словно два столба света прочертили пространство. И лишь то, что пилоты первого звена ожидали чего-то подобного, позволило им избежать прямого попадания из некоего, судя по всему, лучевого оружия. Истребители ушли из-под огня противника с помощью «качелей». Охотясь за ними, враг отвлекся от второй пары Z-39, которые доказали свой высокий класс, открыв стрельбу с большими углами упреждения. Однако аппарат противника, как оказалось, имел систему вооружения не только лучевого типа и выпустил навстречу атаковавшим его самолетам второго звена ракеты. Ведомый успел увернуться, а находившийся ближе Z-39 Дюпре был поражен. Хорошо хоть, что и в этом случае пилот успел катапультироваться. И тут ситуация обострилась вновь — в бой вступил третий из противников. Ворвавшись в уже начавшее рассеиваться облако аэрозоля (из-за чего, кстати, аппараты нападавших стали фиксироваться теплопеленгаторами и ЭОПами все хуже), он сразу же выполнил классическое «седло», позволяя паре Леклерка «вплыть» в его прицел, а когда они волей-неволей достигли его расчетной точки упреждения, открыл огонь из своего лучевого оружия и «завалил» ведомого «тристанов». Тот даже не успел воспользоваться катапультой, а его самолет буквально испарился во взрыве.

Леклерк бросил самолет вниз и сразу же выполнил карбирование. Враг проскочил вперед и попал под огонь сразу обоих уцелевших Z-39. На сей раз многочисленные попадания, видимо, нарушили системы камуфлирования неизвестного аппарата, и глазам изумленных людей предстала конструкция, больше всего напоминающая увенчанного рогами птерозавра. Впрочем, уже падающий летательный аппарат врага стремительно изменял конфигурацию, на глазах превращаясь в подобие B-2 в миниатюре, а потом и вовсе в нечто типа летающей тарелки. Но все эти метаморфозы не помешали обоим землянам выпустить вслед снижающемуся врагу по паре ракет и яростно обрадоваться тому, что тот вспух огненным шаром.

Теперь, когда им ничто уже не мешало, уцелевшие в бою со страшным противником Z-39 стремительно набрали скорость и рванули в указанный им с командного пункта район, в котором, судя по отрывочным сообщениям с базы, неведомый противник уже сумел захватить находящуюся в их военном округе базу с ядерным оружием. А в воздухе над практически уже захваченной базой буквально свалившиеся с неба «призраки» успешно перемалывали остатки самолетов всех ВВС и ПВО округа. И хотя прибытие к месту боя еще двух самых совершенных аппаратов землян ничего не решало, обе машины стремились туда, где становилась реальностью одна из самых мрачных картин фантастических книг и фильмов, туда, где воины Земли вели неравный бой — скорее всего, как ни ужасно было это признавать, с инопланетным агрессором!


Внезапно раздавшийся телефонный звонок прозвучал для Пулена, как взрыв. Он вздрогнул и, пытаясь справиться с волнением, медленно поднял трубку телефона закрытой кодированной связи:

— Генерал Пулен.

— Господин генерал, говорит адъютант командующего округом полковник Рафаль. Вас вызывают на совещание на базу номер три.

— Понял вас. Вылетаю, — повесив трубку, Пулен тяжело вздохнул и отдал распоряжение готовить транспортный вертолет и два вертолета огневой поддержки, после чего, откинувшись в кресле, закрыл глаза и попытался расслабиться. Судя по всему, ему уже долго не удастся это сделать. Возможно, даже никогда.

Мысли генерала вертелись вокруг событий сегодняшнего дня. Он пытался выглядеть уверенным в себе командиром, знающим, что делать даже в такой неординарной ситуации. Но кого он пытается обмануть? Сколько себя помнит, всегда старался доказать окружающим, что ему чужды человеческие слабости. Собственно, благодаря этому и складывалась в значительной мере его военная карьера. Но лишь сегодня Фредерик понял, что свою силу он доказал кому угодно, только не себе самому. Он в один миг осознал, какая все это время лежала на нем ответственность, и ужаснулся. Впервые Пулен усомнился в том, что выбрал себе подходящее занятие. Ведь каждый должен быть на своем месте… Он подумал о племяннике и втайне позавидовал ему. Форму тот носит временно (даже Марта в глубине души это понимает), но самое главное — у него есть любимое дело, которое не давит на него, как огромный камень, наоборот, придает легкость словам и мыслям. Наверное, это немало способствует развитию интуиции… Интуиция! То, что обязательно должно быть у военного! Боже, ну почему все так несправедливо устроено в этом мире?! Везучий оболтус…

С этими мыслями генерал уже собрался покинуть кабинет, как вдруг дверь открылась и на пороге («Легок на помине», — подумал Пулен) появился Морис.

— Что происходит?

— Боевая тревога. Масштабные учения в обстановке, максимально приближенной к реальной, — Пулен старался выглядеть спокойным.

— Ты что, дядя, совсем за дурака меня держишь? — возмутился Морис. — Все секретные экспериментальные Z-39 ушли с базы — и это ради учений? И то, что вообще все самолеты ушли с базы, — это ради учений? И сообщения по телевизору о том, что, по не проверенным пока данным, атаке то ли неизвестных террористических сил, то ли вообще инопланетян подверглись военные объекты сразу большинства ведущих мировых государств, — это тоже учения? Что происходит, черт возьми, дядя?

— Успокойся, все обойдется. Это и впрямь похоже на атаку неизвестной террористической организации мирового масштаба или действия одной из мировых держав. А сейчас извини, Морис, мне некогда. Меня вызвали в штаб округа.

— И ты ничего не хочешь сказать мне на прощание? Может быть, блики на снимках не были моей блажью и теперь мы получаем этому подтверждение, а? Молчишь… Знаешь, я рад лишь одному: теперь идиотом выгляжу не я один!


— Полагаю, вы уже знаете, зачем я собрал вас здесь, — с мрачной иронией начал свою речь бригадный генерал Ламар. — То, что произошло сегодня утром… — он запнулся. — К черту официоз! — генерал произнес это тихо, но в тишине, царившей в зале, хорошо было слышно каждое слово. — Это просто катастрофа. Положа руку на сердце, каждый со мной в этом согласится. Итак, что мы имеем? Пик активности геомагнитной бури, которую и предсказывали метеорологи, пришелся на сегодняшнее утро. Из-за этого наши локаторные системы дальнего обнаружения и системы связи, включая космические, работали неустойчиво. Неизвестные летательные аппараты возникли прямо на нижних орбитах и вошли из космоса в воздушное пространство нашей планеты, по дороге неизвестным нам способом парализовав аппаратуру большинства спутников всех стран и даже перехватив управление над некоторыми из них. Поднятые на перехват истребители в подавляющем большинстве были уничтожены, как и все находящиеся на боевом дежурстве, а также поднятые в воздух стратегические ракетоносцы с оружием массового поражения (ОМП) на борту. При этом, по данным нашей разведки, во всем мире известно лишь около пятнадцати случаев, когда удалось сбить аппараты врага. Все пилоты, сумевшие поразить их и видевшие эти устройства после потери последними своей маскировки, утверждают, что аппараты противника обладают потрясающими летными характеристиками и возможностями трансформации. При этом ни одного аппарата или его обломков заполучить не удалось — судя по всему, получив критические повреждения, делающие невозможным их уход обратно в космос, эти аппараты полностью самоуничтожаются. Не удалось захватить и катапультировавшихся пилотов-пришельцев. С использованием своих средств маскировки они либо были эвакуированы, либо скрываются где-то на земле, двигаясь к нашим объектам, захваченным их сородичами. Далее, судя по параметрам поражения наших самолетов, враг использует как ракетное, так и энергетическое оружие типа управляемых плазмоидов и лазеров. Причем системы наведения чужаков позволили отразить не только атаки наших самолетов, но и большинство атак наших наземных зенитных комплексов. Установленным фактом следует считать и то, что противник использует неизвестный нам способ маскировки, делающий его летательные аппараты практически недоступными для обнаружения большинством наших систем наблюдения. Наши специалисты склоняются к версии экранов из плазмы в комбинации с полями неизвестной природы. После непродолжительных боев, которые, впрочем, стоили нам больших потерь, агрессоры ушли обратно в космос и словно растворились. При этом противнику удалось высадить десант, захватить и по настоящий момент удерживать многие из центров производства, хранения и боевой подготовки ядерного, химического и биологического оружия как европейских стран НАТО, так и США, России, Китая. И даже Пакистан с Индией они не обошли своим вниманием! При этом враг сумел сделать это практически без жертв как со своей, так и, что особенно удивительно, с нашей стороны. Наземные удары наносились также оружием, принцип действия которого нам не вполне понятен… Схемы атак по базам и местам хранения ОМП везде были одинаковы: сначала мощнейшим ЭМИ[9] противник выводил из строя большую часть электронных систем, кроме тех, которые были созданы на основе оптоволоконных кабелей и экранированных компьютеров. Практически сразу вслед за этим персонал атакованных баз, а потом и стянутые в районы высадки подразделения из соседних гарнизонов были обработаны неким химическим оружием, вызывающим мгновенный и, как потом уже выяснилось, временный — на несколько часов — паралич мышц. Одновременно противник воздействовал на все системы вооружений и защиты базы, судя по всему, биохимическим оружием, вызвавшим разрушение практически всех материалов, в составе которых, если верить ученым, есть титан, углерод, кремний, железо и азотистые соединения. Отмечу, что пораженный персонал баз и складов захватчики просто вынесли за периметры объектов и оставили лежать. Одновременно они установили свои собственные системы ПВО и наземной защиты. Причем эти системы используют что-то вроде разработанных в США прототипов так называемых интеллектуальных минных полей. Только вместо взрывов там — быстротвердеющая пена, все тот же нейромышечный токсин или вирус и некое излучение, вызывающее сильнейшие наведенные боли сразу во всех нервных окончаниях, а также разогрев кожи и поверхностных слоев мышц до температуры, близкой к коагуляции белка. А бронетехника поражается сочетанием управляемых плазмоидов, той же быстротвердеющей пены и ракет с боеприпасом типа объемного взрыва, только его компоненты действуют не в объеме, а на поверхности объектов, вызывая разрушение поверхностей почти всех механических узлов. Двигатели прекращают работать, шестерни и другие соединения разрушаются, гидравлические и пневматические приборы дают течь и тому подобное.

И все это практически мгновенно!

Кроме мест складирования и хранения ОМП атакам подверглись также крупные авиабазы, места дислокации наземных пусковых установок и морские группировки с носителями ОМП на борту. Причем если на суше враг действовал с использованием в основном оружия нелетального действия, то здесь мы понесли значительные потери. Корабли были частично разрушены воздействием все тех же управляемых плазмоидов, а также высокоточных боеприпасов объемного взрыва, только использующих качественно иные принципы и на порядок превосходящих по мощности все, что имеется на вооружении у нас. Эксперты предполагают, что подобного уровня мощности можно достичь на основании использования веществ с высочайшим уровнем дисперсии и, соответственно, поверхностной активности. По принципу действия вещества, использованные в боеприпасах, примененных для атак наземных и морских целей, являются, судя по всему, родственными и созданными на основе нанотехнологий. По данным разведки, на данный момент из строя выведены большинство наземных ракетных установок стран НАТО, включая США, Россию и Китай. Также полностью уничтожены все надводные суда и самолеты, на борту которых находилось или могло находиться ОМП, и до половины подводных ракетоносцев всех стран. И самое ужасное во всем этом то, что противник сразу, без какой-либо предварительной разведки прицельно атаковал наши объекты, так, словно заранее точно знал их месторасположение и технические характеристики систем защиты.

По залу пробежал настороженный и растерянный шепот.

— Да, господа, — продолжил Ламар, — это вызов не только Франции. Это вызов всей планете Земля.

Он хотел сказать еще что-то, но в этот момент находящийся прямо в зале дежурный офицер связи громко произнес:

— Господин бригадный генерал, сообщение из штаб-квартиры НАТО.

— Выводите на громкую связь, — приказал Ламар.

— По сообщению из России от пришедших в себя солдат одной из атакованных баз удалось получить первые описания столкновения с пришельцами. Приводим одно из наиболее характерных описаний непосредственно в записи, полученной при опросе одного из бойцов:

«Это все было как-то нереально. Я до сих пор не могу понять, почему остался жив. Когда мы начали ощущать стремительно нарастающую слабость и утратили координацию движений, лейтенант, ну, наш командир взвода, приказал всем ввести себе антидот номер пять и стимулятор. Это помогло, но ненадолго. На командном пункте, похоже, тоже успели сообразить, что дело нечисто, поскольку врубили тревогу и привели в действие все системы защиты периметра. Мы бросились на места в соответствии с боевым расписанием. Тут-то все и началось!

В небе возникли словно бы потоки нагретого воздуха, вроде того, как над асфальтом в жару. А потом вдруг на территории базы буквально прямо из воздуха возникли пандусы. И по ним заструились эти … черт их знает кто… Больше всего похоже было на то, как изображали пришельцев в фильмах из серии “Хищник” — словно практически прозрачные призраки. И двигались они очень быстро! Мы в это время еще могли шевелиться и открыли огонь, да только без толку. Правда, у кого-то из этих , наверное, повредилась система маскировки, и мы увидели здоровенное существо под три метра в высоту. Вроде как две руки, две ноги, только сгибались они как-то странно, словно у него костей вообще нет. Голова будто из плеч растет. Хотя кто его на самом-то деле разберет — этот явно в скафандре был. Навороченная такая штуковина. Он , видимо, растерялся на мгновение, когда камуфляж-то пропал. Ну а мы, хотя тоже растерялись чуток, да и эта их отрава опять уже действовала и мы вырубаться начали, но огонь на этого гада все-таки перенесли. А ему хоть бы хны… Точно — в скафандре был. И здоровый, видно, очень, поскольку даже не вздрогнул, когда в него несколько очередей из вихрей попало! А потом он начал движение… Раза в три, пожалуй, быстрее, чем обычный человек. Я до армии рукопашкой занимался у вьетнамца одного, настоящего мастера. Уж тот, казалось, быстрый был, но этому чудищу даже он, как говорится, и в подметки не годился! Пока мы пытались что-то сообразить, еще и под действием химии этой, которой они нас обработали, монстр этот мимо нас пролетел, и каждому, судя по всему, перепало, да так, что мы ничего ни увидеть, ни понять не успели.

Я понял, что он меня ударил, лишь когда ощутил, что лечу.

А потом башкой врезался в бочку с соляркой — и все, отключился. В себя пришел уже тут…»

Запись прервалась. Спустя несколько томительных секунд в динамике вновь раздался голос: «Говорит генерал Вулферсон, командующий войсками НАТО в Европе. Итак, судя по всему, можно быть окончательно уверенными, что на нашу планету вторглись пришельцы из космоса, обладающие значительным превосходством в технологиях и, похоже, в физических качествах. Атаке подверглись в основном объекты, так или иначе связанные с производством, хранением и возможным боевым применением всех видов ОМП. При этом следует отметить, что при захвате наземных объектов пришельцы проявили удивительный гуманизм, сведя наши потери в личной силе до минимума. О потерях среди самих нападавших ничего не известно. Захваченные объекты удерживаются противником. При этом прикрывавшие десант с воздуха летательные аппараты вновь ушли в космос. Никаких требований пришельцы до сих пор не выдвинули. Сейчас главы всех ведущих мировых держав ведут телефонные переговоры для того, чтобы принять соответствующие решения об объявлении состояния войны, в связи с чем по всем частям и соединениям всех родов войск НАТО вводится высшая степень боевой готовности. Приступайте к отработке директив в соответствии с планом «Тотальное вторжение».

У меня все».

Связь прервалась. В зале воцарилось молчание. Но все собравшиеся здесь люди были профессиональными военными, и привычка взяла свое даже при столь чудовищном и невероятном развитии событий. Зазвучали первые команды, и парализованная было неожиданностью и нереальностью произошедшего огромная военная машина стала стремительно набирать обороты.

Несмотря на рабочий день, улицы города были безлюдны. После вчерашней бойни, произошедшей в небе не так уж далеко от города, — видеть ее можно было невооруженным глазом, не говоря уж про бинокль или подзорную трубу, — было просто немыслимо жить по-прежнему. Никто не мог до конца поверить в случившееся. Но когда редкие прохожие смотрели с берега на Петропавловскую крепость, вернее, на то, что от нее осталось после того, как туда врезался и взорвался чудовищный, не похожий ни на что известное людям раньше летательный аппарат, было ясно: все это действительно случилось вчера в их жизни. Летящий ангел на шпиле крепости — символ защиты города, его нерушимости и вечности — лежал теперь, поверженный, на земле…

— Вот уж точно: «Быть Петербургу пусту!»

— Язык у тебя что помело, Михалыч! Прости, Господи… — набожно крестилась старушка, с укоризной поглядывая на угрюмого деда, стоящего рядом.

— А что? Говорю, что знаю! Древние-то, небось, не глупее нас были. Проклятый город! Стоял-стоял, да не выстоял…

— Неужто это возможно, чтоб ребятишками блокаду пережить, а на старости лет смерть принять не пойми от кого?

— Не знаю… Только вот незадолго до вчерашнего люди-то видели святую Ксению, — старик пристально поглядел на свою собеседницу.

— Батюшки! Да неужто блаженную Ксению Петербургскую?!

— Ее, — кивнул дед.

— Вот уж и впрямь не к добру, — сокрушенно покачала головой женщина. — Быть большой беде… Помоги нам, Господи!

— Развалили страну демократы! Армию развалили! — горячился Михалыч. — Погляди, что кругом делается! Налетели, как саранча… Нет, в наше время о таком и помыслить не могли, оборона была что надо!

— Хватил! Равняешь… Я, как вчера новости включила, решила: все, старая, умом тронулась! Такое и в страшном сне не привидится… А сегодня сказали, будто никто не знает, чего этим супостатам нужно от нас. Даже Америка не знает, понимаешь?

— Да плевал я на твою Америку, хоть бы она и вовсе сгинула! Я только вижу, что нас уже голыми руками взять можно, довели страну до ручки, разворовали! — в негодовании закричал старик.

— Окстись, полоумный! И Китай, и Францию с немцами — всех врасплох застали!

Шумно дыша и держась рукой за сердце, Михалыч смотрел вдаль, на яркую полосу заката и неожиданно тихо произнес:

— Неужто и впрямь из других миров прилетели враги?! Что ж теперь с нами со всеми будет? С ними, поди, не договоришься, с нелюдями-то…


Пребывая в полном неведении относительно своего будущего, многие уже были не в состоянии откликаться на призыв властей «сохранять спокойствие». Напряжение нарастало, грозя социальным взрывом, однако на третьи сутки люди, прильнувшие к телевизорам и радиоприемникам, услышали долгожданное: «Мы прерываем наш эфир, чтобы сообщить срочную информацию. Как только что стало известно, совершившие вторжение инопланетные захватчики воспользовались перехваченным управлением над некоторыми из земных спутников-ретрансляторов и поставили всем правительствам Земли ультиматум, переданный на основных языках планеты. Суть ультиматума сводится к следующему: земляне признают над собой власть некоего космического союза, самоназвание которого можно наиболее точно обозначить словами Федерация Миров; жители Земли также обязуются уничтожить все имеющееся в мире ОМП, разместить на планете опорные базы Федерации и поставлять необходимые для ее нужд полезные ископаемые и человеческие ресурсы. В случае принятия и соблюдения вышеперечисленных условий Федерация Миров предоставит землянам разрешенные для цивилизаций их степени развития технологии, включая медицинские, энергетические и информационные, а также установит более совершенную систему финансового управления, в частности устранив возможность уклоняться от уплаты налогов для владельцев крупных состояний. Также Федерация Миров введет квоту для обучения желающих и удовлетворяющих их требованиям землян в учебных заведениях более развитых миров. В противном случае Федерация Миров оставляет за собой право в принудительном порядке уничтожить все имеющиеся на нашей планете средства массового поражения, равно как и провести операции устрашения против тех групп землян, которые будут препятствовать исполнению воли Федерации. Если же сопротивление будет оказано значительной частью землян, то не позднее чем через два года в Солнечную систему прибудут основные силы так называемой эскадры присоединения, в результате чего войска Федерации уничтожат абсолютно все военные объекты на планете Земля, а жители планеты будут подвергнуты принудительной реморализации с помощью средств психофизического воздействия. Землянам для принятия решения отводится срок шесть месяцев с момента трансляции данного обращения».

Незваные гости подбросили землянам нелегкую задачу, найти ответ на которую было делом чести всего человечества — ведь от решения зависели миллиарды жизней…

Глава 2 Все мы люди, все мы человеки…

Большой внедорожник с хромированными дисками и тонированными стеклами остановился возле закусочной, из открывшегося окна показалась рука с сигарой, увешанная золотыми браслетами.

— Майки, зачем мы приехали на эту помойку?

— Помолчи, Джумбо, — ответил Майки, обладатель золотых браслетов, — твое дело задницу мне прикрывать, а думать буду я. Мы сюда не есть приехали, сейчас один белый подвалит, мы с ним поговорим.

— А зачем тебе с белым дело иметь? — возмутился Джумбо. — Разве мало в Бронксе своих парней?

— Джумбо, ты для меня свой, — усмехнулся Майки, — но мозгов у тебя меньше, чем у самого последнего мексиканца. Ты ящик смотришь? Про пришельцев видел? Так вот, сейчас начнется повальный бум на оружие. Люди хотят защитить себя, свои семьи и свое барахло. Один хороший белый хочет продать большую партию OICW,[10] несколько базук и еще кое-что. А мы с тобой — связующее звено между хорошим белым и простыми людьми, которые имеют право на защиту. Если мы сейчас не возьмем это дело под контроль, то сюда придут какие-нибудь макаронники или русские. А это плохо, очень плохо. Так что заткни свою черную пасть и смотри в оба!

— Круто придумано, босс, — Джумбо покачал головой, — я бы точно не допер.

— Ладно, хорош болтать, вон он идет.

К закусочной не спеша приближался человек, который на вид вроде бы ничем не отличался от местных жителей, но все равно выделялся среди них. В руке он нес большую сумку. Осматриваясь по сторонам, человек размышлял о том, что раньше даже разговаривать не стал бы с этим Майки, но теперь все резко изменилось. А пока копам не до борьбы с преступностью, самое время для такого бизнеса.

— Привет, Майки, — непринужденно произнес человек, подходя к машине. — Где говорить будем?

— И тебе привет, партнер, — вылезая из машины, ответил Майки, — пойдем, посидим в кафе.

Зал забегаловки был пуст. Пришедший сел за самый дальний столик в углу, перед этим тщательно протерев стул салфеткой.

— Боишься испачкать свой костюмчик? — усмехнулся Майки. — Правильно боишься.

— Перейдем к делу, — словно не слыша этих слов, «хороший белый» подтолкнул к Майки поставленную им под стол сумку. — Тут образцы, можешь хорошенько рассмотреть их потом. А теперь покажи деньги.

Устремившегося было к ним официанта они дружно отослали со словами «подойди попозже». Затем негр слегка расстегнул молнию на сумке и также под столом передал сидящему напротив человеку небольшой полиэтиленовый пакет. Тот положил его к себе на колени, развернул и некоторое время изучал содержимое, после чего кивнул.

— Хотел спросить: а сколько ты всего сможешь достать стволов? — прервал молчание Майки.

— Много, — без улыбки ответил человек, — это зависит от спроса. Само собой, при покупке оптом — скидка. Особенно для постоянных клиентов.

— Вот это мне нравится — настоящий деловой подход! Думаю, я стану твоим постоянным клиентом. За это надо выпить. Эй, дружище, вот теперь иди сюда! — радостно изрек Майки, взмахом руки привлекая внимание официанта.

Уже с утра в секретариате генерального секретаря ООН начались звонки. И немудрено — сегодняшнее заседание могло стать последним в истории ООН, и некоторые главы государств прилетели лично, надеясь не допустить этого, в связи с чем в секретариате царили некоторая нервозность и суета.

— Господин секретарь, выпейте зеленого чаю, — верная помощница видела волнение своего начальника, — вам надо успокоиться перед заседанием.

— Спасибо, Бетти, — вздохнул тот. — Больше всего я боюсь не ответственности за решение, а того, что начнется обычный балаган: каждый постарается повернуть ситуацию в свою пользу.

— Господи, о какой пользе тут можно думать? — удивилась Бетти. — Мы же все на краю пропасти!

— Уверяю вас, — с грустной улыбкой ответил генеральный секретарь, — я слишком долго был в политике и знаю, что всегда найдутся желающие, как говорится, половить рыбу в мутной воде. Ладно, еще раз спасибо за чай. А теперь — в бой.


В зале царило странное настроение — одновременно возбужденное и подавленное. Поскольку пришельцы атаковали практически все развитые страны мира, участникам заседания было что обсудить. При этом каждый имел свое особое мнение по поводу случившегося и, естественно, хотел его высказать, рассчитывая убедить остальных в том, что именно он прав. Генеральный секретарь, поднявшись на трибуну, некоторое время молча вглядывался в лица сидевших. Вот делегация США. Американцы, как всегда, уверены, что смогут протолкнуть любое выгодное для их страны решение и что в конце концов, как это делалось уже не раз, можно обойтись и без санкции ООН. Рядом китайская делегация — одна из немногих, с кем вынуждены, особенно после морского инцидента двухгодичной давности рядом с Тайванем, считаться даже Штаты. От представителей КНР всегда можно ожидать какой-нибудь пакости, и на компромисс они идут весьма неохотно. Неподалеку от них сидят делегации Австралии и Новой Зеландии. Европейский Союз, кроме своего секретаря, представлен главами всех крупнейших стран, рядом Россия, а дальше делегации стран Латинской Америки, в последнее время набравшей силу и создавшей по образцу ЕС свой Южноамериканский Союз. Затем идут делегации стран Африки и разных островных государств, среди которых и представитель родины самого генерального секретаря ООН.

— Уважаемые коллеги, — начал он свое выступление, — я шел к вам с заготовленной длинной речью, но сейчас понял, что обычная форма ведения заседания сегодня не годится. Предлагаю перед лицом беспрецедентной опасности оставить амбиции, поскольку сейчас от каждого из нас по отдельности и ото всех вместе зависит, быть виду гомо сапиенс или не быть. Желающие выступить и высказать свою точку зрения на произошедшее, помните о времени. Слово будет предоставлено всем в порядке поданных заявок.

Первым на трибуну взошел представитель Бразилии.

— Я выступаю не только от одной своей страны, — заговорил он, оживленно жестикулируя. — Как председатель Южноамериканского Союза я выражаю также мнение большинства латиноамериканских стран. Все мы уже неоднократно видели ультиматум, предъявленный пришельцами, все поняли, чего они хотят и что они дадут нам взамен.

Моя страна, как и большинство других, не имеет ядерного оружия, у нас нет и иных видов ОМП. Да и по уровню жизни мы сильно отстаем от развитых стран, которые под прикрытием международной торговли и свободной конкуренции забирают у нас гораздо больше, чем дают. Поэтому нам условия пришельцев из космоса кажутся вполне приемлемыми. Они желают отнять у нас то, чего у нас и так нет, и дать взамен то, что нам необходимо: вдоволь еды, избавление от болезней, устранение энергетического кризиса и возможность посылать наших детей учиться в другие миры с гораздо более высоким уровнем развития. Если условия пришельцев будут приняты, пострадают лишь амбиции так называемых развитых стран, поскольку, лишившись своего военного потенциала, они не смогут больше навязывать свои условия другим странам, таким, как те, что входят в наш Союз, и должны будут платить нашим рабочим те же деньги, какие платят за такую работу своим. Поэтому сопротивление пришельцам приведет к войне, в которой бедные страны будут воевать не за свои интересы, а за интересы богатых. Тем более что в случае (гипотетическом, замечу), если даже удастся одержать победу над инопланетянами, большинство заслуг так называемые демократические страны припишут, естественно, себе и на этом основании станут помыкать всеми остальными еще больше. Поэтому нам представляется странным воевать за то, чтобы закрепить или даже усугубить существующий порядок вещей. Тем более что угроза пришельцев в случае сопротивления провести тотальное «промывание мозгов» выглядит куда грознее условий принятия ультиматума. А вероятность победить, как я уже говорил, эфемерна, поскольку бахвалящиеся силой перед нами, своими соседями по планете, развитые страны оказались колоссами на глиняных ногах, которые ничего не смогли противопоставить мощи пришельцев. В силу всего сказанного мною выше для нас, стран Южноамериканского Союза, условия пришельцев выглядят как минимум не хуже, чем те, на которых с нами «сотрудничают» сейчас страны «Большой семерки». Она только формально стала «девяткой», но всем понятно, что роли России и даже КНР в ней второстепенны. Иными словами, наш Союз за принятие ультиматума. Спасибо за внимание.

В зале поднялся шум, никто не ожидал столь эмоционального и резкого заявления. Генеральный секретарь и сам не был готов к такому повороту событий. Правда, слухи о том, что некоторые страны, особенно из числа тех, которые почти не подверглись атаке из космоса, готовы принять условия ультиматума пришельцев, уже ходили. Но сейчас публичное заявление об этом главы Южноамериканского Союза произвело эффект разорвавшейся бомбы. Планета разделилась на два лагеря — богатых и бедных. И самое ужасное было в том, что ведь во многом-то бразилец оказался прав!

— Слово предоставляется представителю Великобритании, — стараясь заглушить гул, объявил генеральный секретарь. — И поменьше эмоций. Не стоит накалять обстановку, она и без того уже приближается к точке плавления.

Представитель бывшей империи, в которой «никогда не заходило солнце», решил выступить со своего места, не выходя на трибуну.

— Мы не разделяем позицию Бразилии, — начал сэр Монтегю. — Столь явная агрессия со стороны пришельцев не может быть миротворческим актом. Они ворвались в наш дом с мечом. Несмотря на ощутимое в данный момент превосходство агрессора, объединившись, мы, я уверен, найдем, чем ему ответить. А «подарок», предложенный в ультиматуме и столь прельстивший жителей Латинской Америки, — это троянский конь! Нас постепенно ассимилируют и поглотят. Спустя некоторое время наши потомки уже и не вспомнят, что они земляне. И это еще в лучшем случае! А в худшем они, став низшей кастой в космической империи пришельцев, проклянут нас, сдавшихся без боя. При любом раскладе это будет означать конец нашей цивилизации. Надо бороться любыми силами и средствами, объединить все силы, весь научный и технический потенциал планеты для борьбы с пришельцами. Пусть мы поначалу потерпели поражение, но мы в силах дать отпор, если направим все имеющиеся у нас средства на борьбу. И сделаем это все вместе!

В зале поднялся еще больший шум, кое-кто уже начал вскакивать с мест и что-то скандировать на своем родном языке. Особенно громко кричали, причем в поддержку мнения англичан, представители стран Ближнего Востока. «Вот он — классический пример поговорки “Своя рубашка ближе к телу”, — подумал генеральный секретарь. — Эти шейхи и эмиры боятся, что пришельцы снабдят нас новыми энергетическими технологиями, и тогда они потеряют сразу все свое богатство и влияние».

— Прошу тишины, — обратился он к залу. — И давайте говорить по существу, а не упражняться в демагогии. Нужно не эмоциональное сотрясание воздуха, а конкретные предложения! Слово имеет Президент России.

— Уважаемые дамы и господа, — начал со стандартного обращения лидер по-прежнему самой большой по территории страны мира. — Обе представленные только что позиции выражают две полярные точки зрения. А может, стоит попытаться найти компромиссный вариант? Предложим пришельцам вступить в переговоры относительно условий ультиматума, попытаемся оттянуть время, но ни в коем случае не станем сразу же соглашаться. Это даст нам возможность понять, чего они хотят и что кроется за их «подарком». Ведь мы не знаем, что это за существа, какой логикой они руководствуются. В то же время проведение широкомасштабных боевых операций сейчас очень рискованно — мы попусту истратим все ресурсы и, когда придет время настоящей битвы за Землю, — а оно придет обязательно, окажемся ослабленными. А вот провести, как говорится, разведку боем, под видом вылазок экстремистски настроенных частных групп граждан — это можно и нужно будет попробовать, чтобы прощупать сильные и слабые места противника. Главное — не надо сломя голову бросаться в бой прямо сейчас. У нас ведь есть еще время подумать. Только его надо использовать по максимуму, забыв о территориальных либо экономических претензиях друг к другу. Иначе мы не заметим, как наш дом займут пришельцы, а нас превратят в своих зомби. У меня все.

Генеральный секретарь усмехнулся про себя хитрости русского — тот, собственно говоря, отодвигал решение вопроса на будущее, но в данной ситуации это, наверное, единственное, что не позволит расколоть планету на два лагеря и в то же время даст надежду найти выход из столь сложной ситуации. Впрочем, надо еще узнать мнение как минимум трех стран — США, Германии и КНР, тем более сейчас как раз очередь Северной Америки. От нее тоже выступил президент.

— Мы согласны с компромиссным вариантом решения данной проблемы, — сразу начал этот импозантный мужчина, представитель Демократической партии США, — предложенным президентом России. Думаю, даже представители Южноамериканского Союза и КНР признают, что в данном случае, когда действительно важно реально оценивать возможности, а не тешить свои амбиции, именно США должны быть той страной, которая будет координировать действия всей планеты. Я вполне допускаю, что такое не всем понравится, но прошу расценивать это не как попытку узурпировать власть, а как реальную оценку даже не экономического, а военно-технологического и научно-технического потенциала моей страны. Надеюсь, что мои слова найдут понимание.

«Ага, координировать, чтобы в случае успеха забрать себе все лавры», — усмехнулся про себя генеральный секретарь.

А президент США тем временем завершил свою речь энергичным призывом ко всем собравшимся вспомнить о благоразумии и не идти на поводу у экстремистов.

После американца выступили председатель ЦК КПК и канцлер Германии. Оба поддержали предложение, сделанное Россией, но при этом высказали мнение, что координацию общемировых решений надо возложить на специальный коллегиальный орган из представителей всех стран, а в отдельных регионах поручить это тем странам, которые являются их неформальными лидерами. При этом хитрые китайцы сразу же, дабы избежать возможных споров и осложнений, предложили, чтобы в странах Азиатско-Тихоокеанского региона руководство реализацией плана тоже было поручено коллегии, в которую войдут они, японцы, представители Единой Кореи и Малайзии.

— Итак, — снова взял слово генеральный секретарь ООН, — мы выслушали мнения, причем очень разные по своей сути. Пока у нас еще есть время и не требуется вынести однозначное решение, принять или нет условия ультиматума. Но настанет час, и придется ставить данный вопрос на голосование. Поэтому уже сейчас предлагаю обсудить следующее предложение: голосование по столь глобальному вопросу должно происходить таким образом, чтобы голосующий представитель той или иной страны имел не один голос, а число голосов, пропорциональное численности населения его страны по отношению к численности населения всей нашей планеты, естественно, с определенными поправочными коэффициентами на экономическую и техническую мощь этой страны. Полагаю, такой подход позволит создать действительно справедливые условия для проведения общепланетного голосования. Поэтому предлагаю всем странам создать специальную совместную международную группу для разработки этих поправочных коэффициентов и порядка их исчисления, хотя от всей души надеюсь, что до этого не дойдет и мы решим возникшую проблему в рабочем порядке.


Телевизор иногда шел полосами и шипел — это ветер качал простенькую самодельную антенну, мешая и без того плохому приему. Здесь, в Архангельской области, на севере России, в одном из монастырей все его обитатели собрались смотреть новости.

«Результаты опросов общественного мнения, проведенные в различных странах, следующие: около 55 % всех опрошенных против принятия ультиматума, почти 20 % готовы пойти на переговоры с пришельцами, примерно 25 % затрудняются в данный момент ответить. Примечательно, что жители экономически малоразвитых регионов планеты настроены согласиться с требованиями агрессоров. Стоит отметить, что если бы не жители КНР и Индии, еще помнящие историю колониального порабощения их стран, то процент согласных на условия ультиматума мог бы быть гораздо выше. Итак, — подвел итог диктор, — ситуация сложилась неоднозначная. Хотя более половины опрошенных не приемлют ультиматума, существует значительная прослойка колеблющихся. От их мнения в дальнейшем может зависеть очень многое. Почему эти люди не смогли четко выразить свою позицию? Этот вопрос я хочу задать нашему постоянному гостю и аналитику…»

Сильный порыв ветра сбил настройку, и картинка исчезла. Настоятель монастыря отец Михаил вздохнул и выключил единственный в монастыре телевизор.

— Вот так, братие, — покачал он головой, — не знаю, верное или нет решение приняли власть предержащие, но тяжкие времена не за горами.

— А что плохого в том, что они самое страшное оружие, от которого жизнь на земле закончиться может, возьмут и уничтожат? — удивленно спросил инок Александр, самый молодой из всех. — К тому же технологии дадут новые, может, голод и болезни исчезнут. Не этого ли и Господь хочет?

— Ох, не знаю, — с сомнением в голосе ответил отец Михаил, — Господь ли нам сие дает или это подарок диавола, от которого зло еще большее произойти может. Соблазнился же Адам подарком змия и познал несчастия.

— Отче Михаил, — спросил один из монахов, — вы же в миру ученым были, скажите, что это за пришельцы такие и зачем им нам помогать.

Настоятель усмехнулся в бороду и невольно припомнил то время, когда он работал в одном секретном «ящике» и занимался проблемами «вероятностного моделирования поведения больших социотехнических систем при столкновении с иными формами жизни», а проще говоря, теоретизировал на тему контакта с инопланетным разумом. Лет за десять до развала «великого и могучего» тему закрыли, а некоторых особо посвященных в нее ученых отправили заниматься другими темами подальше друг от друга, взяв с них дополнительно подписку, чтобы не болтали лишнего. Фактически это была ссылка. Михаила Викторовича Биткина тогда отправили на одну из приполярных станций наблюдения за космическими объектами, где и промариновали несколько лет на работе над второстепенными, не имевшими никакого особого научного либо прикладного значения темами. Один из бывших кураторов того самого «ящика», в котором Михаил работал, достигнув высокого поста в Министерстве обороны, вспомнил о понравившемся ему молодом ученом и поспособствовал его переводу на научно-исследовательское судно «Академик Мстислав Келдыш», где тот, уже будучи не столь молодым, и проработал до самого начала нового века. С тех пор много воды утекло, но отец Михаил ничего не забыл.

— Есть теория, что разум, дойдя до определенной степени развития, приобретает иные моральные установки. Кроме того, теоретически возможно существование разума, основанного на принципиально иных типах логики и иных способах восприятия мира, нежели те, которые привычны для нас, — начал он объяснять собравшимся в зале монахам и послушникам. — И поэтому подходить к пришельцам с точки зрения человеческой мотивации нельзя. Возможно, они и в самом деле хотят нам помочь — даже столь жестоким способом. Это как зверю больному, допустим, операцию делают, чтобы жизнь сохранить, а он думает, что ему зло причиняют, так как не знает, какая угроза нависла над его жизнью в целом.

Так и здесь: у нас насильно отбирают то, от чего мы можем сами погибнуть, — ядерное оружие и тому подобное. Вот только уж очень хорошо пришельцы нас изучили и все просчитали. Так что либо они схожи с нами по общему направлению развития интеллекта и морали, либо в космосе и впрямь преобладают расы гуманоидного типа. А может быть, эта звездная империя столь разнообразна по своему составу, что ее лидеры обладают огромным опытом общения и могучим интеллектом, позволяющим им оперировать так называемой многомодальной логикой. В общем, только время покажет, чего они хотят на самом-то деле. А нам пока остается только молиться.

Мягкий полумрак, негромкая музыка, аромат дорогих сигар и никаких случайных посетителей — именно в таком месте сенатор Хинцельман любил проводить субботние вечера. Закрытый клуб «Белая голова» в Вашингтоне являлся не просто местом отдыха — это был своего рода мини-конгресс, где сенаторы могли неофициально обсудить последние события и свои решения.

— Мне кажется странным, — сказал Хинцельман, продолжая начавшийся еще в стенах Сената разговор, — что, как заверяют военные, наша техника способна на равных противостоять агрессору. Вы же сами, Джеймс, говорили мне об этом.

— Я выразился не совсем так, — покачал головой конгрессмен, в прошлом генерал ВВС. — Как известно, потенциально мы можем бороться с инопланетянами. Яркий пример тому — их сбитые летательные аппараты, пусть и


Содержание:
 0  вы читаете: Война Инь : Константин Утолин  1  1. США, секретный объект АНБ : Константин Утолин
 2  2. Москва. Аналитический центр ГРУ ГШ : Константин Утолин  3  3. США : Константин Утолин
 4  4. Москва : Константин Утолин  5  5. США : Константин Утолин
 6  6. Челси, пригород Лондона. Одна из европейских баз Предтеч : Константин Утолин  7  7. США, пригород Хьюстона. Десять недель спустя : Константин Утолин
 8  1. США, секретный объект АНБ : Константин Утолин  9  2. Москва. Аналитический центр ГРУ ГШ : Константин Утолин
 10  3. США : Константин Утолин  11  4. Москва : Константин Утолин
 12  5. США : Константин Утолин  13  6. Челси, пригород Лондона. Одна из европейских баз Предтеч : Константин Утолин
 14  7. США, пригород Хьюстона. Десять недель спустя : Константин Утолин  15  Глава 1 Неожиданный визит с неприятными последствиями : Константин Утолин
 16  Глава 2 Все мы люди, все мы человеки… : Константин Утолин  17  Глава 3 Тайное знание, незримая сила… : Константин Утолин
 18  Глава 4 Разведка боем : Константин Утолин  19  Глава 5 Хороший анализ — залог хорошего пищеварения. И не только : Константин Утолин
 20  Глава 6 Чего бы такого сделать плохого? : Константин Утолин  21  Глава 7 Патриоты и инсургенты : Константин Утолин
 22  Глава 8 Во многой мудрости много и печали, и умножая знания, преумножаем скорбь… : Константин Утолин  23  Глава 9 Прикладная этология : Константин Утолин
 24  Глава 10 Китаец — он и в Африке китаец : Константин Утолин  25  j25.html
 26  Глава 12 Долго боролся, противился господу зверь-человек…[25] : Константин Утолин  27  Глава 13 Конец нашествия : Константин Утолин
 28  Эпилог : Константин Утолин  29  Приложение 1 : Константин Утолин
 30  Приложение 2 : Константин Утолин  31  Использовалась литература : Война Инь
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap