Фантастика : Социальная фантастика : Глава 15. Развалины свободы : Юлия Васильева

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24

вы читаете книгу




Глава 15. Развалины свободы

Объедкова мы сгрузили около комендантской и недоверчиво проследили за тем, как он входит в здание. Неизвестно, выполнит ли он то, что обещал. Если даже мне полная изоляция резервации казалась немыслимой, то какой она покажется мэру города? По крайней мере больше мы сейчас сделать не можем.

На обратной дороге мобильник Фрэя пронзительно заверещал, разрушив тишину, повисшую в салоне. Мне было слышно, как включенная трубка разразилась какими-то выкриками и бранью. Фрэй побледнел и бросил в телефон:

– Сейчас буду, – он резко вывернул руль, и мы свернули с дороги, чтобы ехать совсем в другом направлении. К счастью, в резервации почти нет дорожного движения, поэтому вероятность столкнуться с кем-то была минимальной.

Я обеспокоенно взглянул на друга, и тот ответил, не дожидаясь вопроса:

– Теперь взялись за наших. Лопоухого нашли прямо на набережной, за мусорными контейнерами.

– Это дело рук западных уродов! Оспа, наверняка, первый и постарался! – Зило позади так сжал переднее кресло, что меня даже немного откинуло.

– Успокойся! – Медяк с трудом заставил его сесть.

– Очень маловероятно, что это они, – я знал, Фрэю сейчас довольно сложно держать себя в руках. Он стоял горой за своих людей. И если кто-то лишь слегка пощипал западную группировку, то у нас у нас он одним махом оттяпал жизненно-важный орган.


На набережной было людно. Кто-то умудрился вызвать полицию. И самое удивительное – она приехала. Раньше нас. Но еще удивительнее было то, что здесь расположились журналисты, да не одна какая-то задрипанная телекомпания, а сразу несколько машин с разных каналов. Никогда и ни один труп в резервации не вызывал такого ажиотажа. Происходящее было поистине сюрреалистичным.

Мы вышли из машины, но никто не стремился протискиваться в эту воронью стаю. Рядом какая-то женщина в темном костюме, с зализанной до последнего волоска прической говорила на камеру:

– …похоже, резервацию накрыла новая волна преступной активности…

С другого конца улицы кислого вида мужик, плюясь в микрофон, кричал, буквально уничтожая оператора своей желчью:

– Имеет ли отношение данное жестокое убийство ко вчерашнему происшествию в клубе? Как проводят свои криминальные разборки мутанты? Что делать дальше с резервацией? Все это и другие вопросы мы обсудим в нашем вечернем шоу. Не переключайтесь – сенсация рядом!

– Шакалы! – Фрэй ударил ладонью по машине.

Через толпу привлеченных скорее даже не самим убийством, а тем, что оно вызвало такой ажиотаж у материковых, людей к нам протиснулся Вито.

– Они приехали буквально через пятнадцать минут после обнаружения тела, мы едва успели убраться, чтобы не попасть в руки полиции или под телекамеры.

– Кто их вызвал?

– Понятия не имею. Труп обнаружили местные, но они сообщили только в ближайший клуб, и в любом случае в полицию звонить бы не стали.

Полиция же развернулась вовсю. Словно показательные учения. Место огорожено желтыми лентами. Даже скорая подъехала, чтобы увезти тело, но не сразу в крематорий, а сначала на материк. Зило, что рвался мстить западной группировке, притих, глядя на такую непривычную картину.

– Что с Лопоухим?

– Зарезали. Причем довольно жестоко. Материковые даже развивают версию маньяка. Если они раскопают, чем он занимался, то обделаются от восторга.

Еще бы: Лопоухий вел финансовые дела нашей группировки. Бухгалтер в прошлом, попавшийся на том, что ради наживы мысленно толкал шарик на рулетке в казино – практически бесценное для нас приобретение, учитывая тот размах, с которым начинал вести дела Фрэй.

Если раньше я был не уверен в такой уж крайней необходимости введения чрезвычайной ситуации, то сейчас закрыл бы ворота немедленно, предварительно вытурив наружу всю эту сбежавшуюся на падаль толпу. События развивались нехорошо, и что-то мне подсказывало, что будет еще хуже. Дайте только несколько дней.


К концу дня Оспа позвонил в общий дом и попросил Фрэя прийти к причалу на территории западной группировки. Встреча не состоится, если мой друг приведет с собой больше десяти человек. Хорошо хоть оставил немного свиты "королю". Ни слова о том, будет ли Дэвон, не прозвучало.

– Инк, пойдешь со мной? – как-то чересчур беспечно спросил Фрэй.

– Ты собираешься идти? Это же может оказаться подставой.

– Пойдем поговорим – они и сами еще не разобрались в том, что происходит. Так ты идешь?

– Иду, если надо. Кто еще?

– Никого. Зачем? Если это действительно западня, десятерых они уделают так же легко, как и двоих. Идем.

– Сейчас?

– А чего тянуть?

Он подхватил куртку и вышел из общего дома так же легко и беспечно, будто собирался на прогулку. В этом состоянии кажущейся бездумности он пребывал всегда, когда принимал решение, которого уже не изменить. Если он решил сегодня умереть, то я пас.

Ситуация в резервации напоминала мне желе: дрожащая, неустойчивая, толкни – пойдет волнами, и неизвестно еще вернется ли в прежнюю форму, или, разорвавшись, растечется по тарелке. Если бы был жив Монах, уверен, мы смогли бы договориться, и даже начать некоторое сотрудничество против внешней угрозы. Но сейчас, когда они раздроблены, бесполезно объяснять, что все убийства – это не наше наступление на чужую территорию.

Фрэй не взял машины, а молча и методично мерил разбитый асфальт длинными ногами. Его шаг никак не вязался с напускной беспечностью. Не знаю, для кого он постоянно разыгрывает свои маленькие спектакли, но меня не проведешь. Я уже давно понял, что по юношескому азарту мой друг взвалил на свои плечи больше, чем мог бы унести. И с каждым шагом эта ноша делалась все тяжелее, но из гордости или заносчивости он никогда не будет ее с кем-то разделить. Так можно идти, может быть, даже достаточно долго, но потом ты все равно упадешь и будешь раздавлен этим нечеловеческим весом.

Если набережная за последние годы поменялась значительно, то чем дальше от нее уходишь, тем больше встречается именно старых улиц, с их затертыми, расцвеченными разного рода грязью, стенами, с кабелями и электропроводкой, что зачастую вылезают на фасад домов, с плесенью, которая, казалось, в темноте передвигается по поверхностям, но стоит приглядеться – и это оказывается всего лишь игрой теней. Здесь почему-то постоянно не просыхал асфальт, вода сочилась из всех щелей, капала со зданий, сбегая в подвалы. В некоторых местах улицы становились настолько узкими, что от стены дома по одну сторону можно было достать до дома на другой стороне, всего лишь протянув руку. В этих переулках неба практически не видно: оно прячется за переплетениями проводов, пересечениями труб и тряпками, что вывешивали наружу сушить несчастные обитатели клоаки. В основном это были непритязательные китайцы, но много и таких, что просто не могли позволить себе любое другое жилье.

Ничего не изменилось. Монах, в отличие от Фрэя, не хотел ничего менять. Зачем сносить лачуги? Когда-нибудь они сами развалятся под напором времени, и на их месте вырастут новые, точно такие же.

Мы не стали сворачивать в эти узкие кварталы, из которых то и дело слышалась китайская трескотня, плач ребенка – такой нереальный звук для резервации – и чья-то ожесточенная ругань. Короткий путь – не всегда самый приятный.

На пристани мертвые волны мерно плескались о сваи. Запах тины. Заржавевшие до буро-коричневого цвета поручни. В таком виде все существует уже очень давно, но теперь картина вызывала во мне еще и другой отклик: бесстыдно улыбающиеся трупы, примотанные к забору. То, что так ярко и безжалостно показывал мне Бор.

Нас уже поджидали. Как я и предполагал, их было гораздо больше десятка, а сколько еще пряталось за соседними зданиями, могла подсказать только моя эмпатия. Мало того, Дэвона среди них не было. Люди, собравшиеся на пристани, и близко не стояли к верхушке, некогда заправлявшей западной группировкой.

– О, да мы с тобой популярны, – присвистнул Фрэй, увидев такую встречу.

Вот только вряд ли нас будут купать в аплодисментах. Я попытался прощупать их еще до того, как мы подойдем слишком близко, но не ухватил ничего определенного. Многие просто не знали, зачем они здесь. Других мучило любопытство и неизвестность. Некоторые хотели показать, что они что-то значат. И лишь в немногих тлела настоящая злость и агрессия. Самое страшное, что именно эти немногие могли зажечь всю толпу.

Но было и кое-что еще, что они старательно прятали и друг от друга, и от самих себя. По привычке я сразу же передал свои ощущения Фрэю – он всегда распоряжался моим даром лучше, чем я сам.

– Если все пойдет хорошо, многие могут переметнуться на нашу строну.

Друг кивнул, словно тоже это подозревал.

Да, эти люди тайно и скрытно, но от того не менее отчаянно, хотели защиты. Как странно, что за стальными мышцами, натянутыми жилами и изрезанной шрамами кожей иногда скрывается нечто мелкое и трепещущее за свою шкурку, ищущее покровителя, который взял бы его под свое крыло. Им было все равно – Фрэй ли убил их людей, или это сделал кто-то другой. Главное – найти безопасное и сухое место. А место около главаря восточной группировки после смерти Монаха было одним из самых безопасных, по их мнению.

– Я смотрю, Захария, ты любишь большие компании, – Фрэй свободно подошел к группе, беспорядочно сгрудившейся на причале – еще один признак разобщенности. В его фигуре не было и капли напряжения, не говоря уж о страхе, словно он входил в бар к своим друзьям. – А вот место мог бы выбрать и поуютнее.

При этих словах Оспа вздрогнул, только сейчас заметив наше появление, а затем и вовсе застыл, увидев, что нас всего лишь двое.

– А я не на свидание приглашал, – несмотря на браваду, он немного запинался. – О чем ты хотел поговорить?

– Если не ошибаюсь, поговорить хотел ты. А мне надо было видеть Дэвона. Где он? Где вообще прячется вся ваша верхушка? Барон? Ящер? – Фрэй обвел взглядом собравшихся, и казалось, что вслед за его взглядом по людям идет ропот: они переговаривались, оглядываясь друг на друга. – Кто и когда видел их в последний раз?

Оспа совсем растерялся, но затем какая-то злость мелькнула у него на лице:

– Может, ты их и пришил, а Красноволосый?

Лидер восточной группировки рассмеялся густо, обидно:

– Если бы это сделал я, то не молчал бы об этом. А пока значит, валандаетесь как бесхозная скотина, которую некому накормить? Вы знаете, что происходит с бесхозным скотом? Его задирают волки! – он неожиданно резко замолчал. Я испугался, что Фрэй перегнул палку, и сейчас на нас выльется шквал протеста. Но тишина была глубокой, никто не шевелился, все смотрели на него, и мой друг продолжил всего одной фразой. – Волки среди нас.

Боевики зашептались, загудели. Я уловил смутное настроение: "Он прав!", но оно перекрывалось толстым слоем недоверия, так что никто не осмелится сказать этих слов вслух.

– Ты хочешь убедить нас, что не трогал никого с западной стороны? – Оспа сплюнул и вытащил охотничий нож из кармана, но не успел сделать и одного угрожающего движения, как уже смотрел в дуло револьвера Фрэя.

– Я никого и ни в чем не пытаюсь убедить. Вам лучше моего известно, что никто из моих ребят к этому не причастен. Я не угрожаю и никого не зову. Но если кто-то решится перейти ко мне – не откажу.

Он опустил револьвер и, нисколько не заботясь о том, что будет делать Оспа со своим ножом, развернулся к нему спиной и пошел прочь. Я напрягся: если этот запуганный бандюк все же на что-то решится, то я должен поймать его эмоции заранее. Вечно так: Фрэй разыгрывает крутого, но охранять его спину приходится мне. Хотя Оспа не двинется с места. Никто из них не двинется. Лидер восточной группировки не зря стоит наверху – он силен и харизматичен, он вызывает желание идти следом. И я пошел за ним, глядя, как в темноте посверкивает красный хвост.


Но мирного обратного пути все же не вышло. В переулке я замер, словно меня кто-то пригвоздил сверху. Понадобилось всего несколько секунд, чтобы понять, что это чей-то взгляд. Фрэй тоже затормозил, перестав слышать мои шаги позади себя. И не дожидаясь, пока я скажу хоть слово, но повинуясь какому-то своему внутреннему инстинкту, поднял голову вверх. Да, смотрели именно сверху. Это был такой знакомый взгляд, столько лет наблюдавший за мной и моими друзьями, пока мы тренировались на складе. Достаточно, чтобы запомнить этот необычный сплав звериного и человеческого, почувствовать даже его дальний отголосок на этой раздолбанной улице.

– Это Дэвон, он где-то здесь, наверху, – сомнений быть не могло. Я тоже поднял голову, но, конечно же, ничего не увидел – уже давно стемнело, а в западной части не знали, что такое уличное освещение.

Он наблюдал за нами. Возможно, даже все время. Только издалека, так что я не мог ухватить даже отголоска его флера.

– Он уже знает, что мы его заметили? – спросил Фрэй.

Я покачал головой.

– Отлично, давай еще прогуляемся, пока он не спустится на землю.

Фрэй прав. Дэвон многому научился у Спарты – если захочет убежать, в темноте по крышам нам его не догнать.

Мы пошли дальше, будто и останавливались только засмотревшись на блеклую, еще не до конца вышедшую луну. Постепенно здания расступались, обнажая впереди массив сплошной черноты. Отсутствие света было таким полным, что казалось, будто ты уперся в стену, обозначавшую край мира. Но до края мира нам было еще далековато: при приближении можно было заметить разорванную сетку забора, выцветшие таблички и полуразвалившуюся будку на входе. Да, у нас могла бы быть своя достопримечательность, если бы сами по себе мы не являлись самой большой достопримечательностью города. Развалины венецианской крепости возвышались на территории резервации как неуместное напоминание об истории, частью которой мы тоже когда-нибудь станем. Сдается мне, эти венецианцы вообще были шустрыми ребятами – наследили своими постройками по всей Европе. Только другие города охраняют их как национальное достояние, у нас же древние стены выброшены как будто за ненадобностью. Когда только вставал вопрос о том, где организовывать особую изоляционную зону, наличие на этой территории старинной крепости никого не смутило – ну и что, любой желающий с материка все равно сможет зайти в резервацию и осмотреть руины, если уж ему так интересно. В реальности же с каждым годом желающих становилось все меньше и меньше, а теперь и вовсе никому не было дела до развалин. Еще во времена Кербера их начали использовать для тренировок. Сейчас… сейчас это было единственным местом в резервации, с которого видны звезды…

Фрэй распахнул скрипнувшую калитку и прошел внутрь огороженной территории. Кинул на меня вопросительный взгляд. Я как можно незаметнее кивнул – Дэвон не отставал от нас. Конечно, наши действия выглядели крайне подозрительными, и проход к крепости должен был только подогреть его любопытство. Он пойдет за нами. Оставалось только поймать нужный момент.

Мы поднялись по истертым, рассыпающимся ступеням, иногда как будто исчезавшим в стене и нисколько не отличавшимся от куска зеленоватой скалы, на которой находилась крепость. Чувствовать под ногами застывшее в камне время было также безумно, как оставлять исторический памятник за границами цивилизованного мира. На правой стороне очень хорошо сохранилась кладка, к которой был прислонен огромный валун. Я знал, что если присмотреться к нему при свете или провести руками по поверхности, то проступит изображение грифона, попирающего истертое нечто когтистой лапой. На этом осколке какого-то старинного герба сохранилось только одно слово, и словом этим была "свобода".

Мы забрались на самую высокую точку – к основанию флагштока, где давно уже не было никакого флага. Отсюда хорошо просматривалось русло Стикса и огни города, облепившего реку по бокам, как сотни плотоядных светлячков. Я чувствовал Дэвона совсем рядом, словно он дышал над моим ухом – похоже на дыхание гончей, или нет, скорее уж добермана… Он не только хотел знать, чем мы занимаемся, его гнали ненависть и страх – одни из самых сильных маркеров. Они высвечивались над ним как разноцветные флажки, и я бы не смог потерять такого преследователя даже в самой кромешной тьме.

Сейчас Дэвон находился примерно на уровень ниже нас. Фрэй подобрался – противник явно попал в поле действия его органов чувств. Теперь он тоже знал, что здесь кто-то есть, а не слепо доверял моему дару. Одного взгляда хрустальных глаз и на секунду поднятого барьера хватило, чтобы передать мне некий неоформленный мысленно посыл, который все же позволил нам действовать слаженно.

Фрэй как будто бы просто сделал шаг вперед за пустой флагшток и тут же ухнул вниз, мелькнув лишь смазанной тенью. Я отступил, развернулся и тоже сиганул с этого выступа туда, где по моим расчетам должна была находиться выдающаяся площадка нижнего яруса. Если мои ощущения не врали, Дэвон окажется точно между нами.

Бесшумного приземления не вышло – камни под ногами крошились от старости и шуршали не хуже гравия. К счастью, в бесшумности не было смысла: Фрэй уже успел спугнуть нашу зверушку. Я увидел две тени заметавшиеся по площадке, а затем раздался голос Фрэя:

– Дэвон, мы хотим только поговорить!

Темные силуэты как-то неудачно столкнулись, один отпихнул другого и понесся в мою сторону. Двигаться с места не было смысла: полное отсутствие света служило надежным прикрытием, да и мимо он не проскочит. Дэвон действительно налетел прямо на меня, глаза его стали круглыми от неожиданности и ужаса, так что, казалось, светящиеся неестественной белизной на фоне темной кожи белки вот-вот вылезут наружу. Чего он так боялся? Вернее, почему боялся меня гораздо больше, чем Фрэя?

Я попытался ухватить его за капюшон черной парки – он увернулся, стегнув меня по запястью темной россыпью косичек. Всего на секунду мне померещилось, что вот-вот станет ясно, почему Дэвон так боится меня и что скрывает. Но момент рассыпался так же быстро, как мой противник встал в оборонительную стойку, не дав и тени подсказки. Лишь что-то смутное, неясное и тщательно оберегаемое. Нужно коснуться его хотя бы на мгновение, чтобы понять, что происходит.

Я сделал ложный выпад – Дэвон увернулся, но, не поддавшись на провокацию, отскочил достаточно далеко. Не дотянешься. Он всегда отличался ловкостью и плавностью движений – тут его звериное естество проступало во всей красе. Не стоило питать иллюзий, чтобы сражаться с ним на равных. Цепь – еще может быть, но сейчас моей целью было не убить его, а всего лишь коснуться. Задачка гораздо труднее.

Дэвон все время отступал, сохраняя между нами приличное расстояние, словно своеобразную зону отчуждения. На какой-то миг он оказался у самого края выступа, я не успел остановиться и по инерции сделал ему подсечку, которой он, видимо, не ожидал. Мелькнули удивленные глаза, африканские косички – мне не успеть его схватить. К счастью, в этот момент подоспел Фрэй: он ухватил Дэвона за запястье, перегнувшись через край выступа, – снова его нечеловеческая скорость. Я тоже перегнулся через выступ и попытался схватить нашего противника за руку, чтобы потом вытащить наверх. Но как только мои пальцы коснулись его рукава, Дэвон со звериным отчаянием вывернулся, укусил Фрэя, а затем, с силой оттолкнувшись от осыпающейся кладки стены ногами, полетел вниз в кромешную темноту.

Удара тела о землю мы не услышали. Как бы он это не сделал, но, скорее всего, Дэвон приземлился целым и невредимым. Фрэй заругался, пытаясь рассмотреть укушенную руку. Было ясно, что у нас больше нет шансов поймать своего преследователя.

Я задумчиво потер кончики пальцев друг о друга: на них еще осталось непонятное ощущение, словно оборванная видеозапись. Картинка мелькала перед глазами и растворялась, будто кто-то выдернул вилку из розетки. Но в чем я был уверен точно, так это в том, что определенно видел образ человека – неясную серую тень. И это был знакомый человек, знакомый настолько, что подержи я Дэвона хоть на секунду дольше, то смог бы понять его имя.


Содержание:
 0  По ту сторону Стикса : Юлия Васильева  1  Глава 2. Переправа : Юлия Васильева
 2  Глава 3. Разожженный костер : Юлия Васильева  3  Глава 4. На чужих берегах : Юлия Васильева
 4  Глава 6. Ловля мальков : Юлия Васильева  5  Глава 7. Тихая заводь : Юлия Васильева
 6  Глава 8. Порог летучей рыбы : Юлия Васильева  7  Глава 9. Порванные сети : Юлия Васильева
 8  Глава 10. Электрический скат : Юлия Васильева  9  Глава 11. Живые и мертвые : Юлия Васильева
 10  Глава 12. Мостик над пропастью : Юлия Васильева  11  Глава 13. Опасные цветы : Юлия Васильева
 12  Глава 14. Дьявол на твоем плече : Юлия Васильева  13  вы читаете: Глава 15. Развалины свободы : Юлия Васильева
 14  Глава 16. На одной цепи : Юлия Васильева  15  Глава 17. Охота в джунглях : Юлия Васильева
 16  Глава 18. Под водой : Юлия Васильева  17  Глава 19. Лик луны : Юлия Васильева
 18  Глава 20. Пираньи : Юлия Васильева  19  Глава 21. Джин в бутылке : Юлия Васильева
 20  Глава 22. Мойры слепы : Юлия Васильева  21  Глава 23. Конец : Юлия Васильева
 22  Глава 24. Пса за пса : Юлия Васильева  23  Глава 25. Нет радуги без дождя : Юлия Васильева
 24  Глава 26. Спираль времени : Юлия Васильева    



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.