Фантастика : Социальная фантастика : Король, призрак и церемонии : Влада Воронова

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу

Судьба всевластна. Или нет?

* * *

Окончательная авторская редакция.

Размещен в Журнале «Самиздат»: 11/06/2009.

На Либрусеке текст публикуется с разрешения автора.

Король, призрак и церемонии

(Повесть)

Сборник «Левый берег» — 01

— Жертвоприношение! — орали глашатаи. — Полуденное Жертвоприношение!

На площади собирался народ. Нарядно и ярко разодетые люди оживлённо переговаривались, нетерпеливо поглядывали в сторону королевского дворца — до выезда государя и церемонии Оповещения о подготовке к обряду Жертвоприношения оставалось всего несколько минут.

Праздник Встречи Лета обещал удаться на славу: сверкающе-яркое, но ещё не жаркое солнце щедро дарило Поднебесному миру свои лучи, ароматы многочисленных цветов наполняли воздух чудеснейшим благоуханием.

Желающих послушать Оповещение всегда сходилось много, а сегодня толпа собралась вдвое больше обычного — ведь в жертву должны были принести не очередную прекрасную девственницу, а молодого воина. Того самого, который святотатственно лишил Жертву девственности и тем сам забрал себе её ольм — особую энергию, в обмен на которую Всевечное Небо подарит Варигскому королевству целый год удачливости и процветания: после обряда Жертвоприношения моровые поветрия, неурожаи и стихийные бедствия обходят земли Варига самой дальней стороной. Благодаря этой ежегодной церемонии королевство стало самой богатой и процветающей державой Поднебесного мира.

Но из-за кощунственной дерзости воина и ольменги — девушки-кандидатки в Жертвы — благополучие королевства и всех его обитателей едва не оказалось под угрозой.

Однако священники сразу успокоили народ — если кощунник забрал у Жертвы её ольм, то сам теперь должен быть принесён в дар Всевечному Небу. Варигцы не спорили — священникам лучше знать. А воин в качестве жертвы даже интереснее. Желающих заменить собой ольменгу давно уже не было, и девственницы, пусть даже самые прекрасные, за последние полсотни лет успели изрядно поднадоесть.

Крики глашатаев сменились руладами сигнальных рожков.

Со стороны дворца показался паланкин. Но флаг перед ним несли не алый — королевский, а всего лишь зелёный, министерский.

В толпе послышались разочарованные вздохи — Льехх, двадцатипятилетний король Варига, славился красотой не меньше, чем могуществом государства, и посмотреть на прекрасное лицо молодого монарха считалось доброй приметой.

= = =

С балкона Рассветной башни можно разглядеть Дворцовую площадь во всех подробностях, самому оставаясь невидимым — изящные, но прочные защитные решётки надёжно скрывают от посторонних глаз.

Льехх едва удержал злобное ругательство — звук рожков был визгливым и пронзительным до боли.

Но ведь раньше в их распевах ничего особенного не было. Или боль причинило само слово «жертвоприношение»? Ведь Жертвой должен стать Нэльд, его самый лучший и близкий друг. А не будь Нэльда, ею стала бы Вильса, единственная любовь Льехха. Его тайная и недостижимая отрада, которой он так и не решился сказать о своих чувствах.

Вильса сейчас далеко, где-то за пределами страны. Льехх никогда её больше не увидит. А завтра не станет и Нэльда.

Всевечное Небо, каким дураком и скотом нужно быть, чтобы упрекнуть Нэльда в предательстве! Ведь только благодаря ему Вильса останется жить.

В том, что она выбрала Нэльда, винить следовало себя. Но не своего лучшего друга! И тем более не Вильсу…

Ведь Нэльд делом доказал, что был достоин её любви гораздо больше Льехха. И верность дружбе Нэльд тоже доказал, когда отказался от побега. Как и верность присяге Защитника.

«Ваше величество, — ответил Нэльд, — если не будет Жертвоприношения, Вариг погибнет. Вместе с королевством погибнет и его монарх. Мне одинаково больно было бы увидеть и то, и другое. Поэтому я выполню свой долг, государь».

Льехх до боли стиснул перила балкона, стремясь удержать стон — до той минуты Нэльд, оставаясь с ним наедине, никогда ещё не называл своего друга ни государем, ни вашим величеством.

…Со стороны площади донеслись новые взвизги сигнальных рожков и восторженные крики толпы. Оповещение окончено. Паланкин министра церемоний несут обратно во дворец.

Льехх оглядел придворных. От пёстрых, сверкающих драгоценностями одежд рябило в глазах, аромат многочисленных благовоний смешался в удушливую вонь.

«Нэльд, Нэльд, Нэльд…», — стучало в голове неотвязной мыслью. А грудь как пыточным обручем стискивало тоской. И боль от неё оказалась не меньше, чем от пытки.

Король смерил оробевших от предчувствия монаршей немилости вельмож ледяным взглядом. Те поспешно согнулись в низких поклонах. Король возвестил, что в преддверии Жертвоприношения собирается предаться молитвам и благочестивым размышлениям, а потому повелевает переодеть себя в облачение паломника, проводить в Полуденную часовню и оставить одного.

Едва за придворными закрылась дверь, как Льехх вскочил с колен и плюнул на алтарь. Схватил священный жезл и, словно дротик, метнул в венчавший алтарный свод символ Неба.

— Паскуда! — хриплым от ярости голосом заорал Льехх. — Твои благодати ничем не отличаются от проклятий, если за них нужно платить жизнью людей и смертью собственной души!

Льехх закрыл глаза. Нэльд тоже сейчас заперт в часовне, только в Полуночной. А завтра он умрёт на Дворцовой площади в церемонии Жертвоприношения.

— Нет, — твёрдо сказал Льехх, — ты не уйдёшь за Грань один. Я буду ждать тебя там. И путь мой будет ничем не легче твоего.

Король постоял с полузакрытыми глазами, вполголоса вспоминая законченные и незаконченные дела. Строительство дорог и нового порта, союз с Тарегой — соседним и влиятельным государством… До появления у Льехха сыновей официальным престолонаследником считается принц Тьерн, младший брат отца. Человек он неглупый и Варигом будет управлять ничем не хуже год назад опочившего государя. Хотя и не лучше. Реформы, которые затевал Льехх, король Тьерн делать не будет ни за что. Зато он вдовец и препятствий к бракосочетанию с тарегской принцессой у нового монарха не возникнет. А там, глядишь, кто-нибудь из его наследников и до реформ додумается. Тарегскую принцессу хвалят не только за смазливое личико, но и за прозорливый ум. А мудрая мать и детей толковых рожает…

Нет, с делами всё в порядке, ни одно из них не препятствует королю передать престол наследнику и уйти из ненавистного мира за его Грань.

Быть может, когда он встретится там с Нэльдом, побратим согласится принять от Льехха мольбу о прощении…

Льехх посмотрел на алтарные светильники. Маслом их заправили не более получаса назад, так что содержимого любого из них хватит, чтобы открыть для себя дверь в Мир-За-Гранью.

Но для надёжности Льехх возьмёт два сосуда с горящим маслом.

Он потянулся к светильникам. Но прикоснуться к ним не успел — по рукам больно ударил брошенный кем-то жезл.

Льехх с изумлением посмотрел на молоденькую девушку в одежде послушницы.

— Ты откуда здесь? — с возмущением проговорил король.

— Вот за тем бордюром валялась, — обыденно ответила послушница, показав на Северную алтарную границу.

— Валялась? — ошарашено спросил король. — Как это?

— Я призракша, — пояснила послушница. — А призракам без тела обходиться вовсе не так удобно, как привыкли считать живые. Поэтому я взяла это тело. Хотя мозг в нём уже почти мёртв, все прочие органы остались в полном здравии. Так что телом можно немного попользоваться — дня два или три.

— Что? — пролепетал король. — Я не понимаю… Ты не человек?

— Человек. Только призрачный.

Окончательно запутавшийся Льехх помотал головой. Послушница подошла ближе и проговорила уточняюще:

— У вас тут что, средневековье? — голос призракши звучал уверенно и властно. Чувствовалось, что в Мире-За-Гранью она привыкла распоряжаться делами и судьбами.

— Я государь и владыка этой земли, — высокомерно ответил Льехх.

— Усраться, как круто, — фыркнула призракша.

— Да я тебя!.. — мгновенно вскипел гневом Льехх.

— Что? — ехидно перебила призракша. — Прежде, чем ты или твои палачи успеют прикоснуться к этому телу, я умертвлю его и вернусь к себе на Землю.

— Ради прихоти ты убьёшь ни в чём неповинную девушку? — растерялся Льехх.

— Она и так мертва.

— Но…

Призракша вздохнула.

— Сейчас попробую объяснить. Кстати, как тебя зовут?

— А тебя?

— Марина.

Льехх судорожно сглотнул.

— Ведь это… — еле выговорил он, — истинное имя?

— А какое ещё бывает? — не поняла призракша.

— Внешнее. Его ещё называют общим. А если называешь истинное имя, то это означает…

— Точно, средневековье! — не то обрадовалась, не то разочаровалась призракша.

— Я опять вас не понимаю… Мьярна.

— Кто?

— Вы ведь сами сказали, даэнна, что это ваше имя.

— Ну и произношение у вас… — хмыкнула призракша. — Хотя, какая разница: Мьярна, Марина… Да, это моё имя. А что означает слово «даэнна»?

— Вежливое обращение как к женщине, так и к девушке вне зависимости от сословной принадлежности. Мужчинам говорят даэн.

— Понятно. Как мне называть вас, даэн?

— Льехх.

— Очень приятно, — вежливо ответила призракша. — Быть может, вернёмся к разговору на «ты»?

Льехх немного подумал.

— А почему бы и нет? — сказал он. И попросил: — Мьярна, расскажи, как там, в Мире-за-Гранью?

— Понятия не имею. Я призракша, а не покойница.

Льехх кивнул.

— Ладно, сам разберусь.

— Ты уверен, что тебе это действительно нужно?

Льехх посмотрел призракше в глаза.

— У меня нет выбора. Если я останусь жить, то навечно погублю этим душу.

— Тогда объясни, какую именно из совершённых ошибок исправит твоя смерть.

Льехх опустил голову. Призракша усмехнулась:

— Следовательно, самоубийство не освободит тебя ни от одного из твоих осложнений. Требуется какое-то иное решение.

— Какое? — безнадёжно спросил Льехх.

— Чтобы ответить на этот вопрос, надо знать, в чём именно возникли осложнения.

Льехх засмеялся с горечью:

— Осложнения… Что ж, пусть будут осложнения. Бессилие против жестокости Неба и судьбы — вот в чём моё осложнение. У меня нет выхода.

— Только у тебя? Или здесь вплетаются ещё чьи-то судьбы?

Льехх посмотрел на призракшу с опаской.

Та ответила спокойным и доброжелательным, даже сочувственным взглядом.

Льехх закрыл лицо ладонями.

— Это безнадёжно, — сказал он. — Здесь выхода нет ни для кого.

— Где именно нет выхода? — спросила призракша.

Льехх дёрнул плечом.

— Ты обещала объяснить, что случилось с девушкой, в теле которой ты оказалась.

Призракша кивнула. И задумалась.

— Объяснить-то я могу, но что из моих слов будет тебе понятно?.. Сейчас попробую подобрать определения на твоём языке… М-м… У этой девушки умерла душа, а тело…

— Душа бессмертна! — возмущённо перебил Льехх.

— Пусть бессмертна, — не стала спорить призракша. — Тогда скажем так: у девушки полностью разрушилась та часть мозга, где живёт душа…

— Разве душа живёт в мозгах, а не в сердце? — растерялся Льехх.

— Душа живёт только мозге, — твёрдо сказала призракша. — А в сердце душевные переживания отражаются как в зеркале.

— Вот как… Так значит душа девушки ушла в Мир-За-Гранью, а ты вселилась на её место. Но ты человек не из Поднебесного мира. Ты чужачка.

— Да. Я живу… Точнее — жила на планете… в мире, который называется Земля. Наши планеты во многом похожи. Думаю, именно поэтому я срезонировала… м-м… совпала с этой девушкой.

Льехх кивнул.

— Хоть я и не видел твою Землю, но поверь — Поднебесный мир нисколько её не хуже. Тебе понравится здесь жить.

Призракша пожала плечами. Льехх посмотрел на неё с внезапно пробудившимся подозрением.

— Ты говоришь, что мозги девушки разрушены. А на платке нет ни капли крови!

— Чтобы отмерла какая-либо часть мозга, повреждения черепной коробки и кожных покровов не обязательны. Это может быть результатом воспаления. Или девушка пережила сильное душевное волнение, и в мозге лопнуло несколько кровеносных сосудов. Второе более вероятно, потому что тело девушки, да и уцелевшую часть мозга я ощущаю как совершенно здоровые.

— И что будет, если ты уйдёшь из тела?

— Девушка уподобится растению. Она может кушать, ходить, издавать членораздельные звуки, но у неё отсутствует понимание собственных действий. Никаких желаний она тоже не испытывает. Если ты поставишь перед ней чашку с супом и дашь в руки ложку, она поест, даже если не будет голодна, потому что в ней давно укоренилась привычка к поглощению пищи именно таким способом. Но сама она, даже умирая от голода, еды не попросит. Если ты возьмёшь её за руку и отведёшь в сад, она так и будет стоять там, где ты её оставишь, пока ноги от усталости не подкосятся. Ты даже можешь дать ей книгу и велеть читать. И она будет читать одну и ту же страницу до тех пор, пока не сорвёт голос, но не поймёт в ней ни слова.

— Всевечное Небо… — обречённо пробормотал Льехх. — Теперь дацера и до центра столицы добралась… Раньше ею только на окраинах болели.

— Это заразно? — встревожилась призракша. — Твоей стране грозит эпидемия? В смысле — моровое поветрие?

— Это не моровое поветрие. В Вариге их вообще не бывает. А дацера… Никто не знает, откуда она берётся. Нередко бывает так, что в семье из десяти человек заболевают только двое или трое. Остальные здоровы. Тогда как зараза морового поветрия выкосила бы всех без исключения. Священники говорят, что дацера — искупление за грехи, но это ложь. Болезнь одинаково губит и невинных дев, и закостенелых в разнообразных грехах преступников.

— А дети дацерой не болеют? — спросила призракша.

— Моложе тринадцати лет — никогда. Дацера способна коснуться только тех, в ком уже начал говорить голос плоти.

— И заодно наросли те участки головного мозга, которых до этого времени просто-напросто не было. Мозг окончательно созревает только к двадцати пяти годам, Льехх. Именно поэтому у детей черепно-мозговые травмы лечатся хотя и тяжело, но всё же легче, чем у подростков, не говоря уже о взрослых. Зато с моровыми поветриями наоборот — чем меньше ребёнок, тем слабее у него сопротивляемость заразе.

— Во имя Чёрной Бездны, Мьярна! Такое объяснение мне и в голову не приходило.

— Вполне естественно, ты же король, а не лекарь.

— А ты лекарь? — уточнил Льехх.

— Да. Причём именно такой, который лечит черепно-мозговые травмы у детей.

— А взрослых лечить ты разве не можешь?

— Ну… Не хотелось бы, если честно. Я ведь говорю — у взрослых мозг уже иной. Но если никакого другого лекаря под рукой не окажется, можно использовать и меня. Только дацеру я вылечить не смогу.

— Почему ты так в этом уверена?

— Льехх, мало того, что я воспринимаю ваш мир опосредованно, через чужое тело, а потому во многом искажённо, так я ещё и вашей фармакологии не знаю. Или ты придумал способ переправить сюда наши лекарства?

— Понятно, — ответил Льехх. — Постой… Но ведь второй приступ дацеры наступает через два-три дня после первого. И тогда он окончательно убивает тело.

— А я и не говорила, что пришла в Поднебесный мир навсегда. Я с самого начала сказала, что взяла это тело напрокат. Совсем ненадолго. Как раз на два-три дня.

— Нет, — твёрдо сказал Льехх. — Не верю. Если ты действительно чужачка, то откуда знаешь наш язык?

— От девушки, в теле которой оказалась. Кое-какие её знания уцелели. Грамота, география, обзор последних цен на местных рынках. Всё. Впрочем, нет, не всё… Я знаю, как проводить богослужения и выбирать среди пятилетних девочек носительниц ольма. Как и зачем проводить церемонию Жертвоприношения тоже знаю. Хотя вот об этом я предпочла бы никогда не знать.

Льехх кивнул, соглашаясь. Глянул на призракшу, немного подумал и ещё раз кивнул, теперь уже в такт своим мыслям.

Достал из стенной ниши бумагу, кисточку и тушечницу, пристроился у алтаря как у стола и начал что-то писать. Снял с шеи медальон с печатью, мазнул по нему тушью, приложил к бумаге. Вытер медальон краем алтарного покрывала, надел на шею.

Посмотрел на призракшу.

— Мьярна… Ты только не обижайся и не возмущайся тому, что я тебе сейчас скажу. Дочке Хранителя Восточной галереи моего дворца шестнадцать лет, и она прелестна как полураскрывшийся розовый бутон. А когда эта юница созреет, облик её станет ещё прекраснее. Но, к несчастью, полгода назад девушка поскользнулась на лестнице, упала на ступеньки и разбила голову. Теперь она ничем не отличается от больных дацерой. Только, в отличие от этих несчастных, жить ей, точнее — её телу, предстоит ещё очень долгие годы. Поэтому ничто не мешает тебе, когда окончательно умрёт эта оболочка, переселиться в тело Хранительницы. Вас двоих сегодня же отвезут в Каривас. Это очень уютный и милый городок на юге… Для людей, чтобы не задавали лишних вопросов, вы будете двоюродными сёстрами. Одна из сестёр умерла по дороге от дацеры — событие печальное, но всем привычное. В Каривасе есть собор богини Ильмы… Это супруга верховного бога Кальда, Владыки Неба, и покровительница нашей страны. В соборе служат только женщины. Их орден называется Татлис. Каривасский собор — верховная орденская резиденция. Ты станешь главой Татлисианского ордена, Мьярна. Предстоятельницей. Это не монашество, потому что татлисианки могут выходить замуж. Или рожать детей от любовников, никто им и слова в упрёк не скажет. Дочери татлисианок становятся священницами ордена, а сыновья — его воинами. Но во главе ордена может встать только женщина. Сейчас эта должность вакантна. Все подумают, что я откупаюсь этим назначением от бывшей любовницы. Ты, когда в Каривас приедешь, ругай меня побольше. Кобель, мол, и подлец, на словах в любви клялся, а на деле ни одной шлюхи не пропускал, зато тебя в башне запер и едва ли не на цепи держал, бил и насиловал. Ты сбежала и заодно украла важную государственную бумагу, в обмен на которую я и сделал тебя предстоятельницей. Тебе поверят сразу, потому что такая история уже была с моим дедом. Правда, та девушка другой орден выбрала, но это без разницы. Татлисиане королевскую власть не любят, и чем больше ты будешь меня проклинать, тем охотнее они тебя примут.

— А ты тем временем завершишь акт самосожжения, — ядовито сказала призракша.

— Даэнна Мьярна, клянусь вам именем Всевечного Неба, у меня нет иного выбора!

— Выбор есть всегда. Другое дело, что его почти никогда не хотят замечать.

Льехх матерно выругался. Призракша посмотрела на него с удивлением: по её понятиям ругаться в церкви было недопустимым. Или в этом мире другие обычаи?

— Я тоже бог, — буркнул Льехх. — Носитель благодати и власти Всевечного Неба, прямой наместник его Владыки. Мне можно.

Призракша кивнула. Короли-боги оказались ей не в новинку.

— Льехх, — сказал она мягко, — и всё-таки, что у тебя случилось? Быть может, пока будешь рассказывать, найдёшь решение.

Король отрицательно качнул головой.

— Решения не существует.

— А ты расскажи как не о себе. Так, как будто бы говоришь о ком-то другом. В чужих делах советовать все мастера. А ещё лучше представь, что пересказываешь книгу. Вот увидишь, не проговоришь и двух страниц, как начнёшь указывать, где и как надо переделать сюжет. В литературной критике тоже все такие знатоки, что профессиональные литературоведы отдыхают.

Льехх рассмеялся.

— Ты странная… Даже для чужачки странная. Такие мысли высказываешь. Хотя, почему бы и нет?

Он достал из заалтарной ниши запасные покрывала, дал одно призракше.

— Лучше присесть, разговор будет длинным.

Льехх с удобством расположился на широкой плоской верхушке Южной алтарной границы. Призракша села на Северную.

— Значит, книгу рассказать, — задумчиво проговорил Льехх. — Что ж, пусть будет книга.

+ + +

Как узы дружбы могли связать юного принца, сына кузнеца и девочку-рабыню, так никто и не понял, даже они сами. Известно только, что дружба была самая настоящая — и в горе, и радости, на все времена и расстояния.

Познакомились они случайно: сын одного из дворцовых кузнецов пробрался в королевскую часть сада, чтобы полакомиться редким сортом заморских персиков, которые тогда как раз начали созревать, а принц прятался в саду от опеки многочисленных нянек и гувернёров. Рабыня заканчивала прополку одной из клумб и показала кузнечонку и принцу уютные заросли в заброшенной части сада, где можно было надёжно скрыться от взрослых. Похоже, ей просто хотелось доказать мальчишкам, что она, девчонка, умеет находить секретные места гораздо лучше их.

Каждому из троицы было тогда по семь лет.

Сына кузнеца звали Нэльд, принца — Льехх. Для рабов имена не положены, только номера или клички, но девочка оказалась очень гордой и своевольной. Она сама придумала себе имя — Вильса.

Это своеволие и стало причиной того, что под плети она попадала гораздо чаще других рабов. И доставалось ей гораздо сильнее, чем им. Но наказания лишь закаляли характер. На высокородную госпожу Вильса походила гораздо больше, чем сама королева.

Льехх научил своих друзей грамоте и аристократическим манерам, Нэльд — мастерить охотничьи силки и стряпать, а Вильса… Она умела чувствовать жизнь, видеть свет и радость в каждом её проявлении. Полностью постичь это искусство Нэльд и Льехх так и не смогли.

Однажды, чтобы уберечь Вильсу от особо сурового наказания, Льехх сказал, что она — ольменга. Хотя каждая из ольменг прекрасно известна всем и каждому во дворце, к тому же обычай строго оговаривает их число — двадцать пять, сомневаться в словах принца надсмотрщик не рискнул. Девочку отвели в Ольмежную башню. Блюстительница башни тоже не стала возражать принцу. Она была практичной дамой, и быстро сообразила, что у принца, пусть даже и ребёнка, вполне достаточно влияния, чтобы добиться её разжалования и ссылки в провинцию, тем более, что претенденток на столь престижную должность всегда в переизбытке. К тому же появление дополнительной ольменги лишним никогда не будет. Ведь если ни одна из имеющихся кандидаток не пройдет через Врата Отбора, в Жертвах окажется сама Блюстительница.

Льехху, Нэльду и Вильсе было тогда по десять лет.

+ + +

Король умолк. Призракша спросила:

— Почему принц, вместо того, чтобы подкупить надсмотрщика, назвал свою подругу ольменгой? У него что, не было ни карманных денег, ни украшений? Ведь у аристократов даже дети ходят увешанные драгоценностями, как весеннее деревце лентами.

— Отправляясь к друзьям, я всегда переодевался в простую одежду. К тому же мне хотелось оградить Вильсу от телесных наказаний не единожды, а навсегда. Для ольменги самой суровой карой становится карцер, потому что любой, кто причинит ущерб плоти священных дев и тем самым повредит их ольм, подлежит сожжению заживо на медленном огне. Та же участь ждёт и ольменгу, если она, надеясь избежать предначертанной ей судьбы, лишит себя девственности или нанесёт себе рану. Мелкие синяки или царапины, которые получают все дети, не в счёт. Но синяки от порки будут уже слишком серьёзным повреждением, так что побои Вильсе больше не грозили.

Призракша хмыкнула:

— Есть особые виды плетей, которые не оставляют ни малейших повреждений на кожных покровах, зато боль причиняют сильнейшую.

— Да, — согласился Льехх, — такие плети есть. Однако след боли остаётся на ауре, и увидеть его может любой священник. Ауральное повреждение считается точно такой же порчей ольма, как и ранение плоти. Разве послушница, в теле которой ты сидишь, этого не знала?

— Может, и знала, только знание это не сохранилось. — Призракша немного помолчала. — Льехх, разве принц не понимал, что, делая свою подругу ольменгой, обрекает её на смерть?

— То же самое спросил у меня и Нэльд. Я сказал, что в башне есть двадцать пять специально отобранных носительниц идеально правильного ольма, тогда как ольм Вильсы самый обыкновенный. Она не пройдёт сквозь Врата, и тогда её вместе с другими отвергнутыми ольменгами выставят на продажу. Мы выкупим Вильсу и поможем ей уехать из страны.

— Так, подожди, — сказала призракша. — Получается, что ольм есть у всех и каждого?

— Конечно. Только для жертвы Всевечному Небу нужен не абы какой ольм, а самый лучший. Поэтому ежегодно и выбирается двадцать пять кандидаток, которые целых двадцать лет учатся правильно управлять ольмом, дабы как можно лучше и полнее провести его обмен на небесную благодать. В награду за это Жертва получает статус принцессы на Небе и звание святой в мире Поднебесном.

— А выбираются ольменги только среди рабынь?

Льехх зло зашипел:

— Ну ещё бы… Начни мои предки отбирать дочерей у свободных, пусть даже и простолюдинов, монархия уже давно бы сменилась республикой. А так… Купили королевские священники малолетнюю рабыню и купили. Кому какое дело, что с ней будет дальше?

— Рабы тоже поднимают восстания, — заметила призракша.

— Да. Но только не из-за ольменг.

Призракша кивнула и спросила:

— Что было дальше?

— Принц влюбился в Вильсу. Это… плохо. Даже позорно и отвратительно, потому что к тому времени они давно уже были братом и сестрой. Мьярна, мы соединили кровь! Этот обряд сделал нас родственниками точно так же, как если бы мы были детьми одних отца и матери. А я… Всевечное Небо, я извращенец! Влюбиться в сестру и желать с ней телесной близости…

— Как это случилось? Ни с того ни с сего влечение появиться не могло. Ведь ты долгое время совершенно искренне считал Вильсу своей сестрой. Что заставило тебя взглянуть на неё иначе?

— Маска и церемониальное платье. — Льехх немного помолчал. — Нам было по восемнадцать. В день летнего солнцестояния пятеро ольменг исполняют на Дворцовой площади танец облаков. Вильса оказалась в пятёрке танцующих. Она была среди них самой грациозной и соблазнительной. Беда в том, Мьярна, что я гораздо реже, чем Нэльд и Вильса, мог убегать из дворца на наше секретное место. К тому же целых два года я провёл в ознакомительных разъездах по королевству, и моё общение с сестрой заключалось не в разговорах, а в письмах… Я забыл упомянуть, что, когда мне было шестнадцать, дед умер, и отец стал королём. А я, соответственно, из простого принца сделался престолонаследником. Понимаешь, Мьярна, хотя мы с Вильсой прекрасно знали души друг друга, зато такие вещи как внешность и тембр голоса были нам знакомы мало… В некоторых случаях два года — огромный срок, и контраст между шестнадцатилетней девочкой и восемнадцатилетней девушкой разителен. То же самое касается и юноши… Тем более, что на празднике солнцестояния обычай требует закрывать лицо маской. — Льехх печально вздохнул и тут же зло ударил кулаком по алтарю. — В тот день я поспорил с приятелями, что на вечернем балу добьюсь от прекрасной ольменги поцелуя в губы. Это максимум, что мужчина может получить от Запретной Девы, и гордиться таким псевдоподвигом будет любой болван. А я в ту минуту и был самым тупым болваном среди всех. — Льехх спрятал лицо в ладонях.

Призракша тихонько кашлянула и сказала:

— Вы узнали друг друга в момент поцелуя, и пустяковый флирт превратился в серьёзное чувство.

— Только для меня. Вильса, к счастью для неё, сумела всё забыть… В тот день она дала мне пощёчину и убежала. Два дня дулась и обижалась, не хотела со мной разговаривать, но вскоре всё простила и забыла. А я вот забыть не смог. Да и она, наверное, всё же так и не забыла оскорбления, которое я нанёс ей. С тех пор Вильса избегала встреч со мной. Наше общение опять свелось к переписке. Тайной, само собой. Письма мы слали друг другу каждый день и были в них полностью откровенны друг с другом, говорили обо всём на свете с бесконечной открытостью и искренностью. А воочию виделись только на церемониях.

— Нэльд знает о твоих чувствах?

— Теперь да, — опустил голову Льехх. Он помолчал несколько мгновений и вдруг вскочил на ноги. — Мьярна! Как же я раньше об этом не подумал! Нэльд не мог взять девственность Вильсы. По времени не получается. Перед прохождением Врат её проверяли, и она была девственницей. А на другое утро после прохождения она сбежала. Начни они с Нэльдом заниматься в ту ночь любовью, им было бы не успеть выбраться из дворца, — тогда каждое мгновение было на счету. Нэльд с Вильсой не дураки, и какая бы страсть их ни сжигала, потерпели бы до той минуты, пока не выберутся за границы королевства. Но если так, то свежая кровь на постели — ложь для священников. Тогда я не понимаю… Как Вильса могла передать Нэльду ольм, если её девственность осталась при ней?

— Насколько я поняла с твоих же слов, — хитро прищурилась призракша, — никакого ольма у Вильсы вообще не было. Во всяком случае, такого, чтобы сгодился для Жертвоприношения.

— Может, в ходе обучения наработался? — не очень уверенно сказал Льехх.

— Не исключено. Однако непонятно, в ходе чего наработался ольм у Нэльда. Или воинская подготовка до такой степени сходна с обучением ольменг?

— Кое-что общее есть… Медитация, управление дыханием и телесной энергией… Разминочные упражнения перед танцевальными уроками и воинскими тренировками тоже одинаковы. Но этого мало, чтобы порядком накобелировавшийся лейтенант дворцовой стражи мог заменить целомудренную ольменгу.

Призракша усмехнулась ехидно:

— Объясни, будь любезен, какая конкретно может быть связь между половыми органами, как мужскими, так и женскими, и небесной благодатью.

Льехх возмущённо вскинулся, покраснел и пролепетал смущённо:

— Как можно говорить такое вслух!

Призракша окончательно развеселилась:

— Ну вы и даёте! Трахаться можно, а говорить об этом — ни-ни. Истинное средневековье.

Льехх хотел было ответить разгневанной тирадой, но осёкся на полуслове:

— Подожди… Но ведь священники не оспаривали замену! Каким бы ни был истинный ольм Нэльда, для Жертвоприношения он сгодился. Раньше такие замены тоже бывали… И я не уверен, что заменщики всегда забирали у Жертвы её ольм. Нэльду ведь это не понадобилось! Но если специально подготовленную ольменгу вот так запросто можно заменить первым попавшимся воином, а обряд при этом всё равно свершится так, как ему должно, то значит и воина можно столь же успешно заменить каким-нибудь священным животным, и на качество церемонии это нисколько не повлияет! Например, можно взять красного коня. Или белого быка. Или радужного дракона… Всевечное Небо! Но если жертвой может быть священное животное, то зачем вот уже три столетия ежегодно убивать людей?!

Призракша посмотрела на короля с интересом:

— Льехх, а откуда вообще взялся обычай Жертвоприношения? В других государствах он есть?

— В некоторых… В Тареге, например, на принцессе которой я должен был жениться. Но первым церемонию Жертвоприношения ввел Вариг. Именно из-за появления Всеобщей Защиты наши короли и стали считаться богами. Ведь управлять полученной во время Жертвоприношения силой может только законно царствующий государь.

— А что было до этой церемонии? Насколько я поняла остатки мыслей послушницы, некая защитная магия для варигских земель применялась и до ведения Жертвоприношения. Богами ваши короли тоже считаются не последние триста лет, а значительно дольше. Стоп! — вскочила с бордюра призракша. — Так у вас что, на самом деле волшебство есть?!

— А у вас нет? — удивился Льехх.

— Нет… Только в сказках… Впрочем, сейчас не это важно. Как устанавливали Всеобщую Защиту до введения церемонии Жертвоприношения?

— Н-не знаю… Надо старые хроники в библиотеках посмотреть… Пойдём! — Льехх потянул призракшу к двери.

— Стой! Куда ты меня тащишь?

— В библиотеку. Ты же говорила, что умеешь читать!

— Умею, но… Да не беги ты так! — Призракша наступила себе на подол, споткнулась. — Какая извращенка придумала ходить в длинных платьях?!

— А в чём ходят женщины у вас? — заинтересовался Льехх.

— В брюках. Или в юбках длиной не ниже, чем до колена. Но чаще в брюках.

Льехх кивнул.

— Я распоряжусь принести дамский костюм для верховой езды северянского стиля. Он должен быть похож на привычную тебе одежду.

— Ой! — вдруг смутилась призракша. — А как же мы выйдем? Что подумают твои придворные?

— Что ты моя новая фаворитка.

— Но же я монахиня! Точнее — это тело принадлежало монахине. И мы были в церкви! Что о тебе будут говорить придворные?

— Ничего не будут говорить. Я ведь какой-никакой, а бог. К тому же после того, что вытворял мой дед, потрахушки с монашкой на церковном алтаре выглядят невинной мелочью.

— Тогда ладно, — успокоилась призракша. — Тем более, что это не ещё монахиня, а всего лишь послушница. — Иномирская гостья посмотрела на Льехха и спросила осторожно: — Тебе ведь не очень хорошо здесь жилось?

Льехх коротко и зло рассмеялся:

— Изящные у тебя формулировки… «Не очень хорошо жилось». Да если бы не родители Нэльда, я давно бы уже рехнулся! Или стал точно таким же, как и мой дед, что ещё хуже. Знаешь, как его называли? Тальг-Кровавник. При нём дворец был похож на смесь борделя с камерой пыток! Я до сих пор помню, как отец Нэльда убаюкивал меня будто малыша, потому что я не мог заснуть от страха… А тётушка Делья варила лечебные отвары, которые унимали душевную боль. Если бы не дядюшка с тётушкой, я даже не знаю, что со мной вообще было бы…

— Где они сейчас?

— В могиле. Три года назад их убила дацера. Дядюшка Льенс давно уволился из дворца и купил кузницу в пригороде. Я часто у них бывал. Очень часто. Для них мы с Вильсой ничем не отличались от Нэльда… Знаешь, а ведь я всё же был счастлив. Несмотря ни на что — был.

— И будешь счастлив снова. И Нэльд, и Вильса.

— Спасибо, — улыбнулся Льехх. И посмотрел серьёзно: — Ты ведь и правда призракша?

— Да. Я взяла это тело только попользоваться немножко. Оно всё равно уже никому не нужно, так что с этической стороны для такого поступка никаких препятствий нет.

— Слова призраков часто становятся пророчеством, — сказал Льехх.

— Только если живые захотят воплотить их в реальность.

Льехх помолчал и сказал едва слышно:

— Пойдём в библиотеку.

— Сначала дай во что переодеться. В этом балахоне я через каждые два шага спотыкаться буду.

— Одежду тебе принесут прямо сюда. Вон там, — показал Льехх на противоположную алтарю стену, — есть комната для облачений. Зеркало там тоже имеется.

— Хорошо, — кивнула призракша. — Да, Льехх, а как звали девушку, телом которой я пользуюсь?

— Это не имеет значения. Ты называешь себя истинным именем, а она наверняка его тщательно скрывала, как и почти все в Поднебесном мире. Так что когда ты назовёшься Мьярной, все воспримут это имя как должное. Хотя и удивятся, что самая обычная девушка, не глава ордена и не высшая волшебница, решилась открыть свою суть.

— Льехх… ты ведь тоже истинным именем пользуешься?

— Конечно. Королю иначе нельзя.

— А Вильса с Нэльдом? Это их истинные имена?

— Да. Это имеет значение?

— Возможно, — проговорила призракша. — Возможно.

* * *

Библиотекари с удивлением посматривали на новую королевскую фаворитку. Мало того, что девица вместо придворного облачения вырядилась как северянская дикарка, так ещё и берётся рассуждать о вещах, для женского ума не предназначенных.

Фаворитка ответила им взглядом, по тяжести и твёрдости ничем не уступающим воинскому кулаку. В боевой перчатке.

И тут же полюбовалась собой в отполированную до зеркального блеска дверцу одного из книжных шкафов, улыбнулась довольно. Узкие брюки, сапожки до колен и длинный, до середины бедёр, приталенный жакет сидели на фаворитке на удивление ладно. И носить их она умела так ловко, словно они были не одеждой, а такой же частью её самой как кожа или волосы.

— Жарко, — сказала фаворитка и сняла жакет, повесила его на спинку стула. Под жакетом обнаружились кружевная блузка и широкий мягкий пояс. Один из библиотекарей шумно вздохнул: выглядела девица так, что удерживать свою мужескость от активных проявлений становилось всё труднее и труднее.

Но тут фаворитка сказала такое, что всякое желание отшибло напрочь.

— Посмотри, — придвинула она королю какой-то альбом. — Это зарисовки результатов вскрытия умерших от дацеры. Какие бы патогенные процессы… м-м… болезнетворные изменения в головном мозге ни происходили, а такие повреждения будут невозможны! Подобная картина способна появиться только в результате внешнего механического воздействия. Видишь, лобные и теменные отделы как будто ножом срезаны, и затем уже перемолоты в пюре. Но черепная коробка не повреждена. Вот, это особо оговорено в каждом акте вскрытия. Вопрос — как можно повредить мозг, не вскрывая череп?

— При помощи боевого волшебства, — пояснил король. — Оно проникает в голову через глаза и уши. Но следов магии на рисунке я не вижу. Если картинка делалась правильно, то вот здесь и здесь должны быть чёрные пятна. Что-то вроде ожогов. И в акте вскрытия, — король глянул в сопроводительный текст к рисунку, — особо отмечено, что следов волшебства не обнаружено. Хотя искали их очень тщательно.

— И ещё одна странность: от дацеры совершенно здоровые люди за одну-две минуты превращаются в растение. Но каким бы ураганным течение заболевания ни было, а такая скорость процессов невозможна. Дацера — это не болезнь. Это травматическое повреждение.

— Если так, — задумчиво проговорил король, — то откуда оно взялось? И почему так похоже на моровое поветрие? Ведь быть не может, чтобы три столетия подряд по воздуху летали боевые заклятия и заклинания, а их так никто и не заметил!

— Тем более, что их с каждым годом становится всё больше и больше, — ответила фаворитка.

— Да, — кивнул король. — Вот посмотри карту Варига… Видишь эту белую полосу? Тут впервые появилась дацера. Сейчас здесь полоса мёртвых, полностью обезлюдевших земель. На жёлтой полосе дацеры много, но поселения ещё сохранились. Синий пояс — умеренное распространение дацеры. В зелёном секторе заболевает только два-три человека из сотни. Серая область — якобы свободные земли, где случаи дацеры один на тысячу. Хотя, на мой взгляд, серый цвет давно пора перекрашивать в зелёный.

— Где-то я уже видела такую картинку, — раздумчиво проговорила фаворитка. — Цвет другой, но кольца точно такие же. — Она стала перебирать разложенные на просторном столе карты, книги и альбомы. — Да, точно, вот она.

Фаворитка положила перед королём карту.

Король вскочил, как пружиной подброшенный. Глаза горели от гнева и ярости.

— Это карта распространения небесной благодати, которая даруется нам после церемонии Жертвоприношения. Она волнами проходит от алтаря, который на Дворцовой площади, через всю страну…

— …а после отражается от границ как луч от зеркала и возвращается к королю, который распределяет её по областям и губерниям, — закончила за государя фаворитка.

— Откуда ты…

— Догадаться об этом несложно. Как и о том, что побочным эффектом от обмена Жертвы на благодать стала дацера.

Король отшатнулся как от плевка в лицо.

— Нет… — еле выговорил он побелевшими губами. — Нет!

— Посмотри статистику. Первая массовая вспышка дацеры через два года после изменения церемонии Жертвоприношения, когда вместо радужного дракона на алтарь стали возлагать девушку. Меня сразу насторожило такое совпадение, но то, что оно не случайно, а закономерно, я поняла, когда увидела одинаковость участков распределения благодати и дацеры.

Король сдавленно застонал, спрятал лицо в ладонях.

— Льехх? — тревожно посмотрела на него фаворитка. Оглянулась на библиотекарей и прошипела: — Вон отсюда!

Библиотекари выскочили из читального зала, но продолжали подглядывать из-за шкафов.

— Льехх, ну что ты? — сказала фаворитка.

Король уронил руки.

— Тот, прежний обряд Жертвоприношения… Его проводил король собственноручно, не полагаясь на священников. Набрать нужное количество благодати получалось не всегда, к тому же был риск, что потоком небесной силы короля разорвёт в клочья.

— И кто-то из твоих предшественников предпочёл, чтобы в клочья разрывало специально подготовленную ольменгу. И на подхвате в обряде тоже участвуют другие. А король получает чистую прибыль без малейшего риска.

— Да, — тихо сказал король. — Прибыль. А вместе с ней и всё то зло, которое притягивали из Чёрной Бездны боль и страх ольменг. И это зло необратимо и неотвратимо разрушает Вариг. Скоро наша земля окончательно станет добычей Тьмы.

Король опять спрятал лицо в ладонях, застонал. Фаворитка подошла к нему, осторожно прикоснулась к плечу.

— Льехх… Ты ни в чём не виноват. Ведь это были всего лишь твои предки. А ты — это ты. Ты не ответчик за их поступки, потому что любой и каждый отвечает только за собственные деяния.

— Но во мне их кровь. А значит и проклятие Неба за их грехи.

— На счёт крови я бы не утверждала столь уверенно. Как часто твои предшественники женились по любви?

— Причём здесь это? — растерянно посмотрел на неё король.

— При том, что ни одна женщина, если у неё есть хотя немного ума и чувства собственного достоинства, не ляжет в постель с мужчиной, которого не любит, и тем более не станет рожать от него детей.

— Хочешь сказать, что я ублюдок? — усмехнулся король. — Хорошо бы, но невозможно. Воспринимать небесную благодать может только законный государь.

— Законным короля делает коронация, а не кровная принадлежность, — возразила фаворитка. — Государём же толковый правитель делает себя сам.

Король смотрел на неё с растерянностью. Девушка сказала мягко, но настойчиво:

— Ты можешь начать всё заново. Вернёшь прежний обряд, женишься на Вильсе…

— Невозможно… Вильса не королевской крови… Её не примут как законную супругу короля.

Девушка хмыкнула.

— Не ты ли утверждал, что король Варига его бог? Так кто тебе мешает применить своё божественное могущество и жениться на той, на ком ты хочешь?

— Даже боги не всесильны.

— Зато люди могут очень многое, и даже сверх того. Соедини оба своих качества и тогда ты обязательно добьёшься желаемого.

Король отрицательно покачал головой.

— Это не решение осложнений, а всего лишь полумера. Возврат к старой церемонии не поможет. Слишком много боли и смерти было. Ведь как ни опаивай ольменгу дурманными зельями, где-то в глубине души она всё равно понимает происходящее с ней и страдает. Эти страдания пропитали Дворцовую площадь от верхушки алтаря до самого сердца Поднебесного мира… Теперь даже гибель такого никчёмного и неразумного животного как радужный дракон, будет усиливать накопившееся зло. Вариг продолжит разрушаться.

— Но смерть дракона повредит Варигу в тысячу раз меньше, чем гибель человека! Пусть это не исправит ситуацию, но существенно замедлит разрушение. У тебя появится время, чтобы найти не половинчатое, а настоящее решение.

— Может быть, — задумчиво проговорил король. И добавил увереннее: — Может быть.

— Льехх, а зачем вообще надо кого-то убивать?

— На грани жизни и смерти открывается… м-м… дверь, портал, окно… не знаю, как правильно сказать… Короче — открывается отверстие, через которое можно набрать небесной благодати. Или злотворности Тёмной Бездны — как захочешь. Держится отверстие около пяти минут, а потом зарастает бесследно. Что успеешь набрать за это время, то твоё.

— Понятно, — кивнула девушка. — А какие ещё есть способы проделать такую щель?

— Не знаю… — растерянно проговорил король. — С того дня, когда состоялась самая первая церемония Жертвоприношения, об этом никто никогда не задумывался. Необходимости не было.

— Зато теперь появилась! Собери священников и волшебников потолковее, и пусть шевелят коллективным разумом. Глядишь, и прошевелят новую дырку к небесной благодати.

Король только смог, что охнуть в ответ невнятно. Немного помолчал и сказал решительно:

— Я сегодня же пинками разгоню всех своих министров, тебя сделаю премьером и поручу набрать новый кабинет.

— Оно, кончено, очень лестно, — хмыкнула девица, — только ты определись с назначениями: я премьер-министр или предстоятельница Татлисианского ордена?

— Во имя Чёрной Бездны! — выругался король. — Я и забыл. Да, в качестве предстоятельницы ты для Варига будешь гораздо полезнее. К тому же с твоим характером лучше жить подальше от двора. А там ты во многом сама себе хозяйка.

— Не сомневаюсь. Только ни с предстоятельством, ни с министерством ничего не получится.

— Почему это? Я ведь уже сказал тебе — есть новое красивое тело, в котором ты можешь жить очень долго.

— Охотно верю, что красивое, однако с заменой нынешнего тела на новое ничего не получится.

— Но почему?

Ответить девица не успела — в библиотеку вбежал вестник и рухнул перед королём на колени.

Король выругался уже матерно.

— Ты что, перепутал меня с Тальгом-Кровавником? Встань и докладывай так, как и надлежит вестнику говорить с государем.

У вестника было иное мнение о том, как надлежит делать доклад королю, но спорить с молодым монархом он не решился.

— Сегодня в полдень у Татлисианского ордена появилась предстоятельница, государь, — сказал вестник. — Посредством открытия Врат.

— Что?! — ошарашено переспросил король.

— А как на счёт того, чтобы перевести новость на общедоступный язык? — спросила девица.

И вестник, и библиотекари уставились на неё одинаково обалделыми взглядами — как можно не знать столь обыкновенных вещей?!

Король, наоборот, успокоился и пояснил:

— Предстоятельницей Татлисианского ордена может стать не только королевская назначенка, но и первая попавшаяся девчонка с улицы при условии, что она разгадает код заклинания, на которое заперты центральные двери Верховной башни Каривасского собора. Это своего рода испытание на ум и прозорливость. Если претендентка его выдерживает, то и с обязанностями предстоятельницы справится, даже если будет неграмотной трактирной поломойкой. Грамота — дело наживное, а ум либо есть от рождения, либо его нет вовсе, и тогда никакое обучение не поможет. Когда предстоятельница получает свою должность через испытание, то король отменить её посвящение не властен, потому что такие предстоятельницы приходят в орден по воле Неба. Правда, ту претендентку, которая попробовала открыть Врата и не справилась с испытанием, ждёт казнь за излишнюю дерзость.

— Крутые у вас нравы, — хмыкнула девица и спросила: — А как её зовут, новую предстоятельницу?

— Вильса, — ответил вестник. — И она — та самая беглая ольменга.

— Что? — переспросил мертвенно бледный король. — Как зовут предстоятельницу? Повтори!

— А заодно разъясни государю, — добавила девица, — достаточно ли знатна даэнна предстоятельница, чтобы к ней посватался король Варига. Пока этого не сделал правитель какой-нибудь другой страны.

— Ой! — испугался вестник. — Если предстоятельница выйдет замуж за чужого короля, для Варига это будет очень плохо. Государь, вы молоды и о вашей красоте слагают баллады… Вам несложно будет опередить всех остальных претендентов на руку даэнны Вильсы.

— Каких ещё претендентов? — взъярился окончательно замороченный головоломными новостями король.

Вестник испугался ещё сильнее и пролепетал:

— Я не знаю, государь. Но если даэнна Мьярна говорит, что они есть, значит есть. Я немедленно всё разведаю и доложу. — Вестник поклонился и стрелой выскочил из библиотеки.

Король потёр ладонями лицо.

— Мьярна, — сказал он тихо, — объясни, пожалуйста, что ты творишь из Поднебесного мира?

— Я?! — возмутилась девица. — Да при чём тут я?!

— Сейчас шесть часов вечера. К утру весь дворец начнёт говорить о моей женитьбе на Вильсе как о деле первостепенной государственной важности.

— Так ты хочешь на ней жениться или не хочешь?

— Хочу! Даже очень хочу. Мне не нужна никакая другая женщина. Только Вильса. Но захочет ли она…

— Захочет, — уверенно ответила даэнна Мьярна. — Судя по тому, как старательно Вильса избегала личных встреч с тобой, она влюблена в тебя не меньше, чем ты в неё.

— Правда? — обрадовался король. И тут же закрыл лицо руками, застонал: — Всевечное Небо, о чём я говорю! Ведь мы же соединяли кровь. Вильса — моя сестра и…

— Вильса — сестра только для Нэльда, — перебила короля даэнна Мьярна. — Но не для тебя. Соединение крови само по себе ещё ничего не значит. Людей роднит совместно пережитое. У Нэльда была возможность приучить себя думать о Вильсе как о сестре не только разумом, но и чувствами, и что гораздо важнее, ещё и телом. Точно так же Вильса привыкла воспринимать Нэльда как брата. Но у тебя и у Вильсы не было возможность приучиться видеть друг в друге брата и сестру. Ведь необходимых для этого личных встреч вам доставалось слишком мало. Сам же говорил — вы больше через письма общались, чем в прямых разговорах.

Король посмотрел на даэнну Мьярну, кивнул печально:

— Да, всё верно. Но церемония соединения крови… Через неё переступить невозможно!

— Для Нэльда. Но для тебя и Вильсы она стала предзнаменованием того, что вы будете самой гармоничной супружеской парой в Поднебесном мире.

Король грустно улыбнулся:

— Ты хорошая девушка, Мьярна, но ты чужачка и не понимаешь всей важности этого обряда, потому что в твоём мире его просто-напросто нет!

— А Нэльд понимает в правилах обряда соединения крови?

— Разумеется.

— Тогда поговори с ним, — посоветовала даэнна Мьярна. — Уверена, что он скажет тебе то же самое, что и я.

— Поговорить? — растерянно пробормотал король.

— Конечно. Доблестному воину нужно хотя бы объяснить, что отставка с должности Жертвы не означает сомнений в его отваге, чести и личной добродетели.

— Что?! — оторопел король.

— Льехх, солнце ты моё светозарное, а что ещё должен думать Нэльд, когда ему сказали, что в качестве Жертвы он больше не нужен?

— Всевечное Небо! — простонал король.

— Вот и я об этом же, — ответила даэнна Мьярна.

— Но… Я не могу пойти к Нэльду! Он просто-напросто вышвырнет меня прочь. Я же ему таких гадостей наговорил! После них только морду бьют, а не разговаривают.

— Заодно и извинишься.

— Он никогда меня не простит.

— Откуда тебе знать, простит он или не простит, если о прощении ты его ещё не спрашивал?

Король опустил голову.

— Я… боюсь идти один. Ты пойдёшь со мной?

— А куда же я денусь, горе ты моё луковое?

* * *

В комнате, именуемой «малый кабинет короля» Нэльд чувствовал себя свободно и привычно, — сразу видно, что бывал он здесь часто и подолгу.

— А ничего, — одобрила интерьер призракша. — Уютно и со вкусом.

— Спасибо, — улыбнулся Льехх.

Нэльд рассматривал стоявший на специальной подставке портрет тарегской принцессы.

— Это и есть твоя невеста? — спросил он Льехха.

— Бывшая невеста, — уточнил Льехх.

— Красивая, — мечтательно сказал Нэльд. И добавил: — Очень красивая.

— Если только портрет не приукрашен. Сам же знаешь, как принцесс обычно малюют — даже из крокодилицы райская птица получается.

— Всё равно, — упрямо сказал Нэльд, — даже если на самом деле она окажется хотя бы в половину такой, как на портрете, её супруг будет счастливейшим из мужчин.

Льехх посмотрел на побратима с интересом.

— Если она тебе так нравится… Тарегцы приедут к нам на Встречу Осени — будет что-то вроде смотрин. Думаю, ты принцессе тоже понравишься.

— Но… — начал было Нэльд. Льехх перебил:

— Мы же обо всём договорились — завтра, сразу же после церемонии Жертвоприношения, мы открыто объявляем о нашем побратимстве, и ты становишься принцем Варигского королевства. И его военным министром.

Нэльд опустил голову.

— Ты уверен, что это необходимо?

— Да. Я устал лгать и прятаться. Наше побратимство — честь для меня, и я заявлю об этом открыто.

— Но твои придворные… И министры… Они не примут простородка!

— После церемонии они примут всё, что я скажу. И даже не помыслят мне возражать! Потому что столько небесной благодати, сколько будет завтра, Вариг не видел уже лет четыреста.

— Ты уверен, что справишься с таким потоком силы?

— Да.

— И всё же будет лучше, если я тебя подстрахую.

— Я и сам справлюсь, — зыркнул исподлобья Льехх.

— Со страховкой будет надёжнее, — вмешалась призракша. — К тому же Нэльд раз и навсегда докажет как Варигу, так и всему Поднебесному миру своё безоговорочное право называться принцем.

— Хорошо, — кивнул Льехх, — мы проведём обряд вдвоём.

— Ты уже выбрал, кого пошлёшь сватами к Вильсе? — спросила призракша.

— Да. Поедут премьер с министром церемоний. Конечно, такое дело лучше было бы решать через Нэльда, но ему надо недели две безвыездно побыть во дворце, чтобы вельможи привыкли называть его вашим высочеством. Обряд обрядом, а с привычкой будет вернее.

— Да, — согласилась призракша. — Так будет надёжнее.

Нэльд посмотрел на неё и сказал:

— Даэнна, вам не мешало бы с вашим новым телом познакомиться. Тогда переселяться в него будет гораздо легче. Да и вообще надо держать его под рукой. Ведь Льехх уже выделил вам покои? Почему вы до сих пор не приказали привести туда дочь Хранителя?

— Успеется, — дёрнула плечом призракша и спросила: — Радужные драконы действительно такие глупые животные, как о них говорят?

— Да. Они ещё глупее баранов. Если кого-то хотят оскорбить упрёком в малоумии, то непременно сравнивают с радужным драконом. Однако эти животные очень красивы и спокойны нравом, поэтому их держат в церковных и княжеских садах. Но только как украшение — в сторожа они не годятся, слишком пустоголовы и флегматичны. Считается, что присутствие радужного дракона привлекает удачу, но это всего лишь суеверие, такое же глупое, как и сам радужный дракон.

— А драконы большие по размерам?

Нэльд сделал неопределённый жест:

— Величиной с того же барана. Так что каждый на свой вкус решает, называть радужного дракона большим животным или маленьким.

— Мьярна, — сказал Льехх, — не уклоняйся от ответа. Нэльд прав — с новым телом тебе надо знакомиться уже сейчас. Или есть что-то, о чём мы не знаем? Нечто такое, что помешает тебе переселиться в другую оболочку?

— Всё в порядке. Просто с этим действительно можно не спешить, времени ещё полно. Ты лучше расскажи подробнее о своих реформах. Ты говорил, что собираешься отменить рабство?

— Его обязательно надо отменить! — сразу же позабыл обо всех других вопросах король. — Это не только позорно, но и крайне невыгодно — свободные работают больше и лучше, а потому и налоговый сбор возрастёт. У меня появятся деньги на возрождение Мёртвых Земель. Да и руки рабочие освободятся, будет кому строить города и дороги, распахивать и засевать поля.

— Это понятно, — ответила призракша. — Только как ты намерен преодолеть недовольство рабовладельцев? Они от твоих реформ в восторг не придут.

— На такой случай мы кое-что придумали, — ответил вместо Льехха Нэльд. — Вот послушай и сравни с тем, как освобождались рабы в твоём мире. Может, ещё что полезное подскажешь.

Призракша улыбнулась и кивнула.

К переселению в новое тело разговор больше не возвращался.

* * *

Народ на площади взволнованно переговаривался. В этом году проводить обряд Жертвоприношения будет сам король — владыка Варига и прекраснейший из всех поднебесных богов. А может, и небесных…

Люди с восторгом взирали на стоявшего у алтаря короля, столь совершенного как лицом, так и телом. Рядом с королём стоял помощник, закутанный в широкий и длинный плащ с капюшоном. Очень было интересно знать, кто это, но облачение надёжно скрывало черты. Придётся ждать до начала церемонии, когда протокол ритуала заставит помощника сбросить плащ и остаться в той же короткой лёгкой рясе, что и король.

Волнений добавляло и то, что на церемонию Жертвоприношения прибыли татлисиане во главе со своей новой предстоятельницей. Люди посматривали на них с подозрением и неприязнью: мало того, что ещё вчера никакой предстоятельницы у них не было, так орден всегда был ярым противником Жертвоприношения. Неужели эти гады сорвут церемонию, лишив Вариг небесной благодати?

— Именем Всевечного Неба! — раскатился над площадью усиленный магией голос предстоятельницы. Очень мелодичный голос, надо отдать ему должное.

— Король Варига! — говорила предстоятельница. — Ты собираешься принести в жертву Небу воина. Однако древний обычай, одобренный Владыкой Неба Кальдом и его супругой, всевечной покровительницей Варига Ильмой, допускает замену человеческой жертвы радужным драконом. Я привезла тебе самого лучшего дракона, который только был в садах Кариваса. Воин, предназначенный тобой в Жертву, нарушил законы и обычаи Варига. Однако преступление его не из тяжких, и потому варигское право допускает выкуп. Я предлагаю тебе в качестве выкупа за жизнь Нэльга солнечный жезл.

Толпа на площади изумлённо ахнула — солнечный жезл, один из главных символов королевского могущества, шестьсот лет назад был похищен из дворца, и с тех пор Татлисианский орден ревниво и строго хранил свою добычу, используя заключённую в жезле силу для противодействия повелениям варигских государей.

Помощник короля сбросил плащ.

— Вильса! — возмущённо закричал воин. — Как ты могла подумать, что мой брат способен меня убить?!

Предстоятельница Татлисианского ордена вскочила с кресла и метнулась к перилам ложи.

— Нэльд! Ты живой!

— Мы тоже додумались до дракона, Вильса, — сказал король. Немного помолчал и добавил: — А солнечный жезл пусть остаётся в ордене. В залог того, что с противостоянием королей и татлисиан покончено отныне и навсегда. Хватит мучить Вариг нашей враждой.

Предстоятельница взмахнула жезлом, и с ложи к подножию алтаря протянулся золотистый мост. Глава татлисиан подошла к королю.

— Видишь? — показала она на алтарь. — В это углубление должен вставляться жезл. Тогда врата к небесной благодати откроются и без Жертвоприношения.

— Поток благодати будет слишком мощным, — возразил король. — Человеческих сил не хватит, чтобы с ним справиться. Именно поэтому и был придуман обряд с Жертвой — чтобы поток был управляемым.

— Мощь потока будет велика только для одного человека, — ответила предстоятельница. — Но мы опять вдвоём. А значит справимся с чем угодно. Даже с потоком небесной силы. Тем более, что Нэльд нас подстрахует. Как и всегда.

— В одиночку ему тоже не справиться, — покачал головой король.

— Нэльду помогу я, — сказал молодой женский голос. Из-за спин стражников вышла девушка в северянской одежде и с пришпиленной к левому плечу церемониальной лентой второго помощника короля. Предстоятельница посмотрела на незнакомку с удивлением:

— Кто это? — спросила Вильса.

— Мой новый советник, — ответил король. — Подробности после объясню.

Предстоятельница глянула на Нэльда, на девушку, улыбнулась и сказала:

— Хорошо, пусть подробности будут после. А сейчас время начинать церемонию Принятия Небесной Силы.

* * *

Закатное солнце расцветило стрельчатые окна малого королевского кабинета во все оттенки красного и золотого.

Вильса разлила по бокалам вино.

— В Каривасской резиденции отличный погреб, — сказала она. — Таких вин нет даже в столице. А с имбирным печеньем будет ещё вкуснее.

— Да, — попробовала призракша. — Хорошее вино. Вкус даже через чужое тело чувствуется.

Вильса посмотрела на неё испытующе.

— Так почему ты не хочешь остаться в Вариге? Неужели тебе здесь совсем ничего не понравилось? К тому же Нэльд очень красивый и обходительный кавалер! Любая девушка была бы рада такому супругу. Или ты успела положить глаз на Льехха? Если так, то чисто по-женски я тебя понимаю, но говорю прямо — даже думать забудь об этом! Место занято.

— Да нужен мне твой Льехх! — возмутилась призракша. — Тем более, что он только и делает, что о тебе говорит.

— Правда? — обрадовалась Вильса. И посоветовала: — А ты всё же присмотрись к Нэльду. Где ты ещё такого парня найдёшь?

— Ему тарегская принцесса нравится.

— Только по портрету! Вот отправит вас Льехх в совместную ознакомительную поездку по столичному округу, так всего лишь через день путешествия Нэльд и думать забудет обо всяких иноземных лахудрах. К тому же твоё новое тело будет намного красивее, чем теперешнее… Пожалуй, даже покрасивее принцессиного. Так что осенью сыграем сразу две свадьбы!

— Мужчины возвращаются. Слышишь, идут?

— Да, — кивнула Вильса. — Это их шаги.

— А на площади до сих пор народ веселится.

— Праздник Жертвоприношения — точнее, Принятия Небесной Благодати — всегда длится от полудня и до полудня, — пояснила Вильса.

— Орден так легко согласился, чтобы ты отдала королю жезл, — с сомнением сказала призракша.

— Ради того, чтобы уничтожить омерзительный обычай Жертвоприношения, татлисиане пошли бы и не на такие потери.

— Король оставил жезл ордену, — проговорила призракша. — И в ритуале Принятия Благодати теперь король и предстоятельница участвуют на равных.

— Думаю, — сказал от дверей Льехх, — это поможет королевской и орденской власти стать настоящими союзниками.

— Хотелось бы, — ответил Нэльд. — Варигу их противостояние на пользу не идёт. Но, поскольку супруга короля предстоятельницей быть не может, Вильса должна будет подать в отставку. Поэтому сомнительно, чтобы союз монарха и татлисиан получился скорым и прочным.

— Главное, что он вообще есть, — возразила Вильса. — А всё остальное по ходу жизни наработается — и верность, прочность. Пусть не сразу, но наработается.

— Я хотел назначить предстоятельницей Мьярну, — сказал Льехх. — Пока не рассеялась эйфория от замены церемонии Жертвоприношения на обряд Принятия Благодати, татлисиане легко примут королевскую назначенку.

Вильса требовательно посмотрела на иномирскую гостью:

— Ты отказалась, так? Почему? Только не говори, что тебе трудно будет переселиться из одного тела в другое, и поэтому ты опять станешь бесплотным духом.

— Трудно, — сказала призракша. — И даже очень трудно. В это тело я попала по случайности, и не уверена, что смогу переселиться в другое преднамеренно.

Глаза Вильсы стали испуганными.

— И что будет, если у тебя ничего не получится?

— Вернусь домой. На Землю.

— Тоже призраком?

— Нет. Вполне нормальным человеком. Просто моё тело сейчас очень сильно изранено. Лекари раны зашили, и теперь мне осталось только выздороветь.

— Но как ты вообще получила раны? — спросил Нэльд. — Ведь ты же лекарь, а не воин. К тому же лекарь детский, не армейский.

— Всего лишь очередной приступ моего обычного невезения. Пошла в супермаркет — это такая очень большая продуктовая лавка — и нарвалась на грабителя. Он начал палить из пистолета… м-м… из маленького, но многозарядного арбалета. Почти все заряды достались мне. Лекари залатали во мне лишние дырки, и теперь осталось только выздороветь.

— И что сейчас происходит с твоим телом? — спросил Льехх.

— Ничего особенного. Лежит себе на кровати в больнице, и лежит. Я же сказала — теперь надо только выздороветь. Очень скоро я стану из призрака совершенно нормальным человеком.

— Ты не лжёшь, — тихо проговорила Вильса, — но многое утаиваешь. Я чувствую, что здесь что-то не то… Если в нашем мире тебе понадобилось живое тело с мёртвым мозгом, то это означает, что в своём мире ты — живой мозг в мёртвом теле! Твои раны намного сильнее, чем ты хочешь нас убедить! Жизнь в теле поддерживается только за счёт магии.

— В нашем мире нет магии, — ответила призракша. — Совсем нет. Ни капельки.

— Миров без магии не бывает, — твёрдо сказала Вильса. — Если магия Земли не похожа на магию Поднебесного мира, то это ещё не значит, что её нет. Просто использоваться другая магия должна при помощи другого волшебства, только и всего.

— Так и есть, — усмехнулась призракша. — Наша магия называется «техника». Поэтому чисто технически со мной всё будет в порядке.

— А вот теперь ты лжёшь. Эта ваша техника всего лишь не даёт твоему мозгу умереть вместе с телом. Но скоро силы этого волшебства иссякнут, и тогда твоя смерть будет окончательной. Так? А пока ты при помощи вашей странной магии управляешь телом послушницы точно так же, как в театре марионеток управляют куклами на верёвочках.

— Как персонажем в компьютерной игре, — криво усмехнулась призракша. — Но, в общем, ты права — это действительно похоже на управление марионеткой. И всё же я не солгала тебе. Моё тело ещё не мертво окончательно. Его можно вылечить.

Бывшая ольменга, превосходно обученная как слышать, так и видеть вибрации сил Всевечного Неба и Чёрной Бездны, напряжённо всматривалась в лицо послушницы, стараясь увидеть за ним настоящую Мьярну.

— Если уж приходится умирать, — тихо сказала Вильса, — то хотя бы постараюсь не зря подохнуть…

А дальше был провал в глубокий, наполненный пронзительным белым светом колодец.

Мгновением спустя Вильса увидела просторную комнату — тоже белую. И очень неуютную. На потолке сияют невозможно ярким, прямо-таки дневным светом лампы странной формы. У стен возвышаются какие-то огромные непонятные ящики, не стеклянные и не железные, мигают огоньками. Рядом с ящиками стоят кровати, на которых лежат люди — точно такие же, как те, что живут в Поднебесном мире.

Мьярна говорила правду — у большинства из них был жив мозг, а тела мертвы.

А вот и сама Мьярна. Рыжеволосая женщина тридцати двух лет, однако выглядит значительно моложе своего возраста. Красивым её лицо не назовёшь, слишком резкие и неправильные черты, но есть в них какая-то особая, почти магическая притягательность.

Вильса уловила отзвук чего-то важного за пределами комнаты. Потянулась к источнику вибраций и увидела больничный коридор, а в нём двух мужчин зрелых лет. Один одет как и все здешние лекари — в мешковатые рубаху и брюки, второй обряжен в серо-зелёный костюм непонятного кроя: не то рабочая одежда, не то какое-то облачение… Поверх этой одежды наброшено что-то вроде белого плаща.

— Олег! — грозно взрычал странно одетый. — Что ты мне тут… бредовину втираешь?! Две пули в лёгком, одна в печени… В Афгане ты и не такое без следа вылечивал! А сколько лет с тех пор прошло?! Да ваша медицина уже столько нового и полезного понапридумывала. Ну что ты молчишь, профессор хренов?

— Средства от пули в сердце до сих пор не найдено, Витя.

— Что? — лицо мужчины побледнело под стать белому плащу. — Как пуля в сердце?!

— Увы, Витя… Жизнь Марины поддерживается только аппаратурно. По сути дела, это уже не жизнь, а всего лишь её иллюзия.

— И что с того?! — опять взрычал названный Витей. — Ведь есть же искусственное сердце! Или трансплантация донорского.

— Только ни при таких сопутствующих ранениях, — ответил лекарь. — К тому же трансплантация и протезирование всегда сродни лотерее: будет отторжение, не будет — заранее сказать сложно. Да и очередь на такие операции чрезмерно длинная… Но самое главное, Витя, сопутствующие ранения. Даже с самой лучшей аппаратурой Марине не хватит сил дожить до операции.

— Значит, без вариантов?

— Ты боевой офицер, Витя, и сам прекрасно всё понимаешь.

Мужчина сдавленно застонал, отвернулся.

Вильса из их беседы поняла только одно — если у Мьярны будет здоровое и крепкое сердце, то всё остальное лекари смогут исцелить. В этом мире действительно нет ни капли магии. Но ведь Вильса сейчас и не на Земле! Она по-прежнему в Поднебесном мире. А значит, можно попробовать… Пусть Вильса ничего не понимает во врачевании ран, зато Мьярна прекрасно знает, как должно выглядеть и работать здоровое крепкое сердце. Она сама всё сделает. Главное — передать ей нужное количество небесной силы, которой они сегодня набрали столь обильно.

Вильса покрепче сжала руки Нэльда и Льехха. Брат и супруг, самые близкие и надёжные в мире люди.

— Давай, сестрёнка, — подбодрил Вильсу Нэльд.

— У тебя всё получится, любимая, — сказал Льехх.

И Вильса плеснула Мьярне поток силы…

…Мягко осело на ковёр тело мёртвой послушницы.

…А где-то очень далеко, в непонятном и странном мире по имени Земля, лекарь Олег торопливо посматривал распечатки с реанимационных и диагностических аппаратов и требовал готовить к немедленной операции пациентку Волошину Марину Викторовну.



Содержание:
 0  вы читаете: Король, призрак и церемонии : Влада Воронова    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap