Фантастика : Космическая фантастика : Глава третья Учёба Дениса в галактическом университете на халяву и прибытие землян на Кохаун : Александр Абердин

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  3  6  9  11  12  13  15  18  21  24  27  30  33  36  39  42  45  48  51  54  57  60  63  66  69  72  75  78  81  84  87  90  93  96  99  102  105  108  109

вы читаете книгу




Глава третья

Учёба Дениса в галактическом университете на халяву и прибытие землян на Кохаун

Денис открыл глаза и изумился. Во время подъёма в небеса его малость сморило и он закемарил, а проснувшись, обалдел от увиденного. Он парил в ярко-синем небе над какой-то золотой долиной, окруженной высоченными, причудливыми скалами, сверкавшими полированным золотом и разноцветными драгоценными камнями. Воздух был тёплый и напоенный медвяными ароматами. Он взглянул сначала на свою грудь и увидел, что на ней нет никаких шрамов, не было их и на его руках. Да, и парашюта над его головой тоже не было, но он всё же каким-то образом парил в небе, словно птица. Денис, поразившись такой удивительной красоте, не выдержал и воскликну:

- Где это я?

Приятный баритон ответил ему:

- Ты в хранилище знаний галактики, человек с планеты Земля. Как тебя зовут? Назови своё имя.

Инопланетянин, говоривший с Денисом, хотя и разговаривал по-русски, всё же говорил как-то странно, не то что бы с акцентом, но как-то певуче и протяжно. Сообразив, что ему очень круто подфартило, Денис вежливо кивнул и представился:

- Меня зовут Денис Николаевич Кирпичников. Я командир отделения профессиональной пожарной части номер тридцать четыре. А как вас зовут и где я нахожусь?

Инопланетянин проигнорировал его вопросы и снова задал вопрос весьма странного свойства:

- Ты готов раскрыть своё сознание, чтобы принять те знания, которыми я обладаю, Денис?

Из этого вопроса Денис по прозвищу Кирпич, кличка Пережженный, сразу же понял, что разговоры разговаривать инопланетянин не намерен, зато он может на халяву обрести знания галактики и хотя это показалось ему слишком много, так ведь и башка может лопнуть, он всё же кивнул головой и ответил:

- А то! Всегда готов! Что я должен сделать, сесть за парту?

- Не противиться мне. — Сердито ответил невидимый инопланетянин и добавил — Сделай глубокий вдох и мысленно представь себе, что ты открываешь широкие двери руками.

Денис так и сделал. Его воображение мигом нарисовало перед носом громадные золотые, двустворчатые двери с двумя большими, витыми ручками из золота, украшенные рубинами, он положил на них свои сильные, мощные руки без малейших следов шрамов от ожогов, и распахнул их с такой силой, что те чуть не сорвались с петель. Перед Денисом тотчас вспыхнул огромный, сверкающий яркими сполохами калейдоскоп и он тут же, словно бы отключился с одной стороны, а с другой понял, что его поглотил собой какой-то стремительный то ли водоворот, то ли смерч, а в голове у него что-то громко загудело и стало со звоном лопаться, но и это его ничуть не испугало.

Знания, записанные двоичным кодом на множестве инфокристаллов компьютера-гипнопеда, хлынули в мозг Дениса мощным потоком, ведь он, мысленно раскрывая двери, интуитивно снял все блоки со своего сознания и даже более того, тем самым активировал работу своего мозга, который использовал до сих пор на каких-то паршивые полпроцента. Компьютер-диагност хотя и был лишен даже самых примитивных эмоций, был просто несказанно поражен тем обстоятельством, что землянин, нагло похищенный Саакшем-юс-Мишем со своей планеты, имеет мозг, подобный губке, на которую сколько ни лей воды, она вся в неё впитает. К тому же это был какой-то парадоксально ленивый мозг, или этот землянин был просто напрочь лишен амбиций, а потому не использовал всех его возможностей. Ему даже не пришлось прилагать никаких усилий к тому, чтобы оптимизировать работу этого аппарата мыслительной деятельности, он и без того был прекрасно отрегулирован и имел просто колоссальные возможности для умственной работы.

То, на что должно было уйти минимум три месяца, — процесс размещения информации в мозге обучаемого, уложилось в нём в считанные часы и компьютер, видя, что никаких дополнительных действий по записи недостающих фрагментов не требуется, тут же принялся создавать в сознании Дениса ситуации, для разрешения которых ему требовалось применить те или иные знания. Поначалу это происходило в режиме реального времени, но вскоре компьютер понял, что мозг человека с планеты земля был способен работать гораздо быстрее, хотя это и требовало питать его втрое интенсивнее. Ну, а поскольку Денис находился в чреве робохирурга и тот мог подавать в его кровь сколько угодно глюкозы, то ускорил этот процесс в добрых тридцать раз, что гарантировало практически стопроцентное усвоение знаний в ходе виртуального их усвоения. Ну, а для Дениса с этого самого момента начались весёленькие деньки.

Компьютер-гипнопед действовал в строгом соответствии с вложенной в него программой. Поэтому ему, имей он рот, было бы плевать на нравственность, мораль и все этические нормы вместе взятые. Для него таких понятий просто не существовало, а потому он методично и скрупулёзно натаскивал обучаемого, как тому правильно использовать знания, полученные не в ходе добрых двадцати лет обучения, а записанные на его мозг, но уже не двоичным кодом, а виде графических, цветовых, звуковых и всех прочих сигналов-символов. Используя же различные комбинации этих символов, он мог воссоздать в воображении обучаемого практически любые ситуации. В том числе и такие, в которых кровища хлестала фонтанами, ведь в числе всего прочего Денис обрёл специальность военного хирурга.


Между прочим в информаторий были загружены не одни только знания, но также ещё и кое-какие практические навыки, связанные с ведением боя на поверхности планет и в космосе, а также в отношении диверсионно-подрывной деятельности. Хотя это и был всего лишь общий курс военной подготовки, речь шла о бойцах космического спецназа, а поэтому Денис, сам того не осознавая, приобрёл не только знания, но и навыки космического головореза. Причём это были знания и навыки не какой-либо отдельно взятой из двух главных конфликтующих сторон в Галактическом Союзе, а сразу обоих, обобщённых и проанализированных какой-то третьей, неизвестной даже Саакшу, стороной.

В ходе усвоения знаний Денис чуть ли не ежеминутно становился то учёным-физиком, то инженером-конструктором, то создателем новых компьютеров и даже программистом, а вместе с тем выступал в сотнях других своих ипостасей, чтобы в конечном итоге стать многофункциональным полевым агентом, заточенным на отбор, отлов и подготовку супербойцов для выступлений на подпольных бойцовских аренах, где бои шли не на жизнь, а на смерть. Да, так уж случилось, что как космический крейсер, так и находящийся на его борту компьютер-гипнопед, Саакш-юс-Миш унаследовал после гибели своего компаньона, одного из самых удачливых охотников на туземных бойцов, причём он действительно не имел к его смерти ни малейшего отношения. Просто тот однажды хватил лишку, сел за штурвал флаера и, не справившись с управлением, врезался на нём в стену небоскрёба, да, так, что тот превратился в его могилу. Впрочем, пятно копоти на той стене быстро покрыли новыми облицовочными панелями.

Однако, самым удивительным фактором глубокой гипнопедии было то, что она должна была пройти для Дениса совершенно бесследно в том смысле, что все эти бесконечные лабораторные работы, практика и сдача экзаменов не должна была отложиться в его голове. Когда этот очень длинный сеанс гипнопедии закончится, он должен будет проснуться не помня об этом ровным счётом ничего, но имея уже совершенно иные знания, жизненный опыт и даже рефлексы. Прежние его навыки также останутся при нём. Правда, если ему этого очень уж захочется, то он сможет восстановить в своей памяти весь процесс обучения, вот только ещё ни одно разумное существо, которое прошло через это, такими делами не занималось. В любом случае за сто пятьдесят галактических суток было достигнуто главное, мозг Дениса в процессе умственной деятельности, был теперь задействован, как и мозг любого другого гуманоида в галактике, на тридцать пять процентов, да, но это всё-таки был мозг землянина.

Робохирург, в камеру которого был помещён Денис, все эти сто пятьдесят суток тоже не простаивал без дела. В итоге Кирпич, кличка Пережженный, можно сказать, почил в бозе, но вместо него на свет белый снова вернулся Кирпич кличка Силикатный. Не то чтобы красавчик, но и не урод с несколько грубоватыми чертами лица и добродушной, скуластой физиономией с массивным подбородком и большими, тёмно-серыми глазами, здоровенного роста, атлетически развитый, но не слишком массивный и потому имеющий вес сто пятнадцать килограмм, гибкий, пружинистый и очень сильный физически. За это время волосы на его теле, а Денис отличался волосатой грудью, полностью восстановились, но покрывали сплошным ковром одни только его грудные мышцы, а далее спускались вниз узенькой тёщиной дорожкой. Его руки и ноги были волосаты в меру, зато за это время он обзавёлся длинной, слегка волнистой тёмно-русой причёской а-ля хиппи и окладистой, светло-русой бородой.

Как только с гипнопедией было покончено, Гриммель извлёк спящего Дениса из робохирурга и одел его в ту же самую одежду, которая была на нём в день похищения, — тёмно-синие трусы, тельняшку с голубыми полосками, спортивные шерстяные брюки, серые носки домашней вязки, байковую рубаху в красно-бело-синюю клетку, тёмно-синее галифе на ватине с высоким поясом, рыжий толстый свитер, утеплённые зимние, кирзовые сапоги с мехом и войлочными голенищами, зимний же, как и галифе тёмно-синий бушлат с чёрным цигейковым воротником и шапку-ушанку из ондатры, вернув ему наручные часы «Полёт» в хромированном стальном корпусе и даже большой охотничий нож с рукояткой из рога лося.

Вместе с Саакшем Гриммель спустил кушетку с лежащим на ней Денисом на нижнюю палубу, в большое помещение неподалёку от главного шлюза, весьма смахивающее на тюремную камеру. Вместо нар в ней располагалось десять овальных, трансформирующихся кушеток, стоящих по пять штук возле стен с широким проходом посередине. Одиннадцатая кушетка сиротливо стояла возле стены напротив шлюза. Именно на неё Гриммель и Саакш положили Дениса и пристегнули его к ней темя широкими и толстыми пластиковыми ремнями. Гриммель нажал на кнопку и кушетка превратилась в кресло, за спину которого он поставил оба контейнера с вещами землянина.

Гриммель тут же ушел, а Саакш, внимательно рассмотрев лицо спящего Дениса, улыбнулся, кивнул головой и тоже вышел из камеры. До Кохауна осталось чуть более суток полёта, но он не собирался беседовать со своим пленником слишком долго, а потому компаньон работорговца не стал выводить его из состояния глубокого сна. Ну, а Гриммель немедленно отправился в гибернаторий и принялся выводить из анабиоза остальных землян. Эта процедура началась ещё трое суток назад и теперь он завершал её, доставая из ванн уже ожившие, но всё ещё спящие тела четырёх женщин и шести мужчин в возрасте от двадцати трёх до двадцати шести лет. Все они были белыми, имели европейские черты лица и довольно светлые волосы кроме одной девушки, красавицы с чёрными волосами.

Гриммель действовал быстро, но в то же время чуть ли не нежно и бережно. Раздевая своих пациентов, он сначала омывал их тела, затем сушил феном и одевал в их одежду, после чего отправлял вниз и раскладывал по кушеткам. С этим он покончил за каких-то два часа, после чего принялся прикреплять к спинкам кресел, в которые превратились кушетки, контейнеры с их вещами. Как только все похищенные земляне были готовы к передаче своим новым хозяевам, Гриммель притащил в камеру ещё один контейнер, на этот раз очень большой, и принялся доставать из него одинаковые ранцы довольно внушительного размера. В этот момент в камеру зашел Саакш-юс-Миш. Видя, что на каждом солдатском ранце имеется таблички с именами, он стал помогать своему компаньону. Ставя ранец у ног Дениса, он спросил:

- Гримми, надеюсь в ранцах нет ничего такого, на что смог бы положить глаз какой-нибудь кретин?

Гверриец пожал плечами и ответил:

- Саа, даже если бы я натолкал в эти ранцы золота и драгоценных камней, ни одна сволочь не посягнула бы на них, ведь это же ранцы последнего дара. Такие вручают в армии Империи Тиар тем солдатам, которые отправляются на передовую.

Саакш нахмурился и тут же громко поинтересовался, доставая контейнер с ружьём Дениса:

- Если я тебя правильно понял, Гримми, то всё, что будет прицеплено к ранцу последнего дара, также не может быть отобрано у наших бедолаг? Ну, а раз так, тогда давай положим в них всё самое ценное, что у них было с собой. Как ты считаешь, в них найдётся свободное место?

Компаньон старого работорговца усмехнулся и ответил:

- Это запросто, Саа, ведь я заполнил только одно отделение каждого ранца, так что можно раздвинуть ещё два.

В четыре руки они быстро затолкали в ранцы всё, что было с землянами в момент похищения, после чего сложили на роботележку пустые контейнеры и та улетела прочь. Удовлетворённо кивнув головой, Саакш спросил:

- Так ты считаешь, Гримми, что этого будет достаточно и мне не потребуется ничего говорить покупателю?

Гверриец улыбнулся и ответил:

- Саакш, все имперцы повёрнуты на воинских традициях, чести, верности клятве и тому подобных вещах, но ещё сильнее у них развиты всякие суеверия. Из оружия мы положили в ранцы последнего дара пять ножей, три древних пистолета, да, ещё прицепили к ранцу нашего профессора всех наук это чудовищное охотничье ружьё. Ничего такого, что даже самый строгий из аристократов счёл бы опасным, у них не было, а все их ножи, пистолеты и ружьё и оружием считать-то нельзя. Ну, а я сунул в ранцы по паре комбинезонов, несколько пар нательного белья, обувь, несессеры для мужчин и женщин, да, ещё подарил им каждому по большой электронной книге с миникомпьютером, чтобы было что если не почитать, то хотя бы посмотреть перед сном, ну, и всякая мелочёвка. В общем на первое время этого им хватит, но самое главное, никто на их добро не посягнёт только потому, что имперцы самым страшным грехом считают взять что-либо из чужого ранца последнего дара. У них есть такая примета, — если ты посягнул на последний дар, то либо тебя самого, либо кого-то из твоих близких ждёт смерть на поле боя или под бомбёжкой, причём смерть очень мучительная и страшная. Поэтому никто из имперцев и сам не возьмёт ничего их этих ранцев, и другим не позволит. Ну, а наш профессор это быстро объяснит свои друзьям.

Саакш покрутил головой и проворчал:

- Для этого ему нужно будет сначала найти с ними общий язык и чем скорее он это сделает, тем лучше. Как только мы доберёмся до места, а нам приказано лететь не на сам Кохаун, а почему-то на искусственный астероид их военного космофлота, я поговорю с ним полчаса и постараюсь объяснить, где он оказался и что ему следует делать, чтобы спастись самому и спасти землян, захваченных нами. Поэтому, Гримми, будь готов к тому, чтобы разбудить всех наших пленников.

Саакш и Гриммель вышли из камеры и отправились в пилотскую рубку. Крейсер-охотник «Ормор» уже вошел в звёздную систему желтого карлика, носившего то же имя, что и единственная обитаемая планета в ней, и теперь в сопровождении эскорта из трёх крейсеров-истребителей намного меньшего размера летел к искусственному астероиду имперского военного космофлота. Скорость полёта на завершающей фазе была невелика и они должны были подлететь к этому стальному шару диаметром в семьдесят километров через четыре часа сорок минут. Саакш уже начал злиться, когда с ним, наконец, связался его высокопоставленный заказчик, граф Ниэро де-Селза. На экране появилось красивое лицо этого аристократа, одетого в роскошный наряд полувоенного фасона и он высокомерным тоном сказал:

- Господин юс-Миш, вы опоздали на трое суток.

Саакш немедленно оскалился и спросил:

- Я так понимаю, что могу развернуть свою посудину и лететь отсюда к чёртовой матери, Ниэро?

По лицу графа пробежала тень досады, он не любил, когда его вот так, запросто, называли по имени, но не стал делать из этого проблемы и тут же воскликнул:

- Ты что, ополоумел? Только попробуй сделать это и я немедленно пошлю за тобой в погоню все свои крейсера! Саакш, друг мой, просто ты заставил ждать твоего прилёта одну очень высокопоставленную особу и чем скорее герцогиня Дессия покинет мою планету, тем лучше я буду себя чувствовать. Кстати, Саакш, аукцион отменяется. Герцогиня Дессия каким-то образом узнала, что ты намерен привести на Кохаун целый отряд бойцов, которые практически ничем не отличаются по своему внешнему виду от тиарцев, но сильнее и выносливее их, а потому решила сама с тобой сторговаться. Спешу тебя предупредить, Саакш, это не совсем обычный покупатель. Цену она предложит тебе довольно высокую, но я на твоём месте не стал бы даже пытаться выколотить с неё сверх этого хотя бы один единственный имперский золотой кредит. Она возглавляет какую-то секретную службу в Империи и тебе не следует её сердить.

Саакш глухо проворчал:

- Ну, это мы ещё посмотрим, Ниэро, стану я вообще продавать ей свой товар лили нет. Во всяком случае спасибо тебе за то, что ты меня предупредил. Тем не менее, Ниэро, ты всё ещё мой должник, а там посмотрим, может быть сделка будет выгодной и мы сможем произвести какие-то взаимозачёты.

Ещё через двадцать минут с Саакшем связалась сама герцогиня Дессия де-Вирано-ин-Кастео. Это была на вид совсем ещё юная девушка, причём очень красивая на взгляд Саакша, хотя и брюнетка с тёмно-карими глазами. Она, не соизволив даже поздороваться с ним, сразу же спросила:

- Саакш, твои бойцы светлокожие?

Работорговец в ответ на такой вопрос презрительно фыркнул, оскалился и прорычал:

- Нет, они все синие в желтую и красную крапинку. Мы с моим компаньоном Гримми трое суток пыхтели, чтобы выкрасить их шкуры в такой экзотический цвет. Я могу поворачивать и улетать отсюда к чёртовой матери, мадам?

- Только попробуй! — Прошипела юная красотка — Плазменные орудия этого астероида мигом разнесут твоё корыто на атомы, а спросила я о цвете кожи не случайно. Мне очень нужны бойцы, похожие на тиарцев аристократического происхождения. Чем светлее кожа, тем выше цена, Саакш.

При этих словах Саакш оскалился ещё сильнее, но вместе с тем показал своему компаньону мизинец, благодаря его за отличную подсказку во время их пребывания на Земле. Посверлив герцогиню глазами минуты две, он ответил:

- Да, они светлокожие, но деньги ещё не всё решают.

Та проворчала:

- Так, начинается. Саакш, мне всё известно о твоей привычке выторговывать у покупателей условие, освободить бойцов через двадцать лет. Честно говоря, меня это совершенно не устраивает, но если товар стоит того, то я всё же могу пойти на то, чтобы Империя заключила с ними стандартный военный контракт сроком на двадцать пять лет и даже предоставила им после его истечения вид на жительство, если, конечно, они останутся в живых. Они нужны мне для серьёзного дела, Саакш, а не банального мордобоя на арене. Тебя это устроит?

Саакш в ответ глухо зарычал, но всё же сдержался, чтобы не высказать в лицо этой аристократке всё, что он о ней думает. Он сделал несколько глубоких вдохов и выдохов, после чего сказал:

- Ты дашь мне клятву, что ни одному из моих бойцов не будет отдан приказ превратиться в живую бомбу. Понятно?

- Я их ещё не видела, Саакш. — Подавшись вперёд, с угрозой в голосе прорычала герцогиня.

Саакш презрительно усмехнулся и огрызнулся:

- И не увидишь до тех пор, пока клятва не будет принесена официально, а ты не вручишь мне своего дворянского оружия. Кстати, шпаги мне уже девать некуда, так что пусть это будет на этот раз офицерский кортик.

Герцогиня, как это ни странно, заулыбалась и спросила:

- Неужели ты действительно привёз на этот раз что-то стоящее, а не тех монстров с корявыми рожами, которых обычно продаёшь этим поганцам, владетельным космическим бароном. Хорошо, Саакш, как только твой крейсер влетит в ангар, я лично приду к переходному модулю твоего крейсера и в присутствии командующего астероидом поклянусь тебе, что они никогда не получат приказа стать живыми бомбами, но это не отменяет требования умереть во имя Империи, если того потребуют обстоятельства, Саакш. Сам понимаешь, в галактике идёт война. Ну, а чтобы ты хоть немного развеселился, охотник, я готова заключить с тобой долгосрочный контракт и даже открою один секрет, я намерена создать такие диверсионные отряды, которых ещё никто и никогда не создавал. Ну, об этом мы ещё поговорим.

Герцогиня исчезла с экрана и Гриммель тут же проворчал:

- Не нравится мне эта красотка, Саа, а её предложение я и вовсе считаю весьма опасным, хотя и довольно выгодным.

Саакш покрутил головой и сказал:

- Да, выгоды от её предложения могут быть очень большими, Гриммель. Тут даже может зайти речь о баронском титуле, дружище, но риск всё же очень велик, ведь Империя пусть и медленно, но проигрывает эту войну и с этим приходится считаться.

- Баронство, говоришь? — Задумчиво спросил своего компаньона, с которым уже успел сдружиться за время полёта Гриммель, и добавил — Это очень заманчиво. Ещё ни один гверриец не становился космическим бароном. Говорят, что титул космического барона невозможно купить ни за какие деньги.

Саакш-юс-Миш энергично закивал головой и воскликнул:

- Не то слово, Гримми! Его никогда не предложат ни одному миллиардеру. Зато титул космического барона можно получить за заслуги перед Империей. Очень большие заслуги. Ладно, я пошел вниз, пора поговорить с нашим козырным тузом.


Денис ещё толком не проснулся, но уже почувствовал что-то неладное. Мало того, что он почему-то заснул в своём «Газике», так что-то ещё и сдавливало ему грудь и ноги. Ну, а в следующее мгновение, открыв глаза и увидев перед собой двух типов, при одном виде которых он должен был по идее заорать, как резаный, сразу же сообразил, что находится камере на борту космического корабля, летящего с небольшой скоростью в реальном пространстве. Перед ним стоит ещё довольно молодой лигианец, одетый в капитанский космокомбинезон гражданского фасона, и средних лет гверриец, одетый в космокомбинезон главного техника, но уже почему-то военного фасона. Это была весьма странная комбинация. Между тем в камере, справа и слева стояли трансформирующиеся тюремные кушетки, похоже изготовленные в одном из миров Звёздной Империи Тиар, в которых сидело десять землян, четыре очень красивые девушки и шестеро рослых, крепко сбитых парней. Вот о них он мало что мог сказать. Присмотревшись повнимательнее к лигианцу, Денис усмехнулся и, прочитав его имя на бирке, спросил:

- Ну, и что бы мог означать этот странный маскарад, капитан Саак не юс-Миш? Вы что же, на самом деле похитили нас? Господа, вам светит за это, как минимум пожизненный срок, ведь вы отметились не на какой-то там планете с незрелой цивилизацией, хотя вас и за это никто не станет гладить по головке, а на планете субкритической эпохи своего развития. — Денис аж похолодел, когда произнёс эту фразу, так как понял, что передача знаний галактики вовсе не была сном и рыкнул уже погромче — Ребята, вы даже не представляете себе, в какой вы глубокой заднице оказались. Мой вам добрый совет, немедленно посадите нас в космическую шлюпку, предварительно завязав глаза, и направьте её к ближайшей цивилизованной планете. Или пристрелите. Второе хуже для нас, но будет лучше для вас, поскольку в первом случае я вас обоих найду везде, где бы вы не спрятались. Найду и тогда вы не обрадуетесь нашей встрече. Ох, не обрадуетесь.

Гверриец от таких слов даже попятился, зато лже-лигианец оскалил свои фальшивые клыки и прорычал:

- А теперь заткнись, Денис Кирпичников, и слушай, что скажу тебе я, Саакш-юс-Миш, охотник за бойцами, которого иногда, за глаза, называют работорговцем. От того, насколько внимательно ты будешь меня слушать, зависит как твоя жизнь, так и жизнь твоих сопланетников. Дело обстоит следующим образом, через час с небольшим мой корабль влетит в ангар искусственного астероида "Разящее копьё Тиара" и вы будете проданы мною некоей госпоже. Возможно, что вам очень сильно повезло, а возможно, что и не, ведь она покупает вас всех, оптом, не как бойцов для сражений на арене, а как рекрутов для своей Звёздной Империи. Между прочим, землянин, ты слишком высокого мнения о порядках в Галактическом Союзе. Его строгие законы это одно дело, а вот их соблюдение, совсем другое. Я уже почти сотню лет разыскиваю на самых различных планетах самых лучших бойцов и продаю их тем, кто мне за них хорошо заплатит, и я в этом бизнесе не одинок. При этом хочу пояснить тебе одну свою особенность, землянин, я продаю бойцов только в те зверинцы, хозяева которых дают мне клятву, что ровно через двадцать лет они получат вольную и все те призовые, которые заработают за это время. Последние сорок лет я продаю бойцов преимущественно одним только космическим баронам. Хотя они народ и со странностями, ты скорее всего уже знаешь с какими, зато гибель бойца на арене, у них нечто из ряда вон выходящее. У вас же особый случай. Вы уже рекруты и потому Империя в лице своего военно-космических сил заключит с каждым из вас стандартный воинский контракт сроком на двадцать пять лет. После его истечения те из вас, кто останутся в живых, получат вид на жительство в Империи и соответствующее денежное вознаграждение, но вам обязательно придётся принести клятву верности Звёздной Империи Тиар, а это отнюдь не пустые слова. Империя очень сурово карет отступников. Она находит их где угодно и казнит. Ваше положение с первого же дня будет тем выше, чем большую организованность вы покажете. Тебе, Денис, мною переданы такие знания, которые я и сам был бы не прочь обрести, да, всё как-то руки не доходили. К тому же ты обладаешь всеми психометрическими данными для того, чтобы стать командиром этих здоровенных мужиков и на редкость красивых, но бойких и дерзких девиц. На счёт них я могу тебе сказать только одно, если ты сумеешь их обуздать, то все вместе вы способны стать таким воинским подразделением, пусть и небольшим, которое разгонит целый батальон, если и вовсе не полк. Запомни, парень, только от тебя теперь зависит, сможете ли вы все выжить в этой войне и вернуться лет через тридцать на Землю с новыми знаниями, чтобы не дать вашему миру погибнуть. Так что у тебя есть сейчас выбор, старший сержант Кирпичников, либо ты выведешь свой отряд сам и он пойдёт к месту службы строем во главе с тобой, либо вас всех отправят туда на этих тюремных кушетках. На то, чтобы ты мог объяснить этим обормотам ситуацию, в которой вы все оказались, я могу дать тебе максимум три часа и за это время вас никто, кроме моего компаньона Гриммеля, не будет видеть и слышать, ну, а он сделает всё, чтобы вы не выбрали смерть вместо службы Звёздной Империи Тиар. Ну, что ты выбираешь?

Денис сузил глаза, пристально посмотрел на Саакша и тихим, но до ужаса ледяным голосом сказал:

- Прикажи своему главному технику Керл-Роганту пустить бодрящий газ и освободит пока что меня одного Саакш, а также начинай присматривать себе место на кладбище. Как только срок моей службы закончится, я начну охотиться на тебя, подонок, и ты не спрячешься от меня даже на Вении, среди самого страшного из тех радиоактивных пепелищ, которыми она покрыта. Поверь, я не сдохну до тех пор, пока не урою тебя.

На этот раз Саакшу сделалось не по себе от такой угрозы. Тем более, что он доподлинно знал, с кем имеет дело. Достав из нагрудного кармана космокомбинезона стопку психоментальных карт, он бросил их на колени Денису и всё же проворчал:

- Не тебе охотиться на меня, сопляк. Ладно, это тебе последний подарок от папаши Саакша. По этим психоментальным картам ты сможешь определить, что представляют из себя твои бойцы, и как их нужно расставить. Сейчас Гриммель приведёт их в чувство и освободит тебя от пут. Помни, сержант, твоя жизнь и жизни этих землян зависят только от тебя одного и тех решений, которые ты примешь. Не советую тебе идти против Империи, погибнешь сам и погубишь своих людей. Ну, а что касается охоты на меня, то мне плевать на тебя и твои угрозы. За минувшие годы я их выслушал уже не одну сотню раз и, как видишь, до сих пор жив, хотя мне доводилось продавать на арену парней не в пример тебе круче. Да, кстати, Денис, рано или поздно мы обязательно встретимся, но скорее всего тогда тебя будет интересовать только один вопрос, где купить по дешевке космический корабль, способный быть невидимым. На каждом углу такие не продают, а к тем господам, у которых его можно купить, без солидной рекомендации вроде той, которую могу дать я, ты не подойдёшь.

Тем не менее Денис продолжал сверлить Саакша ненавидящим взглядом. Гриммель, видя это, огорчённо вздохнул и сказал:

- Парень, в ваших ранцах имеются несессеры для мужчин и женщин, а в них универсальные бритвы. Ты должен уметь ими пользоваться. В общем, имперцы крайне неодобрительно относятся ко всяким бородатым типам. С бородами у них не могут расстаться одни только простолюдины и все те, кто хочет своим внешним видом нанести аристократам оскорбление. Было бы неплохо, если вы переоденетесь в космокомбинезоны. Они имперского фасона, я пошил их в корабельной мастерской специально для вас и даже изготовил настоящие, шерстяные форменные береты, которые носит только космодесант. В общем решайте сами, на кого вы будете похожи, на ленивое, тупое быдло, глядя на которое имперцам сразу же захочется плеваться, но они всё равно сдержатся, или на людей, высоко чтящих самих себя и чувства аристократов, а потому даже на смерть идущих с высоко поднятой головой. Они же в конце концов не виноваты в том, что получили именно такое воспитание.

У Дениса в памяти тотчас всплыла универсальная бритва, совсем не похожая на те, которые изготавливались на Земле и он молча кивнул головой, слегка улыбнувшись главному технику. Саакш и Гриммель вышли из камеры вместе и главный техник, прежде чем пустить в неё бодрящий газ, негромко сказал:

- Саакш, извини, но я не считаю угрозу этого мальчишки пустой. Когда он высказывал тебе свои угрозы, его сознание было совершенно спокойным, так что нам нужно будет всегда помнить, что у нас теперь есть очень опасный враг.

Работорговец развёл руками и ответил:

- Ну, что тут теперь скажешь, Гримми. Одним врагом больше, одним меньше, какая разница, ну, а кроме того не забывай о том, какими знаниями мы облагодетельствовали этого конченного психа. Думаю, что как только он немного поостынет, то поймёт, что я действовал из благих побуждений думая, прежде всего, о судьбе его мира, который, если не протянуть ему руку помощи, может сгореть в огне термоядерной войны.

В принципе Саакш был полностью прав. Денис не испытывал к нему такой уж жуткой ненависти, хотя и целоваться тоже не полез бы, но уже по причине наличия у Саакша чуть ли не тигриных клыков. Хотя времени на раздумья у него не было, он чуть ли не мгновенно оценил ситуацию и не находил её такой уж и ужасной. Звёздная Империя Тиар была далеко не такой ужасной, какой её рисовала пропаганда Технореспублики Ан-Рабат. Во всяком случае имперцам было ради чего воевать, ведь для них слова долг, честь, благородство, древние корни, традиции и многие другие, столь же возвышенные по своему смыслу, не были пустым звуком. Ну, а Технореспублика, управляемая технократами, хотя она и имела множество привлекательных сторон своего бытия, всё же имела куда больше отрицательных черт и республикой была сугубо номинально, да, и властью народа в ней даже и не пахло. Правда, Денису совершенно не хотелось отдавать свою жизнь ни за одну, ни за другую воюющую вот уже более полутора столетий сторону, равно, как и убивать кого-то во имя чужих и потому чуждых для него идеалов.

Бодрящий газ быстро разбудил его товарищей по несчастью и камера моментально наполнилась матом на английском, французском, шведском, немецком и испанском языках, причём по-испански витиевато и очень остроумно материлась очаровательная красотка, одетая в роскошный, прямо-таки бальный, наряд красно-чёрных цветов, а также девичьим визгом. Денис, почувствовав, как с его тела сползли широкие пластиковые ремни, выждал пять минут, встал и зычным голосом рявкнул на всех услышанных им за это время языках, последовательно:

- Заткнитесь немедленно и послушайте меня!

Ему пришлось повторить это трижды, прежде чем он достиг искомого результата. Наконец наступила тишина и он спросил:

- Все понимают по-английски?

Его друзья по несчастью дружно закивали головами, а испанка звонко воскликнула:

- Si senor!

Денис широко заулыбался, потеребил свою бороду и буквально в течении каких-то десяти минут обрисовал им сложившуюся ситуацию, после чего, наконец, представился:

- Ну, а меня зовут Денис Кирпичников, если попросту, то Дэн, я русский, из Советского Союза, в прошлом служил в воздушно-десантных войсках и так уж случилось, что теперь знаю почти всё об этом чёртовом Галактическом Союзе и Империи потому, что в отличие от вас весь путь до того места, где мы вскоре окажемся, лежал не в анабиозе, а был подключен напрямую к гипнопеду. В общем я, похоже, очень неплохо разбираюсь во многих вещах и знаю не только всегалактический универсальный язык, но и ещё целую кучу других языков. Ну, и вот ещё о чём я должен вам сказать, товарищи иностранцы, я ваш командир. Та сволочь, которая нас выследила похитила и продала в рекруты Звёздной Империи Тиар, охотник Саакш-юс-Миш, пользуясь имеющимся у него оборудованием подобрала нас таким образом, что все вместе мы можем составить отличное, да, что там, самое лучшее отделение в их долбанных военно-космических силах, ну, а мне придётся быть вашим командиром. Ну, а поскольку я в этом деле кое-что понимаю, то могу смело сказать вам, ребята, мы, похоже, потенциально самые лучшие солдаты если не на всей Земле и даже не во всех тех странах, откуда нас похитили, то точно в областном масштабе, а если точнее в круге диаметром сто пятьдесят километров. Скажу сразу, командовать я уже умею очень неплохо и даже имею правительственную награду за Чехословакию. Так что теперь мы должны решить, или вас всех отсюда вывезут на этих креслах, или мы выйдем отсюда строем, как это и полагается всякому боевому подразделению. Я обещаю вам, ребята, что через двадцать пять лет все вы отправитесь обратно на Землю, но наш путь туда лежит через эту чёртову войну между Звёздной Империей и Технореспубликой.

Бородатый парень, настоящий громила лишь немного ниже ростом, чем Денис, одетый в костюм из чёрной кожи на молниях, тут же возмущённо завопил:

- Я требую встречи с консулом США!

Денис покрутил пальцев у виска и ответил:

- Ты ещё потребуй себе Мерилин Монро в постель.

- Но она уже умерла! — Воскликнул американец, одетый в чёрную кожаную косуху, и как раз этого Денис не знал.

Испанка, глаза которой были полны слёз, тихо сказала:

- А консул США на той планете, куда нас везут, появится очень не скоро, амиго. Давайте лучше послушаемся Дэна и сделаем так, как он говорит. Поверьте, этот гад не зря научил его языкам и всему прочему. К тому же, как я поняла, нас продали не в рабство, а в рекруты, то есть мы просто станем солдатами какой-то Империи, чтобы воевать за неё. Но мы же не одни будем воевать в конце-то концов, а вместе с другими солдатами.

Денис улыбнулся, подошел к девушке, снял с кушетки её ранец и весёлым голосом сказал, освобождая её:

- Ты молодчина, Кармен. Ты, наверное, такая же храбрая, как и Долорес Ибаррури.

Тёмно-карие глаза испанки моментально вспыхнули и она, сердито сдвинув брови, воскликнула:

- Я идальга, Дэн, и мои предки никогда не имели ничего общего с коммунистами! Правда, они эмигрировали в Аргентину, когда к власти в Испании пришел каудильо. Увы, я никогда не была в Испании и училась в Бостоне. Точнее приехала туда учиться, но вот почему-то оказалась здесь. А вообще-то меня зовут не Кармен, а Алисия, Алисия Нуэве. Не знаю, каким я смогу стать солдатом, но пловчиха я очень хорошая.

Денис с улыбкой посмотрел на высокую красавицу-испанку с просто изумительными формами и такой роскошной грудью, что это казалось ему просто каким-то чудом, и сказал:

- Солдатами не рождаются, Алисия.

Бородатый байкер громко крикнул:

- Эй, русский, хватит охмурять Кармен! Давай, освобождай нас всех. Мне всё равно, кто будет мною командовать, лишь бы ты не отдавал идиотских приказов, которые невозможно исполнить. Из-за такого приказа мой папаша погиб в Корее. Меня зовут Боб, то есть Роберт Стюарт и я тоже служил в армии, воевал с коммуняками во Вьетнаме. В морской пехоте. — Огорчённо вздохнув, он добавил — Увы, я всего лишь рядовой.

Освобождая из пластиковых оков всех подряд, Денис громко и внятно сказал:

- Ребята, мы все здесь будем на первых порах рядовыми. Не думаю, что нас немедленно бросят в бой. Поэтому уже очень скоро нас всех ждёт учебка. Ну, а пока что берите свои ранцы, я сейчас сделаю из этих кушеток ширму и мы быстро переоденемся в космокомбинезоны имперского образца. Парни, а нам всем нужно будет к тому же ещё и побриться, и, желательно, постричься малость покороче, чтобы мы были похожи на солдат, а не на хиппи. Нам нужно обязательно произвести на наших будущих командиров хорошее впечатление, в общем пустить им пыль в глаза, чтобы не нажить неприятностей на свою собственную задницу, а чем-нибудь насолить мы имперцам всегда успеем. Причём по крупному, но только втихую.

Хотя настроение у Дениса было ни к чёрту, он, как мог, подбадривал своих товарищей по несчастью и говорил им, что им очень сильно повезло, ведь они первые земляне, которые улетели от своей планеты так далеко, и что все войны рано или поздно заканчиваются. В общем хотя на душе у него и скребли кошки, он старался сделать всё возможное и невозможное, чтобы его новые друзья не стали биться в истерики. Похоже, что Саакш был полностью прав, когда сказал, что он уже является их командиром. К его словам прислушивались и делали так, как он говорил, не только девушки, но и парни. Ну, а Денис, в свою очередь, первым делом стал объяснять им, чем является та или иная вещь, которую он доставал из своего ранца, а их в нём было немало.

Гриммель не поскупился на приданное землянам и те обнаружили в своих ранцах довольно много полезных вещей, о предназначении которых Денис знал практически всё. Он даже коротко рассказал своим бойцам о планете Энеде, на которой были изготовлены их электронные книги и беззвучно работавшие бритвы, идеально выбривавшие лица и превращавшие волосы в туго спрессованные брикетики. Денис сразу же сказал, чтобы они их не выбрасывали, а складывали в специальные контейнеры, объяснив всем, что это ценное биологическое сырьё для производства протоплазмы, абсолютно тождественной их организмам.

Он уже устал поражаться тому, как много знает о совершенно чужом для него и при этом невообразимо огромном мире, но ещё больше он удивился бы, узнав, что даже старый космический бродяга Гриммель Керл-Рогант не знал миры Галактического Союза хотя бы на треть так же хорошо, как знал их теперь Денис. Зато благодаря своей исключительной информированности он сразу же завоевал огромный авторитет в глазах своих товарищей. Как только все переоделись и сложили свои земные вещи в ранцы, он первым делом поинтересовался у девушек, нашли ли они в них какие-нибудь заколки, после чего причесал и заколол им волосы таким образом, как это было принято в имперским космофлоте, после чего принялся стричь парней, каждого его собственной новенькой универсальной бритвой, её, как ведь можно было использовать ещё и как машинку для стрижки волос. Его самого взялась постричь Кармен и, в конечном итоге, они стали выглядеть в своих тёмно-синих, добротных космокомбинезонах отделанных серебряным галуном, но без погон, чёрных беретах плотного фетра с малиновой каймой, и массивных, но в то же время лёгких и весьма элегантных, бутсах, очень даже щеголевато и импозантно, в общем мигом стали крутыми рекрутами.

Как только с подготовкой к строевому смотру было покончено, Денис построил их по ранжиру в две шеренги и целых десять минут они маршировали стоя на месте. После этого, объяснив новобранцам и бывалым солдатам ещё раз, как важно не ударить в грязь лицом, чтобы не нажить себе врагов с первого же дня, он достал свой скромный тормозок и предложил перекусить, чем Бог послал. Тем более, что продукты выглядели так, словно их только сегодня купили. У некоторых из ребят также оказались с собой кое-какие съестные припасы и их тоже присоединили к общему столу, но Денис сразу же сказал, чтобы земное печенье, конфеты, бутылка виски и четыре бутылки пива были отложены до тех времён, когда всех одолеет ностальгия им захочется чего-то земного. Француженка Аннет сразу же смеясь воскликнула:

- Дэн, вот теперь я верю, что ты русский! Только русские страдают такой чушью, как ностальгия, хотя это слово и французское. Знаешь, парень, своей собранностью ты больше похож на немца, правда, твоей напористости позавидуют и американцы.

Боб Стюарт тут же с ней согласился:

- Да, этот парень прёт, как «Фрейтлайнер», за рулём которого сидит матёрый дайвер-дальнобойщик. Тебе, бы, Дэн, к нам в Нью-Йорк, ты бы там сразу же сколотил отличную команду байкеров. Ты, как я погляжу, умеешь заводить народ.

Денис весело улыбнулся и воскликнул:

- Боб, а мы уже и так самая лучшая команда! Ребята, как только я начинаю вспоминать годы своей службы, то у меня сразу же всплывают в памяти такие вещи, что мама не горюй. Не знаю что там думают о себе имперцы, но мне кажется, что я и без их помощи сделаю из вас настоящую элиту спецназа. Правда, у меня сейчас мелькнула в голове вот какая мысль. Мы здесь чужаки, поймать нас на вранье будет очень трудно, а потому давайте придумаем себе дворянские корни, чтобы местные аристократы не кидали на нас косяка. Честно говоря, мне-то этого и придумывать не надо, ведь я и так происхожу пусть и из обедневшего, но всё же дворянского рода. Правда, мой дед, отказавшись от службы в царской армии, он был поручиком гусарского полка, женился на крестьянке и стал пасечником.

Алисия сверкнула своими огромными, карими глазищами и чуть ли не возмущённо воскликнула:

- А мне и придумывать ничего не нужно, я и без того контесса дель-Нуэве, Дэн. У моих родителей даже был замок, но его отобрал у них каудильо.

Француженка Аннет Клуа заулыбалась и бойко сказала:

- Я тоже леди, Дэн, мой папа шевалье, но поскольку наш дед ярый республиканец и демократ, то из де-Клуа превратились в простых Клуа, ведь он был до войны депутатом парламента.

Боб почесал затылок и честно признался:

- А мой далёкий предок был самым простым пиратом, но ты знаешь, Дэн, мне нравится твоя идея.

Мрачноватого вида рыжий немец улыбнулся, протянул руку Денису и негромко сказал:

- Дэн, знаешь, мне поначалу хотелось тебя задушить, но я передумал, вот тебе моя рука. Мои предки родом из Восточной Пруссии, которую у нас отобрали Советы, ну, а я барон фон Штауб. Когда-то все фон Штаубы служили в русской армии.

Денис с улыбкой пожал Вилли руку и сказал:

- Ну, это наверное про вас говорили, что самый лучший русский, это остзейский немец. В общем я так понял, ребята, что вам будет не западло стать настоящими дворянами. Даже на этот счёт у меня имеется кое-какая информация, так что я вам всем помогу разработать простые, но надёжные, как лом, дворянские легенды. Мы все, как Кармен, Вилли, Аннет и я должны показать себя, так сказать, обиженными дворянами, жаждущими реванша.

При слове реванш Вильгельм фон Штауб громко захохотал и воскликнул:

- Вот это ты здорово сказал, Поручик! Меня в университете как раз и прозвали Реваншистом за то, что я всегда ходил на собрания нашего прусского землячества и даже организовывал демонстрации в Бонне.

Вслед за Вилли дружно расхохотались все рекруты и вот тут-то Денису окончательно сделалось легче на душе. Одну точку опоры он уже нашел. В своих дворянских корнях и дворянских корнях его друзей. Девушки быстро нарезали бутербродов с копчёным кабаньим окороком и солёными огурчиками на бородинском хлебе и с медовухой из полиэтиленовой фляжки они пошли на ура, хотя пить её и приходилось из одного стаканчика, после чего они слопали ещё и два длиннющих французских бутерброда-багета опять-таки с кабанятиной, но уже сдобренной оливками и даже майонезом из полиэтиленового пакетика.

Настроение от этого бесхитростного перекусона у всех поднялось и когда двери камеры открылись, они быстро поднялись с кресел, оправились, быстро оглядели друг друга, забросили за плечи ранцы, построились и вышли из неё. За камерой стояло с полдюжины странного вида солдат, закованных во что-то нечто матовой чёрной, с серыми вставками, брони, да ещё и в чуть ли не гермошлемах, как у космонавтов, но несколько иной, яйцевидной формы. В руках они держали и вовсе какие-то совершенно невообразимые штуковины, лишь отдалённо напоминающие собой автоматы, только очень уж массивные.

Солдаты, стоящие по обе стороны от дверей, при виде выходящих строем рекрутов немедленно взяли на караул и препроводили их по широкому, стальному коридору к выходу из корабля не как конвоиры, а словно почётный эскорт или что-то в этом роде. Из довольно мрачного, скудно освещённого стального коридора они вышли в другой, светло бежевый и ярко освещённый, более широкий и высокий. Перед ними разъехались широкие белые двери, украшенные гербом Звёздной Империи Тиар и Денис сразу же понял, что их действительно доставили на военную базу. Весьма длинный корридо был переходным модулем, пристыкованным к космическому кораблю Саакша-юс-Миша и теперь они покинули его навсегда. Как только они вошли в просторный зал, Денис догадался, что они всё ещё находятся в космосе. Это легко можно было определить по ещё двум герметическим дверям, имеющимся в этом зале.

Ну, а ещё в зале находился большой кар-антиграв с полутора дюжинами сидений, какими обычно пользуются на очень больших космических объектах. Из этого ему стало ясно, что Саакш не надул его относительно искусственного астероида "Разящее копьё Тиара". Солдаты вошли в зал вслед за ними и офицер имперского военного космофлота в звании капитана, так во всяком случае его звание соответствовала тем воинским званиям, которые были приняты в советской армии, одетый в тёмно-синий, щегольский мундир с удлинённым кителем, с серебристыми эполетами, вежливо склонил голову и сказал:

- Господа, прошу садиться в этот экипаж. Вас отвезут на нём на другой космический корабль.

Денис тут же перевёл его слова на английский, отвесил вежливый поклон, и с невинной улыбкой на лице поинтересовался:

- Простите, господин капитан, милорд, а что же господин юс-Миш? Разве он не хочет с нами попрощаться?

Офицер от того, что его назвали милордом, и без того стоявший в величественной позе, и вовсе вытянулся во фрунт, сделал чёткий, акцентированный поклон-кивок, слегка улыбнулся и ответил с лёгкой иронией в голосе:

- Он занят другими делами, господин старший сержант.

Саакш-юс-Миш в этот момент действительно занимался совершенно другим делом. Работорговец находился в огромном кабинете, сидел в кресле напротив герцогини Дессии де-Вирано-ин-Кастео и пожинал лавры. Когда он показал ей видеофильм со своим товаром, а также психоментальные карты рекрутов, та сразу же поняла, что не зря дала клятву этому клыкастому грубияну. Теперь же герцогиня, глядя на него с улыбкой после того, как увидела, какие именно рекруты сошли с борта «Ормора», сказала:

- Саакш, это как раз то, что мне нужно. Ты не мог бы доставить с той планеты ещё пару тысяч таких рекрутов. Поверь, ты на этом просто неслыханно разбогатеешь.

Работорговец усмехнулся и ответил:

- Мёртвым деньги не нужны, ваше сиятельство. Это первый и последний отряд, который я привёз с этой планеты и если вы не хотите прогневать Верховное правительство Галактического Союза, то удовлетворитесь этими рекрутами. Обещаю вам, миледи, что следующая партия рекрутов, которую я доставлю вам через полгода, будет пусть и не лучше этой, но всё же и не намного хуже. Кстати, я не раз сравнивал их психофизические показатели с показателями лучших космодесантников Тиара и смогу вас заверить, что им даже со всей вашей модернизацией организма и всякими там мышечными усилителями до них очень далеко. Эти парни и девушки и без них достаточно сильны.

Герцогиня кивнула головой и согласилась:

- Это я уже успела заметить. Они все на имеют на редкость крепкое телосложение и просто рождены для боя. Надеюсь, что и рефлексы у них соответствующие. Да, у тебя намётанный глаз, Саакш, и, похоже, просто великолепные роботы-разведчики, раз ты в очередной раз сумел за какие-то считанные дни собрать такую прекрасную группу рекрутов, способных к тому же составить боевой отряд. Мы будем готовить их по специальной программе и превратим в суперсолдат. Мне очень жаль, что в моём подразделении будет всего одиннадцать таких бойцов, но я вынуждена с тобой согласиться, если их будет много, то уже очень скоро разразится грандиозный скандал, а он нам совсем не нужен. У Империи и без того хватает проблем. Ну, а теперь поговорим о главном, охотник Саакш-юс-Миш, о цене. У меня для тебя есть два предложение. Первое таково, ты становишься моим тайным советником и поставщиком рекрутов, за что помимо не самого высокого жалованья тебе будет немедленно дарован титул космического барона, а также пожаловано космическое баронство. Оно невелико, это всего лишь планетоид, да, и расположено вдалеке от густонаселенных районов галактики, но это сельскохозяйственный планетоид.

Герцогиня сделала паузу и Саакш тут же сказал:

- Второе предложение меня уже не интересует, миледи, но мне нужно два баронских титула. Второй для моего компаньона и разрешение построить второе баронство. Надеюсь, что в той звёздной системе найдётся ещё один планетоид с богатым содержимым, чтобы я смог построить на нём производственный комплекс. Сельское хозяйство меня совершенно не прельщает, зато мой компаньон родом из аграрного мира.

Дессия де-Вирано-ин-Кастео, которая действительно была ещё очень молода, ей исполнилось всего двадцать пять стандартных галактических лет, улыбнулась и ответила:

- Милорд, тогда вам придётся убрать фальшивые клыки, а вашему другу нужно будет отныне надевать на голову серебряный или золотой обруч, маскирующий его третий глаз. Ну, а теперь простите меня, но я хочу, как можно скорее, встретиться со своими новыми рекрутами. Сегодня же вечером состоится внеочередное Великое дворянское собрание, милорд, и на нём, пусть и в узком кругу, поскольку это событие не следует широко афишировать, вы и ваш друг будете возведены в галактическое дворянство. Да, вот ещё что, Саакш, друг мой, вам придётся простить все долги своим должникам, если они, конечно, не карточные. Простите, но положение обязывает.

Саакш с деланным облегчением вздохнул и воскликнул:

- О, какое счастье, что никто из моих друзей не занимал у меня денег, а играть в карты со мной соглашались только самые отважные из них. Миледи, отныне ваше слово для меня закон, но я всё же настоятельно рекомендую вам подгонять систему подготовки под тех рекрутов, которых я вам доставил, но не их под неё. Других таких уже не будет и поверьте, Дессия, именно они будут самым мощным оружием Империи, а не огромные космические линкоры и многомиллионные армии.

- Саакш, честно говоря, вы тем самым ставите меня в весьма затруднительное положение, ведь мы уже начали апробировать новую систему подготовки полевых агентов и она даёт просто превосходные результаты. — Задумчиво сказала герцогиня войск специального назначения и всё же согласилась — Впрочем, друг мой, я всё же скорее положусь на твоё мнение, нежели на чьё-то иное. Твой жизненный опыт заслуживает уважения.


Содержание:
 0  Похищенные : Александр Абердин  1  Книга первая Рекруты Звёздной Империи : Александр Абердин
 3  Глава вторая Охота на охотника : Александр Абердин  6  Глава пятая Что такое наука побеждать и как её изучить? : Александр Абердин
 9  Пролог : Александр Абердин  11  Глава вторая Охота на охотника : Александр Абердин
 12  вы читаете: j12.html  13  Глава четвёртая Урок галактического крючкотворства : Александр Абердин
 15  Глава шестая Против лома нет приёма : Александр Абердин  18  Глава вторая Первый экзамен отряда "Викинг" : Александр Абердин
 21  Глава пятая Тотальная компьютерная атака викингов : Александр Абердин  24  Глава восьмая Принуждение к переговорам : Александр Абердин
 27  Глава третья Дуэль на сапёрных лопатках : Александр Абердин  30  Глава шестая Тотальная компьютерная атака викингов : Александр Абердин
 33  Книга третья Эскадрон смерти : Александр Абердин  36  Глава четвёртая Тихая Вода : Александр Абердин
 39  Глава седьмая На волосок от гибели : Александр Абердин  42  Глава вторая Десант на Ридалию : Александр Абердин
 45  Глава пятая Тайна Тихой Воды : Александр Абердин  48  Глава восьмая Конец "Тихой воды" : Александр Абердин
 51  продолжение 51 : Александр Абердин  54  Возвращение Кармен : Александр Абердин
 57  Лесная встреча Дениса : Александр Абердин  60  Возвращение Барбароссы : Александр Абердин
 63  продолжение 63 : Александр Абердин  66  Возвращение Индейца : Александр Абердин
 69  Глава пятая От Волги до Сибири : Александр Абердин  72  Дипломатическая миссия Крестоносца : Александр Абердин
 75  Возвращение Русского Медведя : Александр Абердин  78  продолжение 78
 81  Возвращение Воробышка : Александр Абердин  84  Возвращение Кармен : Александр Абердин
 87  Лесная встреча Дениса : Александр Абердин  90  Возвращение Лесника : Александр Абердин
 93  Возвращение Лесника : Александр Абердин  96  Возвращение Валькирии : Александр Абердин
 99  Возвращение Берсерка : Александр Абердин  102  Возвращение Валькирии : Александр Абердин
 105  Возвращение Берсерка : Александр Абердин  108  Глава седьмая Большое вече в Нью-Йорке : Александр Абердин
 109  Дипломатическая миссия Крестоносца : Александр Абердин    



 




sitemap