Фантастика : Космическая фантастика : Глава вторая Из огня, да в полымя : Александр Абердин

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30

вы читаете книгу




Глава вторая

Из огня, да в полымя

   Денис специально не стал задерживаться в родном городе, чтобы не расслабляться. Он был жутко зол на тиарцев, людианцев и всех остальных галактов, кто имел к этому делу хоть какое-то отношение из-за того, что им мало того, что не сообщали ничего об истинном положении дел на Земле, так по сути дела не дали никакой полезной информации. Впрочем, злиться то он злился, но ничем этого не выдавал хотя бы потому, что уже понял, в чём заключался подвох. Император Илиантис, вместе с кое-какими деятелями с Людианы, таким образом просто заставлял его взять бразды правления на Земле в свои руки и он уже понял, что отвертеться от этой обузы уже не сможет. Да, и лайры, хитро выгибая свои усики, посмеивались в кулак так ехидно, что ему даже захотелось настучать кое-кому по его блестящей тыкве. Этого он тоже не стал делать и вместе с ними отправился на "Викинг", с которого Одиссей телепортом спускал вниз громадные контейнеры и сотни рабочих роботов. Хитро улыбнувшись, он всё же показал Рогашу кулак и после обеда снова высадился на Землю. На этот раз в Тульскую область.


   Возвращение Кармен.


   Кармен покинула борт "Викинга" последней, когда Денис уже встретился с графом де-Воэртом. Она не стала брать себе ни мотоцикла, ни автомобиля. Кармен придала своему боекостюму вид понаряднее, взяла с собой двести тысяч песо, деньги, по словам тиарцев, немалые, и отправилась в Бэнос-Айрес пешком, попросив Одиссея высадить её на Площади Республики. Там она и оказалась в два часа ночи. Не смотря на зиму, погода стояла довольно тёплая, но в своём долгополом серебристом пальто и светло-сером брючном костюме, она не замёрзла бы и на Южном полюсе. Её родители жили неподалёку, на улице Уругвай, в старинном доме напротив Дворца Юстиции, и она сначала хотела дойти до него пешком, но потом подумала, что будить таких глубоких стариков будет с её стороны некрасиво и помахала рукой стоящему такси. Это была, естественно, машина китайского производства. Кармен села в неё и весёлым голосом сказала:

   - Парень, покатай меня по центру города. Можешь отвезти в какое-нибудь заведение, где подают настоящий мате, а потом, когда наступит утро, отвезёшь меня к моим старикам.

   Водитель, посмотрев на неё в зеркальце заднего вида, охотно откликнулся на просьбу, но сразу же предупредил:

   - Сеньорита, я знаю одно место, где вы сможете не только выпить мате, но и отведать самую лучшую парриллу во всём Буэнос-Айресе. Правда, этот ночной бар находится в районе доков и сеньоритам посещать его ночью без кавалера небезопасно, но если вы мне приплатите, то я сопровожу вас туда.

   Таксиста, судя по внешности индеец-кечуа, Бог наделил весьма широкими плечами. Кармен улыбнулась и ответила:

   - Отлично! Вези меня туда, парень, но учти, если ко мне станут приставать очень уж крутые мачо, лучше побудь у меня за спиной, я и не таким рога обламывала. А потом отвезёшь меня домой, к мамочке. Я её так давно не видела.

   Водитель кивнул и поехал к докам. Буэнос-Айрес, во всяком случае его центр, не слишком-то изменился и Кармен с радостью глядела на знакомые ей с детства дома. Улыбка не сходила с её лица, а вместе с ней улыбался и таксист. Смуглый мужчина средних лет хотя и имел волнистые волосы, всё же куда больше походил на индейца, чем на креола. Время от времени он рассказывал ей о достопримечательностях её родного города, но, увидев рекламу чая "Липтон", выругался, затем извинился и сказал:

   - Простите, сеньорита. Ненавижу англичан. Мой дед потерял ногу на Мальвинах, а они набрались наглости и когда их выдавили с островов муслимы и индусы, заполнили весь Буэнос-Айрес. Скупили чуть ли не половину города и теперь для того, чтобы вы могли выпить мате, мне приходится везти вас на авениду Инженеро Хуэрго, потому что во всех остальных ночных барах, вам вместо мате предложат эту английскую мочу в пакетиках. И вот что удивительно, селиться в пампе, они не желают.

   - Хесус, но ведь беженцы - англичане и просто не выживут в пампе, вот они и селятся в городах. - Миролюбиво сказала Кармен, пытаясь успокоить разгневанного таксиста.

   Тот широко заулыбался и согласился:

   - Что верно, то верно, сеньорита. - И тут же удивлённым голосом воскликнул - Но откуда вы знаете, что меня зовут Хесус? Вы что, умеете читать мысли? Ведь я только что подумал - Хесус, впервые в жизни в твою машину села настоящая испанская контесса, а ты, глупец, так распускаешь в её присутствии свой длинный язык. Такой красавицы, как вы я ещё никогда в жизни не видел, но вам это, наверное, говорят по сорок раз в день.

   Кармен весело рассмеялась и ответила:

   - Я просто угадала, Хесус! А вот ты немного ошибся, я маркиза, хотя и графиня тоже. Маркиза де-Нуэве-ин-Кастилья, графиня дель-Нуэве.

   Водитель такси радостным голосом воскликнул:

   - Вот так удача! Ну, тогда я сразу же скажу бармену, кто вы такая и тогда в том баре все станут разговаривать только шепотом. Простите, а вы случайно не родственница старого дона Сильвио дель-Нуэве? Он ведь тоже граф и к тому же старейший житель Буэнос-Айреса. Можно сказать, наша главная знаменитость, вместе со своей супругой, донной Исабель. Их недавно показывали по телевизору. В жизни не дал бы им обоим больше семидесяти, хотя графу уже исполнилось сто двадцать три года, а его супруге сто семнадцать, а они не смотря на столь преклонные годы, такие красивые и бодрые.

   Сначала Кармен решила не выдавать своего инкогнито, а потом подумала: - "Какого чёрта? Дэн уже растрепал о себе всё, а я буду молчать?" и с улыбкой сказала:

   - Я их дочь, Хесус, вздорная и непослушная Алисия, пропавшая в Америке пятьдесят пять лет назад. Меня похитили с Земли двое инопланетян и увезли далеко-далеко, где я стала рекрутом самой настоящей Звёздной Империи вместе ещё с десятью землянами. Мы стали там офицерами спецназа, воевали, а потом нам поручили другую работу. В общем я служила в полиции, Хесус, но не в обычной, а в межгалактическом корпусе розыска и уничтожения особо опасных преступников.

   Глаза водителя округлились и он от такой неожиданности нажал на тормоз. Машина остановилась, а Хесус, повернувшись к Кармен, восхищённо вытаращился на неё и спросил:

   - Вы не шутите сеньорита? О, простите, сеньора.

   Кармен обворожительно улыбнулась и ответила:

   - Всё правильно, Хесус, я всё ещё сеньорита, но надеюсь в самом скором времени выйти замуж за своего командира и нарожать кучу детишек. И я действительно не шучу. Мы недавно вернулись на Землю и выяснили, что хотя и вышли в отставку, нам придётся устроить на своей родной планете грандиозную чистку.

   Вскоре они подъехали к ночному бару "Кабальеро" и таксист, вылетев из машин, со всех ног бросился к пассажирской двери, чтобы открыть её и помочь Кармен выйти. Хесус с поклоном предложил ей опереться о его руку и повёл маркизу к входу в ночной бар, возле которого какой-то изрядно подвыпивший тип вяло и устало переругивался с вышибалой, не желавшим пускать его внутрь. Увидев Кармен, вышибала отодвинул его от дверей, прижал рукой к стене и свободной сделал приглашающий жест. Судя по удивлению, написанному на его лице, он никак не ожидал того, что такую красавицу может заинтересовать их ночной бар, а он действительно не блистал роскошным интерьером. В большом помещении ночного бара было шумно, накурено, но вместе с тем очень вкусно пахло жареным мясом и на многих столиках действительно стояли калебасы с мате. Хесус, зорко оглядев бар, высмотрел самое лучшее место неподалёку от эстрады, на которой никто не выступал, и повёл туда Кармен.

   Ну, а Кармен, в свою очередь, вдруг, захотелось немного поозорничать. После нескольких шагов, её серебристое, длинное пальто, по виду похожее на кашемировое, почернело и превратилось в кожаное. Она быстрым движением достала из кармана чёрный берет, надела его на голову и насмешливым взглядом обвела публику. В зале находилось сотни под две народа и среди них довольно много моряков, в том числе и военных. Перемены в её наряде заметили многие и потому шум и громкие крики сменились невнятным шепотом. Кармен усмехнулась и вслед за этим выпростала из-под пальто свой жетон ликвидатора. Публика недоумённо загудела и стала куда быстрее расступаться перед ней и Хесусом. Они прошли к пустующему столику и сели. Подбежавшей официантке она стразу же заказала две парриллы, две эмпанадас с мясом и два мате, а также бутылку золотой текилы зелёный лимон и соль, которую она не пила с тех пор, как её похитили. Хесус, тут же поинтересовался у неё:

   - Ваша светлость, неужели вы станете пить текилу? Это же мексиканская отрава.

   - Почему бы и нет? - Спросила Кармен - Мне очень нравилась когда-то текила и я не думаю, что мои вкусы изменились за это время, Хесус. Мы научились там делать отличную водку и даже варить пиво, но с текилой у нас так ничего и не вышло, поэтому я по ней очень соскучилась. Знаешь, хотя на планете Тиар делают изумительный коньяк, мне хочется земной выпивки.

   Заказ принесли очень и она, выпив стопку текилы с капелькой лимона и несколькими крупинками соли, слизнутыми с руки, стала лакомиться вкуснейшей парриллой, едва не постанывая от удовольствия. Кармен уже почти покончила с этим аргентинским мясным блюдом, зажаренным на гриле, когда к их столику подошел военный моряк и представился по-английски:

   - Мэм, разрешите представиться, я коммандер Джаред Редстоун, фрегат "Бостон", военно-морские силы США точнее того огрызка, что остался от Штатов. Вы разрешите присесть за ваш столик, я здесь один. Меня очень заинтересовал ваш форменный берет. Простите, в каких войсках вы служите и какой страны. Никогда не видел такой кокарды и тем более такого необычного жетона. Он похож на полицейский, но я не могу разобрать, что на нём написано, хотя и знаю несколько языков.

   Кармен с улыбкой кивнула, погладила жетон и ответила:

   - Это память о моей прошлой службе, коммандер Редстоун. Я ещё недавно служила в полиции, а это, - она коснулась рукой берета - моё самое главное и любимое поприще. - Отвесив кивок, она представилась - Полковник Алисия де-Нуэве, оперативный позывной Кармен, спецназ космодесанта военно-космических сил Звёздной Техноимперии Тиар-ан-Рабат, ну, а ещё я маркиза де-Нуэве-ин-Кастилья, графиня дель-Нуэве.

   Она одарила американца обворожительной улыбкой от которой тот смутился едва ли не больше, чем от услышанного. Джаред Редстоун, пораженный тем, как элегантное серебристое пальто превратился в чёрное, явно, форменное, кожаное пальто, вытаращил глаза, судорожно сглотнул слюну и пробормотал:

   - Мэм, вы меня разыгрываете...

   - Ну, что вы, Джаред, поверьте, у меня и в мыслях такого нет. - Ответила Кармен - Если бы вы умели читать на универсальном галактическом, то прочитали бы, что я специальный агент межгалактического корпуса розыска и уничтожения особо опасных преступников. Точнее, я была им ещё две с половиной недели назад, но вышла в отставку с правом ношения формы, наград и всех регалий. Сейчас я вам их покажу. - Кармен встала, положила берет на стол, распахнула полы кожаного пальто и оно упало на стул, превратившись в нечто серое и бесформенное, зато её лёгкий боекостюм моментально превратился в бирюзовый мундир, расшитый серебром, с красивыми серебряными эполетами и колодкой с доброй полусотней орденских планок, после чего села и с улыбкой продолжила разговор - То что вы видите на мне сейчас, это лёгкий боекостюм, но он ничем не уступает по классу защиты лёгкому боескафандру, а подо мной лежит на стуле уже средний боекостюм. Вот он действительно обладает очень мощной защитой и к тому же с ним я могу летать не хуже спортивного самолёта. Показывать этого здесь, я не стану.

   - В-в-вы инопланетянка? - Ошеломлённо прошептал изумлённый донельзя американский моряк.

   - О, нет, гринго! - Воскликнул таксист - Маркиза Алисия аргентинка! Она дочь графа Сильвио дель-Нуэве и теперь вычистит со своими друзьями нашу планету от всякой швали. Может быть тогда англичане уберутся на свой остров.

   Кармен коснулась рукой плеча Хесуса и ласково сказала:

   - Хесус, когда это произойдёт, ты сможешь, как и наши английские гости, жить на Земле, где угодно, и не на ней одной. Землянам будут открыты все миры Звёздной Техноимперии и не только. Они смогут улететь в любой из миров всех пяти галактик Союза Галактик, но мы всё же постараемся сделать так, чтобы как можно больше землян осталось на Земле.

   Джаред чуть ли не прохрипел:

   - Мэм, неужели вы думаете, что нас куда-то пустят?

   - Ах, мальчик мой, - со вздохом сказала Кармен и тут же поторопилась извиниться - простите, Джаред, но вы так молоды, а ведь мне уже стукнуло восемьдесят, правда, я ничего, держусь бодрячком. Вас, Джаред, как и Хесуса, не просто пустят, вам будут сулить бешеные деньги и предлагать любые блага, лишь бы вы согласились полететь в самые древние миры Союза Галактик.

   - Но почему? - Изумился Джаред - Мы же перед ними, всё равно, что муравей перед слоном, если всё, о чём вы говорите, действительно правда. Что мы сможем им дать? Ведь у нас нет ничего, кроме полнейшего бардака на всей планете.

   Кармен беспечно рассмеялась и воскликнула:

   - О, Джаред, об этом не волнуйтесь! Уж, если мы, одиннадцать землян, пусть и не самых тупых, но и не гениев, сумели подняться на такие вершины в Звёздной Техноимперии, о которых трудно и помыслить, то я представляю себе, кем станут те люди, которые обладают куда большими талантами и особенно наши гении, а их на Земле хватает с избытком. Джаред, Бог наградил нас едва ли не самыми лучшими в нашей галактике мозгами, а умные люди ценятся везде. Жаль только, что некоторые из этих умников, которые решили стать преступниками, отправятся не на Тиар или Ан-Рабат, а на Парадиз Седьмой, планету-тюрьму, специально подготовленную для них. Увы, но тут уж ничего не поделаешь, ребята. Я вместе со своими друзьями по отряду "Викинг" пятьдесят лет чистила галактику от всякой, как сказал Хесус, швали, так что мы вычистим от неё и Землю. Причём очень быстро. Да, когда же мне принесут мате, чёрт возьми. Эй, красотка, пошевеливайся! Тебя только за смертью посылать, как говорит мой командир.

   Официантка, слушавшая Кармен с открытым от удивления ртом, быстро принесла ей калебас с торчащей из него серебряной бомбильей и она с наслаждением стала пить чуть горьковатый напиток с лёгким ароматом ванили. Все, кто сидел поблизости, смотрели на неё, чуть ли не как на мессию, да, ещё и затаив дыхание, а потому даже вздрогнули, когда мате в калебасе закончился и громко зафырчала её бомбилья. Какой-то рослый парень, типичный гаучо, хотя и одетый в джинсы, а не широченный штаны, задал вопрос в стиле истинного гаучо:

   - Сеньорита Алисия, и когда же начнётся эта гаучада?

   - А она уже началась, парень! - Рассмеявшись воскликнула Кармен - Едва я только вошла в этот бар, как сразу же, по привычке, стала вас всех читать. У меня на груди висит не обычный серебряный жетон. В нём заключён компьютер со специальной программой Судья и хотя я уже вышла в отставку, ликвидатором останусь до самой смерти, а она наступит не скоро. Так что я не просто так вертела головой, пока ела свою парриллу, и проверила, нет ли среди вас каких-либо кровожадных ублюдков. Увы, так и не нашла ни одного. Ну, а если бы нашла, то... - Кармен мгновенно выхватила "Ликвидаторы" и тут же вложила их обратно в мундир - этот тип уже оказался бы на нашем космическом крейсере "Викинг", а в его трюмы можно запросто затолкать два с половиной миллиона тех подонков, которые не дают всем остальным людям жить спокойно. Так что мне не повезло с этим делом, зато повезло с другим. Я увидела, что в этом баре сидят одни только нормальные парни и девчонки и это меня очень радует.

   Гаучо облегчённо вздохнул и сказал с улыбкой:

   - Хотя со мной и случаются заскоки, сеньорита, я даже сидел в тюрьме два года, мне было радостно узнать, что я всё же не шваль, которой не место на Земле. Вы выступите по телевидению, сеньорита, чтобы объявить об этом? Ну, о своей зачистке? Это действительно будет великая гаучада.

   Кармен отрицательно помотала головой и ответила:

   - Нет, Анхель, не сейчас. Может быть позднее. Сегодня я спустилась на Землю только для того, чтобы повидаться со своими родителями. Но позднее мы обязательно обо всём расскажем. Мы не собираемся ничего скрывать от людей. Пока нас не было на Земле, здесь находились наши друзья, тиарские и ан-рабатские дворяне. Они сделали главное, не допустили на нашей планете ядерной войны и она цела. Ну, а всем остальным займёмся уже мы и нам не привыкать устраивать большие чистки. Так что это будет действительно очень большая и серьёзная гаучада, гаучо. Наша мощь такова, что нас никто не сможет остановить, а потому уже очень скоро вы узнаете о том, что такое Большая галактика и как много в ней существует звёздных народов.

   Кармен немедленно обступило множество народа и наперебой посыпались вопросы, на которые она едва успевала отвечать, словно на пресс-конференции. Многие не верили в то, что она вернулась со звёзд и тогда маркиза показала им, во что может превратиться её кожаное пальто и даже не стала возражать, когда засверкали вспышки фотокамер, по большей части сотовых телефонов. Некоторые посетители ночного бара даже снимали её на видео. Когда же в половине седьмого утра она вышла из бара, то на улице её уже поджидало пара десятков репортёров, но Кармен никому из них не стала давать интервью, а лишь сказала:

   - Господа, если вам нужна информация, покупайте её у посетителей этого бара, с которыми я провела несколько часов.

   Репортёры от её слов застыли, решая дилемму, ехать им вслед за графиней Алисией дель-Нуэве, вернувшейся со звёзд, или наброситься на посмеивающихся посетителей ночного бара. Это позволило Кармен спокойно сесть в такси и Хесус повёз её домой. По дороге она проинструктировала таксиста, как ему себя вести с репортёрами. Перед домом, в котором на третьем этаже располагалась квартира её родителей, также собралась толпа репортёров, но их всех постигла неудача. Кармен щедро расплатилась с Хесусом, тот помог ей выйти из машины и графиня тут же исчезла, чтобы пару секунд спустя оказаться перед дверью квартиры родителей. Все уставились на таксиста и тот воскликнул:

   - А чего вы ещё хотели? Маркиза Алисия приехала навестить своих родителей, которых не видела пятьдесят пять лет. Неужели вы думаете, что она станет болтать тут с вами? Даже не надейтесь на это, господа. Её гигантский космический крейсер, которого не сможет засечь ни один радар, имеет устройства, испускающие лучи телепортации. Её светлость воспользовалась им, чтобы перенестись с улицы в квартиру родителей и если вы не поленитесь задрать голову вверх, то увидите "Викинг". Только учтите, он находится на высоте в пятнадцать километров и уже только поэтому не кажется таким большим. На самом деле он огромен, словно остров. Ну, всё, господа, мне пора ехать в гараж.

   Изумлённые репортёры подняли глаза вверх, а затем нацелили в зенит и свои телекамеры. Над Буэнос-Айресом и в самом деле парила огромная золотистая ласточка, да, ещё и слегка шевелила своим раздвоенным хвостом и узкими крыльями. Однако, наблюдали они за ней недолго, всего каких-то пятнадцать минут и этого времени Кармен вполне хватило на то, чтобы забрать отца и мать на борт "Викинга". Других своих ближайших родственников она могла забрать и позднее. И всё же средствам массовой информации в это утро было о чём рассказать телезрителям, читателям и радиослушателям и то, что те узнали, кого-то привело в шок, а кого-то и в радостное изумление.


   Возвращение Воробышка.


   - Аннет, тебе не кажется, что твой брат чокнутый? - Недовольным тоном спросил Воробышка её приёмный сын и со вздохом добавил - Впрочем, как и твой отец. Я не знаю кем нужно быть, чтобы переехать из Парижа в эту западню в горах.

   Маркиза тоже огорчённо вздохнула и ответила:

   - Руэн, это шале, неподалёку от Се, купил ещё мой прадед в начале прошлого века. Наверное, им просто некуда было ехать, вот они и отправились в горы.

   - Ну, судя по тому, что мы видим внизу, не они одни здесь чокнутые. - Всё тем же недовольным голосом сказал Руэн - Не один Поль де-Клуа вместе со всем своим семейством оказался в ловушке. Тебе не кажется странным, что итальянцы не хотят пропустить всех этих людей на свою территорию, Аннет? Ведь им всем грозит смерть даже в том случае, если этих людей не перебьют те бандиты, которые заперли их в этой долине. Продлись осада пару месяцев, и они умрут от голода и болезней.

   Опасения Руэна не были напрасными. Горную долину в верховьях реки Изер начиная от городка Мутье вплоть до Се и даже дальше, по направлению к перевалу Малый Сен-Бернар, заполнили тысячи беженцев из Лиона, Гренобля, Шамбери и других небольших, альпийских городков. Перед Мутье, на ширину всей долины, выросла высокая баррикада из камней, автомобилей, мешков с землёй и даже всякого домашнего скарба. Стояло в этой баррикаде и полтора десятка танков, но вооружение защитников оставляло желать лучшего, тем более, что им противостояла огромная интернациональная банда. Чуть ли не половину этой банды составляли чернокожие выходцы из Африки, а все остальные были мусульманами из Алжира, Марокко, Египта и даже стран Малой Азии. При этом и в долине также находились как чернокожие французы, так и люди мусульманского вероисповедания, хотя их и насчитывалось немного. У них у всех были французами или француженками мужья и жены. Весь кошмар заключался в том, что перевал, находившийся как раз на границе между Францией и Италией, заблокировали берсальеры.

   Только теперь Воробышек поняла, почему Денис велел ей отправляться за родителями на "Чёрном драконе" и навязал не только клевийцев, но и два отряда лайров. Им здесь предстояло разобраться с добрыми тремя десятками тысяч самых настоящих бандитов, - насильников, садистов и убийц, устроивших трое суток назад резню в Шамбери и теперь устремивших свои взоры на долину, забитую почти ста сорока тысячами беженцев. Ей было страшно подумать, что произойдёт, если эта банда бросится в атаку. Впрочем, судя по тому, на каком расстоянии они держались от баррикады, ей стало ясно, что никто из них вовсе не собирался показывать чудеса храбрости. Все они были просто огромной стаей трусливых шакалов.

   Воробышек прилетела сюда со своими спутниками всего двадцать минут назад, в три часа ночи. Как только она увидела, что творится внизу, ей тотчас захотелось очень серьёзно поговорить с тиарцами, но это желание быстро прошло. Все семеро тиарских спецназовцев находились на баррикадах. Посмотрев на своего приёмного сына, маркиза улыбнулась и тихо сказала:

   - Прекрасно, ребята. Раз эти подонки собрались тут всей толпой, то здесь мы их и повяжем. Накроем силовым куполом, чтобы никто не разбежался, и покажем им, где такие крутые ребята раком зимуют. Руэн, мальчик мой, подними "Дракона" повыше и поймай всех этих уродов силовым куполом. Сможешь?

   Тот усмехнулся и ответил:

   - Даже не сомневайся, мама.

   Усмехнувшись, Воробышек скомандовала:

   - Ребята, на выход! Как только Руэн установит купол и включит прожекторы, начинаем работать и к чёрту маскировку! Я не собираюсь прятаться от этих мерзавцев. К тому же мне хочется, чтобы мой отец увидел, какой стала его дочь.


   Старый Поль Эжен Клуа не смотря на то, что ему стукнуло уже сто одиннадцать лет, не отсиживался в тылу, как некоторые господа намного моложе, чем он. Его секретарь Жерар где-то раздобыл удобную кушетку и он с удобством устроился на ней со своим слонобоем, "Манлихером" шестого калибра, стреляющим пулями размером с излишне крупный корнишон. Хотя на ружье стоял обычный оптический прицел, а не прибор ночного видения, старик всё же время от времени стрелял по варварам двадцать первого века, разъезжающим на безопасном расстоянии от баррикады, на джипах и мотоциклах. Нельзя сказать наверняка, попадал старик в кого-либо, но его "Манлихер" заставлял этих ублюдков держаться на расстоянии более километров от того места, где он лежал. Вот только своими выстрелами старый Поль очень уж досаждал своим товарищам. "Манлихер" стрелял оглушительно и к тому же после каждого выстрела сильно воняло сгоревшим пироксилином, но никто не возражал. Таким образом старик, мучимый бессонницей, давал поспать боевым товарищам.

   В перерывах между выстрелами, старый Поль думал и пытался понять, как же так получилось, что он вынужден в своей собственной стране чувствовать себя изгоем, почему все те люди, которые оказались в этой горной долине, превратились в беженцев. В прошлом член правительства, а Поль Эжен Клуа занимал министерские посты в трёх правительствах, он знал о таких вещах, о каких не ведали миллионы французов. Знал, например, о том, что в одна тысяча девятьсот девяностом году, как раз через пятнадцать лет после того, как бесследно исчезла его старшая дочь Аннет, Землю посетили инопланетяне, жители планеты Людиана, и предъявили жесткий ультиматум всем ядерным державам. В ультиматуме они заявили, - если кто-либо попытается развязать термоядерную войну, то ещё до того, как взорвутся первые атомные бомбы или боеголовки баллистических ракет, их планета будет немедленно оккупирована, навсегда потеряет право на самостоятельное развитие и превратится в их колонию.

   Зато во всём остальном они ни в чём их не ограничивали и разрешили всем сходить с ума так, как им это заблагорассудится. Вот они и сходили с ума. Сначала была "Буря в пустыне" в Ираке, затем развалили Советский Союз, потом учинили полный разгром Югославии и вслед за этим безумие только нарастало. Своего пика оно достигло в две тысячи десятом году, когда мир, ещё не выйдя из жесточайшего экономического кризиса, спокойно взирал на то, как Иран обстреливает Израиль ракетами. Израильтяне, доведённые до отчаяния, в самом конце две тысячи десятого года, после шестимесячной ракетной войны, нанесли по Ирану пусть и ограниченный, но очень мощный термоядерный удар, сбросив на него три водородные бомбы по полторы мегатонны каждая. После этого американцы и англичане привели в действие свою военную машину и с молчаливого согласия Франции и других великих держав началась эпоха всеобщего хаоса. Пока полумиллионная британская армия вместе с американскими солдатами вытесняла иракцев и иранцев из их стран, гоня на север, Великобританию оккупировали выходцы из Азии и Индии, так что английским солдатам уже некуда было возвращаться.

   Ну, а Франция оказалась оккупированной ещё раньше, но только начиная с две тысячи двенадцатого года обстановка в стране усугубилась настолько, что Париж действительно стал городом, в котором когда-то жили французы. Теперь же речь шла уже о том, что то же самое можно сказать не только о Франции, но и о Дании, Голландии, некоторых районах Германии и Италии. Европа подверглась в двадцать первом веке нашествию диких варваров и всё из-за этой чёртовой демократии, поощряющей вседозволенность и медленно подтачивающей основы сначала общества, а затем и государства. Франция пала под ударами варваров и её не спасло даже ядерное оружие, ведь бомбить нужно было не русские города, а французские.

   Франция столько лет тратила безумное количество денег на то, чтобы обзавестись ракетно-ядерным щитом, мечтала стать космической державой, и, что смешнее всего, являлась членом НАТО, но когда началось полномасштабное нашествие варваров, не смогла отстоять независимость и теперь французы превратились в своей собственной стране в париев, а НАТО так ничем и не помогло французам. Так в конечном итоге они потеряли свою страну, как и датчане с голландцами, а всё потому, что мало того, что открыли свои границы для чужеземцев, так ещё и всячески поощряли их своими социальными программами вместо того, чтобы сажать на пароходы и везти их туда, где родились они и их предки. А ещё старому Полю было стыдно за то, что он так яростно бичевал когда-то Ле Пена. Этот экстремист и ярый националист оказался прав буквально во всём и теперь Франция из Пятой республики превратилась чёрт знает во что.

   Бандиты где-то раздобыли здоровенный громкоговоритель, через который они несколько дней подряд оскорбляли их, как только могли, но он вскоре сломался. То ли они сами сумели его починить, то ли заставили это сделать кого-то из захваченных в плен специалистов, но он опять завопил. Какой-то ублюдок, называвший себе Чёрным Наполеоном, снова начал свои издевательские речи, сопровождаемые угрозами. Он истерично вопил:

   - Эй, вы, тупые кретины! Когда вам надоест жрать дерьмо и вы сложите своё оружие? Мы каждый день едим мясо, пьём вино и трахаем ваших баб. Скоро мы доберёмся и до свежего мясца. У вас там много молоденьких девочек? Они скоро станут нашими подстилками. В жены француженки не годятся. Они слишком много жрут и мало работают. Зато из них получаются отличные шлюхи. За них хорошо платят. Особенно за голубоглазых и светленьких. А вас, жалкие ублюдки, мы убивать не станем, мы вас всех кастрируем и заставим работать. И вот ещё что я хочу вам сказать, вонючие уроды. Если какая-нибудь баба залетит от чернокожего парня или мусульманина, она никогда не родит ребёнка. Мы его выскребем из неё и уже очень скоро настанет тот день, колонизаторы, когда сдохнет последний француз.

   Старый Поль мрачно выругался, прислушался, откуда доносились истеричные вопли этого поганца, и выстрелил. Увы, громкоговоритель продолжал изрыгать всякие гадости. Вслед за ним выстрелил танк, стоявший метрах в двухстах справа, но и это не заткнуло ему глотку. Правда, Чёрный Наполеон разразился воплями на суахили и защитники баррикады громко расхохотались. Поль Эжен Клуа не знал этого языка, но рассмеялся вместе со всеми. Очень уж испуганным сделался голос этого черномазого засранца. Однако, он тут же вспомнил о том, сколько француженок брали себе в мужья этих ленивых и ни на что не годных, кроме секса, ублюдков. Ему сделалось грустно, но тут всю долину, лежащую перед ними, залило ярким светом, исходящим сверху, с большой высоты, словно кто-то повесил в звёздном небе огромную лампочку с коническим, будто вьетнамская соломенная шляпа, колпаком и в то же время огромную территорию, где находился их враг, накрыло синеватым колпаком, а Жерар, сидевший рядом с амбразурой, встал, потянулся и сказал:

   - Вот и наступил конец этим ублюдкам. Вставай, Поль. Давай поднимемся наверх, найдём местечко поудобнее и полюбуемся на то, как твоя дочь будет гонять этих обдолбившихся обезьян. Заодно я расскажу тебе, где пропадала целых пятьдесят пять лет полковник спецназа техноимперского космодесанта Аннет де-Клуа, оперативный позывной Воробышек, самый лучший боец, которого я только знаю. Кстати, Поль, не обижайся, что я говорю тебе ты. Видишь ли, дружище, я старше тебя на целых сто тридцать лет, а потому мне это простительно.

   Поль Клуа улыбнулся и проворчал кивая:

   - Да, не думал я, что людиане приставят ко мне персонального телохранителя. Ты ведь людианин, Жерар?

   Секретарь отца Аннет помог взобраться ему на баррикаду, поставил для него стул и только потом ответил:

   - Нет, Поль, я тиарец и меня зовут Дилейр, барон Дилейр де-Калвеан, полковник спецназа Корпуса Безопасности. С твоей дочерью я познакомился пятьдесят четыре года назад. Я в то время был майором, командовал отрядом спецназа, а твоя дочь, тогда ещё лейтенант, сейчас она, как и я, тоже полковник, утёрла нам, матёрым волкам спецназа, нос, словно мальчишкам. Ах, Поль, если бы ты видел, как Воробышек бежала дистанцию. На, возьми, это специальные тактические очки. Я настроил их так, чтобы ты смог видеть свою Аннет, старина. За ней будет следить сразу пять роботов-разведчиков только потому, что одному за этой молнией ни за что не угнаться. Она единственная, кто может сравниться в скорости с лайрами. Сейчас ты увидишь потрясающую картину. А потом вы все отправитесь на "Викинг". Это космический крейсер Аннет и её друзей, викингов. Они и мои очень большие друзья и учителя, Поль. Когда принцесса Дессия сказала, что ей нужны триста добровольцев, чтобы отправиться на Землю, я со своим отрядом вылетел из строя с такой скоростью, что мы чуть не свалили её. Мы опекаем тебя и твою семью уже сорок девять лет, старина, а Людиане, которых ты упомянул, с помощью своей совершенно фантастической пилюли долголетия сделали вас долгожителями, но настоящую молодость тебе вернёт уже твоя Аннет. А за Францию ты не волнуйся, Поль. Уже очень скоро викинги очистят её и всю Землю от мерзавцев.

   Может быть полковник де-Калвеан рассказал бы Полю Эжену Клуа, гладящему на него с изумлением, ещё что-нибудь, но тут с неба спустились вниз совершенно фантастические существа и он немедленно умолк и сам, усевшись на бетонный обломок, принялся наблюдать за тем, что он назвал изгнанием злых духов. Это зрелище действительно оказалось феерическим и завораживающим. Огромные кузнечики носились над долиной с невообразимой скоростью, стреляя по бандитам синими лучами, но перед взором старого Поля постоянно находилась миниатюрная фигурка его дочери, носившейся над врагами с непокрытой головой, словно фурия, и стрелявшая по ним из чего-то серебристого синими лучами. Иногда он видел её лицо и это было лицо настоящего ангела мщения. То есть ангельски красивое и гневное. Его дочь Аннет не умерла, она вернулась на Землю со звёзд.


   Операция по задержанию огромной банды завершилась и через два с половиной часа началась другая, по спасению людей, загнанных в горы. Одиссей за это время расконсервировал на "Викинге" огромный жилой отсек, а юркие, небольшие роботы, похожие на пивные бочонки, сверкающие полированным хромом, раздали людям маркеры и объяснили, что дочь старого Поля Клуа, маркиза Аннет де-Клуа-ин-Фонтенбло, приглашает их всех на космический корабль, принадлежащий и её друзьям, где им будет оказана медицинская помощь. Люди, бежавшие из своих домом и измученные тремя неделями блокады, уже приготовившиеся мысленно к самому худшему, были готовы отправиться куда угодно, хоть в какие-нибудь катакомбы, но вместо этого попали в роскошный отель, где через каждую сотню метров их ждали уютные небольшие атриумы с невиданными, удивительно красивыми, словно в сказке, цветами, но куда роскошнее оказались предоставленные в их распоряжение каюты, вполне достойные королей, в которых уже были накрыты к обеду столы. Тем же из них, кому это требовалось, роботы немедленно оказывали медицинскую помощь, причём такую, что даже тяжело больные люди уже через час поднимались с летающих кушеток.

   Ну, а арестованных бандитов ждал совсем другой приём. Их всех, без лишних разговоров роботы раздевали донага и заталкивали в стеклянные цилиндры робохирургов. Воробышек и все остальные чистильщики занимались их сортировкой, но практически не встречали в этой толпе негодяев мало-мальски приличных людей, если это, конечно, не были французы и француженки, захваченные ими в плен. Их тоже ждали робохирурги, но уже не в нижней, тюремной, а в верхней части космического корабля. Поэтому Поль и его большая семья так и не дождались Аннет к обеду, зато они познакомились с её приёмными детьми.


   Возвращение Чёрной Бороды.


   Признаться, Бобби Стюарт, маркиз де-Стюарт-ин-Бруклин, ждал от тиарских разведчиков куда более подробной информации о том, что творится на Земле, нежели пространный перечень дат и событий, самым ужасным, в череде которых, для него оказалась самолётная атака на Нью-Йорк в две тысячи четвёртом году, организованная и спланированная исламскими террористами с помощью ЦРУ. Хотя Денис и не был склонен так считать, но во всём хаосе, царившем на Земле, он усматривал некий таинственный план и хотел как можно скорее во всём разобраться. Ну, а пока что ему было известно не так уж и много. Соединённые Штаты Америки, во имя высших политических интересов которых Бобби Стюарт когда-то убивал вьетнамцев, в две тысячи двадцать третьем году фактически разбились на три независимых государства, да, к тому же весьма странным образом.

   Официально это не признавалось и Вашингтон всё ещё оставался столицей США, а то, что произошло семнадцать лет назад, подавалось, как объединение территорий с целью наведения порядка. Территории, то есть отдельные штаты, трое прохвостов объединили весьма странным образом, в результате чего на карте США появились три анклава - Белый Юг, Чёрный Север и Желтый Запад, присоединивший с себе Тайвань и Южный Китай, хотя скорее речь можно было вести об обратном. Вашингтон в итоге стал городом почти со стопроцентно чернокожим населением. Огромное число истинных янки откочевало на юг и лишь в Нью-Йорке, в его родном Бруклине, ещё проживало около трёх миллионов белых американцев, но на Уолт-Стрит уже не осталось ни одного белого банкира или финансового брокера. У страны, помимо Вашингтона, появилось ещё две столицы - Лос-Анжелес и Хьюстон и если граница Белого Юга и Чёрного Севера с Желтым Западом была условной и мирной, то граница, проходившая по тридцать восьмой параллели, разделяла между собой два враждебных по отношению друг к другу мира.

   Впрочем, сегодня что на Севере, что на Юге бывших Соединённых Штатов практически каждый небольшой город представлял из себя крепость. Но самым удивительным, на взгляд Бобби, оказалось то, что власть на Земле фактически прибрали к себе транснациональные нефте и газодобывающие корпорации. Они подгребли под себя все остальные корпорации и диктовали свою волю всем государствам на планете. Их теперь осталось двенадцать и треть из них теперь принадлежала чернокожим американцам, так что по сути дела Белый Юг, как и Россия, остались чуть ли не последними оплотами белого населения Земли. Если, конечно, не считать Чили и Аргентины, но эти два государства были существенно слабее. На планете теперь повсеместно доминировал Китай, переставший быть коммунистическим и также разделившийся на два лагеря. Впрочем, там, где властвовали китайцы, имелся хоть какой-то порядок.

   Бобби Чёрная Борода, одетый точно так же, как и Денис, покинул борт своего крейсера-истребителя "Бруклин" на чёрном "Харлее" и спустился на нём на аллею в южной части Центрального парка в девять часов вечера с таким расчётом, чтобы выехать на авеню Америки и проехать по ней через половину Манхеттена до Канал стрит и затем выехать на Бруклинский мост, въезд на который перегородила громадная баррикада, сложенная из автомобилей. Как и всякий янки, он никогда не понимал расистов, но то, что Чёрный Север погряз в чёрном расизме, его просто бесило. Вот он и решил показать чернокожим жителям Нью-Йорка, а этот город в последнее время заполонили выходцы из Африки, прибывшие в Америку уже не как рабы, мечтая поработить белых американцев, а такими они считали даже пуэрториканцев, что уже очень скоро белые вернутся в этот город, а вот им придётся вернуться в Африку, правда, в уже полностью обустроенную и обновлённую. Как и все викинги, Бобби считал, что любой человек независимо от цвета кожи имеет полное право пользоваться всеми благами доступными на его планете.

   Приключения у Бобби начались тотчас, едва он только поехал по широкой аллее между груд мусора, источающих тошнотворную вонь, в которых ковырялись те выходцы из Африки, одетые в яркие одежды, кому не удалось стать миллионером. Однако, их не очень-то волновало, что по аллее медленно едет белый парень, одетый в чёрное кожаное пальто и хохочет во всё горло. Зато наряд полиции его издевательский смех, явно, вывел из себя и как только Бобби проехал мимо полицейской машины, та немедленно сорвалась с места с включёнными мигалками и воем сирены. Обогнав его, полицейские остановились и выскочили из машины. Впрочем, два этих негра, одетые кто во что горазд, но с полицейскими фуражками на головах, мало походили на стражей порядка, хотя и держали в руках "Ремингтоны". Они немедленно нацелили на Бобби свои помповые ружья, а он, захохотав ещё громче, увеличил скорость и сходу переехал через всё ещё завывающий полицейский автомобиль китайского изготовления.

   Выстрелить ни один, ни другой коп так и не успели. Урон полицейской машине Бобби нанёс весьма впечатляющий, прогнув багажник, крышу и капот, да, ещё и высадив вдобавок оба стекла и снеся раму с мигалками. Громко причитая, полицейские бросились к своей машине и помчались за ним в погоню. Один вёл машину и вызывал подмогу, а второй стрелял в широкую спину Бобби Стюарта, но картечь даже не достигала его пальто. Уже через пять минут за хохочущим белым мчалось дюжины полторы полицейских машины, а полицейские стреляли в него из всего, что у них только имелось. Первую же полицейскую машину, которая перегородила ему дорогу на Пятьдесят второй стрит, он протаранил, буквально разорвав автомобиль на две части, пользуясь тем, что полицейские из него выбежали и, не смотря на то, что за ним гнались их чёрные соплеменники, открыли по проклятому белому беглый огонь. Когда же две полицейские машины попытались зажать его в клещи, их попросту отшвырнуло в стороны, да ещё и подбросило вверх, силовым полем.

   Вскоре за ним бросились в погоню чуть ли не все чернокожие жители Манхеттена, а на Сорок второй стрит, перед Брайант парком, авеню Америки и вовсе перегородили целых семь автобусов, правда, довольно ржавых и размалёванных, исписанных оскорбительными для белых надписями, но пустых. Бобби ехал не быстро, со скоростью всего в восемьдесят километров в час. Не снижая скорости, он разрубил автобус пополам и обе его половинки взлетели вверх метров на пятнадцать, после чего рухнули на полицейские машины, стоявшие позади автобусов, да, он к тому же разметал ещё и их. За Сорок второй стрит авеню Америки, словно подмели. Зато теперь его преследовали не только полицейские автомобили, экипажи которых палили в него уже из автоматов, но и три вертолёта, поливавшие нахального янки свинцом. Пули, рикошетируя от дороги, разлетались во все стороны. Если бы на первых этажах ещё имелись витрины, то это была бы вторая хрустальная ночь, но Бобби видел слева и справа одни только заколоченные досками и фанерой окна, да, и вообще Манхеттен выглядел, как помойка, и вонял он точно так же.

   Бобби всё ждал, когда это отребье пустит в ход тяжелую технику и, наконец, дождался. На Двадцать третьей стрит дорогу ему перегородили четыре полицейские автоцистерны и пять полицейских бронетранспортёров. Увы, но все эти дети джунглей, устремившиеся в погоню за полковником Бобби Стюартом, оперативный Чёрная Борода, не знали, что после того, как его "Харлей" побывал в руках у венатуанских инженеров-оружейников, этот мотоцикл сделался мощнее русского танка "Т-106", которому не было равных в мире. Зато когда по мотоциклисту ударили с четырёх лафетных стволов мощные струи воды, они увидели, что его закрывает от пуль и всего прочего купол силового поля, диаметром в пять метров.

   Бронетранспортёры и водомёты Бобби расшвырял в стороны не снижая хода и тогда вертолёты принялись стрелять по нему ракетами, но силовое поле отбрасывало их в стороны и они по большей части попадали в здания. Это не остановило преследователей и вертолёты продолжили стрелять по наглому янки вплоть до Бруклинского моста. Возможно, они ожидали, что сумасшедший байкер снесёт и эту баррикаду, но Бобби, не доезжая до неё метров тридцати, взмыл в воздух, словно с трамплина, и перелетел через неё. Вертолёты тотчас отвалили в сторону, да, и чернокожие полицейские также не посмели приблизиться к баррикаде, ощетинившейся крупнокалиберными пулемётами и снайперскими винтовками того же калибра. Перелетев через баррикаду, Бобби мягко приземлился на мост, проехал по нему несколько метров, развернулся, и, поставив "Харлей" на заднее колесо, лихо подкатил к защитникам Бруклина. Заглушив двигатель, он степенно слез с мотоцикла и весёлым голосом крикнул:

   - Привет, парни! Я Бобби Стюарт по прозвищу Король конопляных полей, но так меня звали очень давно, а теперь я полковник де-Стюарт и прибыл в свой родной Бруклин издалека. У кого-нибудь найдётся виски, промочить глотку, парни?


   Лесная встреча Дениса.


   В Тульскую область Денис отправился не просто так. В деревне Селиваново, неподалёку от Тулы, жил его друг с армейских времён - Серёга Селиванов. Однако, прилетев в те края на "Звенящем", он не отправился в деревню сразу же, а решил отложить свой визит до утра и провести ночь в лесу, на берегу речки Упы, километрах в семи от деревни, а потому вооружился удочкой и походным котелком, принятым на вооружение в техноимперском космодесанте. На всякий случай он взял также с собой небольшой контейнер с харчами и пару фляжек с пивом. Ещё засветло спустившись налегке прямо на берег лесной речки, Денис разделся и первым делом полез купаться в её кристально чистую, довольно тёплую воду. Заодно он проверил, если в реке рыба и через пару минут убедился, что её там полным полно. Может быть поэтому купался он недолго, всего каких-то десять минут.

   В реке Денис увидел таких карасей и окуней, что бегом бросился к футляру с умной венатуанской электронной удочкой. Она отличалась уже тем, что с её помощью можно поймать практически любое существо, живущее в воде. Приведя в полную боевую готовность подарок диктатора Вейрелора, он сел на берегу, забросил в воду миниатюрную, размером с косточку чернослива, капсулу, прицепленную к тонкой, но очень прочной леске, и удочка зажила своей собственной жизнью. Капсула принялась медленно описывать в воде круги, считывая физиологические параметры рыбы и на миниатюрном дисплее, размещённом на рукояти удочки, Денис увидел подводных обитателей речки Упы. Оказалось, что помимо карасей и окуней, на них охотящихся, в ней водятся ещё и довольно крупные судаки. Именно на них Денис и настроил электронную удочку и уже через пару минуту леска туго натянулась, он поднялся на ноги, нажал на кнопку и вытащил из воды судака весом граммов на восемьсот. От такого почина он сразу же заулыбался.

   Венатуанцы, наверное, самые заядлые рыбаки. Создав электронную удочку, способную приманить любую рыбу, они, однако, сделали так, чтобы рыбак чувствовал сопротивление своей добычи. Зато когда Денис вытащил судака, он нажал на вторую кнопку и наживка, она же ловчее приспособление, с которого не могла сорваться ни одна рыба, тут же оглушила рыбину. За час он наловил два десятка судаков и остановился только тогда, когда понял, что столько рыбы ему одному точно не съесть. Варить из судака уху, ему вряд ли стоило, не та эта рыба, чтобы наслаждаться её вкусом в варёном виде, а потому решил пожарить судака во фритюре. Он быстро почистил, выпотрошил и обезглавил рыбу, подошел к серебристому, продолговатому, прямоугольному котелку с закруглёнными углами, откинул крышку и через пять минут в нём уже пузырилось кипящее масло. Денис за это время успел посолить рыбу и уложить треть своего улова в сетчатый короб, изготовленный из серебра. Ещё через несколько минут чудо-котелок мелодичным звоном известил его, что рыба пожарена и её следует вынимать из кипящего масла.

   Вскоре он пожарил всю рыбу и она лежала на невысоком раскладном столике, который в сложенном виде был не больше бумажника. Масло же котелок отфильтровал и слил в специальную ёмкость, выплюнув из себя небольшую, чёрную таблетку плотно спрессованных отходов. Выставив на столик фляжку с пивом и положив рядом с рыбой несколько ломтей чёрного хлеба, он позаимствовал в столовой администрации десять буханок бородинского, Денис сел в позу лотоса и уже собирался приступить к трапезе, как услышал у себя за спиной чьи-то осторожные, легкие шаги и сбивчивое, прерывистое дыхание, отчего тут же замер, а ещё через пару минут услышал просящий девичий голос:

   - Дяденька, можно у вас рыбки попросить?

   Денис улыбнулся, как можно шире и дружелюбнее, осторожно повернул голову, кивнул и сказал:

   - Конечно можно, девочка. Подходи, не бойся, я тебя не обижу. У меня, кстати, не только рыба есть, но и отличная колбаса. Жаль только, что кроме пива попить ничего нету.

   Рядом с ближней елью он увидел растрёпанную, светловолосую девушку лет шестнадцати, одетую в джинсы и голубую, в синюю клетку, рубашку с одним рукавом. Вид у неё был не только голодный, но и весьма измученный, а на правой руке, обнаженной до плеча, чернели синяки, глядя на которые, у Дениса тотчас появился во рту металлический привкус. Он ещё раз приветливо кивнул, повернулся вполоборота и сделал рукой приглашающий жест, но девушка с опаской спросила его:

   - Дяденька, а вы кто? Вы ведь не местный?

   Денис потянул к себе бесформенный балахон нейтрально-серого цвета, ловко отодвинулся от столика с рыбой, сунул в него ноги и через пару секунд встал, одетый в полевую форму техноимперского спецназовца. Надев на голову чёрный берет, он взял под козырёк и представился девушке:

   - Адмирал флота Денис Кирпичников к вашим услугам, сударыня. Командир отряда специального назначения. Прибыл в ваши края, чтобы навестить старого друга. Меня ты можешь не бояться, подходи, присаживайся и мы вместе покушаем, а потом ты расскажешь мне, почему оказалась в лесу, в рубашке с оторванным рукавом, с синяками на руке, да, ещё и голодная. Если тебя кто-то обидел, то тому, кто оторвал тебе рукав, я оторву голову, но сначала руки и ноги. Спецназ не любит, когда кто-то обижает детей, женщин и стариков.

   Девушка осмелела и попросила его снова:

   - Дяденька адмирал, можно я возьму у вас немного рыбки? Мне очень нужно. Для Борьки и Зины. Они здесь недалеко, в яме под поваленным деревом прячутся. У Борьки рука прострелена, а Зина, кажется, сломала себе ногу. Или вывихнула, но она у неё сильно распухла и болит.

   Денис кивнул и стал немедленно собираться. Как только он сложил удочку и походный котелок, с неба к нему спустился робот-ловец и забрал их на борт "Звенящего", а он взял в руки столик с рыбой и контейнер с продуктами и сказал:

   - Веди меня к ним, девочка. Да, как тебя зовут?

   - Лера, - ответила девушка, - Лера Селиванова.

   Поскольку в древне, куда он направлялся, половина жителей деревни имели фамилию Селивановы, он не стал спрашивать Леру, кем доводится ей Сергей Степанович Селиванов, да, это сейчас и не имело никакого смысла. Подойдя к девушке поближе, он улыбнулся, на этот раз улыбка у него вышла печальной, и со вздохом сказал:

   - Лера, возьми рыбы и хлеба, поешь на ходу. То, что ты только что видела, мой робот, а я, моя девочка, адмирал не морского, а военно-космического флота. Над нами сейчас летает мой крейсер, но ты можешь не глядеть вверх, он невидимка. Пойдём к твоим друзьям. Сначала поедим, судак особенно хорош, пока он горячий, а потом я отправлю вас на свой корабль. Ты можешь мне ничего не рассказывать о том, что с вами случилось. Я умею читать мысли людей, а потому уже знаю, что даги, окопавшиеся в вашей деревне и отобравшие у прежнего хозяина его животноводческий комплекс, хотели затащить тебя и Зину в свою машину, увезти куда-нибудь подальше и там изнасиловать, а Борис не позволил им этого сделать. Сегодня ночью я проведу в Селиваново разведку, а завтра вышвырну их всех вон. Всех до одного. От них и духа даже не останется. Так что когда ты вернёшься завтра домой, можешь ничего не бояться.



Содержание:
 0  Похищенные. Книги 1-4 : Александр Абердин  1  Глава первая Гудит, как улей, родной завод : Александр Абердин
 2  Глава вторая Охота на охотника : Александр Абердин  3  Глава третья Учёба Дениса в галактическом университете : Александр Абердин
 4  Глава четвёртая Урок галактического крючкотворства : Александр Абердин  5  Глава пятая Что такое наука побеждать и как её изучить? : Александр Абердин
 6  Глава шестая Против лома нет приёма : Александр Абердин  7  Глава седьмая Неожиданная встреча на базе "Локатаон" : Александр Абердин
 8  Глава первая Курс молодого кондотьера : Александр Абердин  9  Глава вторая Первый экзамен отряда "Викинг" : Александр Абердин
 10  Глава третья Дуэль на сапёрных лопатках : Александр Абердин  11  Глава четвёртая Отряд "Викинг" отправляется на задание : Александр Абердин
 12  Глава пятая Тотальная компьютерная атака викингов : Александр Абердин  13  Глава шестая Тотальная компьютерная атака викингов : Александр Абердин
 14  Глава седьмая Тайная игра викингов : Александр Абердин  15  Глава восьмая Принуждение к переговорам : Александр Абердин
 16  Глава первая Ожидаемые неприятности в нежданном объёме : Александр Абердин  17  Глава вторая Десант на Ридалию : Александр Абердин
 18  Глава третья Одесский кипиш, похожий на розыск : Александр Абердин  19  Глава четвёртая Тихая Вода : Александр Абердин
 20  Глава пятая Тайна Тихой Воды : Александр Абердин  21  Глава шестая Трудовые будни эскадрона смерти : Александр Абердин
 22  Глава седьмая На волосок от гибели : Александр Абердин  23  Глава восьмая Конец "Тихой воды" : Александр Абердин
 24  Глава первая Возвращение на Землю : Александр Абердин  25  вы читаете: Глава вторая Из огня, да в полымя : Александр Абердин
 26  Глава третья Чем дальше в лес : Александр Абердин  27  Глава четвёртая Завоёванные плацдармы : Александр Абердин
 28  Глава пятая От Волги до Сибири : Александр Абердин  29  Глава шестая Ушат холодной воды : Александр Абердин
 30  Глава седьмая Большое вече в Нью-Йорке : Александр Абердин    



 




sitemap