Фантастика : Космическая фантастика : Глава третья Чем дальше в лес : Александр Абердин

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30

вы читаете книгу




Глава третья

Чем дальше в лес

Карательная операция Дениса в деревне Селиваново.


   То, что устроили дагестанцы в русской деревне Селиваново, не поддавалось никакому описанию. Иначе, как новым крепостничеством, Денис не мог назвать это. Он накормил двух девочек пятнадцати и шестнадцати лет и их семнадцатилетнего защитника жареным судаком, отправил на "Викинг" к Аннет, после чего вызвал "Чёрный дракон" и направился в деревню по воздуху, держа в каждой руке по "Ликвидатору". Как только Денис подлетел к деревне со стороны леса, на высоте в полсотни метров, солнце ещё не садилось, в небе проявились два крейсера, один серебристый, а второй чёрный, и деревню Селиваново вместе с тремя соседними, также подпавшими под власть дагов, накрыл силовой купол и из "Звенящего", оказавшегося внутри него, полетели вниз лайры. На этот раз и Денис, и его боевые друзья действовали с жестокостью, граничащей с садизмом. Впрочем, эти уроды, чувствовавшие себя в Селиваново хозяевами, того вполне заслуживали и они получили то, что заслужили.

   Ног и рук Денис не отрывал. Он просто избивал самых жестоких и кровавых ублюдков до полусмерти. Причём не делая разницы между мужчинами и женщинами. Зато лайры за здорово живёшь лишали их конечностей. Правда, не забывая накладывать жгуты и прицеплять маркеры на отделённые от тел руки и ноги. Всё равно их немедленно передавали робохирургам. Такой жестокой экзекуции они подвергли всего восемьдесят семь мужчин и девятнадцать из пятисот двадцати восьми "беженцев" с Кавказа, не дав сбежать никому. Все они жили немного в стороне от деревни, на расстоянии в полкилометра от неё, и успели построить себе шикарные кирпичные хоромы. Немногие жители Селиваново и соседних деревень смотрели на их зверства с ужасом, но как только последний из дагов, приговорённых Судьями к смерти исчез, на этом всё не закончилось. Всех остальных оккупантов Денис и лайры согнали на пустырь, где внезапно появилась огромная круглая платформа и роботы-ловцы принялись стаскивать на неё весь их скарб, включая дорогие автомобили. Всё это складывалось ими очень аккуратно и бережно.

   На это ушло более двух часов времени, и к окончанию этой фазы экзекуции уже стемнело, но деревню Селиваново и её окрестности залил яркий свет прожекторов двух крейсеров. В самую последнюю очередь роботы погрузили на платформы оружие, а его у несчастных "беженцев" оказалось очень много, хватило бы на целый мотопехотный полк. После этого лайры загнали всех этих новоявленных помещиков на платформу и над деревней загрохотал гневный голос Дениса:

   - А теперь я отправлю вас всех туда, откуда вы сюда прибыли и мне плевать на то, что будет с вами. Я отдаю вам всё то добро, которое вы отобрали у русских людей, и это уже ваша забота, сможете ли вы отстоять его, когда на вас набросятся ваши братья-мусульмане, или нет. Могу обрадовать вас только тем, что в вашем ауле никто так и не поселился, он так и стоит пустой и полуразрушенный. Так что убивать вас немедленно никто не станет, но я не думаю, что такая лафа продлится слишком долго.

   Платформа исчезла и истошный вой, которым сопровождалась краткая напутственная речь Дениса, моментально стих. Сразу после этого с неба ударили по дагестанскому посёлку золотистые лучи и он моментально осел на землю сугробами тончайшей пыли. Ну, а затем на этом месте появилось два десятка громадных стальных контейнеров высотой с десятиэтажный дом и множество рабочих роботов. Первым делом часть из них разлетелась во все стороны, таща серебристые кубы, и принялась устанавливать полевые генераторы силового поля вдоль границ хозяйства. Лайры вежливо поклонились тем жителям деревни Селиваново, которые отважились взглянуть правде, пусть и жестокой, в глаза, и воспарили в небо на синих крыльях, а Денис направился к ним, ища взглядом в толпе Сергея Селиванова, бывшего главу администрации. И он нашел его. Тот стоял и не верил своим глазам. Подойдя поближе, Денис весёлым голосом воскликнул:

   - Ну, что приуныли? Дагов стало жалко? Не волнуйтесь, вышвырнув их отсюда, я позаботился, чтобы им было где жить в родном ауле, да, и не тронет их там никто. Об этом я тоже позаботился. Ну, а теперь скажу пару слов о себе. Зовут меня Денис, а фамилия моя Кирпичников и я когда-то служил вместе с Серёгой Селивановым в армии. Ну, а обо всём остальном он вам сам завтра расскажет, а теперь извините, друзья мои, я ведь к нему в гости приехал. Серёга, чёрт старый, ты что, не узнал меня?

   Сергей Селиванов, которому на вид было не больше шестидесяти лет, огорошено покрутил головой и спросил:

   - Кирпич, неужто это и впрямь ты?

   - Ага, Силыч, он самый, Силикатный! - Радостно ответил Денис и крепко обнял старого друга.

   Сергей Степанович Селиванов был пониже ростом Дениса, но шире его в плечах. Правда, его левая рука повисла плетью и потому он смог обнять армейского друга только одной. Он повёл Дениса в свой небогатый, а точнее просто ограбленный, хотя и просторный, дом, в котором жил один, и принялся суетиться, собирая на стол. Вскоре они сели и первым делом Денис открыл бутылку водки и разлил её по стаканам. Однако, принюхавшись, пить её не стал и не дал выпить хозяину, сказав:

   - Серёга, не пей, это сущая отрава. Сейчас я тебя своей водочкой угощу. Космической, со звёзд привезённой.

   Через пару минут в дом влетел робот-стюард и притащил с собой контейнер с московской колбасой и водкой. Однако, все продукты, купленные Сергеем Степановичем в магазине, оказались сомнительного качества и Денис отправил их в помойное ведро. Поэтому и роботу пришлось совершить ещё один рейс на борт "Звенящего", ведь на столе не осталось ничего, кроме солёных опят, хлеба и хрена. На этот раз робот-стюарт принёс с собой здоровенный поднос, уставленный самыми вкусными тиарскими блюдами, так понравившимися землянам, и два друга, наконец, выпили отличной водки, а потом ещё и по стаканчику тиарского коньяка. Ну, а после этого за столом завязался неторопливый разговор, хотя время уже близилось к полуночи. Из этого разговора Денис узнал для себя очень много нового и важного.

   В семьдесят пятом, когда Саакш похитил Дениса, Сергей закончил сельхозакадемию, вернулся в родной колхоз и начал работать в нём агрономом. Через десять лет его избрали председателем, но колхоз ему достался почти развалившийся. Постарался прежний председатель. Потом началась перестройка и бардак в стране, который прошелся по деревне Селиваново, словно танки Гудериана. Бедствовали они до две тысячи шестого года, пока один богатый москвич, Иван Селиванов, родившийся в их деревне, не решил вернуться в неё. Он выкупил все земельные паи у крестьян, сумел пробить кредиты и за каких-то два года построил в деревне крупный животноводческий комплекс, а рядом с ним небольшой молзавод и мясокомбинат. Имея в Москве свою сеть магазинов, Иван Данилович быстро поднял село на ноги, но в тот же год в село приехало пять дагестанских семей и обосновались в нём. Поначалу дагестанцы вели себя тихо. Старшие работали животноводами, а те, что помладше, околачивались в Москве и к тому же не просто так. Они входили дагестанскую ОПГ.

   Ну, а в две тысячи десятом году, в самый разгар кризиса, в Москве был убит Иван Селиванов и его компания перешла в руки дагестанцев. С этого-то момента в деревне Селиваново и начались чёрные времена. В неё ещё задолго до захвата Северного Кавказа иранцами, иракцами и курдами, бежавших от англичан и американцев, но почему-то вооруженных до зубов, за полгода до этих событий, переехало целое дагестанское село и все дагестанцы почему-то получили статус беженцев. И эти беженцы тоже имели при себе столько оружия, сколько его не было у всех силовых структур района вместе взятые, а еще они имели миллионы долларов и быстро купили не только всё районное, но и областное начальство. В общем вошли они в деревню Селиваново, как оккупанты, и вели себя в ней соответственно. Грабили, насиловали, убивали, да, ещё и заставляли всех работать буквально за шапку сухарей. О всех тех унижениях, которым они подвергали жителей деревни Селиваново, Сергей сказал коротко:

   - Вы*бали они нас в хвост и в гриву, Денис.

   Сергей Степанович однажды попытался возмутиться, поднять народ, но в тот же день по его дому выпустили несколько очередей из автомата. Он получил ранение в руку и теперь мог едва пошевелить ею. Его два сына, не видя никакого другого выхода, забрав детей и мать просто бежали из Селиваново и уехали в Сибирь, в Газпром, но даги не постеснялись поехать за ними и туда. Правда, китайцы, ставшие к тому времени хозяевами любой половины Газпрома, быстро вправили им мозги. Рабов они им выдавать не стали, но зато отрезали носы, уши и, заодно, мужское хозяйство под корень. Так дагестанцы узнали, что на свете существует триада, китайская мафия. После этого они стали лютовать пуще прежнего и в иной год убивали до тридцати человек. В общем вели себя, как сатрапы времён Александра Македонского, если того не хуже и житья в деревне совсем не стало. Во многих русских деревнях кавказцы всячески притесняли русских людей, но вряд ли нашлась бы такая, где они зверствовали больше. Может быть поэтому Сергей Степанович с обидой спросил:

   - Ну, и скажи мне теперь, Денис, на хрена ты им добро, оплаченное нашим трудом, отдал, да ещё и сказал селивановцам, что защитишь их от иранцев с курдами?

   Денис усмехнулся, достал свой жетон и ответил:

   - Серёга, это моё удостоверение чистильщика, а в нём находится Судья. В моей башке, между прочим, тоже полно всякой хитрой электроники, так что если я на кого глянул, то Судья сразу же говорит, кто передо мной. Точнее, при виде нормального человека, пускай даже далеко не ангела, он молчит, но если передо мной стоит преступник, руки которого по локоть в крови, я немедленно получаю приказ - "Уничтожить". Но знаешь, Серёга, как только нас двинули на эту работу, то мы сразу же решили, что не станем никого казнить, а найдём бесхозную планету, на которой легко выжить, и будем ссылать преступников туда. Если бы я уничтожил всех остальных дагов, то Судья ведь мог взять и запросто вынести мне самому смертный приговор. Яркая вспышка, пшик и не стало бы Дениса Кирпичникова, Великого герцога Саринского. Грабить их раздавать их барахло вам? Серёга, я тебя умоляю! Ты видел те громадные контейнеры и наших роботов? Так вот, старина, сегодня, как только ты проснёшься, к тебе заявятся мои друзья, положат перед тобой альбом с красивыми картинками и ты сможешь выбрать, во что тебе превратить Селиваново. Поверь, хотя и этим уродом тоже обломится от наших щедрот, то, что получите вы, будет во сто крат краше и лучше. Ну, а мы постараемся сделать так, чтобы эти дагестанцы теперь из своего аула никуда не захотели больше уезжать. Тех людей, кто достоин смерти, мы отправим с Земли далеко и надолго, причем всех без исключения, пусть их наберется хоть целый миллиард, а вот с этим быдлом, живущим по понятиями средневековья, мы обязаны разобраться. Ты же прекрасно знаешь, что чёрного кобеля не отмоешь добела. Тут нужна глубокая переделка.

   Сергей Селиванов покрутил головой и спросил:

   - Как же ты их собираешься переделать, Кирпич?

   Денис беспечно махнул рукой и воскликнул:

   - Силыч, это проще пареной репы! Вся их беда заключается в том, что все они поголовно безграмотные и кроме своего Корана ни хрена не читали. Да, и тот читали не сами, а слушали, что им мулла талдычит. Ну, а муллу, как ты знаешь, мои друзья на "Викинг" без малого в виде фарша не отправили, такая это была мерзкая тварь. Поэтому мы малость разгоним им мозги и вложим в их головы массу новых знаний, да, к тому же предоставим возможность использовать эти новые знания себе на пользу. Они горцы, Серёга, и горы это их единственное богатство, а в горах у них чего только нет. В общем мы их облагодетельствуем и станут они пасти на горах баранов, жить в фешенебельных саклях, да, ещё и добывать полезные ископаемые, не уродуя своих гор карьерами и шахтами. Поверь, этого вполне хватит, чтобы они жили в своём Дагестане безбедно. Ну, а получив такие знания которые ещё вчера на Земле вообще не были никому доступны, они обязательно изменят своё мировоззрение и из быдла превратятся в нормальных, вменяемых людей, да, к тому же узнают, что есть межгалактический Корпус чистильщиков, который уже никогда не даст им жить по своим звериным понятиям.

   - Да, Денис, идея неплохая, сделать апгрейд их мозгам и инсталлировать на них новую операционную систему с огромной базой данных. - Согласился Сергей - А тебе не кажется, что русаки этого достойны всё же больше, чем это зверьё?

   Денис, услышав такие специфические термины, широко заулыбался, ведь он не читал мыслей Сергей, и тут же ответил:

   - Не-а, не кажется, Серёга, потому что с ними я поступлю довольно жестоко. Мы применим по отношению к ним не полное, а частичное расширение сознания, да, и знания мы дадим им далеко не в том объёме, в котором можем дать. Но самое главное, этой процедуре мы подвергнем их всех, начиная с двенадцатилетнего возраста. Таким образом мы лишим их детей детства, но иного выхода у нас просто нет, ведь они становятся волчатами как раз в этом возрасте и вместо футбольных мячей им сразу же подавай калаш. Ну, а для того, чтобы расти дальше, этим типам придётся доказывать, что им можно доверить знания более высокого порядка. Зато для европейцев, китайцев, японцев, да, и многих других народов, мы намерены ввести другую программу обучения. Их сознание мы будем расширять полностью и давать им те знания, к которым они стремятся всей душой, но только начиная с восемнадцати лет. Так что молодёжь сможет пожить до этого возраста безбедно, проводя время в играх и развлечениях. Ну, на этот счёт ты тоже можешь не сомневаться, у нас найдётся чем их занять, чтобы они байбаки не сшибали и не тусовались по всяким подвалам. Впрочем, это будет и ваша забота, Серёга.

   Сергей Степанович задумался и после паузы спросил:

   - А ты уверен, что даги захотят учиться?

   - А кто их будет спрашивать? - С улыбкой ответил вопросом на вопрос Денис - Расширение сознания очень пользительная штука, Силыч. С одной стороны они будут очень отчётливо помнить свою прежнюю жизнь, а с другой новые знания и то, что к ним будет прилагаться, поставит их перед дилеммой, какой выбор сделать. Остаться дикарями, знаниями ведь можно и не пользоваться, и продолжить жить в дерьме, или же наоборот, применить их на практике, себе, любимым, на пользу и зарекомендоваться таким образом, чтобы им разрешили подняться на более высокий уровень, где и блага будут уже совсем иными.

   - Так-так! - Весело воскликнул Сергей Степанович - А вот теперь давай-ка поподробнее объясни мне, друг ситцевый, чем это ты решил нас облагодетельствовать и, вообще, на хрена мне сдалось это твоё расширенное сознание? У меня, Денис, и со старыми мозгами, голова не то что кругом идёт, а буквально пухнет от всяких мыслей. Того и гляди лопнет.

   Денис кивнул и принялся излагать:

   - Ну, во-первых, Серёга, без расширения сознания ты хрен когда сможешь воспользоваться всеми теми знаниями, которые мы тебе предложим. Во-вторых, без расширения сознания, прожив каких-то паршивых четыреста лет, ты сам в петлю полезешь, если, конечно, не пойдёшь на процедуру расширения сознания, но в этом возрасте она уже не такая безболезненная, как лет в сто пятьдесят, двести. Зато с расширенным сознанием ты сможешь прожить хоть пятьдесят, а я так подозреваю, что и все сто тысяч лет. Во всяком случае я точно знаю, что одна красотка, оставаясь вечно юной, прожила восемьдесят семь тысяч лет и это при условии, что её мозги не были разогнаны на всю катушку. Ну, и, в-третьих, Серёга, жить с расширенным сознанием намного приятнее хотя бы потому, что никогда не устаёшь удивляться и радоваться жизни. В общем, как в той песне - не достанусь комсомолу, буду вечно молодым.

   Сергей Степанович отрицательно помотал головой и сказал:

   - Не, Кирпич, ерунду ты говоришь. Человеческая натура такова, что ему хочется самому до всего дойти, своим умом, а ты предлагаешь нам взять и воспользоваться чужими знаниями.

   Денис громко рассмеялся и воскликнул:

   - Ну, Силыч, ты сказал, как в лужу пёрднул! Ты помнишь лето семьдесят третьего, когда ты ко мне приезжал? - Сергей Степаныч закивал головой - Тогда должен помнить и зелёную алычу. Я тебе тогда говорил, не ешь, дрисня прохватит, подожди, когда созреет, а ты меня не послушал. Так вот, со знаниями примерно то же самое. Зачем, спрашивается, уродоваться, когда вот они, созрели, висят на дереве и сами просятся в рот? Ну, а кроме того, Серёга, Бог нам почему-то дал такие мозги, что лучше нет во всех пяти галактиках. Я это специально проверял. Так что такие ребята, как ты, ещё такого понаоткрывают, что наши соседи по галактике уже сейчас мечтают расхватать всех землян, да только хрен им в грызло. Знаешь, они ведь лишь потому намного умнее нас, что развивались дольше, но я тебе так скажу, Силыч, на безптичьи и жопа соловей. Вот когда мы подвергнем процедуре расширения сознания наших гениев, когда они впитают в себя все самые современные знания, наработанные в пяти галактиках, а мы их стырили так много, что они об этом даже не догадываемся, вот тогда мы и посмотрим, чьи в лесу шишки.

   От этих слов Сергей Степанович вытаращил глаза и, растерянно моргая, взволнованным голосом спросил:

   - Денис, как же ты сможешь народ на Земле удержать?

   - Ну, весь народ я на ней удерживать как раз и не стану, Силыч. - С улыбкой ответил Денис - А вот тех, кто составляет нашу славу и гордость, постараюсь привязать к ней самыми прочными верёвками. Видишь ли, Серёга, я Великий герцог Саринский, хотя моё Великое космическое герцогство, это всего лишь астероид, летающий чуть ли не в межзвёздном пространстве. Ну, а ещё это здоровенная автозаправка для космических грузовиком с шикарным отелем и развлекательным комплексом, да, плюс к этому у меня там есть космоверфь, но на ней не строят космические корабли, а делают им тюнинг. К тому же, как ты это должен помнить, я столбовой дворянин. Кирпичниковы испокон века жили в Козельске, это уже после войны сначала отец, а потом и дед перебрались на Кавказ. Потому-то мать моя терская казачка. Отец там в госпитале лежал в сорок шестом, где с ней и познакомился. Все Кирпичниковы в армии служили. Дед мой и в Первой Мировой воевал, да, и в Великую Отечественную тоже пошел добровольцем на фронт, хотя и не был коммунистом, как отец. Тем не менее мы столбовые дворяне и это для меня кое-что значило в молодости, но ещё больше значит теперь. В общем мы хотим, чтобы Земля стала частью Звёздной Техноимперии Тиар-ан-Рабат и сама тоже стала планетарной империей, а заодно третьей, интеллектуальной, столицей Техноимперии, но этого уже хотят Звёздный Император Илиантис и его Великий канцлер Элеар. Вот этого мы и собираемся добиться потому, что больше нигде во всех пяти галактиках люди не дышат так свободно, как в Звёздной Техноимперии, которую, честно говоря, в какой-то мере создал наш маленький отряд. Думаю, что быть великим учёным и при этом ещё дворянином, это не так уж и плохо. Тем более, что в Звёздной Техноимперии только дворяне служат в космофлоте и готовы без малейшего колебания отдать за её народ свою жизнь. Они истинные аристократы, Серёга, потому что именно они ведут множество звёздных народов вперёд, и их самая главная цель в жизни, - это служение родному народу и Звёздной Техноимперии. Поэтому в нашу сторону с уважением смотрят даже самые древние цивилизации во всех пяти галактиках. Ну, а если Земля станет очередным независимым миром, то грош ей будет цена.

   Сергей Степаныч вздохнул и тихо сказал:

   - Да, Денис, озадачил ты меня. Хотя знаешь, если всё так, как ты говоришь, то мне было бы по нраву жить в империи, чем в этой поганой дерьмократии. Только вот что я тебе скажу, Денис, русское дворянство оно ведь с душком было, а про царя Николашку, который просрал Россию-матушку, я вообще молчу. Да, и не осталось их на Земле, дворян-то. Английский король и тот скочевал на Фолклендские острова, сбежал, как и другие европейские короли, да, королевы.

   - Не волнуйся, Силыч, тем, кто этого достоин, мы подтвердим их дворянское звание и титулы, а всем остальным предложим доказать своё право на них. - Спокойно сказал Денис - Как раз эта задача мне вовсе не кажется непосильной. Ну, всё, старина, ложись спать, а у меня ещё полно дел. Свидимся.


   Возвращение Барбароссы.


   Как только речь на Луне зашла о наземном транспорте, Вильгельм сразу же выбрал себе двухместный кабриолет "Мерседес". Он погрузил его в трюм крейсера "Бисмарк" и когда Одиссей доставил их к Земле, вылетел одним из первых. Для начала он полетал над Западной Европой и вскоре выяснил, что ярче всех залита огнями ночная Германия, а это прямо говорило о том, что хотя бы в ней обстановка нормальная. Его родители по прежнему жили в Бонне и рано утром он прилетел в старинный немецкий город, высадился в пригороде и поехал на улицу Кайзерштрассе. Он ехал по чистым улицам Бонна, глазел по сторонам и широко улыбался. В том числе ещё и потому, что Германия оказалась одной из немногих стран, сумевших не только сохранить порядок, но и отразить атаку новых варваров.

   Правда, немцам, как и их соседям, австрийцам, для этого пришлось пойти на жесткие меры, - безжалостно выгнать из страны чужаков. Зато они пустили в неё голландцев, датчан и французов, но при этом жестко закрутили все гайки. Так жестко, что читая скупые строчки отчёта тиарских разведчиков, Барбаросса вспомнил о Венату и диктаторе Вейрелора, но немцев такие действия правительства не слишком-то огорчили. Очень уж хорошо они знали, что несут с собой орды новых варваров, вторгшихся в Западную Европу с юга. Одурманенные наркотиками, с мозгами промытыми религиозной пропагандой, жаждущие наживы и мечтающие отобрать у гяуров всё, чем те владели. Это безумие продолжалось уже второе десятилетие, однако их мечтам не было суждено сбыться даже не смотря на возвращение викингов. Германская нация стремительно возрождала свой боевой дух. Сначала немцы набрались решимости вышвырнуть из своей страны тех, кто так долго сидел на их шее, а затем отважились ещё на один смелый шаг, - покончили с либеральной болтовнёй.

   Теперь Германия, как всегда основательно, готовилась нанести ответный удар и потому Вильгельм не удивлялся, видя на улицах Бонна так много военных. Впрочем, новый канцлер Германии готовился не к войне, а к широкомасштабной полицейской операции с целью очистки Западной Европы от банд убийц, насильников, грабителей и мародёров. Впрочем, в любом случае из этого вышла бы самая настоящая война, но немцы, да, и не они одни, уже были готовы к ней морально, не говоря уже о том, что их армию и без того никто не называл слабой и плохо вооруженной. По сведениям, полученным от тиарцев, немецкая армия готовилась начать эту полицейскую операцию через полгода, но Вильгельм, глядя с улыбкой на молодых офицеров, спешащих по своим делам, радовался тому, что им не придётся вступить в бой. Он доехал до того дома, где жили его родители, аккуратно припарковал машину и направился к входу, представляя себе, как удивятся его престарелые отец и мать возвращению сына.


   Возвращение Лесника.


   Лесник, как и Кармен, решил добираться до родного дома пешком. Его родители давно уже, ещё в девяностые годы переехали из Швеции в Литву и поселились в родовом гнезде Вилкаускасов - на хуторе неподалёку от города Вилкавискиса. Поэтому и полное имя его теперь звучало так, маркиз Янис де-Вилкаускас-ин-Вилкавискис. Янис гордился своим дворянским титулом, хотя и помнил о том, что его отец был всего лишь зажиточным крестьянином. Правда, агрономом по образованию, закончившим университет в Варшаве. На хутор к родителям, а его скорее всё следовало назвать виллой, он решил отправиться позднее, а сначала посетить пару мест в городе, где, как он узнал, обычно собирались рейдеры, совершавшие набеги на русские сёла и небольшие городки в Калининградской, Псковской и Ленинградской областях. Вот с ними-то он и хотел пообщаться, поскольку полиция их не трогала и никак не препятствовала тому, что те творили, пользуясь слабостью российских погранвойск. Ходили они в рейды и на территорию Белоруссии, но уже гораздо реже, да, и то с опаской, поскольку не все возвращались, белорусы пойманных рейдеров просто расстреливали.

   Литовские, да, и, вообще, прибалтийские, рейдеры, хоть их и насчитывалось немного, не просто грабили людей, они похищали молодых девушек для продажи мусульманам в Дании и Голландии, давно и прочно оккупированных, а ещё они все были безжалостными убийцами. Называли же они себя ночными волками, но в рейды отправлялись на скоростных, летающих почти бесшумно, американских военных вертолётах. Группа из трёх, четырёх вертолётов ночью, на бреющем полёте прилетала в какое-нибудь село, совершала посадку рядом с ним и врывалась в дома к спящим людям. Как правило ночные волки не задерживались больше, чем на двадцать минут, но и за столь короткое время успевали пролить очень много крови. Вилкавискис был "столицей" ночных волков Литвы и в нём у них имелось два излюбленных места для отдыха - рестораны "Охотничья хижина" и "Вилкас". Рейдеры, привыкшие работать по ночам, оттягивались и веселились тоже ночью. Сначала Янис зашел в "Охотничью хижину", точнее подошел к ней, но, не увидев никого, пошел дальше и через четверть часа подошел к ресторану "Вилкас".

   Тот стоял на отшибе и рядом с ним находился небольшой аэродром, на котором стояло четыре вертолёта и дюжины полторы китайских бронированных джипов, похожих на черепах. Янис зловеще улыбнулся и направился к входу в ресторан - массивное и приземистое строение, сложенное из красноватых гранитных блоков, с черепичной крышей и узкими окнами-бойницами, забранными витражами, смахивающую на капонир, но в то же время довольно привлекательную на вид. Возле немного приоткрытой железной, клёпанной двери, из которой доносились звуки музыки и громкий смех, сидел на стуле привратник, одетый в чёрную униформу, отороченную серым волчьим мехом. Увидев незнакомца в длинном, чёрном кожаном пальто, похожего на шкаф, он с тихим жужжанием встал и положил руку на большой пистолет. Янис сразу же определил его природу и природу странного жужжания. Это был отставной ночной волк, потерявший ногу в одном из рейдов, а жужжал его электромеханический протез. Когда Янис подошел поближе, привратник, в отношении которого вердикт судьи оказался весьма категоричен - "Немедленно уничтожить ", достал ствол из кобуры и, похлопывая им себя по протезу, грубым голосом приказал:

   - Эй, ты, проваливай отсюда. Здесь закрытая вечеринка.

   Янис улыбнулся и ответил:

   - Я это знаю, Альгирдас, но всё же войду, а ты... - он молниеносно выхватил "Ликвидатор" и выстрелил бывшему рейдеру в грудь синим лучом - сейчас отправишься на небеса, но не в переносном, а прямом смысле. Чтобы тебе было о чём подумать, ублюдок, я сожгу тебе вторую ногу и тем самым добавлю лишних две недели размышлений перед тем, как твою тушу погрузят в анабиоз. Но ты не расстраивайся, всех твоих дружков, что собрались в ресторане, ждёт то же самое.

   Альгирдас Беркаускас даже не изменился в лице. Синий луч "Ликвидатора" парализовал его не полностью, лишив возможности только двигаться и говорить, зато он мог видеть, слышать, обонять и осязать, а также чувствовать боль. Всё также зловеще улыбаясь, Янис достал и пальто, хотя в нём не было карманов, небольшой, но мощный плазмомёт и первым выстрелом сжег ночному волку гениталии, отчего глаза у того полезли на лоб и налились кровью от нестерпимой боли. После этого он трижды выстрелили ему в здоровую ногу и в ночи завоняло сгоревшей плотью. Он подошел поближе и воткнул в этого крупного мужчину лет сорока пяти длинное шило с маркером, пронзив ему печень, и тот мгновенно исчез, оставив после себя вонь горелой плоти и дерьма. Ночной волк обделался то ли от страха, то ли от нестерпимой боли, но роботы на "Викинге" давно уже привыкли обслуживать таких клиентов. Больше всего в жизни, тихий, немного застенчивый и улыбчивый добряк Янис, ненавидел вот таких типов, кровожадных садистов и безжалостных убийц.

   Из крейсера "Дзинтарс", на котором он прилетел, вылетело четыре дюжины роботов-ловцов, они запечатали все выходы из ресторана, превратив его в ловушку, а вместе с ними целая дюжина приземистых, но жутко широкоплечих боевых армейских роботов огневой поддержки, викинги обычно использовали их в качестве конвоиров, и как только Янис получил сигнал, что из него уже никто не выберется, он не спеша вошел внутрь. Толстую тётку-гардеробщицу, сонно клевавшую носом не смотря на шум, он вежливо погрузил в глубокий сон, пшикнув ей в нос сонным аэрозолем, ведь та не имела совершенно никакого отношения к ночным волкам, после чего сразу же направился в зал ресторана, стены которого украшали оскаленные волчьи головы и картины с изображением волков. В нём этой ночью веселилось сотни под три мужчин и женщин, одетых в чёрную униформу, отороченную волчьим мехом, с аксельбантами из хвостов хищников. Они сидели за длинными деревянными столами и их обслуживало десятка три официанток. На эстраде громко наяривал народную музыку небольшой оркестр, а потный, раскрасневшийся хозяин ресторана веселил своих гостей туповатыми шуточками, направленными в адрес русских.

   Хозяина ресторана "Вилкас", уже довольно пожилого Витаса Иванкаускаса, совершенно не радовало, что его заведение облюбовали ночные волки. Более того, он их панически боялся потому, что был женат на русской, а эти фашиствующие ублюдки считали себя высшими существами и под все свои преступления подводили идеологическую базу. Не нравилось старому Витасу и то, что ночные волки требовали от него, чтобы он брал к себе на работу их жен, сестёр и недобитков. Поэтому хотя платили они за свои ночные гулянки очень щедро, все эти деньги к ним же и возвращались в виде зарплаты, выплачиваемой их родне. Янис узнал об этом уже через пять минут, пока стоял за портьерами и рассматривал всю эту банду отпетых негодяев. Из трёхсот двадцати шести человек, находящихся в большом зале ресторана, кроме его хозяина и музыкантов, только семерым Судья не выписал путёвку на Парадиз Седьмой, отчего Янис пришел в ужас. Он никак не ожидал того, что в Литве живёт столько мерзавцев. Испустив горестный вздох сожаления, он вышел из-за портьер, сделал несколько шагов и остановился.

   Поначалу на него никто, кроме хозяина ресторана и музыкантов, находившихся подле противоположной стены, не обратил внимания. Справа от входа, у стены, стоял ещё один стол и пара дубовых стульев. Глянув на них, Янис отдал приказ роботам и они стали один за другим въезжать в зал. Это были широкие "шкафы" нейтрально серого цвета, очень отдалённо напоминавшие человеческие фигуры, с двумя мощными манипуляторами с каждого бока, стоящие на мощных стальных ногах, только ступни у них представляли из себя сдвоенные гусеницы. Наверху, по обе стороны от приплюснутой цилиндрической головы, у них располагались по два пусть и не длинных, но мощных, крупнокалиберных, шестиствольных пулемёта, способных прошивать танки, словно картонные коробки, ну, а кроме того они держали в каждом из чётырёх манипуляторов по плазмомёту "Вольд-300", они выглядели до жути грозно. Роботы вкатились в ресторан с громким лязгом и шлёпаньем эластичных гусениц по каменному полу. Замешкавшуюся официантку, дородную рослую бабищу с кокетливыми косичками, первый из них небрежно отшвырнул в сторону и та проехалась толстой задницей по столу, испуганно визжа и сбрасывая на пол тарелки и бокалы.

   Ночные волки вскочили на ноги, дружно выхватили оружие, повернулись, чуть ли не все разом, и замерли при виде такого врага, который своим грозным видом мог напугать и куда более отважных вояк. Два первых робота отгородили от ночных волков хозяина ресторана и музыкантов, девять встали цепочкой вдоль всего зала, а двенадцатый, вложив два "Вольда" в кобуры, расположенные на передней панели, поставил перед Янисом стол и подал ему стул. Отважный викинг, способный поспорить своей хладнокровностью с Русским Медведем, сел за стол, положил на него свой чёрный берет и два плазмомёта, после чего сказал:

   - Садитесь, животные, в ногах правды нет, как говорит мой друг и командир Русский Медведь, Великий герцог Саринский. Эй, Витас, старина, хватит веселить эту мразь! Будь добр, дружище, угости сына своего приятеля, старого Кристианиса Вилкаускаса, вернувшегося со звёзд. Подай мне самую большую кружку швитуриса, угря горячего копчения, фаршированного белыми грибами, обязательно цеппелины и, пожалуй, ведерай. Моя мама готовила их мне, когда мы ещё жили в Швеции. Вы можете не бояться этих железных парней. Вам они не причинят никакого вреда, но если потребуется, закроют своей стальной грудью от любого, даже куда более опасного врага чем эти трусливые подонки. Правда, Витас, пускай один из них сначала вытащит из кухни недобитых дружков, жен и сестриц этих шакалов. - Под прицелом пулемётов и ещё более страшных на вид плазмомётов, ночные волки в испуге торопливо побросали пистолеты на пол и стали отступать к стене, но Янис прикрикнул на них - А вы садитесь, доедайте и допивайте всё! Вам больше никогда не подадут того, чем потчевал вас старый Витас. Пока я буду есть, вам ничего не грозит, но как только поем, то сразу же начну вас поджаривать и отправлять в такую тюрягу, откуда нет возврата.

   Голос Яниса дрожал от гнева и ярости. Всю его доброту, как рукой смахнуло. Он смотрел на ночных волков с такой ненавистью, что те вжимали головы в плечи. Похоже, что они уже смекнули, кто тут является источником наибольшей опасности. Роботы ведь вряд ли станут стрелять без приказа, а этот шкафообразный парень с пудовыми кулаками, красивым лицом и светло-русыми волосами, явно, с трудом сдерживался, чтобы не начать палить налево и направо. Один из ночных волков не выдержал и попытался дать хода. Он побежал к окну и, закрыв голову руками, попытался нырнуть в него, но силовое поле отбросило его назад и он, истошно взвизгнув, плашмя шлёпнулся на пол и утробно хрюкнул. Янис не обратил на него никакого внимания, как и не заинтересовался тем, что с кухни, заложив руки за голову, вышли в зал ещё несколько мужчин и женщин. При этом робот вежливо попросил не волноваться тех поваров и официантов, которые не имели никакого отношения к ночным волкам. Зато все остальные, хотя они и не были одеты в чёрную военную униформу, практически ничем не отличались от ночных волков, а некоторые даже не раз участвовали в рейдах вместе с ними.

   Все они зарабатывали на работорговле очень большие деньги на работорговле, но чудовищами их делала всё же жестокость и безумное желание убивать русских. Поэтому и Янис не собирался миндальничать с ними, хотя и не намеревался никого убивать. Зато он дружелюбно улыбнулся подошедшему к нему Витасу. Хозяин ресторана, приблизившись, с испугом спросил:

   - Вы правда и есть тот самый Янис, что пропал когда-то давно, когда господин Вилкаускас жил в Швеции? Он рассказывал мне о вас. Вы ведь работали в заповеднике.

   Янис кивнул и ответил:

   - Да, я действительно его сын. Нас увёз с Земли в семьдесят пятом один парень. Принцессе Дессии срочно потребовались парни и девушки, на которых она смогла бы полностью положиться и он выбрал нас, одиннадцать землян из разных стран. Витас, старина, подай мне, что я попросил, и вы все свободны. Ну, а я отведаю твоих цеппелинов и займусь этими животными. Поверь, они больше никогда тебя не побеспокоят.

   Витас закивал головой и помчался на кухню, а через несколько минут он и ещё две официантки заставили стол Яниса самыми вкусными блюдами, которые готовили на кухне ресторана "Вилкас". Они были достойны любого, даже самого взыскательного магната и него даже глаза разбежались. Хозяин ресторана, повара и официанты быстро собрались и ушли, а Янис, не глядя на ночных волков, принялся не спеша лакомиться вкуснейшими блюдами старолитовской кухни. Ночным же волкам кусок в горло не лез. Один из них, пожилой уже мужчина, стараясь не стучать зубами, хриплым голосом спросил:

   - Кто вы такой, чёрт возьми, откуда взялись эти роботы и чего вам от нас нужно? Мы законопослушные граждане Литвы...

   - Ну, в Литве вы может быть и являетесь законопослушными гражданами, ублюдок, но за её пределами вы рейдеры, ночные волки, убийцы и работорговцы. - Перебил его Янис строгим голосом и известил их о решении Судьи - Вы все приговорены к смерти, но я заменяю смертную казнь пожизненным изгнанием на Парадиз Седьмой. Туда вас доставят уже довольно скоро. А теперь заткнись и дай мне спокойно поесть. Как только я покончу с завтраком, то сразу же займусь вами. Одного придурка, сидевшего при входе, я уже поджарил и вас всех, перед отправкой на борт нашего космического крейсера-тюрьмы, ждёт то же самое. Поэтому не поторапливайте меня. Выстрел из плазмомёта причиняет очень сильную боль, так что лучше вам напиться и как можно сильнее. А мне лучше поесть. Когда я сыт, то становлюсь добрее и хотя мне хочется сжечь вас живьём, может быть на сытый желудок не стану этого делать, чтобы меня не стошнило от вони. Вы же все трусы и вас обязательно одолеет медвежья болезнь.

   Выпивки на столах стояло достаточно и поскольку слова Яниса звучали очень убедительно, ночные волки принялись хлестать спиртное, налегая на самые крепкие напитки вроде семидесятипятиградусного "Жальгириса". Ну, а Янис не спеша продолжил трапезу, стараясь не думать ни о чём, а когда прикончил добрую половину блюд, вздохнул и приказал роботам навесить на ночных волков маркеры. Ему стало жалко не их, а красивый интерьер ресторана. Роботы двинулись вперёд и рейдеры стали исчезать одним за другим, но они, с перепуга, набрались уже так, что ни на что не обращали никакого внимания. Их алкогольное опьянение избавило Яниса от необходимости поджаривать рейдеров и потому они отправились на борт "Викинга" относительно здоровыми и совершенно невредимыми.

   Не успел роботы покончить с последними, как снаружи послышался шум автомобиля. Тот подъехал очень быстро и резко затормозил перед рестораном. Янис посмотрел в ту сторону и увидел сквозь стену довольно старый автомобиль. В нём сидели его отец и мать. По всей видимости Витас всё-таки не выдержал и позвонил его родителям, а они, подумав, решили всё-таки проверить, правда то, что тот сказал, или же нет. Янис бросился со всех ног к выходу и через несколько секунд уже обнимал мать. Та хотя и постарела, всё же не выглядела древней старухой и он узнал её сразу же. Узнали его и мать с отцом, хотя Янис, который никогда не был слабаком, раздался в плечах и сделался настоящим былинным витязем. Юрате Вилкаускене разрыдалась от счастья, прижимаясь к широкой и мощной груди сына:

   - Сыночек, родной мой... Янко, мальчик мой, я всегда знала, что увижу тебя, иначе зачем я живу так долго...

   - Мама, мамочка. - Только и смог ответить ей Янис.


   Денис вышел из дома Сергея Степановича Селиванова и свечкой взмыл в небо, затянутое тучами. Наступившее утро оказалось дождливым, точнее небеса пролились самым настоящим ливнем, хотя ночью не было ни облачка. Сильный ливень смыл последние следы дагестанского посёлка, оставшиеся в виде пыли. Роботы, работавшие всю ночь, уже выкопали котлованы и установили в них саморазворачивающиеся модули жилых домов ан-рабатской конструкции и теперь их будущим хозяевам оставалось только выбрать, какой дом они хотели бы иметь. Вокруг Селиваново и окрестных деревень роботы уже установили полевые генераторы силового поля и этот небольшой участок Тульской области превратился в неприступную крепость. Пятеро тиарцев находились в Селиваново и могли без малейшего стеснения ввести их в новый мир. Именно этим они и занялись в первую очередь и возвели за ночь два красивых здания - новейший медицинский центр и центр гипнопедии. Именно эти объекты должно было в кратчайшее время изменить облик Земли.

   Строительство точно такой же ядра, с которого должен начаться новый виток развития цивилизации, завершился и в родном городе Дениса, но там в здание медицинского центра уже вошли первые пациенты. В основном те, кому далеко не самая лучшая медицина Земли уже ничем не могла помочь. Ну, а Денис поднялся на высоту в семьсот метров и влетел в распахнутый настежь шлюз "Звенящего". "Чёрного дракона" Аристо направил на помощь Валькирии на остров Лесё, оказавшийся последним очагом независимости Дании. Денис поднялся на борт "Звенящего" и сразу же направился в свою каюту. Не то что бы он очень уж сильно устал, но ему всё же хотелось лечь и поспать несколько часов, что он и сделал. Времени сдавать норматив на начкара пожарной команды у него не было, а потому уже через шесть часов он поднялся с кровати и забрался в ванну, чтобы лёжа в горячей воде, приятно пахнущей треуром, тиарским эквивалентом земного кедра, не спеша поразмыслить обо всём.

   Руководители ядерных держав, на взгляд Дениса, откинули совсем уж неожиданный номер. Ознакомившись с людианским ультиматумом, они, вместо того, чтобы взяться за ум, сплотиться и начать приводить дела на планете в порядок, занялись чёрт знает чем, но только не тем, чем нужно. Да, и людиане тоже оказались хороши. Приведя очень убедительные доказательства того, что они не плод воспалённой фантазии, а суровая реальность, эмиссары Людианы, посланные на Землю, выжидали целых десять лет, после чего всего лишь предъявили ультиматум и не сказали ни слова о том, чего человечеству следует ожидать в ближайшем будущем. Просто сунули сильным мира сего кулак под нос, дали его хорошенько обнюхать и с гордо поднятой головой немедленно удалились. Ну, с людианцами он уже устал спорить на такие темы. Когда Денис громил на корню их доктрину невмешательства, те только кивали в ответ головами, но упорно гнули свою линию. Вот и догнули её до того, что теперь не только у Дениса голова кругом шла, но и у Аристо с Одиссеем, а скорее всего не у них одних.

   Изучая историю развития многих других цивилизаций, Денис хорошо знал, что после того, как гуманоидные расы создавали атомную бомбу, они, как правило, забывали о войне навсегда и тут же начинали объединяться, чтобы создать мировое правительство, заканчивали бряцать оружием и топорщить усы. Имелись, конечно, и исключения вроде Вении, на которой разгорелась пусть довольно серьёзная, но всё же далеко не самоубийственная термоядерная война. Подавляющее большинство гуманоидных рас, создав оружие такой мощи, тут же бралось за голову и переставало воевать вообще. Вслед за этим обычно случался мощнейший демографический взрыв, они начинали со страшной силой двигать вперёд фундаментальную науку и вскоре открывали, что Вселенная является двухслойной и в её подпространстве материальные объекты могут двигаться с огромной скоростью за счёт силы гравитации и электромагнитного поля, вращающегося вокруг корабля и выбрасывающего его, при достижении определённой скорости, в это самое подпространство.

   Ну, а то, что выйдя в Большую галактику они снова вспоминали о войнах, как о способе достижения своих целей самым быстрым способом, в общем-то не очень-то волновало жителей подавляющего большинства миров. Планетарный щит это ведь такая штука, которую просто так не проломишь, а пока кто-то будет пробивать его слишком активно, военно-космический флот Центрального правительства всегда придёт на помощь. Поэтому боевые действия велись преимущественно в межзвёздном пространстве, но не слишком часто. Войну давно уже все считали крайней мерой и к тому же далеко не самой эффективной, ведь и помимо этого имелось достаточно много способов, чтобы хорошенько насолить врагу. Пусть и с самыми различными вариациями, но все гуманоидные цивилизации выходили на галактическую арену более или менее единой, монолитной нацией, хотя каждая и со своими собственными заскоками. Было у них у всех и ещё одно общее качество - неторопливый ход развития.

   От троглодита до более или менее разумного существа, то есть от Homo Erectus до Homo Sapiens, путь у всех был разный и мог занимать сколько угодно времени, иногда даже три-четыре миллиона лет, зато потом цивилизация от восьмидесяти до ста тысяч лет в обязательном порядке пребывала в каменном веке, пока мозг отдельно взятой расы не переходил с нулевого уровня развития на первый. Заканчивался же этот период первой научно-технической революцией, после чего каменный век очень быстро превращался в бронзовый и вот тут-то начиналось самое удивительное. Как правило, все те цивилизации, историю которых, пусть и вкратце, изучил Денис, до второй НТР шли в среднем двадцать тысяч лет и только через две, две с половиной тысячи лет создавали первую атомную бомбу и она же становилась последней. Земляне прошли этот путь в среднем за пять тысяч лет, хотя в конце двадцатого века на планете Земля некоторые племена всё ещё жили в эпохе каменного века. Ну, атомную бомбу они вообще создали всего через каких-то двести лет.

   Соответственно и мозг землян развивался намного быстрее и теперь Большая галактика столкнулась с тем очевидным феноменом, что при куда меньшем объёме знаний, каким владели все молодые звёздные народы, земляне имели мозги практически на порядок, а то и на все два, лучше, чем те. Да, и не все расы, считавшиеся уже достаточно зрелыми, могли похвастаться такими, что всем доказали одиннадцать викингов. Правда, при этом Денис убедился ещё и в том, что даже с такими шикарными мозгами очень многие люди могут взять, остановиться, а затем семимильными шагами отправиться назад, в прошлое, в самое махровое средневековье с его шариатом и прочими ужасами, как это сделал исламский мир. Но и это было ещё полбеды, поскольку до того дня, когда Западную Европу заполонили полчища новых варваров, люди в ней дошли чуть ли не до полного маразма на почве массовой либерализации и тем самым даже не заметили, как они шагнули в древние века, во времена полной моральной распущенности, вседозволенности и просто потрясающего распутства. В общем Древний Рим и эпоха эллинизма, с их массовой педерастией и педофилией, могли отдыхать.

   Порнография, насилие, всяческие извращения, культ силы, а вместе с ним вседозволенности, стали стремительно разлагать иудохристианскую цивилизацию и не её одну. Цивилизации Китая, Индии и Дальнего Востока тоже подпали под эти веяния и с оглушительным треском рухнули, оказались низвергнутыми до дикости двухтысячелетней давности. Ясное дело, что по сравнению с ними идеи мусульманского фундаментализма на таком фоне оказались чуть ли не передовыми. Однако, далеко не все люди Севера пали так низко. Очень многие люди сумели сохранить свой разум, а мораль и нравственность не перестали быть для них основополагающими мерилами, но. Вся беда заключалась в том, что политический истеблишмент, чуть ли не все бизнесмены поголовно, а вместе с ними творческая интеллигенция, прогнили насквозь и только что не закатывали пиров Валтасара. Поскольку именно они определяли градус общественного здоровья, то вся планета, в той или иной степени, оказалась погружена в хаос и теперь ей срочно требовалась не только тотальная зачистка, поскольку преступников развелось сверх всякой меры, но и большая порка. Причём пороть следовало сильных мира сего и тех, на кого люди привыкли любоваться, как на иконы - артистов, кинематографистов, спортсменов и даже писателей.

   Таковые ещё не попадались в поле зрения Дениса и он, честно говоря, с ужасом ждал этого часа. Почему? Да, по одной, довольно важной, причине, - Судья приказал Янису немедленно уничтожить несколько мужчин и женщин не смотря на то, что они никого не убили. Когда его друг уже находился дома, он поговорил с ним пять минут, уйдя в виртуальную реальность, то есть добрых восемь часов реального времени, и они оба пришли к весьма неутешительному выводу - Судья карал их за преступный образ мыслей и готовность в любую секунду совершить самое тяжкое преступление, причём без малейших колебаний. Морально и нравственно они были к этому полностью готовы, то есть уже не имели ни морали, ни нравственности, ни каких-либо тормозов. На деле это означало, что на Парадиз Седьмой могли отправиться не пять, шесть миллионов отпетых негодяев, а миллионов эдак триста, а то и все пятьсот. При таком раскладе им никаких Парадизов не хватит. Правда, Денис высказал предположение, что большая, всепланетная порка может сыграть свою роль, потому решил провести небольшой эксперимент и попробовать переиграть не кого-то там, а самого Судью, благо, что эта программа читала его собственные мысли только тогда, когда он нацеливал свой взор на подозреваемого.

   Поэтому Денис приказал Одиссею подготовить к отправке на Землю, в его родной город, вместе с литовцами ещё и несколько тысяч тех придурков, которые мечтали прорвать оборону в Альпах и утолить там свою жажду убийства и насилия, благодаря которым они оказались на борту "Викинга". В общем Судья Судьёй, а головой тоже нужно думать хоть изредка, не полагаясь на чью-то мудрость. Хотя у него не было стопроцентной уверенности в том, что из этого хоть что-нибудь получится, но проверить свою догадку он все же хотел во что бы то ни стало. Тем более, что это не накладывало на него никаких особых обязательств. Если всё получится и порка принесёт положительные результаты, то значит всё обойдётся малой кровью, ну, а если из этого эксперимента ничего не выйдет, то тогда Одиссею придётся полетать на сверхскоростях, чтобы как можно скорее вывести с Земли всех нежелательных лиц.

   Приняв ванну, Денис вышел из ванной комнаты и направился на кухню, где приготовил себе обильный завтрак, чтобы не заниматься зверствами на пустой желудок. Завтракал он не спеша и между делом успел пообщаться в виртуальном режиме с Аристо и Одиссеем. Над планетой летали миллионы роботов разведчиков и картина мало по малу прояснялась. Точнее выяснилось, что масштабы морально-нравственной катастрофы на Земле просто чудовищные. Эдак скоро выяснится, что на галактическую кичу придётся отправить добрых два миллиарда человек из восьми имеющихся, а это, точно, уже перебор. В конечном итоге Денис встал из-за стола в мрачном настроении, оделся и чуть ли не рыча от злости отправился в рубку. Всё это время "Звенящий" висел над деревней Селиваново. В ней, как грибы после дождя, росли новые дома. То ли Сергею Степановичу после разговора с другом не спалось, то ли селивановцы решили, что они и сами с усами, смогут и без него сообразить, в каких домах им будет жить веселее. Начали там подниматься из земли и новые корпуса животноводческого комплекса, в котором коровы и бычки станут отныне жить в райских условиях и при этом как одним, так и другим суждено прожить очень долгие годы.

   Да, тиарские методы животноводства не предусматривали забой скота на мясо и если коров просто доили, то специальные робохирурги станут теперь срезать с быков нагулянное мясцо совершенно безболезненно и жить им теперь предстояло очень долго, лет до двухсот, пока они не впадут в глубокую спячку, сравнимую с комой, после чего смерть их будет лёгкой и такой же безболезненной. Ну, а в обязанность селивановских животноводов отныне войдёт только одно, ежедневное общение с животными, чтобы те чувствовали их заботу, ласку и доброту с целю повышения надоев и привесов. Когда Индеец и Лесник узнали о такой методике мясомолочного животноводства, они пришли в полный восторг. Денис, как старый пасечник, тоже считал его проявлением высшей гуманности по отношению к домашнему скоту и не только к нему, ведь точно таким же образом тиарцы получали к столу дичь и мясо птицы, а если на кого и охотились, то только отправляясь в лес по грибы или с удочкой на речку. Впрочем, точно так же дело обстояло практически во всех мирах Большой галактики и этому никто, кроме викингов, не удивлялся.

   Может быть в том числе и поэтому Денис и его друзья с первых же дней своей службы в корпусе решили не становиться палачами, хотя им и приходилось несколько раз лишать жизни преступников, но для этого у них имелись достаточно веские причины. Тем не менее он летел в свой родной город мрачнее тучи, да, ещё и отключив оптическую маскировку, а потому его всю дорогу сопровождали самолёты российских ВВС. Атаковать его корабль они даже и не пытались. Известие о том, что на Землю вернулись со звёзд какие-то викинги, которые сначала остановили большую войну в галактике, а затем целых пятьдесят лет охотились в ней на особо опасных преступников и забили ими уже целых шесть планет-тюрем чуть ли не под самую завязку, уже облетело всю планету и об этом только что не стучали индейские тамтамы. Зато беседа маркизы Алисии де-Нуэве-ин-Кастилья транслировалась чуть ли не в полном объёме всеми телеканалами планеты и её уже выложили в Интернет.

   Денис ещё не знал, какое впечатление произвело их возвращение на землян, но когда он влетел под купол силовой защиты родного города и завис над площадью на его окраине, рядом с которой спешно возвели ещё один, особый медицинский центр, в котором робохирурги совмещались с гипнопедами, на улицы мигом выбежали чуть ли не все его жители, да, оно и не мудрено, ведь и в нём тоже стояло уже более сотни новеньких, сверкающих на солнце, домов, оборудованных по последнему слову ан-рабатской градостроительной науки и все они, как один, мало того, что являлись настоящими шедеврами как раз именно земной архитектуры, но и могли посрамить собой самые фешенебельные дворцы Тиара. Звёздная Техноимперия, в лице своего Звёздного императора и Великого канцлера, слов на ветер не бросала и дарила Земле всё самое лучшее. Денис снизился до высоты в сотню метров и, как всегда, выпрыгнул за борт, отчего внизу сотни людей испуганно вскрикнули, а потом облегчённо вздохнули, увидев, что молодой парень в бирюзовом парадном мундире, сверкающим серебряным шитьём, плавно замедлил своё падение и медленно опустился на серебристые плиты.



Содержание:
 0  Похищенные. Книги 1-4 : Александр Абердин  1  Глава первая Гудит, как улей, родной завод : Александр Абердин
 2  Глава вторая Охота на охотника : Александр Абердин  3  Глава третья Учёба Дениса в галактическом университете : Александр Абердин
 4  Глава четвёртая Урок галактического крючкотворства : Александр Абердин  5  Глава пятая Что такое наука побеждать и как её изучить? : Александр Абердин
 6  Глава шестая Против лома нет приёма : Александр Абердин  7  Глава седьмая Неожиданная встреча на базе "Локатаон" : Александр Абердин
 8  Глава первая Курс молодого кондотьера : Александр Абердин  9  Глава вторая Первый экзамен отряда "Викинг" : Александр Абердин
 10  Глава третья Дуэль на сапёрных лопатках : Александр Абердин  11  Глава четвёртая Отряд "Викинг" отправляется на задание : Александр Абердин
 12  Глава пятая Тотальная компьютерная атака викингов : Александр Абердин  13  Глава шестая Тотальная компьютерная атака викингов : Александр Абердин
 14  Глава седьмая Тайная игра викингов : Александр Абердин  15  Глава восьмая Принуждение к переговорам : Александр Абердин
 16  Глава первая Ожидаемые неприятности в нежданном объёме : Александр Абердин  17  Глава вторая Десант на Ридалию : Александр Абердин
 18  Глава третья Одесский кипиш, похожий на розыск : Александр Абердин  19  Глава четвёртая Тихая Вода : Александр Абердин
 20  Глава пятая Тайна Тихой Воды : Александр Абердин  21  Глава шестая Трудовые будни эскадрона смерти : Александр Абердин
 22  Глава седьмая На волосок от гибели : Александр Абердин  23  Глава восьмая Конец "Тихой воды" : Александр Абердин
 24  Глава первая Возвращение на Землю : Александр Абердин  25  Глава вторая Из огня, да в полымя : Александр Абердин
 26  вы читаете: Глава третья Чем дальше в лес : Александр Абердин  27  Глава четвёртая Завоёванные плацдармы : Александр Абердин
 28  Глава пятая От Волги до Сибири : Александр Абердин  29  Глава шестая Ушат холодной воды : Александр Абердин
 30  Глава седьмая Большое вече в Нью-Йорке : Александр Абердин    



 




sitemap