Фантастика : Космическая фантастика : Часть II Беженцы : Роман Афанасьев

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4

вы читаете книгу




Часть II

Беженцы

Планетарная система Авалон

Третий сектор, Камелот

Поселение Артур, деловой центр

Лэйвану доводилось просыпаться и после грандиозных попоек, и после побоев, но на этот раз все оказалось намного хуже. Болело все. Голова, ребра, разбитые колени и ушибленные локти. Но хуже всего было то, что Лэй очнулся с полным осознанием того, где он находится и что случилось. Страх, которого Лэйван давно уже не испытывал, вцепился в него в ту же секунду, как открылись глаза.

Застонав, Хэван оттолкнулся руками от дороги, усыпанной мелкой бетонной крошкой, и перевернулся. Приподнявшись, он прислонился спиной к продавленному борту электрокара, куда совсем недавно влетел головой, и уставился в серое утреннее небо.

Над городом висела темная хмарь. Дым от пожаров поднимался из десятков очагов и нависал на Камелотом удушливым одеялом. На небе не было видно ни звезд, ни вспышек на орбите. Земля больше не содрогалась, не было слышно взрывов. Лишь издалека слышался гул, напоминающий шум работающих двигателей. Или шум пожара, пожирающего то, что горело слишком хорошо и быстро. Над скоплением разбитых машин висела гнетущая тишина. Не было слышно ни криков, ни стонов. Это должно было успокоить Лэйвана, но на самом деле он только беззвучно затрясся от животного страха, какого не испытывал с самого раннего детства.

Все было очень плохо, это Хэван прекрасно понимал. Враги нанесли удар по космопорту и по городу. Это могло произойти лишь в одном случае, если флот Авалона разгромлен. А это означало, что атака врага завершилась успехом и нынешнее затишье лишь предвестник огромной бури. А он, Лэйван Хэван, заперт на этой проклятой планете и теперь вряд ли с нее выберется.

Некоторое время Лэй тихо сидел, содрогаясь от крупной дрожи, что сотрясала все тело. Машина, к которой он прислонился, тихонько звякала, отзываясь на судороги Лэя. А он просто ждал, когда с неба пылающей стеной упадут новые лучи, завершая начатое. Или, быть может, посыплются орбитальные бомбы, способные стереть все живое с целого континента. Он ждал этого с тоской обреченного смертника, смирившегося со своей судьбой. Враг не собирался захватывать город и планету, как это бывало раньше, во время старых войн. Ему не нужны были заложники, ресурсы, инфраструктура, рабы… Он жаждал уничтожения, и Хэвану, не имевшему под рукой объединенного флота звездных систем, оставалось лишь покорно ждать своей участи.

Постепенно дрожь прошла. Лэй не мог сказать, сколько он просидел, прислонившись спиной к разбитой машине, – пять минут или час. Он потерял счет времени и осознал это, только когда в голове немного прояснилось. Страх отступил, а вместе с ним ушли и судороги. Лэйван перевел взгляд на свои исцарапанные руки и удивился тому, что все еще жив. А потом удивился тому, что такая мысль вообще у него появилась.

– Наверное, я слишком сильно ударился головой, – пробормотал Лэй, цепляясь за помятый борт электрокара.

Следом пришла острая и обжигающая мысль – Линда. Что с ней? Где она? Это заставило Хэвана очнуться. От стыда кровь прилила к щекам, обожгла их, заставила почувствовать себя живым.

Хэван рывком поднялся на ноги и, упершись руками в помятую тачку, целую минуту ждал, когда пройдет головокружение. Потом он поднял взгляд и осмотрелся.

Проспект был плотно забит машинами всех форм и размеров. Пробка никуда не делась, она уходила вдаль, теряясь в серой дымке, что опускалась на город. Света нигде не было, высотные дома стояли пустыми, зияя черными провалами разбитых окон. Этим утром офисы пустовали, никто не успел выйти на работу, и это, по-видимому, многих спасло. Даже здесь, далеко от эпицентров взрывов, кое-где виднелись обвалившиеся куски стен, а дальше, за пробкой, Лэйван увидел здание, что рассыпалось как карточный домик, завалив часть проспекта серыми плитами.

Тихо выругавшись, Лэй вскарабкался на крышу кара и выпрямился во весь рост. Тонкий пластик крыши хрустел под ногами и проминался, и Хэван замер, пытаясь сохранить равновесие. Он пытался рассмотреть хоть кого-то живого среди этих железных баррикад из разбитых машин.

Улица словно вымерла. Машины, что от толчков сбились в плотные кучи, стояли пустыми. Нигде не выла сигнализация, не сверкали огни мигалок спасательных служб. То ли местные не ставили на машины такие глупости, то ли у них давно разрядились аккумуляторы. Сейчас Лэя волновало другое: куда подевалась вся толпа людей, которую он видел за несколько минут до атаки? Неужели все ушли?

Секунду спустя Хэван понял – не все. Он заметил первое тело, когда собрался спрыгнуть с машины, и медленно выпрямился. На этот раз он осматривался внимательнее, уже целенаправленно выискивая человеческие силуэты.

Их было много. Не так чтобы очень, но вполне достаточно. Десятка два тел поблизости Хэван рассмотрел хорошо. Некоторые лежали на земле, другие были стиснуты раздавленными машинами. Кое-кто лежал у самых стен домов, в груде осколков стекла и бетона. Вслушиваясь в тишину до звона в ушах, Лэйван не услышал ничего, кроме далекого гула пожаров да странных скрипов в полуразрушенных зданиях. Никто не стонал, никто не звал на помощь. Хэвана вдруг пробрала дрожь, и он застучал зубами. Сколько он тут провалялся? Ему казалось, что минут десять, не больше. Но этого времени людям не хватило бы, чтобы убраться с этой улицы и унести с собой раненых.

Выругав себя за глупость, Лэйван спрыгнул с крыши кара, и битое стекло противно заскрипело под подошвами дорогих туфель. Хэван же быстро провел ладонью по предплечью, включая автономный режим коммуникатора.

Мир внезапно потемнел, а потом вновь стало светло – коммуникатор включился, и линзы автоматически подстроились к освещению, пытаясь компенсировать недостаток света. Перед Хэваном развернулась привычная виртуальная панель, и, взглянув на часы, он выругался.

Прошло три часа. На самом деле давно наступило утро, но дым от пожарищ так плотно застил небо над городом, что Хэвану даже не пришло в голову, что прошло так много времени. Да, за три часа отсюда убрались все, кто мог ходить. А если среди них были медики и спасатели, они могли унести с собой и раненых, тех, кто выжил. Наверняка они воспользовались машинами, что оказались на краю пробки и могли развернуться.

Лэйван осмотрелся по сторонам в поисках подтверждения своей теории и тут же его нашел – он не увидел спасательной машины, что стояла чуть дальше в пробке. К тому месту, где она стояла, вел широкий коридор, словно кары расталкивали руками, чтобы освободить проезд спасательной машине. Все просто – те, кто могли уйти, давно ушли. Кто не мог – остался под завалами и давно испустил дух. Но куда они пошли? Космопорт ведь разрушен. Впрочем, Лэйван и сам был не прочь очутиться подальше от города, что наверняка примет на себя еще не один удар. Нужно было убираться отсюда. Постараться выбраться из каменного лабиринта и уйти подальше в холмы или даже в горы, что виднелись на горизонте. Город наверняка разгромят, а окрестности, возможно, и уцелеют. Если не будет орбитальной бомбардировки, способной стереть с лица планеты и город, и холмы, и горы.

Осмотрев себя, Хэван пришел к выводу, что наряд у него не слишком подходящий для марш-броска. Разодранный чуть ли не в клочья деловой костюм, пачка наличных денег, что теперь ценятся не больше разноцветных бумажек, несколько карточек оплаты, пара электронных пропусков. Очень плохо. Нужно подобрать экипировку. Есть и хорошие новости – пистолет за поясом. Вот с этим можно отправиться за экипировкой. Но сначала – Линда.

Хэван ни на секунду не забывал о ней. Просто отодвигал эту мысль в самый уголок, не желая пороть горячку и делать глупости под влиянием чувств. Хватит того, что он уже натворил. Но теперь пришло время подумать о самом главном, как найти эту чертовку и вытащить ее из тюряги.

Спохватившись, Лэйван попробовал настроить коммуникатор на подключение к общей сети. Бесполезно. Сеть умерла. Никаких подключений в радиусе полкилометра. Коммуникатор превратился в обычный переносной компьютер, без связи и без всех тех чудесных функций, к которым Лэй давно привык. Но Хэван бывал в таких передрягах и знал, в отличие от офисного планктона, что коммуникатор без связи со спутником может сделать множество полезных вещей.

Первым делом он вызвал на экран карту города, которую предусмотрительно сохранил в памяти устройства. Отметки на карте сохранились, и Лэйван без труда нашел на ней и свое местоположение, и двадцать второй участок. Оказалось, что тут не так уж далеко – несколько кварталов, если идти напрямик через город, а не по дороге.

Хэван с сомнением глянул на переулок, что находился прямо перед ним. Узкая, по сравнению с проспектом, дорога, уходила в глубь города между двух высотных зданий, с которых еще осыпались крошки бетона и битое стекло. Линда – напомнил он сам себе, и только эта мысль заставила его сдвинуться с места.

Осторожно ступая по битому стеклу, Лэйван выбрался из лабиринта разбитых машин и подошел к мостовой. Заглянув в переулок, он увидел длинную и ровную дорогу, что хотя и была меньше проспекта, но все же шире закоулков в Старом Городе. Света нигде не было, серая дымка скрывала даль, но Хэвану ничего не оставалось, как идти вперед.

Он и пошел. Положив ладонь на рукоять пистолета за поясом, он сделал пару неуверенных шагов, а потом пошел быстрее, бормоча проклятия. Ноги сами несли его вперед, а в голове постепенно складывался план действий. Только теперь Хэван окончательно пришел в себя и вслух удивлялся своему временному малодушию. Удар по голове, похоже, оказался сильнее, чем ему показалось сначала. Окончательно он уверился в этом, когда сообразил, что так и не воспользовался новыми возможностями своего коммуникатора.

Процедив сквозь сжатые зубы проклятие самому себе, Хэван на ходу открыл меню и активировал модуль федерального полицейского. И чуть не сбился с шага, когда мир вокруг расцвел яркими надписями.

Программная прошивка активировала скрытые сканеры. Конечно, коммуникатору Лэя было далеко до устройств военных или специальных агентов, но стандартный комм, правильно настроенный, мог творить чудеса.

Сканер поймал все метки, что были поблизости, и вывел их перед своим владельцем. Теперь на каждой стене огненными буквами был написан адрес здания, буковками поменьше были указаны фирмы, снимающие в нем офисы, а еще более мелкими – имена владельцев. Вся эта информация содержалась в крохотных маячках в стенах зданий – обычная полицейская процедура. Над перекрестками повисли указатели с наименованиями улиц, а по мостовой протянулись святящиеся отражения коммуникаций, что скрывались под сплошным покрытием. Что же, взломщики сделали свою работу на отлично – скачали в коммуникатор заказчика не просто отзыв «свой – чужой», а полную копию настоящего агента. Обеспечив тем самым доступ к справочной базе данных специальных служб Камелота. Лэй получил копию и базы полиции, и базы спасателей, и даже, похоже, сантехнических служб. И заодно общую справочную.

Хэван остановился и принялся копаться в настройках модуля, пытаясь поближе познакомиться с его возможностями. Но едва он коснулся раздела оружия, как мир взорвался красной вспышкой. Испугавшись, Лэйван застыл, но тут же сообразил, что это всего лишь световая сигнализация. Полицейский модуль засек нелицензированное оружие, вскрытое хакерами, что расположилось за поясом самого Лэя. Хэван осторожно положил ладонь на пистолет, и тотчас перед его взором всплыло десяток окошек с дополнительной информацией. Память оружия была очищена, все каналы доступа открыты. Кому он принадлежал раньше – неизвестно. Зато Хэван нашел меню программирования, и через минуту пистолет был зарегистрирован на агента Хэвана. Теперь он реагировал только на его прикосновения, и Хэван почувствовал себя увереннее – похоже, разобраться в новых возможностях не составит труда. Но, заглянув в меню сканеров, Лэй спохватился и оставил свои исследования: у него было сейчас дело поважней. Он просто убрал лишнюю информацию, оставив только адреса. И заодно проложил маршрут до своей цели – полицейского участка, куда увезли Линду. Теперь линзы показывали ему красную полосу под ногами, что убегала вперед по серому покрытию улицы. Хэвану оставалось лишь идти по ней, не забывая поглядывать по сторонам.

Все, что видел Лэй, ему категорически не нравилось. Город изменился. Вместо открытых светлых улиц, что еще вчера блистали чистотой, Хэван видел нагромождения серых одинаковых зданий, одним своим видом давивших на плечи одинокому прохожему. Широкие тротуары были засыпаны стеклом и мусором. Стены зданий кое-где были ободраны, сквозь декоративные плиты обшивки проглядывали серые плиты дешевого бетона. Взрывы словно сорвали с Камелота красивую обертку, обнажив неприглядное нутро. Но больше всего Лэйвана раздражала безлюдность. Он чувствовал себя неуютно в этом каменном лабиринте. Казалось, что больше в мире не осталось живых людей. И это очень действовало на нервы. Лэй был уверен, что половина города должна носиться в панике по улицам, потеряв от страха голову. А вторая должна радостно грабить магазины, оставшиеся без присмотра. Лэйван уже видел такое и, случись это снова, принял бы панику как должное. Он знал, как себя вести в этом случае. Но эта пугающая пустота улиц заставляла его вздрагивать от каждого шороха.

Лэй понимал, что на самом деле изменился не город, а он сам. Вернее, его восприятие. Безопасное место для небольшой игры с провинциальными дурачками превратилось в смертельную ловушку. И сразу стало казаться зловещим и опасным. Но Хэван ничего не мог с собой поделать, он все больше ненавидел этот город, и в первую очередь за то, что сам его боялся.

Стараясь отвлечься, Лэй сосредоточился на дороге и на плане действий. Он проигрывал в уме различные варианты развития событий, пытаясь предусмотреть все неожиданности. Главным по-прежнему оставалось освобождение Линды. Потом – отступление из города. И наконец, совсем туманная перспектива бегства с планеты. О том, как убраться из атакованной врагом системы, Хэван пока даже не думал.

Увлеченный своими мыслями, он не сразу заметил, что за ним следят. А когда он увидел человека, прячущегося за машинами на перекрестке, было уже поздно – его заметили.

В другое время Хэван просто развернулся бы и задал стрекача. Он не хотел встречаться с местными жителями, что могло повлечь за собой лишь новые проблемы. Но на этот раз у него не было выбора. Красная линия указателя вела как раз к небольшому перекрестку, где стоял десяток машин, застывших в последней пробке. За одной из них и прятался худой землянин в серой куртке. В руке он сжимал что-то очень похожее на пистолет, и Хэван, бредущий посередине улицы, прекрасно понимал, что сейчас он напоминает мишень в тире. И поблизости не оказалось подходящей подворотни, куда можно было бы нырнуть, – проклятые дома сливались в одну непрерывную стену, лишь изредка разбавленную закрытыми дверями из мутного бронированного стекла. Можно, конечно, было развернуться и убежать назад, чтобы потом поискать обходной путь. Но Лэйван торопился. Ему некогда было искать обходные пути. И он был уверен, что один парень, пусть и с пушкой в руке, не доставит ему больших неприятностей. Поэтому он, не сбавляя скорости, продолжал шагать вперед, пока не поравнялся с первой из машин.

Наблюдатель, понявший, что его заметили, выпрямился и уставился на незваного гостя, наблюдая за тем, как он подходит все ближе. Пистолет – какую-то древнюю огнестрельную модель – он держал наготове, но пока не собирался пускать в ход.

Подойдя ближе, Лэйван нацепил самую дружелюбную улыбку из своего набора и небрежно помахал рукой парню, похожему на очень озабоченного клерка. Тот ответил мрачным взглядом, задержавшимся на поясе гостя. Хэван, посчитав ритуал знакомства законченным, свернул чуть правее, чтобы обойти парня стороной. И понял, что был излишне самонадеянным.

Из-за большой машины, напоминавшей красную цистерну, выступили еще двое. В руках они держали автоматические лазерные винтовки – маломощные, не армейские, но способные поджарить любого незащищенного человека. И оба целились прямо в грудь Хэвану. Тот остановился и, продолжая улыбаться, медленно поднял руки.

Эти парни выглядели посерьезнее первого. Один был одет в рабочий синий комбинезон с множеством оттопыренных карманов и выглядел довольно сердитым. Второй, хоть и носил черный деловой костюм банковского служащего, держал оружие так уверенно, что Лэй ни на секунду не усомнился – стоит ему дернуться, и луч распилит его пополам.

– В чем дело? – с мягкой угрозой в голосе осведомился Хэван, решив, что лучшая защита это нападение. – Мы знакомы?

Мужик в деловом костюме, не опуская винтовки, скользнул в сторону и скрылся за машинами. Парень в комбинезоне даже не шелохнулся, продолжая держать гостя на мушке. Позади Хэвана раздался громкий шорох, но он не стал оборачиваться – догадался, что это подошел дозорный, которого он увидел первым.

– Все чисто, – сказал он из-за спины Лэйвана. – Он один.

Парень в комбезе с явным облегчением перевел дух и чуть опустил оружие, – но только потому, что в спину Хэвану уперся ствол автоматической винтовки.

– Оружие, – потребовал кто-то над ухом.

Лэй чуть обернулся и увидел типа в черном костюме, которого в темном переулке можно было принять за маньяка-убийцу.

– Возьми сам, – отозвался Хэван. – Не хочу, чтобы меня неправильно поняли.

Суровый тип в мгновение ока вытащил из-за пояса гостя пистолет и замер, услышав предупреждающий сигнал оружия, что попало в чужие руки.

– Даже не пытайся сунуть его в карман, – предупредил Хэван. – Ему это не понравится.

– Ты коп? – буркнул громила, отступая на шаг. – Эй, Тим, позови полковника. Кажется, этот чист.

Парень в комбезе кивнул и скрылся за красной машиной. Хэван же медленно опустил руки и повернулся к мужику, что все еще держал гостя на прицеле, сжимая автоматическую винтовку одной рукой. Лэй снова лучезарно улыбнулся и чуть пошевелил пальцами, включая режим сканирования в коммуникаторе. Над головой сурового типа тотчас появилось окошко, в котором отобразилась информация, считанная с его коммуникатора. Лэй чуть не присвистнул от удивления. Это действительно был банковский работник, менеджер по электронным платежам. Звали его Родерик Пай, тридцать лет, до работы в банке закончил с отличием университет Камелота, отслужил два года на военной орбитальной станции техником, активный член федерации гражданской обороны. Примерный гражданин, с короткой стрижкой и лицом маньяка-убийцы.

Хэван, ожидавший увидеть объявление о розыске и список обвинений, глупо ухмыльнулся. Родерик Пай с подозрением глянул на гостя, но от комментариев воздержался.

Долго ждать не пришлось. Лэй едва успел мельком просмотреть досье на своего нового знакомого, как вернулся Тим. Его сопровождал крепкий мужчина лет пятидесяти, одетый в свободную куртку, напоминавшую форму пехоты. На пятачке между застывшими машинами стало тесновато, и Пай, опустив винтовку, отступил на пару шагов. Лэйван очутился лицом к лицу со стариком и без страха взглянул ему в лицо. Тот ответил пронзительным взглядом холодных синих глаз, выцветших лет двадцать назад.

Прежде всего Хэван оглядел нового персонажа с ног до головы, чтобы составить собственное мнение об этом субъекте, что, несомненно, урвал толику власти в разрушенном городе. Среднего роста, широкие плечи, крепкий мужик. Держит себя в форме, хотя не прибегает к омолаживающим процедурам и мышечной коррекции. Чуть набрякшее лицо, морщины, крупный нос. Твердый уверенный взгляд, на подбородке – седая щетина. На голове ежик из редких седых волос, чуть длиннее, чем наметившаяся борода. Смотрит так, словно хочет сожрать живьем. Крепкий старикан, кем бы он ни был, военный, как пить дать. И прозвище полковник, скорее всего, соответствует реальному чину.

Сам полковник тоже, не стесняясь, разглядывал Лэя, а тот, вызвав справку, углубился в изучение полицейского досье своего безмолвного собеседника. И тут было на что посмотреть. Судя по записям, звали старикана Уильямом Беловым, и был он настоящим полковником наземных сил Авалона. Правда, в отставке. Родился и начинал служить на Дагоре, двадцать лет назад перебрался в систему Авалон. Награды, повышения по службе, беспорочная служба, отставка. Семьи нет. Командир отряда гражданской обороны центрального округа Камелота – Центрального. Вот тут Хэван споткнулся и полез в справочную систему, заподозрив, что старикан не так прост. И точно – его подозрения оправдались. Служба гражданской обороны была подразделением спасательной службы, но жители вступали в нее на добровольных началах и никакой зарплаты не получали. Нечто вроде добровольных помощников полиции и спасателей. Должны помогать правительственным службам в сложных ситуациях вроде природных катаклизмов и техногенных аварий, для чего два раза в год проходили специальное обучение. За что пользовались правом бесплатного проезда в городском транспорте и налоговыми льготами.

Осознав, что пауза затянулась, Хэван звучно откашлялся и вновь окинул собеседника долгим взглядом. Он-то решил, что перед ним очередной тиран, воспользовавшийся смутным временем, чтобы сколотить свою шайку. Но, похоже, старикан просто выполнял свою работу, рассчитываясь с городом за все годы льгот и бесплатного транспорта.

– Полковник Белов, – пробормотал Лэй, – приятно познакомиться.

– Агент Хэван, – откликнулся тот, – взаимно.

Лэй, только сейчас сообразивший, что у полковника по-прежнему работающий коммуникатор со сканерами, положенный ему как командиру отряда правительственной службы, смущенно откашлялся. Оставалось надеяться, что полковник получил исчерпывающую информацию об агенте Хэване, а не о мошеннике Лэйване, которого разыскивают за пару сомнительных махинаций в соседних системах.

– Федеральная полиция, – задумчиво произнес полковник, окинув взглядом разодранный костюм гостя. – На задании?

– Был, – сдержанно отозвался Лэй. – Думаю, сейчас это уже неактуально.

– Что-то серьезное?

Хэван задумчиво оглядел мощную фигуру полковника. Отделаться от старикана и его парней? А стоит ли? Эти ребята знают тут все ходы и выходы, они обучены выживать в случае катастрофы, у них четкая внутренняя структура и есть оружие. Будет намного умнее использовать их силы в своих целях.

– Нет, – наконец сказал Лэй, решив, что коктейль из правды и лжи должен сработать, как всегда, безотказно. – Я был под прикрытием. Выслеживал одну мошенницу с Дагоры, пытался установить ее связи в Авалоне. Но местные полицейские сломали мне всю игру, арестовав ее. А потом началось…

Хэван махнул рукой.

– Куда направляетесь сейчас? – осведомился полковник.

– В полицейский участок номер двадцать два, – не стал запираться Лэй. – Там я и надеялся найти свою подопечную и пожурить местных за самоуправство. А теперь хочу попасть туда еще больше, чтобы напрямую подключиться к системам копов и получить хоть какую-то информацию о том, что творится в городе.

– Это рядом, – медленно проговорил Белов, – но связи с ними нет. Я тоже думал навестить ребят.

Он замолчал, но Хэван и так догадался – зачем.

– Оружие и боеприпасы? – спросил он. – Собираетесь покинуть город и выживать на природе?

Полковник вдруг криво ухмыльнулся, и Хэван догадался, что у этого железного старика подобная гримаса должна обозначать радостную улыбку.

– Агент Хэван, – сказал он, – мне нужны опытные и сообразительные люди. Которые умеют стрелять, имеют представление о субординации и не потеряют голову, если что-то пойдет не так. Я собираюсь эвакуировать из города группу гражданских. Их около полсотни человек, но постоянно подходят новые. Думаю, у нас в запасе есть еще пара часов, а потом придется уносить ноги из города.

– Почему? – выпалил Лэй, удивляясь тому, как мысли полковника совпали с его собственными. – Опасаетесь нового удара?

– Нет, ударов больше не будет. – Белов покачал головой. – Если бы они хотели полностью разрушить город, то уже сделали бы это. Я думаю, вскоре будет десант. Как только они перегруппируются и подтянут к орбите десантные корабли, что дожидались исхода боя в стороне от корабельных дуэлей.

– Десант, – пробормотал Лэй.

Странно, что он не подумал об этом сам. Полковник был прав, город оставили в покое не просто так. Разбили космопорт, уничтожили системы связи – и только. Неужели это лишь завоевание территорий? Как глупо. Но зато это хорошая новость, – значит, не будет бомбардировки всего континента и есть шанс отсидеться в стороне, пока на помощь не явится объединенный флот звездного сектора. А то и федеральный военный флот.

– Сколько у вас человек? – спросил Лэйван, решив, что настала его очередь задавать вопросы.

– Десять, вместе со мной, – отозвался Белов. – Две винтовки и три станера, таких же, как ваш. Но есть возможность найти еще оружие. Продукты и вода – на три дня для всей группы гражданских, два автобуса на ходу и спецмашина спасателей.

– Куда вы собираетесь идти?

– За городом, чуть в стороне, есть законсервированный форпост. Бывшая военная база, давно устаревшая, что больше известна как Форт. Артефакт времен освоения планеты, ныне используется как склад для сил быстрого реагирования и полиции. За сутки или двое туда можно добраться своим ходом.

– Она привлечет внимание врага, – констатировал Хэван. – И подвергнется нападению.

– Пока они будут разбираться с городом, у нас будет время хорошенько снарядиться и отправиться дальше, – возразил Белов. – Лес, горы, река.

– А дальше? – осведомился Хэван, размышляя о том, что в одиночку он заблудится в лесу через полчаса.

– Дальше будем ждать кавалерию, – отозвался полковник, нахмурив седые брови. – Главное, связаться со старого форта с остатками флотилии и дать о себе знать. Потом все будет в руках наших ребят с Дагоры или Вулкана.

– Уильям, – проникновенно произнес Хэван тем тоном, которым покупал с потрохами самых суровых банковских клерков. – Дайте мне два часа, чтобы навестить полицейский участок, а потом – я ваш.

– Отлично, – пророкотал Белов, вновь попытавшись улыбнуться. – Я сам хотел предложить вам заняться этим делом. Агент Хэван, добро пожаловать на борт.

Старикан протянул руку, и Хэван пожал ее, ничуть не удивившись тому, что хватке полковника мог позавидовать любой робот-погрузчик из космопорта.

– Мне тоже нужна информация, – сказал он. – И, как вы верно заметили, оружие. Пока на улицах тихо, но лишние стволы не помешают. У меня мало людей, и я сомневался, стоит ли отправлять парней в участок, кто знает, как их там примут. Ваше присутствие, думаю, снимет любые вопросы.

Обернувшись, полковник окинул взглядом свой передовой отряд из трех человек.

– Тим, Родди, – позвал он. – Пойдете с агентом Хэваном в участок. Лэйван, если там остались копы, постарайтесь их убедить присоединиться к нам. Если никого нет, выгребайте из участка все, что можно унести, и возвращайтесь сюда. Если сможете, найдите транспорт.

Лэйван, которому, похоже, предстояли настоящие служебные разборки с местными копами, не обрадовался этому заданию. Но вида не подал: все происходящее было ему на руку.

– Мистер Пай, – сказал он, обернувшись к воинственному клерку. – Оружие, пожалуйста.

Тот молча вложил в протянутую руку Лэя пистолет, что недавно вытащил у него из-за пояса. Хэван вернул оружие на место и сразу почувствовал себя увереннее. Он еще не решил, как лучше вести себя с полковником, как с равным или как с командиром, и решил пока придерживаться нейтральной тактики. К тому же Белов был явно не из лохов – так ловко навязал новичку вооруженное сопровождение, что тот и возразить не смог.

– Тим, оставь винтовку Фандарелу, – распорядился полковник. – Родерик и Хэван тебя прикроют в случае чего.

Парень в комбинезоне с явным сожалением протянул свое оружие дозорному, что выслеживал Лэя, а потом обернулся к полковнику.

– Выдвигайтесь, – скомандовал тот, глядя на Хэвана. – Жду вас через два часа. В случае необходимости используйте Тима как связного. Он отлично знает город.

– Так точно, полковник, – бодро ответил Хэван. – Все, ребята, выдвигаемся к участку.

И, повернувшись, двинулся дальше по улице, вдоль той же самой красной линии, что по-прежнему указывала в глубь разрушенного квартала. Он даже не обернулся посмотреть на свою команду, знал и так, что ребята без возражений двинулись за ним. Похоже, Белов умел подбирать людей. Вот его, Лэя, он моментально купил историей о надежном убежище. Значит, в дальнейшем нужно быть с ним поосторожней. Но сейчас главное – вытащить Линду, подумал Хэван. А потом, быть может позже, придет время разобраться с полковником – кто тут главней. Но это все – позже. Много позже.


Планетарная система Авалон

Восьмой сектор, планетоид Страж

Ремонтный корабль «Прыгун»

– Заткнись, – крикнул Рэндал, когда на экранах раскинулась бездна с редкими белыми искорками звезд. – Заткнись, Сеймур!

Он лихорадочно шарил по виртуальному пульту управления, пытаясь одновременно уследить за десятком открытых информационных окон, и ему было не до истерики помощника. Прыжок прошел удачно, об этом можно было судить по тому, что «Прыгун» еще цел. Это было самым главным. На сканерах, ближних и дальних, не было ничего, кроме пустого пространства да огромного куска камня – планетоида, что вращался вокруг звезды Авалон по самой дальней орбите. Последнее небесное тело в этой системе, что хоть как-то можно назвать планетой. Окраина, дебри, самое укромное местечко, какое только пришло на ум Маршаллу перед слепым прыжком внутри системы. Все отлично. Вот только Сеймур сорвался, когда понял, что собирается делать капитан, завопил во весь голос, да так и продолжал орать, пока Рэнди на него не прикрикнул.

Рэндал, разобравшись с координатами, послал стандартный сигнал бедствия, предписанный инструкцией, по всем доступным каналам. А потом подключился к внутренним системам и пробежался по данным с датчиков. Все в порядке. «Прыгун» цел и невредим, все системы работают в штатном режиме. Идеальный прыжок, как будто по наводке диспетчера. Память не подвела, а вычисления, что Маршалл сделал в уме, руководствуясь больше наитием, чем данными, привели его сюда, к скале, известной как Страж Авалона, месту, где было меньше всего мусора, как природного, так и строительного. Чудо из чудес, что они не наткнулись на какое-нибудь тело крупнее обычной пыли. Мелкий метеорит не пробьет броню «Прыгуна», а вот обломок строительных лесов или потерявшийся спутник связи – запросто. Где-то неподалеку должна была болтаться база Почты, но на датчиках «Прыгуна» не было никаких сигналов. Маршалл подозревал, что она была уничтожена врагом, но не стал привлекать к этому факту внимание экипажа. И так поводов для паники хватает.

Убедившись, что все целы, а корабль не пострадал, Рэндал со вздохом облегчения откинулся на спинку пилотного ложа и обернулся к помощнику. Тот, подобрав под себя ноги, сжался в комок, пытаясь целиком забраться в свое кресло управления. Выглядел Сеймур неважно – тощий и бледный, он и раньше не производил впечатление цветущего здоровьем космолетчика, а теперь и вовсе побелел, как простыня. Мокрые от пота волосы стояли дыбом, а узкое лицо свело гримасой ужаса.

– Сеймур, – тихо позвал Рэндал.

Тот вздрогнул и вцепился зубами в рукав пилотного комбинезона, подавив зародившийся крик. Маршалл глубоко вдохнул холодный очищенный воздух рубки и досчитал про себя до пяти. Он тоже был на грани срыва, но старался подавить в себе любые эмоции. Он капитан. Ему нельзя слетать с катушек, ему нужно быть выдержанным и деловитым в любой ситуации. По инструкции положено. Даже если только что на его глазах погибли тысячи земляков, друзей, коллег, атакованные безжалостным врагом.

– Помощник капитана Сеймур Линк, – медленно и разборчиво произнес Рэнди. – Приказываю вам немедленно активировать медицинский контур пилотного комбинезона. Исполняйте.

Сеймур, застонав, бросил на капитана укоризненный взгляд и медленно поднял руку к груди. Коммуникатор, разобрав команду, включил медицинскую аптечку комбинезона, диагностировал состояние хозяина и через напульсник, ощетинившийся ворсом из микроскопических иголочек, впрыснул в кровь дозу успокоительного.

– Помощник капитана Сеймур, – снова позвал Рэндал. – Приказываю вам считать до пятидесяти. Медленно. Вслух. Исполнять.

Тот вздрогнул, как от удара, и, не выпуская из зубов левый рукав, что-то забормотал себе под нос. Судорога, похоже, свела мышцы челюсти, но Рэнди надеялся, что через минуту медицинский коктейль подействует.

Отвернувшись от напарника, он вызвал виртуальное управление кораблем и настроился на внутренний канал, включив визуальную поддержку.

– Джаред, – позвал он. – Ты где?

– Главный трюм, босс, – немедленно откликнулся инженер. – Мы тут это. Зависли немного.

Рэндал переключил камеры, и перед ним открылась картина главного трюма – огромной пещеры, что занимала большую часть «Прыгуна» и служила обычно складом для тяжелой спасательной техники. Сейчас же трюм был забит телами в спасательных комплектах, что плавали в невесомости, сталкиваясь друг с другом. Все это чертовски напоминало суп из человечины, и Рэндалу стало немного не по себе.

– Доложи обстановку, – велел он Джареду. – Буч с тобой?

– Мы тут все вместе, – откликнулся тот. – Обстановочка отличная. Болтаемся как говняшки в проруби, а включать движки скафандра рядом с людьми не положено. Что там на вас нашло? Что за прыжки, кэп?

– Все живы? – спросил Маршалл, нахмурившись. – Есть повреждения?

– Видимых повреждений нет, – отрапортовал Джаред, осознав, что капитан вовсе не расположен шутить. – Насколько мне видно, системы в штатном режиме, потерь и ранений у экипажа и пассажиров нет.

– Как гости?

– Тут четверо ребят из порта, охрана. Они вроде потихоньку сортируют своих, разбираются в сигналах спаскомплектов. Интересуются, когда мы наконец будем на Складе. Рвутся сделать второй рейс.

Рэндал скрипнул зубами и тяжело задышал. Потом, взяв себя в руки, медленно произнес:

– Джаред, дай им какой-нибудь из внутрикорабельных коммуникаторов. Или подключи их к нашим системам. Потом бери Буча и срочно поднимайтесь в рубку. У нас нештатная ситуация. Ребятам из порта скажи, что прыжка в ближайшее время не будет, пусть найдут среди эвакуированных тех, кто не пострадал и может им помочь.

– Вас понял, капитан, – отчеканил Джаред, по тону капитана определивший, что дела идут неважно и шуточки лучше припасти до лучших времен.

Рэндал отключил камеры и повернулся к Сеймуру. Тот уже лежал на спине ровно, откинув голову на мягкий подзатыльник кресла. Заметив взгляд капитана, Сеймур перестал сосредоточенно тянуть носом воздух и дернул рукой.

– Все в порядке, – тихо сказал он. – Я сейчас. Еще минутку. Извини, Рэнди.

– Отдыхай, – буркнул капитан, возвращаясь к данным о состоянии корабля.

Маршалл был очень недоволен Сеймуром, но не мог его винить. Парень – хороший помощник, неплохой пилот, отличный специалист по сетям связи, но – не военный. Побывать под огнем противника, увидеть, как расстреливают твоих беспомощных друзей, и остаться спокойным – это не каждому дано. Сам Рэндал держался за свой чин капитана, и только осознание ответственности, что лежала на его плечах, удерживало от истерики. Чтобы отвлечься, Маршалл быстро прогнал диагностику систем, перевел корабль на режим повышенной готовности и прикинул, куда еще в системе можно прыгнуть вслепую. Мест, не засоренных мусором, между планетами было достаточно. Но Рэндал их не знал. Он мог навскидку выдать десяток координат баз, станций и причалов, где регулярно бывал «Прыгун». Но вокруг них хватало мелких объектов – как искусственных, так и натуральных. Прыгать вслепую в зону, где царит транспортный хаос, – самоубийство.

Он так и не выбрал место следующей парковки, когда в рубку заявились Джаред и Буч. Бортинженер, как всегда бодрый и неунывающий, быстро занял свое законное третье ложе – присел на краешек, в нарушение всех инструкций, и преданно воззрился на капитана. Стажер – высокий и печальный паренек с грустными глазами, чем-то напоминавший Сеймура, осторожно подошел к своему месту – дополнительному креслу управления, что стояло у стены. Фактически это была переделанная спасательная капсула, что была подключена к системам корабля. Вполне полноценное рабочее место. Но не слишком удобное.

– Сеймур, – тихо позвал капитан.

Помощник со стоном приподнялся и сел, спустив ноги на ребристый пол рубки. Выглядел он неважно, словно только что переболел лихорадкой, но его уже не трясло, а взгляд стал осмысленным. Рэнди решил, что больше тянуть не стоит.

– Значит, так, – сказал он, прожигая взглядом Джареда, что выглядел так, словно собирался рассказать очередной анекдот. – Во время эвакуации наш корабль был атакован врагом. Мы, как вы знаете, снялись с точки и по приказу руководства вернулись к месту базирования. К Складу.

Рэндал замолчал и пожевал губами. Ухмылка на губах Джареда медленно угасла, и его лицо вытянулось – бортинженер был весельчаком, а не дураком и догадался, куда клонит капитан.

– Да, – с горечью сказал Рэнди. – Враг, выигравший битву на орбите Камелота, последовал за нами. Склад уничтожен. Целиком. Погибли многие малые суда. Нам удалось уйти. Я выполнил слепой внутрисистемный прыжок, и сейчас мы на орбите Стража Авалона. Наши военные силы разбиты, планета атакована, связи нет, мы сидим на окраине системы. Такова ситуация.

Джаред подался вперед, собираясь что-то сказать, но передумал, опустился на место и лишь покачал головой. Буч оперся руками на спинку своего ложа, и его лицо пошло красными пятнами. Сеймур тяжело вздохнул, но тоже промолчал. Они все смотрели на своего капитана, ожидая дальнейших слов. Команда верила, что Маршалл, как всегда, вытащит их задницы из новой передряги. У него ведь всегда получается этот трюк. Они ждали от Рэндала продолжения, а он не знал, что сказать. Просто смотрел на свою команду, не в силах признаться в том, что сам не знает, что им сейчас делать. Что у него на руках? Мальчишка, старик и помощник-истеричка. И полный трюм раненых. Запасов жизнеобеспечения хватит на неделю. Энергии – на десяток внутрисистемных прыжков, после чего придется сделать перерыв, а потом искать антиматерию для подзарядки генераторов. В принципе можно прыгнуть и на Дагору, энергии на один раз хватит, но это только если жить надоело. Без прямой навигаторской линии невозможно оценить смещение звезд и систем, а уж что творится в данную секунду в точке вероятного прибытия, известно только тому, кто эту точку видит в данный момент.

– Плохо дело, – изрек наконец Джаред, требовательно глядя на капитана. – А, босс?

Рэнди не знал, что ему ответить, и потому не ответил. Но и взгляда не отвел. Команде нельзя думать, что капитан не уверен в своих силах и не держит ситуацию под контролем.

– Капитан Маршалл, – подал голос стажер, – а нет ли связи с Камелотом? Мои родители…

– Сеймур, – откликнулся Рэндал, – займись связью. Попробуй поймать хоть что-нибудь.

– Есть, – слабым голосом отозвался помощник. – Сейчас попробуем.

Рэнди тут же ухватился за эту идею. Чтобы команда не думала лишнего, нужно занять ее делом.

– Джаред, – сказал он. – На тебе пока забота о наших пассажирах. Постарайся всех устроить и вытащить из мешков тех, кто нуждается в срочной помощи. Да и остальных надо освободить, пока у спаскомплектов не кончился ресурс.

– Нагрузка на канализацию сильно возрастет, – с печалью в голосе отозвался бортинженер без тени улыбки на лице. – Сами знаете, кэп, это наше слабое место. Воздуха хватит, воды и еды найдем. А очередь в сортир будет от носа до кормы.

Рэндал сначала не поверил своим ушам и бросил на Джареда обжигающий взгляд. Но потом разглядел слабую улыбку на губах стажера и понял, что старый пройдоха прав. В отчаянном положении нельзя самому быть отчаявшимся.

– Пускай гадят в свои спаскомплекты, – в тон инженеру отозвался он. – Там система регенерации дней на пять.

– Сойдет на первое время, – одобрил Джаред. – Шеф, а может, попробовать связаться с военными?

– Я уже пробую, – отозвался Рэнди и тут же сообразил, что это чистая правда. – Сразу после прыжка я послал аварийный сигнал по всем доступным каналам. В том числе и на закрытых частотах, закодировав вызов кодом, что нам переслал капитан Эванс перед тем, как взорвал маяк.

– Отличный ход, босс, – одобрил Джаред и криво улыбнулся. – Разрешите приступить к работе?

– Да, займись гостями, пока мы дожидаемся ответа, – отозвался Рэнди. – Приставь к работе охрану порта. Буч, остаешься тут. Сеймур, что там с эфиром?

– Глухо, – отозвался помощник. – Дальней связи совсем нет. А ближняя сюда не добивает. Принимаю три слабых сигнала SOS, ориентировочно это автоматические маяки военных кораблей. Вернее, того, что от них осталось.

– Попробуй каналы связи между автоматическими станциями, – посоветовал Рэнди. – У них собственные передатчики, не зависящие от центра. Может, кто-то подключился к ним и общается по их сетям.

– Далековато, но я попробую, – отозвался Сеймур, и Рэнди с облегчением вздохнул – помощник, кажется, окончательно пришел в себя.

– Ты как, успел разобраться в системе жизнеобеспечения? – спросил он у стажера, что все еще цеплялся за спинку кресла.

– Немного, – ответил тот, и в его глазах мелькнула искорка испуга. – Джаред показывал мне…

– Он готов, босс, – тут же вмешался бортинженер. – Мониторинг сетей жизнеобеспечения и тестирование вполне потянет.

– Отлично, – отозвался Рэндал. – Буч, давай на место Джареда. Все, как на практике, – садись, подключайся к внутренним сетям и займись сегментами жизнеобеспечения. Проверяй все показатели, если где-то в системах сбой, то запускай режим тестирования и устранения неполадок. Возможно, придется что-то перезапустить, но ты не бойся, перезапускай, только сначала предупреди, что собираешься отключать. В общем, займись хозяйством. Доступно?

– Есть, капитан, – отозвался стажер, вновь покрываясь красными пятнами.

Рэндал махнул рукой на Джареда, и тот поднялся, освобождая место стажеру.

– Как вернешься в трюм, – сказал ему Маршалл, – подключи тех охранников к внутренним каналам. Как хочешь, но сделай, хоть напрямую проводом в розетку. Мне нужно с ними поговорить, но пользоваться общей связью я не собираюсь, понял?

– Так точно, кэп, – отозвался бортинженер. – Оно и верно. Не стоит гражданских пугать раньше времени.

– И еще… – начал Рэнди, но не договорил.

Экран перед ним взорвался красной вспышкой, сигнализируя о появлении рядом с кораблем выброса энергии. Сеймур испуганно вскрикнул, а Маршалл, проклиная себя за болтливость, тут же подключился к режиму экстренного старта, и только после этого вывел данные сканеров на экран.

И вовремя – недалеко от «Прыгуна» темное пространство расцвело голубым цветком, и из его центра выскользнул корабль. Маленькое серебристое веретено, при взгляде на которое у Рэндала с сердца упал камень. Патрульный катер Авалона. Слава небесам.

– Наши, – констатировал Джаред, не отводя взгляда от экрана.

Рэндал же принял входящий сигнал и вывел его на экран. Тот, впрочем, остался серым – визуальную связь катер не включал.

– Корабль, назовитесь, – потребовал невидимый пилот катера.

– Ремонтный корабль, спасательная служба борт пять сотен два, на связи капитан Маршалл, – представился Рэнди, хотя это было чистой условностью – данные о «Прыгуне» наверняка уже на экране у вояки. – Экстренная ситуация, на борту две сотни гражданских, эвакуированных с разрушенного космопорта. Нужна разгрузка и перезарядка систем, повреждений и жертв нет.

– Принято, Прыгун, – отозвался военный и, немного помолчав, добавил: – Откуда у вас военный код?

– Его передал мне капитан Эванс с патрульного катера борт ноль двадцать пять, – признался Рэнди. – Это было во время атаки на маяк. Капитан Эванс приказал моему кораблю уходить и оставил для связи этот код.

– Принято, – отчеканил командир. – Прыгун, готовьтесь принять координаты прыжка.

– Ого, – выдохнул Джаред. – Кажется, нам чертовски повезло.

Рэндал открыл прием, и военный катер передал закодированный сигнал в автоматический навигатор «Прыгуна».

– Следуйте по указанным координатам к месту сбора судов, – сказал пилот. – По прибытии свяжитесь с диспетчером, используя военный код. Получите свой канал связи, после чего немедленно свяжитесь с командованием флота.

– Принято, – откликнулся Рэнди, запуская автонавигатор. – Спасибо, катер борт ноль двенадцать.

– Удачи вам, ребята, – уже совсем другим тоном произнес пилот. – И помолитесь за беднягу Эванса, если бы не он, вас бы не нашли.

– Спасибо еще раз, – отозвался Рэнди и тут же переключился на внутренний канал. – Экипажу занять свои места. Готовность к прыжку минус один. Джаред, по громкой связи предупреди ребят в трюме.

Откинувшись в кресле, Маршалл подключил автоматику, включил маршевые двигатели и начал разгон, уходя все дальше от Стража Авалона. Патрульный катер остался на месте, дожидаясь, пока его подопечные выполнят распоряжение командования. Рэнди на секунду включил бортовые огни, мигнув военному на прощание, а потом, убедившись, что все на борту оповещены о прыжке, активировал гипердрайв.


Планетарная система Авалон

Третий сектор, Камелот

Артур, деловой центр

Перед зданием полицейского участка Лэйван остановился, чтобы осмотреться и немного отдышаться. Марш-бросок через разрушенный город забрал последние силы, и тело, получившее сегодня слишком много пинков, намекало хозяину, что пора отдохнуть.

Полицейский участок находился на первом этаже огромной офисной башни, торчавшей на перекрестке двух улиц. Слева и справа высились точно такие же унылые и серые высотки, примыкавшие друг к другу почти без просветов. Улицы были пусты, света в домах не было. Лишь перемигивались светлячки дорожных знаков, чудом уцелевшие после ударной волны, что повыбивала стекла и сорвала с некоторых домов декоративные панели обшивки.

Лэй уже не удивлялся пустоте на улицах – по дороге к участку, словоохотливый Тим просветил его на этот счет. На самом деле почти половина домов пустовала. Строили центр Артура с размахом, с прицелом на будущее, да только немного просчитались – особого наплыва в новую колонию не случилось. Жителей так и осталось в районе полумиллиона, да и то большинство из них жили на окраинах, где было дешевое жилье. Атака, что началась рано утром, застала жителей в домах, а не на работе, поэтому деловой центр Камелота и пустовал. За то время пока Лэй валялся в беспамятстве, все, кто оставался в деловом центре, успели из него сбежать, а те, кто проснулся на окраинах, даже и не подумали соваться в лабиринты деловых зданий. Город мгновенно опустел, в центре остались лишь те, кому положено было нести службу круглосуточно, да банды, заявившиеся из Старого Города, чтобы поживиться брошенным имуществом. Одна такая банда и потревожила команду Белова, после чего он вооружил своих ребят, взяв оружие из собственного домашнего арсенала.

Присматриваясь к зданию участка, Хэван отметил, что власти и тут не поскупились, – перед входом была большая парковочная площадка, на которой застыли два столкнувшихся серебристых кара с синими полосками по бокам. Оба были на ходу, судя по бортовым огням. От парковки к стене здания вел ряд широких ступенек, что оканчивались у двух колонн, между которыми виднелись распахнутые автоматические двери из небьющегося стекла. Над дверями виднелась вывеска. Золотые буквы на белом фоне утверждали, что все это и есть двадцать второй полицейский участок.

– Ну что, пойдем? – спросил Тим, переминаясь с ноги на ногу за спиной Хэвана.

Парень явно чувствовал себя не в своей тарелке. Он был простым техником внутренних коммуникаций и не особо проникся почти армейскими порядками в службе гражданской обороны. Поэтому то, что его «приписали» к новому командиру, он воспринимал без всякого энтузиазма. С другой стороны, было видно, что ему хочется поговорить. Родерик Пай, любовно обнимавший свою винтовку, собеседник был, честно говоря, никакой. За время пути он и двух слов не сказал, бурчал только что-то себе под нос, когда нужно было менять направление. Лэй был не прочь поболтать с парнем, чтобы вытащить из него все, что тому было известно о группе полковника Белова, но сейчас ему приходилось соблюдать роль агента на задании. Лишняя трепотня в этих случаях не приветствовалась.

– Так, – сказал Хэван, с тревогой посматривая на клочки сизого неба, что виднелись между небоскребов, – выдвигаемся. Медленно, оба за мной.

Он одернул расползшийся по швам пиджак, пригладил ладонью взъерошенные волосы и скривился от боли в разбитой брови. А потом медленно двинулся через дорогу к парковке. Весь путь до полицейских машин они проделали в полной тишине, вопреки ожиданиям Хэвана никто их не окликнул. Это Лэю не понравилось. Он ожидал, что в участке будет людно и он станет своеобразным центром, куда будут обращаться за помощью. Он уже заранее составил план, как потеряться в толпе паникующих граждан вместе с Линдой, оторвавшись от людей полковника. Не то чтобы он уже решил все сделать именно так, но все же был неприятно удивлен отсутствием признаков жизни. Уж полицейские-то не должны были оставить свой пост.

У машин Хэван остановился и сделал знак своим спутникам подойти поближе. Краем глаза он успел заглянуть в ближайший кар и убедился в том, что тот на ходу и готов отправиться в путь. Еще одна деталь для плана – возможно, им с Линдой будет лучше отправиться на загородную прогулку вдвоем, без неповоротливой группы полковника Белова.

– Родерик, – тихо позвал Хэван, – останься тут. Боюсь, ребята из участка могут неправильно понять, если к ним ворвутся гражданские наперевес с оружием.

Пай хмуро глянул на Лэя, всем своим видом выразив сомнения в умственных способностях агента федеральной полиции. Хэван, ожидавший подобной реакции от этого типа, тут же добавил:

– Ты прикроешь нас снаружи. Мало ли кто заявится в участок, чтобы разжиться оружием. Там, внутри, я все улажу благодаря своему значку. А теми, кто может явиться снаружи, займешься ты. Доступно?

Родерик кивнул, с явной неохотой соглашаясь с такими доводами. Потом без единого звука развернулся и присел, спрятавшись за бортом полицейского кара, расположившись так, что мог спокойно простреливать весь перекресток перед полицейским участком.

– Тим, пойдем со мной, – велел Хэван, – расскажешь о группе полковника копам, если они заинтересуются. Я не знаю деталей.

– Конечно, – откликнулся паренек. – Без проблем. Я все знаю.

Лэй отметил про себя эти слова и стал подниматься по ступенькам, ведущим к распахнутым дверям. По дороге он пару раз с тревогой оглянулся, поглядывая на небо. Оно Лэйвану не нравилось. По дороге к участку он заметил нечто, что весьма его встревожило. Вообще с дороги вид открывался неважный, высотные дома закрывали весь обзор, но на одном из поворотов Хэван успел увидеть небо над окраинами города. Как раз там располагался космопорт. Над ним сгустился черный дым, и видно было плохо, но Лэю почудилось, что в этих клубах дыма скрывается нечто огромное, вроде транспортного корабля, заходящего на посадку. Причем корабля с совершенно незнакомым профилем корпуса, напоминавшим сферу. Хэван никогда раньше не видел таких кораблей и был склонен допустить, что ему все это просто почудилось. Мало ли что привидится в клубах дыма. Но он никак не мог забыть о словах полковника насчет чужого десанта. Поэтому Хэван ничуть не кривил душой, когда сказал, что Пай должен прикрывать их снаружи. И пусть этот молчун думает, что речь идет о бандах с окраин старого города. Хэвану лишь оставалось молиться, чтобы это были всего лишь банды.

Миновав широкое крыльцо из полированного пластика, оформленного под мрамор, Хэван переступил порог участка и замер. Прежде чем Лэй выбился в высшую лигу, ему довелось побывать во множестве участков и отделений, и даже в паре настоящих тюремных камер. Но такое он видел в первый раз. Широкий и светлый холл полицейского участка напоминал отделение крупного банка: стены отделаны под светлый мрамор, на полу дорогое покрытие под ковер, вдоль стен подвески с искусственными растениями. Холл упирался в стену, вдоль которой раскинулась длинная стойка, которая смотрелась бы более уместно в банковской конторе или гостинице. Городское начальство явно не поскупилось на помещения для копов. Либо полицию тут очень сильно ценили, либо, что более вероятно, с выделенными на строительство деньгами провернули пару ловких махинаций.

Пока Хэван прикидывал, как именно можно было отмыть деньги в процессе строительства полицейского участка, его догнал Тим. Нерешительно ступив на белоснежный пол, он засунул руки в карманы своего синего комбеза и вопросительно взглянул на спутника. Лэй пожал плечами, – он тоже понятия не имел, куда подевались все копы, – и двинулся вперед, к стойке регистрации.

Его шаги гулом прокатились по большому холлу, отразившись эхом от голых белых стен. Хэван сразу почувствовал себя неуютно и даже локтем нащупал пистолет за поясом. Казалось, что участок покинут, но Лэя не покидало ощущение, что за ними кто-то следит.

Добравшись до стойки, блестевшей широкой столешницей, сработанной под красное дерево, Хэван остановился. За стойкой в стене виднелись две открытые двери. Это навело фальшивого агента на мысль, что участок не так пуст, как кажется, и он решил, что стоит дать о себе знать заранее.

Постучав кулаком по столешнице, Хэван поморщился – звук получился тихий и глухой. Недолго думая, он вытащил пистолет и пару раз звучно стукнул рукояткой о стойку. На этот раз ему удалось привлечь внимание. Приоткрытая дверь за стойкой распахнулась, и Лэй обнаружил, что ему в лицо смотрит угольно-черный ствол автоматического плазменного метателя. Тот, кто держал в руках плазматрон, был похож на черную же статую – запакован в полувоенные доспехи с ног до головы, а лицо скрывал черный шлем с непрозрачным забралом.

– Бросить оружие, – прогудел коп, не отводя грозное оружие от лица Хэвана. – Быстро.

Лэй решил не спорить. Он знал, что плазменная винтовка, напоминавшая раздутую трубу с рукояткой и прикладом, может превратить весь холл в огненное озеро за долю секунды. Тяжелое ручное оружие, которым вооружаются только группы огневой поддержки да военизированные отряды полиции. С таким оружием не стоило шутить, а с его обладателем и подавно. Поэтому Лэй очень медленно и аккуратно опустил свой станер на столешницу и медленно поднял руки.

– Простите, офицер, – медленно произнес он, стараясь разобрать мешанину букв над головой копа, которую выдала система федерала, – лейтенант Грег Мирер, так? Еще раз прошу прощения, лейтенант. Я просто хотел узнать, остался ли кто-то в участке.

Коп не двинулся с места, лишь повернул свой блестящий шлем, разглядывая Тима, что замер посреди пустого холла с задранными руками. Хэван знал, что сканеры лейтенанта сейчас выдают ему информацию о неожиданных гостях, и решил не торопить события.

– Агент Хэван, – прогудел он. – Сохраняйте спокойствие. Пожалуйста, подождите одну минуту.

Словно по сигналу из второй двери появился второй коп. Этот, правда, выглядел не так грозно, как напарник, – всего лишь седеющий и полный мужичок в синей форме с нашивками сержанта. Типичный дежурный участка, которого оставляют на хозяйстве, когда вся бригада уезжает на вызов. Сканер Хэвана подсказал ему, что догадка верна – звали сержанта Берг Ивар, и он действительно был дежурным по участку – во всяком случае сегодня. Что наделяло его дополнительными полномочиями.

Сержант, на подбородке которого уже проступила щетина, окинул долгим взглядом Хэвана, все еще стоявшего с поднятыми руками. Считав доступную информацию, Берг подошел к стойке, и та тотчас исторгла из себя прозрачный экран. Сержант быстро потыкал пальцем в длинный список, вновь перевел взгляд на Хэвана, и тот увидел огонек запроса, пришедшего на его комм. Лэй осторожно опустил руку к виртуальной клавиатуре, что появилась перед его взором, и, открыв меню федерального агента, заверил запрос личным кодом. Не своим, разумеется, а тем, что прилагался к полному фальшивому набору документов. И затаил дыхание. По идее липу могли запросто расколоть, отправив запрос в федеральный центр на Дагоре. Но с ней не было связи, и запрос, что автоматически уже сформировался в системах полиции, отправится туда не раньше, чем возобновится связь с соседними системами. А пока система приняла его цифровую запись, что по всем параметрам соответствовала настоящей. Сержант, внимательно разглядывающий экран, повернулся к копу с ручным плазматроном и кивнул. Тот медленно опустил оружие, и Хэван наконец медленно выдохнул.

– Я тоже рад вас видеть, ребята, – сказал он, – можно я это заберу, да?

Не дожидаясь разрешения, Лэй забрал свой пистолет со стойки и сунул за пояс прежде, чем лейтенант успел снова вскинуть генератор плазмы.

– Кто здесь старший? – тут же спросил Хэван, не давая копам опомниться. – Что у вас тут вообще творится?

– Я старший дежурный смены, – медленно ответил сержант, прожигая взглядом незваного гостя. – В настоящий момент я осуществляю координацию операций и являюсь старшим должностным лицом в участке.

– Ладно, – бросил Лэй, – вот только не надо этого дерьма, мы тут все в нем по уши. Я понял, Ивар, вы тут сейчас главный. Ответьте по-человечески, где все остальные?

– С какой целью интересуетесь, агент Хэван? – холодно осведомился дежурный. – Нужна помощь полиции?

– Хватит, Брег, – прогудел лейтенант.

Повесив плазматрон на плечо, он стащил с головы шлем, из-под которого появилось молодое веснушчатое лицо – немного смущенное. Он был младше сержанта годами, но старше по званию. К тому же сейчас именно дежурный распоряжался в участке, и молодой лейтенант, судя по всему, чувствовал себя неловко.

– Агент прав, – сказал парень, – сейчас не время ломать комедию. Я – Грег.

Хэван осторожно пожал протянутую руку в черной перчатке. Лейтенант, похоже, отлично управлялся с доспехами, поэтому его пожатие было только чуть сильнее обычного – благодаря усилителям мышц, встроенным в броню.

– Рад видеть вас, агент Хэван, – сказал парень, стараясь не замечать неодобрительного взгляда сержанта, – хорошо, что появились именно вы. Мы пару раз видели подозрительных гражданских лиц, плохо вооруженных, но явно агрессивно настроенных.

– Можно просто Лэйван, – сообщил Хэван. – Я и правда рассчитывал на вашу помощь, лейтенант, но не ожидал встретить тут такое запустение. Что у вас тут случилось?

– Из-за волнений в городе все бригады отправились на вызов, – отозвался Мирер. – Остались только дежурная смена, диспетчеры и руководство. А потом были эти удары… Началась паника. Была потеряна связь. Начальник участка взял вооруженный эскорт и отправился в центральную, те, кто остался, немного… Немного растерялись. Связи не было, и мы начали спорить, что нужно делать…

– В общем, все разбежались, – подвел итог Хэван, – сержант остался за дежурного, это ясно. Свой пост он оставить не мог. А вы, Грег?

– Я вооруженная поддержка, – отозвался тот. – Усиление. Были еще ребята из моей группы, но они ушли с начальником в центральную диспетчерскую. Там все руководство.

– А она где?

– В космопорте, – сдержанно отозвался лейтенант.

Хэван покачал головой. В космопорте сейчас, судя по всему, разверзся огненный ад. Похоже, остатки полиции остались без руководства. Не готовые к военным действиям, они, мягко говоря, перепугались.

– Кстати, а военные у вас где базировались? – спросил он, осененный внезапной догадкой.

– У нас нет регулярных наземных сил, – признался Грег. – Есть координационный центр флота и вооруженные отряды усиления в полицейских участках.

– А координационный центр военных располагался в том же космопорте, – поделился догадкой Хэван.

– Точно так, – отозвался помрачневший лейтенант. – Не в самом порту, конечно. Но недалеко от него. В специальной зоне.

Лэй был готов поспорить на что угодно, что первый удар с орбиты пришелся именно по этой зоне, насыщенной системами связи и военными объектами. Но вслух он этого говорить не стал – копы не дураки, и сами прекрасно это понимают.

– Ладно, – со вздохом сказал он. – Я надеялся попросить у вас помощи, но, вижу, тут тоже не все гладко.

– Какой помощи вы хотели? – осведомился сержант, что по-прежнему с подозрением разглядывал новоявленного агента.

– Думаю, вы понимаете, что из города надо выбираться, – сказал Хэван. – Все, кто мог, уже сбежали, а кто остался – сам себе враг.

– Мы не оставим свой пост, – тут же выдал Берг, надувая щеки.

– Есть важное дело, – отозвался Хэван, глядя на лейтенанта. – Надо вывести из города группу гражданских. Ее сейчас собирает полковник Белов, командир отряда гражданской обороны…

– Я знаю Уилла, – перебил его сержант и нахмурился. – Он жив? Отличная новость.

– Жив и здоров, – заверил его Хэван. – Он попросил меня помочь организовать эвакуацию. А я в свою очередь отправился к вам за помощью. Думал, что полиция сможет вытащить из города кучу гражданских, которым не следует болтаться по разбитым улицам.

– Уильям свое дело знает, – задумчиво произнес сержант. – Да и дело стоящее. Сколько у него людей?

– Тим, – позвал Хэван, – не стой столбом, иди сюда. Сержант хочет поговорить о команде полковника.

Ремонтник, маявшийся в центре холла, быстро подошел к стойке, и Лэй без промедления отдал его на съедение сержанту. Сам он обошел стойку и взял за локоть Мирера.

– Грег, – понизив голос, сказал он, – надо обсудить еще кое-что.

– Конечно, – отозвался лейтенант, бросив взгляд на сержанта.

Но тот был слишком увлечен беседой с Тимом, и Хэван без помех отвел лейтенанта в сторонку.

– Я понимаю, что вы на службе и не должны обсуждать приказы и тем более распространять панические настроения, – продолжал Хэван шепотом. – Но ситуация складывается не в нашу пользу. Из города надо уходить, пока не посыпались новые удары. Вы это осознаете?

– Да, – тихо ответил лейтенант. – Мы уже обсуждали это с Бергом. Но он не хочет покидать здание, ждет распоряжений руководства. Приказ есть приказ, он на дежурстве и несет ответственность за участок.

– Боюсь, приказов он не дождется, – произнес Хэван. – Но есть шанс действительно сделать полезное дело. Убедите сержанта присоединиться к группе Уильяма Белова. Все вместе мы выведем гражданских и сохраним подобие порядка в этом гнезде паники. Быть может, нам удастся спасти этих людей – и от врагов, и от мародеров.

– Это хорошая идея, – отозвался лейтенант. – Я с радостью пойду с полковником, нам он хорошо известен. Наверное, и Берг согласится – ему, в общем-то, нужен повод, чтобы покинуть участок. Эвакуация беженцев – достойное занятие.

– Это не бегство, – подчеркнул Хэван, – защита людей это наш долг.

– Верно, – согласился лейтенант. – Но оставить участок… Мы не можем просто уйти.

– Я понимаю. – Лэй кивнул. – Слишком много вещей может попасть в руки мародеров. Я знаю, что у вас тут есть оружие и снаряжение. Грег, мы все выгребем и унесем к полковнику. Гарантирую, он будет очень рад. Это поможет нам выжить и защитить гражданских.

– Верно, – согласился лейтенант. – Заберем, что сможем. Но, вообще-то, я говорил о другом. Кроме нас тут есть еще кое-кто.

– А, – протянул Хэван, сделав вид, что только что догадался, о чем речь. – У вас в камерах есть пара буянов? Задержанные, с которыми вы не знаете, что делать?

– Да, так и есть, – признался лейтенант. – Собственно, я в полном вооружении здесь для того, чтобы сдерживать вероятный бунт заключенных.

– И что, есть кого сдерживать? – удивился Хэван, стараясь не выдать своего волнения. – Опасные преступники? Боевики уличных банд?

– В общем-то, нет, – смущенно отозвался Грег. – Пара паникеров и два мелких жулика.

– Заберем с собой к полковнику, – предложил Хэван. – Будут возражать – прогоним к чертям, пусть сами выживают в этом разрушенном городе.

– Не думаю, что Белов обрадуется криминальным элементам в своей группе, – сказал лейтенант.

– Ерунда, – отмахнулся Хэван. – Судя по твоим словам, это все мелочь пузатая. Вреда от них будет не больше, чем от обычных гражданских, подобранных на улице. Которые тоже могут оказаться мелкими мошенниками.

– Может, и так, – согласился лейтенант.

– Послушай. – Хэван нахмурился, словно припоминая давно забытую вещь. – А нет ли среди них симпатичной такой девицы по имени Линда?

– Есть, – отозвался Грег, с удивлением взглянув на агента. – Одна из заключенных проходит под именем Линда Карлайл. А что?

Хэван не ответил, боясь выдать свое возбуждение. Линда! Слава небесам, она здесь. Похоже, удача вновь повернулась к Лэйвану Хэвану своей лучшей стороной.

– Старая знакомая, – пробормотал Хэван, прикидывая, как бы половчее выдать лейтенанту историю о слежке.

– Грег!

Лэй обернулся на зов и увидел, что сержант, все еще стоявший за стойкой, прожигает его взглядом. Тим, стоявший рядом, снова засунул руки в бездонные карманы комбинезона и сосредоточенно разглядывал полированную поверхность стола.

– Лейтенант Мирер, – снова позвал сержант. – Подойдите сюда, пожалуйста. Вместе с агентом Хэваном.

Грег пожал плечами, и черная броня шевельнулась, едва слышно заскрипев подвижными сочленениями. Хэван не стал откладывать дело в долгий ящик – с сержантом нужно было выяснить отношения прямо сейчас. Иначе все это будет гнить, как нарыв на пальце, чтобы прорваться в самый неподходящий момент.

– Да, сержант, – отозвался Лэй, быстрым шагом возвращаясь к стойке, не дожидаясь Мирера. – Слушаю вас. Вы хотели мне что-то сказать?

На этот раз Хэван выбрал маску холодной ярости. Застывшее от холодного бешенства лицо и пылающий взгляд в его исполнении смогли обратить в бегство уже не одного наглеца. Сейчас Лэй прожигал взглядом сержанта, что не ожидал такой агрессивности и отвел взгляд, попытавшись сосредоточиться на экране, все еще парившем над стойкой.

– Я жду, – бросил Лэй тоном, источавшим смертельную угрозу.

– Агент Хэван, – буркнул сержант, подняв наконец взгляд на собеседника, – что вы делали вчера вечером в гостинице «Трон Артура»?

– Наблюдал за тем, как банда деревенских идиотов губит мою операцию слежения, – отчеканил он, и каждый звук, сорвавшийся с его губ, звенел как жаждущий крови нож. – Вам понятно, о чем я говорю, сержант Ивар?

Старика чуть удар не хватил. Его щеки пошли красными пятнами, а обвинение, едва не сорвавшееся с языка, превратилось в невнятное бульканье.

– Вижу, что понимаете, – холодно констатировал Хэван. – Я вел эту дамочку с самой Дагоры, чтобы прощупать ее связи и выйти на ее боссов, которым она платит отступные. Мне пришлось угробить уйму времени, чтобы разыграть богатого идиота, летящего в дальнюю колонию за выгодным кредитом. И что я получил?

Берг не ответил, лишь поднял руку и поправил воротник синего кителя, что стал внезапно слишком тесным для его обрюзгшей старческой шеи.

– Я получил пшик! – крикнул Хэван. – Дырку от бублика! Потому что ваши остолопы привыкли размахивать дубиной, вместо того чтобы вести следствие как положено. Девчонку вы повязали мгновенно. Без предварительного расследования. А ведь поскольку она является гражданкой другой системы, вы были обязаны уведомить о своих действиях федеральную систему Дагоры. Вы уведомили? Я вас спрашиваю, вы уведомили?

– Я не знаю, – выдавил сержант, пытаясь проявить остатки твердости, – я не занимался этим делом, это не в моей компетенции…

– Разумеется, – бросил Хэван, источая почти осязаемую ярость. – Потому что вы в принципе не компетентны. Вся ваша местная контора. Девку повязали по приказу какой-то шишки, которую она собралась охмурить. Просто потому, что копы решили сделать большому дяде приятное, да? Свои люди, вы нам, мы вам… Так вот, я скажу, что этому дяде очень крупно повезло. Потому что с утра я направлялся в ваш участок, собираясь подпалить чьи-то задницы. И можете мне поверить, все это драное нашествие неведомой херни лишь мелкая неприятность по сравнению с тем, что я собирался здесь устроить. Если этот большой дядя и ваш начальник сгорели под ударом боевого лазера, то это значит, что им повезло!

Сержант, стоявший навытяжку перед разъяренным Хэваном, побагровел от прихлынувшей к щекам крови. Лэй, вошедший в роль, даже решил немного сбавить обороты, чтобы старикана и в самом деле не хватил удар, – вряд ли в городе осталась служба «Скорой помощи». Поэтому Лэйван сделал вид, что задохнулся от гнева, и медленно выдохнул, как бы пытаясь взять себя в руки. Тим, сметенный волной гнева Лэя к дальнему углу стойки, делал вид, что он лишь случайно оказался здесь. Зато лейтенант, воспользовавшись паузой, подал голос.

– Агент Хэван, – позвал он, подходя ближе. – Приношу вам свои извинения за этот инцидент. Но прошу вас успокоиться. Сложившаяся в городе ситуация требует от нас сохранять спокойствие.

Хэван смерил застывшего сержанта презрительным взглядом и обернулся к лейтенанту, что положил свой шлем на стойку.

– Вы правы, Грег, – примирительно сказал он и медленно вдохнул. – Нам нужно сохранять спокойствие. Сержант!

– Да, сэр, – по-военному откликнулся тот, поедая агента преданным взглядом.

– Приношу вам свои извинения. Вы, конечно, не виноваты в сомнительных приказах вашего руководства. Если впредь у вас появятся ко мне вопросы, задавайте их сразу, без долгих предисловий.

В глазах сержанта промелькнуло нечто похожее на восхищение. Конечно, ему за свою долгую службу довелось получить немало выволочек, и он, безусловно, знал в них толк. Лэй знал, как можно обаять подобных служак, и разыграл выступление как по нотам. И теперь, он в этом не сомневался, сержант будет видеть в нем опасного засранца, а не бестолкового кабинетного копа. Репутацию придется подкрепить каким-нибудь глупым героическим поступком, смертельно опасным, разумеется. Зато после этого сержант пойдет за ним в огонь и воду. Что, учитывая всю эту неприятную историю с войной, очень даже кстати.

– Думаю, нам надо собираться, – прервал затянувшееся молчание лейтенант. – Уильям Белов может и не дождаться нас. Лучше сейчас держаться всем вместе.

Словно в подтверждение его слов пол под ногами дрогнул и где-то наверху со звоном разбилось стекло. Хэван встревоженно обернулся, привычно положив руку на пистолет. Грегор подхватил со стойки шлем и надел его, застегнув маску.

– Что это? – пробормотал Тим, сделав пару шагов к выходу. – Снова?

– Не думаю, – прогудел Грегор из-под шлема. – Сейчас намного слабее, чем раньше. Но лучше нам поторопиться.

– Верно подмечено, – подхватил Лэй, с тревогой подумывая о том, что полковник, возможно, уже выдвинулся к окраинам города. – Давайте вернемся к делу. Лейтенант, вы с нами?

– Да, – коротко отозвался Грегор. – Идем к Белову. Сержант?

– Я с вами, – отозвался тот, хлопком ладони загоняя экран обратно в стойку. – Уилл знает, что делает. Надо только тут прибрать кое-что. И еще камеры…

– Этим займусь я, – отозвался лейтенант. – Агент Хэван, думаю пора разобраться с заключенными.

– Иду, – откликнулся Лэй. – Показывайте дорогу.

Лейтенант обернулся к Бергу, что успел прийти в себя и теперь привычно хмурился, недовольно взирая на мир вокруг себя, что, безусловно, погряз в беспорядках и разврате.

– Ивар, – сказал лейтенант. – Соберите все оружие и амуницию из дежурного отделения. Возьмите все, что можно унести.

– Тим, – крикнул Хэван на ходу, – пойди позови Пая. Вы поможете сержанту, пока мы занимаемся заключенными. И проверь машины на стоянке, кажется, они на ходу.

Парень что-то буркнул в ответ, но Лэй уже не услышал что. Следуя за лейтенантом, решившим, что действительно пора поторапливаться, Хэван прошел в дверь и очутился в длинном широком коридоре без окон. На стенах виднелись лишь панели безопасности, что автоматически идентифицировали посетителей. Грег подошел к дальней двери, провел перчаткой по замку, и дверь ушла в стену, открывая проход к камерам для временно задержанных. Хэван, чувствовавший себя неуютно под пристальным вниманием сканирующих панелей, поторопился следом за провожатым.

Комната с камерами преподнесла ему новый сюрприз. Это оказалось больше и светлое помещение, отделанное тем же белым искусственным мрамором. Чистое и просторное, оно напоминало скорее туалетную комнату крупного банка, чем зону заключения. Только вместо ряда санитарных кабинок вдоль стен тянулись решетчатые двери из сверкающего сплава. Грег, остановившийся у первой двери, сдвинул трубу метателя с плеча и обернулся к Хэвану.

– Сейчас я отключу изоляторы, – сказал он. – Останутся лишь механические замки, и мы поговорим с этими ребятами. Надеюсь, проблем не будет, но держи наготове свой станер.

– Идет, – согласился Хэван, медленно проходя мимо ряда дверей. – А где моя знакомая пташка?

– В последней, – отозвался лейтенант, осторожно прикасаясь толстым пальцем перчатки к пульту управления на стене. – Злая, как черт. Поосторожней с ней. Как бы чего не выкинула.

– Разберусь, – бросил на ходу Хэван, непроизвольно ускоряя шаг. – Без проблем.

Едва не сорвавшись на бег, он быстро прошел вдоль длинного ряда дверей и остановился у последней. Замерев на месте, он медленно вдохнул и в тот же момент Грег отключил замки. Поляризационная пленка свернулась, и Хэван сквозь едва заметную решетку увидел камеру.

Большая и просторная, она больше походила на номер в дешевом отеле. Санитарная кабинка в углу, на противоположной стене окно, выходящее на улицу, – узкое, словно бойница, но настоящее, с открывающейся рамой, забранной микрорешеткой. А под окном, намного ниже, длинная койка, на которой сидела Линда. Поджав губы и скрестив руки на груди, она смотрела прямо на дверь злым пронзительным взглядом, хорошо знакомым Хэвану. Он знал, что, когда Линда не в духе, она сущая фурия. И ничуть не удивился тому, что выражение ее лица ничуть не изменилось, когда она увидела своего друга. Лишь дрогнули ресницы – не больше того. Потом Линда медленно поднялась, одернула свое красное платье, образец провинциальной безвкусицы, и сделала пару шагов к двери.

– Долго же ты добирался, – тихо сказала она.

– Прости, – выдохнул Хэван. – Торопился, как мог.

– И что же тебя задержало? – осведомилась Линда, и только сейчас Хэван заметил, как она бледна.

– Война, – коротко ответил он.

Пол снова вздрогнул, и стены закачались. С потолка посыпалась мелкая пыль, свет замигал, и Хэван услышал, как рядом выругался Грег.

– Лейтенант! – крикнул Лэй. – Открой эти чертовы двери! Надо убираться отсюда.

– Сейчас, – крикнул в ответ Грег, – автоматика переключается на резервный канал. Минутку…

За стеной, на улице, раскатисто ударил гром, и здание вновь содрогнулось. Хэван вцепился обеими руками в решетку, за которой стояла Линда.

– Лейтенант! – крикнул он.

– Сделано!

Решетка со скрипом пошла в стену. В тот же момент дом содрогнулся до основания, свет погас и взрыв швырнул Лэя в темноту.


Планетарная система Авалон

Пятый сектор, газовый гигант Мерлин

Группировка военного флота

Как только «Прыгун» вышел из прыжка, Рэнди сразу вывел на экраны данные радаров и отметил координаты выхода, занеся их в память своего коммуникатора. И лишь когда Сеймур сдавленно забулькал, пытаясь что-то сказать, капитан обратился к экранам.

Посмотреть было на что. Ближайший участок пространства кишел разными кораблями всевозможных размеров. Рэндал даже не мог их сосчитать, просто на глазок прикинул, что здесь не меньше сотни движущихся объектов, сбитых в плохо организованное облако. Вся группировка парила в открытом пространстве над огромной планетой. Газовый гигант, казавшийся серым, был покрыт завитками газовой атмосферы, напоминавшей клочья растрепанной бороды. Именно за это он получил имя мифического старца Мерлина. Маршалл знал эти места – с другой стороны гиганта находился один из военных заводов антиматерии, где корабли обычно заправлялись. Но военные, судя по всему, решили собрать уцелевших подальше от своих владений. Это было логично. Если враг продолжит атаку, то постарается в первую очередь нанести удары по военным объектам системы. Конечно, если они явятся к Мерлину, то засекут остатки флота радарами даже с той стороны. Но пока они перегруппируются, у авалонцев будет достаточно времени, чтобы сняться с якоря и убраться подальше от опасности.

– Пришел вызов от диспетчера флота, – сказал Сеймур, все еще следивший за каналами связи. – Просит нас подождать и не двигаться.

– Переключи канал на меня, – велел Рэнди, настраивая видеоканал сканеров. – Подождем.

Приняв вызов диспетчера, Маршалл активировал военный код связи. Видеосигнала не было, в аудиоэфире царило лишь едва слышное шипение, прерываемое всплесками помех. Похоже, у военных проблемы с ближней связью, и в этом нет ничего удивительного.

– Это Прыгун, капитан Маршалл, – сказал Рэнди в пустой эфир. – Прием.

– Оставайтесь на связи, Прыгун, – тут же откликнулся диспетчер густым басом. – Ожидайте вызова.

– Принято, – сказал Рэндал и вывел на экран данные со сканеров.

Кораблей здесь собралось действительно много. Но большинство из них оказались маломерными судами, сновавшими между большими кораблями. Впрочем, и солидных судов хватало. Прежде всего бросался в глаза командный центр флота – огромный гладкий шар, паривший чуть в стороне. Размером он был с небольшой планетоид и был напичкан всевозможным тяжелым оружием. Кроме того, десяток распределенных двигателей позволял ему не только передвигаться и стрелять во время боя, но еще и генерировать защитное поле. Это была, собственно говоря, небольшая передвижная крепость, и утаить ее от противника представлялось проблематичным. К тому же флагман был неповоротливым, плохо приспособленным для скоротечного боя и не входил в ударную группировку. Зато около него можно было держать оборону, пользуясь прикрытием из орудий главного калибра, что были способны стереть в порошок все, что когда-либо летало между системами Федерации Гуманоидов. Был у этой вооруженной планеты и еще один недостаток: топливные блоки антиматерии она пожирала со скоростью света. Если флот потеряет заправочную базу на орбите Мерлина, то флагмана хватит на один бой, не больше. Возможно, именно поэтому он и не появился на поле боя у Камелота. Его оставили в резерве, и теперь эта штука прикрывала остатки разгромленного флота.

– Джаред, – тихо позвал капитан. – Как у тебя дела?

– Неплохо, босс, – откликнулся бортинженер, но Рэнди уловил тревожные нотки в его голосе.

– Как пассажиры?

– Держатся молодцом, – отозвался Джаред. – Но паре десятков из них не помешала бы нормальная медицинская помощь. Да и остальным тоже нужно что-то посолиднее моей бортовой аптечки.

– Ты молодец, – отозвался капитан. – Подержитесь еще немного, мы уже рядом с флотом.

– Будет сделано, шеф, – со вздохом отозвался бортинженер. – Если когда-нибудь выберемся из этой заварухи, с вас медаль и новая аптечка.

– Без вопросов, Джаред, – заверил его Рэнди и переключился на канал диспетчера.

– Диспетчер, прием.

В ответ – лишь помехи в эфире. Маршалл нахмурился и снова перевел взгляд на группировку кораблей. Флагман не был единственным военным кораблем. Чуть в стороне болталась уцелевшая стартовая платформа истребителей, которую традиционно именовали авианосцем. Она походила на вытянутый толстый брусок серого цвета и длиной была не меньше флагмана. В общем-то, это была движущаяся база, медленная и неуклюжая. Большой передвижной док, только и всего. Вокруг нее вилось несколько десятков мелких судов, которые то залетали в распахнутые ворота доков, усеивающих борта авианосца, то вылетали из них. Рядом с платформой неподвижно висел ряд из пяти уцелевших фрегатов. Рэнди не знал, были они в схватке на орбите Камелота или нет, но выглядели они потрепанными. Дальше начиналась мешанина из средних гражданских судов, среди которых выделялись три больших пассажирских лайнера и десяток грузовиков яхтианцев, напоминавших сложенные друг на друга тарелки. Вокруг них теснились суденышки поменьше – от грузовиков частных перевозчиков до личных яхт. А за ними, за этим облаком медленно движущегося металла, Рэнди с громадным облегчением увидел знакомую метку «Осени». Ей все же удалось сбежать после атаки на Склад. Маршалл довольно хмыкнул и потянулся к личному пульту связи, но его отвлек вызов бортинженера.

– Босс, тут намечается пара проблем, – пробормотал он, уже не пытаясь скрывать тревогу. – У некоторых ребят дела хуже, чем мы предполагали. Неплохо бы поторопиться с вызовом медиков, кэп.

Рэндал тут же вернулся на канал диспетчера и послал срочный вызов.

– Диспетчер, – гаркнул он в эфир, – это Прыгун. У нас на борту люди, нуждающиеся в срочной медицинской помощи. Прошу инструкций.

Бас диспетчера раздался сразу же, как только затих голос Маршалла, и в его тоне ясно слышалось недовольство.

– Подождите минуту, – сказал он. – Здесь многие нуждаются в помощи, Прыгун. Я пытаюсь расчистить для вас коридор.

– У меня в грузовом трюме две сотни пострадавших с разбитого космопорта, – сказал Рэнди. – Болтаются в невесомости, потому что, если включить гравитацию, будет свалка. И многим действительно нужна помощь. Паре десятков, если не больше, – срочно.

– Сейчас. – Диспетчер отчетливо засопел в эфир. – Примите маршрут, Прыгун. Двигайтесь к авианосцу, там будет ждать бригада медиков. Двигайтесь осторожно, тут хватает сумасшедших гражданских, в принципе не знающих что такое навигация.

– Понял, спасибо за помощь, – сдержанно отозвался Рэнди, загружая полученный курс в автонавигатор.

Метка действительно вела к стартовой платформе истребителей. В принципе до него было недалеко, и с работой легко бы справился автопилот, но Маршалл решил не рисковать. Переключившись в режим полного ручного управления, он медленно двинул громадину «Прыгуна» вперед, стараясь держаться над толпой гражданских судов и при этом следовать полученному курсу.

– Прыгун, – снова подал голос диспетчер, – по прибытии свяжитесь с офицером связи авианосца. Он даст вам дальнейшие инструкции.

– Понял, – отозвался Рэнди, – освобождаю канал.

Отключившись от диспетчерской, он включил маршевые двигатели и сразу их вырубил. Получив импульс, «Прыгун» рывком тронулся с места и заскользил в пустоте. Маршаллу оставалось лишь корректировать курс с помощью маневровых двигателей.

Стыковка прошла практически идеально: никто из маломерок не болтался под ногами у «Прыгуна», и ремонтный корабль благополучно добрался до стартовой платформы. Он не мог поместиться в стартовые ворота истребителей, что усеивали борта авианосца, поэтому Рэнди опустился на плоский верх, в открытый док, предназначенный для стыковки крупных судов. Механизмы посадки приняли «Прыгуна» и чуть утопили его в верхней палубе, опустив до шлюзовых модулей, так, чтобы трюмы корабля открывались точно во внутренние отсеки авианосца.

Эвакуация тоже не заняла много времени: «Прыгуна» уже ждали и всех гражданских выгрузили из трюма прежде, чем Маршалл успел лично спуститься в трюм, оставив в рубке Сеймура и практиканта Буча. Джаред, принявший на себя обязанности гостеприимного хозяина, был верен им до конца и руководил высадкой пассажиров.

Когда Рэндал прошел сквозь опустевший главный трюм и наконец спустился по пандусу прямо на пол шлюзовой камеры, напоминавшей огромную пещеру, он застал только бортинженера и пару техников, крутившихся около «Прыгуна». Джаред, наблюдавший за их метаниями, не сразу заметил капитана.

– Джаред, – позвал Рэнди, сходя на металлический пол и звонко цокая магнитными подковами летных сапог. – Что происходит?

– Все в порядке, босс, – невозмутимо откликнулся бортинженер. – Я уже обо всем позаботился. Всех гражданских забрали медики. Уже ждали нас с транспортными платформами прямо в шлюзе. Не успел я трюм до конца открыть, как они начали вытаскивать бедняг и распихивать по транспортным блокам. Жутковатое зрелище, скажу честно. Будто не людей грузили, а тюки с пустыми скафандрами.

– Забрали всех? – спросил Рэнди, оглядываясь на опустевший трюм.

– В мгновение ока, – отозвался бортинженер. – Покидали всех на свои повозки и укатили по лабиринтам. Все четко и быстро.

– На то и военные, – сказал Рэндал. – Странно только, что меня не дождались.

– Тут у них работы невпроворот, как я понял, босс, – сказал Джаред. – Очень уж торопились. А вы, шеф, наоборот.

– Пришлось пообщаться с местными пауками, – пробормотал Рэндал. – Пытался выбить полное обслуживание, но пока обещали только восстановить резервные запасы газов.

– То-то я смотрю, что ребята не напрягаются, – отозвался бортинженер, кивнув на техников, что пытались подтянуть к «Прыгуну» длинную трубу, выходящую прямо из пола. – Во. Опять он. Вот это точно по вашу душу, босс. Он тут уже минут пять крутится.

– Кто? – спросил Рэндал и тут же увидел – кто.

Из темного угла шлюзовой камеры появился человек в синей форме военного летчика, причем не в рабочем комбезе, а в идеально чистом кителе, на котором блестели золотом воинские планки. И направлялся он явно к капитану «Прыгуна», что соизволил наконец появиться на палубе.

Разглядывая чисто выбритое лицо военного, на котором застыла презрительная гримаса ко всем штатским разгильдяям, Рэнди окончательно уверился в том, что это тот самый офицер связи, о котором ему говорил диспетчер. Гость, быстрым шагом подошедший к «Прыгуну», подтвердил его догадку.

– Лейтенант Тель, – представился он. – Авианосец «Бесстрашный». Вы капитан ремонтного корабля борт пять сотен два Рэндал Маршалл?

– Да, – отозвался Рэнди. – Вы офицер связи? Диспетчер сказал…

– Прошу вас немедленно следовать за мной, – перебил его Тель.

– Куда? – осведомился Рэнди.

Теперь уже озадачился лейтенант, не привыкший к тому, что приказы могут обсуждаться. На его лице появилось задумчивое выражение, но потом он справился с эмоциями.

– Вам надлежит явиться к командующему группировкой, – сказал лейтенант. – Прошу вас, пройдемте немедленно.

– Ладно, – буркнул Рэнди, хотя ему совершенно не хотелось покидать «Прыгуна» в такой неприятный момент. – Джаред, присмотри за этими мастерами, кажется, они собираются окончательно раздолбать тот кусок обшивки, что прикрывает коммуникационные гнезда на левом борту.

– Да, босс, – коротко отозвался бортинженер.

Тель уже двинулся прочь от «Прыгуна», и Рэндал поспешил вслед за ним, – лейтенант двигался быстро, словно стремился поскорее покинуть шлюз, пока к нему не прилипла какая-нибудь зараза. На ходу Маршалл включил личный канал и вызвал помощника.

– Сеймур, – сказал он. – Я ненадолго отлучусь. Какая-то большая шишка хочет меня видеть. Присмотри за обновлением резерва и отправь стажера на уборку помещений. В трюме жуткий бардак.

– Сделаю, – коротко отозвался помощник.

– Сам-то как? – спросил Рэнди.

Сеймур немного замялся, но потом тихо пробормотал:

– Справляюсь, Рэнди. Не скажу, что все идеально, но дела лучше, чем полчаса назад. Хотя своего психоаналитика я бы посетил с большим удовольствием.

– Боюсь, это тебе не скоро удастся, – буркнул Маршалл. – Все, отбой.

Отключив связь с помощником, он прибавил шаг и нагнал лейтенанта, что держал курс на огромные раздвижные двери в углу шлюза. Сейчас они были распахнуты, и сквозь них виднелся длинный рабочий коридор, уходящий в глубь авианосца.

– Тиль, послушайте, – сказал Рэндал. – Что за спешка? Что тут происходит?

– Военное положение, – отозвался лейтенант, не сбавляя шага. – План обороны приведен в действие и выполняется строго в установленном порядке.

– Я-то тут при чем? – искренне удивился Рэндал. – Я же не военный.

Тиль бросил на него косой взгляд, недвусмысленно гласивший, что в этом-то и проблема.

– Вы сотрудник службы спасения, что подчинена военному ведомству, – отозвался он. – Следовательно, вы находитесь в подчинении у командования силами флота. После встречи с командующим ваш статус будет уточнен.

– Понятно, – протянул Рэнди, ничуть не воодушевленный перспективой попасть в строй ребят в погонах. – А что, этого нельзя было сделать по видеоканалу? Или хотя бы по аудио. Я не против поболтать с местным командиром, но ведь необязательно это делать лично, так?

Тиль немного замедлил шаг, и Рэндал увидел, что на лице офицера связи проступило нечто похожее на смущение.

– При данных обстоятельствах, – медленно произнес он. – Совершенно исключительных, надо сказать, мы не вполне уверены в безопасности общих каналов связи.

– То есть каналы связи между кораблями открыты и общие переговоры идут без шифров? – удивился Рэндал.

– Нет, – резко ответил Тиль, – шифрация продолжается. Но на гражданских кораблях нет систем военного шифрования, переговоры доступны всем, кто находится в данный момент в группировке.

– То есть вашу болтовню может подслушать любой пилот? – ухмыльнулся Маршалл. – А связь между военными кораблями?

– Это закрытая информация, – ответил помрачневший лейтенант. – Капитан Маршалл, примите к сведению, что вы просто встретитесь с командованием флота лично, как и некоторые другие капитаны летных единиц. Вам, как прочим, во время беседы будет присвоен соответствующий статус и, возможно, поставлены новые задачи. Это все.

– Что ж, – отозвался Рэндал, начиная подозревать, что простым совещанием дело не кончится. – Ведите. Посмотрим на ваших командиров.

Тиль нахмурился, но возражать не стал, хотя наверняка счел слова капитана «Прыгуна» грубостью. Рэнди, надеявшийся раздразнить офицера и выжать из него еще информации, даже немного расстроился. Но еще больше он расстроился, когда увидел, что лейтенант свернул прочь из главного коридора и направился к палубам, помеченным как летные.

– Куда идем, лейтенант? – осведомился Рэнди. – Разве у вас тут нет лифтов?

– Мы идем к транспортному отсеку, – отозвался Тиль. – Я отвезу вас на флагман.

Рэндал обреченно вздохнул. Визит на флагманский корабль предполагал, что все намного хуже, чем кажется на первый взгляд. Если уж адмиралам понадобился мелкий капитанишка летающей трубы, то, значит, дела идут совсем скверно. Только сейчас, впервые за последние часы, Маршалл вдруг понял, насколько все серьезно. Флот разбит, в систему вторгся неизвестный враг, планета, судя по всему, подвергается бомбардировкам. Понимание этого было сродни удару под дых, и он даже остановился, хватая раскрытым ртом воздух. Лейтенант пошел дальше, и Рэндал взял себя в руки. Сейчас нельзя думать о плохом. Потом, все потом. Будет время для горя и печали и для тревоги за своих близких и родных. Но если сейчас он начнет думать об этом, то превратиться в хнычущую развалину вроде Сеймура. Не сейчас. Прочь сомнения.

Переведя дух, Рэнди тайком сделал жест от сглаза, которому научился у яхтианцев, и зашагал следом за своим провожатым.


Планетарная система Авалон

Третий сектор, планета Камелот

Артур, деловой центр

Лэй упал на спину, с размаху хлопнувшись о твердый пол. Удар вышиб из легких воздух, и Хэван разинул рот, отчаянно пытаясь вдохнуть. Грохот все не утихал, здание ходило ходуном, и Лэйван слышал, как вокруг него рушились стены, трещал пластик облицовки и со звоном лопалось стекло. Он попытался подняться, но новый толчок бросил его обратно на пол, а сверху упало что-то большое. Лэй вскинул руки, отчаянно отбиваясь от навалившейся тяжести, но это оказалась облицовочная плита с потолка – громоздкая, но почти невесомая. Клубы пыли окутали барахтающегося под плитой Хэвана, и он закашлялся. Треск и грохот не прекращались, но сквозь этот шум донесся чей-то крик, и Хэван захрипел в ответ.

Перевернувшись на живот, он оттолкнулся от пола, встал на четвереньки, и пластиковая плита соскользнула в сторону. Что-то тяжелое упало с потолка, чиркнуло по плечу и с грохотом покатилось по полу. Лэй, вскрикнув от боли, поднялся на ноги и побрел в темноту, расставив руки.

– Линда, – крикнул он. – Линда!

Грохот все не утихал, он перерос в утробный тяжелый гул, но здание больше не тряслось, лишь вздрагивало, когда проседала очередная перегородка где-то наверху. Хэван сделал несколько шагов вперед, туда, где, по его мнению, находилась камера Линды, и снова позвал ее, пытаясь перекричать странный гул, исходящий из стен. Ему никто не ответил, и Лэй рванулся вперед, споткнулся обо что-то и упал на россыпь каменных обломков, оцарапавших ему руки.

В то же мгновение здание снова затряслось, раздался грохот, и в глаза Хэвану ударил ослепительный свет. Сначала он казался лишь крохотной ослепительной искрой, но потом, под грохот рушащихся камней, вспыхнул ярче, превратился в подобие распахнутого окна, и темнота, окружавшая Хэвана, рассеялась.

Грохот утих. Лэй обнаружил, что стоит на коленях у открытой двери в камеру, а в лицо ему бьет дневной свет. Внешняя стена обрушилась внутрь здания, засыпав серыми бетонными блоками всю камеру.

– Линда, – прохрипел Лэйван, поднимаясь на ноги. – Линда!

Он бросился в камеру и упал на груду крошащегося бетона. Встав на колени, Лэй принялся раскидывать серые блоки, задыхаясь от ужаса. Он в кровь разбил пальцы, но заметил это, только когда очередной кусок камня выскользнул из его рук.

– Грег! – крикнул Лэй, стараясь перекричать вновь поднявшийся гул. – Грег, помоги мне!

Никто не ответил. Захлебываясь кашлем от поднявшихся клубов пыли, Лэй продолжал раскидывать блоки, пока не наткнулся на огромный ком кирпичей, скрепленных раствором. Схватившись за его край, Хэван попытался его приподнять, но не смог сдвинуть с места.

– Лейтенант! – крикнул он. – Грег!

Ответом был лишь натужный гул да чей-то далекий крик. Хэван уцепился истерзанными пальцами за острые края обломка, уперся ногам в пол и дернул со всей силы, пытаясь приподнять плиту. Он тянул изо всех сил, не обращая внимания на боль в спине и хруст суставов. Плита наконец дрогнула и чуть поддалась. Насыпь, ведущая к пролому в стене, зашевелилась, и новые блоки посыпались вниз, к Хэвану. Один из бетонных кирпичей прокатился по всей насыпи и ударил Лэя в грудь. Окровавленные пальцы соскользнули с бетона, и Хэван со стоном повалился на спину, прикрывая голову от катящихся сверху блоков.

– Грег, – прохрипел он, – помоги!

Дыхания уже не хватало, и Лэй опустился на четвереньки, пытаясь отдышаться. Заметив, что на полу вновь появилась груда кирпичей, Хэван принялся расталкивать их одной рукой, пытаясь добраться до нижнего края плиты, чтобы ухватиться до него.

Когда он схватил последний блок, его пальцы скользнули по чему-то мягкому. Замерев, Хэван перестал дышать. Медленно, очень осторожно, он опустился на колени и лег на живот, пытаясь заглянуть под нижний край плиты, что лишь немного не доходил до пола камеры. И застонал.

Из-под плиты виднелись только пальцы. Прекрасные хрупкие пальчики, которые Хэван обожал целовать. На среднем все еще виднелось кольцо из тысячи золотых нитей, то самое, которое стоило Лэю трехдневного заключения в камере на окраинах Вулкана.

– Линда, – простонал Хэван, пытаясь дотянуться до холодных пальцев, припорошенных каменной пылью. – Боже мой…

Он втиснул свою окровавленную ладонь в щель под плитой и, обдирая кожу с костяшек, дотянулся до кончиков ее пальцев. Они были еще теплыми.

Хэван закричал, и его крик перерос в звериный рев. Он вырвал свою ладонь из-под плиты, сел на корточки и вцепился в холодный бетон обеими руками. А потом, выдыхая гнев и ярость, он начал вставать, поднимая плиту. Глаза застила алая пелена, хрустели суставы ног, мышцы на руках застыли железными узлами, но Хэван продолжал подниматься, воя, как раненый зверь. Плита дрогнула, поддалась и начала подниматься. Вся насыпь, что вела наверх, к пролому в стене, пришла в движение, зашевелилась, словно под ней ворочалось чудовище. Груда обломков дрогнула и начала осыпаться. Сверху скатился один из блоков, потом второй, а следом покатился целый десяток.

Скатившиеся кирпичи ударили Хэвана в плечо, швырнули его на пол. Сверху сполз целый пласт новых блоков, и упавшего Лэя засыпало по самую грудь. Он лежал, задыхаясь под тяжестью камней, и ворочался, пытаясь подняться. Ноги, придавленные камнями, уже не двигались, а руки онемели и перестали слушаться. Только тогда Лэй замер, откинул голову на жесткий камень и застыл, чувствуя, как по щекам текут горячие слезы.

Он понимал, что все кончено. Понимал, но не хотел в это верить. Отказывался. Быть может, еще можно что-то сделать. Позвать на помощь бригаду спасателей, разбросать кирпичи, доставить тело Линды в медицинский центр реабилитации военных пилотов…

Нет. Этого ничего нельзя сделать. После таких ударов не выживают. И даже если бы сейчас здесь объявилась бригада спасения, ничего уже нельзя было бы сделать. А она и не объявится, потому что идет эта проклятая война и город опустел. Все кончено. Раз и навсегда.

Хэван почувствовал, как с груды скатился еще один блок и царапнул его по щеке. Он ничего не почувствовал. Боль в истерзанном теле была незаметной мелочью по сравнению с той, что царила у него в душе. Линда. Он потерял ее.

К горлу подступил комок, и Хэван начал задыхаться. Он лежал на спине, придавленный грудой кирпичей, и всхлипывал, не в силах сдержать слезы. Все пошло не так. Совсем не так, как ему представлялось. Эта проклятая война разрушила его мир. Разрушила эту проклятую стену и всю его проклятую жизнь. Война.

Это слово заставило Хэвана очнуться. Он внезапно ощутил вкус собственной крови на губах, а гул, стоящий в ушах, распался на отдельные звуки, имевшие смысл. Лэй приподнял голову и прислушался, пытаясь разобраться в какофонии звуков, проникавших в дыру.

На улице творилось что-то невообразимое. Тяжелый гул производила какая-то незнакомая Хэвану техника, но его разбавляли странные писклявые звуки, походившие на стрельбу энергетического оружия. Потом Хэвану показалось, что он услышал чей-то крик.

На улице шел бой. Осознав это, Хэван вдруг почувствовал прилив новых сил. Тот самый десант, о котором говорил полковник? Наверное. Это они начали войну. Разрушили стену. Убили Линду. Они.

Хэван облизнул окровавленные губы и тяжело заворочался под грудой кирпичей. Минуту назад он хотел умереть. Остаться здесь, в каменной могиле, рядом с Линдой. Навсегда. Но теперь он жаждал крови. Хотел отомстить – тем, кто явился в его мир и разрушил его до основания. И он собирался сделать это прямо сейчас.

Первой удалось освободить левую руку. Ей Хэван смахнул кирпичи с груди, смог немного приподняться и вытащить из-под себя правую руку – онемевшую, но все еще действующую. Сбросив со своего тела тяжелые блоки, Лэй сел и принялся разбирать завалы над ногами. Освободив их, он отполз в сторону, встал на четвереньки.

– Грег, – прорычал он. – Где ты, сука?

Никто ему не ответил, и тогда Хэван медленно поднялся на ноги, цепляясь за стену камеры. Пару секунд он постоял на месте, чувствуя, как кровь возвращается в онемевшие ноги, а потом двинулся обратно в комнату. В дверях камеры он остановился. Оглянувшись, Хэван посмотрел на груду бетонных блоков, заполнивших камеру, на пролом в стене, там, где когда-то было окно. Линда. Лэй застонал, отвернулся и побрел в полутьму.

– Лейтенант, – снова выкрикнул он, уже не надеясь на ответ. – Грег!

Пробираясь по заваленной обломками стен комнате, Хэван старался держаться около стены с решетками. Двигался он медленно, касаясь стены рукой. Ближайшие камеры оказались так же завалены бетонными блоками, и Лэй даже не мог сказать, был в них кто-то или нет. Он пробирался к двери, сквозь которую они с лейтенантом попали в эту комнату, но здесь царила такая темнота, что Хэван никак не мог рассмотреть – уцелел ли выход.

На Грега он наткнулся случайно – просто задел ногой. Остановившись, Лэй нагнулся и принялся шарить руками по полу. Лейтенант лежал на спине, раскинув руки. Он был почти целиком скрыт широкой пластиковой плиткой, присыпанной мелкими обломками. Наружу торчала только голова в треснутом шлеме. Сквозь расколотое забрало Хэвану было видно часть белого лица и застывший глаз, смотревший в никуда. Присев на корточки, Хэван наклонился над лейтенантом. Тот был мертв. Умер сразу, от одного удара, расколовшего и пластиковый шлем, и голову. Оглядевшись, Лэй заметил и убийцу Грега – большой обломок бетона, что был когда-то частью перекрытия на верхних этажах. Теперь Хэвану стала понятна причина роскоши этого дома, – все было сделано наспех, из самых дешевых материалов. Небрежно, но с размахом. Вот в чем секрет траты денег – дешевое строительство при богатой отделке. Лэй не сомневался, что строители хорошенько нагрели руки на этой сделке, – чтоб им вечно гореть в аду.

С улицы донесся уже знакомый гул, а следом тяжелый удар. Хэван вздрогнул, потом опустился на колени и начал шарить руками по телу Грега.

Винтовку он нашел чуть в стороне. Генератор плазменных разрядов ничуть не пострадал и, когда Хэван взял его в руки, послушно щелкнул, демонстрируя готовность. Перед глазами тотчас вспыхнула алая пелена, и Лэй в испуге повалился на бок, пытаясь понять, что произошло. Но это оказался всего лишь коммуникатор, что очнулся, когда владелец прикоснулся к боевому оружию. Выбросив предупредительный сигнал о незаконном владении данным образцом, коммуникатор успокоился, только когда Хэван ввел код федеральной полиции. Комм затих и отключился, экономя энергию, а плазматрон снова тихо щелкнул, принимая код нового владельца.

На улице снова что-то громко застучало, и Лэй начал торопливо обшаривать тело мертвого Грега. Нащупав толстый пояс, он вытащил из креплений два положенных магазина к винтовке и сунул их в карман изодранного пиджака. Потом приподнялся, подхватил винтовку и вгляделся в темноту. Там, на месте прохода в участок, красовалась груда камней. Выругавшись, Хэван развернулся и побрел обратно к разрушенной камере Линды, спотыкаясь об обломки, разбросанные по полу.

Путь обратно был легче и одновременно тяжелей. Лэй шел к свету, лившемуся из пролома в стене. И к Линде.

Войдя в камеру, Лэй бочком пробрался вдоль стены к насыпи из бетонных блоков. Он старался не смотреть на огромный обломок, лежавший в основании этой груды. Но не мог не смотреть.

Ярость, чуть утихшая, всколыхнулась с новой силой. Линда. Она останется здесь навсегда: у Лэя нет возможности вытащить ее из-под обломков. И, наверное, уже не будет. Если на улицы и правда высадился десант врага, значит, скоро все кончится и для Лэйвана Хэвана. Но не сейчас, не сию минуту. Не здесь, в темном подвале, под грудой камней. Нет. Его смерть будет громкой и яркой, как и вся предыдущая жизнь.

Зарычав от злости, Хэван забросил плазматрон на плечо и принялся карабкаться по каменным блокам вверх, к пролому в стене. Камни выворачивались из-под ног, истерзанные пальцы скользили по острым краям, но Лэй упорно лез наверх, к светлому проему под самым потолком бывшей камеры. И гул, раздававшийся снаружи, подгонял его похлеще любого кнута.

Забравшись на самую вершину насыпи, Хэван высунулся из пролома на улицу, и чуть не ослеп, от обрушившегося на него света. Коммуникатор жалобно пискнул и затемнил линзы, пытаясь приспособиться к новому освещению. Лэй не стал дожидаться, пока он настроится, и выпрыгнул наружу.

Скатившись по груде обломков стены, он вскочил на ноги и огляделся. Оказалось, что он выбрался на улицу между двух домов. По их стенам словно прошлись молотом – в каменной кладке зияли дыры, а обломки были разбросаны по всей мостовой. Вход в здание участка был за углом, и именно оттуда доносился странный гул. Хэван сорвал с плеча плазматрон, переключил его на рабочий режим и побежал к углу здания, перепрыгивая через крупные куски стен, валявшиеся на дороге.

Гул все усиливался, и в последнюю секунду Лэй раздумал выпрыгивать на врага с винтовкой наперевес. Он притормозил и осторожно выглянул из-за угла.

На парковке, перед лестницей, ведущей к дверям участка, догорали две полицейские машины. Сама лестница, разбитая ударами того же невидимого молота, вела уже не к дверям, а к развалинам крыльца. Часть стены осыпалась, обнажив внутренние клетушки дома, и завалила вход в участок. Но на это Хэван не обратил внимания, его взгляд был прикован к странному предмету, зависшему над парковкой.

Больше всего эта штука напоминала семечко какого-то плода – чуть вытянутое, заостренное с одного конца, гладкое и матово-черное. Вот только размером оно было с общественный кар, что мог вместить два десятка человек. Летательный аппарат завис на уровне второго этажа, и снизу Хэвану было видно, как под его брюхом поблескивают голубые искорки незнакомых двигателей. Летающая штука испускала низкий гул и покачивалась из стороны в сторону, словно выискивая своим узким носом цель. Но ее опередили, откуда-то из развалин крыльца вылетела огненная стрела лазерного луча и рассыпалась искрами по гладкому борту аппарата. Тот качнулся в сторону, наводясь на цель, и из его острого носа ударил тонкий желтый луч. Развалины крыльца взорвались фонтаном обломков – камни и бетон брызнули в разные стороны, плавясь на лету. Вместо ступеней появилась уже знакомая Лэю дыра – словно от удара молота. Ему больше не требовалось искать убийц Линды – он видел их перед собой.

– Ладно, – пробормотал Хэван, переключая плазматрон на полную мощность. – Ладненько…

Вскинув винтовку, он выскочил из-за угла, закричал и бросился к летающему аппарату.

Он выстрелил на бегу – прямо от пояса, почти не целясь. Отдачи у плазматрона не было, винтовка лишь гулко ухнула, когда с черного раструба сорвался крошечный шарик пылающей плазмы. Следом за ним последовал второй, за ним – третий. А потом плазматрон щелкнул, предупреждая, что ему нужна пауза для перезарядки.

Первый огненный шар плазмы ушел мимо цели – взвился в воздух и растаял в сером небе. Второй чиркнул по гладкому боку, оставив на нем глубокий шрам, а третий попал прямо в днище. Вопреки ожиданиям Хэвана, он не прожег проклятую штуковину насквозь, а растекся по гладкой броне огненной лужицей. Летающая капля вильнула в сторону, начала поворачиваться, и Лэй бросился вперед, не дожидаясь ответного выстрела.

Он успел как раз вовремя. К тому времени как враг развернулся, Хэван уже очутился у него под брюхом и вскинул плазматрон, целясь в черное покрытие, усеянное тускло мерцающими голубыми полосками. Лэя совершенно не волновало – оружие это или двигатели. Ему было наплевать, сможет он причинить вред этой штуковине или его оружие бессильно. Он просто хотел умереть не как загнанная крыса в подвале разрушенного дома, а уйти в яркой вспышке, сражаясь с теми, кто уничтожил его жизнь.

– На! – крикнул Хэван, тыча плазматроном вверх. – Держи, сука!

Перезарядившийся метатель гулко ухнул, выпуская положенные три заряда. Огненные шары взметнулись вверх и растеклись по черной броне пылающим морем, застилая голубые полоски двигателей. Летающий аппарат взревел, вильнул в сторону и начал удаляться. Хэван, изрыгая проклятия, бросился следом, стараясь держаться под брюхом корабля. На бегу он переключил плазматрон на одиночные выстрелы и, едва летающая штука остановилась, начал методично всаживать заряд за зарядом в ее ревущее брюхо.

– Жри! – кричал Лэйван. – Подавись, сволочь!

В лицо ему били волны горячего воздуха, температура от выстрелов резко подскочила, и Лэй почувствовал, как трещат от жара волосы на голове. Летающая штука опустилась, и Хэван упал на землю, уходя от удара. Откатившись в сторону, он вжался в асфальт около догорающей полицейской машины. Корабль врага царапнул днищем о крышу кара, смял ее и тут же рванулся вверх, набирая высоту.

Из его днища сыпались огненные брызги расплавленного металла, а гул перерос в пронзительный вой. Летающую машину бросало из стороны в сторону, и она, закладывая вираж над площадью, едва не перевернулась.

Лэй приподнялся, встал на колено и вскинул плазматрон к плечу. Едва черная машина притормозила, чтобы восстановить равновесие, он снова спустил курок. На этот раз плазменный шар ударил в нос машины. Она рванулась вверх, прыжком набирая высоту, и Хэван тут же всадил еще один заряд в ее пылающее багровым огнем брюхо. Машина тут же провалилась обратно к самой земле, словно у нее не хватило сил, чтобы взлететь. На этот раз она развернулась носом к Хэвану и с ее помятого носа сорвалась желтая искра. Она просвистела над Лэйваном и с грохотом обрушила стену над входом в участок.

Хэван даже не оглянулся. Поднявшись на ноги, он выпрямился в полный рост и выстрелил снова. Плазменный шар вспорол блестящую броню на носу вражеского корабля, и из дыры выплеснулся фонтан огня. Лэйван сделал шаг вперед и выстрелил еще раз, целясь в то же место. Потом еще. На месте острого носа корабля вспухла огненная вспышка, растеклась багровой волной по броне, прожигая ее, словно кислота.

– Держи! – крикнул Хэван, нажимая на курок. – Нравится?

Корабль врага вздрогнул, словно сбрасывая оцепенение, и рванулся вперед – прямо на своего маленького противника. Лэй успел выстрелить еще раз, а потом прыгнул в сторону. Перекувырнувшись через голову, он упал на землю, откатился подальше. И вовремя – ревущий летающий корабль, летящий над самой землей, чиркнул пылающим брюхом об улицу прямо в том месте, где секунду назад стоял Хэван. Ударившись о землю, летающая штука отскочила от нее и, рассыпая огненные капли, перепрыгнула через горящие полицейские машины. Не удержавшись, она проехала по ступеням лестницы, оставляя за собой глубокую борозду, и с размаха влетела в обломки крыльца. Здание вновь содрогнулось. С фасада посыпались обломки перекрытий, стена, что уже осыпалась, обнажив комнатушки, заходила ходуном, разбрасывая бетонные блоки.

– Сдохни! – завопил Хэван, поднимаясь на ноги и вскидывая плазматрон. – Сдохни, тварь!

Он двинулся к гудящей машине врага, стреляя в ее объятую пламенем корму. Один шаг – один выстрел. Машина попыталась подняться, но лишь вздрогнула пару раз, окончательно разворотив крыльцо. Лэй, выкрикивая проклятия, приближался к ней, всаживая в плавящуюся броню заряд за зарядом. Его глаза застила алая пелена, ругательства слились в нечленораздельный рев. Хэван уже не думал ни о чем, брызгая слюной, он рвался к врагу, расстреливая его в упор. Ему хотелось рвать эту проклятую штуку голыми руками, душить и трясти, пока из нее не посыплются те, кто убил его Линду.

Он даже не сразу понял, что произошло, когда перестал продвигаться вперед. Земля просто ушла из-под ног, и он полетел по воздуху, куда-то назад, удаляясь от поверженного врага. Хэван протестующе заорал, размахивая плазматроном, но тот выдавал лишь глухие щелчки – кончились заряды. Эти звуки неожиданно отрезвили Лэя, и он сунул свободную руку в карман, пытаясь нашарить новую обойму. И только тогда сообразил, что его несут на руках, тащат куда-то спиной вперед.

Запрокинув голову, он увидел окровавленное лицо старика и только тогда вдруг понял, что происходит. Тим и старый сержант. Они, оказывается, уцелели и теперь вдвоем оттаскивали его от почти добитого врага.

– Пустите! – крикнул Хэван. – Эй, отпустите меня, это еще не все…

Но те не обратили на его вопли никакого внимания, лишь рванули еще быстрей, приподняв фальшивого федерала так, что его ноги едва задевали землю. Хэван начал вырываться, бросая отчаянные взгляды на догорающий корабль пришельцев, к которому ему хотелось вернуться. Тот оказался уже далеко – на другой стороне улицы, и эти глупцы уносили Лэя все дальше, не понимая, что он все равно вырвется и вернется, чтобы добить эту гадину… Глядя на оплывший силуэт летающего корабля, объятого пламенем, Хэван внезапно понял, что сейчас произойдет.

– О, черт, – пробормотал он и закрыл глаза.

Он успел, но вспышка была такой яркой, что свет пробился сквозь веки, окрасив их красным. Удар от взрыва был силен – Хэвана словно ударили в грудь молотом. Он взвился в воздух, сбил с ног своих спасителей и покатился по земле – ослепший от вспышки и оглохший от грохота взрыва. Его швырнуло вперед, шмякнуло о стену и прижало к ней. Сверху навалилось чье-то тело, и Лэй отчаянно захрипел от боли в захрустевших ребрах.

Он заметался, пытаясь выбраться, выпустил плазматрон и открыл глаза. На нем лежал Тим. Сержант лежал рядом, у стены здания и его седые волосы почернели от гари и запекшейся крови.

Грохот все не стихал. Хэван осторожно сдвинул в сторону застонавшего Тима, выбрался из-под него и приподнялся. Здание полицейского участка, что осталось на той стороне площади, рушилось. Стены рассыпались как карточный домик, и огромные куски перекрытий падали в озеро огня, растекшееся на месте парковки. На глазах Хэвана пять верхних этажей накренившегося дома тяжело сползли вниз и с грохотом обрушились в пламя, погребая под собой остатки летающей машины. Огонь взвился с новой силой, пробиваясь сквозь камни, а здание продолжало медленно расползаться, расшвыривая свои обломки по площади.

Онемевший Хэван наблюдал за разрушением, тяжело втягивая носом горячий воздух. Наконец все закончилось. От высотного дома остались только развалины в пару этажей. Они были затянуты густой пеленой пыли, сквозь которую пробивались багровые отблески пламени, почти заваленного обломками. В клубах пыли мелькали белые листки бумаги, опускаясь к земле, они вспыхивали от жара и рассыпались черным пеплом.

Застонав, Лэй поднялся на ноги и оперся спиной на стену. Под ногами завозился Тим, бормоча проклятия, но Хэван смотрел на развалины, не в силах отвести от них взгляд. Она осталась там. Линда. Этот дом стал ее могилой, и теперь Хэвану даже не найти ее тела, чтобы похоронить по-человечески.

Он слышал, как кто-то позвал его по имени, но не смог отвести взгляда от дымящихся развалин. Смотрел на них и беззвучно плакал, чувствуя, как слезы щиплют ободранный о камни подбородок. Наконец кто-то положил руку ему на плечо и внутри Лэйвана словно щелкнул выключатель.

– Вот и все, – сказал он.

Глаза закрылись сами собой, и Лэй, не успев ничего почувствовать, провалился в темноту.


Планетарная система Авалон

Пятый сектор, газовый гигант Мерлин

Группировка военного флота

В зал совещания Рэнди отвезли на скоростном подъемнике, который был слишком велик, чтобы называться просто лифтом. Командный корабль, что являлся, в сущности, передвижной укрепленной единицей, впечатлял как снаружи, так и изнутри. Когда Рэндал попал внутрь огромного корабля, ему показалось, что он ступил на неизведанную планету и очутился в центре города в час пик. «Гордость» – а именно так именовался флагманский корабль – не производил впечатления судна. Скорее он походил на военную базу, которую построил маньяк со склонностью к гигантомании. Маршалл, привыкший к скромным размерам помещений «Прыгуна», чувствовал себя здесь неуютно и старался не отставать от провожатого, встретившего его прямо в стыковочном шлюзе. Это был молодой лейтенант, что даже не представился, – просто ухватил гражданского капитана за рукав и потащил за собой.

Рэнди довелось попутешествовать на скоростном внутреннем поезде, паре лифтов, подъемнике и только после этого он попал в штабной район «Гордости». Все вокруг было огромное – от коридоров до настоящих перекрестков. Казалось, корабль проектировали для неизвестной пока расы гигантов. Поэтому Маршалл даже немного удивился, когда лейтенант буквально втолкнул его в зал совещаний, оказавшийся, каким-то чудом, нормальных размеров комнатой. Она напоминала конференц-зал с рядами мягких кресел, что располагались полукругом, а в центре высился большой стол, позади которого виднелся проекционный экран. Вот он как раз был довольно велик и поднимался чуть ли не до потолка.

За столом сидел коротко стриженный военный в форме общевойскового полковника. Он встретил гостя неодобрительным взглядом, и Рэнди поспешил пройти к свободному креслу. Их оказалось довольно мало, лишь первый ряд был заполнен полностью. В зале присутствовало человек двадцать, и Маршалл даже в полутьме рассмотрел, что большинство из них носили знаки отличия капитанов судов. Согнувшись, Рэнди просочился к первым рядам и быстро уселся на свободное место. И лишь потом рассмотрел на другой стороне ряда грузную фигуру Моргана – капитана огромной «Осени». Привстав, Рэндал прикинул, удастся ли пробраться к старому знакомому, но полковник за столом звучно откашлялся, и капитан «Прыгуна» опустился на свое место. Похоже, все дожидались именно его. Он и в самом деле опоздал – «Прыгун», судя по всему, последним прибыл к месту базирования флота.

– Полковник Даниэль Сандерс, – представился военный, обводя взглядом темный зал. – Я возглавляю группу координации действий гражданского флота. Прошу вас настроить свои коммуникаторы на прием.

Рэндал послушно шевельнул пальцами, вызывая блок управления коммуникатором. Оглянувшись, он заметил, как остальные зашевелились, выполняя приказ. Никто не возразил полковнику, не переспросил, в чем дело. Это свидетельствовало о том, что капитаны осознают, насколько плохо идут дела.

– Примите запрос, – продолжал Сандерс. – Ответьте на него личным кодом, когда система попросит идентифицировать себя. Подтвердив свою личность, разрешите установку специального протокола связи. Эта военная схема позволит вам общаться друг с другом и с нами по личным шифрованным каналам.

Рэнди послушно выполнил все операции. Теперь его личная связь будет защищена – настолько, насколько это возможно в данной ситуации. Его сигнал если и перехватят, то уже не расшифруют, во всяком случае, сразу, с налету, как было бы с обычными протоколами связи. С другой стороны, все его переговоры теперь записываются военными.

– Благодарю вас за сотрудничество, – сказал Сандерс, отмечая что-то на экране перед собой. – Теперь можно переходить к брифингу.

– Полковник, – подал кто-то голос из зала. – Пожалуйста, прежде всего, ознакомьте нас со сложившейся ситуацией. Слишком много глупых слухов ходит по палубам.

Из темноты раздалось дружное бормотание, остальные капитаны поддержали смельчака, перебившего заготовленную речь полковника. Сандерс нахмурился, но потом ткнул пальцем в гладкую столешницу, и на огромном проекционном экране за его спиной появилась синяя карта звездной системы Авалон.

– Минуту внимания, пожалуйста, – твердо сказал он, и бормотание в зале стихло. – Прошу выслушать меня и не задавать вопросы, пока я не вернусь к брифингу.

Окинув долгим взором зал и не заметив возражений, полковник положил обе руки на столешницу. Изображение системы на экране расцветилось яркими точками.

– Двадцать четыре часа назад в систему Авалон вторглись неизвестные суда, – сказал Сандерс. – Их точное количество неизвестно, пока мы располагаем оперативными данными только в отношении двух групп по десять единиц в каждой. Это суда неизвестной конструкции. Они появились из гиперпространства, совершив прыжок из не установленной точки, и сразу перешли к активным враждебным действиям. Одну группировку, оставшуюся на краю обитаемой зоны, нашему флоту удалось задержать, другая направилась к Камелоту. Все искусственные объекты нашей инфраструктуры, встретившиеся на пути, враждебный флот уничтожал. Нам удалось ненадолго задержать их продвижение, но, к сожалению, наши потери были слишком велики.

Карта над головой полковника пришла в движение, наглядно иллюстрируя передвижение враждебных судов. Рэнди, которому довелось столкнуться с врагами лицом к лицу, наблюдал яркие линии, тянущиеся сквозь трехмерную проекцию к планете Камелот, со смешанными чувствами. Его никак не покидало ощущение, что все это какая-то глупая игра.

– После того как наш первоначальный удар был отражен, враг перегруппировался, – продолжал полковник. – Одна из групп распалась, и десять кораблей разлетелись по всей системе, отслеживая расположение объектов нашей системной инфраструктуры. По некоторым были нанесены удары. Вторая группа из десяти кораблей атаковала Камелот. Как вы знаете, наш флот был уничтожен. По планете были нанесены несколько орбитальных ударов. Многие жители успели эвакуироваться, но далеко не все. Приходится констатировать, что враждебный флот контролирует нашу центральную планету, а силы обороны Авалона уничтожены на девяносто процентов.

В зале поднялся гул, встревоженные капитаны принялись переговариваться. Многие, похоже, и не


Содержание:
 0  Пожиратели Звезд : Роман Афанасьев  1  Часть I Предприниматель : Роман Афанасьев
 2  вы читаете: Часть II Беженцы : Роман Афанасьев  3  Часть III Пожиратели Звезд : Роман Афанасьев
 4  Эпилог : Роман Афанасьев    



 




sitemap