Фантастика : Космическая фантастика : Эпилог : Роман Афанасьев

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4

вы читаете книгу




Эпилог

Планетарная система Дагора

Четвертый сектор, орбита Дагоры

Орбитальный космопорт Третья Звезда

Медленно бредя сквозь разномастную толпу зала ожидания, Хэван наслаждался этой долгожданной минутой. Неделя выдалась совершенно сумасшедшей, и он был рад, что все волнения скоро останутся позади. Сейчас он сам удивлялся тому, как ему удалось вывернуться из этой вязкой ловушки. В тот момент, когда «Прыгун» причаливал к орбитальному доку после длинного прыжка, Лэй был уверен, что все самое страшное позади. Но когда он увидел толпу встречающих корабль репортеров, он понял – все только начинается.

Их встречали как героев – последний корабль, сбежавший из взорванной системы, спасший защитников форта, принявших на себя удар жестокого врага. Да, новости в этой системе опережали даже звездолеты. Капитана Маршалла чуть не разорвали на части жаждущие подробностей журналисты медиасетей. Досталось и стрелкам, еще не пришедшим в себя после боя. Хэвана тоже пытались ухватить за рукав, но он ловко подставил вместо себя Родерика Пая, и, пока репортеры пытались выбить из него хоть одно слово, Хэвану удалось затеряться в толпе встречающих и благополучно скрыться в ближайшем сортире. Он ускользнул прежде, чем полиция разогнала журналистов и захомутала прибывший экипаж. Неразбериха царила страшная. «Прыгун» ведь был только одним из сотен кораблей, привезших на Дагору тысячи беженцев. Лэй понимал, что ему повезло – все силы таможенников, полиции и пограничного контроля были брошены на наведение порядка в пассажирских портах, наспех переделанных в зоны контроля для беженцев. Им хотелось переписать всех и вся, и тут они застряли. Как ни готовилась Дагора к такому нашествию, навести порядок так и не удалось. И для одинокого мошенника не составило труда ускользнуть на планету с ближайшим пассажирским транспортом.

Все самое интересное началось уже потом, когда Лэй получил доступ к своим счетам и быстро снял номер в самой занюханной гостинице в центре Дагорианских болот. В дело пошла тяжелая артиллерия – военные. Заголовки новостных каналов и мультимедиагазет пестрели броскими фразами о героях недавней войны, которую называли теперь Битвой за Авалон. Тысячи душещипательных историй, сотни трагедий, десятки счастливых объединений разбитых войной семей – все это занимало журналистов лишь в первые дни. А потом началась охота за героями.

Фотографии замелькали на каналах. Много говорили о полковнике Сандерсе, часто вспоминали капитана Маршалла и капитана Моргана. Появились интервью, репортажи, заметки, в ход пошли архивные данные и детские воспоминания друзей нынешних героев. На первых местах, конечно, держались военные дагорианского флота, павшие смертью храбрых при оказании помощи соседу. Федералы тоже красовались на экранах, тряся золочеными эполетами синих мундиров. И вскоре очередь дошла и до федерального агента Лэйвана Хэвана, что в рассказах журналистов превратился в эпического героя, чуть ли не в одиночку задержавшего инопланетное вторжение. Хэван предпочел, чтобы рассказывали о полковнике Белове, но, увы, о нем почти не вспоминали. Зато за Хэваном устроили настоящую охоту – было точно известно, что он прибыл на Дагору, но избегает контактов с прессой. Это только раззадорило массмедиа. Журналисты всех каналов пытались найти его раньше конкурентов и доставили много неприятных моментов Лэю.

Утешало одно – служба федеральной полиции никак не комментировала действия своего мнимого подчиненного. Они отказывались обсуждать даже существование подобного лица. Журналисты решили, что агент Хэван вовсе даже не из федеральной полиции, а скорее агент федеральной безопасности, выполнявший задание. Безопасники вовсе были немы как рыбы, но Лэй не сомневался, что и полиция, и безопасность уже начали искать таинственного агента. Спасала его пока только неразбериха, царившая на Дагоре. Сотни тысяч беженцев, явившихся из соседней системы, – тяжкое испытание для любой бюрократии. Всех найти, переписать, расселить, выдать пособие… Тут не до розыска пропавших, удовлетворить бы требования тех, кто настойчиво колотит в дверь офиса. Но бесконечно долго это продолжаться не могло.

Нервно проглядывая заголовки новостей, Лэй принялся готовиться к отступлению. Он понимал, что отныне Дагора для него закрыта. И Вулкан. А возможно, и система Яхта. Весь сектор потерян, его подвиги тут не скоро еще забудут. Теоретически он не сделал ничего плохого, но стоит федералам только его заметить, как все прошлые дела всплывут на поверхность. А заметить его будет проще простого, толпы жадных до сенсаций журналюг делали за копов всю работу по розыску пропавшего.

Его изображения висели в сети. Крутились на экранах в барах. Демонстрировались на медиастенах небоскребов. И Лэй знал: тот день, когда один из его старых знакомых по бизнесу решит заработать пару монет, – не так уж далек. Спасало его то, что перед поездкой он немного изменил внешность. А тусклый снимок с внутренних камер «Прыгуна», неизвестно как просочившийся в сеть, был настолько расплывчат, что лицо Хэвана больше напоминало рожу утопленника, выловленного в горной реке. Но кто-то из старых коллег мог его узнать. Большинство будет молчать – иначе раскопают и их делишки. А вот назойливая мелочь может попробовать откусить горячий кусок.

Терять Лэйвану было нечего. Счета в банках Дагоры опустели, бизнес пошел к черту под хвост, а о новых операциях даже думать было страшно. Сейчас не лучшее время для новых проектов. Да и, честно говоря, Хэвану совершенно не хотелось работать. Он не мог представить себе, что после всего этого вновь выйдет на тропу войны. Все чаще он вспоминал о детстве, проведенном на удаленной шахтерской планете. Тогда он мечтал, что вырастет, переедет на огромную зеленую планету и построит дом у реки. Будет растить фруктовые деревья, каждый день ловить рыбу и навсегда забудет о лимите на воздух и очищенную питьевую воду. Быть может, настало время осуществить свои мечты?

В клиники Хэван не решался обращаться. Он просто отрастил бородку, выкрасил ее в черный цвет, постригся почти налысо. И пользуясь лишь косметичкой, купленной в ларьке гостиницы, изменил свою внешность. Немного грима, накладки за щеки, чтобы придать им округлость, фильтры в нос, что раздвигают ноздри, новые цветные линзы – и вот уже его не узнать случайному встречному. Хуже было с коммуникатором. Федеральный модуль Лэй отключил, и теперь встречные полицейские видели обычного бизнесмена. С именем пропавшего героя. Ну что ж, однофамильцев на большой планете хватает. Но светиться перед датчиками Лэй не решался, пока не восстановил кое-какие старые контакты. И лишь когда все устроилось, Хэван решился выбраться из норы, в которой провел две недели. Он нанял частника до городских окраин, потом перебрался на такси в маленький городок на севере планеты, оттуда поднялся на шаттле на орбиту на пассажирский накопитель. Оттуда двумя частными рейсами добрался до этого небольшого орбитального порта Три Звезды, где обычно причаливали мелкие грузовички частных перевозчиков и частные же транспортные корабли. Третий сорт – грязно, рискованно, но очень дешево. Не бог весть что, но большего Лэй не мог себе позволить.

Но теперь, смешавшись с толпой в единственном зале ожидания этого порта, Хэван чувствовал себя как нельзя лучше. Никому он не был нужен – ни толпе яхтианцев, спешащих на свой рейс, ни группе дагорианских проповедников, рассматривающих табло с расписанием рейсов, ни сотням других пассажиров, спешившим по своим делам. Даже местные охранники – ленивые и отъевшиеся – не обращали внимания на еще одного пассажира.

Осмелев, Хэван свернул к краю зала ожидания, и, пробравшись на противоположную сторону сквозь пеструю толпу, вышел к одному из баров. Целый ряд подобных заведений тянулся вдоль стены зала, помогая пассажирам скоротать время до своего рейса. Лэйвану тоже нужно было ждать, и он решил, что стопка-другая ему не повредит. Он выбрал обычный маленький бар с длинной стойкой и крохотными столиками, в котором продавали традиционный набор – алкоголь и закуски. Здесь, на орбите, наркотики, стимуляторы, визуализаторы и прочая дребедень не приветствовались.

В зале было пусто, но у стойки толпились скучающие пассажиры, изучавшие экран на стене. Хэван глянул на него с опаской, но там транслировался очередной матч свободного парения с мячом. Новостей вроде не предвиделось, но Лэй на всякий случай ушел в самый конец стойки, туда, где расположился одинокий посетитель, мрачно разглядывающий пустой стакан. Хэван встал рядом, похрустел пачкой наличных, и перед ним тут же появился бармен. Получив стакан синтетического виски, Лэйван отсалютовал своему отражению в витрине, сделал глоток и обернулся к одинокому посетителю, что тоже попытался привлечь внимание бармена.

Лэй подавился дешевым вискарем, и тот чуть не выплеснулся у него через нос. Парень, также бритый и с редкой белесой бородкой, замер – тоже узнал соседа. Хэван медленно поставил стакан на стойку и придвинулся ближе.

– Добрый день, капитан Маршалл, – тихо сказал он, лихорадочно пытаясь придумать подходящую историю. – Увольнительная?

– Вроде того, – отозвался Рэндал, разглядывая своего бывшего пассажира. – Вас и не узнать, агент Хэван. То-то все гадают, куда вы подевались.

– Дела, – небрежно бросил Лэй, многозначительно поиграв стаканом. – Надеюсь, не надо говорить, что этой встречи никогда не было?

– Понимаю, – медленно отозвался Маршалл. – Надеюсь, у вас все в порядке? А то, признаться, мы немного беспокоились, когда вы исчезли.

– Все отлично, – отозвался Хэван, – но лучше не будем об этом. Как у вас дела? Как там «Прыгун»? Вроде в последнее время медиабратия оставила вас в покое? Вижу, вы тоже немного изменили свой имидж, капитан.

– Да уж, – буркнул Рэндал. – Пришлось. Надоело, что каждый в порту так и норовит ухватить за рукав. Но, к счастью, нас сменили другие сенсации. Теперь мы герои вчерашнего дня.

Хэван без труда уловил в словах капитана нотки горечи и с интересом взглянул на собеседника. У него-то что за проблемы? Его должны сейчас на руках носить, причем все, от прессы до начальства. Ордена, награды, премии…

– Неудачный день, капитан? – спросил Лэй, надеясь придать разговору более безопасное направление.

– Знаете, Хэван, – немного помолчав, ответил Маршалл, – у меня ведь больше нет дома. От Авалона и Камелота осталась лишь горстка пыли. У меня ничего не осталось. Хотя я и родился на Дагоре, но давно уже не бывал здесь.

– Понимаю, – поддакнул Лэйван, рассчитывая, что вопросов о его собственных делах больше не последует.

– Они окрестили этот рой Пожирателями Звезд, – сказал капитан. – Старая страшилка, что бродит по всему сектору. Древняя легенда, одна из сотен. Но знаете что? Мне кажется, что это мы – пожиратели. Это не они взорвали Авалон. Это сделал федеральный флот.

– И считают, что сделали обитателям системы одолжение? – спросил Лэй, сообразив, откуда дует ветер.

– Моей системы больше нет, – отозвался капитан. – «Прыгун» стал моим домом. Но на Дагоре большой флот. Конечно, их военные силы почти уничтожены. Но гражданских судов только прибавилось. А уж служба спасения тут целиком в ведении военных, что экономят теперь каждую копейку.

– «Прыгун»? – спросил Лэйван.

– Они сказали, что проще сдать это старье на переплавку, чем ремонтировать обшивку, – мрачно отозвался Маршалл. – Постоянное звание лейтенанта флота, место на большом спасательном корабле класса «ремонтник». Командир второй эвакуационной бригады. Или почетное увольнение с премией. На фоне резко возросшей безработицы на Дагоре, наводненной беженцами.

– Даже так? – Хэван покачал головой.

Он и в самом деле расстроился. «Прыгун», на котором он провел всего несколько часов, запомнился Хэвану. Его маленькая и дружная команда, казалось, составляла с кораблем одно целое. Лэйван не мог не заметить этого. На борту царила удивительная атмосфера семьи. Он понимал, почему капитан называл корабль домом. А теперь, лишив его дома настоящего, военные собирались лишить его и последнего прибежища.

– И что теперь? – спросил Лэй.

– Теперь все будет по-другому, – отозвался капитан Маршалл. – Даже не знаю, с чего начать. Вот, набираюсь храбрости для последнего броска. Боюсь за ребят. Я ведь отвечаю за них. Это меня больше всего беспокоит. Я-то все переживу, а они…

– Ничего, капитан, – тихо сказал Лэйван. – Когда кончается что-то одно, сразу начинается что-то другое.

– Вот это другое меня и пугает до усрачки, – признался Маршалл и вдруг поднялся на ноги, хлопнув стаканом о стойку.

Хэван заметил, как лицо капитана разгладилось. Выражение тревоги и печали пропало, и самозваный агент увидел невозмутимый лик капитана спасательного корабля.

– Все, – объявил Маршалл. – Мне пора. Рад был повидать вас, Хэван. Теперь хоть будем знать, что у вас все в порядке.

– Взаимно, – отозвался Лэй, которому стало немного не по себе. – Только не делайте глупостей, Рэндал. У вас все еще впереди.

– Это точно, – отозвался капитан и вдруг улыбнулся. – Не переживайте за меня, агент. Просто немного погрустил напоследок над рюмкой, попрощался с прошлой жизнью, в которой было много хорошего. На самом деле все не так плохо, как кажется.

– Правильная позиция, – одобрил Хэван. – Руки и ноги на месте, значит, все идет хорошо.

Капитан улыбнулся, хлопнул Лэйвана по плечу и, подмигнув, пошел к двери бара. Лэйван махнул ему вслед свободной рукой, а потом хорошенько приложился к стакану. Да, парню, пожалуй, пришлось несладко. Надо же. А ведь другой бы отдал полжизни за должность на новеньком спасательном корабле, к которой прилагается перспектива служебного роста. Не сам Хэван, конечно, нет. Для него это больше походит на адскую сковороду. Но есть такие служаки, что пойдут на любую подлость ради должности. Но Маршалл, похоже, не из их числа.

Повернувшись к экрану, Хэван принялся мрачно наблюдать за игрой. Больше ему было нечем заняться. Он не хотел углубляться в размышления о смысле жизни и о своей судьбе – как бы он ни старался избежать этого, но первым делом ему вспоминалась Линда. Хэван глотнул виски и постарался сосредоточиться на игре, за которой с напряжением следили остальные посетители бара. Сейчас не время для копания в себе. Это все – потом. Когда он будет далеко от Дагоры да и от всего сектора Вулкана.

Игра продолжалась часа два, и Хэвану удалось даже разобраться в правилах. Последняя схватка у нижних ворот доставила ему массу удовольствия, и он даже пожалел о том, что игра закончена. На экране появилась заставка следующей передачи, и Лэй отвернулся. За это время он успел перекусить холодным яхтианским мясом, съесть пару дагорианских салатов, выпить пару стаканов виски и, по всему выходило, что пора отчаливать. Неизвестно, сколько еще ему придется болтаться по космопорту, а тут, пожалуй, он уже примелькался. Не стоило испытывать судьбу.

Вызов пришел неожиданно, и Хэван, застигнутый врасплох, чуть не подавился хрустящим листом салата. Быстро приняв сигнал, поступивший на комм, Хэван убедился, что это лишь краткое текстовое сообщение – то самое, которое он ждал. В нем было всего несколько слов – пятый док, первый причал.

Этого было достаточно. Расплатившись с официантом, что хмыкнул при виде наличных денег, Хэван забрал с собой недоеденный бутерброд с голубым яхтианским салатом, и поспешил прочь из бара.

Руководствуясь подсказками автоматической карты, что всплывали на линзах коммуникатора, Хэван прошел пассажирский сектор и устремился к докам для грузовых кораблей. Ему даже пришлось воспользоваться электрокаром, чтобы побыстрей попасть на другую сторону космопорта, но он не стал жадничать и заплатил сполна за аренду. Нужно было поторапливаться – старые связи вещь полезная, но опасная. Сейчас ему помогли, нашли для него нелегальный рейс – место незарегистрированного пассажира на грузовом корабле, – но кто знает, что случится в следующий момент. Нужно уносить ноги, пока есть такая возможность.

К грузовым докам Хэван добрался лишь минут через двадцать и сразу же отправился в пятый док. Бредя по бесконечным коридорам, огромным, словно пещеры, Хэван старался выглядеть деловитым и целеустремленным, как поставщик, ищущий корабль для своего груза. Это помогло, никто из охранников не заинтересовался его персоной. Впрочем, тут они ничем не интересовались. А пятый док нашелся довольно быстро.

Он оказался огромным ангаром, в котором мог поместиться пассажирский звездолет. А причалами тут называли огромные трубы, что вели к обшивке порта. Там, снаружи, парковались грузовики, и попасть на них можно было только через круглый белый коридор с автоматическими дверями. Этот ход предназначался для экипажей, и посторонних тут не ждали.

Хэван быстро нашел ворота, помеченные единицей, прошел через двери и устремился по трубе к темному пятну, что являлось входом в корабль. Около него стоял человек, что явно поджидал гостя, и Лэй локтем проверил керамический пистолет за поясом. От ребят, что берут на борт нелегалов, всего можно ожидать.

Он шел быстро, стремясь скорее добраться до корабля. Но чем ближе Лэй подходил к железному пандусу, на котором стоял человек в потертом комбезе звездолетчика, тем все медленней становились его шаги. И перед распахнутом люком, ведущим в трюм корабля, Хэван остановился, пристально глядя на того, кто встречал его у входа.

Капитан Маршалл ответил гостю подозрительным взглядом. Он стоял, скрестив руки на груди, и мрачно взирал на того, кого до сих пор считал агентом федеральной полиции.

– Лейтенант Маршалл? – спросил наконец Лэйван, вложив в свои слова максимум сарказма.

– Агент Хэван? – отозвался капитан.

– А что же случилось с должностью на новеньком сверкающем корабле? – поинтересовался Хэван, локтем нащупывая рукоятку пистолета за поясом.

– Она отправилась в задницу того жирного борова, что предложил переплавить «Прыгуна», – отозвался Рэндал.

– Понятно, – протянул Хэван. – Значит, это и есть будущее, которого вы так страшились пару часов назад?

– Оно и есть, – буркнул Маршалл. – Страшновато, знаете ли, начинать с нуля новое дело.

– Особенно такое, как нелегальная перевозка пассажиров, – кивнул Хэван, проклиная себя за тупость. – Так, значит, почетная отставка?

– Выплата за выслугу, наградные экипажа плюс компенсация за участие в боевых действиях, – отозвался капитан, настороженно следя за руками собеседника. – Как раз хватило, чтобы выкупить списанный хлам вроде ремонтного корабля и немного его заправить.

– Что ж ты мне сразу не сказал, чудила, – ласково сказал Лэйван, убирая руки от пояса.

– И что мне надо было сказать федеральному агенту, – произнес Маршалл. – Что я собираюсь заняться нелегальным извозом?

Внезапно в его глазах появилось новое выражение, больше всего напоминавшее удивление, и Рэндал прищурился.

– Это внезапное исчезновение, – протянул он. – И такое же внезапное появление…

Хэвану хватило совести немного смутиться. Он нахмурился, шагнул на пандус и встал рядом с капитаном «Прыгуна», что беззастенчиво разглядывал своего гостя.

– Почетная отставка? – ехидно осведомился Рэндал. – Или…

– Или, – буркнул Хэван. – И вот что, Маршалл. Если вы хотите достичь успеха в своем новом бизнесе, учитесь не задавать лишних вопросов.

Рэндал внезапно ухмыльнулся и расплылся в широкой улыбке. Хэван знал, что капитан не дурак и уже сообразил, почему так называемый агент Хэван постарался поскорее смыться от журналистов.

– Я – Рэнди, – представился капитан и протянул руку Хэвану. – И как мне теперь вас называть?

– Лэйван, – отозвался тот, пожимая протянутую руку. – Можно просто Лэй.

– Добро пожаловать на борт, Лэй, – объявил капитан «Прыгуна», отступая в сторону и широким жестом приглашая гостя войти в трюм. – Не сомневайся, теперь все будет хорошо. Верь мне.

Он сказал это по-доброму, так искренне, что прожженный лжец и мошенник Лэйван Хэван – поверил. И смело шагнул в темный проем трюма, чтобы начать новую страницу своей жизни.


Содержание:
 0  Пожиратели Звезд : Роман Афанасьев  1  Часть I Предприниматель : Роман Афанасьев
 2  Часть II Беженцы : Роман Афанасьев  3  Часть III Пожиратели Звезд : Роман Афанасьев
 4  вы читаете: Эпилог : Роман Афанасьев    



 




sitemap