Фантастика : Космическая фантастика : 8 : Валерий Афанасьев

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  49  50  51  52  54  56  58  60  62  63  64

вы читаете книгу




8


— Как Вы могли меня не разбудить?! Такой случай, такой…! А я все пропустила.

— И что Вы так расстраиваетесь, профессор? Иржи просто позаботился о Вашем здоровье. Мы все Вам расскажем. Подробно, со всеми деталями.

— А лурианцы?

— А что лурианцы? Можете пройти в кают-компанию и пообщаться с ними сколько Вам угодно.

Профессор Зелинская немного утихла. Это правда, она многое пропустила, но пообщаться с лурианцами очень даже может.

— Как я буду общаться с ними? — наконец сказала она более спокойно, — они не слишком-то настроены на разговоры.

— Вот видите, — парировал Кэп, — так что же Вы хотите?

— Ну, ладно, — наконец согласилась профессор, выпустив пар, — но обещайте, что расскажете мне все подробно.

— Обязательно. Да там и рассказывать, в общем, не чего. Вполне штатная ситуация.

— Штатная, Вы говорите?! — профессор чуть не закипела по-новой.

— Пусть не совсем штатная, — согласился Кэп, — но что же здесь такого? Ладно-ладно, мы все Вам подробно перескажем.

Кэп сильно преувеличил. Или приуменьшил — с какой стороны посмотреть. Ситуация была далеко не штатная. Более того, ситуация была из ряда вон выходящая. Некоторым образом не имеющая до сих пор аналогов.

А было все так: «Легас» двигался вдоль границы зоны ответственности лурианцев, номинально оставаясь на территории, принадлежащей людям. Правда, в космосе нет четких границ с пограничными столбами и разметкой территории.

На вахте находились Кэп и Иржи. Трофимыч и Вячеслав отдыхали, располагаясь в своих каютах. Нике доктор прописал длительный электросон для восстановления сил. Она пришла в себя совсем недавно и была еще слаба. Из лазарета Иржи ее выпустил, а вот за тем, чтобы она отдыхала, следил строго.

— Обнаружен стабильный повторяющийся сигнал ближнего радиуса действия, — проинформировал о нештатной ситуации корабельный компьютер.

А как все было спокойно. Шли себе крейсерским ходом, и через неделю собирались прибыть на Дидру. А здесь такая неожиданная новость.

— Как далеко расположен источник? — уточнил Кэп.

— Судя по мощности сигнала, не далее чем в пяти часах нашего крейсерского хода. Сигнал сильно затухающий, — пояснил центральный компьютер.

— Направление вглубь территории лурианцев, — прокомментировал полученные данные Кэп, сверившись с показанием локаторов, и задумчиво почесал голову.

— А что за сигнал? — спросил Иржи.

— Я, к сожалению, такого не знаю, — отозвался Кэп.

— Сигнал повторяющийся, должно быть, из разряда стандартных, — сообщил корабельный компьютер.

— И что он означает?

— Стандартные сигналы лурианцев не содержатся в моей памяти.

— Что за бардак, — возмутился Кэп, — у нашего компьютера имеется масса сведений, большинство из которых никогда не понадобятся, а значение стандартных сигналов лурианцев в память не занесено.

— Может, это просто радиомаяк? — предположил Иржи.

— Все может быть. Придется звать ребят, может они что подскажут. Вот что, Иржи, прогуляйся до их кают, и если они не спят, позови в рубку.

Будить друзей срочным вызовом не хотелось. Но установить назначение сигнала было желательно.

— Хорошо, пойду, посмотрю, — согласился доктор, — и если они не спят, позову в рубку.

Вячеслав спал. Заглянув к нему, Иржи не стал его будить (это он всегда успеет), а пока решил заглянуть к механику. Трофимыч еще не заснул, решив полистать перед сном справочник.

— Старина, ты не слишком занят? — спросил с порога Иржи.

— Смотря по сравнению с чем. А что собственно случилось?

— Вот это мы тоже хотели бы знать. Как ты смотришь на то, чтобы заглянуть в рубку?

Трофимыч удивленно хмыкнул. Дело было странное. С чего вдруг Иржи пришел звать его лично? Если случилось что-то экстренное, то почему не вызвали по громкой связи? Как-то это все необычно.

— Сейчас приду, — отозвался Трофимыч. Пойти и посмотреть гораздо информативнее, чем гадать или спрашивать.

Трофимыч появился в рубке почти следом за Иржи. Вячеслава решили пока не беспокоить, оставив этот вариант на крайний случай.

— Садись, старина, — предложил капитан, — ты случайно не знаешь, что это за сигнал?

Кэп включил динамики, монотонный повторяющийся звук заполнил рубку.

— А что, разве центральный компьютер вам не рассказал?

— Представь себе, нет. Это, конечно, большое упущение и надо будет его при случае исправить. Он совершенно не знает стандартных лурианских сигналов. Или это не лурианский сигнал? Мы так решили лишь потому, что он идет с территории лурианцев. Может это сигнал воргов?

— Да нет, это действительно лурианский сигнал. Причем, из самых распространенных. Это сигнал бедствия.

— Старина, ты нас удивил. Откуда ты это знаешь?

— Все, что касается техники, мое хобби. А сигналы? В общем, это не секрет для того, кто очень хочет знать. Я признаться, удивлен, почему до сих пор их не сделали обязательными для архивов земных кораблей. Надо будет поднять этот вопрос, когда вернемся на базу.

— Обязательно, старина. Но это когда вернемся. А вот что нам делать сейчас?

Да, вопрос непростой. Неизвестный корабль просил о помощи. Причем, находился он на территории лурианцев.

— А может, предоставим лурианский корабль спасать лурианцам? — предположил Иржи.

— Они могут и не услышать. Должно быть, у тех, кто подает сигнал, поврежден передатчик. Фактически мы находимся на границе слышимости. Подойдет ли к ним так близко еще какой-нибудь корабль, неизвестно.

— Да, но идти на территорию лурианцев….

— И топлива у нас в обрез, — высказал сомнение Трофимыч, — если делать крюк, может и не хватить, чтобы потом дойти до базы. Наверняка не хватит.

— И что вы предлагаете? — спросил Кэп.

Тяжелая тишина повисла в рубке. С одной стороны, все складывалось за то, чтобы следовать своим курсом. Но не придти на помощь кораблю, терпящему бедствие…. Позор на всю оставшуюся жизнь. Космические дороги пустынны, и встретиться там двум кораблям — большая редкость. Пусть не свой корабль, пусть лурианский, но оставить его на верную гибель в космической пустоте? Нет, это совершенно невозможно.

— Надо сворачивать, — тяжело вздохнув, сказал Трофимыч.

Иржи вздохнул не менее тяжело.

— А ты что скажешь, Иржи? — спросил Кэп.

— Как бы я хотел сказать, «Полетели дальше», но у меня просто язык не повернется. Ничего не поделаешь, надо сворачивать. Если люди бороздящие космос перестанут приходить на помощь кораблям, терпящим бедствие, то нам в космосе просто нечего делать.

— Я не сомневался в вашем ответе. Итак, идем на сигнал бедствия, и будь что будет.

Кэп установил новый курс и прибавил мощность двигателей, корабль перешел с крейсерской скорости на полную. «Легас» на полном ходу устремился к неизвестному кораблю, терпящему бедствие.


Сигнал по мере продвижения становился все более устойчивым. Исходил он, видимо, не их пустоты, а из планетной системы близлежащей звезды. Трофимыч несколько раз пытался установить связь с теми, кто подавал сигнал бедствия — безрезультатно. Ответа не приходило. То ли они не слышали, то ли их передатчик мог работать только в аварийном режиме.

Постепенно источник сигнала становился все более явным. Сигнал бедствия исходил с естественного спутника наибольшей из планет этой системы. Спутник тоже был немаленький, раза в полтора больше Луны.

— Это что же, сигнал бедствия подает не корабль, а база? — удивленно спросил Вячеслав. За прошедшее время он успел присоединиться к числу бодрствующих, и теперь экипаж «Легаса» находился в рубке в полном составе. Кроме пассажира. Ника продолжала себе преспокойно спать в своей каюте. Положенный ей по графику сон был в самом разгаре.

— Как бы то ни было, надо выяснить все до конца, — решил Кэп. — Пеленгуем источник сигнала и садимся километрах в ста от него. Лучше проявим осторожность и попробуем добраться до тех, кто подает сигнал на катере или вездеходе.

— Поверхность ровная, вездеход вполне подойдет, — сообщил Трофимыч.

— Вот только осталось определиться с тем, кто примет участие в спасательной экспедиции.

— С этим все просто, — сказал Кэп, — поедем Трофимыч и я.

— Почему вы? — возмутился Иржи. — Дело ли капитана самому соваться в такое опасное мероприятие?

— Вячеслав у нас навигатор, а у тебя Иржи, если ты не забыл, в лазарете до сих пор пациент. И вполне вероятно, работы тебе еще прибавится. Трофимыч поведет вездеход, с этим никто лучше его не справится.

— Да, старина, подумай, что из самого необходимого нам взять с собой, — добавил Кэп.

Трофимыч согласился без возражений. Действительно, кому управлять наземным транспортом, как ни ему.


Вездеход бежал резво, оставляя за собой километры и поднимая с поверхности, на которую никогда не ступала нога человека, (по крайней мере, сведений об этом не имелось) облако пыли. Трофимыч был рад после длительного полета прокатиться по твердой почве, а то когда еще придется, и держал довольно приличную скорость. Ровная поверхность это позволяла. К тому же пониженная гравитация и огромные колеса низкого давления. Машина шла почти без тряски. Кабина вездехода располагалась, возвышаясь над восемью двухметровыми колесами, каждое из которых имело независимую подвеску и свой собственный привод. Очень удобно. Такая конструкция позволяла преодолевать камни и трещины до метра размером, не особенно об этом беспокоясь. Препятствия же размером до полуметра вездеход преодолевал с ходу, почти не замечая их. Двухметровый дорожный просвет был тоже очень кстати. Конечно, с реактивным катером не сравнишь. Но вездеход перед катером имел один большой плюс — он передвигался на электротяге и зарядить его аккумуляторы было можно, находясь и на базе, и в дальнем походе. А вот топливом для катера можно разжиться лишь на Земле или на крупной базе. Так что в некоторых случаях вездеход был предпочтительнее, особенно если местность позволяла его использовать.

Местность постепенно повышалась. Начали попадаться скалы, пока относительно небольшие и редкие. Трофимычу приходилось маневрировать, выбирая дорогу ровнее.

— Кэп, ответьте, — молвила рация вездехода голосом Вячеслава.

— Что случилось?

— У нас все в порядке. А как у вас дела? Пока не добрались до места?

— Пока нет, но, видимо, уже скоро. На горизонте скалы, судя по всему, сигнал идет оттуда.

— Если что, то мы с Иржи готовы вылететь на помощь.

— Знаю, спасибо. Вот только оставлять «Легас без присмотра совсем не хочется. Да и необходимости в этом пока нет.

— Ладно, если что, мы будем на связи.

— Беспокоятся ребята, — сказал Кэп Трофимычу, отключив рацию.

— Понятное дело. Я бы на их месте тоже беспокоился.

Меж тем скалы подросли, и вездеход уже катился по пока еще широкому, но постепенно сужающемуся ущелью. Пеленг на источник сигнала уверенно показывал его местонахождение. Трофимыч неожиданно затормозил.

— Все, мы приехали. Источник сигнала за следующим поворотом.

— И что же ты остановился, старина?

— Хочу для начала кое-что проверить.

Трофимыч открыл грузовой шлюз вездехода, горный робот выбрался на грунт и резво побежал по ущелью. Секунд через пятнадцать он скрыдся за поворотом.

— Вполне разумная предосторожность, — согласился Кэп.

Как показали дальнейшие события, предосторожность была более чем разумная. Через несколько секунд отблеск яркой вспышки осветил стены ущелья, и связь с горным роботом исчезла.

— Ну, ничего себе! — впоследствии Кэп с Трофимычем спорили, кто из них сказал эту фразу первым.

— Кэп! Кэп! Трофимыч! Отзовитесь! — голос Вячеслава был полон беспокойства.

— Все нормально. Это взорвался наш горный робот. Или его подстрелили.

— И это вы называете нормально. Немедленно убирайтесь оттуда. Не иначе, как это засада.

— Не паникуй, Слава. На засаду это совеем не похоже. В противном случае робота как раз пропустили бы, а стреляли по нам.

Вполне резонно. На засаду это похоже не было. А вот на что?

— Что вы собираетесь делать?

— Надо подумать.

Трофимыч включил заднюю передачу и медленно повел вездеход в обратном направлении. Отъехав метров двести от поворота, он остановился. Всегда лучше иметь пространство для маневра. За годы, проведенные в дальней косморазведке, случалось много разного. Правда, в роботов, принадлежащих «Легасу» пока не стреляли.

— Трофимыч, ты что думаешь? На что это все похоже?

— Это все похоже на панику. Похоже, что те, кто засел в ущелье, сильно напуганы. Вот и палят, во что придется, или мин набросали, что, впрочем, маловероятно.

— Вот это вполне возможно. Я имею в виду, то, что палят с перепуга. Увидели робота незнакомой модели, вот и пальнули, — согласился Кэп.

— Наверняка. А нам что теперь делать?

— А может, ну их, не хотят, чтобы их спасали и не надо, — предложили с «Легаса».

— Нет уж. Хотят, не хотят, а надо это дело прояснить до конца.

— Мы свернули с курса, сожгли драгоценное топливо, а они, видите ли, не хотят спасаться, — возмутился Трофимыч.

— В общем, мы остаемся на месте, и разрабатываем план дальнейших действий, — подвел итог Кэп.

Трофимыч попробовал вызвать тех, кто скрывался за поворотом по рации, используя разные диапазоны. Безответно. Судя по всему, его просто не слышали.

— Надо послать парламентера, — предложил Иржи.

Мысль, в общем-то, здравая, с чем все согласились. А вот дальше….

— Как же его послать, если там сразу стреляют?

— Надо сделать так, чтобы сразу было понятно — это парламентер, — продолжил свою мысль Иржи.

— И как это сделать? У кого есть предложения? — поинтересовался капитан.

Думали недолго. Первым отозвался Вячеслав.

— Давайте напишем плакат и отправим с ним самого маленького и безобидного робота.

— Хороший план. Вот только кто писать будет? И на чем? — засомневался Кэп. — Прошу заметить, что писать требуется по луриански. Да, кстати, а лурианская письменность есть в памяти нашего центрального компьютера? Или только устный язык?

— Имеются все необходимые для перевода данные, как в устной, так и в письменной форме, — центральный компьютер решил ответить на этот вопрос сам.

— Уже хорошо. Что ж, тогда остается придумать текст и перевести его.

Текст послания придумали быстро. Так же быстро отобразили его на листе облицовочного пластика, который Трофимыч ворча открутил от внутренней обшивки вездехода. Точнее русскоязычный вариант текста. После короткого совещания послание решили изобразить на двух языках — на русском и соответственно на лурианском. Так сказать, чтобы отразить интернациональность.

Русский тест гласил следующее. «Экипаж космического разведчика «Легас», порт приписки — Земля, предлагает помощь в проведении спасательных работ».

— Ну вот, теперь следует изобразить то же самое по-луриански. Трофимыч, ты как, в каллиграфии силен?

Вся сложность состояла в том, что надпись на лурианском следовало изобразить вручную. Нет, центральный компьютер «Легаса», конечно, выведет ее на экран вездехода, и посмотреть, как она должна выглядеть, можно. А вот перерисовать на пластик ее предстояло вручную. Не было в вездеходе устройства, отображающего графическую информацию на плоскости.

— Если из-за моего неразборчивого почерка сорвутся международные переговоры, я не виноват, — ворчал Трофимыч, перерисовывая изображение с экрана на лист пластика, призванный служить транспарантом.

— Зато ты войдешь в историю, как первый человек, написавший что-либо по-луриански, — провозгласил Вячеслав.

— Ага, я с удовольствием передал бы это право тебе, — парировал механик. — Ну вот, вроде бы получилось.

Посмотрев на надпись, все признали ее подходящей. Даже центральный компьютер «Легаса» одобрил, провозгласив свой вердикт, — совпадение 90 %.

— Все, отправляем парламентера, — решил капитан.

В качестве парламентера должен был выступить робот, предназначенный для разбора завалов — небольшое шасси на мягких гусеницах, с установленным на нем гидравлическим манипулятором. Наверное, это единственный случай в истории, когда ему приходилось выступать в такой необычной роли. В общем-то, выбор был небольшой, или этот робот, или робот-сварщик. Лишь эти двое оставались в грузовом трюме вездехода после взрыва горного робота. На «Легасе» осталось еще полтора десятка роботов разного назначения, но возвращаться на корабль не стали.

Робот зажал в лапе манипулятора импровизированный транспарант и, мягко скатившись на грунт, отправился на малом ходу за поворот ущелья, где он должен был притормозить, после чего следовать далее, делая краткие остановки и размахивая транспарантом через каждые пару десятков метров.


Секунды тянулись, складываясь в минуты, заставляя тревожно замереть как сидящих в вездеходе Кэпа и Трофимыча, так и наблюдающих за ними из рубки «Легаса» Вячеслава и Иржи. Пока все было тихо. Робот понемногу продвигался вперед, передавая с установленной на нем камеры картинку ущелья. Впереди был каменный завал, за которым громадой возвышалось нечто большое и металлическое.

Все-таки корабль. Размером не меньше «Легаса». При любви лурианцев ко всему большому, можно сказать — относительно невелик. Меньше большинства их кораблей. Как он попал в это ущелье? В месте его расположения ущелье сужалось до такой степени, что корабль был буквально зажат окружающими скалами. Так посадку не совершают, так падают. Вряд ли корабль сможет взлететь самостоятельно, даже в случае его исправности. Плавные обводы той части корпуса, которая была виден из-за скал, выдали его принадлежность к космофлоту лурианцев. Это могло бы рассеять все сомнения в принадлежности корабля, если бы они оставались. Нелюбовь лурианцев к острым углам была очевидна и распространялась на многие вещи. В том числе и на корпуса космических кораблей. Конструкция вполне элегантная, остальное — дело вкуса.

— Это как же их сюда занесло? — спросил Трофимыч, задумчиво почесав затылок.

Да, явно, что это была не запланированная посадка, а аварийная. От приближающегося корабля не поступало никаких сигналов, признаков жизни он не подавал.

— Интересно, а есть ли на нем кто живой? — поинтересовался Иржи. Картинку с камер робота несущего транспарант в рубке «Легаса» принимали так же ясно, как и в кабине вездехода.

— Должен быть, — отозвался Кэп, — кто-то подстрелил нашего горного робота. Я не думаю, что это была мина, или автоматический лазер. Отправляя сигнал тревоги, таких сюрпризов обычно не готовят.

Робот, разборщик завалов, миновал оплавленные обломки — все, что осталось от горного робота.

— Хорошая была машина, надежная, — вздохнул Трофимыч.

Это правда — напоминающие внешним видом паука горные роботы были верными помощниками людей при работе в трудных условиях. Неприхотливые многофункциональные машины с просто потрясающей проходимостью.

— Не вздыхай, старина. Если бы мы не отправили его вперед, еще неизвестно, как бы повернулись события. Как бы отреагировали лурианцы, увидев вездеход не их конструкции? Похоже, они ждали своих, а здесь мы без всякого предупреждения. За то, что ты догадался пустить вперед робота, прими мое личное спасибо.

Робот прошел почти две трети расстояния, когда из-за валуна показалась фигура — вполне человеческая. Или лурианская. С такого расстояния различий не разобрать. Тем более что не так уж они и велики.

На плече у лурианца располагалось объемное устройство, в котором Трофимыч безошибочно опознал стационарный лазер. Вообще-то не приспособленный для переноски вручную.

— Вот из этой штуки он и долбанул по нашему роботу. Тяжела машинка, если бы не пониженная гравитация, вряд ли он смог бы управиться с ней один.

В голосе Трофимыча прозвучало невольное уважение к тому, как быстро неизвестный стрелок приспособился к пониженной гравитации, позволяющей использовать агрегат, который на планете был бы неподъемным.

Стрелок огляделся и демонстративно положил лазер на валун, поднял вверх руки и, повернувшись вокруг, дал себя осмотреть со всех сторон.

— Показывает, что у него больше нет оружия, — прокомментировал Кэп.

Возражать никто не стал. Намерения лурианца были понятны без слов.

Завершив демонстрацию своей безоружности, лурианец неторопливым шагом двинулся навстречу спасателям.

Робот-кран остановился. Подождав, пока лурианец поравняется с ним, он медленно покатился обратно к вездеходу.

— Ну, все, готовимся к приему гостя, — сказал Кэп, — минут через десять-пятнадцать он будет у нас.

— А как мы с ним объясняться будем? — спросил Трофимыч. — У миссии, прибывающей на земле, имелись логи-переводчики. А у этого лурианца переводчика может и не оказаться. Вряд ли он готовился к разговору с нами. Из нас лурианский тоже никто не знает.

— Никто из людей, — вмешался в разговор центральный компьютер «Легаса»

— Слава, не знаешь, кто программировал наш корабельный компьютер? — удивленно поинтересовался Кэп. — Слишком он сообразителен и к тому же инициативен.

— Тайна эта велика, — отозвался программист, — я, конечно, добавлял к нему несколько логических блоков….

— Вот об этом расскажи поподробнее. Потом, когда у нас будет свободное время. А переводить, придется нашему центральному компьютеру, раз уж так сложилось.

Тем временем робот-кран показался из-за поворота, сопровождаемый лурианцем, и Трофимыч двинул вездеход на малом ходу навстречу.

Остановившись от гостя шагах в двадцати, Трофимыч открыл люк грузового шлюза и выдвинул трап. Робот привычно вскарабкался в шлюз, лурианец последовал за ним. Один раз, приняв решение доверять, пришедшим на помощь, он не стал раздумывать. Впрочем, выбор у него был невелик. Переходной шлюз с шипением наполнился воздухом, и дверь в грузовой отсек вездехода открылась. Лурианец прошел вслед за роботом-краном и остановился, ожидая дальнейших действий хозяев вездехода.

— Пойду, пообщаюсь с собратом по разуму, — сказал Кэп, — Трофимыч, побудь на всякий случай в кабине.

— Думаешь, он опасен? — удивился механик.

— Как раз думаю, что нет. Только думы думами, а подстраховаться все равно не помешает.

Кэп открыл дверь между водительской кабиной и грузовым отсеком и вышел навстречу гостю. Стекло шлема на скафандре он демонстративно поднял и, обведя пространство рукой, дал понять, что гость может последовать его примеру. Воздух в грузовом трюме был вполне пригоден для дыхания.


Гость оказался не робкого десятка. Предложением он воспользовался без промедления, откинув стекло шлема, вздохнул полной грудью и невольно закашлял. Земной воздух был вполне пригоден для дыхания лурианцев, хотя немного и отличался по составу.

— Мы рады приветствовать Вас на борту нашего вездехода, — проговорил Кэп.

Гость внимательно прислушался к речи и с облегчением услышал раздавшийся через пару секунд из динамиков трюма перевод. Похоже, лога-переводчика у лурианца, действительно, не было.

— Прошу принять мои извинения, — раздавшаяся из динамиков речь следовала за словами лурианца с секундным перерывом. Почти синхронный перевод.

— Вашего робота мы уничтожили по досадной случайности, — продолжил лурианец, — когда я расскажу вам о том, что с нами случилось, надеюсь, вы поймете и не будете таить на нас обиду. Потерю робота мы компенсируем при первой же возможности. Я знаю, что не должен был стрелять прежде, чем опознаю изделие. Поступок этот будет тяжким грузом висеть на моей совести.

Кэп откинул сидения и столик от стены и предложил гостю присесть.

— Для начала я хотел бы спросить, требуется ли вам безотлагательная помощь, или мы можем спокойно поговорить?

— На нашем корабле остались двое из членов экипажа, один из них ранен, к счастью, неопасно. Медицинская аппаратура еще протянет часов пять, раненому это пойдет только на пользу, так что можно не спешить и поговорить спокойно. Я хотел бы объяснить, как произошло такое недоразумение.

— Я Вас понимаю. Расскажите кратко, что случилось, а потом мы вместе подумаем, как быть дальше.

Лурианец выглядел немного виноватым из-за подбитого робота.

— Хорошо. Разрешите для начала представиться. Капитан Аеши Нурс, четвертый уровень допустимой деструкции. Наш корабль занимается, — лурианец закашлялся и поправил себя, — теперь, наверное, можно сказать занимался, установкой и обслуживанием навигационных маяков на стандартных трассах. Работа нужная, порой немного монотонная, но мы не жаловались. Вы же знаете, насколько легче двигаться по размеченным трасам.

Еще бы Кэпу не знать. Он сам не один год проработал на близлежащих к Земле накатанных линиях, прежде чем податься в дальнюю косморазведку. Когда движение на линии оживленное, кто-то движется попутно, кто-то навстречу, навигационные маяки бывают очень полезны. Выполняют они назначение, чем-то схожее с тем, что когда-то выполняли светофоры при движении наземного транспорта. Позволяют получить лучшую привязку к местности и другим движущимся кораблям.

— На седьмой планете этой системы в следующем году собираются начать разработку полезных ископаемых, — продолжил рассказ лурианец, — и мы должны были разметить трассу для транспортников. Обычная работа. Но в этот раз все пошло не так. Мы сняли характеристики системы и уже составили схему транспортного потока, когда в системе появился корабль. Необычный корабль — чужой. Ранее мы с такими не встречались. На запросы корабль не отвечал. Мы пробовали выйти с ним на связь различными способами — безрезультатно.

Рассказ о необычном корабле навел Кэпа на неожиданную мысль.

— Слава, найди картинку корабля наших недавних недобрых знакомых и выведи изображение к нам на экран.

— Сейчас, сделаю, — отозвался Вячеслав.

Через пару секунд на экране вездехода появилось изображение корабля воргов.

Лурианец непонимающе оглянулся. Корабль был именно тот, о котором он говорил, или точно такой же.

— Вы знаете, кто это?! — с тревогой спросил он. — На ваши корабли он не похож. Или все-таки…?

— Нет-нет, успокойтесь, это корабль не людей. Просто нам довелось повстречаться с этим скитальцем. И если я правильно представляю дальнейшие события — вы были атакованы без всякого предупреждения?

— Так и было. Если вы знаете коварные привычки неизвестных, я рад, что вы смогли уцелеть.

— Просто повезло. Наш противник очень хотел нас догнать и не справился с маневрами в астероидном поле.

О том, что кораблей воргов было три, Кэп решил пока умолчать, как и о гравитационном генераторе, с помощью которого собственно и удалось сбить пришельцев. Не его это секрет — устройство генератора. Не ему его и разглашать. Что удивило Кэпа — корабль, напавший на лурианцев, был один, а они встретились сразу с тремя, но вряд ли лурианцы могли помочь разобраться с этим противоречием.

— Прошу Вас, продолжайте, — предложил Кэп.

— Продолжение будет недлинное. Как Вы и предположили, неизвестный корабль атаковал нас, выпустил несколько ракет и дал залп лазерами. Мы сбросили все, что могло сбить с курса ракеты, но этого оказалось мало. Наш корабль уцелел, но получил сильные повреждения. Противометеоритная пушка оказалась разбита, главные двигатели повреждены, масса мелких поломок и неисправностей. К счастью, мы не потеряли полностью ход и маневренность. А вот достойно ответить агрессорам не смогли — наш главный лазер был разбит, а больше на внешней подвеске у нас нет ничего на такой случай. Наш корабль не военный.

— Не знаю, огорчу я Вас или обрадую, только лазер вам в данной ситуации не помог бы. Не берет их лазер — проверено.

Лурианец посмотрел немного недоверчиво, но возражать не стал. Корабль говорящих с ним людей пришел в эту систему своим ходом, а это говорило о многом.

— Простите, я опять Вас перебил.

— Нет-нет, то, что Вы говорите очень ценно.

— Чуть позже я расскажу Вам то, что могу рассказать по этому поводу, — пообещал Кэп.

Лурианец понимающе кивнул. Он сам был капитаном и имел понятие о дисциплине. Другой капитан обещает поделиться с ним сведениями в том объеме, в котором сочтет это возможным. Он поступил бы так же.

— Мы снарядили катер бочками с порошковой краской, — продолжил рассказ лурианский капитан, — отогнали его от корабля и взорвали. Помеха выдалась славная. Под этой завесой нам и удалось добраться до спутника наибольшей планеты системы, где мы сейчас находимся. Мы посадили корабль в это ущелье. Скорее всего, здесь он и найдет свое последнее упокоение, больше ему не подняться. Корабль агрессоров поплутал немного по системе и ушел курсом, — лурианец назвал координаты, примерно совпадающие с тем направлением, от которого двигался «Легас». Корабль, атаковавший лурианцев, вполне мог быть одним из тех, что позже повстречался землянам. Только почему их было три? Объединился с двумя другими или это все-таки были другие корабли? Непонятно.

— Главный передатчик был поврежден, пришлось задействовать передатчик бакена, — продолжал рассказ лурианец, — он совсем не мощный, но это давало хоть какую-то надежду. В этом районе не должно было появиться в ближайшее время ни одного нашего корабля, но надежда — она всегда остается. И конечно, мы никак не ждали спасательной экспедиции людей. Поэтому так и получилось — увидев вашего робота, я подумал, что он принадлежит тем, кто нас сбил. О чем искренне сожалею и готов по возвращении на Луриан понести заслуженное покаяние.

— Считайте, что мы забыли про это досадное происшествие. Что уж так каяться-то? Ситуация неприятная, но все обошлось малыми потерями.

Робота было жаль, но лурианец так сокрушался о его уничтожении….

— Я благодарен за ваше благородство, но забыть такое не смогу, пока не сочту свой уровень повышенным в достаточной мере. А до той поры я буду чувствовать себя виноватым, — ответил Аеши.

— Да не надо нам совершенно, чтобы Вы раскаивались.

— Это нужно мне. Если хотите — это вопрос самоуважения.

Как непросто все с этими лурианцами. У каждого свои обычаи, бывает, оказывается, и такой подход. Правильно это или нет? Сложно сказать. Если сравнить с тем, что некоторые, натворив дел куда более серьезных, вовсе не чувствовали никакого раскаяния…. А было бы совсем неплохо иметь готовность отвечать перед своей совестью за свои поступки. Это качество, достойное уважения. Вот только как-то оно у лурианцев слишком. Или не слишком? Где здесь вообще мера? Трудно разобраться в чужом укладе и образе жизни, в своем-то иногда непросто.


Аеши Нурс молчал, ожидая ответа людей. Что здесь было сказать? Как Кэп и предполагал, все, случившееся с горным роботом, оказалось досадной случайностью. Спасательную экспедицию надо было продолжать, прилетели они сюда именно за этим.

— Ваш корабль можно починить? Мы поможем всеми доступными средствами, — поинтересовался Кэп.

— Боюсь, что это невозможно. Ни наших, ни ваших технических возможностей здесь недостаточно. Повреждения слишком велики, к тому же корабль прочно заклинило между скалами.

— В таком случае я предлагаю Вам воспользоваться нашим гостеприимством и перейти на наш корабль. Мы находимся не в слишком завидном положении, но корабль исправен и место для вас найдется. Придется потесниться, так что большого комфорта не обещаю, но буду рад видеть вас на борту. Возьмите с собой самое необходимое — то, что влезет в грузовой отсек вездехода. Наши трюмы заполнены, к сожалению, много груза мы взять не сможем. Да и не так они велики, все-таки у нас разведывательный корабль, а не грузовой.

— Спасибо, придется согласиться с вашим предложением. То, что вы нас услышали, большое чудо. Другого шанса отсюда выбраться у нас просто не будет.

— Тогда давайте сделаем так. Вы вернетесь сейчас на свой корабль и предупредите своих друзей. После чего мы подъедем на вездеходе и поможем вам эвакуироваться, — предложил Кэп.

— Хорошо, так и сделаем, — согласился лурианец. — А как вы узнаете, что мы готовы? Мне возвращаться сюда?

— Нет, не будем терять времени. Пусть вместе с Вами отправится уже знакомый Вам робот-кран. Он подождет у завала. Когда будете готовы — подайте сигнал. Кстати, робот поможет расчистить дорогу для вездехода.


Лурианец поблагодарил за понимание и отправился в обратный путь. Робот-кран сопровождал его, следуя в небольшом отдалении. Не доехав десяти метров до завала, робот остановился. Лурианец же, обогнув валун, на котором лежал его лазер, отправился к своему кораблю.

Минут через пять он показался в поле зрения и помахал рукой, давая знать, что можно ехать.

Робот-кран, выполняя полученную команду, начал расчищать дорогу. Трофимыч двинул вездеход в сторону лурианского корабля.

Робот резво разобрал камни поменьше и замер перед глыбой, превышающей его размерами. Выбросив в стороны опорные штанги, он начал ввинчивать в грунт буры, крепя себя к поверхности. Он был слишком легок, чтобы поднять без опоры многотонную глыбу. Закрепившись, он обхватил валун и передвинул его манипулятором в сторону.

— Ты смотри, что делает, — комментировал Кэп, — этот камень весом не менее трех тонн.

— Пожалуй, все пять будет, — добавил Трофимыч с гордостью за своего подопечного, — а малыш весит не более трехсот килограмм.

Техника у косморазведчиков всегда была отменной.

Лурианец ждал у разобранного роботом прохода, наблюдая за работой крана. Система кодировки передатчика скафандра лурианцев отличалась от принятой у людей. Чтобы поговорить, приходилось ждать, когда все окажутся в помещении, наполненном воздухом. Звуковые волны, как известно, в вакууме не распространяются.

— Надо же, у них даже шлюз работает, удивился Трофимыч, увидев, что Аеши Нурс делает им знаки, предлагая загнать вездеход в овальный зев транспортного трюма.

— Вот только не потеряем ли мы связи с кораблем, туда заехав, — сказал Кэп. — Тогда придется продолжать общаться жестами.

— Вряд ли. Это обыкновенный транспортник. Не должен он быть настолько изолированным от внешнего мира.

Люк шлюза закрылся, и Кэп с Трофимычем выпрыгнули из вездехода, оставив двери и грузовой отсек открытыми.

— Разрешите мне представить нашу команду, — связь с «Легасом» работала. Пусть с небольшими помехами, но вполне прилично. По крайней мере, можно было обойтись без знаков — центральный компьютер «Легаса» продолжал работать переводчиком.

Двое лурианцев подошли к людям. У одного из них рука была закреплена фиксирующей повязкой. Видимо лечебные процедуры не были доведены до конца.

— Мидап Щшанг, — представил лурианский капитан того, что был без повязки, — специалист по грузовым перевозкам. Второй уровень допустимой деструкции.

— Илсини Аунв — техник. Четвертый уровень допустимой деструкции, — представил второго лурианский капитан. Того, что был ранен.

Трофимыч многозначительно оглянулся. Что бы ни значил названный допустимый уровень деструкции, у техника он был такой же, как и у капитана. Впрочем, капитаном у них был все-таки капитан.

— У нас хороший техник, — правильно поняв удивленный взгляд Трофимыча, пояснил лурианец, — и потом, положение обязывает.


При всем интересе Кэпа и Трофимыча к устройству корабля лурианцев, напрашиваться на экскурсию они не стали. Выглядело бы это цинично и вульгарно — прилетели спасать, и на тебе, разрешите полюбопытствовать, как устроен ваш корабль? Нападение воргов не способствовало благодушию настроения лурианцев. И их можно понять. Да и отношения с людьми складывались последнее время…. В общем — никак не складывались. Необходимость в такой ситуации принять помощь от экипажа корабля землян приводила лурианцев в смущение. Их неловкость чувствовалась в ненароком брошенных немного виноватых взглядах.

Они, конечно, были благодарны за спасение. Такое черное качество, как неблагодарность ни на секунду не посетило их, но вот некоторая неловкость была заметна. Но не отвергать же, в самом деле, помощь по причине неловкости. Тем более, что новость о случившемся неожиданном нападении на лурианский корабль донести до родного Луриана было важно. Очень важно. Кто предупрежден, тот готов к нападению.


— Приступим к погрузке? — спросил Аеши.

— Да, пожалуй. Тянуть не к чему. Загружаемся и в дорогу.

Лурианский погрузчик был полуавтоматическим. Чем была вызвана нелюбовь лурианцев к полностью автоматическим системам, сложно сказать определенно. Вот только там, где это шло не в ущерб делу, они старались обойтись полуавтоматами.

Мидап Щшанг надвинул на глаза козырек обратной связи с роботом-погрузчиком и поднял правую руку в перчатке, сплошь увешанной датчиками. Грузовой робот двинулся к вездеходу с первой партией груза.

Трофимыч наблюдал за процессом погрузки с большим интересом. Еще бы — новая техника незнакомой конструкции. Не совсем, конечно, незнакомой, кое-что из принципов передвижения есть и будет универсальным, но все же. Робот был изготовлен на базе колесного шасси и оснащен двумя шарнирными манипуляторами.

— Техник наш мастер с ним управляться, он может работать сразу в две руки, — назначение второго манипулятора выяснилось само собой из любезного пояснения лурианского капитана, — вот только сейчас он немного не в форме после нападения воргов.

Разгрузив платформу, Мидап отправил ее в путь за новой порцией груза.

— За второй рейс обернемся, — пояснил Аеши Нурс, — мы решили брать только самое необходимое. Бортовой журнал в первую очередь, кое-что из припасов, чтобы не быть Вам слишком в тягость. За остальным мы вернемся позже. Быть может, если сюда притащить специальный ремонтный док, корабль еще смогут починить и освободить от скал.

Надежды, надежды, это последнее, что у нас остается. Желание лурианцев восстановить корабль трогало до сочувствия. Кому еще его понять, как не таким же бродягам космоса? Из необязательного, с разрешения Кэпа лурианцы прихватили лишь собственный погрузчик. Места он занял немного. Оружие они не стали брать принципиально, освободив Кэпа с Трофимычем от неизбежно возникавшей в противном случае дилеммы. Как относиться к спасенным, которые пытаются протащить к тебе на борт лазер? Трофимыч облегченно вздохнул, а за ним незаметно и Кэп, не увидев таких попыток. Всегда приятнее иметь дело с людьми, настроенными доброжелательно, даже если их спасаешь. Особенно, если их спасаешь.

— Ну что, по местам? — спросил Трофимыч, садясь в кабину вездехода.

Кэп тоже сел в вездеход. Лурианцы, несколько секунд постояв в молчании, прощались с кораблем, долгие годы бывшим для них вторым домом. Наконец, они обернулись и отправились на посадку. К сожалению, в грузовой отсек — мест в кабине более не имелось. Впрочем, откидные сидения в грузовом отсеке были, так что сидеть на полу не пришлось. Не слишком комфортно, но, как говорится, чем богаты…. Это спасательная экспедиция, а не увеселительная прогулка.

Вездеход выехал из шлюза, заставив всех вдохнуть с облегчением. В том числе и находившихся на «Легасе» Иржи и Вячеслава. Принять участие в спасательной экспедиции они не смогли, но за товарищей переживали и рады были их возвращению. Отправившийся в обратный путь вездеход заметно прибавил им оптимизма.


Обратную дорогу Трофимыч проехал не слишком торопясь. Он вел вездеход аккуратно, не забывая, что с ними едет раненый. Тем не менее, через час вездеход благополучно добрался до «Легаса». Вот и вся спасательная экспедиция. Ее-то благополучно и проспала профессор Зелинская, о чем позже неимоверно жалела. За это досталось всем, в первую очередь, Иржи. Лурианцы, это, конечно, не ворги, о них уже многое известно, но побеседовать вот так накоротке профессору до сих пор с ними не доводилось.

Профессор отправилась было в кают-компанию, где располагались лурианцы с намерением побеседовать, вот только разговор получился недолгим. Лурианцы были печальны, немного рассеяны, отвечали односложно. В общем, к разговору на общие темы они были совершенно не расположены. Их можно понять. После всего с ними случившегося, болтать о бытовых мелочах, нет никакой предрасположенности.

Пришлось Нике в печали вернуться в рубку, с надеждой на более удобный случай. И внимательно послушать рассказ о ходе спасательной экспедиции.




Содержание:
 0  Обязательное условие : Валерий Афанасьев  1  Через три года : Валерий Афанасьев
 2  2 : Валерий Афанасьев  4  4 : Валерий Афанасьев
 6  6 : Валерий Афанасьев  8  8 : Валерий Афанасьев
 10  10 : Валерий Афанасьев  12  12 : Валерий Афанасьев
 14  14 : Валерий Афанасьев  16  1 : Валерий Афанасьев
 18  3 : Валерий Афанасьев  20  5 : Валерий Афанасьев
 22  7 : Валерий Афанасьев  24  9 : Валерий Афанасьев
 26  11 : Валерий Афанасьев  28  13 : Валерий Афанасьев
 30  15 : Валерий Афанасьев  32  2 : Валерий Афанасьев
 34  4 : Валерий Афанасьев  36  6 : Валерий Афанасьев
 38  8 : Валерий Афанасьев  40  10 : Валерий Афанасьев
 42  12 : Валерий Афанасьев  44  2 : Валерий Афанасьев
 46  4 : Валерий Афанасьев  48  6 : Валерий Афанасьев
 49  7 : Валерий Афанасьев  50  вы читаете: 8 : Валерий Афанасьев
 51  9 : Валерий Афанасьев  52  10 : Валерий Афанасьев
 54  12 : Валерий Афанасьев  56  2 : Валерий Афанасьев
 58  4 : Валерий Афанасьев  60  1 : Валерий Афанасьев
 62  3 : Валерий Афанасьев  63  4 : Валерий Афанасьев
 64  5 : Валерий Афанасьев    



 




sitemap