Фантастика : Космическая фантастика : 11 : Роберт Асприн

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16

вы читаете книгу




11

«Много говорят о том, какое удовлетворение испытывает командир, когда все идет по его плану.

Не могу говорить о поведении всех, или даже большинства боевых командиров при подобных обстоятельствах, но в поведении моего шефа в день открытия казино „Верный Шанс“ подобной пассивной радости не наблюдалось. Скорее он напоминал суетливую хозяйку перед приемом гостей, снующую взад и вперед, занимающуюся бесчисленными мелочами и уделяющую одинаково пристальное внимание и крупным, и мелким делам».

Дневник, запись 234
* * *

Хьюи Мартин как раз переодевался, когда раздался настойчивый стук в дверь его гостиничного номера. Он почувствовал одновременно раздражение и изумление, так как к нему в номер заходили редко и никогда без предварительного звонка.

— Кто там? — крикнул он, поспешно застегивая рубашку.

Вместо ответа он услышал, как в замке повернулся ключ. Прежде, чем он успел выразить протест, дверь настежь распахнулась, и командир роты охраны казино прошел в комнату. За ним следовали двое охранников и… сам Гюнтер Рафаэль!

Внезапный страх вызвал спазм в желудке управляющего казино, но закалка азартного игрока позволила ему ничем не выдать своих чувств.

— Что происходит? — с негодованием спросил он. — Я пытаюсь готовиться к открытию.

— В этом нет необходимости, — ровным голосом произнес командир. — Вы освобождены от своих обязанностей. Решение вступает в силу немедленно.

— Я… я не понимаю, — произнес Хьюи, с притворным изумлением глядя на владельца казино.

— Ничего не выйдет, Хьюи, — коротко ответил Гюнтер. — Нам все известно о твоей работе на Макса и о тех дилерах, которых ты нанял.

— У нас есть интересные кадры, снятые верхними камерами, — сказал Шутт. — Ваши карманные дилеры продемонстрировали нам целый набор мошеннических приемов и афер, и часто вы сами стояли при этом на виду у камеры, наблюдая за ними. Между прочим, их как раз сейчас встречают, по мере того, как они являются на рабочие места. Нам кажется, им лучше не работать на открытии. Им предоставят освобождение от работы на всю неделю, без оплаты. После этого, мы снова поговорим с ними и посмотрим, хотят ли они работать на нас без фокусов и трюков.

— Но вам же не хватит дилеров, чтобы открыться! — воскликнул управляющий, и только потом понял, что этим в полной мере признает свое предательство.

Командир жестко улыбнулся.

— Так бы и случилось, если бы мы заранее не организовали для них замену… и для вас тоже.

Хьюи был поражен тем, что акция против него не была спонтанной, а явилась результатом предварительного изучения обстановки и планирования.

— И что со мной будет? — спросил он, из любопытства и чтобы скрыть замешательство.

Гюнтер взглянул на командира.

— Вас будут держать здесь, — ответил Шутт, — без связи с внешним миром.

Произнося эти слова, он кивнул легионерам, которые в ответ двинулись по комнатам, выдергивая телефонные шнуры из розеток.

— После торжественного открытия, — продолжал командир, — вы сможете уйти. Ваша работа здесь закончена, если не сказать большего.

— Вы не можете этого сделать, — возразил управляющий, качая головой. — У меня контракт, который гарантирует мне предварительное уведомление об увольнении, а также долю в акциях казино.

Шутт нахмурился и искоса взглянул на владельца казино.

— У вас имеется копия этого контракта? — спросил он. — Я бы хотел на него посмотреть.

Хьюи достал документ из ящика стола и передал командиру, который подошел поближе к свету, чтобы изучить его.

— Почему вы это сделали, Хьюи? — спросил Гюнтер, в его голосе звучала обида. — Разве вам мало было того, что давал наш контракт?

— Эй, ничего личного, малыш, — ответил управляющий. — Просто мама воспитала меня жадным. Все складывалось так, что я мог получать деньги и от вас, и от Макса, а по моим подсчетам два чека лучше, чем один. Как я уже сказал, ничего личного.

— Простите, — перебил Шутт, снова поворачиваясь к ним, — но я не нахожу здесь ничего о предварительном уведомлении или о вашей доле в акциях казино.

— Да есть там все это, — воскликнул Хьюи, выхватив у него контракт. — Взгляните, я покажу вам. Это прямо…

Он начал листать документ, затем нахмурился и перевернул несколько страниц назад, чтобы внимательнее посмотреть.

— Не понимаю, — пробормотал он. — Я же знаю, что здесь написано.

— Поверьте, мистер Мартин, — сказал командир, — я только что просмотрел контракт, и в нем ничего такого нет.

Перед мысленным взором управляющего мелькнула картинка: Шутт отворачивается от него и просматривает контракт.

— Вы его подменили! — выкрикнул он, внезапно поняв. — Это не тот контракт, который я вам дал!

— Чепуха, — ответил Шутт. — Разве это не ваша подпись на последней странице?

Хьюи едва взглянул на указанную страницу.

— Может быть… Больше похоже на подделку, — выкрикнул он в ярости. — Или подделка, или вы вытащили последнюю страницу и прикрепили ее к новому контракту. Не думайте, что вам это сойдет с рук!

— Интересное обвинение, — невозмутимо произнес командир. — Хотя я подозреваю, что будет трудно доказать его в суде. Конечно, если вы все же попытаетесь обратиться с этим в суд, мы будем вынуждены предать гласности наши видеозаписи, чтобы доказать обоснованность вашего увольнения. Возможно, это несколько затруднит вам поиски другой работы, так как я сомневаюсь, что журналисты отцепятся от подобной темы, пока прокрутят эти пленки раз сто.

Комната поплыла перед глазами управляющего, когда он внезапно представил себе показ своего лица и грязных делишек по межзвездному головидению.

— Вы… вы этого не сделаете, — выдавил он.

— Не сделаем, если не возникнет необходимости защищать наши интересы, — уточнил Шутт. — Лично я бы вам посоветовал выбрать более спасительный путь — тихо уйти. Опять-таки, возможно, вам удастся убедить мистера Гюнтера восстановить вас на работе. Конечно, после открытия.

— А… есть какой-то шанс? — спросил Хьюи, глядя на владельца казино.

Гюнтер пожал плечами.

— Может быть. Но только если — как вы там выразились, повторите, Вилли?

— Только если вам удастся убедить мистера Рафаэля в том, что теперь ваша преданность направлена в нужную сторону, — подсказал командир.

— Как я могу это доказать?

— Ну, для начала, вы могли бы рассказать нам все, что знаете о планах Макса, начиная с «особых гостей», приглашенных на торжественное открытие, — сказал Шутт. — По крайней мере, это сожжет мосты между вами и вашими прежними дружками. Кстати, можете с тем же успехом рассказать все прямо сейчас. Мы и сами вычислили достаточно, так что, боюсь, Макс все равно решит, что вы ее продали, сделаете вы это, или нет. Предлагаю вам выяснить, стоит ли остальная информация того, чтобы обеспечивать вашу безопасность.

* * *

— Вот ваш ключ, мистер Шуман — номер 2339 — добро пожаловать в казино «Верный Шанс». Франт!

С проворством, рожденным долгими годами практики, клерк хлопнул по маленькому звоночку на стойке регистрации и вызывал лакея, прежде чем гости успели его остановить.

— К лифтам сюда, сэр, — произнес лакей, материализовавшись между пожилой парой и их единственным чемоданом.

Легко подхватив его, он пошел вперед, предоставив парочке следовать за собой.

— Ну, мамочка, вот мы и здесь! — объявил представительный джентльмен, целуя жену в щечку и обнимая ее на ходу одной рукой.

— Генри… сколько лет бы ты дал тому молодому человеку за стойкой администратора? — спросила старомодно одетая женщина, идущая рядом с ним.

— О, не знаю, — ответил гость, оглядываясь. — Около тридцати, или за тридцать, я бы сказал. Никогда не знаешь с этими современными ребятами. А почему ты спрашиваешь?

— Просто любопытно, — пожала плечами жена. — Мне показалось, что он слишком молод, чтобы носить слуховой аппарат.

Шуман тоже заметил это устройство на ухе клерка, хотя в тот момент, он постарался убедить себя, что это неважно.

— Не думаю, что это слуховой аппарат, — сказал он. — Больше похоже на какой-то радиопэйджер, или наушники. Я не слежу за всеми этими электронными штучками, которые напридумывали за последние годы.

— Наверное, ты прав, — сказала женщина, затем поцеловала его, словно в ответ на только что полученный поцелуй. — Трудно поверить, что мы здесь, правда? После всех этих лет…

Хотя и подразумевалось, что эта пара долгие годы трудилась и копила деньги, чтобы «раз в жизни» позволить себе подобный отпуск, за этими словами скрывалась подлинная правда.

В действительности, им был заказан вход почти во все казино уже почти в течении пяти лет. Их маскировка под неопытных, удалившихся от дел, дедушки с бабушкой была идеальной и обезоруживающей, и позволяла им проворачивать различные аферы, применяя как простую ловкость рук, так и сложные системы, которые случайному наблюдателю показались бы недоступными их возможностям. На деле же они успели избавить большинство крупных игровых центров от значительных денежных сумм, пока нескольким казино не удалось сравнить свои данные и понять, что они вовсе не столь безобидные туристы, какими кажутся.

Их заставили прервать свой «заслуженный отдых», поманив обещанием, что в этом конкретном казино их не узнают, а также весомой суммой для обеспечения дела. Хотя их и взволновала возможность еще раз тряхнуть стариной и сыграть хорошо отработанный спектакль, но им все же приходилось подавлять некоторое беспокойство по поводу того, что их могут узнать в любой момент.

— Это заведение действительно стоящее, правда? — сказал Генри, делая вид, что оглядывается по сторонам, когда они входили в один из лифтов.

— Придержите кабину!

Лифтер ухватился рукой за створку в ответ на этот призыв, и широкоплечий, с резкими чертами лица молодой человек в черном мундире ворвался в кабину.

— Прошу прощения за доставленные неудобства, — заявил он официальным тоном, в котором не чувствовалось никакой вины, — но мне придется на минуту взять на себя управление лифтом.

Произнося это, он своим ключом отменил указанный этаж на панели управления и нажал другую кнопку. Дверь закрылась, и лифт поехал — вниз, а не вверх.

Шуман подавил охватившее его раздражение, опасаясь, что протест не соответствует характеру его персонажа.

— Что-то случилось? — спросил он.

— Нет. Все под контролем, — заверил его этот человек, бросив на него всего лишь мимолетный взгляд и снова уставившись на указатель этажей.

— Я не знала, что здесь есть подвал, — сказала жена, чуть покрепче сжимая руку Генри. — Разве мы не на космической станции?

Понимая, что она затевает светский разговор, чтобы скрыть нервозность, Генри, все же, подыграл ей.

— Мне кажется, это нечто вроде складского помещения, — сказал он. — Все комнаты находятся…

Он замолчал, так как лифт остановился и дверь открылась. В проеме стояла еще одна личность в черном мундире, человек постарше, с лысой головой и театральными торчащими, как велосипедный руль, усами.

— Доставил вам еще двоих, сержант, — объявил их попутчик, кивая лифтеру, который бесцеремонно выбросил их чемодан из лифта.

— Очень хорошо, сэ-эр! — произнес лысый, едва удостоив пару взглядом, и сверился со списком, который держал в руках. — Посмотрим, вы должно быть Генри и Луиза Шуман… или мне следует называть вас мистер и миссис Веллинг?

Услышав свое подлинное имя Генри распростился с надеждой на возможность выпутаться из ситуации, изобразив изумление и оскорбленную невинность.

— Как хотите, — ответил он, беря жену под руку и выводя ее из лифта с максимальным достоинством, на которое был в тот момент способен; дверь лифта плавно закрылась за ними.

— Полагаю, вы хорошо слышите, сержант? — обратилась жена к пожилому.

— Простите, мадам? О, вы имеете в виду вот это? — Усач указал на устройство в своем ухе. — Нет, это устройство прямой связи со стойкой регистрации. У мистера Бэскома тоже такой. Он наблюдает по внутренней сети видеокамер, и когда замечает знакомое лицо, сообщает клерку, а он уже передает сообщение сюда к ним.

— Бэском? — Генри нахмурился. — Вы имеете в виду Тулли Бэскома? Я думал, он удалился от дел.

— Так и есть, сэр, — подтвердил сержант. — По-видимому, вы двое — не единственные старые боевые кони, которых снова призвали в строй ради этой схватки.

— Понятно, — сказал Генри. — Ну, передайте ему от нас привет, если у вас появится такая возможность.

— Передам, сэр, — ответил Усач, сверкнув улыбкой. — А теперь, если вы присоединитесь к остальным, то вам не придется долго ждать.

С этими словами он указал на ряд кресел и диванчиков, установленных в служебном коридоре. На них расположилась необычно подобранная компания личностей, некоторые из которых были похожи на бизнесменов, другие — на новобрачных, третьи — на миниатюрных пожилых дам, четвертые — на типичных рабочих, «синих воротничков». Хотя Генри не узнал никого из них, нарочитая небрежность их поз и равнодушные, ничего не выражающие взгляды в их с женой сторону выдавали их принадлежность к той же конюшне. Это были шулера и мастера жульничества, которые, так же, как и Веллинги, попались в сети службы безопасности. Хотя обстановка царила вполне приятная, и ничто не указывало на грубое обращение с пленными, но у Генри на секунду невольно возникло ощущение, что он находится в лагере для военнопленных, возможно, из-за редкой цепочки охранников в черных мундирах, стоящих вдоль стены.

— Что вы собираетесь с нами делать, сержант? — спросил Генри, разглядывая сборище.

— Вам не о чем беспокоиться, сэр, — ответил Усач, еще раз сверкнув улыбкой. — После того, как выловим еще нескольких, вас погрузят в автобус и отвезут обратно на вокзал космопорта.

— Вы хотите сказать, нас принудительно депортируют?

— Ничего подобного, — возразил сержант. — Это всего лишь вежливая услуга… при условии, конечно, что вы планируете отбыть. Если же вы предпочитаете остаться на Лорелее, это ваше право. До тех пор, пока не появляетесь в «Верном Шансе».

Перед мысленным взором Генри мелькнула картинка, как они с женой, получив от Максины Пруит билеты и аванс, затем пытаются провернуть ее план действий в одном из ее собственных казино, а не в том, на которое им велели нацелиться. Он поспешно прогнал это видение, пока оно не пришло к неприятному завершению.

— Нет, мы согласны на это путешествие, — поспешно ответил он. — Подозреваю, что прием в других казино окажется примерно таким же… только, вероятно, менее любезным. Кстати, должен сделать вам комплимент. Из всех случаев, когда нас не пускали в казино, или просили удалиться из него, здесь, несомненно, мы столкнулись с самым цивилизованным разрешением неловкой ситуации… не правда ли, дорогая?

Его жена коротко кивнула, но не смогла улыбнуться, или каким-либо иным образом разделить его энтузиазм.

— Это, по правде сказать, идея капитана, — объяснил Усач, — но я не премину передать ему, что вы ее оценили. А теперь, присядьте, прошу вас. Пока будете ждать, вам предложат напитки и булочки, или, если пожелаете, вон там приготовлен стол для игры в очко, чтобы вы могли, по крайней мере, немного поиграть до того, как уедете.

— С обычными ставками? — возмутилась жена, нарушив молчание. — Не говорите глупости, молодой человек. Мы же не игроки. Разве мы похожи на дураков?

— Нет, мэм. Извините, мэм.

* * *

— Лейтенант Армстронг!

Выходя из лифта, Армстронг оглянулся на оклик и увидел идущего к нему командира роты. Без колебаний, он вытянулся по стойке смирно, как на параде, и отдал честь со всем доступным ему блеском.

— Есть, сэр!

Когда капитан принял командование ротой, одной из его основных задач было заставить Армстронга слегка «расслабиться», стать более человечным и менее похожим на карикатурный плакат, призывающий записаться в добровольцы. Теперь это стало у них постоянной темой для шуток. На этот раз, однако, командир рассеянно отсалютовал в ответ небрежным взмахом руки, не улыбнувшись и не закатив глаза, как обычно.

— Есть новости? — спросил он, с тревогой обводя взглядом вестибюль. — Как все идет?

— Никаких проблем, сэр, — ответил лейтенант и расслабился сам, по собственному почину, раз уж его попытка пошутить осталась без внимания. — Пока мы отослали в космопорт четыре автобуса с пассажирами, отправляющимися обратно, и уже готовы помахать ручкой пятому.

— Хорошо, — сказал Шутт, внимательно выслушав доклад младшего офицера, и медленно зашагал, слегка наклонив голову и глядя в пол. — Как насчет концертного зала? Ждать ли мне еще одного визита мисс Уоткинс?

— Первое шоу прошло без сучка, без задоринки, — сказал Армстронг, шагая рядом с капитаном. — Говорят даже, что ей устроили овацию стоя и вызывали на бис три раза.

— Значит, никаких проблем, — заметил капитан. — Рад это слышать.

— Ну… с самим шоу проблем нет, во всяком случае.

Шутт резко вскинул голову.

— А это что должно означать? — требовательно спросил он.

Лейтенант нервно сглотнул.

— Гм… было одно сообщение, которое меня несколько встревожило, — сказал он. — По-видимому, в какой-то момент, когда в очередной раз опустили занавес, Ди Ди вытянула из-за кулис Лекса и представила его публике в качестве заведующего постановочной частью и своего старого театрального приятеля, который сейчас временно служит в Космическом Легионе.

— Вот это здорово, — прорычал командир. — Будто у меня и без того хлопот мало.

— Справедливости ради, сэр, следует признать, что это не совсем ее вина. Никто не предупредил ее, что нельзя выводить к публике наших подставных легионеров.

— Мне не приходило в голову, что она может это проделать, — ответил Шутт. — Ну, ладно… что сделано, то сделано, и мы ничего не можем изменить. Будем надеяться, что никто из наших противников не был на первом представлении… или, если и был, то не нашел ничего необычного в присутствии актера в нашей роте. Передайте Лексу, все же, чтобы он попросил ее больше этого не делать.

— Передам, — пообещал Армстронг.

— Одну минутку, лейтенант…

Командир слегка отклонился от курса, чтобы пройти мимо стойки регистрации отеля.

— Мистер Песивец, — позвал он и поманил управляющего пальцем поближе для краткого разговора. — Я слышал, все идет прекрасно. Теперь у вас достаточно комнат?

— Да, мистер Шутт. — Песивец выглядел слегка осунувшимся, но сумел собраться с силами и улыбнуться своему благодетелю. — Просеивание списка гостей должно обеспечить необходимое количество номеров. Мне пришлось повременить с размещением нескольких человек до тех пор, пока некоторых из «особых гостей», явившихся раньше, выселят из комнат, но я справляюсь.

— Хорошо… хорошо, — заметил Шутт и приготовился идти дальше. — Лейтенант Армстронг сообщил мне, что вы прекрасно работаете. Продолжайте в том же духе, и мы переживем это торжественное открытие.

Управляющий просиял.

— Благодарю вас, мистер Шутт. Полагаю, я удовлетворительно справился с той журналисткой?

Командир замер и с любопытством наклонил голову.

— С кем?

— С репортером, — повторил Песивец. — С той, с которой вы встречались, когда служили на Планете Хаскина.

— Дженни Хиггинс? Она здесь?

Теперь Шутт всерьез заинтересовался.

— Ну, да… я думал, вы знаете, — ответил управляющий. — Я узнал ее, когда она регистрировалась у стойки вместе со своим фоторепортером, и мне пришло в голову, что она может узнать некоторых из ваших людей — тех, которые здесь под чужими именами, — поэтому я сообщил по наручному коммуникатору вашей даме в центре связи. Я… я полагал, что вас поставили в известность.

— Нет… но думаю, вот-вот поставят, — мрачно произнес командир, пристально глядя на Армстронга, который старался не смотреть на него. — Лейтенант Армстронг… можно вас на пару слов?

— Что-то не так? — обеспокоено спросил Песивец.

— Насколько мне известно, нет. — Шутт улыбнулся. — А почему вы спрашиваете?

— Ну… вы на мгновение показались мне расстроенным… и я подумал, что сделал что-то не так.

— Совсем наоборот, — возразил командир, улыбаясь еще шире. — Я чрезвычайно доволен вашей работой. Лейтенант, почему бы вам не сказать мистеру Песивцу, как он прекрасно работает?

— Вы работаете прекрасно, мистер Песивец, — послушно повторил Армстронг. — Действительно, вся рота в долгу перед вами за то, что вы сделали.

Управляющий нахмурился.

— Простите?

— Наверное, вы не совсем ясно выразили свою мысль в последней фразе, лейтенант, — заметил Шутт.

— Я имел в виду долг благодарности, — уточнил легионер. — Мы не были бы там, где сейчас, если бы не вы.

— Ах, так. Э-э… благодарю вас, — произнес Песивец, неуверенно улыбаясь.

— Ну, теперь, когда с этим покончено, лейтенант, — сказал Шутт, все еще сохраняя улыбку на лице, — мне кажется, мы должны немного побеседовать.

— Гмм… я думал, сэр, что…

— Немедленно, лейтенант.

— Есть, сэр!

Бодрым шагом человека, отправляющегося на виселицу, Армстронг последовал за командиром в один из самых уединенных уголков вестибюля.

— А теперь, лейтенант, — произнес Шутт с натянутой улыбкой, — кажется, вы опустили по крайней мере один пункт в вашем «беспроблемном» докладе. Что вам известно об этой истории с репортером?

— Это произошло во время дежурства лейтенанта Рембрандт, сэр, — сказал Армстронг. — Она, вероятно, лучше всех сможет ввести вас в курс дела…

— Я не спрашиваю, когда это случилось, — перебил командир. — Я спрашиваю, что вам об этом известно.

Сохраняя каменное выражение лица в целях самозащиты, Армстронг внутренне содрогнулся. В Космическом Легионе существовала традиция, согласно которой признавалось право легионеров вольно обращаться с правдой в отношениях с лицами, не входящими в число своих. Так они и поступали, но в собственных рядах нужно было говорить правду. В ответ на это легионеры стали мастерами уклончивых ответов и бесстыдно переводили разговор на другую тему, что обычно срабатывало, но не в подобных случаях, если им настойчиво задавали вопрос в лоб.

— Ммм… поступило сообщение, как вы только что слышали, от Песивца, что репортер и оператор с планеты Хаскина регистрируются у стойки администратора, — монотонным голосом стал излагать лейтенант. — Лейтенант Рембрандт решила, и я с ней согласился, что…

— Минуточку. Когда это произошло?

Армстронг внимательно посмотрел на часы, прежде чем ответить.

— Примерно пятнадцать часов назад, сэр.

— Пятнадцать часов? Почему мне не сообщили?

— Я предлагал это сделать, сэр. Однако, когда мы попытались связаться с вами, Мамочка сообщила, что вы ушли из эфира примерно час назад, чтобы немного поспать, и Ремми сказала… виноват, лейтенант Рембрандт упомянула, что вы прежде поощряли ее принимать больше самостоятельных решений, поэтому она решила сама справиться с этим делом и не беспокоить вас… сэр.

— Понятно, — ответил Шутт, слегка поморщившись. Затем поднял бровь. — Похоже, что вы во всем этом участвовали. Разве дежурила не лейтенант Рембрандт?

— Да, сэр. Я… я просто слонялся поблизости, ожидая начала своего дежурства. Я все равно не спал, сэр, и решил помочь ей, раз уж оказался там. Она несколько раз делала то же самое для меня.

— Предполагается, что вы используете свое свободное время, чтобы поспать или как-то иначе отдохнуть, лейтенант. Поэтому вам и составили такое расписание. В противном случае вы не сможете действовать с максимальной эффективностью, если что-то произойдет во время вашего дежурства.

— Да, сэр. Я это запомню, сэр.

— А теперь скажите…

— Конечно, было бы полезно, если бы командир показывал нам пример… сэр.

Командир несколько секунд пристально смотрел на него.

— Лейтенант Армстронг, — наконец произнес он, — вы пытаетесь уйти от темы?

— Да, сэр.

— Ну, так забудьте об этом. Я хочу знать, что случилось с репортером.

— Ее держат у себя в номере под охраной, сэр. И оператора тоже. То есть, в смежных комнатах, сэр.

— Что?

Несмотря на то, что Шутт почти ждал такого ответа, он все же был поражен.

— Мы больше ничего не могли придумать, чтобы не дать ей…

— Вы похитили представителя межзвездной прессы? Против ее воли?

— Нам казалось непрактичным ждать, пока она даст согласие, сэр.

Командир сурово взглянул на младшего офицера, но Армстронг и не думал улыбаться.

— Ладно, лейтенант. Раз уж вы придумываете такие умные ответы, может быть, вы объясните, почему мне ничего не сообщили, когда я проснулся и вернулся на связь. Полагаю, это уже было ваше дежурство?

— Я начал было рассказывать вам, сэр, — ответил Армстронг, по-прежнему сохраняя непроницаемое выражение лица. — Однако, в тот момент, вы готовились возглавить экспедицию с целью запереть управляющего казино в его комнате — против его воли. Если капитан припоминает, я просил уделить мне минуту, и меня спросили, важно ли это.

Шутт нахмурился, смутно припомнив короткий разговор.

— И вы сочли это неважным?

— Я подумал, что капитан спрашивает, терпит ли это дело отлагательства, а по моему мнению, так и было. Капитан должен помнить, что к тому моменту репортер уже пробыла под арестом несколько часов, и мне казалось, что несколько добавочных часов не могут сильно повлиять на ситуацию или на ее настроение… сэр.

— Полагаю, в этом есть определенная логика… пусть и несколько извращенная.

— Спасибо, сэр.

— Но все же остается открытым вопрос, почему вы не сказали об этом только что, когда докладывали мне о положении дел.

— Я… я собирался с духом, сэр, — ответил Армстронг, слегка поморщившись.

Секунду Шутт сердито смотрел на него, затем тяжело вздохнул.

— Ну, что сделано, то сделано, — заметил он. — Однако, на будущее, я хочу чтобы вы и лейтенант Рембрандт знали, что о любом важном событии, особенно если оно связано с прессой, мне следует докладывать немедленно. Именно немедленно, сразу же после того, как оно произойдет, сплю я или нет. Я ясно выражаюсь?

— Да, сэр. Запомню, сэр.

— Хорошо. А теперь, нет ли еще каких-либо незначительных происшествий, о которых мне следует знать?

— Извините, сэр, но есть еще одно, что вам следует знать в связи с Дженни.

— Что же?

— Когда мы сообщили, что ей нельзя покидать пределы ее номера, она сказала… ну… среди всего прочего, она упомянула о том, что ей уже известно о подмене некоторых легионеров другими людьми.

— В самом деле? — спросил Шутт, хмурясь. — Интересно, как она это вычислила. Возможно, в том репортаже, когда мы прибыли на Лорелею, показали слишком много незнакомых лиц. А, ладно. Надо будет не забыть спросить ее, когда я найду время с ней побеседовать.

— Означает ли это, что вы не станете занимать этим прямо сейчас… сэр?

Командир скорчил гримасу.

— Как вы логично заметили, какой бы ущерб ни был нанесен, если ей придется подождать еще несколько часов, это ничего не изменит. А в данный момент нам нужно заняться действительно срочными делами.

* * *

Максина любила казино.

У них был свой ритм, очень напоминающий пульс и дыхание огромного животного, хищника, подстерегающего добычу. Маленькие белые шарики тарахтели в бесшумно вращающихся колесах рулеток, с шелестом ложились на столы карты из «ботинка» под аккомпанемент монотонного напева дилеров, повторяющиеся слова придавали почти ритуальный, религиозный характер происходящему, и лишь время от времени раздавались возгласы радости или проклятия игроков. Каждые двадцать минут менялись дилеры, инспекторы и крупье, шли отдыхать, а их смена заступала на место, не пропустив ни такта в этом ритме. Когда отдохнувшие возвращались, их ставили на другие столы, так что дилер, перед этим занятый на Блэк Джеке, теперь становился к колесу рулетки, а менеджеры зорко следили, не переходит ли кто-то из игроков следом за ним от стола к столу.

Да, хорошо работающее казино — это живой, дышащий хищник… и питается он деньгами.

Максина наблюдала за происходящим в казино, впитывая почти электрический поток возбуждения, исходящий от столов. Она была элегантно одета в вечерние платье, как и подобает на торжественном открытии, но если бы даже она была одета в лохмотья — или вообще пришла голой — никто бы и не заметил. Леди Удача — жестокая кокетка, целиком поглощающая внимание своих поклонников.

Не было и намека на какие-либо неполадки, но это и не удивительно. Если внедренные в казино аферисты всех мастей хотя бы наполовину соответствуют своей репутации, их действия должны проходить незаметно, особенно с помощью подкупленных дилеров, работающих здесь в штате. Если казино — это животное, то они — пиявки, незаметно высасывающие у заведения деньги, его кровь, пока оно не зашатается и не рухнет. Казино, возможно, и считает себя хищником, но на этот раз «Верный Шанс» был в действительности всего лишь откормленным на убой тельцом.

— Не вижу ни одного крупного выигрыша, — заметил стоящий рядом с ней Стилман, нарушив молчание. — Вы уверены, что сработает?

Максина бросила на него неприязненный взгляд.

Смокинг Стилмана был сшит на заказ и сидел великолепно, но он носил его, как тренировочный костюм. Даже в глазах поверхностного наблюдателя он выглядел так же изящно и элегантно, как напичканный стероидами пингвин.

— Я повторяю вам, мистер Стилман, — сказала Максина, — что эта операция должна проводиться тонко. «Тонко», в отличие от «явно». Вам уже следовало бы знать, что таков мой стиль работы. Хоть я и ценю умение и подготовку, необходимые для вашей специализации в области физических воздействий, но предпочитаю прибегать к ним только в качестве отвлекающих маневров, или последнего средства.

Покончив с этим, Максина снова обратилась к происходящему в зале казино. Тем не менее, ворчание Стилмана, к сожалению, заронило в ее душу сомнение, и она поймала себя на том, что пытается определить наличие крупных выигрышей или устойчивую полосу везения за столами, находящимися в поле ее зрения.

— А ты что думаешь, Лаверна? — наконец спросила она, обращаясь к своей советнице по финансам и доверенному лицу, которая также сопровождала ее в этот вечер.

Лаверна игнорировала официальность торжественного открытия и оделась в один из повседневных спортивных костюмов, сделав единственную уступку необычности происходящего тем, что надела бриллиантовые сережки. Держалась она до того непринужденно, что казалась даже скучающей, но глаза ее трудились вовсю, она без устали собирала и анализировала информацию, как обычно, когда они попадали в казино.

— Трудно сказать, — ответила она, слегка пожимая плечами, а не отрывая взгляда от происходящего в зале. — Все выглядит вполне нормальным… возможно, немного больше посетителей, чем обычно, но мне надо немного понаблюдать, чтобы получить правильное представление. Конечно, нельзя точно определить на таком расстоянии, какие фишки переходят в каком направлении.

Она говорила о том, что опытные игроки редко все время делают одни и те же ставки. В этом случае шансы заведения в конечном итоге сравняются с твоими, и ты проиграешь. Вместо этого они стремятся разбивать ставки, долго ставить понемногу, а затем резко поднять ставки, «разгадаться», в тот момент, когда почувствуют, что игра пошла, и им начинает везти. В результате игрок может выиграть и проиграть равное количество сплитов, но в конце оказаться в плюсах или в минусах в зависимости от того, принесут ли выигрыш более крупные ставки.

— Значит, нам точно не известно, работает ли этот великий план или нет, — сердито заметил Стилман.

Удивленная его раздраженным тоном, Максина взглянула на него и впервые заметила, что он нервно оглядывается и суетится — что было совершенно непохоже на его обычную холодную отчужденность.

— Вам, кажется, не по себе, мистер Стилман, — заметила она. — Вас что-то беспокоит?

Атлет еще раз огляделся кругом, прежде чем ответить.

— Просто совсем не уверен, насколько их персонал будет счастлив видеть меня здесь, — ответил он. — После того провала у грузового дока не удивлюсь, если они попытаются меня вышвырнуть отсюда — невзирая на смокинг.

— Мне кажется, служба безопасности мистера Шутта несколько запугала Стилмана, Макс, — ухмыльнулась Лаверна и подмигнула.

Стилман уставился на нее ледяным неподвижным взглядом.

— Это не смешно, — произнес он. — Эти ваши солдатики пока что не очень-то себя показали, но зато, скажу я вам, в этом казино работает несколько самых крутых служащих, которые мне попадались. Интересно, где Хьюи их нашел?

— Придется вам спросить у него при следующей встрече, — ответила Макс, стараясь не улыбнуться в свою очередь. — Только не сегодня. Хотя не думаю, что возникнут какие-то осложнения, пока вы находитесь здесь в качестве гостя, но возможно, из соображений осторожности лучше, чтобы никого из нас или из наших людей не видели беседующими с мистером Мартином сегодня вечером.

— Да-а… ну… легко вам говорить «Не волнуйтесь», — проворчал Стилман, еще раз оглядываясь по сторонам, — но ведь они не за вами будут охотиться, если вы ошибаетесь. И вообще, не понимаю, зачем мне надо торчать здесь.

— В общем-то и не надо, — ответила Максина. — Однако, понимая, что вам и вашим людям пришлось мириться с грубым обращением и унижением из-за моей политики неприменения насилия во время наших отвлекающих маневров, я подумала, что вы можете получить удовольствие от присутствия при, так сказать, «уничтожении противника».

— Что? Вот это? — Стилман легким взмахом руки указал на зал казино. — Наверное, это была хорошая мысль, однако зрелище почти такое же увлекательное, как рост травы.

Максина царственным жестом подняла одну бровь.

— Я знаю, вы иногда находите меня скучной, мистер Стилман, и возможно, по сравнению с захватывающей атмосферой клуба астроболистов, я скучна. Однако, вы должны помнить, что мне нравятся и драматические события. Будьте уверены, скоро события станут куда более оживленными, — по моим расчетам, минут через пятнадцать.

— Такими же оживленными, как сейчас?

Максина снова посмотрела в зал.

— Вы когда-нибудь играли на автоматах, мистер Стилман?

— Только один раз, когда впервые попал сюда, — ответил Стилман. — Попробовал поиграть, потому что думал, раз пришел в казино — надо играть, но они мне всегда казались развлечением для сосунков.

— Совершенно верно, — кивнула Максина. — Они популярны среди туристов, и благодаря этому приносят казино удивительно большой доход. Тем не менее, даже заманчивая возможность сорвать банк не уравновешивает крайне малых шансов на выигрыш для клиента.

— Да. И что? — настаивал Стилман, но Максина не любила, чтобы ее торопили.

— Возьмем к примеру вон тот островок автоматов, — сказала она, кивком головы указывая на ряд машин. — Они принимают только пятидесятидолларовые жетоны, но можно сорвать прогрессивный банк, гарантированный минимум — десять миллионов долларов. Конечно, если прочесть то, что написано мелким шрифтом на автоматах, то выясняется, что вам придется поставить максимум пять жетонов и к тому же набрать очень редкую комбинацию изображений, чтобы сорвать крупный банк.

— Вы хотите сказать, что кто-то собирается сегодня вечером сорвать банк? В десять миллионов долларов?

Стилман вытянул шею и посмотрел на автоматы, он явно был поражен.

Максина улыбнулась.

— Я знаю, что говорила это и раньше, мистер Стилман, но вы всегда мыслите слишком мелко. Обратите внимание, как и все современные казино, мистер Гюнтер использует игровые автоматы с видео изображением, в отличие от старых моделей, которые механически подбирали различные картинки. Это одновременно уменьшает потребность в обслуживании, так как у них меньше движущихся деталей, и позволяет заведению более тщательно контролировать шансы и, поскольку размер выплат контролируется центральным компьютером, с которым связаны все машины — тем самым компьютером, если вы припоминаете, за доступ в который мы заплатили приличную сумму.

Она замолчала и снова посмотрела на часы.

— Так вот, примерно через тринадцать минут скрытая программа, введенная нами в этот компьютер, начнет работать и снизит шансы для этой группы автоматов до одного на пятьдесят. Вот тогда-то, я думаю, мы увидим некоторое оживление.

— Вы хотите сказать, они все начнут выдавать выигрыши? По десять миллионов долларов за раз? — Даже легендарное спокойствие Стилмана разлетелось вдребезги, и он в изумлении уставился на Максину.

— Боюсь, что на деле это сработает только несколько раз, потом они выдернут вилку из розетки, — сказала она. — Насколько я себе представляю, первый сорванный банк вызовет оживление, и руководство постарается обставить выплату торжественно в рекламных целях. Второй банк их напугает, но они все же постараются сделать вид, что так и надо, и проявить щедрость.

Глаза ее слегка прищурились.

— Когда же грянет третий банк, они поймут — что-то случилось, и отключат всю систему. Конечно, на такое решение уйдет некоторое время, и чтобы принять его, и чтобы выполнить. Если нам повезет, мы увидим еще один, или два сорванных банка, пока им удастся прекратить это.

— От тридцати до пятидесяти миллионов долларов, — произнес Стилман, тихо, почти благоговейным тоном.

— Предваряя ваш вопрос, — добавила с улыбкой Максина, — скажу, что в данный момент у ключевых автоматов находятся наши люди. Нет никакого смысла отдавать такие деньги в руки посторонним.

— За десять тысяч долларов в минуту, — вставила Лаверна.

Макс заморгала.

— Что ты говоришь, Лаверна?

— Пять пятидесятидолларовых жетонов на один ход рычага, умножить на десять автоматов, умножить на четыре хода в минуту, по крайней мере, — это составляет десять тысяч долларов в минуту, которые они скармливают в эти автоматы, по моим подсчетам, — пояснила ее помощница. — Я беру за основу предположение, что они играют только по минимальной ставке, пока не подойдет нужный момент, но даже если они будут играть всего десять минут после того, как поднимется флажок, то спустят сто тысяч долларов.

— Конечная выгода с лихвой оправдывает такое вложение, — равнодушно произнесла Максина, раздраженная тем, что прервали ее пояснения. — Далее, мистер Стилман, как я говорила… Можете представить сами, что такое количество выигрышей серьезно подорвет финансы мистера Рафаэля. Он не посмеет отказаться от выплаты, иначе неблагоприятная огласка вынудит его уйти из бизнеса. В сочетании с теми потерями, которые мы для него запланировали у столов, это должно помешать ему произвести необходимые платежи по займу. Более того, слух о многочисленных выигрышах в автоматах получит такую огласку в средствах информации, что сомневаюсь, найдет ли он желающих одолжить ему эти деньги.

Максина снова улыбнулась. Приятной улыбкой доброй бабушки.

— Короче, мистер Стилман, когда раздадутся эти звоночки, возвещающие о сорванных банках, можете считать, что слышите, как казино «Верный Шанс» скользит к нам в кассовый ящик.

— Макс!

— Да, Лаверна?

— У нас проблема.

Максина проследила за взглядом помощницы и увидела человека, в котором безошибочно угадала Вилларда Шутта, командира роты охранников, который наблюдал за происходящим у выбранных ею игральных автоматов.

— Я считала, Хьюи должен придумать что-нибудь и занять его на тот момент, когда подойдет время начала действия программы.

— Должен был, — процедила Максина, поджав губы, — но явно не сделал этого. Ну, остается только одно.

— Что именно? — спросила Лаверна, видя что Макс устремилась вперед.

— Самой обеспечить отвлекающий маневр, — объяснила глава преступной организации, сверкнув улыбкой. — Кроме того, думаю, нам двоим пора побеседовать напрямую.

* * *

— Добрый вечер, капитан Шутник.

Командир легионеров обернулся, услышав свое имя, и неопределенно улыбнулся.

— Добрый вечер, — ответил он вежливо и несколько задумчиво.

— Я как раз думала о том, можно ли предложить угостить вас чем-нибудь спиртным? — продолжала женщина.

Легионер улыбнулся.

— Благодарю, но я на дежурстве.

— Понятно. Мне казалось, что вы смогли бы на этот раз сделать исключение. Меня зовут Максина Пруит.

Как она и ожидала, теперь внимание Шутта переключилось на нее полностью, хотя он и пытался изо всех сил сохранить спокойное выражение лица.

— Конечно, — ответил он. — Извините, что не узнал вас по фотографии.

— Что это была за фотография?

— Ну, в действительности там было две фотографии, — сообщил он. — Одна в профиль, вторая анфас.

На секунду Максина угрожающе прищурилась, затем сдержалась и снова улыбнулась, хоть и немного натянуто.

— Нет необходимости прибегать к оскорблениям, мистер Шутт, — ровным голосом произнесла она. — Вам, вероятно, известно так же хорошо, как и мне, что я никогда не подвергалась аресту.

— Совершенно верно. — Командир кивнул, и на мгновение на его лице проступила усталость. — Прошу прощения… это был дешевый выпад. Вы просто несколько застали меня врасплох, вот и все. Позвольте мне угостить вас.

Произнося это, Шутт жестом остановил одну из официанток разносящих напитки и взял с подноса два бокала с бесплатным шампанским.

— Пожалуйста, — сказал он, протягивая бокал Максине. — За что будем пить? Почему-то мне трудно себе представить, что вам хочется выпить за успех казино «Верный Шанс».

— Во всяком случае, пока, — промурлыкала Максина. — Как насчет тоста: «За достойных противников и недостойных друзей»?

— Полагаю, что могу присоединиться. — Командир издал смешок и поднял бокал, насмешливо салютуя. — По крайней мере, в этом мы сходимся.

Максина скрыла раздражение, повторяя его жест. Она надеялась увести Шутта в один из коктейль баров, а вместо этого они стоят вблизи от намеченной в жертву группы игральных автоматов… слишком близко, чтобы быть спокойной.

— Не могли бы вы ответить мне на один вопрос, капитан? — спросила она, медленно двигаясь по проходу, словно бы для того, чтобы лучше видеть столы.

— Это зависит от самого вопроса, — ответил Шутт, но последовал за ней, очевидно, не осознавая их передвижения.

— Почему вы все-таки вступили в Космический Легион?

Командир медленно улыбнулся.

— В самом Легионе считается невежливым задавать подобные вопросы.

— Как интересно, — протянула Максина. — И все же, я же не легионер, и к тому же никогда особенно не старалась быть вежливой.

Шутт заколебался, затем пожал плечами.

— О, считайте это просто прихотью богатого мальчика, — ответил он, как бы закрывая этот вопрос.

— Мне весьма трудно в это поверить, — настаивала Макс, не желая оставлять эту тему.

— Почему же?

— Попросту говоря, мистер Шутт, я сомневаюсь, что человек вашего уровня мог бы достичь его, полагаясь на случай или на свою прихоть. Нет, думаю, вы почти всегда действуете с определенной целью, в том числе при вступлении в Космический Легион.

Командир бросил на нее пристальный взгляд.

— Очень проницательно с вашей стороны, — сказал он. — Вы правы, конечно. Признаюсь в этом. Однако, боюсь, причины останутся известными только мне одному. Хоть я и не могу винить вас за вопрос, но вы должны понимать, что люди моего уровня не могут остаться на этом уровне, если станут делиться планами с посторонними, особенно с противниками.

— Противниками, — повторила Максина, морща нос. — В самом деле, мистер Шутт. У вас такая деликатная манера выражаться. Вы просто обязаны когда-нибудь познакомиться с Лаверной. Возможно, причина в том, что у вас одинаковое прошлое: вы росли среди финансовых маневров; только оба вы привыкли ходить вокруг да около, вместо того, чтобы прямо назвать вещи своими именами.

Шутт снова не смог удержаться от улыбки. Ему невольно все больше и больше нравилась Максина.

— Не так-то легко избавиться от старых привычек, — сказал он. — Конечно, сама служба в Легионе способствует такой манере, поощряя ее и даже требуя выражаться двусмысленно. Скажите, для моего собственного сведения, а как бы вы назвали наши отношения?

— Ну, мы главари-соперники в схватке двух банд за контроль над казино, разумеется, — ответила Макс, легкомысленно пожимая плечами, и заметив, как он нахмурился, продолжала: — Бросьте, мистер Шутт. Вы же не считаете это противоборством сил света и тьмы… видя в себе самом сторонника ангелов?

— Собственно, я как раз подумал, что вы уже второй человек за последнее время, назвавший меня главарем банды преступников, — объяснил командир, криво усмехаясь. — Хотя не секрет, что в прошлом у легионеров имеются пятна на репутации, но я надеялся на лучшее мнение общественности.

— Пятна на репутации, — воскликнула Макс, коротко хохотнув. — Вот вы опять, мистер Шутт, пытаетесь на словах завязать бантик на шее рабочей лошадки. Мы являемся мозговым центром и руководством шайки преступников и живем на полученную прибыль. Нет более точного способы это описать.

— Прошу прощения, но не могу с вами согласиться, — возразил легионер, качая головой, — хоть и уверен, вы хотели сделать мне комплимент, поставив на одну доску с собой. Предпочитаю считать то, чем я занимаюсь, помощью отдельным личностям найти конструктивное, выгодное применение своим талантам. В доказательство разрешите напомнить вам, что мы получили задание охранять казино по просьбе законного владельца, и что мы не получаем никакой прибыли в награду за усилия, кроме обычного жалования.

— Наверное, в чем-то вы правы, капитан, — охотно согласилась Максина, — Тем не менее, не могу серьезно считать ваше положение лучшим, чем мое. Я всегда полагала, что люди охотнее трудятся ради получения прибыли, чем за фиксированное жалование.

Командир кивнул.

— Тут я с вами согласен. Однако, иногда можно поспорить, не перевесят ли полученные человеком блага денежную выгоду. Пока же, если вы меня извините, я должен вернуться к своим обязанностям. Приятно было побеседовать.

Осознав одновременно, что Шутт собирается прервать их беседу, и что так и нет никаких признаков ожидаемого начала штурма игральных автоматов, Максина поспешно стала изыскивать способ продлить этот разговор.

— Еще минутку, капитан, — она положила ладонь на его руку, удерживая на месте. — Я бы хотела вас кое с кем познакомить.

Не вдаваясь в дальнейшие объяснения, она подвела командира легионеров к очереди у окошка кассы, которая, разумеется, находилась еще на несколько ярдов дальше от игральных автоматов.

— Простите… Джонеси? — произнесла она, слегка прикасаясь к плечу одного из мужчин, стоящих в очереди за фишками.

Молодой азиат с улыбкой обернулся, и явно испугался, увидев сопровождающего Максину человека в черном мундире.

— Полагаю, вы не знакомы, — продолжала она непринужденно, словно хозяйка на светском приеме. — Джонеси, это капитан Шутник, командир охраны этого казино. Капитан Шутник, — это Джонеси. — Она показала в улыбке еще несколько зубов. — Конечно, это не настоящее его имя, что очевидно, но так он просил нас его называть.

— Капитан Шутник.

— Джонеси.

Двое мужчин смотрели друг на друга с явной настороженностью. Ни тот, ни другой не протянули руки.

— Джонеси гостит у нас от… полагаю, вы бы назвали это одной из родственных организаций, — улыбнулась Максина. — Его руководители проявили огромный интерес к тому, как нам с вами удастся уладить наши разногласия.

Восточный человек слегка пожал плечами.

— Боюсь, капитан, такое любопытство естественно для людей, занятых в нашей сфере деятельности. Если мы когда-либо окажемся с вами… как бы это выразиться?.. в отношениях, подобных вашим отношениям с миссис Пруит, то надеюсь, вы примете к сведению, что в них нет никакой личной ненависти. Уверен, вы лучше любого другого понимаете: бизнес есть бизнес.

— Конечно, — процедил Шутт сквозь сжатые губы. — В свою очередь, смею надеяться, вы передадите от меня вашим руководителям, что если они предпочтут посетить Лорелею, чтобы лично ознакомиться с нашими методами, я сделаю все от меня зависящее, чтобы к ним отнеслись не менее гостеприимно, чем к миссис Пруит и ее организации.

Глаза Джонеси слегка блеснули.

— Непременно передам, капитан, — с легким поклоном ответил он. — А теперь, если позволите, там для меня придерживают место за одним из столов.

— Кажется, вы ему не понравились, капитан, — тихо заметила Макс, глядя вслед уходящему азиату.

Шутт печально улыбнулся.

— Думаю, я это переживу. И с другой стороны, он не слишком обрадовался тому, что вы так его выделили из всех.

Максина совсем не по дамски фыркнула.

— Хотите верьте, хотите нет, мистер Шутт, но возможность появления на Лорелее друзей Джонеси нравится мне еще меньше, чем вам. Кроме того, как я уже говорила, существуют «достойные враги и недостойные друзья». Я считала своим долгом оказать вам любезность и дать понять, с чем вы можете когда-нибудь столкнуться.

— Понимаю, — командир задумчиво посмотрел на нее. — Ладно, наверное, мне надо оказать вам ответную любезность. Видите того человека, который сидит справа в конце стола, за которым играют в Блэк Джек? Такого бледного?

Максина слегка вытянула шею и кивнула.

— Так вот, принимая во внимание ваш интерес к коллекционированию казино, вам придется в будущем опасаться этого человека.

— Правда? — спросила Максина, изучая указанного человека. — А кто он? Карточный шулер?

— Едва ли, — небрежно ответил Шутт. — Мы приняли меры и постарались, по возможности, изолировать всех известных шулеров — это входит в обязанности службы безопасности, знаете ли. Возможно вас заинтересует, что к этому моменту мы уже отправили больше сотни таких игроков в космопорт.

Несколько секунд Максина молча переваривала эту новость.

— Смелое заявление, капитан, — наконец произнесла она, медленно и осторожно. — Можно спросить, как вам удалось их выследить?

— Это было не так уж сложно, — ответил командир. — Мы засекли большую часть из них на прошлой неделе, вместе с дилерами, которые выдавали им слишком большие выигрыши и лишние фишки. Тулли Бэском, новый управляющий казино, помог нам засечь остальных. Похоже, он знает большинство из них в лицо. После того, как их опознали, вопрос свелся только к выбору подходящего момента, чтобы выполоть их, как сорняки, не потревожив остальных гостей, и я счел сегодняшний день как раз подходящим.

— Тулли Бэском. — Макс произнесла это имя так, будто оно было неприятным на вкус. — Я думала, от ушел от дел. Кстати, у меня было впечатление, что управляющий казино — Хьюи Мартин.

— Был, — подтвердил Шутт. — К сожалению, его сегодня тоже выпололи. Возникли некоторые сомнения, работает ли он в пользу заведения, или против него, если я правильно понял.

— Понятно.

— Однако, я собирался рассказать вам о человеке за столом для игры в Блэк Джек, — продолжил командир, словно не замечая реакции Максины на его разоблачения. — Его зовут Альберт, и он руководит бригадой компьютерных ревизоров — одной из лучших, с которыми мне доводилось работать.

— Компьютерные ревизоры, — без выражения повторила Максина.

— Да. Настоятельно рекомендую его, если когда-либо почувствуете необходимость проверить программы вашего центрального компьютера. — Взгляд Шутта на секунду задержался на сопернице. — Я знаю, вам трудно в это поверить, но Альберт обнаружил, что кто-то проник в компьютер «Верного Шанса». По его словам, кто-то заложил туда программу замедленного действия, которая должна была резко изменить шансы на выигрыш для игорных автоматов как раз сегодня в полночь. — Он демонстративно посмотрел на свои часы. — Мы, разумеется, откорректировали программу, но мне было любопытно посмотреть, кто будет наблюдать за этими автоматами в полночь, и как они прореагируют, когда автоматы просто будут продолжать глотать деньги вопреки их ожиданиям, вместо выдачи миллионов. Ну вот, уже почти половина первого, а я так ничего и не сделал, только побеседовал с вами. C'est la guerre, наверное. А теперь мне и правда пора идти, но мне действительно было приятно с вами пообщаться, миссис Пруит.

С этими словами, он насмешливо отсалютовал ей указательным пальцем, повернулся и улыбаясь, удалился.

Глядя ему вслед, Максина не улыбалась. Скорее ее взгляд напоминал взгляд змеи, которая видит, как казавшаяся ей беззащитной добыча исчезает в облаках.

— Макс… мне кажется, у нас проблемы, — прошипела Лаверна, материализовавшись рядом с ней.

— В чем дело, Лаверна? — Максина замигала, отрывая взгляд от удаляющейся спины Шутта.

— Я сказала, что у нас проблемы, — повторила помощница. — После полуночи прошло уже почти полчаса, а эти проклятые машины не…

— Знаю, — огрызнулась Макс, резко обрывая ее. — Скажи этим идиотам, чтобы перестали сыпать наши деньги в сундуки этого заведения. И не старайся действовать скрытно. Гамбит раскрыт, и мы проиграли.

— Правда?

— Отправляйся, — приказала Максина. — Приходи в номер, когда закончишь, я расскажу тебе подробности. А сейчас, как ты ранее напоминала, каждая минута задержки стоит нам денег.

— Уже иду, — ответила Лаверна и бросилась к автоматам с быстротой, не похожей на ее обычную неторопливость.

— Мистер Стилман! Можно вас на минутку?

Экс-игрок в астробол повиновался ее призыву и медленно приблизился.

— Я хочу, чтобы вы ненадолго взяли на себя руководство здесь, в зале, — сказала Максина. — Подумайте, нельзя ли организовать какой-нибудь инцидент, чтобы показать солдатам мистера Шутта, что мы не совсем о них забыли. Мне нужно некоторое время, чтобы заново обдумать положение.

— Что-то не так?

— Кажется, я недооценила мистера Шутта… И довольно сильно, к тому же, — призналась Макс, качая головой. — Я буду у себя в номере с Лаверной, попытаюсь продумать план дальнейших действий.

Занятая своими собственными мыслями, Максина направилась к лифтам, не вглядевшись внимательно в лицо своего специалиста по насилию. В противном случае, возможно, ее всегда чуткая интуиция подала бы сигнал тревоги в ответ на редкую, медленную улыбку, появившуюся на лице Стилмана.


Содержание:
 0  Шуттовской рай : Роберт Асприн  1  1 : Роберт Асприн
 2  2 : Роберт Асприн  3  3 : Роберт Асприн
 4  4 : Роберт Асприн  5  5 : Роберт Асприн
 6  6 : Роберт Асприн  7  7 : Роберт Асприн
 8  8 : Роберт Асприн  9  9 : Роберт Асприн
 10  10 : Роберт Асприн  11  вы читаете: 11 : Роберт Асприн
 12  12 : Роберт Асприн  13  13 : Роберт Асприн
 14  14 : Роберт Асприн  15  15 : Роберт Асприн
 16  Использовалась литература : Шуттовской рай    



 




Всех с Новым Годом! Смотрите шоу подготовленное для ВАС!

Благослави БОГ каждого посетителя этой библиотеки! Спасибо за то что вы есть!

sitemap