Фантастика : Космическая фантастика : 15 : Роберт Асприн

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16

вы читаете книгу




15

«Капитуляция Максины Пруит фактически завершила самую сложную часть этого задания. Оставалось только подчистить кое-какие мелочи и, конечно, обычная служба по охране казино.

Тем не менее, всякий, кто полагает, что прекращение огня, капитуляция или подписание договора автоматически означает прекращение боевых действий, не обладает даже самыми поверхностными знаниями в военной истории… или во всеобщей истории человечества…»

Дневник, запись номер 250
* * *

Совещание в номере Шутта было первоначально задумано, как подведение итогов с младшими офицерами. Однако, к ним зашла полковник Секира с большой бутылкой отличного бренди, и на совещании вскоре воцарилась более непринужденная атмосфера.

— Одно я могу вам с уверенностью сказать, капитан Шутник, — сказала полковник, поднимая свой бокал, и уже не первый, в шутливом тосте. — С вами наверняка не соскучишься.

— Это уж точно! — согласилась лейтенант Рембрандт, в свою очередь поднимая бокал. Она, наконец-то, начала приходить в себя после своего краткого пребывания на посту командира роты, и слегка осоловела от бренди в сочетании с чувством облегчения.

— Из всех возможных завершений этого разгрома, — продолжала Секира, качая головой, — единственное, чего я даже предположить не могла, — это видеть, как Максина Пруит будет выражать вам — да еще по межзвездной сети, не меньше, — «благодарность от Ассоциации владельцев казино Лорелеи за успешное предотвращение захвата организованной преступностью казино „Верный Шанс“!»

Ее неожиданно одолел смех, и она чуть было не расплескала свой бокал.

— Мне показалось, что она довольно успешно с этим справилась… учитывая все обстоятельства, — произнес Шутт с ухмылкой. — В сущности, если задуматься, это было логичным шагом с ее стороны. Я хочу сказать, она все же президент этой ассоциации, что не удивительно, учитывая, что она владеет львиной долей всех казино на этой космической станции, кроме «Верного Шанса». Заявляя во всеуслышание об отражении покушения организованной преступности на «Верный Шанс», она подразумевает, что ничего подобного на Лорелее нет. В основном она извлекла из скверной ситуации хорошую бесплатную рекламу. Должен отдать ей должное, она — умная старушенция. Да ладно, по крайней мере, Дженни получила свой эксклюзивный репортаж.

— Действительно, — согласилась полковник. — Правда, глядя на то, как она умудрилась пригладить события, лавируя между полу правдой и искажением фактов, можно предсказать ей большое будущее в качестве автора популярных романов. Я сама с трудом разобралась в том, что же произошло в действительности, а ведь я присутствовала при этих событиях — во всяком случае, большей их части.

— Меня беспокоит одна деталь, капитан, — подал голос Армстронг со своего места на диване. — Что она имела в виду, приветствуя ваше вступление в Ассоциацию владельцев казино?

Командир роты скорчил гримасу и сделал очередной глоток бренди, прежде чем ответить.

— Я не хотел пока говорить об этом, — сказал он, — но, возможно, нам придется некоторое время побыть частичными владельцами «Верного Шанса».

Лейтенант нахмурился.

— Как так? Я думал, наша доля отойдет обратно Рафаэлю, когда он выплатит заем.

— В этом-то и загвоздка, — объяснил Шутт. — Сегодня утром я беседовал с Гюнтером, и кажется, он не сможет его выплатить.

— Почему? — спросила Секира. — Я думала, что вы со своими людьми довольно успешно устранили всех мошенников, которые собирались лишить казино прибыли.

— Устранили, — ответил Шутт. — Беда в том, что такой уж большой прибыли и не намечалось. Грандиозный план Гюнтера заключался в том, чтобы привлечь клиентов предлагая лучшие шансы, чем в других казино на Лорелее. К несчастью, эти шансы были настолько благоприятны, что его прибыль почти свелась к нулю. Я ничего вам не говорил потому, что все еще пытаюсь решить, как быть дальше. Дать ли ему продление займа, или пойти дальше и получить сорок пять процентов акций?

— Возможно, вы должны учесть следующую возможность, капитан, — сказала полковник, глядя в бокал, который вертела в руках. — Мистер Рафаэль может и не пожелать выкупить вашу долю. Я вижу определенные преимущества для него в том, чтобы вы продолжали оставаться его тайным партнером, вложившим капитал и заинтересованным в процветании «Верного Шанса».

— Забавно, что вы об этом говорите. — Командир хитро усмехнулся. — Бикер тоже указывал мне на это. Возможно, мне как-нибудь захочется быстренько провести ревизию бухгалтерских книг Гюнтера. По крайней мере, я хочу, чтобы он снизил шансы на выигрыш, пока они не придут в большее соответствие с шансами в других казино.

— Между прочим, а где же Бикер? — спросила Рембрандт, оглядывая комнату, словно ожидала обнаружить спрятавшегося за мебелью дворецкого. — Я бы хотела при случае угостить его, теперь, когда напряжение немного спало.

— У него свободный вечер, — ответил Шутт. — По-моему, у него свидание.

— Вы хотите сказать, опять с этой Мороженой Сукой? — нахмурилась Рембрандт. — Не понимаю, почему вы не пытаетесь отговорить его, капитан. От этой женщины у меня мурашки бегут по коже.

— Я полагаю, это личное дело Бикера, с кем ему встречаться, — возразил командир. — Однако, раз уж вы спросили, то насколько я знаю, он сегодня встречается с Ди Ди Уоткинс.

— Ну, эта уж ему никак не подходит, — проворчала Рембрандт, снова наполняя свой бокал.

— Вам кажется, что не подобает звезде проявлять интерес к какому-то ничтожному дворецкому? — осведомился Шутт довольно прохладным тоном.

— Нет… я хочу сказать… не понимаю, что он в ней нашел.

— А я понимаю, — ухмыльнулся Армстронг.

Рембрандт показала ему язык.

— Кстати о мисс Уоткинс, — сказал Армстронг, — тут действительно возникла ситуация, о которой вам следует знать, капитан.

— Что еще?

— Ну, сэр, — Армстронг тайком подмигнул Рембрандт, которая в ответ усмехнулась, — помните тот фильм, который мы состряпали, чтобы оправдать эвакуацию людей из комплекса? Мы получили массу звонков как от тех, кто хочет вложить деньги в этот фильм, так и от прокатчиков, желающих заполучить права на эксклюзивный показ этого фильма. Пока Мамочка только записывает их имена и сообщения, но в конце концов, кому-то придется позвонить им и сообщить, что никакого фильма не существует. Мы с Ремми все обсудили, и сошлись на том, что по логике вещей вы должны взять это на себя… сэр.

Командир нахмурился.

— Почему?

— Ну, кроме того, что у вас больше опыта в обращении с денежными людьми, вы еще и…

— Нет, — перебил Шутт. — Я хотел спросить, почему я должен сказать им, что никакого фильма не существует?

— Сэр?

— Почему бы не создать компанию и не снять фильм? При наличии всех этих инвесторов и прокатчиков, у вас уже имеется необходимый ингредиент — деньги. По крайней мере, похоже, что это может стать достойным вложением средств фонда.

— Но мы же ничего не знаем о производстве кино! — запротестовал Армстронг.

— Так наймите людей, которые знают, чтобы они его для вас сняли, — сказал командир. — Людей, подобных… скажем, актерам и каскадерам? Может быть, даже оператора? Держу пари, что в тех областях кинопроизводства, в которых они сами не разбираются, им известны нужные люди.

— Боже мой! — воскликнула Секира, начиная безудержно хихикать. — Это настолько нагло, что может и получиться!

— Не вижу причин, почему бы и нет, — заметил Шутт. — У этого предприятия лучшая база, чем у большинства тех компаний, которые я купил или основал, когда только начинал. Черт, у нас даже есть подпись Ди Ди Уоткинс под контрактом на многосерийный фильм.

— Когда она об этом узнает, то поднимет жуткий скандал, — сказала Рембрандт. — Можно, я сама ей сообщу, капитан? Пожалуйста!

— Сперва позвольте мне еще раз просмотреть этот контракт вместе с Лексом, — возразил командир. — Думаю, мы выработаем более справедливые условия. В конце концов, если ваш партнер по контракту сердит и обижен, так как считает, что его эксплуатируют, пострадает прибыль.

— О, тогда никакого удовольствия! — протянула Рембрандт, притворно надувшись.

Шутт ухмыльнулся.

— Вы будете удивлены, лейтенант. Я не говорю, что мы сделаем ей сверхвыгодное предложение — просто оговорим чуть более справедливые условия, чем те, которые она уже подписала. Можно получить истинное удовольствие, ведя переговоры по новому контракту с человеком, который уже подписал неудачную сделку, особенно, если он знает, что если не согласится на новые условия, сохранит силу прежний контракт. Если хотите, можете провести первый раунд этих переговоров.

— Благодарю вас, сэр! — Лейтенант расцвела улыбкой и послала ему воздушный поцелуй, в придачу.

— Знаете, капитан Шутник, — сказала Секира, — чем больше я вас слушаю, тем больше подумываю о том, чтобы вложить в дело часть собственных средств, если есть еще место для новых инвесторов. Возможно, мы обсудим это за обедом — это, и еще кое-что.

— Что, например, полковник? — устало спросил Шутт.

Секира заколебалась, взглянула на лейтенантов, потом пожала плечами.

— Наверное, не будет вреда, если я хотя бы упомяну об этом в их присутствии. — Она улыбнулась. — Увидев ваших младших офицеров в деле, я подумала, что пора подумать о повышении их по службе. Если вы согласны со мной, то считаю, они готовы стать самостоятельными командирами.

Изумленные этим неожиданным поворотом разговора, лейтенанты переглянулись.

— Я… В этом нет никакой необходимости, полковник, — заикаясь произнесла Рембрандт. — Не могу говорить за лейтенанта Армстронга, но мне вполне хорошо и на этом месте.

— Если у меня будет выбор, сэр, — сказал Армстронг, — я бы предпочел продолжать совершенствоваться под началом капитана Шутника.

— Посмотрим, — произнесла полковник. — А пока…

Она осеклась и нахмурилась, так как раздался настойчивый сигнал наручного коммуникатора Шутта.

— В самом деле, капитан. Неужели нельзя повесить на эту штуку бирку «Не беспокоить»?

— Именно так я и сделал, — ответил Шутт и нажал кнопку ответа. — Шутник слушает!

— Привет, Большой Папочка! — раздался голос Мамочки. — Простите, что беспокою, но у меня на линии генерал Блицкриг. Настроены поговорить с ним, или сказать ему, что вы ночуете в тюрьме?

— Поговорю, — ответил командир. — Погоди секунду.

— Нам уйти, капитан? — предложил Армстронг, делая движение встать.

— Не стоит, — возразил Шутт. — Но возможно, будет лучше, если вы все перейдете в дальний угол комнаты, чтобы голокамеры вас не захватывали.

Он подождал с минуту, пока его гости взяли свои бокалы и переместились к противоположной стене, затем снова возобновил разговор.

— Порядок, Мамочка. Переключи его на обычный канал связи.

— Сделано. А вот и он.

Шутт шагнул вперед и встал перед пультом связи, входившим в обстановку его гостиной или кабинета, куда бы он ни ехал, и через несколько секунд перед ним материализовалось изображение генерала Блицкрига.

— Добрый вечер, генерал, — произнес Шутт.

— Я поймал передачу, где вы красовались перед журналистами, капитан Шутник, — прорычал Блицкриг, не поздоровавшись и без всякого вступления. — Похоже, вы вышли сухим из воды… опять.

— Благодарю вас, сэр, — серьезно ответил Шутт. — Это было…

— Конечно, — продолжал генерал, не обращая внимания на его ответ, — я также видел некие пробные кадры того голофильма, который предполагается снимать у вас на Лорелее… но только в нем участвуют некоторые из ваших легионеров, и при этом наносят невероятных размеров ущерб тому самому комплексу, который вы должны охранять!

— Не о чем беспокоиться, генерал, — непринужденно заверил его командир. — Обитатель этого номера согласился оплатить все необходимые работы по ремонту и восстановлению помещения.

— С чего бы это? — нахмурился Блицкриг. — Ясно же, что именно ваши головорезы учинили этот разгром.

— Ну, дело в том, что по закону, тот, кто снимает комнату, и отвечает за любые повреждения, — объяснил Шутт. — Что касается того, что мои солдаты нанести ущерб помещению, то по правде говоря, они, в некотором смысле, были приглашены для участия в этом деле, и приглашены тем, кто проживал в нем — только это «она», сэр, а не «он». Это та самая женщина, которую вы видели в передаче выражающей благодарность мне и моим солдатам.

— В некотором смысле приглашены? — зарычал генерал, хватаясь за эту осторожную формулировку. — Мне хотелось бы услышать об этом более подробно, если не возражаете. Однако, сперва я хочу знать, почему ваши солдаты появляются в фильме в форме Космического Легиона?

— Это довольно легко объяснить, сэр, — ответил командир. — Как вы сами только что сказали, сэр, это были всего лишь пробные кадры. Мои легионеры просто стояли на дежурстве и попали в поле зрения камеры. Могу заверить, генерал, что их не будет в окончательном варианте, когда фильм выйдет на экраны.

— Понятно, — мрачно сказал генерал. — Ну, капитан, пока вы на линии, есть еще несколько вопросов, на которые я хочу получить ответы. Например…

— Добрый вечер, генерал, — произнесла Секира, покидая свое место у стены и становясь перед камерой.

Генерал открыл рот.

— Полковник Секира! Что вы там делаете? Я думал, что вы…

— В отпуске? — промурлыкала полковник. — Я и была… как вам хорошо известно. Просто случилось так, что в мою турпоездку входила остановка на Лорелее. Можете себе представить мое изумление, когда я наткнулась здесь на капитана Шутника и его роту, особенно если учесть то, что я абсолютно ничего не слыхала об этом задании, когда покидала штаб-квартиру.

— Гмм… да, конечно, — промямлил Блицкриг, ему было явно не по себе. — Так вы там командовали, когда все это произошло?

— Отнюдь, — улыбнулась Секира. — Я просто туристка, проводящая свой отпуск. Ведь было приложено столько усилий, чтобы довести до сведения каждого, что здесь я не являюсь командиром.

— Я…

— Нет нужды извиняться, генерал, — продолжала полковник. — Могу понять вашу озабоченность тем, чтобы я не узурпировала ваши полномочия, но могу вас заверить, что именно вы по-прежнему отвечаете за все действия капитана Шутника и его солдат при выполнении этого задания.

— Что вы такое говорите?

— Просто напоминаю вам, что так как это вы поручили капитану Шутнику данное задание, то вы и являетесь вышестоящим командиром на время его выполнения, и как таковой полностью несете ответственность за все, что он делает, или приказывает под вашим непосредственным руководством, — пояснила Секира. — Конечно, если не будет проводится никакого расследования, и никто из гражданских властей или командования Легиона не станет открыто выражать сомнение в правильности его действий, то ничего необычного и не появится в отчетах, и задание сойдет за абсолютно рядовое. Вы улавливаете мою мысль, генерал?

— Улавливаю, — прорычал Блицкриг.

— Так я и думала. А теперь, если у вас больше нет ничего срочного, вы не возражаете, если мы завершим этот разговор? Мы с капитаном Шутником как раз наслаждались глотком вина в спокойной обстановке его комнаты.

Генерал был ошеломлен.

— О… я не понял… конечно. Все остальное может подождать до более удобного момента. Спокойной ночи, полковник… капитан. Не забудьте сообщить мне, когда прибудут новые рекруты.

— Подождите минуту. Новые рекруты? — Шутт внезапно насторожился. — Простите, генерал Блицкриг, но я полагал, вы согласились не производить набор новых рекрутов и никого не переводить в мое подразделение, пока я не приведу его в порядок.

— Правильно, — согласился Блицкриг со злобной усмешкой. — Но не думаю, чтобы вы стали возражать против этих новобранцев — во всяком случае, против большинства из них. А против других вы не можете возразить.

— Не могли бы вы объяснить поподробнее, сэр?

— Ну… я не хочу вам мешать, поэтому буду краток. Вы получаете трио гамболтов… знаете, кошек? Это первые из гамболтов, которые попросились в Космический Легион, а не в собственное подразделение в составе Регулярной Армии — которое является предметом нашей гордости, — но они поставили условием быть направленными именно в ваше подразделение. По-видимому, ваши шоу для средств массовой информации начали, наконец, приносить плоды.

— Полагаю, что если…

— Следующий, собственно, не совсем рекрут, — продолжал генерал. — Он — наблюдатель, прислан зенобийцами для изучения нашей тактики и этики перед подписанием с нами договора. Помните зенобийцев, капитан? Те маленькие ящерицы, с которыми вы спутались на Планете Хаскина?

— Конечно, сэр, я…

— Поскольку вы первым из людей установили с ними контакт, правительство решило, и я с ними согласился, что вы являетесь логичным кандидатом на работу с этим наблюдателем. Между прочим, он вас помнит. Даже назвал вас по имени… только он запомнил вас, как «капитана Клоуна».

— Понятно. — Шутт нахмурился. — Это все, сэр?

— Не совсем. — Генерал ухмыльнулся. — Последний, кого мы к вам посылаем, направлен по вашей собственной просьбе.

— По моей просьбе, сэр?

— Да. У меня она под рукой. — Блицкриг поднял листок бумаги. — Мне потребовалось некоторое время, чтобы найти подходящего легионера, удовлетворяющего вашим требованиям, капитан, зная, настолько вы разборчивы, но полагаю, я нашел то, что вам нужно. Вы просили для роты капеллана, и я вам его посылаю. Никогда не говорите, что штаб не оказывает вам заслуженной поддержки. Блицкриг закончил.

Несколько мгновений четверо офицеров молча смотрели на пустое пространство, где только что находилось изображение генерала.

— Сэр? — наконец произнес Армстронг. — Капеллан?

— Это длинная история, лейтенант, — ответил Шутт, потирая рукой лоб. — Честно говоря, я совершенно забыл об этой просьбе.

— Я бы на вашем месте была поосторожнее, капитан, — посоветовала полковник Секира. — Неприязнь к вам генерала, по-видимому, со временем не ослабевает.

— Ничего, прорвемся, — сказал командир. — Тем не менее, в честь генерала, а также чтобы отпраздновать завершение этого задания, хочу предложить тост. Я его нагло украл, но он кажется мне подходящим к случаю.

Он поднял бокал, обращаясь к коллегам.

— За достойных противников и недостойных друзей!

* * *

В одном из ресторанов казино Лорелеи происходил в это время совсем другой разговор.

— Должна признать, Макс, — говорила Лаверна, — ты приняла это гораздо лучше, чем я рассчитывала.

Максина нахмурилась.

— Приняла что?

— Ты знаешь… что пришлось отступить перед Виллардом Шуттом и его людьми. Я знаю, тебе нелегко сложить оружие.

— Не говори глупости, Лаверна. — Максина улыбнулась. — Мы вовсе не закончили с молодым мистером Шуттом. Я считала, что ты это понимаешь.

Лаверна удивленно наклонила голову к плечу.

— Ты собираешься нарушить слово? Никогда не думала, что ты на это способна, Макс.

— Кто сказал, что я собираюсь нарушить слово? — спросила королева преступного мира. — Я обещала только отказаться от попыток захватить контроль над «Верным Шансом», но от этого плана, как ты помнишь, мы уже тогда почти что отказались. Конечно, мы с тобой понимаем, что если «Верному Шансу» не угрожает опасность с моей стороны, это не значит, что ему вообще не угрожает опасность. Более того, что касается «безопасности», то я ничего не говорила о том, что оставлю в покое мистера Шутта и его роту.

— Это правда, — признала Лаверна.

— Мне пришло в голову, что множество людей видело сегодняшнюю передачу, когда я в сущности заявила всем и каждому, что «Верный Шанс» не входит в мою сферу влияния.

— Ты хочешь сказать, что ее могли видеть некоторые другие семьи?

— Или Якудза, — подтвердила Макс. — Помнишь, мы обе сочли рассказанную этим подложным Джонеси историю достаточно правдоподобной, чтобы принять ее всерьез. По правде говоря, на тот случай, если они пропустили передачу, я пошлю им копию записи вместе с запиской от себя лично. Даже если они не заинтересованы в «Верном Шансе», уверена, их очень заинтересует рассказ о том, что кто-то притворился их представителем. Я также велела навести справки, в самом ли деле некий бармен когда-то состоял в Клубе мотолетчиков-преступников, а если состоял, то при каких обстоятельствах оставил их компанию.

Лаверна откинулась на спинку стула и пристально посмотрела на хозяйку.

— Ты и вправду ни перед чем теперь не остановишься, да?

— Как ты сама заметила, Лаверна, я не люблю проигрывать. Однако, ты, по-видимому, совершенно не обратила внимания на самый сомнительный из моих маневров. И не удивительно. Молодой мистер Шутт тоже его упустил из виду.

— Какой же?

Максина прищурилась, глядя вдаль.

— Подумай немного, Лаверна, — сказала она. — Уж кто-кто, а ты-то должна знать о том преувеличенном интересе и подозрительности к казино и их владельцам, которые испытывают налоговые инспекторы. Ну, сегодняшняя передача не только предупредила наших коллег об открывшихся возможностях в «Верном Шансе», но также поставила в известность наших традиционных противников о том, что мистер Шутт теперь входит в число владельцев казино… и я думаю, он пока даже не подозревает, какие неприятности ему грозят с этой стороны.



Содержание:
 0  Шуттовской рай : Роберт Асприн  1  1 : Роберт Асприн
 2  2 : Роберт Асприн  3  3 : Роберт Асприн
 4  4 : Роберт Асприн  5  5 : Роберт Асприн
 6  6 : Роберт Асприн  7  7 : Роберт Асприн
 8  8 : Роберт Асприн  9  9 : Роберт Асприн
 10  10 : Роберт Асприн  11  11 : Роберт Асприн
 12  12 : Роберт Асприн  13  13 : Роберт Асприн
 14  14 : Роберт Асприн  15  вы читаете: 15 : Роберт Асприн
 16  Использовалась литература : Шуттовской рай    



 




sitemap