Фантастика : Космическая фантастика : Превращение : Екатерина Белецкая

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14

вы читаете книгу




Превращение

По тридцать километров в день. Вдвое больше, чем предполагалось изначально. Под проливным дождем. По земле, искалеченной бесконечной чужой войной. Чувствуя, как тают и без того невеликие силы, без еды, без теплой одежды. Может быть, если бы не погода и не изувеченная земля, они проходили бы больше. Но в таких условиях и тридцать километров давались с огромным трудом.

Помня о защите, поставленной искином, они шли, особо не скрываясь – сейчас отследить их можно было только визуально, но, по заверениям того же искина, в радиусе пятидесяти километров не было никого живого.

– Придут они по наши души, придут, – мрачно говорил Ри, когда вечером второго дня они расположились на отдых в сырой, заросшей кустами лощине. – Вопрос только – когда?

– Скорее всего, завтра, – Ит устал настолько, что даже говорить было трудно. Стараясь не подвести остальных, он шел, стараясь не отставать, но создание матриц отняло огромное количество сил, и сейчас ему приходилось даже хуже, чем Скрипачу, у которого снова разболелась нога. Однако вида он не подавал и шел, стараясь не отставать от Ри.

Сырные корки, которые Ит собрал перед тем, как они отправились в путь, давно кончились. Впрочем, о еде они почти не думали, некогда было. К счастью, и Ри, и Ит были приучены жить более чем скромно, и оба оказались неплохо тренированы – Ри признался, что занятия спортом были у них обязательной дисциплиной для всех без исключения, а Ит в ответ рассказал, что у него дома считалось зазорным спать больше пяти часов кряду, а бегать его отец приучил с малолетства. Для Скрипача, привыкшего к нелегкой жизни на свалке, и погода, и отсутствие еды тоже были явно не в новинку, по сути дела, его беспокоила только больная нога, а так – практически все устраивало. Конечно же, они устали, но понимание того, что может произойти, если они не дойдут, придавало новые силы. Что же до Скрипача, то он радовался тому, что находится рядом с людьми, которые ему безумно нравились, и если им надо куда-то – то и ему туда же, никаких проблем.

– Что делать будем, когда придут? – спросил Ри.

– А я им врежу, – коротко ответил Ит.

– Как? – не понял инженер.

– А так же, как на Терране. Сунутся – врежу.

– У тебя сил не хватит.

– Хватит, – угрюмо отозвался Ит. Он только что размотал упирающемуся Скрипачу лодыжку и с горечью отметил, что нога снова распухла, а краснота поползла вверх – это ему особенно не понравилось. Скрипач снова дернулся и что-то жалобно пискнул. – Сиди, дурак. Сиди, говорю, куда?!

– Последний рывок остался, – заметил Ри. – На станции вылечим, только бы дошел.

– Что искин говорит?

Из соображений осторожности с искином теперь связывался только Ри.

– Что сумеет прислать за нами какой-то транспорт. Но только в четко обозначенное время, – инженер, наконец, лег и поежился от холода. – С нашими ему связаться не удалось. То есть он пытался это сделать, но Таенн не ответил.

– Но они живы? – Ит понимал, что говорит сейчас глупость, но точнее сформулировать свой вопрос просто не сумел.

– В нашем понимании – да, живы. И относительно целы, – ответил инженер. – Самое поганое, что корабль с детьми от станции так никто и не увел, оказывается. Он все еще там.

– О, черт… – простонал созидающий. – Стоит нам вернуться, и все пойдет по второму кругу.

– Боюсь, что да, – согласился Ри.

– Если сумеем сделать все так, как сказал искин, то на шантаж у них просто не останется времени, – подумав, заметил Ит. – Они смогли нас шантажировать только потому, что нам некуда было деваться. Но в этот раз все будет иначе – капсула-то откроется. И у нас не будут связаны руки.

– Может быть, и так, – инженер зевнул. – Время покажет. Ит, заматывай ему ногу обратно, и ложитесь.

– Пусть еще немножко так посидит. Эта ткань проклятая ему до крови там все стерла. А ты заметил – он ведь молчит, не ноет, несмотря на то, что с ногой гораздо хуже, чем когда он нас остановил?

– Заметил, конечно. Я же еще тогда сказал, что нога у него как-то уж очень вовремя заболела, – покивал Ри. – Ох, неспроста он за нами увязался, вот что я тебе скажу. И не так он прост, как кажется.

– Ри, я… – Ит осекся. – Я за него боюсь… Сиди, бестолочь ты этакая, куда? Сиди, дай обратно замотаю. Не приставай, сказал, посиди ты хоть минуту спокойно!

– Почему боишься? – не понял инженер.

– Потому что у меня ощущение, что, случись что посерьезнее, он за нас в огонь и в воду полезет, – созидающий, наконец, закончил бинтовать Скрипачу лодыжку, и теперь тот натягивал на ногу истрепанный ботинок. По счастью, ботинок был Скрипачу сильно велик, и нога с повязкой спокойно в нем помещалась.

– За нас – или за тебя? – немного ехидно спросил Ри.

– За нас, – без колебаний ответил Ит. – Видишь, как он к тебе хорошо относится? – спросил он со смехом.

Скрипач подполз к Ри, взял его за руку и принялся гладить пальцы – каждый палец по отдельности. Чужие пальцы его в последнее время очень занимали. В отсутствии других подходящих игрушек Скрипачу приходилось довольствоваться тем, что есть – а пальцев в его распоряжении оказалось аж двадцать штук. Понимая, с кем они имеют дело, владельцы пальцев предпочитали терпеть, не возражая – лучше пусть развлекается таким образом, чем рыщет по окрестностям в поисках чего-нибудь с его точки зрения красивого и привлекает внимание.

– Мне все-таки кажется, что он умнее, чем выглядит, – Ри высвободил руку, улегся поудобнее. – И еще мне кажется, что ту же ситуацию с засадой он предвидел. Может, даже и сознательно. Как-то почувствовал, понял и сумел нас остановить. Если бы мы там оказались, мы бы сейчас не разговаривали.

– Мне кажется ровно то же самое, – согласился Ит. – Но я не думаю, что он сознательно это сделал. Почувствовал опасность, ты верно сказал, и отказался идти дальше. Это не сознательное, это что-то другое.

– А что тогда?

– Понятия не имею. Может быть, услышал что-то. Или те же птицы – мы не обращаем на них внимания, а он смотрит постоянно. Не знаю. Но факт остается фактом – он нас спас. И если мы сумеем дойти до станции, я ему закажу сто тарелок с картошкой и десять серых платьев, потому что то, что на нем сейчас, можно только выбросить.

Ри засмеялся.

– Да, без платья ему никак. Забавный он все-таки. Такое ощущение, что он словно в двух мирах живет одновременно – в нашем и в каком-то еще. Меня удивляет, что ты умудряешься его понимать.

– А ты совсем не понимаешь? – спросил Ит.

– Совсем, – признался инженер.

– Знаешь, а ведь он пытался со мной разговаривать. Когда ты пошел смотреть, а мы остались в камнях, – наконец решился созидающий. – Нес эту свою несусветицу, но интонации, общая структура, ритмика… – он замялся, подыскивая слова. – Может, это просто совпадение, по крайней мере, тогда мне так и показалось, но сейчас я думаю, что это было все-таки осознанно.

– И что он пытался сказать? – Ри приподнялся на локте и посмотрел сначала на Ита, а потом – на успевшего уснуть Скрипача.

– Сейчас я понимаю, что он предупреждал. Негодовал по поводу этой засады и предупреждал, чтобы мы туда случайно не сунулись. По крайней мере, мне так кажется.

– Ты потом считку покажи, ладно? Только не при нем, конечно, – попросил Ри. Ит согласно кивнул. – Морис говорил, что его надо вылечить, а я вот сейчас думаю, что не надо.

– Почему?..

– Безумные, они ведь счастливые. Нам сейчас трудно, а ему хоть бы что, ты заметил?

– Заметил, – покивал Ит. – Даже хорошо. Если бы не болела нога и было, что поесть, стало бы совсем хорошо… Ладно, давай спать. Заболтались мы что-то.

* * *

Делегация прибыла на исходе следующего дня, как и предполагал Ит. На этот раз одной машиной дело не ограничилось – пришла небольшая колонна из шести машин, причем Ри с ходу определили, что в этот раз антигравы прибыли более чем серьезные, боевые, а не простые транспортные.

– Убивать нас приехали, не иначе, – мрачно сказал он. – Причем всем кагалом. Больше ста человек, не считая техники. Хорошо подготовились.

– Правильно, – дернул плечом Ит. – Сразу, конечно, не убьют…

– Ну да, надо же сначала поговорить, – поддакнул Ри. – Без этого никуда.

Из первой машины стали выбираться люди. На этот раз, прежде, чем показалось начальство, вышли солдаты, в той самой броне. Ит с интересом присмотрелся. В его (или не его?) воспоминаниях о Маданге ничего подобного не присутствовало. Видимо, и броня, и нынешнее вооружение появилось уже после того, как планета оказалась заключена во временную капсулу. Выглядели солдаты неприятно, даже отталкивающе. Серо-коричневая броня чем-то походила то ли на хитин насекомого, то ли на экзоскелет членистоногого – гибкие, заходящие друг на друга пластины, соединения которых скрыты внутри, и непонятно, как сделаны; треугольный, закрывающий лицо шлем, сужающийся к подбородку.

– Тараканы, – с отвращением произнес Ри. – Ты видел когда-нибудь тараканов?

– Нет, – покачал головой Ит. – Но уже понимаю, что это что-то отвратительное.

– Не то слово. У нас дома была сказка, в которой тараканы захватили весь мир.

– И что?

– И ничем хорошим это не кончилось. О, смотри-ка, сам появился…

Из машины вылез их давешний знакомый. Солдаты почтительно расступились перед ним, образуя живой коридор, и седой военный неспешно проследовал по нему, направляясь в сторону Ри, Ита и Скрипача. Метрах в десяти от границы он остановился и выжидательно склонил голову к плечу. Ит и Ри подошли поближе. Теперь их и военного разделяло метров пятнадцать, не больше.

– Извольте объясниться, – едко сказал военный. – Наврали вы уже достаточно. Теперь говорите правду.

– Почему мы должны это делать? – вопросом на вопрос ответил Ри. – Мы соблюдали и соблюдаем все поставленные вами условия. Какие к нам претензии?

– Такие, что вы не те, за кого себя выдаете! Хватит врать! Вам удалось убедить нас в своей якобы непричастности к Контролю и даже пройти тесты, но теперь вы не отвертитесь!

– От чего? – спросил Ит с интересом. – От того, что наши якобы тела распались и превратились в лужи? Вы ведь это хотели сказать?

Военный поперхнулся.

– Видимо, он действительно про это, – задумчиво сказал Ри. – Вот только как он собирался объяснить при разбирательстве тот факт, что люди, которые никому ничего не сделали, оказались убитыми?

– Случайно, во время инцидента, который…

– Который вы же сами и спровоцировали, – закончил инженер. – Ит, а ты обратил внимание, что они подбирали оружие у ими же убитых солдат Республик? Ловко, правда? По его замыслу мы должны были погибнуть от рук другого государства. Может быть, благородная Гана вообще послала тот отряд на нашу защиту? Я прав?

– Видимо, да, – согласился Ит.

– Заткнитесь! Оба! Мне плевать, что вы там себе выдумали, но вы сейчас тут ляжете! Потому что ложь, да еще и провокации, я терпеть не намерен!

– Правда? – вкрадчиво спросил Ит. Он шагнул вперед, и на обеих его ладонях расцвели синие огненные шары. Строй солдат в броне дрогнул, тоже подавшись вперед. – Если вы посмеете что-то нам сделать, тут ляжем не только мы, а гораздо больше народу. И объясняться с Официальной Службой и Контролем вам придется значительно дольше. Да и результат станет весьма сомнительным.

Военный оскалился, на лбу у него вздулись синие жилы.

– Сволочь… – прошептал он. – Рауф, гермо!!! Ах ты, вонючая тварь!!! Но ты же по всем тестам был человеком, гадина! Маскироваться научились?!

– А хоть бы и так, – ледяным голосом ответил Ит. – Ну что, начнем? Добавите в свой послужной список еще и рауф? Чтобы Мадангу оставили в капсуляции до скончания веков? Давайте, не стесняйтесь. Только учтите, что секторальная станция сейчас все это фиксирует. И даже если она не выйдет на этом пульсе из капсулы, ее рано или поздно найдут. И обо всех ваших действиях станет известно. Потому что если вы запросто сможете уничтожить нас, со станцией вы не сделаете ничего. И вы об этом знаете.

Военный еще несколько секунд неподвижно смотрел на пылающий синий огонь, затем молча повернулся и направился обратно к машине, по пути слабо махнув рукой своим солдатам. Все еще не веря, Ит молча следил за тем, как люди в броне рассаживались по машинам, и как уезжает прочь колонна. Из оцепенения его вывело легкое похлопывание по плечу. Ит обернулся, огонь в его ладонях погас.

– Ну, ты даешь, – с уважением сказал Ри. Скрипач, стоя рядом, сиял восторженной улыбкой. – Это было сильно. Ты как?

– Я сейчас в обморок упаду, – честно ответил созидающий. – Ри, их уже не видно?

– Нет, уехали… Искин, верни нам защиту, пожалуйста! И сделай по максимуму, хорошо?

Воздух вокруг помутнел, стало заметно теплее.

– Да, теперь можно не прятаться, – сообщил искин, впервые за это время вслух, не мысленно. – Хорошо вы их приложили, ребята. Но радоваться рано, вам еще до моря добраться нужно. Ит, тебе совсем плохо?

– Плохо, – кивнул тот. – Я думал, что сил у меня больше, а, оказывается, вон оно как…

Он сел на землю, затем медленно лег. Да, так лучше. Надо полежать и хотя бы немного отдышаться. Как же эти гермо тут воевали, если детектор отжирает столько ресурсов? Хотя, может, если нормально есть и спать, то все будет не так? Или не будет? Что же там Стовер говорил… что-то он говорил про то, что гермо гибли… из-за чего? Леон сказал, что из-за Стовера. Стовер сказал, что из-за Контролирующих. А еще кто-то сказал…

* * *

– Скрипач, да не дергай ты его! Не дергай, говорю. Оставь в покое! – раздраженный шепот Ри звучал где-то в отдалении. Ит приоткрыл глаза и прислушался. – У нас еще полно времени, пусть поспит.

– Все в порядке, – Ит сел, тряхнул головой. – Я долго лежал? – спросил он, стараясь, чтобы голос звучал по возможности бодро.

– Искин уже объяснил, в каком ты порядке, – сердито ответил Ри. – А нам еще больше тридцати километров топать. Ты вообще идти сможешь?

– Сейчас проверим.

Скрипач тут же оказался рядом и засуетился, помогая Иту встать. Видимо, Ри удерживал его, не давая разбудить, и Скрипачу это сильно не понравилось – на Ри он смотрел злым, мрачным взглядом, но от комментариев пока что воздерживался. Стоило Иту подняться на ноги, как он ощутил страшное головокружение и изо всех сил вцепился в руку Скрипача, чтобы не упасть.

– Понятно, – констатировал Ри. – Ложись. Никуда ты пойдешь.

– Нет-нет-нет, погоди, – созидающий прикрыл глаза, замер. Головокружение постепенно проходило. – Нормально, ничего, просто слишком резко встал, наверное. Ри, идем. У нас времени мало.

– Врешь ты, созидающий, как дышишь, – осуждающе покачал головой инженер. – Но… ладно. Ты прав, надо двигаться.

Сначала идти было очень трудно. То голова начинала кружиться, то ни с того, ни с сего накатывала отвратительная слабость. Но потом стало полегче, тем более, что шли они сейчас по остаткам старой дороги. Пусть разбитой, пусть в трещинах, но все-таки дороги. Это оказалось не в пример проще, чем брести, как раньше, по колено в траве, поминутно спотыкаясь о кочки и проваливаясь в канавы, заполненные водой.

Ит все никак не мог сообразить, сколько прошло времени после той встречи. Сутки? Несколько часов? Лишь когда стало вечереть, он понял, что пролежал недолго. Час, два. Ну, три. Но никак не целый день. Уже хорошо. Если сейчас ничего не случится, они успеют.

Стемнело. Они продолжали идти, но темп, конечно, существенно снизился. Воспользоваться помощью искина они не рискнули – да, конечно, очередной раунд «переговоров» с седым военным они вроде бы выиграли, но рисковать лишний раз совершенно не хотелось.

Ит брел все медленнее, спотыкаясь. Скрипач упорно хромал рядом, ежеминутно с тревогой стараясь заглянуть ему в глаза. Ри приходилось из-за них замедлять шаг, он нервничал.

– Слушай, Ит, давайте остановимся, – наконец предложил он. – Вы сейчас оба свалитесь. А двоих я не дотащу.

– Нет, – ответил Ит. – Пойми, если я сейчас лягу, то потом уже не встану. Сколько еще идти?

– Искин, далеко еще? – спросил Ри.

– Семь километров, – ответил искин. – Ребята, я не хотел вас пугать, но береговая полоса перекрыта. Видимо, они ждут, чтобы Ит вымотался и не мог сопротивляться. Там почти тысяча человек и три морских антиграва. Я догадываюсь, что они задумали, и в этом нет ничего хорошего.

– Мразь проклятая, – прошептал Ри. – Искин, мы можем что-то сделать? Их реально обойти?

– Нет. Мало того, со стороны Республик к границе тоже подходит техника. И совсем не похоже, что они собираются воевать друг с другом. Они ждут вас.

– Но зачем?! Все, что можно было сказать, уже сказано! Какой смысл нас останавливать, ловить, держать взаперти? И так же ясно… – начал Ри, но Ит его перебил:

– Видимо, они посовещались и приняли какое-то новое решение, – тихо сказал он. – Нас не пропустят. Но есть у меня одна мысль… искин!

– Слушаю.

– Скажи, ты по приказу Ри сможешь подвести станцию к берегу?

– Смогу, – голос искина звучал неуверенно.

– А сколько времени тебе для этого потребуется?

– Нисколько. Вернее, столько, сколько скажет пилот.

– Все, не продолжай. Ри, нам все-таки надо туда, на берег, – созидающий с тоской посмотрел на инженера. – Я понимаю, что это звучит, как полный абсурд, но…

– Ит, а тебя там случайно не подменили во время какого-нибудь допроса? – спросил Ри.

– Да вроде бы нет, – отозвался он. – Слушай, вот что у меня в результате получается…

* * *

К ярко освещенной, заполненной людьми и техникой береговой полосе они подошли не спеша, не скрываясь. Первым шел Ит, следом за ним – Ри и Скрипач. На всякий случай Ри крепко держал Скрипача за руку (а ну как решит выкинуть какой-нибудь фортель?), но, похоже, в этом не было необходимости – когда Скрипачу объясняли, что нужно делать и как себя вести, он слушал очень внимательно и один раз, кажется, даже кивнул.

При их приближении шум на берегу стих. Люди замерли, лишь двигатели антигравов продолжали работать, заполняя пространство монотонным низким гулом.

Ит продолжал идти. Метрах двадцати от солдат, выстроившихся в защитную линию, он остановился. Ри и Скрипач остановились тоже.

«Море, – вдруг подумал Ит. – Я ведь слышу море. А вдруг это вообще в последний раз?»

– Освободите дорогу, – негромко сказал он. – Я прошу по-хорошему, слышите? Освободите дорогу!

– А больше вам ничего не надо? – издевательски крикнул кто-то. – Корабль не предоставить для морской прогулки?

– Было бы неплохо, но в этом нет необходимости, – спокойно ответил Ит. – Уходите.

– Вот что, гермо, – этот голос они узнали сразу же. – Кончай этот блеф. Даже с боевым детектором ты сумеешь зацепить человек пятьдесят, но никак не больше. Остальные превратят вас в кашу за несколько секунд. Шутки и игры кончились. Я предлагаю вам сдаться, этим вы спасете свои жизни.

– Не тебе распоряжаться нашими жизнями. И я не гермо. Я человек.

– Конечно, человек, ври больше. Напичканный технологиями рауф, засланный сюда с целью…

– У меня нет ни желания, ни времени продолжать эту беседу, – Ит поднял руку. – Последний раз предупреждаю – уйдите.

– Да что ты сделаешь-то?

– Посмотрим, – ответил Ит. – Давай, Ри.

То, что происходило дальше, заняло считанные секунды, но Иту эти секунды показались вечностью.

Он ударил. Ударил одновременно в тысячу мишеней сразу, вкладывая в удар все, что имел, все силы, всего себя. Он не думал в тот момент, что же будет потом. Существовало только «сейчас», никакого «потом» предусмотрено не было. Никаких визуальных эффектов тоже – атака Ита была направлена на то, чтобы выиграть по времени ровно минуту. На самом деле, можно было бы обойтись меньшим временем, но Ит не хотел рисковать.

Несколько секунд ничего не происходило. А затем люди начали падать на землю, без единого звука или лишнего движения, ровно и плавно – ему удалось опередить всех, ни одного выстрела так и не прозвучало. Да, парализующий заряд, который использовал Ит, был слаб, но этого все равно с лихвой хватило – в тот момент, когда и сам Ит начал оседать на песок, в сотне метров от полосы прибоя возникла из ниоткуда секторальная станция. От нее метнулся к берегу сияющий золотом луч. Ри подхватил ставшего почему-то странно легким Ита на руки и шагнул в свет.

* * *

– …Не ори! Заткнись, урод, не ори, сказал!.. Искин! Что мне делать?! Да не ори, сволочь!!!

Скрипач выл. Он стоял на коленях, вцепившись обеими руками в штанину Ри и выл, гортанно, давясь слезами, выл, не останавливаясь. Из-за крика Ри не слышал ответов искина, и, наконец, не выдержав, он, что было сил оттолкнул Скрипача ногой. Тот кубарем покатился по полу, да так и остался лежать, скорчившись, едва слышно скуля.

– …за твоей спиной! Ри, обернись! Обернись и иди в проход, повторяю, он за твоей спиной!

На Ита лучше было не смотреть. Один раз Ри случайно опустил глаза, и едва не уронил его на пол – от ужаса. Выглядел созидающий чудовищно. От нормального человека, который еще несколько минут назад ходил, говорил, и что-то делал, остался скелет, обтянутый кожей. Но самым страшным было другое. Ит оставался в сознании, он улыбался. Слабо, но вполне различимо.

– Ри, ты меня слушаешь?

– А? Чего? – инженер остановился, крутанулся на месте, оглядываясь.

– Успокойся, пожалуйста, – попросил искин. – Справа вход в медицинский блок. Войди, положи его и вернись за Скрипачом. Тебе придется проводить его сюда, у него сломана нога.

– Растянута, – поправил Ри, укладывая Ита на вырастающий из пола светло-серый постамент. – Всего лишь растянута.

– Сломана. Другая нога, Ри. Та, по которой ты его ударил.

Инженер замер. Прикрыл глаза и на секунду даже перестал дышать. Но лишь на мгновение, не больше.

– Хорошо, – сказал он бесцветным голосом. – Что с Итом, в результате?

– Через сутки, максимум, через двое он будет в порядке, – ответил искин столь же бесстрастно. – Он просто потратил слишком много ресурсов на то, что сделал. Но их вполне можно восстановить. Сходи за Скрипачом, пожалуйста.

Ри с сомнением посмотрел на Ита. Тот приоткрыл глаза и снова улыбнулся. Тело его тонуло в мягком сиянии, исходящем из блока, его словно окутал туман.

– Со мной все нормально, – прошептал он. – Ри, правда! Я не вру. Приведи его, хорошо? Он один, ему больно. Приведи его сюда.

– Тебе надо спать, – сказал искин. – Извини, но я тебя сейчас отключу.

– Нет! – запротестовал Ит. – Искин, подожди! Не надо!.. Давай потом, чуть позже, хорошо? Я его все-таки дождусь. Увидишь, я справлюсь.

– Ладно, – сдался искин. – Полчаса, не больше. Тебе надо сейчас максимально снять нагрузку. Ри, будь так любезен…

Ри кивнул. Он вышел из медицинского блока и направился обратно, в зал управления. Сказать, что ему не хотелось идти – это ничего не сказать. Инженеру было стыдно Невообразимо стыдно. Он чувствовал, что уши у него пылают, а лицо заливает краска. Надо было срочно все как-то исправить, но как?

Скрипач при его приближении скорчился еще сильнее и начал отползать к стене. В его глазах плескался ужас, как у собаки, внезапно и совершенно без причины избитой любимым хозяином. Я ничего не сделал, а ты… за что? Скрипач уперся спиной в стену, Ри вдруг заметил, что он трясется мелкой дрожью. Инженер присел на корточки перед ним и несмело протянул руку, тот дернулся.

– Прости меня, пожалуйста, – попросил Ри. – Прости, я же не нарочно. Я не хотел тебя обидеть. Понимаешь? Я сам испугался, потому и ударил тебя. Прости, слышишь? Клянусь, я никогда больше тебя не обижу…

Он все-таки протянул руку и погладил Скрипача по спутанным мокрым волосам. Тот напрягся, всхлипнул, но Ри, повинуясь наитию, руки не убрал.

– Не бойся, пожалуйста. Сейчас мы тут немножко посидим и пойдем к Иту, ладно? – Ри говорил медленно, старательно подбирая слова и пытаясь говорить ровно и максимально спокойно. Скрипач уставился на него во все глаза. Страх во взгляде мешался с робкой надеждой. Инженер приободрился. – Ит тебя ждет. Давай я помогу тебе дойти к нему?

Ри видел – Скрипач колеблется. С одной стороны, ему хочется к Иту, с другой – он все еще боится его, Ри… и от этого страха надо избавляться, срочно, потому что если не сделать этого сейчас, то не получится уже никогда. Он сел рядом со Скрипачом на пол и осторожно обнял его одной рукой, второй продолжая гладить по голове.

– Не бойся, пожалуйста, – просил Ри. – Прости меня. Прости, слышишь? Ты очень хороший, ты умница и про засаду ты тогда угадал, и сейчас вел себя просто замечательно, а я дурак, все испортил, и очень перед тобой виноват, я тебя больше не обижу, всеми святыми тебе клянусь…

Скрипач плакал. Ри чувствовал, как вздрагивают его плечи.

«Как же я мог так? – думал он с раскаянием. – Он же словно ребенок, если вдуматься. Сейчас я могу хоть чем себя оправдывать, а все равно оправдания мне нет. Он испугался, а я…»

Ри осторожно отстранил Скрипача и принялся ладонью вытирать ему слезы. Прежнего страха у того в глазах больше не было, но он все еще смотрел на Ри с робким недоверием.

– Пилот, время, – напомнил искин. – Поторопись.

– Пойдем, пожалуйста, – попросил Ри. – Давай помогу тебе встать, и пойдем к Иту.

– Скрипач, надо идти, – вдруг сказал искин. Ри опешил – до этого система не обращала на безумца никакого внимания. Ри помнил, как искин назвал того «гостем», но после этого он Скрипача игнорировал практически полностью и никогда не обращался к нему напрямую. – Иди с Ри, он проводит тебя к Иту. И нам надо полечить твою ногу. Иди, Ри тебя проводит.

Скрипач заозирался, силясь понять, кто к нему обращается, а потом с недоумением посмотрел на Ри.

– Пойдем, – повторил тот в который раз. – Это с тобой машина говорит. Голос есть, а человека нет. Пойдем, Ит тебя ждет.

До медблока Скрипача пришлось тащить едва ли не на руках – он мог кое-как опираться на вывихнутую ногу, но не более того. Ри помог ему сесть на второй постамент, выросший рядом с первым, на котором лежал Ит. Тот повернул голову и улыбнулся Скрипачу. Тот радостно заулыбался в ответ.

– Не сердись на Ри. Он хороший, – голос Ита звучал слабо, но твердо. – Видишь, все в порядке. Мы живы, целы. Скоро заберем Леона, Мориса и Таенна, и все вместе отправимся дальше, где нет злых людей, зато есть звезды. И никто никого не будет обижать.

– Ты… слышал?

Ит кивнул. Ри видел, что созидающий устал, что он держится из последних сил, но его удивило и поразило другое. За эти дни в Ите появились такая твердость и сила воли, каких Ри и предполагать не мог. Если до этого у инженера никак не получалось считать Ита равным себе, то сейчас он понимал – они равны.

– Ты все правильно сказал и сделал. Он не будет тебя бояться, ему просто надо поспать и успокоиться. Вот увидишь, он не держит на тебя зла и потом не вспомнит обиды, – Ит говорил все тише.

– Почему ты так думаешь? – спросил Ри.

– Я знаю. Ты все равно не поймешь, тебе придется поверить мне просто так, – последние слова инженер едва сумел разобрать.

Скрипач повернулся к Ри и посмотрел на него, чуть склонив голову к плечу. Посмотрел уже действительно без страха, но и без особого интереса – то ли устал, то ли искин начал исподволь с ним что-то делать. Ри снова потрепал Скрипача по волосам, тот улыбнулся.

– Ри, там вызывают… эти, – напомнил искин. – Полчаса прошло, надо бы с ними поговорить.

– Сколько до момента, когда капсула откроется?

– Двенадцать часов, – ответил искин. – Иди, я справлюсь тут сам.

– Хорошо, – Ри улыбнулся Скрипачу и вышел из медицинского блока. – Искин, я хотел у тебя спросить… Ты раньше не говорил со Скрипачом, а сегодня вдруг заговорил. Почему?

– Пока вас не было, я анализировал, – ответил тот. – И пришел к определенному выводу в отношении Скрипача.

– Что за вывод?

– Скрипач – это Ит, – серьезно сказал искин.

– Как?.. – опешил Ри.

– Это один человек. Не два.

– Что за чушь?

– Это один человек, – упрямо повторил искин.

– Ерунда какая-то, уж прости пожалуйста, – Ри остановился в центре зала управления, и глянул в потолок. – Как у Сэфес, что ли? Как они говорили? Я-мы-я?

– Нет, не как у Сэфес, – терпеливо пояснила машина. – Сэфес – это одно существо. Которое рождается в двух разных проекциях. Поэтому я-мы-я – всегда двое. А Ит и Скрипач – это просто один человек.

– В двух лицах, что ли? – недоуменно переспросил инженер. – Интересно, а Ит про это знает?

– Нет, он про это не знает, – терпения искину было не занимать. – Может быть, чувствует. Или догадывается. Но я, зная о том, что это один человек, смог заговорить со Скрипачом. И он на меня отреагировал. Воспринял. А раньше даже не осознавал мое присутствие.

* * *

– …так вот на эти правила я плевать хотел, понятно? У вас три часа. После этого я ударю. Ударю по всему, до чего смогу дотянуться. Я не Бард, и на всю их идиотскую этику мне… – Ри добавил несколько слов, которые в прилично обществе произносить не принято, на всеобщем языке они прозвучали странно, но ему сейчас было не до тонкостей. – Если вы не понимаете, когда с вами разговаривают нормально, я буду разговаривать с вами так, чтобы было доступно. Желаете шантажа? Великолепно, получайте шантаж! Вашими усилиями я за последний месяц отлично потренировался в этом способе ведения переговоров. И не вздумайте у меня перед носом размахивать детьми, беременными женщинами, или несчастными собаками!.. Этот номер со мной не пройдет. По мне, так этим детям лучше погибнуть, чем стать впоследствии пушечным мясом и положить свою жизнь на эту вашу гребаную войну!!!

Разговор с искином, который состоялся за час до того, как Ри начал то, что он сам назвал переговорами, закончился ничем – искин наотрез отказался выполнять требования пилота и в кого-либо стрелять. Ри сейчас действовал исключительно на свой страх и риск. Проклиная про себя Контроль в целом, Сэфес, Бардов, Таенна, Леона, Мориса, интеллектронные системы, искина, Мадангу, Гану и Республики, он вышел на связь с военными и выдвинул свои требования – или через три часа Таенн, Леон и Морис будут на секторальной станции, или он устроит тут такое, что от Ганы останутся одни воспоминания и архивные сведения, да и те, если уцелеют, будут где-нибудь в Республиках, если от Республик после его атаки хоть что-то останется.

Ри душила злость, он был в бешенстве. Все, буквально все сейчас было против него – даже искин со своими занудными принципами и правилами. Инженер понимал, что сейчас он, несмотря на то, что они все-таки дошли до станции, остался один на один с обстоятельствами. Единственным вариантом оставался блеф, и Ри решил блефовать. Отчаяние и безвыходность не сломили его, отнюдь. Сейчас инженер был зол, до предела собран и горел желанием действовать.

Через полчаса бесцветный, явно принадлежащий какому-то автомату голос сообщил, что указанные личности будут доставлены на станцию. Ри уточнил, через сколько. Голос ответил, что в течение двух часов.

– Так-то лучше, – уже спокойнее сказал Ри. – Надеюсь, они в целости и сохранности. Скажем, это в ваших интересах.

Ответом ему было молчание. Ри подождал еще немного, затем прервал связь.

– Искин, – позвал он. – Налей выпить чего-нибудь.

– Пилот, а ты не хочешь сначала поесть, переодеться и вымыться? – спросил искин.

– Да пошел ты… нет, не хочу. Пусть увидят, до чего доводят их принципы, – усмехнулся Ри. – Налей немедленно, я сказал!

– Пива?

– В задницу себе это пиво засунь! Что пили Леон и Морис? Вот это и налей.

– Пилот, там пятьдесят градусов. Ты долго не ел, тебе плохо станет.

– Искин, – Ри встал, недобро прищурился и упер руки в бока. – Я у тебя, кажется, не спрашивал совета. И не нарывался на лекцию. Я тебе велел сделать – что?..

– Налить, – хмуро ответил искин.

Рядом с Ри возник столик с одной-единственной рюмкой, наполненной светло-зеленой жидкостью.

– Ты издеваешься? – ласково спросил он.

Рядом с рюмкой появилась высокая граненая бутылка.

– Так-то лучше, – удовлетворенно заключил Ри. Он сел в кресло, взял рюмку и, залпом выпил. – Фух… другое дело.

– Пилот, – грустно сказал искин. – Я очень много раз видел, как люди губят себе здоровье, накачиваясь этой дрянью. И поэтому…

– Нет, ты все-таки издеваешься, – подытожил инженер. – Нас едва не убили, мы черт-те сколько шли без еды по холоду, Ит чуть не погиб, и сейчас… сейчас ты мне пытаешься запретить выпить, потому что якобы печешься о моем здоровье?! Если бы у тебя, железяка, была плевательница, я бы попросил тебя ее заткнуть. Но поскольку плевательницы у тебя нет, я тебя попрошу просто больше не касаться этой темы. Я буду пить что хочу, когда хочу и сколько хочу. Уяснил?

– Уяснил, – ответил искин. – Люди неисправимы. Но ты все-таки не увлекайся, тебе еще станцию выводить отсюда, помнишь?

– Я не собирался увлекаться, – миролюбиво отозвался Ри. – Я просто хотел, чтобы ты понял простую вещь – мне не нужна нянька или лектор. Лучше бы ты в более серьезных вопросах помогал, чем по пустякам спорить. Как там Ит со Скрипачом?

– Скрипач в порядке, боль я снял, вывих уже зарастил, а на перелом уйдет дня три, но ходить он сможет уже завтра.

– Ит?

– Тут немного сложнее, – искин замялся.

– В смысле – сложнее? – встревожился Ри.

– Понимаешь, он сделал что-то, что я не могу проанализировать. Детектор, который дал ему Леон, на подобные вещи просто не способен. Рауф с таким детектором в таких же условиях смог бы обездвижить пятьдесят, ну сто человек, но никак не тысячу. И не надолго, уж точно не на минуту.

– А что произошло бы с самим рауф? – холодея, спросил Ри.

– Он бы умер, – ответил искин. – Потому что такая атака полностью истощила бы ресурс тела.

– Ты хочешь сказать, что он умрет, что ли?!

– Да не хочу я это сказать, что ты выдумываешь, пилот! Ему действительно пока что нехорошо, но умирать он не собирается. Дело в другом… – искин замялся. – То, что он сделал… это его изменило.

– Снова-здорово. Рассказывай.

– Изменился и продолжает меняться ряд показателей, которые для него у меня были выведены, как стандартные.

– Конкретнее!

– Очень много. Например, раньше он весил больше шестидесяти килограмм, почти семьдесят, а теперь, когда он вернется в норму, эта норма – максимум пятьдесят пять. Изменился состав крови. Реакции ускорились в полтора раза, и такими останутся. Есть еще и внешние изменения, которые я не в состоянии объяснить вообще ничем… Ри, я потом дам подробный отчет, сейчас еще рано говорить.

– Но жить он будет?

– Несомненно. Говорю же, он не собирается умирать. Но я в растерянности.

Ри помолчал, налил еще одну рюмку зеленой жидкости и принялся задумчиво рассматривать ее на свет.

– Слушай, искин, чисто теоретически… скажи, как тебе кажется, если бы на его месте оказался я или Скрипач, такие изменения были бы возможны и для нас тоже? – спросил он наконец.

Искин молчал.

– Ты не можешь ответить?

– Не могу. Вернее, могу только предположить, что эти изменения возможны для Скрипача, а для тебя возможно что-то другое. То, что сделал Ит, привело в действие некий механизм, о котором не предполагал ни он сам, ни я, никто. Возможно, что-то подобное скрыто и в тебе тоже, но… пилот, на твоем месте я бы не стал рисковать.

– А ведь ты боишься, железяка, – задумчиво проговорил инженер. – Удивительно, но ты боишься. Чего боятся интеллектронные системы? Чего ты вообще можешь бояться?

– Неизвестности, – ответил искин. – Того, что я не могу объяснить. Задачу, решения которой я не найду.

– Ясно, – Ри встал, поставил полную рюмку обратно на столик. – Пойду, посмотрю, как они там.

В медицинском блоке было гораздо теплее, чем в зале управления, свет искин приглушил, и инженеру тут же захотелось спать. Он зевнул, потер глаза. Какой там спать, не до того. Ри подошел к Скрипачу. Тот спал, по детски положив ладони под щеку. Сломанная нога оказалась стянута тонкой эластичной тканью, но когда Ри провел по ней рукой, ткань тут же затвердела под его пальцами. Ага, понятно. Значит, ткань реагирует на движение, но в состоянии покоя становиться мягкой. Забавно.

Ри подошел к Иту и внимательно всмотрелся в его лицо. Да, созидающий и впрямь выглядел значительно худее, чем раньше, черты лица заострились, стали резче. В черных волосах Ри разглядел несколько белых нитей. Седина?..

– Это еще ничего, – вполголоса сказал искин. – Посмотри сюда, пилот.

Туман, в который было погружено тело Ита, растаял в районе груди, и Ри увидел, что на ней появился тонкий белый шрам, идущий чуть ли не от шеи, и спускающийся до солнечного сплетения.

– Я пытался убрать это, но шрам возникает снова. Он не один. Есть еще несколько. Шрамы очень старые, – пояснил искин. – Они старше, чем биологический возраст тела, на котором появились. Если судить по состоянию келоидной ткани, им больше ста пятидесяти лет. А ему – сорок. Но и это еще не все.

Ри потрясенно молчал. Страха он не испытывал, но в душе поселилась какая-то невнятная тревога.

– Пилот, приоткрой ему глаз и посмотри, – посоветовал искин.

– Какой глаз? Правый, левый?

– Любой.

Ри осторожно раздвинул Иту веки на правом глазу, секунду смотрел, потом убрал руку.

– Так что же это получается? Он что, все-таки гермо?..

– В том-то и дело, что нет, – мрачно заверил искин. – Он человек. Не смотря на все это, он – человек.

– У людей не бывает вертикальных зрачков, – возразил Ри. – К тому же детектор…

– А что детектор? Существовали модификации для людей, спроси потом Леона, он расскажет. Пилот, повторяю, я в растерянности. Надеюсь, что когда вернутся Бард и Сэфес, они сумеют хотя бы частично разобраться в происходящем.

Ри покивал.

– Плохо то, что Ит нам нужен, – с досадой сказал он. – Потому что он один способен обеспечить хоть какую-то защиту. И работать мы с ним можем качественно только в тандеме. Если с ним что-то случится, то мы, скорее всего, вообще никуда не дойдем.

– Я бы не был столь категоричен. Дойдете, конечно. Но содействие такого… существа временами действительно полезно. Хотя сейчас от него не было бы никакого толку, ведь станцию ведешь ты.

– Да, действительно, – согласился Ри. – Станцию веду я. И переговоры тоже веду я… Ладно. Искин, дай-ка мне чистую одежду и поесть что-нибудь сделай. Оставим вопросы на потом, сейчас и других дел слишком много.

* * *

Бард и Сэфес прибыли на станцию, когда указанное Ри время уже подходило к концу, и инженер начал нервничать. Корабль остановился метрах в ста, Ри поспешно открыл проход, и через секунду Таенн, Леон и Морис уже стояли рядом с ним в зале управления. Несколько мгновений они неподвижно смотрели друг на друга, а затем Таенн бросился к Ри и, схватив инженера за обе руки, с восторгом и явным облегчением захохотал.

– Молодец… черт, какой же ты молодец, парень!.. – заговорил он. – Я до последней минуты в тебе не сомневался! Эти вон не верили, а ты…

– Это не я, – слабо отбивался Ри. – Мы все вместе… Таенн, ради всего святого, да отпусти ты меня!

Морис подошел к Ри и хлопнул его по плечу. Улыбнулся. Покачал головой.

– Силен, бродяга. Я на самом деле не верил, что обойдется. Вернее, хотел верить, но боялся сглазить.

– Такие вот мы суеверные Сэфес, – добавил Леон. – Ри, а где Ит и Скрипач?

– Оба в медицинском блоке.

– Что случилось? – напрягся Леон.

– Мы потом подробно расскажем. Если кратко – у Скрипача сломана нога, а Ит… спросите искина, у него есть отчет. Надеюсь, – добавил Ри и коротко глянул в потолок.

– Отчет будет позже, – отрапортовал искин. – Привет, ребята! Как же я рад вас видеть!

– И тебе привет, железяка ржавая, – отозвался Таенн. – Хороший пилот тебе достался, правда? Ри, что ты им пообещал в обмен на наши шкуры?

– Он им пообещал размолотить в пыль половину планеты, – пробурчал искин. – И был настолько убедителен, что ему поверили. Я ему и сам едва не поверил. Особенно после того, что учудил Ит.

– Да что случилось-то? – теряя терпение, спросил Леон.

Ри принялся рассказывать, стараясь не упустить подробности, которые казались ему важными. Бард и Сэфес внимательно слушали, не перебивая и не вмешиваясь, искин тоже молчал.

– Сейчас мне кажется, что можно было сделать иначе – просто остаться на месте и дождаться нужного момента, – неуверенно закончил инженер. – Но в то же время…

– Да нет, если бы вы ждали, ничего бы не вышло, – отозвался Леон. – Нам, конечно, про ваши перемещения не рассказывали, но понервничать вы их заставили знатно. Особенно в последние дни.

– А что с вами делали? – спросил Ри.

– Да ничего, на самом деле, – отмахнулся Таенн. – Требовали, чтобы мы сняли капсуляцию. Мы сумели доказать, что это физически невозможно с нашими силами. Тогда они стали требовать, чтобы мы связались с теми, кто может это сделать. Мы сумели доказать, что вне секторальной станции и при закрытой капсуле такая связь невозможна. В общем, это был очень долгий и нудный словесный поединок. Не вмешайся ты, Ри, они бы нас тут и год продержали, задавая вопросы. Хорошо, что хоть не тронули… Зато вам досталось.

– Досталось преимущественно Иту, – печально сказал инженер. – То, что мы вообще дошли, его заслуга. И матрицы, с помощью которых он им морочил головы трое суток, и то, что он сделал на берегу – это все сыграло нам на руку, и я не представляю себе, что бы было, если бы не он. Мы бы не выбрались.

– Расскажи подробнее про его схему и про берег, – попросил Леон.

– В общем, схему он предложил следующую. Сначала он бьет парализующим щитом по всем, до кого сумеет достать, а потом я подаю команду искину, одновременно активируя ключи, и мы уходим на станцию.

– Без его удара обойтись было нельзя? – спросил Таенн.

– Нельзя, он объяснил, почему. Нас ждали, и, даже появись станция в нужный момент и в нужном месте, мы не успели бы активировать ключ, нас бы расстреляли раньше, – объяснил Ри. – Искин эту выкладку подтвердил.

– Наш созидающий внезапно научился считать, – задумчиво заметил Таенн. – Дальше?

– А дальше мы вышли на берег, Ит немножко заговорил им зубы, пока я готовился активировать ключ, потом он ударил, и… и все.

– Ударил одновременно по тысяче человек и достал всех? – со странным выражением на лице спросил Леон.

– Ну да, – Ри все еще не понимал.

– И остался после этого жив?

– Да.

– Феноменально, – все с тем же выражением медленно сказал Сэфес. – Ри, просто для справки. Никакой детектор не способен ни на что подобное. Детектор тут вообще ни при чем.

– Так что же это было? – недоуменно спросил Ри.

– Видимо, это был он сам. Ладно, когда очнется, будем выяснять, что это все значит, – хмуро заключил Морис. – Но мне это все нравится чем дальше, чем меньше.

– Простите, что прерываю, – вмешался искин, – но капсула скоро откроется. Давайте поговорим позже. Нам с Ри нужно работать.

Инженер, которого разговор уже давно тяготил, мысленно сказал искину «спасибо». Сэфес и Таенн отправились в медицинский блок, а Ри сел в кресло и попробовал сделать предварительный расчет выхода. Сейчас ему предстояло вывести секторальную станцию в пространство, пораженное атакой, и он поспешно прикидывал, что предстоит делать дальше – в пространстве, для которого нормальные расчеты недействительны.

– Курорт, мать твою, – бормотал Ри, прогоняя вероятность слой за слоем. – Отдохнули, блин. Кому бы рассказать…

Расслабляться было некогда.

Все действительно только начиналось.


Содержание:
 0  День Черных Звезд : Екатерина Белецкая  1  Маданга Двумя неделями позже : Екатерина Белецкая
 2  Руины : Екатерина Белецкая  3  вы читаете: Превращение : Екатерина Белецкая
 4  Стовер Великолепный Формула дьявола : Екатерина Белецкая  5  Боевая станция Путь Тьмы Первое знакомство : Екатерина Белецкая
 6  Смена локаций Добрые друзья : Екатерина Белецкая  7  Шесть дней святой Марии Ловушка : Екатерина Белецкая
 8  Шесть дней святой Марии Освобождение : Екатерина Белецкая  9  Второй Порог Зона реакции : Екатерина Белецкая
 10  Кошки и змеи Локация номер шесть : Екатерина Белецкая  11  Мир Изначальный Главный оттенок белого : Екатерина Белецкая
 12  Второй Порог Шаги в темноте : Екатерина Белецкая  13  Секторальная станция Два ключа : Екатерина Белецкая
 14  Глоссарий : Екатерина Белецкая    



 




Всех с Новым Годом! Смотрите шоу подготовленное для ВАС!

Благослави БОГ каждого посетителя этой библиотеки! Спасибо за то что вы есть!

sitemap