Фантастика : Космическая фантастика : 23. ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ФАКТОР : Иэн Бэнкс

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57

вы читаете книгу




23. «ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ФАКТОР»

— Сестра? — сказал Фербин, когда женщина в простом синем платье подошла к нему.

Это и в самом деле была Джан Серий. Фербин не видел сестру пятнадцать сарлских лет, но сразу узнал ее. До чего же она изменилась! Перед ним стояла женщина — не девочка, к тому же мудрая, полностью владеющая собой, сдержанная. Фербин неплохо разбирался в таких вещах, как авторитет и харизма, чтобы уловить. Не маленькая принцесса Джан Серий, а настоящая королева.

— Фербин, — сказала она, кивнув с приветливой улыбкой и остановившись в большом шаге от брата. — Я так рада! Как поживаешь? Все в порядке? Ты изменился.

Он покачал головой.

— Я в порядке, сестра. — К горлу подступил комок. — Сестра! — воскликнул он, бросился ей навстречу, обхватил руками.

Правое плечо Джан Серий оказалось у Фербина под подбородком, а ее руки — на его спине. Обнимая сестру, он словно прикасался к мягкой коже, натянутой на стальную основу, — от нее исходило ощущение удивительной силы, несокрушимости. Джан Серий похлопала его по спине, а другой рукой погладила по голове. Ее подбородок лег на плечо брата.

— Фербин, Фербин, Фербин, — прошептала она.


* * *

— Где мы сейчас? — спросил Фербин.

— В центре двигательной установки, внутри втулки, — объяснил Хиппинс.

После появления Джан Серий его манеры несколько изменились; он стал куда менее импульсивным и болтливым, более собранным и сдержанным.

— Так мы садимся на корабль, сударь? — спросил Холс.

— Нет-нет, это обиталище, — сказал Хиппинс. — Все обиталища Культуры, не считая планет, вот уже почти тысячу лет имеют двигатели. Таким образом, можно их двигать. Если понадобится.

Встретившись, они сразу же направились по одной из труб в центр обиталища-колеса. Они снова плыли — словно в невесомости — по узким, но тихим, мягко освещенным, приятно пахнущим пространствам выступающей втулки.

Еще один коридор, еще ряд откатывающихся, скользящих дверей — и они оказались в месте, где не было окон или экранов, а округлые стены выглядели необычно: цвет их постоянно менялся, как у нефтяной пленки на поверхности воды. Стена выглядела мягкой, но, когда Фербин прикоснулся к ней, оказалась твердой, как металл, хотя и странно теплой. Джан Серий сопровождал небольшой летающий цилиндр — вроде рукояти меча, только без меча. Из этого цилиндра появились пять других — маленьких, не больше, чем сустав Фербинова мизинца. Когда люди вошли в коридор, эти штуковины начали светиться — другого света тут не было.

Та часть коридора, по которой они теперь плыли — он, Холс, Хиппинс и Джан Серий, — имела в длину метров двадцать и заканчивалась тупиком. Фербин увидел, как створки двери, через которую они вошли, сомкнулись и начали наползать на них.

— Внутри двигателя? — переспросил Фербин, кинув взгляд на Джан Серий.

Массивная дверь продолжала наползать на них. В дальнем конце укорачивающейся трубы появилась сверкающая серебряная сфера размером с человеческую голову и замигала.

Джан Серий взяла его за руку.

— Этот двигатель не из тех, что основаны на принципе сжатия, — сказала она брату и кивнула в сторону все наступавшей двери. — Это не поршень. Это часть двигательной установки, которая выдвинулась, чтобы впустить нас сюда, а теперь возвращается на место, чтобы дать нам спокойно побеседовать. Вот эта штука в другом конце, — она показала на пульсирующую серебристую сферу, — удаляет часть воздуха, создавая приемлемое давление. Все для того, чтобы наш разговор не подслушали. — Джан Серий сжала руку брата и оглянулась. — Трудно объяснить, но вот это пространство устроено так, что мортанвельды не могут нас подслушать.

— Двигатель существует в четырех измерениях, — сказал Хиппинс Фербину. — Как пустотел. Закрытый даже для кораблей.

Фербин и Холс обменялись взглядами.

— Я же говорю, трудно объяснить, — повторила Джан Серий.

Стена перестала наступать. Теперь они парили в цилиндрическом помещении диаметром около двух метров и длиной около пяти. Серебристая сфера перестала пульсировать.

— Фербин, господин Холс, — сказала Джан Серий официальным тоном, — вы уже знакомы с господином Хиппинсом. А этот предмет — автономник по имени Турында Ксасс.

Она кивнула в сторону рукояти меча.

— Рад познакомиться, — сказал автономник.

Холс уставился на машину. Что ж, подумал он, это ничуть не загадочнее уже ставших привычными октских и нарисцинских штучек — аппаратов, с которыми приходилось говорить как с людьми.

— Добрый день, — ответил он.

Фербин произвел похожий на кашель звук, который должен был сойти за приветствие.

— Он для меня вроде фамильяра, — объяснила Джан Серий, видя, как изменилось лицо брата.

— Значит, мадам, вы кто-то вроде колдуньи? — спросил Холс.

— Можно сказать и так, господин Холс. Ну вот. — Джан Серий посмотрела на серебристую сферу, которая тут же исчезла, и перевела взгляд на парящий цилиндр. — Мы тщательно отгорожены от всех, и на нас нет приборов, способных рассказать, что здесь происходит. В настоящий момент мы существуем в воздухе, который нас окружает, поэтому давайте кратко. Фербин, — она посмотрела на брата, — покороче. Что привело тебя сюда?


* * *

Серебряная сфера вернулась до того, как Фербин успел закончить. Он старался говорить кратко, но все-таки рассказ занял порядочно времени. Иногда вставлял слово и Холс. Воздух стал спертым и очень теплым. Фербину пришлось расстегнуть на себе пару пуговиц, Холс тоже вспотел. А Хиппинс и Джан Серий, казалось, ничего не чувствовали.

Джан Серий подняла руку, остановив Фербина за несколько секунд до появления сферы. Фербин решил, что его сестра может вызывать эту штуковину по своей воле, но позднее понял, что она просто хорошо чувствует время и знала, когда снова появится серебристый шар. Воздух стал прохладнее и посвежел, после чего сфера опять исчезла. Сестра кивнула, и Фербин закончил свое повествование.

— Судя по последним сообщениям, Орамен жив, — сказала она, когда брат замолчал.

Фербину показалось, что она глядит строго. Мудрая, всезнающая улыбка исчезла с ее лица, челюсти сжались, губы сомкнулись. При известии о том, как ушел из жизни отец, Джан Серий поначалу не сказала ничего — лишь глаза расширились, но потом она сощурилась. Реакция была еле заметной, но все же Фербину показалось, будто он запустил какую-то машину — безжалостную и неостановимую. Да, сестра стала решительной и неустрашимой. Он вспомнил, какой жесткой и сильной она выглядела на ощупь, и порадовался, что Джан Серий на его стороне.

— Так тил Лоэсп и в самом деле сделал это? — спросила она вдруг, пронзительно, в упор глядя на брата.

Фербин почувствовал, что эти чистые, пугающе темные глаза насквозь проницают его душу. Сглотнув слюну, он сказал:

— Да. Клянусь жизнью.

Сестра еще несколько мгновений разглядывала его, потом чуть расслабилась, опустила глаза и кивнула. Посмотрев на рукоять меча — автономника, — она слегка нахмурилась и снова опустила глаза. Джан Серий сидела, скрестив ноги, в своем долгополом синем платье, без всяких усилий, как и одетый в черное Хиппинс, паря в воздухе. Фербин и Холс тоже парили, но чувствовали себя не в своей тарелке, выставляя конечности так, чтобы оттолкнуться, если вдруг ударятся о стенку. Фербину было не по себе в невесомости: он пыхтел так, словно его щеки раскраснелись.

Джан Серий сестра задумалась (так ему показалось), а сам Фербин тем временем изучал ее. В ней чувствовалось неестественное спокойствие, ощущение нечеловеческой уверенности в себе. Наконец сестра подняла глаза.

— Ну что ж, — сказала она, кивая на Хиппинса. — Господин Хиппинс представляет здесь корабль, который сможет довольно быстро доставить нас на Сурсамен.

Фербин и Холс посмотрели на Хиппинса. Тот улыбнулся им, а потом перевел взгляд на Джан Серий.

— К вашим услугами, моя дорогая дама, — сказал он.

«Слишком уж слащаво», — подумал Фербин. Он заранее решил, что этот тип ему не нравится, хотя новые, спокойные манеры Хиппинса располагали куда больше.

— Думаю, остается только принять предложенную помощь, — проговорила Джан Серий. — Наша поездка делается более срочной.

— Счастлив служить вам, — сказал Хиппинс все с той же противной улыбкой.

— Фербин! — Джан Серий подалась к брату. — Господин Холс! Когда я узнала о смерти отца — хотя, конечно, ничего не ведала о ее обстоятельствах, — то решила полететь домой. Но господин Хиппинс сообщил мне новость, касающуюся октов. Из этой новости вытекает, что мой визит должен, что называется, получить официальную санкцию. Один из коллег господина Хиппинса уже встречался со мной и предлагал помощь. Я отвергла это предложение, но, прибыв сюда, обнаружила послание от одного из тех, кого можно назвать моими нанимателями. Меня просят проявить профессиональный интерес к событиям на Сурсамене, а потому мне пришлось передумать. — Она метнула взгляд на Хиппинса, который улыбнулся сначала ей, потом Фербину с Холсом. — Мои наниматели сочли за лучшее послать на корабль репрезентацию моего непосредственного начальника, чтобы помочь в планировании миссии, — добавила она.

Конструкт личности Джерла Батры был внедрен в Разум «Человеческого фактора». Если и это не говорило о том, что корабль является тайным орудием ОО, то какие еще свидетельства были нужны? Конечно, официально ОО все отрицали.

— Вероятно, на Сурсамене что-то не так, — сказала Джан Серий. — Что-то, намного более важное, чем смерть короля Хауска, какой бы ужасной ни казалась нам она. Что-то, связанное с октами. Но что это такое, мы не знаем. — Она кивнула Фербину. — Мы также не знаем, связано ли это с убийством нашего отца. — Она перевела взгляд на Холса. — В любом случае возвращение на Сурсамен для вас обоих крайне рискованно. Путешествовать со мной опаснее, чем без меня, а я не смогу гарантировать вашу безопасность. Точнее, не смогу гарантировать, что ваша безопасность будет для меня делом первоочередным. Теперь я возвращаюсь к своим обязанностям. К своему долгу. Понимаете? Вам не обязательно сопровождать меня. Вы вполне можете остаться здесь. Или же вас отвезут в любую другую часть Культуры. В этом не будет бесчестия.

— Сестра, мы летим с тобой, — заявил Фербин и бросил взгляд на Холса, который решительно кивнул.

Анаплиан тоже кивнула и повернулась к Хиппинсу.

— Когда вы сможете доставить нас на Сурсамен?

— Пять часов шаттлом от Сьянг-уна, а там пересадка. После этого семьдесят восемь часов до остановки над поверхностью Сурсамена.

Джан Серий нахмурилась.

— Где можно сэкономить время?

Хиппинс принял озабоченный вид.

— Нигде. Мы и так пойдем на грани повреждения двигателей. Понадобится техобслуживание.

— Повредите их чуточку сильнее. И закажите техобслуживание посерьезнее.

— Если повредить их чуточку сильнее, то велика опасность полной поломки. Тогда мы застрянем в складке пространства или будем хромать на ускорителе.

— А как насчет экстренного торможения?

— Время полета сократится на пять часов. Но тогда вам не удастся прибыть незаметно. Это все равно что сообщить о своем прибытии с помощью пятен на солнце.

— И все же обдумайте этот вариант. — Джан Серий нахмурилась. — Приведите корабль на рандеву с шаттлом как можно быстрее. Сколько мы выиграем?

— Мы сможем оказаться на корабле на три часа раньше. Но переход на самом корабле удлинится на час — не то направление. Но высокая...

— Сделайте это, пожалуйста. — Джан Серий энергично кивнула.

Серебряная сфера появилась снова. Почти сразу же дверь, которая недавно надвигалась на них, поехала в обратную сторону. Джан Серий спокойно выпрямилась и оглядела троих мужчин.

— Пока мы не окажемся на корабле, больше ни о чем таком ни слова. Ясно? — Все трое кивнули; она резко оттолкнулась и поплыла за уползающей дверью. — Идем.


* * *

У них было ровно десять минут, чтобы собраться. Фербин и Холс нашли место неподалеку в той секции втулки, где сила тяжести была минимальной; окна здесь выходили на громадные, медленно вращающиеся завитки великого петлемира Сьаунг-уна. Тут имелся маленький бар, в котором машины разносили напитки и еду. С ними отправилась штуковина, которую Джан Серий называла автономником, и показала, как здесь все действует. Видя их неуверенность, автономник сделал выбор за них. Они еще не перестали удивляться тому, какой прекрасный вкус у всего, что им было подано, а уже нужно было уходить.


* * *

«Телепортацию могут заметить, экстренное торможение выдаст вас наверняка», — сказал личностный конструкт Джерла Батры.

Слушавшая его Анаплиан смотрела, как на главном экране модуля уменьшаются в размерах сначала микроорбиталь 512-й Градус Пятого Кабеля, а потом и сам Сьаунг-ун. Две структуры уменьшались с абсолютно разными скоростями, хотя маленький двенадцатиместный шаттл «Человеческого фактора» ускорялся по максимально разрешенной мортанвельдами норме. 512-й Градус Пятого Кабеля исчез почти мгновенно — маленький узел громадной машины. Петлемир оставался видимым еще долгое время. Поначалу даже казалось, что он стал больше, — его размеры на экране увеличились, хотя шаттл удалялся с возрастающей скоростью. Но потом весь Сьаунг-ун вместе с центральной звездой стал съеживаться.

«И ладно, — ответила Джан Серий. — Если мы оскорбим наших друзей-мортанвельдов, пускай. Довольно мы с ними нянчились. Мне надоело».

«Вы слишком много берете на себя, Серий Анаплиан, — заметил конструкт, временно размещенный в матрице искусственного интеллекта шаттла. — Вы не вправе обсуждать внешнюю политику Культуры».

Джан Серий устроилась в кресле в хвосте шаттла, откуда ей были видны все пассажиры.

«Я гражданин Культуры, — ответила она. — Я полагала, что это мое право и мой долг».

«Вы ОДНА из множества граждан Культуры».

«В любом случае, Джерл Батра, если верить моему старшему брату, жизни другого моего брата грозит серьезная опасность. Хладнокровный убийца моего отца — потенциальный узурпатор — владычествует сейчас даже не на одном, а на двух уровнях Сурсамена. А большая часть боевого флота октов по неясным пока причинам, видимо, концентрируется вокруг моей родной планеты. Думаю, мне позволено иметь хоть какую-то свободу действий. Теперь к делу. Каковы последние известия о кораблях октов? О тех, что, возможно, направляются к Сурсамену, хотя, возможно, и нет».

«Пока ничего тревожного. Советую уточнить текущую обстановку по прибытии на “Человеческий фактор”».

«Вы не летите с нами?»

«Мое присутствие, даже в форме конструкта, может придать делу слишком официальный характер. Я не лечу с вами».

«Вот как».

Это означало, что конструкт, видимо, будет стерт и из матрицы шаттла — действие, для конструкта равносильное смерти. Похоже, его это не очень огорчало.

«Вы, я полагаю, доверяете “Человеческому фактору”», — транслировала она.

«У нас нет выбора, — объяснил Батра. — Другого не дано».

«Вы по-прежнему отрицаете, что корабль фактически подчинен ОО?»

«Корабль — это то, что он говорит. Но ближе к делу. Беда в том, что у нас в ближайших объемах нет кораблей для выяснения того, что на самом деле делают окты. У мортанвельдов и нарисцинов корабли есть, но они, похоже, ничего не обнаружили. Правда, ничего и не искали».

«Может быть, пора сказать им, что нужно начать поиски?»

«Может быть. Этот вопрос обсуждается».

«Ну конечно. Соберутся Разумы и станут тянуть резину?»

«Да».

«Предложите им тянуть поскорее. И еще одно».

«Да, Джан Серий?»

«Я снова включаю свои системы. По крайней мере, те, что смогу. И попрошу “Человеческий фактор” помочь мне восстановить остальные. Конечно, я предполагаю, что мои действия соответствуют регламенту ОО».

«Вам не приказано делать это», — ответил Батра, словно не замечая сарказма в ее голосе.

«Да, я знаю».

«Лично я считаю, что это абсолютно разумный шаг».

«И я тоже».


* * *

— Ваше высочество, вы что — не заметили? Она ни разу не вздохнула — ни разочка, пока мы там были, разве что когда появлялась блестящая штука. А когда штуки не было, она вообще не дышала. Поразительно. — Холс говорил очень спокойно, понимая, что женщина, о которой он говорит, находится совсем рядом — в хвосте шаттла; Хиппинс сидел перед ними и, казалось, спал. Холс нахмурился. — Вы вправду уверены, что это ваша сестра?

Фербин только помнил, что его удивило спокойствие Джан Серий в странном трубообразном коридоре маленького обиталища-колеса.

— Это моя сестра, можешь не сомневаться, Холс. — Принц оглянулся — почему Джан Серий решила сесть вдали от него? Та с отсутствующим видом кивнула ему; он улыбнулся и снова устроился на сиденье. — В любом случае я должен считать ее своей сестрой. А она — верить мне, что наш отец умер именно так.


* * *

«Да-да, я чувствую, как вы это делаете, — транслировал автономник. Она только что сообщила, что заново вооружается — включает все системы, которые может. — Батру это устраивает?»

«Вполне».

«Интересно, насколько “вооружен” “Человеческий фактор”?» — спросил автономник. Он разместился между шеей Анаплиан и подголовником. Внешний вид его снова изменился: по прибытии на станцию 512-й Градус Пятого Кабеля автономник стал напоминать небольшой цилиндр.

«Думаю, очень неплохо, — транслировала Джан Серий. — Чем больше я об этом размышляю, тем более странным кажется, что корабль называет себя Беглым».

«Меня это тоже поразило, — сказал Турында Ксасс. — Но я решил, что старым кораблям вообще свойственны причуды».

«Да, корабль старый, — согласилась Анаплиан. — Но вряд ли впавший в старческий маразм. Правда, достаточно старый, чтобы заслужить отставку. Это корабль-ветеран. Суперлифтеры в начале Идиранской войны были самыми быстрыми кораблями Культуры и самыми близкими к боевым, хотя и не предназначались для войны. Они держали фронт, и им досталось больше других. Выжили немногие. Так что он вполне достоин звания почетного гражданина. А также эквивалента медалей, пенсии и права на бесплатные путешествия. Он, однако, говорит о себе как о Беглом, а это может означать, что он был обязан сделать что-то и не сделал. Например, разоружиться».

«Гм, — отозвался автономник. — Джерл Батра не пожелал прояснить его статус?»

«Не пожелал».

Анаплиан сощурилась — несколько доступных ей систем, активируемых одной силой мысли, выстроились перед ней и начали самопроверку. Значит, это старая машина ОО. Или что-то в этом роде.

«Думаю, мы должны на это надеяться».

«Должны. Вам есть что добавить?»

«Пока нет. А что?»

«Я вас оставлю, Турында. Мне нужно поговорить с братом».


Содержание:
 0  Материя : Иэн Бэнкс  1  ЭКСПЕДИЦИЯ : Иэн Бэнкс
 2  2. ДВОРЕЦ : Иэн Бэнкс  3  3. ПАРКОВЫЕ РУИНЫ : Иэн Бэнкс
 4  4. НА ТРАНЗИТНОЙ СТАНЦИИ : Иэн Бэнкс  5  5. ПЛАТФОРМА : Иэн Бэнкс
 6  6. СХОЛАСТЕРИЯ : Иэн Бэнкс  7  7. ПРИЕМ : Иэн Бэнкс
 8  8. БАШНЯ : Иэн Бэнкс  9  9. НА ПЕРВОМ ПАЛЬЦЕ : Иэн Бэнкс
 10  1. ФАБРИКА : Иэн Бэнкс  11  2. ДВОРЕЦ : Иэн Бэнкс
 12  3. ПАРКОВЫЕ РУИНЫ : Иэн Бэнкс  13  4. НА ТРАНЗИТНОЙ СТАНЦИИ : Иэн Бэнкс
 14  5. ПЛАТФОРМА : Иэн Бэнкс  15  6. СХОЛАСТЕРИЯ : Иэн Бэнкс
 16  7. ПРИЕМ : Иэн Бэнкс  17  8. БАШНЯ : Иэн Бэнкс
 18  9. НА ПЕРВОМ ПАЛЬЦЕ : Иэн Бэнкс  19  ГЛУБИНА ПОЛЯ : Иэн Бэнкс
 20  11. ГОЛЬ И НОЧЬ : Иэн Бэнкс  21  12. КУМУЛОФОРМЫ : Иэн Бэнкс
 22  13. НЕ ПЫТАЙСЯ ДЕЛАТЬ ЭТО ДОМА : Иэн Бэнкс  23  14. ИГРА : Иэн Бэнкс
 24  15. СОТЫЙ ИДИОТ : Иэн Бэнкс  25  16. СЕМЕННАЯ ДРЕЛЬ : Иэн Бэнкс
 26  17. ОТЪЕЗДЫ : Иэн Бэнкс  27  18. ЧРЕЗВЫЧАЙНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ : Иэн Бэнкс
 28  19. ПОСЛАНИЯ : Иэн Бэнкс  29  10. ЧТО БЫЛО — ЧТО СТАЛО : Иэн Бэнкс
 30  11. ГОЛЬ И НОЧЬ : Иэн Бэнкс  31  12. КУМУЛОФОРМЫ : Иэн Бэнкс
 32  13. НЕ ПЫТАЙСЯ ДЕЛАТЬ ЭТО ДОМА : Иэн Бэнкс  33  14. ИГРА : Иэн Бэнкс
 34  15. СОТЫЙ ИДИОТ : Иэн Бэнкс  35  16. СЕМЕННАЯ ДРЕЛЬ : Иэн Бэнкс
 36  17. ОТЪЕЗДЫ : Иэн Бэнкс  37  18. ЧРЕЗВЫЧАЙНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ : Иэн Бэнкс
 38  19. ПОСЛАНИЯ : Иэн Бэнкс  39  ЦЕЛОСТНОСТЬ ОБЪЕКТОВ : Иэн Бэнкс
 40  21. МНОГИЕ МИРЫ : Иэн Бэнкс  41  22. ВОДОПАД : Иэн Бэнкс
 42  вы читаете: 23. ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ФАКТОР : Иэн Бэнкс  43  24. ПАР, ВОДА, ЛЕД, ОГОНЬ : Иэн Бэнкс
 44  25. УРОВНИ : Иэн Бэнкс  45  26. САРКОФАГ : Иэн Бэнкс
 46  27. ЯДРО : Иэн Бэнкс  47  20. ВДОХНОВЛЯЮЩИЙ, СЛИЯНИЕ, ПОСЫЛКА ВЫЗОВА : Иэн Бэнкс
 48  21. МНОГИЕ МИРЫ : Иэн Бэнкс  49  22. ВОДОПАД : Иэн Бэнкс
 50  23. ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ФАКТОР : Иэн Бэнкс  51  24. ПАР, ВОДА, ЛЕД, ОГОНЬ : Иэн Бэнкс
 52  25. УРОВНИ : Иэн Бэнкс  53  26. САРКОФАГ : Иэн Бэнкс
 54  27. ЯДРО : Иэн Бэнкс  55  ПРИЛОЖЕНИЕ : Иэн Бэнкс
 56  ЭПИЛОГ : Иэн Бэнкс  57  Использовалась литература : Материя



 




sitemap