Фантастика : Космическая фантастика : Глава 9 : Алексей Бессонов

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12

вы читаете книгу




Глава 9

Их было трое – средних лет мужики с умными и жесткими физиономиями, одетые с вызывающей роскошью. Флотские люди в них чувствовались за километр, на такого рода клиентов я насмотрелся достаточно. Достаточно для того, чтобы усвоить одну истину: просто так синий мундир не снимают. Умные люди, я имею в виду. А на дураков эти не тянули.

Кто мы такие, а главное – кто таков Танк, они поняли с ходу. Не могу сказать, чтобы это их обрадовало. Невзрачный полковник Детеринг имел готическую мрачную славу… те, кому следовало его опасаться, признавали его безошибочно. Да и вообще милая компания трех старших офицеров СБ в полном боевом снаряжении вряд ли могла порадовать хоть кого-то в солнечном Портленде.

– Итак, джентльмены, – Детеринг глотнул кофе из крохотной золотой чашечки и поглядел на «антикваров» своими добрыми пустыми глазами. Когда человек со средней крепости нервами натыкался на такой взгляд, его обычно пробивал холодный пот. Эти, видно, были дядьки тертые – они даже не побледнели.

– Перейдем к делу, если можно, – попросил один из них, крепкий седоватый брюнет с узкими глазами и тяжелой, как десантный сапог, челюстью.

– К делу? – слегка удивился Детеринг. – Ах да, конечно… к делу, да… меня интересует один человек… вы его должны знать. Чтобы избежать возможного недопонимания, скажу сразу – я умираю, так хочу его видеть. Просто умираю, так хочу. Ни вы, ни ваши дела мне не интересны. Можем считать, что мы друг друга вообще не видели.

– Имя? – пошевелился крепыш.

– Юнг Ройтер, кличка Олаф, – владелец четыреста четвертого «Ровера».

– Мы не сможем вам помочь, – без раздумий ответил здоровенный длинноволосый тип, постоянно теребивший свое левое ухо. Третий – краснолицый мужчина в расшитом серебром черном камзоле, утвердительно кивнул.

– Боюсь, вы меня не совсем правильно поняли, – вкрадчиво предположил Детеринг. – Мне очень нужен этот человек. Очень. И я его найду. Я сотру в порошок весь ваш остров, я перетряхну его снизу доверху, но Ройтера я найду.

– Мы поняли вас совершенно правильно, – успокоил его краснорожий. – Но дело в том, что с этим негодяем мы расстались еще полгода назад.

– И где же он сейчас?

Узколицый амбал изо всех сил дернул свое многострадальное ухо.

– С пиратами, по-видимому.

– Ребята, вы что-то темните. Давайте начистоту: что случилось?

– Хорошо, – крепыш поудобнее устроился в кресле и достал сигару. – Я полагаюсь на ваше слово, милорд… этой встречи попросту не было. Так?

– Разумеется.

– Ну что ж… по слухам, Олаф сумел раскопать некие файлы цивилизации Эйзе-4, что-то вроде отчета по внешнеторговой деятельности за какой-то период. Вы человек блестяще образованный, вы понимаете, какое значение может иметь такая информация. Расшифровка… то есть приведение в, так сказать, удобочитаемый вид не составляет труда. Нам известны и языки, и э-ээ… особенности мышления данной расы.

– И что же? – лениво поинтересовался Детеринг.

– А то, что делиться он ни с кем не стал. Попросту исчез. По слухам – опять-таки по слухам – он болтался в экипажах у пары баронов. Ройтер отличный штурман, профессионал высокого класса.

Детеринг задумался.

– Хорошо, хорошо… – медленно произнес он. – Кто сможет помочь мне его отыскать? Господа, дело более чем серьезное, прошу поверить мне на слово.

«Антиквары» переглянулись, крепыш утвердительно опустил веки, и краснорожий твердо произнес:

– Есть человек, хорошо знакомый и с самим Олафом, и с его нынешним бароном, Тони Брандом.

– Ройтер у Бранда?

– По всей вероятности. Человека этого зовут Вольдемар Хименес, он занимается комплектованием экипажей для некоторых баронов… для Бранда и кое-кого еще. Но без шума вы к нему не пробьетесь.

– Плевать мне на шум. Я не целоваться сюда прилетел. Где, как?

– С наступлением темноты отправляйтесь в район Сноуболл. Там, возле доков, найдете секс-салон «Шахразада». Заходите с кормы, сразу укладывайте всю охрану и ищите Хименеса. Если замешкаетесь – упустите.

– Мы не замешкаемся, – зловеще пообещал Уэртон. – Эта «Шахразада» принадлежит Мари Фройтаг, если не ошибаюсь?

– Да, – кивнул крепыш, – это любовница Хименеса.

– О'кей, – Детеринг хлопнул ладонью по подлокотнику своего кресла. – Весьма вам признателен, джентльмены.

Когда «антиквары» удалились, Гугнивый Сэм вернулся наконец в свой кабинет. Вид он имел весьма жалкий.

– Все в порядке? – заискивающе спросил он.

– Нормально, – ответил Танк. – Прикажи-ка принести ужин, голубчик. Сколько там, кстати, до темноты?

– Около часа, – ответил Уэртон, бросив взгляд на хронометр.

Детеринг кивнул и откинулся в кресле, сложив руки на груди. Балахон на нем был расстегнут, под ним виднелась мимикрирующая куртка со множеством карманов и широкий боевой пояс с подсумками и массивной кобурой, украшавшей левое бедро. Справа в специальной петле висел его «нокк». Меча при нем не было – он остался в машине.

– Надо спешить, – тихо проговорил Танк. – Ой, как надо спешить, а то Курлов наделает дел… Я уже ни секунды не сомневаюсь, что Ройтер искал выходы именно на него. Искал, мерзавец, через Кассандану. Курлова бы за горло взять! Черт, а… уж я б его потряс. Ах-х, если удастся свалить эту крысу!

Молоденькая девуля в коротком платьице вкатила в кабинет столик с ужином и бесшумно испарилась. Заинтересованно пошевелив носом, Детеринг сдернул о столика белоснежную салфетку.

– Ну-ка, ну-ка… недурно. Прошу, джентльмены.

Лениво жуя бифштекс, я прокручивал в памяти события последних дней. Фишер, Харрис, Касьян, Ольга… Ольга? А с другой стороны – чего еще желать-то? Вариант – лучше не придумаешь. Мало ли что еще будет, но такого уж точно не подвернется. И когда это я научился врать самому себе? Лейтенантом-неудачником я был честнее… Пусть глупее, но уж что честнее – так это точно. И не думал ни о карьере, ни о деньгах, ни о перспективах. А сейчас – элегантный без пяти минут лендлорд, да счастливее ли я себя тогдашнего? И вообще – суждено ли мне быть счастливым? «Идиот, – сказал я себе. – Иди поговори об этом с девочками с пожизненным контрактом, которые искали любой способ удрать со своих аграрных планет, а угодили в секс-салон в Эболо. Потолкуй с ними о своих проблемах, они тебя поймут. Только сперва блесни перед ними погонами и расскажи им о своем годовом доходе, а потом уже жалуйся на горькую судьбу. Может, легче станет…»

– Сколько там может быть народу? – спросил Детеринг, вытирая салфеткой губы.

– Много, – жуя, ответил Уэртон. – Но зато у меня есть место, куда его можно отвезти для беседы.

– Далеко?

– Не очень. Если будет погоня, оторваться успеем.

– Отрываться не будем. Будем валить всех. Стану я еще от кого-то отрываться, хе! Насколько мне известно, здесь все приговорены – оптом и в розницу.

– Это точно, – согласился Уэртон, – но…

– Ты что, кого-то боишься? – неприятно удивился Детеринг. – Да брось ты! Уж кого-кого, но резидента СБ здесь не тронет ни одна собака. И вообще, после Кассанданы все должны были окончательно понять, что связываться с нашим богоугодным заведением очень вредно для здоровья. Я уверен, что слухи уже пошли. На Кассандане мы слегка пощипали копов… думаю, этого хватит надолго. Прецедент, конечно, еще тот, но ума мы кой-кому вложили. Я думаю, проблем у тебя не будет. Не решатся.

– Я не это имел в виду, – махнул рукой Уэртон. – Я вообще… опять эти слухи, эти вечные легенды…

– И пусть. В итоге трепачи запутают все так, что ни один аналитик не разберется, что же было на самом деле. Именно таким образом и создавалась репутация фирмы. Побольше наглости, и все будет в лучшем виде. Ладно… Сэм! Сэ-эм!

Появился Гугнивый.

– Благодарю вас, милорд, – Детеринг величественно взмахнул перчаткой. – Все было очень мило… Надеюсь, ты понимаешь, что нас здесь не было? А то, знаешь, здоровье оно штука хрупкая… верно я говорю, Уэртон?

– Без сомнения, – подтвердил бравый полковник.

– Что вы, что вы! – замахал руками Сэм. – Да я…

Подойдя к «Корсару», Уэртон распахнул багажник и достал наши шлемы. Захлопнув тяжелую бронированную крышку, неторопливо уселся за руль. Вспыхнули фары. Осторожно пятясь задом, «Корсар» выбрался в грязный неосвещенный переулок и нырнул в липкую тьму.

С приходом ночи в Сити начиналась бурная жизнь. Туда-сюда сновали автомобили и антигравитационные кары всех моделей и расцветок, по улицам шагали фигуры в скрывающих расовую принадлежность балахонах, народ спешил развлекаться или делать дела. Тратить деньги или делать деньги – какая, в сущности, разница? Чистых денег здесь не водилось. Это было бы даже смешно: в Портленде – и вдруг чистые деньги!..

– Снимайте эти тряпки, – приказал Детеринг, стаскивая с себя балахон.

Я последовал его примеру, нахлобучил на голову родной шлем, проверил, вошли ли усики контактов в соответствующие пазы наплечника, и с наслаждением включил всю систему жизнеобеспечения и защиты. Кибердок тотчас прогнал экспресс-диагностику, вывел на дисплей шлема жирную зеленую букву Н, что значило «норма», и уснул до лучших времен. То есть лучших, конечно, для него – а для меня так не дай Бог.

– Готовность, – негромко проронил Уэртон.

«Корсар» плавно затормозил возле довольно изящного трехэтажного здания из стекла пополам с полированным красным камнем, по фасаду которого сверху вниз переливалась голографическая вывеска заведения, выполненная почему-то готикой. Мы вылетели из машины практически одновременно, и Уэртон уверенно шмыгнул куда-то вбок, в темный колодец узкого переулка. Там, в торце строения, располагалась хлипкая пластиковая дверь служебного входа. Она оказалась незапертой.

Посетителей здесь, конечно, не ждали. Трое охранников даже рта не успели раскрыть, чтобы выразить свое недоумение по поводу появления трех полупрозрачных фигур с тяжелым стрелковым оружием в руках. Полутораметровый клинок Детеринга со свистом крутнулся в воздухе – и все. Два здоровенных мужика рухнули на пол аж четырьмя фрагментами. Третьего сбил с ног Уэртон, хитро изогнувшись в длинном прыжке.

– Хименес! – взрыкнул он, придавив носком ботфорта грудь несчастного.

– Второй… этаж… там, налево, – просипел тот.

Глухо ахнул двухствольный «зомби», Детеринг с мечом в руке уже несся вверх по спиральной лестнице. Я прыгал следом за ним, готовясь отслеживать противника на дальней дистанции. Уэртон замыкал процессию.

В коридоре было пусто и тихо. Промчавшись метров пять, мы свернули налево и оказались перед высокой дверью полированного дерева.

– И-и… – начал Детеринг, и я его отлично понял: коротко гавкнул один из стволов моего «нокка», вынося к чертям замок и заодно кусок стены. – Раз!

Я, конечно, знал, что физическая сила хрупкого на вид шефа чудовищна, но такого и я не ожидал: от удара его ноги огромная дверь слетела с петель и с грохотом рухнула вовнутрь.

Следом за дверью в помещение ворвались и мы. Последовала немая сцена: четверо мужчин в дорогих костюмах, стоявшие вокруг небольшого стола посреди просторного кабинета, несколько секунд тупо взирали на нас, пытаясь осмыслить происходящее. Потом началась стрельба, нелепая, ненужная. Продолжалась она недолго: в руке Детеринга вдруг оказался «тайлер», и все четыре бластера этих господ оплавленными железяками разлетелись во все стороны.

– Хименес, – глухо произнес Детеринг, – мне нужен только Хименес.

– Это я, – потирая обожженную ладонь, шагнул к нему невысокий полноватый мужчина средних лет с хитрыми, глубоко упрятанными глазками. – Что вам от меня нужно?

Детеринг на секунду замер.

– Да, – сказал он, – это вы. Паралитик!

Последнее касалось нас с Уэртоном. На пол упала крохотная гранатка, пару раз крутнулась на дорогом паркете волчком и едва слышно хлопнула. К тому времени мудрая техника уже успела загерметизировать стык между шлемом и наплечником и пробить дыхательные патроны. А вот деловые люди стали валиться на пол с остекленевшими глазами. Уэртон на лету подхватил добрейшего мастера Вольдемара, забросил его себе на плечо и кинулся к лестнице. Я в два прыжка обогнал его и пружинисто ухнул вниз, минуя ступеньки: высота была небольшая. В холле противника не наблюдалось, воевать было не с кем, аж обидно стало.

Хименеса свалили на заднее сиденье, и мне пришлось несколько повозиться, чтобы сдвинуть его в сторону, так как в противном случае мне было бы неудобно сидеть. «Корсар» тем временем на огромной скорости мчался через ночной Сити. Работу мы проделали чисто. Вряд ли в заведении хоть кто-нибудь что-то услышал. На втором этаже, похоже, не было вообще никого, кроме наших клиентов, а на первом и третьем едва ли расслышали глухие хлопки цивильных бластеров. Грохот двери и то не расслышали.

«Корсар» круто повернул и въехал в какие-то едва освещенные ворота. Проехав еще метров сто, лимузин уперся бампером в длинное металлическое строение без окон. Уэртон несколько озадаченно чертыхнулся, сдал назад и вывернул руль вправо. Фары выхватили из темноты какие-то двери, мертвый провал пыльного окна и груду старых контейнеров.

– Ага, – Уэртон выключил двигатель и вылез из машины.

– Кто такие? – раздался откуда-то слева тревожный хриплый голос.

– Это я, Тоби, – успокаивающе ответил невидимый во тьме Уэртон. – Дело есть.

– Я понял, – ответил Тоби, – куда вам?

– Давай в бокс. Нам недолго.

– Недолго так недолго…

Послышалось щелканье замков, затем сухой скрип давно не смазываемых петель и лязг железной двери. Внутри металлического ангара вспыхнул свет, обозначив ярким прямоугольником дверной проем.

Уэртон распахнул заднюю дверцу автомобиля.

– Давай мясо.

Я помог ему вытащить парализованного Хименеса, и полковник, снова взвалив его на широкое плечо, исчез в ангаре. Я шагнул следом за ним. Уэртон миновал длинные ряды каких-то пыльных ящиков и вошел в узкую дверь посреди покоробленной от старости перегородки, разделявшей ангар на две неравные части.

Здесь было нечто среднее между гаражом и офисом. Возле двери стоял облезлый старый диван, письменный стол с терминалом и пара кресел – а дальше из темной металлической глубины этого странного помещения скалилась хромировкой морда дряхлого грузовика, покрытого толстенным слоем пыли. Рядом с грузовиком уютно примостился вполне свежий «Лэнгли» местной сборки.

Уэртон свалил бесчувственное тело на диван и вопросительно посмотрел на вошедшего следом за мной Детеринга.

– Давай-давай, – поторопил его тот. – Времени у нас нет.

Резидент кивнул и достал из наплечного кармана плоский микроинъектор. Уверенно выбрав программу, он приложил прибор к щеке бандита. Хименес дернулся, точно его слегка долбануло током, застонал и открыл глаза.

– Отойдите, – приказал Детеринг.

Мы послушно отошли в сторонку, с любопытством наблюдая за происходящим. Взгляд Хименеса, уже вполне осмысленный, приобрел вдруг сонное выражение.

– Где Олаф? – медленно спросил Детеринг каким-то чужим голосом.

– Олаф… штурман у Бранда, – ответил Хименес заплетающимся языком.

– Где сейчас Бранд?

– В районе Сигмы… пояс астероидов. Там биполярная яма… очень удобно.

– У него база на одном из астероидов?

– Нет. Там ледяное поле… посреди гравитационной биполярной ямы. Там двойная… двойная система.

– Двойная система, биполярная яма на орбите пояса?

– Да… очень удобно… ищи в ледяном поле… это обычная вода…

– Когда он может там быть?

– Он там сейчас… он ждет Маркоса… будет ждать еще неделю.

– Как давно Олаф появился у Бранда?

– Недавно… пару недель, может, больше. У него отказал главный компрессор… он где-то угробил весь свой экипаж. Никто не знает, где Олаф искал Маркоса… ему нужен большой грузовик.

– Зачем? Зачем Олафу большой грузовик?

– Никто не знает… он стер курсовой отчет «Ровера».

– Он где-то был?

– Да… два месяца… никто не вернулся.

– Как он мог привести «Ровер» на Аврору в одиночку?!

– Нет… но потом они все пропали… семь человек. Никто не знает. Бранд его боится.

– Боится, но взял к себе?

– Это Маркос… Олаф обещает кучу денег, но ничего не говорит. Маркос на мели… у него есть «Кинг Дрэгон» с «распиленным» трюмом.

Детеринг рывком сорвал с головы шлем и провел рукой по лицу. Хименес тем временем встрепенулся и дико заорал, вращая глазами:

– Кто вы такие, черт вас дери?!

– Вырубите его! – хрипло рявкнул Детеринг. – С концами!.. Он больше не нужен.

Моя ладонь, с размаху влетела в шею Хименеса, перемалывая его позвоночник. Он коротко всхлипнул и мешком сполз с дивана на пол.

– Тяжелый, гад, – зло сказал Детеринг, массируя виски, – и химия его не берет, вы поняли? Откуда они такие берутся в последнее время – химия почти не берет, и ментально тяжелый – кто его кодировал? Я его еле держал, а уж давить – ч-черт бы его взял… да. Берите это дерьмо, и поехали. Королев, вызывай нашу «Газель», пусть готовятся к старту.

Мы с Уэртоном запихнули труп в багажник, и я взялся было за рукоятку задней двери, но меня остановил Детеринг:

– Сядь-ка вперед. Мне нужно пораскинуть мозгами. Сто лет так не уставал.

Я кивнул и плюхнулся на сиденье, распрощавшись с по-прежнему невидимым Тоби. Уэртон сел за руль и запустил двигатель.

– Поехали к этому орти, – приказал с заднего сиденья Детеринг, – нам нужно спешить.

– Тут еще попробуй дорогу найти ночью, – пробурчал Уэртон, дергая рычаг селектора, – это целая история. Ни одного указателя, и поди ж ты – запомни все эти развилки, язви их душу…

«Корсар» развернулся и медленно выехал из таинственного склада. Я тем временем связался с дежурным офицером нашего субрейдера и приказал готовиться к старту. Вместе со всеми элементами системы мой передатчик легко дотягивался до столицы без ретрансляторов. В компании с АСУ и наплечником его мощность возрастала многократно.

Уэртон уверенно миновал огромную дорожную развязку на выезде из города и погнал наш лимузин с покойником в багажнике почти строго на юг – это я от нечего делать определил при помощи компаса в шлеме. Трасса была совершенно пуста, «Корсар» бежал ровно и мощно, лишь слегка раскачиваясь на пологих волнах древнего дорожного покрытия, и я начал придремывать.

Меня разбудил шлем. В уши ударил короткий пронзительный писк, и я тотчас открыл глаза, не понимая, что могло его озадачить. На дисплее забрала тревожно мигала ослепительно яркая красная полоса, требуя или немедленно включить сканер на выдачу информации, или вырубить режим автоматического поиска вероятного противника, который я случайно включил, уже засыпая. Я поспешно переключил сканер.

Нас преследовали. Уже около получаса следом за «Корсаром» шли несколько машин, не обгоняя, но и не отставая. Ни Детеринг, ни Уэртон их не видели, да и видеть не могли – преследователи четко выдерживали дистанцию в три километра. Мой «мозг», проанализировав ситуацию, твердо счел эту публику именно искомым противником и посчитал необходимым разбудить меня.

– Шеф, – осторожно побеспокоил я Детеринга, – за нами едут какие-то типы – три машины плотной группой…

– Э? – Полковник немедленно нахлобучил на голову шлем и захлопнул забрало. – Точно… И давно?

– Моя «голова» усекла их пять минут назад… они упрямо держат дистанцию, автоматика и задергалась.

– Уэртон, – в голосе Детеринга чуть звякнуло раздражение, – рывками сбрасывай скорость, съезжай на обочину и имитируй поломку. Ты, Королев, смотри вверх. Это не бандиты, убей меня Бог. Но куда они нас гонят?

– Через десяток километров будет глубокое ущелье, – после короткого размышления ответил Уэртон. – А?

– Ну так мы до него не доедем, черт его дери. Хватит, я уже вволю наигрался в куколки. Я их научу страху Господнему, да…

Я переключил сканер на поиск воздушных целей и ответ получил с первого же захода: в двенадцати километрах от нас лениво поднимался имперский десантный катер «TR-100». О чем я и доложил начальству.

Детеринг заерзал на сиденье.

– Я так и знал… только «сотки» нам не хватало. Ну-ну… Дэрен, давай-ка к ущелью, встанем в километре от него и посмотрим, кто тут умный, а кто дурак.

Уэртон хмыкнул и придавил ногой педаль акселератора. Через три минуты «Корсар» сбросил скорость и съехал на обочину, чуть не доехав до пологого правого поворота, за которым начинался длинный спуск в угрюмый каменный мешок. Под колесами зашуршал гравий. Остановив автомобиль, Уэртон повернулся к Детерингу.

– Давай, – кивнул тот, – открывай капот и ковыряйся в потрохах. А мы по сторонам поглядим.

Я распахнул дверцу и осторожно выбрался на воздух. Катер уже был виден и без сканера – он болтался в воздухе в сотне метров над скалами у входа в ущелье. Подстроив ПНВ, я смог рассмотреть его в деталях. Никаких эмблем или регистрационных номеров на его гладкой черной туше не наблюдалось. С этаким раскладом я имел полное право расстрелять его прямо тут, не отходя от кассы. Летательное средство без знаков регистрации находится вне закона в любой атмосфере любой имперской планеты. Детеринг, похоже, подумал о том же.

– И ни один прокурор не спросит, – задумчиво произнес он. – Нет, подождем тех клиентов. Интересно ведь…

Катер продолжал висеть на месте, а вот преследователи наши не заставили себя ждать, бархатистую безлунную тьму прорезали лучи мощных фар, и из-за пригорка выпрыгнул приземистый узколобый «Бульдог». В плавном торможении он прошел мимо нас и развернулся поперек полосы, закрывая собой дорогу. Следом за ним появились два быстроходных «Лэнгли». Один из них замер на обочине, осветив наш «Корсар» холодным ксеноновым светом своих прожекторов, а второй остановился чуть поодаль. Из него не спеша вылез высокий узкоплечий мужчина в светлом плаще. Я узнал его – это был один из тех, кто находился в кабинете Хименеса.

– Не стреляйте! – крикнул он. – Я хочу просто поговорить с вами.

– Просто поговорить? – весело удивился Детеринг. – Ну говори. Я весь внимание.

– Где Вольдемар? – спросил узкоплечий, предусмотрительно не доходя до нас пяти метров.

– Здесь, – рука Детеринга похлопала по выпуклому багажнику «Корсара».

– Он жив?

– Ну разумеется, нет! – хохотнул Детеринг. – Что за идиотский вопрос!

– Что он вам сделал?

– Мне? Ничего.

– Но тогда…

– Он видел мое лицо.

– Как?

– Я задал ему пару вопросов, вот и все.

Мужчина в плаще слегка поежился.

– Я могу забрать его труп?

– Зачем он тебе?

– Как зачем? У него есть семья…

– А ты что, хочешь сказать, что увидишь его семью?

– Послушайте! – крикнул узкоплечий. – Я не знаю ни вашего лица, ни вашего имени, меня не касаются ваши дела…

– Да какая разница? Вот странные люди… я ведь оставил вас при ваших задницах! Нет, вы лезете на рожон, вы прямо умоляете меня… прощай.

– Но неужели мы не можем?..

Его оборвала короткая очередь. Тотчас же ударили в ответ три ствола из «Бульдога» и пять – из обоих «Лэнгли».

– Машины! – крикнул Детеринг, прячась за багажник «Корсара».

Я его понял. «Бульдог» я расстрелял лихо, как на полигоне. Один из «Лэнгли» превратил в хлам Уэртон, и тут страшный удар в плечо отшвырнул меня головой вниз в придорожную канаву. Видно, у кого-то был пробойник, и довольно мощный – выстрел едва не пробил мой наплечник чуть выше сердца. Очухавшись, я тотчас же вскочил на ноги и успел застать финальную фазу боя: Детеринг и Уэртон сражались с катером. Точнее, попросту расстреливали его из плечевых пушек, уцепившись руками за дверцы «Корсара», чтобы не улететь в кювет. «Сотка», висящая в полусотне метров над шоссе, пыталась отплевываться огнем своих лазеров, но было поздно… Собственно, после первого попадания катер уже был обречен: Детеринг влепил ему заряд в носовую часть, а там на «сотке» находилась система управления огнем. Оставалось попасть в мотоотсек… что и произошло через несколько секунд. «TR-100» с оглушительным грохотом полыхнул бледно-зеленым цветком могучего взрыва, в результате которого я снова полетел в канаву.

И наступила тишина. Лишь далеко в степи завыл какой-то местный зверь, встревоженный ревом и грохотом. Отряхивая с себя песок и всякое колючее дерьмо, я вскарабкался наверх и подошел к нашему верному «Корсару», озаренному колеблющимся пламенем быстро догорающих автомобилей.

– Ты ранен? – спросил Детеринг.

– Нет, – ответил я. – Просто поймал выстрел в нагрудник.

– Ну, тогда поехали, – он хлопнул Уэртона по плечу: – Как мы их, а?

– Угу, – согласился резидент, – недурно. Выследили, сволочи, надо же!

– Выследили, – кивнул Детеринг, устраиваясь на заднем диване. – И что людям неймется-то, а? Любят они нас, наверное. Ну, давай, Дэрен…. надеюсь, больше приключений здесь не будет.


Фотолет приземлился на территории аврорской резидентуры СБ в начале девятого утра по местному времени. Весь полет я проспал словно убитый, уютно свернувшись калачиком в салоне «Корсара».

Покинув наконец пыльное чрево грузовика, мы позавтракали и выпили по бокалу хорошего местного вина, после чего Детеринг, прихватив с собой Уэртона, на некоторое время исчез, а я остался наедине с графином и отличным видом, открывающимся из кабинета резидента. Я сидел в удобном офисном кресле перед стеклянной стеной и глядел на Стоунвуд с высоты сорокового этажа. Башня резидентуры стояла на окраине города, стеклянным обелиском возвышаясь над аккуратными кварталами респектабельных усадеб, утопавших в зелени садов. Далеко на западе в колеблющемся мареве раскаленного воздуха смутно угадывались очертания небоскребов делового центра. Там бурлила жизнь. А здесь царили тишь да гладь и практически не замечалось никакого движения. Ленивыми жучками ползли по улочкам редкие автомобили, крохотными муравьями шевелились столь же редкие прохожие… и кругом радовала глаз пышная зелень. Отсюда, из окон респектабельного кабинета, открывался мир, в котором казалось немыслимым существование Портленда, всяких там Гугнивых с Хименесами… Под моими ногами лежала веселая и богатая столица веселой и богатой планеты, город славных и жизнерадостных людей. Людей, которые очень хотят спокойно спать, а не думать об убытках и немыслимых страховых взносах по дальним коммерческим конвоям. Они хотят покоя и стабильности. Хотя какой, к черту, покой может быть в нашем мире? Завтра очередной Олаф найдет очередную страшную игрушку, созданную неведомо когда, чьими-то мудрыми руками, и ваш банк откажется гарантировать вашу страховку по очень дорогому и очень важному грузу… и ни конца этому нет, ни края.

Мягко щелкнула дверь кабинета. Я развернулся и встал. По ворсистому серому ковру упруго шагал Детеринг со шлемом в руке, казавшийся каким-то монстром рядом с уже переодетым в белый мундир Уэртоном.

– Вперед, Саша, – глаза Детеринга смеялись, – теперь мы его достанем, надо только успеть… всем успеть. Идем, нас ждут.

Мы спустились вниз, миновали холл с четырьмя мрачными охранниками в полном снаряжении, но с распахнутыми забралами шлемов и подошли к зеленой лужайке, на которой стоял «TR-75» с имперскими крестами на килях и крылатым черепом на черной спине. Уэртон сел за штурвал, я захлопнул за собой толстую дверь кабины, и тотчас взревели двигатели. В тот момент, когда моя задница коснулась кресла штурмана-оператора, легкая машина с хищным рыком прыгнула в небо.

Детеринг довольно бесцеремонно залез в нагрудный карман Уэртона, вытащил оттуда толстую сигару, щелкнул зажигалкой и выпустил к потолку клуб ароматного дыма. Резидент сдержанно улыбнулся. Танк вылез из правого кресла и встал за его спиной, обхватив руками подголовник кресла.

– На Ахероне уже забегали, – сообщил он, дымя как дракон Ри. – Я думаю, через несколько минут они стартуют… если уже не стартовали. Но мы будем у Сигмы раньше. Немного повоюем, хе!

– Вы подняли корабль с Ахерона? – поинтересовался я.

– Да, и не один. Наша задача – запереть мастера Бранда в ледовом поле и не дать ему уйти, пока не подтянутся люди с Ахерона. У Бранда тяжелый охотник – ясно, что сражаться с ним мы не можем. Но запереть его – это я могу. Даже субрейдером. Впрочем, посмотрим, как карта ляжет.

– А если Маркос?..

– Посмотрим. С Ахерона выходят три фрегата, среди них один «Трейсер» – башня, он размолотит кого угодно. Даже если вдруг придет Маркос на «Кинг Дрэгоне». К тому же я дернул лучших абордажных специалистов.

При мысли о том, что мне, возможно, придется участвовать в настоящем эскадронном поединке, да еще и в абордажной атаке, по телу моему побежали мурашки и непроизвольно сжались кулаки. Вновь окунуться в ледяную купель игры, которую ведут десятки пушек, взрывая светящийся мрак пустоты голубоватыми иглами выстрелов, нырнуть с головой в стремительный хаос смертельной дуэли, где все решают секунды… услышать надсадный рык форсируемых моторов, спинным мозгом ощутить зудящую вибрацию стремительно опустошаемых пеналов и ям. Лишь несколько раз такое было в моей жизни. Истошный вой сигнала боевой тревоги, суровые лица людей в синих комбинезонах, занимающих свои кресла в боевых постах и рубках, и где-то там, в пыльной мгле, среди сверкающего бисера далеких звезд – противник, пока еще невидимый, но тоже готовящийся к адской карусели, которая вот-вот завертится в ледяном мраке пространства…

Катер снизился в крутом вираже, замер на секунду в воздухе и мягко приземлился в сотне метров от сверкающего черного носа «Газели». Детеринг откинул дверь кабины и легко спрыгнул на гладкие черные плиты космодрома. Я нырнул следом.

Со стороны огромного приемно-складского терминала к катеру шел Джанни Лиатти в белых брюках, желтой майке и с неизменной кобурой на правом бедре. Приблизившись, он негромко поздоровался и вопросительно повернулся к Детерингу.

– Командира борта – в бар! – распорядился тот.

Лиатти молча кивнул и отправился в обратный путь. Детеринг с прищуром глянул на Уэртона:

– Ну что, Дэрен… Пора прощаться.

– Удачи, – улыбнулся резидент, протягивая руку.

– До свидания, полковник, – вежливо кивнул я, пожимая его узкую мускулистую ладонь.

Уэртон скрылся в чреве катера. «Семьдесятпятка», взревев на прощание движками, сиганула в прозрачную синеву неба и стремительно исчезла из виду. Детеринг хлопнул меня по плечу:

– Пошли пропустим по коктейлю.

Мы не спеша двинулись в сторону терминала, мягко вышагивая упругими боевыми ботфортами по гладкому покрытию, и на секунду мне показалось, что все это уже было когда-то: и яростное солнце, и ослепительная бездна неба, и черный простор космодрома, и горячий ветер, развевающий темную гриву идущего рядом Детеринга, и хитрый прищур его глаз, и сигара, крепко зажатая в зубах… и адреналин далекого рыка двигателей, и холодок в животе, и чуть ноющее плечо, и приятная тяжесть оружия на бедре. Было… Будет?

Небольшой прохладный бар был пуст, если не считать сонного бармена, куняющего носом за стойкой. При нашем появлении он встрепенулся и попятился, выпучив глаза. Видно, нечасто заходили сюда длинноволосые люди в полном боевом снаряжении имперских рейнджеров. Детеринг успокоил его изящным взмахом руки:

– Наколоти-ка нам чего-нибудь бодрящего, дружище.

– Крепкого? – деловито осведомился пришедший в себя коктейльмейстер.

– Не особенно. Такого чего-нибудь прохладного.

– Одно мгновение, джентльмены.

Мы заняли небольшой пластиковый столик в углу заведения, и я отключил свою систему вентиляции – здесь было нежарко, кондиционер вполне справлялся со своими служебными обязанностями. Тем временем подлетевший бармен поставил на стол два высоченных узких бокала, в которых тускло мерцала какая-то темно-синяя ароматная жидкость.

– Благодарю, – кивнул Детеринг, – счет – хозяину.

Чтобы взяться за бокал, мне пришлось надеть перчатку – до того он был ледяной. Коктейли на Авроре подавались только так и никак иначе.

– Н-да, – хмыкнул Детеринг, сделав по обыкновению солидный глоток, – коктейль «Ахеронский», хе. По температуре, я имею в виду.

– Да уж, – согласился я, – зато хорошо, не жарко.

В бар стремительно вошла Ариана, окинула зал ищущим взглядом, заулыбалась и приблизилась к столику.

– Майор Маринина по ва…

– Садись, садись, – оборвал ее излияния Детеринг, – и слушай. Дело предстоит серьезное. У тебя опытные штурманы?

– В определенных пределах, – пожала она плечами. – У нас вообще нет стариков.

– Ладно… Дело в том, что нам нужно добраться до Сигмы за пятьдесят часов.

– До Сигмы? – переспросила Маринина. – М-м… можно попробовать.

– Тут нужно не пробовать, а считать и лететь. В окрестностях Сигмы есть двойная система, она известна и закоординирована в лоциях. Туда-то нам и надо. Пятьдесят часов, девочка, пятьдесят часов. Это – предел.

Ариана потерла переносицу, о чем-то размышляя.

– Хорошо. Дойдем.

– Это не все, это только начало…

– Слушаю.

– Первый пилот борта, кажется, неплохо знает свое дело?

– Даже очень. Он…

– Неважно, – перебил ее Детеринг, прихлебывая коктейль, – как придем на финиш, он сядет вторым.

– А… первым?

– А первым буду я. Если мы дойдем в пределах пятидесяти часов, то… гм… В общем, часов двенадцать нам придется держать тяжелый охотник.

– Держать? – изумилась Ариана. – Как держать? Как мы сможем его удержать?

– Главным калибром. Там огромное ледовое поле, ему в этих айсбергах маневрировать несладко, да плюс поле это находится посреди гравитационной биполярной ямы. Усекла? Там удобно прятаться, но неудобно оттуда удирать. И мы его запрем. Конечно, сволочь будет дергаться, рваться на волю, но, знаешь, – Детеринг хищно оскалился и подмигнул ошарашенной девушке, – если я во что-то вцепился, я это уже не выпущу, да…

– То есть… если я, конечно, правильно вас поняла… вы предполагаете заблокировать возможную попытку разгона росского тяжелого охотника… моей «Газелью»?

– Я, девочка, не «предполагаю», я заблокирую. В том, конечно, случае, если это рыло нас обнаружит и начнет удирать. Мы постараемся подобраться незаметно. Там астероидов… прикинемся этаким железным камушком.

– А если не удастся?

– Удастся – не удастся, что ты вибрируешь? Я, слава те, Господи, мастер-пилот как росский, так и имперский. Не спорю, пушек у нас маловато, да и те, что есть, – не пушки, а так, пукалки. Ну и что? Поцарапать я его сумею, а больше мне и не надо. К тому же охотнику этому что-то около ста лет от роду, и вряд ли он находится в идеальном техническом состоянии. Компрессоры не давят, системы управления заикаются, эскалаторы виснут в самый интересный момент. Знаю я эти номера, видел. У нас-то, я надеюсь, все работает как надо?

– Корабль почти новый… и снаряжен «под завязку». Но боеприпасов все равно надолго не хватит.

– Не бойся, они не опоздают. Попробовали б они опоздать!

– Кто – они?

– Неважно… Скажем так – корабли Службы безопасности. Им вообще ближе, чем нам. Они уже в пути… да и нам стоит поспешить. Идем.

Под трапом «Газели» нас встретили Лиатти и Кохан.

– Что ж, джентльмены, – произнес Детеринг, провожая плотоядным взглядом стройную фигурку Марининой, исчезающую в проеме шлюзового люка, – благодарю за оказанное гостеприимство. Передавайте привет почтеннейшему милорду. И… вот что, мастер Джанни, – добавил он, сплюнув себе под ноги, – когда появится Толстый Спирос, вы уж передайте, пожалуйста, этой скотине, что его поведение неэтично. Нет, я не обиделся, конечно, но вы именно так ему и скажите: не-э-тич-но… он поймет.

– Больше ничего? – с присущим ему равнодушием поинтересовался Лиатти.

– А? Нет, больше ничего. Еще раз спасибо, джентльмены… удачи вам.

– Вам того же, милорд. И вам, флаг-майор.

Толстенный люк за нашими спинами с гулким стоном встал на место, наглухо отделяя нас от солнца и горячего ветра. Металлопластиковые кишки боевого корабля встретили пассажиров сложной гаммой неживых синтетических запахов и утробно-потусторонним кваканьем оживающих генераторов под ногами. Мы прошагали к ставшей уже привычной каюте и принялись сдирать с себя пропитанное пылью оружие и снаряжение.

– Борт к старту готов, – доложил интерком голосом Арианы.

– Расчеты? – спросил Детеринг.

– Готовы полностью. Сорок восемь часов с финишем на окраине системы.

– Добро. К взлету.

– Есть к взлету.

Я стащил с себя штаны, швырнул их в кофр и сел в кресло, усмехнувшись про себя. Третий раз подряд… уже и не страшно, чихать я хотел на эту перегрузку.

– Ну-ну, – пробурчал Детеринг, падая на узкую койку, – ну-ка чихни-ка.

– Шеф, – неприятно поразился я, – вы что, все мои мысли слышите?

– Разумеется, нет. Но в данном случае ты это почти что голосом произнес. Странно было бы не расслышать.

– Н-да, – потер я лоб. – Ну что, взлетаем мы или, черт возьми, спим?


Содержание:
 0  Маска власти : Алексей Бессонов  1  Глава 2 : Алексей Бессонов
 2  Глава 3 : Алексей Бессонов  3  Глава 4 : Алексей Бессонов
 4  Глава 5 : Алексей Бессонов  5  Глава 6 : Алексей Бессонов
 6  Глава 7 : Алексей Бессонов  7  Глава 8 : Алексей Бессонов
 8  вы читаете: Глава 9 : Алексей Бессонов  9  Глава 10 : Алексей Бессонов
 10  Глава 11 : Алексей Бессонов  11  Глава 12 : Алексей Бессонов
 12  Использовалась литература : Маска власти    



 




sitemap