Фантастика : Космическая фантастика : Глава 8 Когти старого Танка : Алексей Бессонов

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14

вы читаете книгу




Глава 8

Когти старого Танка

Появление Тин вырвало меня из легкого полусна. Она вошла, молча сбросила сапоги и свой кожаный комбинезон. Лицо ее выглядело измученным. Я сел на кровати, подобрав колени, она все так же молча улеглась поверх мохнатого пледа, уперев затылок в мое бедро.

– Как ты, детеныш мой?

– Хорошо… Они накормили меня, обсушили. Почему ты отгонял меня тогда… в море?

– Я решил, что пришло время умирать.

Тин перевернулась на живот, посмотрела на меня, потом вернулась к прежней позе.

– Наверное, ваши женщины поступают иначе, – сказала она, глядя в потолок. – Но я пойду за тобой везде.

Я вздохнул. К этому разговору я не был готов. Но раз уж он начался…

– Маленькая, пойми меня – я не знаю, что меня ждет. Я могу погибнуть, я рискую своей жизнью, но это моя работа, я воин, я дал клятву верности своей стране. Я выполняю приказы… Но при чем здесь ты? И дальше… когда-нибудь мы вышибем отсюда этих тварей, и я вернусь домой. Я могу взять тебя с собой, но у меня нет ни земель, ни замков, я совсем не богат.

– У меня уже тоже нет ничего, – мрачно перебила меня Тин. – А ваша Империя, ха, она настолько бедна, что держит в нищете своих офицеров? Тогда ты останешься здесь.

– Нет… О черт!.. Я просто хотел сказать, что не отношусь к разряду денежных мешков. Конечно, у меня есть коттедж в столице, есть маленькое ранчо в районе курортных центров, у меня два автомобиля, правда, недорогих. Но, ха-ха, Империя – это не Рогнар. Я живу на столичной планете, там очень много действительно богатых людей, и я не отношусь к их числу.

– Какие глупости мы говорим! – вдруг расхохоталась Тин, переворачиваясь на живот. – Саша, Са-аша мой…

* * *

– На поверхности шторм, – Дректен все еще тер глаза, – в это время года здесь не бывает спокойной погоды… и, между прочим, тьма кромешная. Луны укрыты тучами. Интересно, – он попытался улыбнуться, – сколько лун у вашей планеты?

– Одна, – ответил я, – очень маленькая и очень далеко. Ее видно лишь в ясные ночи. Моя планета намного меньше Рогнара и расположена ближе к солнцу. И у нас не так резки сезонные изменения климата…

Он покачал головой.

– Идемте, сейчас мы вынырнем.

Мы покинули рубку.

– Не представляю, как он вас снимет. – Командир затянул капюшон и принялся отдраивать люк в переборке.

– Увидите… Если мне понадобится контакт с Конфедерацией, в какие структуры мне обратиться?

– Разведуправление флота… можете назвать мое имя. Я доложу о вас.

– Разумеется…

Мы миновали последнюю лестницу. Дректен нажал несколько кнопок на тускло освещенной панели. Прямоугольный люк над нашими головами ушел в сторону, и в образовавшийся проем хлынули струи воды. Тин едва слышно выругалась.

Я прыгнул вверх. Ничем не огражденная площадка мостика остервенело плясала под моими ногами, то и дело заливаемая водой. Я кое-как уцепился за какую-то выпуклость, зафиксировался на четвереньках и глянул вверх. Метрах в пятидесяти над пенными верхушками водяных валов, почти доходивших высотой до мостика, слева от нас висел хищный силуэт росского атмосферного катера – мощной универсальной машины.

– Смотри, чтоб тебя не смыло, – услышал я голос Доридоттира. Сейчас я прицелюсь… вас так болтает из стороны в сторону, что не могу поймать фокус.

Катер снизился метров до пятнадцати и завис почти точно над нами. В грохоте волн слабый гул его двигателей был еле слышен.

– Это ваш? – прокричал сквозь шум бури Дректен, оказавшийся рядом со мной.

– Наш, но там – не человек, – проорал я в ответ, – и катер создан не нами… это росс!

Доридоттир наконец завел точку в фокус. Из днища катера брызнула светящаяся зеленая колонна антигравитационного транспортера и зафиксировалась в метре от нас.

– Тин, пошла! – заорал я.

– Давай, – сказал Доридоттир, – и поживее там.

– Пошла, скорее!

Я буквально вкинул ее в основание нереально искрящегося полупрозрачного столба. Девушка, дрыгая в испуге ногами, быстро пошла вверх. Через несколько секунд она исчезла в черном днище машины.

– Прощайте, командир! Спасибо за все! Погружайтесь!

Я с размаху хлопнул Дректена по мокрому плечу и нырнул в колонну. Шум сразу стих – тишина сперва оглушила. Ноги оторвались от металла, и меня быстро понесло вверх – я успел увидеть исчезающего в пронизанной брызгами тьме Дректена на мостике, еле различимый огромный силуэт субмарины в безумствующих волнах.

Едва я очутился в мягком свете приемной камеры, как в корме свирепо взревели двигатели и катер круто пошел вверх.

– Испугалась?

Тин кивнула и поежилась.

– Промокла?

– Не успела, – она мотнула влажной головой и закинула назад волосы, – голова только.

– Ничего… идем.

Я распахнул дверь в переборке и шагнул в уютный экипажный салон. Миновав его, мы очутились в полутемной ходовой рубке.

– Привет, – Доридоттир полуобернулся в высоком кресле пилота, – все в порядке?

– Отличная работа, генерал.

– Слишком хорошо сказано, мальчик. А рыжая промокла? Бедняга.

Продолжая держать левую руку на изящно изогнутой Т-образной консоли управления, торчащей из точки посреди четырех обзорных экранов – два уходили в низкий потолок, два превращались в часть пола, – он чуть откинулся назад вместе с креслом и достал правой рукой что-то из потолочной ниши. Это «что-то» оказалось пушистым полотенцем.

– Возьми, маленькая, – мускулистая рука, плотно обтянутая глянцевитым черным пластиком, протянула Тин полотенце.

– Спасибо… – Тин с удивлением проводила взглядом длинную семипалую ладонь. Ей еще не приходилось видеть Доридоттира вблизи.

– Вы садитесь, ребята, вон там, в кресла. Ты, маленькая, не обижайся, что я так вот тебя называю. Мне 95 лет, я уж по-стариковски, сама понимаешь…

Тин бросила на меня удивленный взгляд, опускаясь в кресло рядом с выдвижной панелью дальней связи.

– Генерал не шутит, – заверил я ее.

– Нисколько, – откликнулся Доридоттир, – у нас просто термодинамика немножко другая, мы дольше живем. Чуть дольше вас. Но все равно я уже не молод… Пропитан я пылью сверкающей звездных дорог… ах, не звучит это на вашем языке!

– Прекрасный экспромт, – вежливо заметил я.

– Это не экспромт, – грустно ответил Доридоттир, – я сложил этот узор много лет назад… это была поэма. Я еще успел впитать восхитительные древние традиции, что змеятся в туманных линиях рун и теряются в тлене веков. Так… приехали, вон он. Сашенька, – он обернулся, – ты герметизируйся потихоньку, сейчас предстоит не самая приятная прогулка на свете. Дядюшка Танк мучает свой киберком и требует тебя на борт. А высота – двадцать пять тысяч, сам понимаешь… Я сейчас подгоню катер к спине «Тандерберда», и ты переберешься туда. Как раз через транспорт-дек тебе удобно будет. Вниз не смотри, и все. А девочка пока у меня останется.

Я глянул на экраны и почувствовал, что зеленею. Шуточки – прогуляться на высоте в двадцать пять километров с одного катера на другой!

– Понял, – ответил я. – А вы?

– А у меня свои дела, Саша. Все будет в порядке. Девочка, ты, пожалуй, пересаживайся ко мне, – он приглашающе похлопал рукой по второму пилотскому креслу, – так нам веселей будет. Мы сейчас высоко поднимемся…

Я сжал тонкую ладонь Тин, успокаивающе кивнул ей и вышел. «Тандерберд» висел уже почти под нами. В приемной камере я открыл люк. Когда обе створки полностью скрылись в своих пазухах, меня пробила мелкая дрожь. В паре метров от моих ног влажно поблескивала черная спина «TR-160».

Я глубоко вздохнул и полез вниз. Повис на руках. Огляделся. Зрелище, которое предстало пред светлы очи мои, способно было свести с ума кого угодно. Отсюда, с двадцати пяти тысяч, лучше было не глядеть. Кругом царила ночь. Где-то далеко внизу слабо золотились иголочные уколы каких-то огоньков, к востоку едва заметной мутной пеленой лежали облака.

Я отпустил руки и довольно удачно приземлился на полированную черную броню, сразу встав на четвереньки, и, не глядя по сторонам (только вперед!), пополз к двум огромным килям в кормовой части. Все было бы ничего, если бы не порывы резкого бокового ветра… два метра пути вымотали меня настолько, что я лег на живот, вцепившись пальцами правой руки в щели воздухозаборника. Оставалось еще метра три.

– Королев, – раздался в шлеме голос Детеринга, – ты уже летишь или ты еще ползешь? Королев?

– А, – прохрипел я, – ползу. Ветер…

– Ветер? Далеко тебе еще? А? Говори!

– Метра… метра три.

– А ну спокойно! Спокойно! – голос хлестнул по сознанию словно удар бича. – Я помогу тебе. Пошел потихоньку.

Я почувствовал, что нос «Тандерберда» задирается вверх. Это облегчало дело. Я отцепился от щели и на животе полез вперед… теперь уже вниз.

Через полминуты я нырнул в раскрытую пасть верхнего створа транспорт-дека, слез на крышу танка, спрыгнул вниз и, переводя на ходу давно потерянное дыхание, быстро зашагал в нос. Войдя в рубку, я застал Детеринга в пилотском кресле.

– Молодчина, – приветствовал он меня, – только что-то зеленоват. Ничего, тебе это идет. Садись. Жрал что-нибудь? Еще минут пять у нас есть… Давай, малый, грызни чего Бог послал, да… Потом некогда будет.

В разговоре Детеринга было весьма трудно отделить юмор от серьезных вещей – ибо, постоянно сохраняя свой равнодушно-элегантный вид, он не переставал сыпать шуточками. Он усадил меня в левое пилотское кресло, извлек целую кучу пакетов с консервами, а сам развалился возле связной стойки, закурил и произнес:

– Это «Индепендент JW-9», он исчез вместе с экипажем восемь лет назад, во время перегона с Эстре на Топторре. На борту находились лишь тридцать человек, необходимых для управления кораблем в одну смену – кто-то этим и воспользовался. Наверняка не обошлось без предательства. После этого он не появлялся… и вот он где…

Я воспользовался командным киберкомом нашего «Кэмела» – ведь он, в сущности, летающий КП – и выяснил «родные» коды центральной АСУ линкора. И она отозвалась на мой призыв, да…

В нужный момент киберком корабля по команде с «Кэмела» откроет нам носовой шлюз – и мы их, голубчиков, порешим, а сам линкор отгоним в одно веселое место в районе Северного полюса. Их там всего четырнадцать человек, мы их быстро сделаем.

– Так просто? – изумился я.

– Да не так-то и просто… Понимаешь, в каждом тяжелом корабле центральный киберком имеет коды, командные коды ДУ по ряду функций, которые знают лишь командир и первый пилот. Экипаж перегона о них, разумеется, не имел ни малейшего представления.

– Я об этом вообще не слышал.

– Теперь – слышишь… А заблокировать ячейки можно, лишь зная код… набор определенных частотных модуляций. При этом кодовый призыв имеет приоритет даже перед командами из ходовой рубки. Мы можем вообще уничтожить эту махину, но если я дам команду на подрыв ее боеприпаса, то весь этот архипелаг взлетит на воздух. Да… нам важно ворваться в носовые отсеки, а там, я думаю, разберемся на месте.

– А куда умчался Доридоттир?

– За Рокаром. Они отгонят корабль за пределы системы.

– Вдвоем?!

– В экипаже «Кэмела» нет людей, которые могли бы нам помочь, а эволюционировать в системе будет некогда. Люди с «Кэмела» перейдут на борт линкора тогда, когда он окажется вне зоны возможного поражения с планеты. Брать сюда обычных офицеров Военно-Космических Сил – это идиотизм.

– А Рокар?

– А Рокар – рейнджер… в недалеком прошлом. Честно говоря, я и не думал, что это кино примет такой оборот. Но… такова жизнь, да.

Детеринг глянул на часы и хмыкнул.

– Поехали… Пусть лучше будет запас времени.

Он занял мое место, а я переместился вправо. «TR-160» качнулся и скользнул вниз. В левом верхнем углу экрана вспыхнула сонарная карта архипелага. Катер стремительно снижался.

– Справа от тебя – тест-система, – произнес Танк, – проверь наличие заградительных полей и радиус слежения. Я потыкал пальцем в сенсоры на панели.

– Ни того, ни другого. Они, видимо, затаились в режиме полной маскировки.

– Тоже правильно, конечно. Что ж, это облегчает нам задачу. Хорошо… Иди в транспорт-дек, заберись в танк и жди. Как только мы сядем, сразу выкатывайся на улицу. Слип я отброшу сам, чтобы ты не терял времени. Не забудь проверить свое снаряжение, мы не на пикник едем.

Я кивнул, вылез из кресла и покинул рубку.

Танк стоял как положено – то есть носом к люку. Я влез в темное нутро кабины управления, включил верхний свет и принялся «дозаряжаться» из потолочного оружейного шкафа. После стрельбы по воздушным целям у меня осталось всего три магазина к «эйхлеру». Я насовал в их специальные карманы столько мини-снарядов, сколько мог, предвкушая хорошую пальбу. Проверил батареи и кислородные патроны в шлеме, прогнал шлем во всех режимах, довольно хмыкнул и уселся в удобное высокое кресло перед пультом.

Как там, интересно, Тин? Представляю себе ее эмоции, когда она увидит Рогнар из космоса. Кажется, мне здорово повезло с этой девчонкой. Какой разительный контраст в сравнении с изнеженными имперскими красотками! Все-таки обидно, как ни крути. Что о ней думать, выбраться б отсюда, в такой-то мясорубке я еще не бывал. И – с другой стороны – куда, к черту, тащить в метрополию баронскую дочку, когда сам-то я – кто?

«Комплексуешь, Королев, – сказал я себе. – Этого-то сейчас тебе и не хватало, а?»

Катер коснулся твердой поверхности. Все мысли улетели прочь – я нажал клавишу, за спиной взревели двигатели. Бесшумно рухнул слип, явив пред мои очи каменистый пляж, омываемый довольно приличной волной. Лун, к счастью, не было да и звезд – тоже, вся картинка тонула в косых струях поистине вселенского потопа.

Я обрушил ногу на педаль, и танк вылетел наружу. Пока шеф подымал слип и давал команды по консервации, я выбросил антенну и быстро сориентировался – короткими импульсами, всего один оборот, чтобы не засекли. Так и есть. Мы находились на крохотном скалистом островке, Детеринг выбрал единственно возможное для посадки место – рядом уже ничего не посадишь, тут и танк развернуть негде. До финиша около двадцати километров… сразу чувствуется хищная манера Детеринга – подкрадываться издалека.

Мягко щелкнул люк, и в кабину влетел мокрый шеф, поливая темный ворс пола стекавшей с него водой.

– Пошел! – холодно рявкнул он. – Поживее давай. Мы идем с опережением, но можем его потерять, а опаздывать нам нельзя.

Я бросил танк навстречу волнам. Влажно чавкнули водометы, и танк, чуть покачиваясь, метнулся на северо-восток.

– Оставишь танк в скалах, – сказал Детеринг, – прямо на берегу. Мы зайдем туда с северной стороны, там удобнее спуститься в фиорд. Носовые шлюзы на уровне воды. И учти – стрелять по всему живому, не дожидаясь, пока оно в тебя выстрелит. Дальше: ты когда-нибудь поднимал линкор?

– Нет, – я в изумлении воззрился на него, – а что?

– Они могут успеть позвать на помощь. Это, конечно, не значит, что они успеют… но случайности мне не нужны. Поэтому действуем приблизительно так: я блокирую пост связи и командирский зал, а ты пробиваешься в ходовую рубку. Твоя задача – отогнать линкор на пеленги Доридоттира в район Северного полюса. Там же нас ждет и «Тандерберд». Яур бросил там маяк, ты его отчетливо увидишь на боевой частоте. Мы на катере будем блокировать планету. Что касается управления: ты летал на «Кинг Дрэгоне»?

– Фрегат-носитель? Да, пару раз.

– Управление практически идентично. Главное – не переусердствуй с моторами, а то улетишь черт-те куда.

Меня прошиб пот. Проклятие! Линкор, мягко говоря, мало предназначен для полетов в атмосфере. Что он от меня хочет? Я что, ас?

– Бери правее! – скомандовал Танк.

На экране появился каменистый берег. Через полминуты я уловил узенький пологий пятачок на берегу, и еще через минуту широкие гусеницы со скрежетом выбросили бронированного зверя на сушу. Управление переключилось автоматически; я вывернул штурвал и, лихо манипулируя педалью акселератора, загнал танк в узкую расщелину в скалах.

Детеринг вынырнул наружу, я включил автоконсервацию и прыгнул следом, на ходу захлопывая забрало шлема. Дождя здесь почти не наблюдалось, он остался южнее. Но сырости было в избытке, прыганье по скользким каменюкам вслед за сумеречной фигурой шефа не доставляло мне особого наслаждения.

Детеринг карабкался на самый верх прибрежных утесов, и я начал догадываться, что там, дальше – огромный фиорд, каменный залив, в котором мирно плавает колоссальная боевая машина.

Подъем затягивался. Гранитный массив был достаточно пологим, но мокрые камни не особо располагали к предложенному шефом темпу. У меня вообще стало возникать подозрение, что у него на сапогах и перчатках присоски. Или его папа был корварским скальным ящером?

Наконец вершина утеса, до того сливавшаяся с сумраком темного неба и едва видимая в моем ПНВ, отчетливо проступила изрезанной линией… дальше была липкая тьма.

Узкий, едва заметный силуэт Детеринга мелькнул и исчез. Я удивленно выругался, бросил свое тело вверх в финальном рывке и едва не споткнулся о некий плоский предмет, намертво прилипший к скале. Ну конечно, «липучка»! Барабан с тонкой лентой… Она уходила через щель между валунами – чуть вверх, а потом, очевидно, вниз. Ухватившись за нее – туго натянутую! – я перемахнул через последние булыжники… и замер в немом ужасе.

Каменный мешок был огромен, но не он так поразил меня. Чудовищная черная башня лежала внизу. Я стоял как раз на уровне носа, недалеко от выхода из фиорда. Кормовые моторы управления, каждый размером с южную подлодку, торчали почти на уровне моих глаз, но… километрах в пятнадцати от меня, косо вынесенные вверх двумя огромными пилонами типа самолетного киля. Еще два, надо понимать, пребывали под водой.

Я ухватился за ленту и скользнул вниз. Черт бы меня побрал. Я и не думал, что мы с Детерингом проскакали верных шесть километров по этой скале. Я глянул вниз, но увидел лишь едва заметное пятно, скользящее вдоль почти отвесной стены.

Детеринг дожидался меня у поверхности воды.

– У нас две минуты, – сообщил он. – Поплыли, лучше передохнем под бортом.

Он без всплеска ушел в воду и нырнул в глубину. Я загерметизировался и тоже почти бесшумно скользнул в черное зеркало залива. До борта было меньше километра.

Плавал я всегда здорово, и держаться рядом с шефом мне не составило особого труда. Заплыв не занял много времени, и вскоре мы вынырнули рядом с уходящей во все стороны черной стеной.

– Отлично, – Детеринг глянул на часы. – Итак, главное – не накрути с моторами. Фиорд смотрит на юг, выходи отсюда, стартуй под углом в 15°, разворачивайся и лови маяк по основной боевой частоте «свой – чужой». Садиться не бойся, там огромная равнина, снегу по шею. И стреляй их всех, а то они разбегутся по кораблю, как тараканы. Как я понимаю, вся эта публика торчит в носовой рубке.

Прямо над нашими головами раздался свист. Стена дрогнула, нарисовался большой прямоугольник… стал уходить внутрь…

Детеринг выпрыгнул из воды, как дельфин.


Содержание:
 0  Ветер и сталь : Алексей Бессонов  1  Глава 2 Груз на борту : Алексей Бессонов
 2  Глава 3 Сарабанда в ночи : Алексей Бессонов  3  Глава 4 Рыжеволосая аристократка : Алексей Бессонов
 4  Глава 5 Я не умею драться… : Алексей Бессонов  5  Глава 6 Лети туда – не знаю куда : Алексей Бессонов
 6  Глава 7 Те же и железная рыба : Алексей Бессонов  7  вы читаете: Глава 8 Когти старого Танка : Алексей Бессонов
 8  Глава 9 Мясорубка на высоте : Алексей Бессонов  9  Глава 10 Без союзников не обойтись : Алексей Бессонов
 10  Глава 11 Военный совет : Алексей Бессонов  11  Глава 12 Профессор Детеринг, Империя : Алексей Бессонов
 12  Глава 13 Финиш : Алексей Бессонов  13  Глава 14 Лейтенант Королев. Капитан Королев : Алексей Бессонов
 14  Использовалась литература : Ветер и сталь    



 




sitemap