Фантастика : Космическая фантастика : За небесной рекой : Грег Бир

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43

вы читаете книгу
Матери и отцу Дейлу и Уилме Бир и литераторам Джозефу Конраду и Лафкадио Хирну

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Из многопарсековой бездны доносился двадцатиодносантиметровый шепот водорода, любимого элемента Творца. Для слушателей — и одушевленных, и механических — он был равносилен абсолютному молчанию.

Эло Уонтер вошла в полупрозрачную раковину Уха, сонно протирая глаза. Она занялась проверкой оборудования, прогоняя один за другим стандартные тесты. Все в норме. Эло нахмурилась и откинула со лба короткую прядь светло-каштановых волос.

Три с небольшим года назад умолк голос целой цивилизации, находившейся на расстоянии одного парсека. Эло принялась исследовать весь частотный диапазон Уха — резкий стрекот звезды, тихий вой внешних газовых гигантов, пение излучений, попавших в разрастающиеся тенета магнитных полей. Она вновь ограничила сферу приема, отфокусировавшись на крошечной Перфидизийской планете. И вновь ничего — только космический фон. Вот уже двадцать шесть лет они занимались прослушиванием планеты со станции, но еще никогда не сталкивались с подобными вещами.

Она щелкнула переключателем, отключавшим Ухо от сети, и перешла на режим нестандартного приема. Диапазон, находившийся ниже границы Планка-Уилера, зловеще молчал.

Неким таинственным образом перфидизийцы умудрились полностью отрезать себя от внешнего мира. Либо…

Эло застыла. Если случилось что-то серьезное, контракт тут же будет расторгнут, и они лишатся работы, которая более четверти века являлась их основным занятием.

В Ухо вошел голый Умало Уонтер, возвращавшийся из бассейна. Он был примерно такого же роста, как и его жена, и имел редкие каштановые волосы и бледную кожу. Несмотря на постоянные тренировки, тело его оставалось несколько рыхлым и полноватым.

— В чем дело? — поинтересовался он, вытираясь полотенцем.

Эло промолчала. Она включила одно за другим несколько специальных устройств. Чувствительность Уха тут же выросла в тридцать тысяч раз. Силовые системы станции тихонько запели.

— Я ничего не слышу, — сказала она наконец.

— Дай-ка мне попробовать. — Он проделал те же тесты, что и она, после чего прибавил к ним несколько новых. Проверив напряжения, он развернул Ухо до размера в несколько тысяч километров. — Такое ощущение, что там действительно никого нет.

Все эти долгие годы, в течение которых они находились на дежурстве, перфидизийская планета, имевшая длинный порядковый номер, являла собой нечто перенаселенное, индустриальное, охваченное безумной и достаточно загадочной деловой активностью.

Перфидизийцы были совершенно непредсказуемым, склонным к беспорядочным миграциям народом. Смысл и причина последних и поныне оставались тайной. Хотя они и обитали на этой далекой планете вот уже пять тысяч лет, никто не мог гарантировать того, что в один прекрасный день они не снимутся и оттуда. О них не знали практически ничего. Уонтерам не удалось обнаружить ничего хоть сколько-нибудь примечательного, примерно так же обстояли дела и у прочих «исследователей», находившихся на куда больших расстояниях от планеты.

Эло облизнула губы и посмотрела на звездный туман, окутывавший полупрозрачное Ухо.

— Если они действительно ушли… — начала она дрожащим голосом.

— Тсс… Не надо об этом.

Умало положил руку ей на плечо. Они могли не видеться целыми неделями. Станция имела неимоверные размеры, и за долгие годы работы на ней они выработали определенный порядок, при котором большую часть времени проводили порознь. Тем не менее, это ничуть не отдалило их друг от друга. Умало мгновенно заметил ее беспокойство, отозвавшее в нем резью в животе.

— Уху ведомо далеко не все, — заметил он с улыбкой. — Возможно, нам представилась редкая возможность…

Вот уже двадцать шесть лет они транслировали в центр всю получаемую информацию, призванную убедить работодателей в том, что загадка перфидизийцев все-таки решается. Они не имели ни малейшего понятия о том, кто дал им эту работу, — контракт был заверен только с их стороны, другая же сторона подтверждала свои намерения регулярными, совершавшимися два раза в год выплатами, которые регистрировали ее доверенные лица на Мириадне, Тау Кита II.

— О какой возможности ты говоришь? — удивилась Эло.

— Возможно, они оставили этот мир. Верно? Если так, мы узнаем об этом первыми. Нас ждет встреча с их планетой и с образчиками их материальной культуры.

Эло согласно кивнула.

— Все верно. А если этого не произошло?

— Придется рискнуть.

Было известно, что перфидизийцы пускаются во все тяжкие ради того, чтобы сохранить свои тайны. Всевозможные уловки и увертки, обман, неявное, но вполне реальное насилие — они не гнушались ничем. Наблюдателей постигали неудача за неудачей.

Эло не жалела о проведенных здесь десятилетиях. Обижаться было не на что — особых тягот они не испытывали. Более того, эта работа идеально подходила для них, ибо дарила покой, немыслимый при любом другом занятии. Прежде чем наняться на станцию — древний, прошедший капитальный ремонт корабль эйгоров — они успели набить немало шишек: первые пять лет их совместной жизни прошли в атмосфере постоянной неопределенности, за что бы не брались супруги, их всегда ожидала неудача. Дважды они терпели банкротство, оба раза теряя все свое оборудование… Они привыкли рисковать, но, увы, не могли отнести себя к категории счастливчиков или ловкачей. С работой же дежурных наблюдателей они справлялись прекрасно.

И, все-таки, в глубине души она испытывала смутное недовольство собственной жизнью, то и дело думая о том, чем бы они могли заниматься, кем бы они могли стать.

Прежде чем это изменение зафиксируют другие, более удаленные группы наблюдателей, пройдет еще некоторое время.

Возможность.

Эло шлепнула ладонью по панели управления и, гордо прошествовав мимо Умало, вошла в овальный коридор и направилась к центру управления древнего корабля. Мертвое безмолвие нарушал лишь звук ее шагов. Эло хотелось зажать уши — тишина действовала на нее угнетающе. Четверть века однообразной рутинной работы… Тут уж поневоле разучишься принимать решения. Умало последовал за ней. Они сидели в полутемном зале. Лампы контрольных панелей горели вполнакала, пахло пылью и озоном. Кресла, отвечающие форме человеческого тела, были приварены к полу во время ремонта корабля, тридцать лет тому назад.

Большая часть переходов и жилых помещений была перестроена для нужд людей, помещение же командного центра последние десять тысяч лет оставалось практически неизменным. Цвета ламп панелей управления определялись эйгорами, входившими в экипаж корабля. Мониторы, установленные представителями другой цивилизации, свидетельствовали о рабочем состоянии двигателей.

Для того, чтобы двигатели ожили, достаточно было коснуться металлической панели в трех точках. Станция превращалась в корабль менее чем за минуту. Добраться же до Перфидизийской системы они могли и за день. Если это произойдет, они либо погибнут, либо войдут в число самых состоятельных и влиятельных людей галактики.

Эло глянула на своего супруга.

— Мы еще никогда так не рисковали, — вздохнула она. — На кон придется поставить все.

Он повернулся к древней карте, обрамлявшей купол переднего обзора.

— Согласись, мы торчали здесь достаточно долго, верно? Мне кажется, рискнуть, все-таки, стоит.

Эло обвела серебристо-серыми глазами чужие панели. Губы ее были плотно сжаты, пальцы теребили ткань брюк.

— Ну что ж… Медлить нельзя. Скоро об этом узнают и другие.

Умало наклонился вперед и снял пластиковый чехол со стойки. Металлическая пластина янтарного цвета с начертанными на ней шестью десятками символов отливала красным, отражая свет дремлющих мониторов. Он коснулся двух символов. Пульт засветился. Компьютер, созданный людьми и связанный с древней машиной эйгоров.

— Мы хотим попасть в Перфидизийскую систему, — сказал Умало компьютеру.

Он сверился с более новыми картами своего тапаса, маленького персонального компьютера, после чего задал цифровой код и координаты цели. Компьютер перевел их на язык системы управления. Старый корабль обиженно издал несколько гулких звуков, однако подчинился команде. Звезды, смотревшие на них через купол переднего обзора, померкли.

Прежде чем нажать на третий символ, Умало отправил своим работодателям формальное послание, в котором оповещал их о расторжении существующего контракта.

Древний, принятый всем миром закон гласил — существа, первыми ступавшие на необитаемую планету, незаселенную другими разумными существами, могли претендовать на владение ею или на использование ее в своих интересах. Действующий контракт никоим образом не обязывал их представлять интересы своих нанимателей.

Перфидизийцы относились к числу самых могучих и, вне всяких сомнений, самых загадочных народов Галактики. Любая информация, так или иначе связанная с ними, стоила огромных денег. Продажей этой информации и собирались заняться Уонтеры.

Древний корабль парил над пространственно-временным континуумом подобно огромному левиафану, пересекающему просторы бескрайних арктических морей. В течение трех часов они находились в совершенной пустоте — их миром стал корабль. Звездолету, расстояние меж носом и кормой которого составляло около трех километров, было по меньшей мере десять тысяч лет, его строили представители третьей расы цивилизации эйгоров. Уонтеры купили его у кроцерианских вольных торговцев, выставивших этот залежавшийся товар на аукцион. Умало застыл в кресле, предавшись созерцанию образов, вызванных из глубин его сознания изменением состояния пространства. Будучи ограниченной собственной данностью, материя, выведенная за пределы обычной реальности, становилась несколько иной. В случае грубых структур, подобных корпусу корабля, этот эффект был пренебрежимо малым, компьютеры же требовали постоянной подстройки, которая бы гарантировала их безошибочную работу. Мозг и нервная система человека относились к числу саморегулируемых систем, отрабатывающих все и всяческие изменения, однако и в их работе могли наблюдаться известные отклонения и искажения, затруднявшие концентрацию сознания. Одни люди впадали в экстаз, других начинали мучать кошмары.

Эло Уонтер зажмурилась и крепко сжала подлокотники кресла. Ее лицо застыло. Зрачки, прикрытые веками, продолжали совершать хаотические движения. Эло погрузилась в раздумья. Она силилась понять, что значит быть влиятельным. К тебе прислушиваются, тебя не дергают по пустякам, тебя уважают… Она будет говорить, а они будут ловить каждое ее слово. Наверное, так. Эло никогда не относилась к категории влиятельных людей. Да и чем она могла похвастаться? Жизнь, как жизнь, потом замужество, этот корабль… Да, они зарабатывали совсем неплохо, но что из того? Существуют и другие, куда более важные вещи…

Синие небеса. Прекрасные миры, населенные людьми. Просторные дома, в которых царят тишь и покой, но уж никак не гул ракетных двигателей и сервомеханизмов. Порой ей казалось, что она превращается в эйгора, уж слишком нечеловеческой, вернее, бесчеловечной была их теперешняя реальность. И, все-таки… Ведь, они могут разом лишиться всего. Они привыкли рисковать, но что это им дало? Ничегошеньки. Казалось, некая незримая сила стремилась наказать, стремилась обескуражить супругов, призывая их не к чему-то иному, но именно к решительности. Да, решительности и отваги им теперь было не занимать. Они летели в мир, населенный перфидизийцами. Их могла ожидать гибель или — того хуже — новый горький урок, преподанный судьбой. Эло сжалась от напряжения. Какая-то часть ее сознания продолжала показывать ей картины перфидизийского ада: клетки и розги, побеги, заканчивающиеся поимкой и новыми, еще более страшными мучениями, крушение надежд и разочарование. Мышцы ее рук непроизвольно напряглись. А, ведь, до сих пор они жили совершенно мирно. Как глупо поступаться миром. Ведь их действительно могут ждать клетка и розги. Новая картина. Побег. Они ползут по земле, лица в грязи. Но тут их пленяют вновь… Как глупо! Влияние, синее небо, свой дом — они этого явно не стоят. И почему она не подумала об этом раньше? Решение принято, его уже не отменишь.

Умало отстегнул ремни и осторожно направился к блоку жизнеобеспечения. Он справил нужду, умылся и заказал еду. Умало решил не беспокоить Эло. С одной стороны, ему не хотелось показаться невежливым, с другой, поступи он так, и ему бы пришлось на какое-то время погрузиться в адские глубины ее сознания.

Чувство легкого опьяненья. Он прислонился спиной к наружной стене центра жизнеобеспечения, съел кусочек хлеба и прикрыл глаза. Триллионы слов информации… Что они будут делать с такими деньжищами? Картины обеспеченной будущности не вызывали у него особого энтузиазма. Он никогда не тяготился жизнью на станции. Удобно, безопасно, интересно. Он мог провести здесь еще не одно десятилетие, исследуя корабль, дополняя все новыми и новыми штрихами образ создавшей его цивилизации. Разве деньги сделают его жизнь интереснее? Скорее всего, нет.

И, все-таки, к решениям Эло он привык относиться с уважением. Это она предложила их нанимателям купить древний корабль и превратить его в станцию прослушивания, находящуюся в непосредственной близости от Перфидизийской системы. Ее предложение было принято мгновенно. Работодатели выкупили корабль у кроцериан и передали Уонтерам, заключив с последними тридцатилетний контракт. По истечении двадцати пяти лет должен был произойти поворот прав. Таким образом, формально корабль сейчас принадлежал им. И благодарить за столь интересную жизнь Умало должен был именно ее, Эло. Если ей чего-то и не хватало, так это твердости, и поэтому он стремился всячески поддерживать Эло во всех ее начинаниях.

Переход показался Эло бесконечно долгим. Корабль вернулся в нормальные пространство-время, и купол визуального обзора тут же засветился. Перспектива практически не изменилась — они видели те же звезды, те же скопленья. Все, как обычно. Эло сдавила виски и закрутила головой, словно желая собраться с мыслями. Ад остался где-то позади, теперь ей и Умало надлежало отправиться к Уху.

Прежняя тишь. Они вывели корабль на вытянутую орбиту, близкую к орбите Перфидизийской планеты, казавшейся с такого расстояния крошечной светящейся точкой.

С расстояния в тысячу километров поверхность планеты казалась серо-голубой. Кое-где виднелись ржавые пятна и охристые полосы. Она была вдоль и поперек расчерчена множеством линий, которые, судя по всему, являлись остатками дорог. Ни одного естественного ландшафта, ни одного сколько-нибудь примечательного искусственного сооружения. Гладкая однообразная поверхность с неровностями не выше четырех-пяти метров. Эло сняла дневную сторону планеты и исследовала ее микроволновыми и прочими датчиками от полюса до полюса. Мягкий климат и отсутствие океанов; наличие восходящих воздушных потоков, но не гор; есть кислород, но нет растений. И не только растений. Планета была совершенно безжизненной.

— Нда, — хмыкнул Умало. — Надо же, как они умеют заметать следы!

Эло кашлянула и переключила приборы на режим глубинного сканирования.

— Возможно, мы имеем дело с маскировкой, — сказала она. — Трудно поверить в то, что они разом сумели снести целый мир.

— А в то, что они его покинули, ты поверить можешь? — спросил Умало. — Тем не менее, это произошло.

Горизонтальный сканер громко заверещал. Эло заглянула в окуляр смотрового дисплея.

— Нет, кое-что, все-таки, осталось. Купольное сооружение. Его размеры сопоставимы с размерами нашего корабля.

— Где?

— Прямо посреди ровного поля.

— Здесь-то мы и совершим посадку, — сказал Умало.

Эло согласно кивнула, и они занялись подготовкой крошечного спускаемого аппарата. Пока Эло занималась заправкой устройства, Умало настраивал его посадочный модуль. Они перевели корабль на более низкую орбиту и запустили зонд. Он вошел в верхние слои атмосферы и тут же включил свои камеры. Картинка, увиденная ими, мало чем отличалась от изображения, полученного прежде. Безликое купольное сооружение диаметром три тысячи пятьсот шестьдесят один метр стояло посреди бескрайнего совершенно ровного поля.

Эло шумно вздохнула и покачала головой. Уж слишком гладко все шло. Нет, она не боялась оказаться в ловушке — они зашли уже так далеко, что отступать было поздно. Но перед ней все ясней и ясней вырисовывалась третья возможность.

Возможно, здесь действительно ничего не осталось.

Зонд совершил благополучную посадку. Приборы просканировали полусферу за три качка — два вертикальных и один горизонтальный. Очертания купола отступали от идеальных только в местах его крепления ко внутренним опорам, но и в этом случае отклонения не превышали одного-двух сантиметров.

— Сооружение обладает излишним запасом прочности, — объявил компьютер. — Конструкции явно не достает изящества.

— Из чего она изготовлена? — поинтересовалась Эло.

Зонд выстрелил в направлении купола перегретым газом и, зафиксировав световую вспышку на его поверхности, занялся анализом ее спектра.

— Главным образом, структура состоит из стекла с нитевидными включениями бора. Имеются следы свинца и молибдена.

Как только корабль вошел в тень планеты, зонд умолк. Ни потоков заряженных частиц, ни сколько-нибудь выраженных атмосферных потоков приборы так и не зарегистрировали. Атмосфера была достаточно разряженной, но чистой. Казалось, эта холодная планета объята сном. В некоторых зонах наблюдались небольшие гравитационные аномалии, связанные с тектоникой плит и горообразованием, однако гор на планете не было. Эло предполагала, что они сглажены — не срыты и не взорваны, но выровнены до приемлемого, заранее заданного уровня.

Красные и охристые полосы на искусственной поверхности планеты свидетельствовали о присутствии железа и меди, вызванном просачиванием грунтовых вод через пористый материал.

Однообразие. Пустота. Эло угрюмо сжала зубы. Возможно, этот мир теперь принадлежал им, но драгоценной эту находку она уже не считала. Эло шумно вздохнула, пытаясь избавиться от ненужного напряжения. Шейные мышцы окаменели. Еще немного, и придется прибегнуть к помощи медицинского модуля, чего с ней не случалось ни разу. Если бы можно было обратить события вспять… Страстно стремиться к желанной цели и неожиданно усомниться в самом ее существовании — подобное разочарование не постигало ее вот уже несколько десятилетий. Однообразная жизнь на станции сделала свое дело — Эло утратила способность справляться с незапланированными ситуациями.

— Медицинский модуль, — сказала она тихо.

— Устройство вызвано, — тут же отозвался компьютер.

Гладкий нефритово-зеленый потолок был оснащен специальными направляющими. Два медицинских модуля, представлявших собой кубы на тонких хромированных штангах, засигналили у нее за спиной.

— Мне нужно снять напряжение и сосредоточиться, — сказала она. — ЦНС — центральную нервную систему — не трогать.

Эло протянула руку к ближайшему кубу. Второй куб продвинулся вперед и вспыхнул огнями. Эло почувствовала легкое покалывание в области шеи, и в тот же миг напряжение оставило ее. Она успокоилась.

— Для того, чтобы ЦНС взяла под контроль все эмоциональные реакции, медблок предлагает вам особый тренинг, — сообщил компьютер.

— Я это учту. Как обстоят дела с посадочным модулем?

— Он готов к работе, — ответил сидевший у нее за спиной Умало.

— Ну что ж, тогда будем спускаться.

С тех пор, как Эло и Умало занялись прослушиванием, они ни разу не видели своего корабля со стороны. Древний корабль эйгоров походил на астероид, вырезанный из малахита. Сплюснутое тело с длиной примерно в два раза превышающей ширину и поверхностью, покрытой выемками и выступами. Корабль прошел, как минимум, через десяток суровых битв и был буквально искромсан неведомым оружием. Иные из поломок и пробоин потребовали серьезного ремонта в условиях глубокого космоса, но отремонтированные секции можно было заметить только в том случае, если их устройство существенно расходилось с первоначальным проектом корабля.

Посадочный модуль сошел с орбиты. Гравитация возросла. Они начали спуск.

Песчинки и пылинки, однообразная бесцветная масса. Тонкий слой облаков, состоящих из мельчайших кристалликов льда, на высоте тридцати километров. Посадочный модуль прошел через него и резко пошел на снижение. Они совершили посадку в полукилометре от купола. Поверхность, находившаяся под дюзами аппарата, тут же остыла. Подтаявший в радиусе нескольких сотен метров снег превратился в прозрачную ледяную корку.

Прежде чем открыть шлюз, они позаботились о необходимой экипировке. Как только трап коснулся поверхности планеты, они поспешили вниз. В тот же момент рации пронзительно запищали, и станционный компьютер известил их о том, что на планетарных орбитах появилось еще два корабля.

— Это уже их проблемы, — ответил Умало. — Пошли в Центральный Архив извещение о нашем приоритете. Да, и извести наших нанимателей о том, что мы принимаем заказы на информацию об этой планете. Мы ее законные владельцы.

Они подошли к куполу и, не заметив ничего сколько-нибудь похожего на вход, решили обойти его вокруг. Регистрирующую аппаратуру костюма Умало оставил включенной. Оказавшись на северной стороне сооружения, они увидели округлую дверь в три метра высотой. На ней была нарисована черная спираль, в точке схождения которой находилось небольшое углубление. Не снимая перчатки, Умало прикоснулся к нему рукой. В тот же миг дверь исчезла.

— Смотри-ка, — удивилась Эло, — я даже не заметила, когда она отъехала.

Они вошли внутрь. Здесь было куда теплее, да и воздух оказался не таким разреженным, содержание в нем кислорода и азота существенно возросло. Они обернулись и увидели, что дверь уже закрылась.

Они стояли в переходе. В пяти метрах над их головами находился козырек, закруглявшийся влево и вправо. Они вышли из-под его тени и увидели над собой усеянное звездами ночное небо, по которому плыли небольшие облака. Прямо перед ними возвышался покрытый травой холм. То тут, то там темнели раскидистые деревья. Из-за холма виднелась башня — витиеватое многоэтажное строение, похожее на пирамидку, составленную из нескольких домиков и башенок. Они взобрались на холм и оказались на дорожке. Возле нее стоял каменный фонарь, верхушка которого имела такую же форму, что и верхушка башни. Рядом с фонарем лежало чье-то тело.

— Похоже, человек, — пробормотал Умало и носком ботинка перевернул тело так, что оно легло лицом вверх. В следующее мгновение тело рассыпалось, обратившись в белую пыль. Целыми остались только одежда и доспехи, походившие на хитиновый панцирь насекомого. Они были изготовлены из блестящего черного металла и замечательно украшены.

Эло наклонилась и подняла с земли меч, затем протянула его Умало.

— Взгляни. Это вещи, изготовленные людьми. — Она навела свой фонарь на вершину холма и тут же заметила какое-то движение. — Похоже, мертвы здесь не все…

Умало ответил ей легким кивком и направился к вершине.

Купольное сооружение оказалось террариумом, воспроизводящим земной пейзаж. По одну сторону от холма находилась деревушка с подсвеченными желтоватым светом домиками, построенными из дерева и тонкого полупрозрачного материала. От деревушки веяло миром и покоем.

Эло никогда не бывала на Земле, но видела столько записей, так или иначе связанных с Землей, что могла считать себя ее уроженцем.

— Лето… — прошептала она.

— Вечное лето, — добавил Умало, заметив поодаль еще одно тело и осветив его фонарем. — Они не жили и не умирали. Одна видимость.

Прикрытые глаза, лицо, исполненное покоя, стянутые на затылке волосы, короткий хохолок, свободные одежды… Все бы ничего, да только из затылка уже сыпется белая труха…

Они пошли вдоль каменной стены и вскоре оказались перед распахнутыми настежь воротами. Войдя в них, они направились ко входу в деревянную башню. Умало решил осмотреть ее изнутри. Он подошел к двери, но…

Но тут в дверном проеме появился человек с мечом, занесенным для удара. Умало поднял руку в предупредительном жесте и поспешно отступил назад. Они стояли в двух шагах друг от друга. Лицо неизвестного скрывала устрашающая металлическая маска. Умало отступил еще на несколько шагов, однако неизвестный продолжал теснить его.

— Даре ни аитаи н десу-ка? — грозно спросил он.

— Что? — изумилась Эло.

— Даре?

Умало открыл прозрачное забрало своего шлема.

— Мы ничем не отличаемся от тебя, — сказал он.

Тем временем Эло вступила в переговоры с компьютером. В следующее мгновение она тоже открыла свой шлем и, выставив руки ладонями вперед, произнесла:

— Ниппонго ва йоку декимасен. Мы не говорим по-японски.

Неизвестный тут же опустил меч и, вернув его в ножны, снял с лица маску.

— Простите меня. — Он сделал глубокий поклон. — Я слишком давно здесь сижу. Простите меня, пожалуйста.


Содержание:
 0  вы читаете: За небесной рекой : Грег Бир  1  ГЛАВА ВТОРАЯ : Грег Бир
 2  ГЛАВА ТРЕТЬЯ : Грег Бир  3  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ : Грег Бир
 4  ГЛАВА ПЯТАЯ : Грег Бир  5  ГЛАВА ШЕСТАЯ : Грег Бир
 6  ГЛАВА СЕДЬМАЯ : Грег Бир  7  ГЛАВА ВОСЬМАЯ : Грег Бир
 8  ГЛАВА ДЕВЯТАЯ : Грег Бир  9  ГЛАВА ДЕСЯТАЯ : Грег Бир
 10  ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ : Грег Бир  11  ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ : Грег Бир
 12  ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ : Грег Бир  13  ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ : Грег Бир
 14  ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ : Грег Бир  15  ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ : Грег Бир
 16  ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ : Грег Бир  17  ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ : Грег Бир
 18  ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ : Грег Бир  19  ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ : Грег Бир
 20  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ : Грег Бир  21  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ : Грег Бир
 22  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ : Грег Бир  23  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ : Грег Бир
 24  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ : Грег Бир  25  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ШЕСТАЯ : Грег Бир
 26  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ СЕДЬМАЯ : Грег Бир  27  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВОСЬМАЯ : Грег Бир
 28  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ : Грег Бир  29  ГЛАВА ТРИДЦАТАЯ : Грег Бир
 30  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ПЕРВАЯ : Грег Бир  31  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ВТОРАЯ : Грег Бир
 32  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ТРЕТЬЯ : Грег Бир  33  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ : Грег Бир
 34  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ПЯТАЯ : Грег Бир  35  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ШЕСТАЯ : Грег Бир
 36  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ СЕДЬМАЯ : Грег Бир  37  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ВОСЬМАЯ : Грег Бир
 38  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ : Грег Бир  39  ГЛАВА СОРОКОВАЯ : Грег Бир
 40  ГЛАВА СОРОК ПЕРВАЯ : Грег Бир  41  ГЛАВА СОРОК ЧЕТВЕРТАЯ : Грег Бир
 42  ГЛАВА СОРОК ПЯТАЯ : Грег Бир  43  Использовалась литература : За небесной рекой
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap