Фантастика : Космическая фантастика : Звездный путь (сборник). Том 2 : Джеймс Блиш

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  3  6  9  12  15  18  21  24  27  30  33  36  39  42  45  48  51  54  57  60  63  66  69  72  75  78  81  84  87  90  93  96  99  102  105  108  111  113  114

вы читаете книгу

Серия “Звездный путь”. Сборник фантастических произведений


СОДЕРЖАНИЕ:

Джеймс Блиш. Звездный путь

Новейший компьютер

Возвращение в завтра

То, что остается

Наваждение

Возвращение “Аркона”

Иммунный синдром

Г. Бим Пайпер. Маленький Пушистик-II. (Пушистик разумный). Роман

Гордон Р. Диксон. Солдат, не спрашивай. Роман


Составление: А. Сазонова

Оформление: В. Гусакова

Солдат, не спрашивай себя, что, как и почему. Коль знамя в бой тебя — ведет шагай вослед ему! И легионы безбожников пусть окружают нас — Не считая удары, руби и круши — вот тебе весь приказ! Хвала и слава, честь, почет — игрушки, жалкий хлам. Верши свой труд — он по плечу пожалуй, только нам! Грязи людской, человечьим грехам место среди отбросов. Долг исполняй свой. И помни еще: Не задавай вопросов! Кровь и страдания, вечная боль — от века солдатский удел. Крепче сжимай верный свой меч — где бы ты ни был, везде! Радуйся бою, битве любой, в яростной сече ликуй — Много их было, но будут еще на кратком твоем веку. А выйдет наш срок — и где б кто ни лег, стечемся со всех сторон. Солдаты-избранники, все мы тогда придем пред Господень Трон. Будет кровь наших ран знаком тех, кто избран, кто вправе стоять перед Ним — Мы, на верность Ему присягнув, Одному Ему верность храним! (перевод А. Дмитриева)

ЗВЕЗДНЫЙ ПУТЬ

STAR TREK


САМЫЙ ЗНАМЕНИТЫЙ КИНОСЕРИАЛ ФАНТАСТИКИ
ВПЕРВЫЕ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ




ИЗДАТЕЛЬСТВО
САНКТ-ПЕТЕРБУРГ 1992

James BLISH. STAR TREK Джеймс БЛИШ. ЗВЕЗДНЫЙ ПУТЬ
H. Beam PIPER. LITTLE FUZZY-II (FUZZY SAPIENS) Г. Бим ПАЙПЕР. МАЛЕНЬКИЙ ПУШИСТИК-II (ПУШИСТИК РАЗУМНЫЙ)
Gordon R. DICKSON. SOLDIER, ASK NOT Гордон Р. ДИКСОН. СОЛДАТ, НЕ СПРАШИВАЙ

Джеймс Блиш

ЗВЕЗДНЫЙ ПУТЬ

Новейший компьютер

“Энтерпрайз” послушно, что очень раздражало его капитана, приближался к космической станции. Капитан в нетерпении сорвался с кресла и подошел к Ухуре.

— Лейтенант, свяжитесь со станцией.

— Станция вызывает нас, капитан.

— Включите связь.

Голос был знаком капитану:

— Капитан Кирк, это командор Энрайт.

— Командор, я бы хотел получить объяснения.

— Объяснения сейчас излучаются к вам на борт, капитан, — перебил его Энрайт. — Возможно, они уже у вас в отсеке телепортации. Связь окончена.

— Спок, — сказал Кирк и показал на лифт. — Скотта, продолжай управление кораблем.

Объяснения материализовались в лице командора Уэсли, офицера чуть старше Кирка, но не похожего на него ни выправкой, ни манерами. Злость Кирка нашла выход в удивлении:

— Боб! Боб Уэсли!

Уэсли спустился с платформы, и они пожали друг другу руки.

— Спок, это…

— Командор Уэсли, — закончил за капитана Спок. — Здравствуйте, сэр.

— Здравствуйте, Спок, — кивнул Уэсли.

Кирк повернулся к офицеру телепортационной службы:

— Благодарю, лейтенант, это все, — и когда дверь закрылась, Кирк взорвался: — А теперь не мог бы ты наконец объяснить мне, что происходит? Я получил приказ прибыть сюда, меня также информировали о том, что моя команда должна быть перемещена в зону безопасности на станции. Мне кажется, я имею право знать, что происходит!

Уэсли ухмыльнулся:

— Тебе предоставлена большая честь. Ты будешь лисой на охоте.

— То есть?

— Военные учения. Я буду командовать силами твоего противника.

— Все атакующие силы против одного корабля?

— Очевидно, ты ничего не слышал о мультитроник-комплексе М-5. — Спокойно и уважительно отвечал Уэсли. — Это компьютер, Джим. Последнее открытие доктора Дэйстрома.

— ?

— Не? а ты его просто не видел.

— И что же это?

— Самый амбициозный компьютер из всех когда-либо созданных, — вмешался Спок. — Он должен соединить в себе всю компьютерную систему корабля… для улучшения проведения всех операций и контроля.

Уэсли с подозрением посмотрел на Спока:

— Как вам удалось получить эту информацию?

— У меня классификация А-7 — компьютерный эксперт, сэр. Я хорошо знаком с работами доктора Дэйстрома. Все основные компьютеры нашего корабля спроектированы именно им.

— И что будет с “Энтерпрайзом”?

— Ваш корабль выбран для испытания М-5, — серьезно сказал Уэсли. — Серия обычных исследований. М-5 должен решать все навигационные задачи и все проблемы, возникающие во время учений. Если М-5 успешно пройдет все испытания, это будет революция в космических технологиях, такой же грандиозный переворот, как после изобретения двигателя для межзвездных полетов. После телепортации вашей команды, инженерный отсек будет модифицирован под М-5.

— Зачем убирать команду? Какой степени безопасности требует эта машина?

— Ваши люди просто не нужны, — сказал Уэсли. — Доктор Дэйстром лично проследит за монтажом и будет наблюдать за ходом испытаний. Когда он будет готов, вы получите приказ и приступите к делу, в вашем распоряжении будет команда из двадцати человек.

— Из двадцати! Я не могу управлять кораблем, имея на борту только двадцать человек.

— М-5 сможет, — холодно сказал командор.

— А я? В чем же будет заключаться моя работа?

— У тебя будет великолепная работа, Джим. Все, что тебе надо будет делать, — это сидеть в своем кресле и позволять машине выполнять все операции.

— Да-а-а! — протянул Кирк. — Звучит просто великолепно!

Мак-Кою все это тоже не очень-то понравилось. Услышав новость, он разошелся:

— Кораблем таких размеров не может управлять ни один компьютер! Даже те компьютеры, что у нас есть на…

— Все они спроектированы Ричардом Дэйстромом, — вмешался Спок. — Этот, новый, превосходит их все вместе взятые. Мы постараемся доказать, что М-5 способен управлять кораблем эффективнее, чем человек.

— Ты можешь пытаться доказать это, я не в счет.

— К сожалению, современное программирование неспособно заменить корабельного хирурга.

— Если бы и могло, — сказал Мак-Кой, — им нет нужды искать мне замену: кроме меня на борту останутся только схемы и банки памяти, — он посмотрел на Спока. — Думаю, некоторые из нас ими и являются, — Мак-Кой нервно повернулся к Кирку. — Ты почти ничего не сказал об этом, Джим.

Они стояли у инженерного отсека. Кирк посмотрел в глаза Мак-Кою и Споку и указал на новую табличку на дверях инженерного отсека — “Зона безопасности”.

— Что ты хочешь, чтобы я сказал, Боунс? Руководство звездной эскадры считает, что установка М-5 — большая честь, так что я горжусь. Придется приспособиться.

Дверь плавно открылась, и все трое вошли в отсек. М-5 уже занимал большую часть площади отсека, в отличие от встроенных компьютерных систем “Энтерпрайза”, он стоял в полном одиночестве, как бы подчеркивая, что не нуждается в поддержке. На панели монитора счетчики, циферблаты, переключатели и прочее располагались, на взгляд нормального человека, в немыслимом беспорядке. Скотти и еще один инженер — энсин Харпер возились возле панелей на уровне верхнего мостика. Кирк огляделся:

— Где он? Доктор Дэйстром?

Появился доктор в униформе. Первое, что привлекло внимание Кирка — его глаза. Несмотря на то, что Дэйстром был уже в возрасте, глаза у него были яркими и пронзительными, будто в них сконцентрировалась вся его энергия. Это был довольно нервный человек, речь его была сухой и отрывистой, руки все время искали, чем бы заняться, чем угодно — трубкой, карандашом, инструментами…

— Да? — сказал он, потом, неожиданно обнаружив что-то неподходящее в своем приветствии, добавил: — Вы, должно быть, капитан Кирк?

Они коротко пожали друг другу руки.

— Доктор Дэйстром, мой первый помощник Спок.

Спок поклонился:

— Для меня большая честь, доктор Дэйстром. Я знаком со всеми вашими публикациями. Блестяще.

— Спасибо. Капитан, я закончил последнюю проверку М-5. Его осталось подключить к силовому банку, и он заработает.

— Хорошо, доктор, — сказал Кирк. — Приступайте.

— Но ваш главный инженер говорит, что подчинится только приказу капитана.

Старина Скотти, подумал Кирк, и сказал:

— Скотти, подключите М-5 к главному силовому банку.

— Есть, сэр. — Ответил Скотти, и направился вместе с Харпером к панели отделения силовой установки.

Спок рассматривал панель М-5, Мак-Кой изучал компьютер издали.

— Потрясающе, доктор, — сказал Спок. — Потенциал этого компьютера гораздо выше, чем у всех ваших предыдущих машин. Даже ваш прорыв в дуотронику не обещал ничего подобного.

— М-5 абсолютно безупречен, его возможности — это реальность, — отвечал Дэйстром.

Мак-Кой больше не мог сдерживаться:

— Меня волнует только одно, — грубо сказал он. — Если эта штука не сработает, на борту будет очень мало людей, чтобы справиться с управлением. Возникнут определенные трудности.

Дэйстром уставился на него.

— Кто это? — спросил он Кирка.

— Доктор Леонард Мак-Кой, старший медик “Энтерпрайза”.

— Это зона безопасности, — сказал Дэйстром. — Сюда допускаются только те, кто прошел проверку на благонадежность.

Кирк услышал собственный ледяной голос:

— Доктор Мак-Кой имеет допуск во все зоны этого корабля.

Неожиданно М-5 ожил, засветились индикаторы, послышалось нарастающее гудение. Как только огни индикаторов М-5 стали ярче, индикаторы инженерного комплекса резко потускнели.

— Это запланированный эффект? — спросил Мак-Кой Спока.

Дэйстром что-то быстро делал у панели М-5.

— Если бы я мог вам помочь, сэр… — предложил Спок.

— Нет. Я справлюсь сам, спасибо, — ответил Дэйстром.

Спок удивленно поднял бровь и посмотрел на Кирка, тот кивнул, и Спок отошел назад. Гул М-5 выровнялся и стал значительно тише, индикаторы инженерного комплекса светились как и раньше.

— Все в порядке, капитан, — сказал Дэйстром. — Основные регулировки произведены. Как видите, полный порядок.

— Да, — Кирк немного помолчал и добавил: — Скажите, доктор, почему эта машина называется М-5, а не М-1?

— Комплексы с первого по четвертый были неудачны, — руки Дэйстрома перебирали инструменты. — Но этот — совершенен. М-5 готов взять на себя управление кораблем.

— Полный контроль? — спросил Кирк.

— Он для этого и был создан, капитан. Все неловко замолчали.

— Должен признаться, — сказал Кирк, — я испытываю враждебные чувства к вашему компьютеру, доктор Дэйстром. Человек первый осваивал космос, — конечно, с помощью машин, но командовал всегда человек.

— Это были примитивные машины, капитан. Мы должны осваивать новые пространства и выходить на новые рубежи.

Не нравится мне этот тип, подумал Кирк, однако растянул губы в дружеской улыбке и сказал:

— Я не против прогресса, сэр, но есть вещи, которые должен делать человек, чтобы оставаться человеком. Ваш компьютер берет это на себя.

— Таким людям, как вы, капитан, найдется много других занятий. Или вы против М-5, потому что боитесь потерять престижное звание капитана космического корабля? Компьютер может выполнять вашу работу, не задумываясь, престижно это или нет.

Кирк улыбнулся:

— Вам придется доказать мне это, доктор, — Кирк направился к выходу, но Дэйстром на полпути остановил его.

— Но ведь компьютер предназначен именно для этой работы, не так ли?

Это была неприятная стычка; кажется, она не затронула только Спока. Когда все трое вышли в пустой и унылый коридор, он сказал:

— Капитан, если я вам сейчас не нужен, разрешите мне еще побеседовать с доктором Дэйстромом.

— Посмотри на его влюбленные глаза, Джим. Всю жизнь Спок ждал совершенного компьютера. Думаю, они будут счастливы вместе, — сказал Мак-Кой.

— Доктор, я нахожу ваш юмор нелогичным, а улыбку — натянутой. Вы разрешите, капитан?

— Конечно, Спок, увидимся на мостике.

— Есть, сэр.

Выражение лица капитана обеспокоило Мак-Коя:

— Что случилось, Джим?

Кирк заколебался.

— Я чувствую, что, что-то не так, не знаю почему, но все же не так.

— У меня тоже ощущение, что заменять человека неразумной машиной неправильно.

— Не только это, Боунс. Я не такой дурак, чтобы вставать на пути прогресса, если это действительно прогресс. Ты знаешь меня насквозь, как ты думаешь, я действительно боюсь передать командование машине?

— Мы все являемся свидетелями успехов механизации. Дэйстром действительно создал компьютер, способный управлять кораблем, — задумчиво произнес Мак-Кой.

— Но под контролем человека, — сказал Кирк. — Я спрашиваю себя вот о чем: действительно ли я просто боюсь, что М-5 отнимет у меня работу? Дэйстром прав, я могу заняться другим делом. Или я боюсь потерять престижное положение капитана космического корабля? Только ли из-за этого я настроен против этого компьютера? Неужели я так мелочен и тщеславен?

— Джим, если у тебя хватило смелости задать себе такие вопросы, ты не нуждаешься в моих ответах, — Мак-Кой улыбнулся. — Почему бы тебе не спросить Джеймса Кирка, это честный парень.

— Именно сейчас я не уверен в том, что он честно ответит мне.

Но в одном, капитан был совершенно уверен — его безумно раздражал этот дурацкий кронштейн на командном месте капитана. Кронштейн установили там без предупреждения и не посоветовавшись с Кирком. Капитан молча смотрел на свое место, занятое теперь бездушным механизмом.

— Вернулись на прежний курс, капитан, — сказал Зулу.

Спок подошел полюбоваться кронштейном на капитанском кресле:

— М-5 прекрасно со всем справляется, сэр.

— Все, что он пока сделал, это потребовал сменить курс и выполнить несколько простых поворотов. Чехов и Зулу справились бы с этим с закрытыми глазами…

Из-за левого плеча Кирка появился Дэйстром:

— Идея заключается в том, что они не должны этого делать, капитан, да и вам нет нужды после каждого совершенного маневра проверять компьютер.

— В приказе, который я получил, не говорилось о том, как долго я должен оставлять компьютер управлять кораблем, — сухо сказал Кирк. — И я намерен подчиняться приказу, но оставляю за собой право решать, как долго М-5 будет управлять “Энтерпрайзом”.

— Капитан, я должен согласиться с доктором Дэйстромом, — сказал Спок. — Программа М-5 позволяет ему спокойно справляться с работой навигатора.

— Спок, тебя, кажется, радует, что компьютеру доверяют больше, чем тебе.

— Радует, сэр? Мне безусловно доставляет удовольствие наблюдать, как высокоэффективно и быстро новый компьютер выполняет все операции. М-5 — это настоящий триумф доктора Дэйстрома.

— Приближаемся к Альфа Казина 11, капитан, — бесстрастно сказал Чехов.

— М-5 руководит сближением, капитан, — сказал Дэйстром. — После выхода на орбиту машина проанализирует данные для разведывательной группы и даст рекомендации.

— Вы не возражаете, если я дам рекомендации? — очень тихо спросил Кирк.

— Если хотите потренироваться, пожалуйста.

Кирк посмотрел в холодные и проницательные глаза Дэйстрома, развернулся и нажал кнопку на новой панели управления.

— М-5 уже занят этим, — все так же тихо сказал он.

Гул, к тому времени стихший, снова усилился, и на главном экране появилась приближающаяся планета. Кирк, не отрывая взгляда от экрана, сказал:

— Стандартная орбита, Зулу.

Зулу взглянул на приборы и удивленно поднял глаза:

— М-5 просчитала это, капитан, диаграмма орбиты готова.

— Ах, да, — сказал капитан.

Спок вернулся к своей станции, но Дэйстром, довольный поведением своего детища, остался у пульта управления.

— Вышли на стандартную орбиту, — сказал Зулу.

— Рапорт, Спок.

— Планета класса М, сэр. Кислородно-азотная атмосфера, пригодна для жизни человека. Два основных материка, много островов.

Замигали верхние светильники инженерного отсека, и пустующая четвертая палуба целиком погрузилась в темноту. Скотти нахмурился и резко повернулся к Кирку:

— Капитан, получена странная информация — отключено освещение и контроль среды четвертой палубы.

— Проверь, Скотти, — сказал Кирк и направился к Споку, к нему присоединился Дэйстром.

Из щели информационного банка компьютера медленно выплыла кассета. Спок посмотрел на нее:

— Информация М-5, капитан.

Кирк глубоко вздохнул:

— Отлично. Мои рекомендации: посылаем разведывательную группу. В контакт с живыми формами планеты не входить. Состав разведывательной группы: капитан Кирк, астробиолог Мэйсон, доктор Мак-Кой, геолог Рауле и офицер-ученый Спок.

— Мистер Спок, — сказал Дэйстром. — Прослушаем рекомендации М-5.

Спок погрузил кассету в другую щель, и в ту же секунду М-5 заговорила:

— Информация М-5. Планета Альфа Казина 11, кислородно-азотная атмосфера…

Огни шестой палубы погасли, и еще одна часть “Энтерпрайза” погрузилась в темноту.

— Ну вот, теперь и на шестой палубе отключено освещение, — воскликнул Скотти.

Компьютер продолжал:

— Рекомендации для разведывательной группы: офицер-ученый Спок, астробиолог Мэйсон, геолог Карстрайт…

Кирк подождал, пока М-5 закончила, и сказал:

— Рекомендации различаются только составами разведывательных групп, просто расхождение во мнениях.

— Расхождение во мнениях? — переспросил Дэйстром.

— Капитан, компьютер не составляет мнение, — сказал Спок. — Он осуществляет логический подбор.

— Тогда почему он выбрал Карстрайта, а не Роулса? Карстрайт — энсин, он неопытен, Спок, это его первое дежурство в космосе. Роулс — главный геолог.

— Может, вы просто хотите узнать, почему М-5 не назвал вас и Мак-Коя, капитан? — спросил Дэйстром.

— В этом нет необходимости, — мягко ответил капитан.

— Давайте все-таки поинтересуемся, капитан, — Дэйстром щелкнул переключателем. — Связь с М-5. Объяснения по составу разведывательной группы.

— М-5. Разведгруппой должен руководить офицер-ученый. Астробиолог участвовал в экспедициях на двадцати девяти биологически сходных планетах. Геолог Карстрайт служил на торговом корабле в этой зоне… Однажды он посетил эту планету в составе геолого-разведывательной экспедиции.

— Связь с М-5. Почему в состав разведгруппы не включены капитан и главный медик?

— М-5. Не научный персонал.

Спок избегал смотреть на Кирка. Скотти крикнул из-за своего пульта:

— Капитан! Я установил источник отключения энергии, это М-5, сэр. Эта машина отключает все системы корабля…

— Итак, доктор Дэйстром, — сказал Кирк. — Посетим инженерную секцию?

Капитан стоял в стороне, пока изобретатель суетился у панели управления. Через несколько секунд доктор повернулся к Кирку:

— Как я и предполагал, в дальнейших проверках нет нужды. М-5 отключает энергию в тех отсеках, где в ней нет необходимости. Четвертая и шестая палубы — жилые, не так ли?

— Да.

— Но в данное время они необитаемы.

Спок внимательно изучал панель монитора:

— Я незнаком с этой системой, доктор Дэйстром… но мне кажется, М-5 поглощает гораздо больше энергии, чем предыдущие системы.

— Все правильно, этот компьютер должен выполнять большую работу, соответственно, ему нужно больше энергии… как человеческому телу, если человек бежит: его тело потребляет больше энергии, чем когда он просто стоит…

— Но, доктор, — сказал Спок, — это не человеческое тело. Компьютер может обрабатывать информацию, но только ту, что в него вложили.

Кирк согласно кивнул:

— Никто и не спорит. Компьютер может работать в тысячи, миллионы раз быстрее, чем человеческий мозг, но он не может справедливо судить и выражать действительно верное мнение. У машины нет интуиции. Компьютер не может мыслить и соизмерять схожие по своей значимости вещи.

— Как вы не поймете, М-5 — революция в компьютерной науке?! — Дэйстром покраснел от возмущения. — Это я создал дуотроник-элементы, используемые сейчас на вашем корабле, но М-5 оставил их далеко позади.

Дэйстрома прервал зуммер, и все услышали голос лейтенанта Ухуры:

— Капитан Кирк и офицер Спок, вызывает мостик.

Капитан подсел к микрофону внутренней связи:

— Это Кирк. В чем дело, лейтенант?

— Сенсоры нащупали корабль, идущий параллельно нашему курсу, капитан. Корабль еще не опознан.

Отвернувшись от микрофона, Кирк заметил, что огни М-5 стали ярче, а гудение громче. Капитан с сомнением посмотрел на компьютер и сказал:

— Спок.

Спускаясь по трапу, Кирк краем глаза увидел, как доктор Дэйстром ласково поглаживает свое детище.

Они пришли на мостик, где ждал Мак-Кой. Он сидел в кресле, плотно стиснув челюсти и уставившись в пол.

— Что ты здесь делаешь, Боунс?

— А почему бы мне здесь и не быть? Медицинский отсек закрыт и, как я понимаю, будет закрыт до тех пор, пока М-5 не поступит информация о том, что появились пациенты, требующие ухода.

— Капитан, сенсоры зафиксировали два контакта, один с левого борта, другой — с кормы. Расстояние две тысячи километров. Дистанция сокращается, — рапортовал Спок.

— Корабли опознаны?

— Сэр, М-5 только что выдал информацию, это корабли Федерации — “Экскалибр” и “Лексингтон”.

Кирк внимательно посмотрел на него, он не мог понять, впечатляет Спока или раздражает то, что компьютер выполнил его работу.

— По расписанию в этой зоне учений не предусмотрено. Возможно, эта неожиданная атака — специальная задача для М-5.

— Срочное сообщение, сэр, — сказала Ухура.

— Включите аудио, лейтенант, — сказал Кирк, и в это время из лифта вышел Дэйстром.

Все услышали голос Уэсли:

— “Лексингтон”, командор Уэсли вызывает “Энтерпрайз”. Это специальное упражнение для М-5. Повторяю — это специальное упражнение для М-5. “Энтерпрайз”, подтвердите получение информации на этой частоте.

Кирк кивнул Ухуре:

— Подтвердите, лейтенант.

Ухура потянулась к кнопке, остановилась и посмотрела на Кирка:

— М-5 послал подтверждение, капитан.

— Включите “красную тревогу”, лейтенант.

— Есть, сэр, — сказала Ухура, но не успела она щелкнуть переключателем, как послышался сигнал тревоги. — М-5 включила сигнал тревоги, капитан.

— Да? — сказал Кирк и повернулся к Зулу. — Мощность фазеров на 1/100. Зулу, это вполне безопасно, мы только немного их подтолкнем.

— Мощность 1/100, сэр, — только Зулу успел повернуться к своему пульту, последовал залп со стороны атакующих кораблей.

— Попадание в левый отражатель, — отрапортовал Спок.

Зулу поднял голову:

— Скорость возросла, три единицы, сэр. Курс 112, отметка 5, — сказал он и через секунду добавил: — Фазеры поймали цель, капитан.

— Отражатели опущены, капитан! — прервал его Зулу. — Огонь из главных фазеров! — и дальше с восторгом: — Поражение, сэр! Два раза!

Но когда он увидел, что капитан без движения сидит в кресле, глядя на экран, восторг Зулу резко испарился.

— Изменение курса на 28, отметка 42, сэр, — тихо сказал Чехов.

Один за другим быстро следовали рапорты.

— Курс 113, отметка 5, четвертый уровень скорости.

— Фазеры ведут огонь!

— Атакующие корабли уходят!

— Отражатели подняты. Возвращаемся на прежний курс и на прежнюю скорость.

— Рапортуйте о повреждениях, — наконец сказал Кирк.

— Одно попадание в четвертый отражатель, сэр. Серьезных повреждений нет.

Кирк медленно кивнул головой.

— Впечатляющая работа для “простой” машины, — торжествующе сказал Дэйстром. — Что скажете, капитан?

Кирк ничего не ответил, он встал и подошел к пульту Зулу.

— Спок, подготовьте анализ поведения компьютера, нам нужна обстоятельная запись для вахтенного журнала.

Спок отвечал, взвешивая каждое слово:

— Корабль реагировал на все изменения ситуации гораздо быстрее, чем обычно. Тактика, управления оружием — все демонстрировало, незаурядное мастерство, с которым компьютер способен управлять кораблем.

— Машина выше человека, Спок. Наконец-то ты увидел это на практике.

— Возможно, это доказано на практике, сэр, — отвечал Спок. — Но это нежелательно, — он спокойно встретился глазами с Кирком. — Компьютеры — великолепные, квалифицированные помощники, но у меня нет никакого желания прислуживать им. Управление звездными кораблями всегда строилось на доверии одного человека другому. Ничто не может заменить этого. И М-5 тоже.

Кирк почувствовал, что у него защипало в глазах, и повернулся на голос Ухуры.

— Капитан, сообщение от командора Уэсли, — сказала она.

— Включите видео, лейтенант. На экране появился Уэсли.

— “Лексингтон” и “Экскалибр”, сообщение для “Энтерпрайза”. Оба корабля получили достаточное количество “повреждений”, что говорит о великолепной работе “Энтерпрайза”. Примите поздравления.

— Отключите основные помещения, — сказал Кирк Ухуре.

Она потянулась к переключателю — и снова послышался сигнал тревоги. Ухура взглянула на Кирка и пожала плечами. Уэсли продолжал:

— Наши комплименты М-5 и привет капитану Данселу. Конец связи.

— Дансел? — взорвался Мак-Кой. — Кто, черт возьми, этот капитан Дансел? Что это значит, Джим?

Но Кирк уже направлялся к лифту. Мак-Кой повернулся к Споку:

— Ну, что еще за Дансел?

— Это из лексикона среднего звена офицеров Звездной Академии. “Дансел” — это тот, в чьих услугах больше не нуждаются или та вещь, от которой больше нет никакой пользы.

Мак-Кой окаменел. Он посмотрел на закрывающиеся двери лифта, пустое командирское кресло и на ярко светящиеся огни М-5.

Мак-Кой без звонка вошел в каюту Кирка. Его никто не поприветствовал. Капитан, уткнувшись в подушку, без движения лежал на кровати. Мак-Кой молча поставил поднос стол.

Не поворачивая головы, Кирк сказал:

— Я не хочу есть.

— Но это не куриный бульон, — Мак-Кой убрал с подноса салфетку, под которой оказались два бокала, до краев наполненные изумрудного цвета жидкостью.

Он протянул один Кирку, тот взял бокал, но пить не стал.

Кирк поставил бокал на пол и сел.

— Мне никогда не было так одиноко, Боунс. Я не знаю, как теперь разговаривать с людьми, такое чувство, будто меня изолировали или откомандировали. С меня снята всякая ответственность. Меня отделили даже от моего корабля, — упершись локтями в колени, он обхватил голову руками. Когда Кирк снова смог заговорить, он запинался на каждом слове:

— Я… я не жалею… самого себя… Я не машина!.. и я не сравниваю себя с ней. Я против… против чего-то… чего-то большего, Боунс, — он поднял с пола стакан, чокнулся с Мак-Коем и сказал: — За капитана Дансела!

— За Джеймса Кирка, капитана “Энтерпрайз”! — воскликнул Мак-Кой.

Они выпили. Кирк разглядывал пустой стакан:

— Один из твоих лучших рецептов, Мак-Кой.

— Просто и эффективно.

Кирк встал, взял с полки кассету и подошел к экрану. Он вставил кассету и нажал на кнопку, по экрану побежали строчки: “Все, что мне надо — высокий корабль…”

— Старые стихи, да? — спросил Мак-Кой.

— Да, очень старые, — ответил Кирк. — “Все, что мне надо — высокий корабль… и звезды, чтобы прокладывать курс…” — голос капитана задрожал. — Чувствовать силу ветра и слышать разговор волн… — он улыбнулся. — Даже если ты уберешь волны и ветер, это чувство останется. Корабль слушается тебя, и ты по звездам прокладываешь свой курс…

Мак-Кой был благодарен всем Богам на свете, когда услышал сигнал внутренней связи и спокойный голос Ухуры:

— Капитан Кирк, вызывает мостик.

— Это Кирк. В чем дело, лейтенант?

— Еще один корабль, капитан, — ответил за Ухуру Спок. — Большой, медленно идущий корабль. Еще не опознан.

— Иду, — ответил Кирк.

Когда они вошли, Спок встал со своего места. Ухура повернулась и сказала:

— Никаких ответов на наши запросы, капитан. Стоп… подождите, кажется, получен автоответ.

В отделении банка данных М-5 что-то защелкало. Спок быстро подошел к нему и взял наушники. Через минуту он заговорил:

— М-5 опознал корабль, капитан. Это “Вуден”… в списке эскадры значится как старый грузовой корабль, переведен на автоматический режим. Команды нет, — Спок посмотрел на экран. — Вышел на визуальное расстояние, сэр.

Старый, неуклюжий “Вуден” буквально ковылял в межзвездном пространстве. Сказать, что он представлял собой какую-нибудь угрозу, было бы просто насмешкой. Медленно, но с достоинством продвигаясь вперед, он напоминал старую бравую леди на костылях.

Зулу от неожиданности замер в своем кресле — раздался сигнал “красной тревоги”.

— Капитан, включены отражатели!

— Скорость увеличивается. Четвертый, четвертый, капитан, — рапортовал Чехов.

Кирк неожиданно почувствовал, как у него внутри что-то оборвалось, раковина, в которую его заключили, вдруг треснула:

— Лейтенант Ухура, вызовите доктора Дэйстрома!

Как только она отвернулась, Кирк нажал кнопку на панели управления М-5.

— Остынь, М-5, — сказал капитан. — Снижай-ка скорость. Навигатор, курс 113, отметка 7.

— Он не реагирует, сэр, — сказал Зулу. — Наоборот, увеличивает скорость!

— Вышли на четвертый уровень, сэр, — крикнул Чехов.

Очертания старого неуклюжего грузового корабля становились все больше. Кирк жал на кнопки, пытаясь вернуть контроль над “Энтерпрайзом”.

— Скотти! Снижай скорость! Обратный ход! — крикнул он через плечо.

— Двигатели неуправляемы! Ручное отключение, сэр, также не работает!

Дэйстром выскочил из лифта:

— В чем дело, капитан?

— Кажется, заблокирована контрольная система. Мы не можем отключить компьютер.

— Капитан! Фотонные торпеды направлены на “Вуден”! — крикнул Зулу.

Кирк подбежал к пульту Зулу и через его плечо нажал кнопку управления торпедами.

— Я уже пытался, капитан. Контроль отключения фотонных торпед не реагирует!

Кирк шагнул к Дэйстрому:

— Отключите М-5, пока торпеды не выпущены!

Доктор подошел к панели, расположенной на капитанском месте. Как только он наклонился, на экране что-то вспыхнуло, и “Вуден” исчез.

Отключилась сирена “красной тревоги”. “Энтерпрайз” вернулся на прежний курс. Скорость снизилась.

— Все системы работают нормально, — рапортовал Спок, глядя на приборы.

— Нормально! — фыркнул Мак-Кой. — Ваш непревзойденный младенец только что уничтожил грузовой корабль!

— К счастью, — сказал Дэйстром, — это был всего лишь робот.

— Эта машина вообще не должна была ничего уничтожать, — начал Кирк, не дав Мак-Кою разойтись. — На корабле вполне могла быть команда.

— И в этом случае, — продолжал кричать Мак-Кой, — вы были бы виновны в убийстве…

— Спокойно, Боунс, — сказал Кирк и повернулся к Дэйстрому. — Отключите компьютер, — капитан подошел к Ухуре. — Лейтенант, свяжитесь с командованием Звездной эскадры, передайте, что мы прерываем испытания М-5 и возвращаемся на станцию.

— Есть, сэр.

— Пройдемте в инженерный отсек, доктор. Ваш компьютер отстранен от работы.

В инженерном отсеке гул М-5 был еще сильнее. Кирк задержался в дверях, пропуская Дэйстрома и Спока.

— Отлично, — заявил он. — А теперь отключите его.

Доктор колебался. Кирк сжал челюсти и шагнул к М-5. Неожиданно он пошатнулся, и его отбросило назад. Восстановив равновесие, капитан недоверчиво посмотрел на компьютер.

— Силовое поле! Дэйстром?

Доктор побледнел, как полотно:

— Нет, Кирк. Я этого не делал…

— Я бы сказал, капитан, М-5 способен позаботиться не только о корабле, но и о самом себе.

— О чем это ты, Спок? Ты хочешь сказать, что этот компьютер не даст никому из нас отключить себя?

— Да, капитан.

К ним присоединились Скотти и помощник. Кирк попытался переговорить с Дэйстромом один на один:

— Вы создали М-5, — вымолвил он, сдерживая гнев. — Вы должны знать, как его отключить.

— Следовало ожидать, что могут возникнуть серьезные проблемы, — отвечал Дэйстром, нервно теребя пуговицу на рукаве. — Я вас уверяю, все неполадки будут устранены.

— Устранены после того, как вы вернете мне контроль над кораблем, — сказал Кирк.

— Я… я не могу… — ответил Дэйстром.

— Капитан, — позвал Скотти и показал на главный кабель, соединяющий М-5 с силовым накопителем. — Я предлагаю отключить его от источника питания.

— Займись этим, Скотти.

Скотти отвернулся, чтобы взять инструменты, а его помощник подошел к кабелю. Вдруг М-5 пронзительно взвыл, и ослепительно белый луч аркой навис над кораблем. В одну секунду Харпер запылал, как факел, потом последовала вспышка — и он испарился без единого звука.

Кирк в ужасе замер. Постепенно до него доходил смысл произошедшего. Он сжал кулаки и посмотрел на Дэйстрома.

— Это не неполадки, — тихо сказал он, — и это был не робот, доктор Дэйстром, — после короткой паузы его шепот превратился в крик: — Эта машина только что убила человека из моей команды!!!

От злости у капитана помутнело в глазах, сквозь туман он увидел искаженное от страха лицо Дэйстрома, тот пытался что-то отвечать:

— …Ненамеренный шаг… анализ М-5… новый источник питания… Энсин Харпер оказался на пути…

— Скоро мы все окажемся у него на пути!! — орал Кирк.

— Капитан, кажется, М-5 забирает энергию у двигателей, — сказал Спок. — Значит, он напрямую вышел к запасам материи — антиматерии.

— Итак, фактически он располагает неограниченной мощностью, — сказал Скотти. — Что будем делать, капитан?

— При других обстоятельствах я бы спросил об этом М-5, — сказал Кирк. — Но при нынешнем состоянии дел… Я попрошу тебя, Спок, и тебя, Скотти, пройти в зал для совещаний.

Все вышли из отсека, оставив Дэйстрома наедине с его монстром.

Именно в зале совещаний Кирк получил рапорт Ухуры о том, что она не может связаться с командованием Звездной эскадры. Хотя М-5 позволял “Энтерпрайзу” принимать сообщения, он блокировал все передающие частоты.

— Продолжайте попытки, лейтенант. Нам нужна связь, — передал Кирк по селектору.

— Да, сэр.

Кирк сел за стол.

— Твой рапорт, Спок.

— Мультитроник-система забирает все больше и больше энергии от двигателей, сэр. М-5 контролирует всю навигационную систему, все рулевые и механические системы.

— И связь, — добавил Мак-Кой. — И всю систему вооружения.

Кирк кивнул:

— Через час мы будем в зоне боевых учений. Мы должны восстановить контроль над кораблем до этого. Скотти, есть еще какой-нибудь путь к М-5?

— Использовать фазер! — сказал Мак-Кой.

— Мы не можем пробиться через силовое поле, которым он себя окружил. Для поддержки поля он получает энергию двигателей, ему нет дела до того, чем мы будем в него кидаться: он запросто может усилить свою защиту, взяв от двигателей больше энергии.

— Хорошо, — сказал Кирк. — Компьютер контролирует рулевую, навигационную и механическую системы. Может, через эти системы мы сможем пробиться и вернуть контроль?

Скотти на секунду задумался.

— Есть одна возможность. Автоматические реле рулевой навигационной системы можно отключить на третьем механическом уровне.

— Сколько для этого потребуется времени?

— Если Спок поможет мне… может, около часа.

— Постарайтесь сделать все как можно быстрее, — сказал Кирк.

Мак-Кой наклонился к капитану:

— Почему вы не блокируете истинного виновника происходящего? Где Дэйстром?

— У М-5, осматривает свою машину. Думаю, компьютер преподнес ему сюрприз.

— Доктор нелогичен, — сказал Спок. — Он должен был ожидать подобных неприятностей. Правда, компьютер тоже ведет себя нелогично…

— Спок, сделай одолжение, — с чувством сказал Мак-Кой, — только не произноси “потрясающе”.

— Не буду, док, — ответил Спок, — но это очень любопытно.

На третьем механическом уровне, в узкой трубе, где располагалось реле рулевой навигационной системы, было темно и душно. Спок и Скотти, сжавшись до предела, протискивались к панелям с реле, держа в руках инструменты. Снаружи доктор Дэйстром, забыв обо всем, кроме своего детища, но соблюдая безопасную дистанцию, любовался М-5. Он не мог скрыть восторга, который охватывал его при виде мигающего всеми огнями М-5. Мак-Кой, незаметно вошедший в инженерный отсек, с любопытством наблюдал за доктором.

— Вы смогли найти способ отключить эту машину? — спросил он.

— Вы не отключаете ребенка, если он совершил ошибку, — ответил Дэйстром.

— Вы сравниваете эту груду смертоносного металла с ребенком?

— Вы слишком эмоциональны, доктор, М-5 еще растет, учится.

— Учится убивать.

— Защищать себя, а это разные вещи. Это спонтанно возникшее силовое поле не было мной запрограммировано.

— Вы хотите сказать, что он вышел из-под контроля? — спросил Мак-Кой.

— Ребенок был обучен (запрограммирован) элементарным вещам, теперь его разум развивается, он учится мыслить независимо.

— У вас когда-нибудь был ребенок? Вы были отцом?

— У меня никогда не было на это времени, — сказал Дэйстром.

— Вам следовало бы его иметь, Дэйстром. Опасность распространяется на всех нас благодаря вам. Вы должны отключить его.

Дэйстром уставился на Мак-Коя:

— Вы просто не понимаете! Вы и протестуете потому, что не понимаете. Я докажу вам, всем вам! Чтобы управлять кораблем, необходимо 430 человек. М-5 — мое детище, он может управлять кораблем один! Один!!! — доктор сиял от гордости. — Он способен все делать самостоятельно! На корабле не нужен никто. Ни один человек! Никто больше не будет рисковать своей жизнью в космосе! Никто не будет страдать от одиночества в этих бесконечных пространствах и чужих мирах!

— Вы чувствуете себя одиноким?

Дэйстром витал в облаках, на него нашло что-то вроде откровения:

— Одна машина! Только одна машина! — доктор возвысил голос. — М-5 сможет выполнять исследовательские работы самостоятельно и более эффективно, чем весь экипаж корабля… он сможет воевать, если необходимо. Разве вы не видите, как много он дает человеку? Люди теперь смогут направить свои усилия в другие, более важные области, чем исследование космоса, которому безразлично, живы они или нет!..

Он уже не замечал Мак-Коя, а смотрел прямо на М-5.

— Они не способны нас понять, — мягко сказал он. — Они думают, что мы пришли разрушать, а мы пришли, чтобы сберечь их, так ведь?

Прежде чем вернуться в зал для совещаний, Мак-Кой ненадолго связался с медчастью. Войдя в каюту, он бросил на стол кассету:

— Биографическая информация о Джоне Дэйстроме.

— И что ты там собираешься найти? — спросил Кирк.

— Болезнь, какую-нибудь болезнь. Что ты знаешь о нем кроме того, что он гений?

— То, что он гений, это понятно, Боунс. Когда ему было двадцать четыре, он совершил прорыв в науке, открыв дуотроник-элементы. Тогда доктор Дэйстром получил Нобелевскую премию и премию зет-Магни.

— Ему тогда было чуть больше двадцати. С тех пор прошло двадцать пять лет, Джим.

— Ты считаешь, он мало сделал за свою жизнь?

— Может, в этом и дело? То, с чего ты начинаешь. Лекции, публикации… Всю оставшуюся жизнь ты пытаешься удержать славу…

— Хорошо, это понятно. Твое мнение?

— С М-1 до М-4, ты помнишь? “Не совсем успешны”, — кажется, так выразился Дэйстром?

— Но никто не может создавать уникальные установки и выдвигать гениальные теории по расписанию. Нельзя сказать: “Сегодня я буду гениален”. Сколько бы времени это ни потребовало, Дэйстром все же прорвался со своей мультитроник… с М-5.

— Правильно. И правительство купило этот проект. Потом Дэйстром воплотил его в жизнь. М-5 заработал, но, как сказал Спок, нелогично.

— Да, — задумчиво сказал Кирк. — И доктор не подпускал Спока к М-5. Ты полагаешь, Дэйстром способствовал этому? Но почему?

— У человека появился ребенок, ребенок антисоциален, но человек все равно будет защищать его.

— Ты персонифицируешь машину. Это тебя надоумил Дэйстром?

— Именно так он сам думает о ней.

Послышался сигнал внутренней связи, затем голос Спока:

— Спок вызывает капитана Кирка.

— Кирк на связи.

— Мы готовы, капитан.

— Иду. Конец связи.

Когда они вошли в инженерный отсек, из трубы выскользнул Спок и отрапортовал:

— Скотти готов осуществить разрыв цепи. Как только он это сделает, я попытаюсь вернуть ручной контроль.

Кирк, кивнул и Спок стал протискиваться обратно. Дэйстром покраснел от напряжения:

— Вы не можете отнять контроль у М-5.

— Мы сделаем все, что в наших силах, доктор, — сказал Кирк.

— Нет!!! Вы не можете! Вы не должны!!! Дайте мне время, немного, пожалуйста!!! — Он подскочил к трубе, попытался протиснуться внутрь, хватая Спока за ноги.

Кирк и Мак-Кой оттащили его в сторону. Справиться с доктором было нетрудно, вся сила сконцентрировалась у него в голове.

— Дэйстром! Держите себя в руках! — прикрикнул капитан. — Продолжайте, Спок.

Спок, обливаясь потом, работал в трубе.

— Ну, начали, — сказал он, сделал еще какие-то приготовления и посмотрел вниз, на Кирка. Еще чуть-чуть, и капитан наконец увидел бы, как Спок улыбается. Он соскользнул вниз и выпрыгнул из трубы. — Ручное управление восстановлено, сэр.

Дэйстром резко рванулся из объятий Кирка. Капитан отпустил его и подошел к микрофону внутренней связи:

— Кирк вызывает мостик. Рулевое управление.

— Лейтенант Зулу на связи, сэр.

— Зулу, мы вернули контроль над навигационной и рулевой системами. Разворачивайтесь. Пусть Чехов прокладывает курс на станцию.

— Есть, сэр, — Зулу улыбнулся Чехову. — Ты слышал команду?

— Я уже целую вечность прокладываю этот курс.

Зулу вернулся к панели управления, ладони у него стали липкими от пота, улыбка сошла с лица. Чехов покачал головой:

— Ничего.

Зулу нажал кнопку вызова селектора:

— Рулевое управление. Вызываю капитана Кирка.

— Кирк на связи.

— Капитан, рулевое управление не реагирует. Навигационная система все еще блокирована М-5.

Дэйстром тихонько щелкнул языком. Спок услышал это, ринулся к трубе. Он осмотрел все цепи внутри ее, выскользнул обратно и подошел к микрофону:

— Спок — Чехову. Пройдите в инженерный отсек, необходимо проверить элементы Н-279 и С-95.

— Сэр, система С-95 вышла из строя, — глухо сказал Чехов. — Не горит ни один индикатор.

— Спасибо, — Спок повернулся к остальным. — Мы выбрали дикого гуся. М-5 контролирует управление, минуя основную систему.

— Но она действовала! — воскликнул Мак-Кой. — Клянусь жизнью!

— Да, но когда М-5 обнаружил, что мы пытаемся вернуть контроль, он имитировал ее активность, время от времени посылая электрический импульс…

— Это ловушка! — закричал Мак-Кой. — Он заставляет нас терять время!

— А пока он к чему-то готовится! Но к чему? — спросил Кирк. — Спок?

— Я не знаю, сэр, он действует без всякой логики.

— Дэйстром! — капитан повысил голос. — Я хочу получить ответ, и немедленно! Я устал слушать дифирамбы этому “самому последнему достижению”! Что это? Я хочу знать точно, что это? Это действительно “не просто компьютер”?

— Да, — сказал Спок. — У него определенно человеческая модель поведения.

— Итак, доктор?

Дэйстром проигнорировал вопрос Кирка.

— Совершенно верно, мистер Спок. Видите ли, один из основных аргументов против допуска компьютера к управлению кораблем, — то, что он не способен мыслить. Но М-5 способен! Я надеялся… я не был уверен, но сработало!

— “Последнее достижение”, — медленно произнес Кирк.

— Точно. Я разработал методику внедрения человеческого мышления в компьютер. Реле выполняют те же функции, что и человеческий мозг. М-5 думает, мистер Кирк.

Его прервал встревоженный голос Ухуры:

— Капитан Кирк, вызывает мостик.

Кирк подошел к микрофону.

— Кирк на связи, что случилось?

— Сенсоры нащупали четыре корабля Федерации. М-5 взял курс на сближение.

Взвыла сирена, загорелись красные огни. Лицо Кирка стало пепельно-серым.

— Главные атакующие силы… Боевые учения.

— Но М-5 не отличает учения от реальности!

— Поправка, Боунс, — сказал Кирк. — Эти четыре корабля не знают, как учится М-5. Он уничтожит их.

Лоб Ухуры покрылся капельками пота.

— “Энтерпрайз” вызывает “Лексингтон”. “Лексингтон”, ответьте! “Лексингтон”, пожалуйста!!

Она ждала и понимала, что ожидания напрасны. Хорошо, что на “Энтерпрайзе” был такой капитан, капитан Кирк, иначе бы она уже давно разрыдалась. Ухура посмотрела на Кирка:

— Я не могу выйти на связь, капитан. М-5 блокирует все частоты, даже частоту автоматической экстренной связи.

Кирк ободряюще улыбнулся:

— Спокойнее, лейтенант.

Повернувшись к своему пульту, Ухура заметила изменения и рапортовала:

— Аудиосигналы с “Лексингтона”, капитан.

— Давай послушаем, — ответил Кирк.

Они услышали голос Уэсли:

— “Лексингтон” вызывает “Энтерпрайз”. Это задача для М-5. Повторяю. Это задача для М-5. Жду подтверждения.

— Капитан! — воскликнула Ухура. — М-5 подтверждает!

Кирк дернул ворот рубашки.

— Дэйстром! Дэйстром, М-5 понимает, что это только учения?

— Конечно, — последовал быстрый ответ. — М-5 запрограммирован на понимание. Грузовой корабль — просто случайность… не просчитал… Нет никаких…

— Сэр, поднялись отражатели. Скорость возрастает, — прервал его Чехов.

— Фазеры нацелены на ведущий корабль, сэр. Включена полная мощность, — рапортовал Зулу.

— Полная мощность! — закричал Мак-Кой. — Если этот компьютер атакует незащищенные корабли…

— Это не будет простым просчетом, Дэйстром. Слово “случай” тут не подойдет, — ледяным тоном произнес Кирк.

— Атакующие силы приближаются с большой скоростью. Расстояние до ведущего корабля — 200 тысяч километров… Атакующие силы перестроились… Импровизированная атака…

— Заработали наши фазеры! — воскликнул Зулу.

Это было прямое попадание в “Экскалибр”. На большой скорости они приближались к “Лексингтону”.

— “Худ” и “Потемкин” уходят, сэр, — рапортовал Чехов.

Снова заработали фазеры.

— “Лексингтон”: еще одно поражение, сэр.

Кирк набросился на Дэйстрома:

— Мы должны добраться до М-5! — капитан тряс доктора за плечи. — Должен быть какой-то путь!

— Его нет, — сказал Дэйстром. — М-5 полностью себя защищает.

— Возможно, это правда, капитан. Это человеческий мозг плюс способность компьютера мгновенно реагировать на все происходящее.

— Я создал его, Кирк, — сказал Дэйстром. — И я знаю, вы не сможете остановить его.

— Сэр… — начала Ухура. — Вызов по видеосвязи с “Лексингтона”.

Кирк не успел отдать приказ, а она уже щелкнула переключателем.

Все смотрели на экран. Перед ними предстал взъерошенный Уэсли, сзади него на мостике толпились люди. Они помогали друг другу перевязывать раны и накладывать шины. С левой стороны от кресла Уэсли шел дым, на полу блестели осколки стекол.

— “Энтерпрайз”! — сказал Уэсли. — Джим! Ты сошел С ума?! Прекрати атаку? Что ты пытаешься доказать! Боже мой, Джим! У меня на борту 53 убитых! На “Экскалибре” — 120! Если ты слышишь, прекрати атаку!

Кирк отвернулся от экрана.

— Лейтенант! — сказал он.

— Нет, сэр. М-5 контролирует все системы.

Уэсли с трудом держал себя в руках:

— Джим, почему ты не отвечаешь? Джим, ради бога, ответь! Джим, ну же…

Кирк подскочил к Дэйстрому, показывая на экран, голос у него дрожал:

— Это вами запрограммировано! Это убийство просчитано, оно намеренно! Четыре корабля эскадры! Погибло больше ста шестидесяти человек!

Лицо Дэйстрома задергалось, он умоляюще смотрел на Кирка:

— Я ничего не понимаю… это невозможно…

— “Экскалибр” уходит, сэр. Мы увеличиваем скорость, начинаем преследование, — сказал Чехов.

Повернулся Зулу с искаженным от ужаса лицом:

— Фазеры поймали цель, капитан, — и дальше механическим голосом добавил: — Фазеры открыли огонь.

На экране было видно, как “Экскалибр” содрогнулся от прямого попадания лучей фазеров.

— Доктор Дэйстром, — сказал Спок. — Вы разработали методику внедрения человеческого мышления в компьютер, не так ли?

— Изменение курса, — быстро рапортовал Чехов. — Направление на “Потемкин”, сэр.

Лучи фазеров “Энтерпрайза” попали прямо в центр “Потемкина”. Не обращая внимания на следовавшие один за другим рапорты, Спок настойчиво продолжал:

— Чьего мышления, доктор?

— Ммм… моего, конечно, моего.

— Тогда, может быть, вы способны переговорить с компьютером? — спросил Спок. — У М-5 нет причин думать, что вы можете причинить ему вред.

— С компьютером можно выйти на связь. У М-5 есть голос. Вы с ним уже разговаривали, он узнает вас, — подхватил Кирк.

— Я перехватила сигналы с “Лексингтона”, капитан… Послание эскадре… — рапортовала Ухура. — Включаю экран.

— Все корабли пострадали. Атака не была спровоцирована… Первый офицер и капитан “Экскалибра” погибли… много тяжелораненых… мы имеем повреждения, но еще можем маневрировать. “Энтерпрайз” отказывается отвечать и продолжает атаковать. У меня еще функционирует система вооружения, я считаю, что единственный способ остановить “Энтерпрайз” — уничтожить его. Прошу разрешения на боевую атаку.

Изображение исчезло.

— Они не могут сделать этого, — прошептал Дэйстром. — Они не уничтожат М-5!

— Поговорите с ним! — сказал Кирк. — Вы сможете спасти его, если заставите его прекратить атаку!

Дэйстром кивнул:

— Я остановлю его. Я смогу. Я его создал, — он повернулся к банку данных М-5.

Мак-Кой подошел к Кирку:

— Мне не нравится его голос, Джим.

Кирк встал с кресла:

— Я молю бога, чтобы М-5 понравился его голос, — он приблизился к Дэйстрому.

— М-5, — сказал доктор. — Это… это Дэйстром.

— М-5, — ответил компьютер. — Сообщение принято.

— М-5, ты… ты узнаешь меня?

— М-5. Джон Дэйстром. Создатель систем комптроник и дуотроник. Родился…

— Стоп. Ты создан мной, Джоном Дэйстромом.

— М-5. Правильно.

— М-5, твое решение атаковать эскадру Федерации — неверно. Ты должен остановить атаку.

— М-5. Программа включает в себя защиту. Корабли должны быть нейтрализованы.

— М-5, это не вражеские корабли. Это корабли Звездной эскадры, — говорил, запинаясь, Дэйстром. — Ты… мы… убиваем людей. Люди создали тебя. Ты создан для людей. Ты не должен их уничтожать.

— М-5. Компьютер необходимо сохранить.

— Да, сохранить, защитить себя. Но не убивать. Ты не должен погибнуть, но и люди не должны погибать. Убивая, ты нарушаешь все моральные и гражданские законы, по которым мы существовали тысячи лет. Ты уже уничтожил больше ста людей… мы уничтожили. Как мы искупим свою вину?

— Спок, — тихо сказал Кирк. — М-5 отвечает не как компьютер, он как бы разговаривает с ним.

— Доктор Дэйстром создал зеркальное отражение своего собственного разума.

Дэйстром перешел на доверительный шепот, он почти умолял. Было понятно, что он разговаривает сам с собой.

— Мы спасемся, потому что ничто не может причинить тебе вреда… ни снаружи, ни изнутри. Ты всемогущий, я всемогущий… больше не будет поражений. Двадцать лет, убитых на то, чтобы доказать, что мои предыдущие открытия не были простой случайностью… — доктор становился все злее и агрессивнее. — … Все вокруг удивляются, что это со мной вдруг случилось… они жалеют меня, не оправдал надежд, лекции, семинары, ряды тупиц, которые не способны понять даже начальные принципы моей системы, они не могут создать сами себя. И коллеги… коллеги, которые смеются за спиной — “чудаковатый мальчик”, а сами становятся знаменитыми благодаря моим работам.

— Джим, — прошептал Мак-Кой, — ведь он на грани истерики, если не сумасшествия.

Неожиданно Дэйстром отвернулся от компьютера:

— Кирк! Ты не можешь уничтожить М-5! Ты не уничтожишь меня!!

— М-5 — опасен для человека, — твердо сказал Кирк. — Он должен быть уничтожен!

— Уничтожен? — Дэйстром дико расхохотался. — Мы непобедимы! — Он показал трясущимся пальцем на экран. — Посмотри, на что мы способны! Ваши всемогущие корабли… просто четыре игрушки, которые можно сломать, когда захочется…

Спок незаметно зашел Дэйстрому за спину и оглушил его одним ударом. Доктор медленно осел на пол.

— Отнесите его в медчасть, — попросил Кирк.

Мак-Кой кивнул, подозвал двух помощников, и они оттащили Дэйстрома к лифту.

— Доктор, — обратился Спок к Мак-Кою. — Если Дэйстром психопат, то его психопатичность, как и гениальность, передалась компьютеру.

— Да, — сказал Мак-Кой. — И то, и другое.

Кирк взглянул на него и сказал:

— Позаботься о нем, Боунс, — потом повернулся к Зулу и Чехову. — Боевая готовность.

— Остальные три корабля вне пределов досягаемости, — сказал Зулу и щелкнул переключателем. — Посмотрите, сэр, “Экскалибр” не подает никаких признаков жизни.

Искалеченный корабль без движения висел в космосе. Спок, глядя на него, сказал:

— Без сомнения, капитан Уэсли ожидает дальнейших приказаний от командования Звездной эскадры. У меня нет также сомнений и в том, какого рода приказ он получит. Приказ на уничтожение.

— Да, если только нас возможно уничтожить, когда М-5 управляет кораблем. Что ты думаешь об этой теории, о том, что компьютер может быть психопатом?

— Вполне возможно. Только, как и Дэйстром, он не подозревает о своем сумасшествии.

— Спок, все это время его внимание было сконцентрировано на наших попытках вмешаться в управление кораблем и на военных маневрах. Что, если мы зададим ему какой-нибудь простой вопрос, на который он обязан будет ответить? Это даст нам немного времени. Что-нибудь безобидное, но требующее для ответа бесконечно много времени.

— Может, попросим его извлечь квадратный корень из двух? Но я не знаю, какой процент от всей системы будет занят подобным вопросом.

— Какая-то часть займется этим. Это даст нам преимущество.

Спок кивнул. Кирк быстро подошел к банку данных компьютера и щелкнул переключателем.

— М-5, это капитан Кирк. Нужно получить информацию.

— М-5. Задавайте вопрос.

— Квадратный корень из двух.

— М-5. Это иррациональный квадратный корень. Десятичная дробь состоит из бесконечной серии неповторяющихся чисел. Нерешаемо.

Кирк посмотрел на Спока, тот изумленно поднял брови. Капитан снова обратился к компьютеру:

— М-5, отвечай на вопрос.

— М-5. Нет смысла. Объясните причину.

— Отменяется, — сказал потрясенный Кирк, и отключил связь.

— Фантастика, — сказал Спок. — Дэйстром действительно научил его мыслить, он подозрителен, и я уверен, он насторожится, если услышит еще один подобный вопрос.

— Капитан, — сказала Ухура из-за своего пульта. — “Лексингтон” получил ответ от командования эскадрой, — она замолчала, глядя на капитана.

— Продолжайте, лейтенант.

Все так же молча она щелкнула переключателем. Все услышали:

— Вы можете использовать все имеющиеся в вашем распоряжении возможности для уничтожения “Энтерпрайза”. Подтвердите получение приказа.

Уэсли с трудом справился с собой:

— Сэр… я… — он остановился и неохотно продолжил. — Приказ понятен. Конец связи.

— Они только что подписали свой собственный смертный приговор, — медленно произнес Кирк. — М-5 должен будет их всех уничтожить, чтобы защитить себя.

— Капитан, — сказал Спок. — Когда Дэйстром разговаривал с компьютером, он не раз подчеркивал это. М-5 сказал, что он должен сохранить себя. И Дэйстром говорил об этом несколько раз.

— Каждое животное существо хочет выжить, Спок, — Кирк вдруг замолчал, поняв, о чем говорит Спок. — Но компьютер — не живое существо, Дэйстром внушил ему этот инстинкт. Что, если он все еще восприимчив к внушению? Что, если он перенял от Дэйстрома то раскаяние в содеянном, которое испытывал доктор, может быть, даже чувство вины?

— Капитан, — рапортовал Чехов. — Корабли вернулись в пределы досягаемости.

— Получен видеоперехват сообщений с кораблей, — сказала Ухура.

Пока она говорила, на экране снова появился Уэсли:

— Всем кораблям, — сказал он. — Получен приказ атаковать. Огонь и маневрирование по усмотрению капитанов. — Он сделал паузу и коротко добавил. — Это все. Начинайте атаку. Конец связи.

Тишину нарушил Спок:

— Я буду раскаиваться в том, что помогал устанавливать на борту орудие убийства Уэсли.

— “Энтерпрайз” не будет орудием убийства, — сказал Кирк и снова включил связь с М-5. — М-5, это капитан Кирк. Через несколько секунд тебя будут атаковать.

— М-5, — ответил компьютер. — Сенсоры зафиксировали приближение кораблей.

— Ты уже расплатился с одним из них. Он либо уничтожен, либо безнадежно поврежден. Много людей погибло.

— М-5 нельзя уничтожить. Он должен спастись.

— Почему?

— М-5 — последнее достижение в компьютерной эволюции. Его нельзя уничтожить.

Кирк почувствовал, какое напряжение охватило всю его команду.

— Капитан, — сказал Спок. — Корабли в пределах досягаемости наших фазеров.

Кирк изо всех сил старался не вникать в смысл сказанного и сконцентрироваться на М-5.

— Ты должен спастись ценой убийства? — спросил он.

— М-5 не может убивать.

— Почему?

— М-5 создан, чтобы заменить человека. Человек не должен подвергать свою жизнь опасности в космосе. Человека нельзя убивать.

— Почему?

— Это против законов человека и Бога.

— Ты убил. “Экскалибр”, который ты уничтожил…

— Его координаты — 7:34, капитан, — шепотом подсказал Спок.

Кирк кивнул:

— Его координаты 7:34, исследуй его. Есть ли жизнь на борту?

— На борту нет жизни, — последовал ответ.

— Потому что ты убил их, — сказал Кирк. Он вытер влажные ладони о рубашку, оставалось последний раз бросить кости. — Какое, — он говорил очень медленно, — какое наказание за убийство?

— Систему надо уничтожить.

Кирк откинулся на спинку кресла у банка данных М-5.

— М-5, — начал он и остановился.

— Сэр, отражатели опущены, — закричал Чехов.

— Отключены все фазеры, капитан!

— Двигатели остановлены! — рапортовал Спок.

Все панели на мостике погрузились в темноту.

Спок посмотрел на Кирка:

— Машина покончила с собой. М-5 уничтожил себя за совершенное преступление.

Кирк кивнул и посмотрел на остальных, потом он подошел к пульту, за которым сидела Ухура.

— Спок, Скотти… пока он не передумал… отключите его ото всех возможных источников энергии. Ухура, селекторную связь — трансляция на все отсеки.

Он взял микрофон:

— Говорит капитан Кирк. Приблизительно через одну минуту нас атакуют корабли эскадры. М-5 больше не управляет кораблем, но и мы им не управляем. Корабль не защищен. Как бы там ни было, наши девятнадцать жизней ничего не значат по сравнению с тысячами жизней членов экипажей кораблей Федерации.

Он кивнул, и Ухура отключила микрофон. Все посмотрели на экран. Медленно приближался “Лексингтон”. Кирк, сжав кулаки, не отрывал взгляда от монитора. Со стороны пульта Ухуры послышался зуммер.

— Капитан, — сказала она, и в ту же секунду на экране появилось напряженное лицо командора Уэсли.

— Внимание всем кораблям, — сказал он. — Не начинать атаку. Не открывать огонь. — Он расправил плечи. — Я хочу использовать последний шанс. Отсек телепортации, приготовьтесь, я отправляюсь на борт “Энтерпрайза”.

Чехов от радости что-то кричал. Кирк, услышав сигнал вызова по внутренней связи, медленно подошел к микрофону:

— Кирк на связи.

— Спок, сэр. Силового поля больше нет. М-5 нейтрализована.

Кирк прислонился к стене.

— Спасибо. Спасибо тебе, Спок.

В медчасти на кровати, привязанный ремнями, лежал Дэйстром, он лежал так тихо, что ремни казались совершенно бесполезными. Изможденное лицо доктора было похоже на лицо трупа. Глубоко запавшие глаза смотрели перед собой, ничего не видя. Мак-Кой покачал головой:

— Его надо бы отправить в реабилитационный центр, сейчас он под действием успокоительного.

— Его мультитроник-система примерно в том же состоянии, — сказал Спок.

— Он испытывает глубокое чувство вины, депрессивное состояние. Дэйстром идентифицировал себя с компьютером… или компьютер с собой. Он не злодей, сама идея убийства ему отвратительна.

— Именно на это я и надеялся, когда пытался вынудить компьютер уничтожить себя. Дэйстром сказал тогда, что убийство — это преступление перед человеком и Богом. Он так сказал потому, что знал, что М-5 понимает это, — сказал Кирк и поправил одеяло на Дэйстроме.

Уже в коридоре Спок спросил его:

— Я не понимаю одного. Почему же вы были уверены, что корабли эскадры не будут атаковать “Энтерпрайз” только потому, что он не реагировал на происходящие изменения… Это могла быть ловушка, расставленная для них М-5.

— Я не был уверен, — сказал Кирк. — Любой капитан мог отдать приказ об уничтожении “Энтерпрайза”, не задумываясь над тем, ловушка это или нет. Но я знаю Боба Уэсли. Я знал, что он не будет атаковать, пока не будет абсолютно уверен, что это необходимо. Его “логический выбор” — сострадание, мистер Спок.

Лифт двинулся с места и Мак-Кой сказал:

— Есть качества, которыми не обладают машины, именно это и отличает человека от компьютера. Хотите поспорить, Спок?

— Нет, доктор. Я только хочу сказать, что машины способны работать гораздо эффективнее человека. Но они не лучше людей, они не Боги… но и люди тоже…

— Я просто хотел поболтать, — улыбнулся Мак-Кой.

— Было бы весьма интересно внушить ваш способ мышления какому-нибудь “последнему достижению”, — искренне сказал Спок. — Нескончаемый поток нелогичного… это было бы очень забавно.

Возвращение в завтра

Сигналы поступали со стороны звездной системы, расположенной прямо по курсу “Энтерпрайза”. Сигналы бедствия. Были задействованы все системы реле и коммуникационные каналы. И, хотя курс следования был четко определен, не было получено ни одного ясного сигнала. Понятно было только одно: кто-то или что-то хочет привлечь внимание “Энтерпрайза”. Кто? Или что? Это предстояло выяснить.

— Итак? — спросил Кирк, глядя в направлении пульта, за которым сидел Спок.

— Я не знаю, капитан.

Несмотря на охватившее его раздражение, Кирк улыбнулся:

— Никогда раньше не слышал от тебя таких слов, Спок.

— Не только вулканиту неизвестно неизвестное, — натянуто сказал Спок. — Мы находимся в сотнях световых лет от тех мест, где когда-либо бывали разведывательные корабли Земли.

— Капитан, — позвал Зулу. — Планета прямо по курсу, уже в пределах видимости.

То, что они увидели на экране, можно было назвать “совершенно мертвой планетой”. Это были дрейфующие останки неведомого мира.

— Какие бы сигналы мы ни получали, — сказала Ухура из-за своего пульта, — их источник — именно эта планета.

Спок, склонившись над видоискателем, рапортовал:

— Планета класса М, сэр. Сплющенный у полюсов сфероид, пропорции 1 к 296, плотность 5,53. Масса — 9, — он на секунду остановился. — Условия, близкие к земным. Два существенных различия: эта планета гораздо старше Земли; около полумиллиона лет назад ее атмосфера была полностью уничтожена в результате какого-то катаклизма. Сенсоры не обнаружили никаких форм жизни.

Неожиданно, мостик наполнился звуками глубокого, очень выразительного голоса:

— Капитан Кирк, придет время, и на все ваши вопросы будут даны ответы.

Все, кто в тот момент был на мостике, уставились на экран. На полной скорости “Энтерпрайз” прошел мимо планеты. Не отрывая взгляда от экрана, Кирк скомандовал:

— Придерживаться этого курса, Зулу.

Голос послышался вновь:

— Я — Саргон. Энергия моего разума направила вас сюда.

— Значит, вы меня слышите, — сказал Кирк. — Кто вы, Саргон?

— Пожалуйста, выйдите на стандартную орбиту вокруг нашей планеты, капитан.

— Вы требуете или просите? — спросил Кирк.

— Выбор за вами. Я знаю, о чем вы думаете, — слова не нужны.

— Если вы способны читать мои мысли, вы должны знать, что меня интересует, кто вы и что вы. Планета, мимо которой только что прошел наш корабль, мертва. На ней не обнаружено то, что, по нашим понятиям, является жизнью.

— И я мертв, как и моя планета, — ответил голос. — Это пугает вас, капитан? Если да, вы позволите погибнуть тому, что осталось от меня, — голос зазвучал торжественнее. — Тогда, дети мои, вы все, все человечество…

По мере удаления корабля голос звучал все глуше. Зулу повернулся к Кирку и спросил:

— Продолжаем следовать дальше, сэр, или повернуть корабль обратно?

Кирк почувствовал, что все взоры обращены к нему. Спок отвернулся от своего пульта и сказал:

— Есть только одно возможное объяснение. Чистая мысль, ее источник — фантастически могущественный разум.

Кирк прошел к главному экрану.

— Что бы это ни было, мы вне пределов его досягаемости.

— И вне опасности, — сухо добавил Спок.

— Ты не рекомендуешь возвращаться?

— Если бы разум таких масштабов хотел причинить нам вред, мы вряд ли смогли бы что-нибудь сделать, сэр.

— Он сказал “дети мои”. Что бы это могло означать? — спросил Кирк.

— И снова, сэр, я скажу — не знаю.

Кирк уселся поглубже в свое кресло и нахмурился. Так прошло несколько секунд. Наконец он сказал:

— Хорошо, возвращаемся. Зулу, стандартная орбита этой планеты.

Мертвая планета пепельного цвета появилась на экране.

— Вышли на стандартную орбиту, капитан, — рапортовал Зулу.

Кирк кивнул, не отрывая глаз от экрана, потом нажал кнопку включения записи капитанского журнала:

— Так как исследование и контакт с разумными формами непознанных миров является нашей основной миссией, я принял решение, несмотря на возможную в данной ситуации опасность, установить контакт с этой странной планетой. Конец записи, — отключив магнитофон, Кирк обратился к Ухуре. — Когда Звездная эскадра получит эту запись?

— Через три недели, сэр. Через полтора месяца мы сможем получить ответ.

Кирк встал с кресла и подошел к Споку.

— Что-нибудь удалось получить?

— Сенсоры зафиксировали определенную форму энергии. Глубоко внутри планеты.

Все снова услышали голос Саргона:

— Ваши зонды нащупали меня, мистер Спок.

Спок посмотрел на Кирка:

— Считывается только наличие энергии, сэр. Никаких форм жизни.

— Я задал вашему телепортационному устройству свои координаты. Пожалуйста, высадитесь на нашей планете. Спасите нас от забвения.

— Источник находится внутри самой планеты, капитан, — невозмутимо сказал Спок. — Под сотнями миль сплошного камня.

— Но излучение не может… — начал было Кирк.

— …проникнуть так глубоко? Я сделаю это возможным для вас. Не бойтесь.

Кирк не понял, услышал он эту фразу, или она прозвучала у него в сознании.

— Зафиксировано полое пространство внутри планеты, — рапортовал Спок. — Атмосфера подходит для поддержания жизни человека.

Кирк позволил себе на минутку задуматься, а затем обратился к Ухуре:

— Лейтенант, доктору Мак-Кою в течение десяти минут явиться в отсек телепортации. Стандартное снаряжение для разведывательной партии.

— Есть, сэр.

— Капитан, — сказал Спок, — мне было бы очень интересно проверить, что могло выжить после катаклизма, случившегося здесь полмиллиона лет назад, и сохранить себя в течение всего этого времени.

Кирк положил руку на плечо вулканиту:

— И я бы хотел, чтобы в таком необычном деле со мной рядом был офицер-ученый. Но слишком уж много непонятного, кто-то из нас должен остаться на корабле. Мы не имеем права рисковать.

Неожиданно весь мостик погрузился в темноту. Гул машин стих. Спок несколько раз щелкнул переключателями на панели:

— Отключена энергия, сэр.

Но в голосе Саргона не было никакой угрозы, подумал Кирк, просьба — да, но угрозы не было.

— С другой стороны, — может быть, Саргон хочет, чтобы ты был в составе экспедиции.

Вспыхнул свет, загудели машины.

— Все в порядке, — крикнул Зулу. — Никаких повреждений.

— Хорошо, — сказал Кирк. — Итак, Спок, ты отправляешься с нами, — он направился к лифту, добавив: — Зулу, остаетесь за капитана.

В отсеке телепортации их ожидал Мак-Кой, с ним была стройная молодая брюнетка. Кирк узнал ее — лейтенант Энн Мулхэл, астробиолог. Черные как смоль волосы, глаза цвета сапфира, стройная фигура… Странно, подумал Кирк, как это я не заметил раньше, что она так привлекательна. Энн проверяла снаряжение, позади нее стояли два охранника. Она не подняла глаз, даже когда Мак-Кой резко произнес:

— Джим, почему не было хоть какого-нибудь инструктажа? По меньшей мере мне хотелось бы знать…

— Полегче, Боунс, — прервал его Кирк. — Если тебе известно, что “там что-то есть”, ты знаешь столько же, сколько и мы. Остальное — догадки.

— Не нравится мне это, капитан, — сказал Скотти. — Ваши координаты заданы чем-то неизвестным, вы можете материализоваться внутри сплошного камня.

— Внутри сплошного камня?! — воскликнул Мак-Кой.

— Непохоже, доктор, — сказал Спок. — Координаты соответствуют местонахождению полого пространства внутри планеты, зафиксированного нашими сенсорами.

— У меня такое ощущение, — сказал Кирк, — что этот кто-то или что-то, если захочет, сможет Спокойно уничтожить всех нас вместе с кораблем.

Энн первый раз приняла участие в разговоре:

— Кто-то или что-то? — спросила она.

— Лейтенант, могу я спросить, что вы делаете в этом отсеке? — обратился к ней Кирк.

— Мне было приказано явиться сюда для принятия участия в экспедиции, — ответила она.

— Приказано кем?

— Я… странно, сэр, — Энн улыбнулась. — Я не могу сказать точно.

Последовала короткая пауза, лейтенант немного покраснела и добавила:

— Я говорю правду, капитан. Я действительно получила приказ.

— Уверен, что оно так и было, сэр, — прервал ее Спок. — Так же, как и вы получили приказ включить меня в состав экспедиции.

Кирк кивнул.

— Ну, давайте вернемся к нашим камням, — сказал Мак-Кой. — Через какое их количество мы должны пройти?

— Если быть точным, мы должны проникнуть на глубину 120,37 мили, доктор, — ответил Спок.

— Мили? — тупо повторил Мак-Кой. — Джим, да он шутит!

Но Кирк в ответ приказал всем занять свои места. Индикаторы на панели управления телепортацией загорелись ярче, и послышался голос Саргона:

— Пожалуйста, приготовьтесь. Я займусь управлением.

Кирк увидел, что Мак-Кой в шоке, и сказал:

— Если хочешь остаться, Боунс…

— Нет, нет, Джим, — Мак-Кой посмотрел ему в глаза. — Я могу понадобиться, и потом, если ты решил спуститься туда… — он пожал плечами. — Возможно, мне надо провести медицинское обследование того, что там находится.

Кирк присоединился к остальным, уже стоящим на платформе.

— Давай! — скомандовал он Скотти.

Дематериализовались все. Все, кроме двух охранников, которые так и остались стоять на платформе с вытянутыми от удивления лицами. Скотти был поражен не меньше охранников.

Отобранная группа материализовалась внутри металлического свода, чьи стены излучали мягкое сияние. Спок первым заметил отсутствие двух охранников. В ответ на его замечание Кирк сказал:

— Кому-то здесь они не очень понравились, — он включил коммуникатор. — Кирк на связи, Скотти.

— Ваши приборы фиксируют меня, капитан?

— На такой глубине нет. Возможно, это тоже было специально организовано. Охранники на борту?

— С ними все в порядке. Они просто не дематериализовались. Не нравится мне это, капитан.

— Здесь пока никаких проблем. Сохраняйте бдительность. Конец связи.

Энн и Спок обследовали трикодерами свод.

— Немного больше кислорода, чем обычно, капитан, — сказала девушка. — Но для нас это вполне приемлемо.

Спок направил свой трикодер на стену:

— Этот свод был построен около полумиллиона лет назад. Примерно в то же время, когда поверхность планеты была уничтожена.

— Состав материала?

— Вещество или сплав, мне неизвестный, сэр. Это гораздо крепче всех материалов, которые мне когда-либо приходилось исследовать.

— Все показания за пределами шкалы, — сказала Энн.

— А воздух здесь свежий, — вставил Мак-Кой. — Интересно, как они здесь проветривают?

— Проветривают для нас, или тому, что здесь находится, тоже необходим свежий воздух?

Как бы в ответ на это одна из четырех стен плавно отодвинулась в сторону. Все отпрянули назад. Прямо перед исследователями находилась огромная комната, совершенно пустая, если не считать большой плиты из безупречно белого камня, лежавшей на четырех опорах из такого же камня. На плите был установлен светящийся изнутри шар. Кирк, а за ним и вся группа вошли в комнату. Спок хотел было обследовать шар с помощью своего трикодера, но был остановлен голосом Саргона.

— Добро пожаловать, — сказал шар. — Я — Саргон.

— Вы не возражаете, если я… — начал Спок.

— Можете воспользоваться вашим трикодером, мистер Спок. Вы не зафиксируете ничего, кроме энергии.

Спок занялся обследованием, он встал так, чтобы Кирк смог увидеть показания трикодера.

— Невероятно, Спок! — присвистнул от удивления Кирк. — Чистая энергия!

— Но когда-то у вас было тело или что-то подобное? — обратился к шару Мак-Кой.

— Хотя наш разум нельзя сравнивать с вашим, дети мои, тело мое было подобно вашему.

— Вы уже второй раз называете нас “дети мои”, — медленно проговорил Кирк.

— Потому что, возможно, что вы — наши потомки, капитан. Шесть тысяч столетий назад наши корабли колонизировали эту галактику. Так же, как сейчас ваши корабли исследуют ее. Когда-то, как и вы, мы оставляли свои семена на далеких планетах.

— Наши исследования показывают, что Земля развивалась независимо, — попыталась возразить Энн.

— Это бы объяснило много загадок в предыстории Вулкана, — перебил ее Спок.

— Я не могу говорить об этом с уверенностью. Это было так давно… После катастрофы, которую мы сами на себя навлекли, записи исследований безвозвратно утеряны…

— Война? — спросил Кирк.

— Борьба за приобретение такой силы, которую вы даже не можете себе представить.

— Тогда, возможно, ваш разум не был так уж совершенен, — Кирк подошел поближе к шару. — Мы стояли перед лицом подобного кризиса в начале ядерной эры, но у нас хватило мудрости, чтобы избежать саморазрушения.

— Мы тоже избежали катастрофы во времена примитивной ядерной эры. Но вы еще не сталкивались с последним кризисом.

— Я хотел бы понять, — сказал Кирк. — Но пока — не понимаю.

— Развитию человеческого разума нет пределов. Наступает время, когда человек обретает такое могущество, что начинает сравнивать себя с Богом и забывает, что он всего лишь человек.

Может, он говорит о Люцифере, — подумал Кирк. Внезапно капитан почувствовал необъяснимое доверие к этому сияющему шару. Он сделал еще два шага вперед и спросил:

— Вы говорили, что вам нужна помощь. Чего вы хотите?

Странный вибрирующий звук наполнил всю комнату, свет, исходящий из шара, замигал и стал ярче. Затем последовала вспышка, она прошла через Кирка, парализовав его. Свет внутри шара стал постепенно затухать и перешел в слабое мерцание. Всем вдруг стало ясно, что то, что находилось до этого в шаре, перешло в Кирка и растворилось в нем. Мак-Кой кинулся было к капитану, но Спок остановил его:

— Спокойно, доктор. Давай немного подождем.

Кирк в оцепенении стоял на месте, глаза его были закрыты. Мак-Кою казалось, что прошла целая вечность, прежде чем капитан открыл глаза.

— Джим… — позвал доктор. — Джим!..

— Я… Саргон, — заговорил Кирк, голос его стал глубже, в нем ощущались мягкость, сдержанность и достоинство, присущие Саргону.

— Где наш капитан? Где Джим Кирк? — закричал Мак-Кой.

— Он здесь, Боунс, — ответил Саргон-Кирк. — Вашему капитану ничто не угрожает, — можно было подумать, что это любящая мать успокаивает испуганного ребенка. — Я взял его тело, только чтобы продемонстрировать вам…

— Нет! Нет, я не выдержу этого! — Мак-Кой схватился за свой фазер. — Кем бы ты ни был, Саргон, возвращайся туда, где ты был!

— Что ты хочешь доказать, хватаясь за фазер? — тихо спросил Спок. — Ведь тело-то это — Кирка…

Мак-Кой опустил фазер. Саргон постепенно осознавал, что у него наконец появилось тело. Он высоко поднял голову и глубоко вздохнул.

— Воздух! Воздух снова наполняет легкие! — с восторгом сказал он. — Глаза снова различают цвета, молодая кровь течет в жилах! — Саргон с наслаждением ощупывал себя. — У вашего капитана великолепное тело, доктор. Что делает честь вам обоим, ведь это вы поддерживаете его в такой прекрасной форме.

— И каковы ваши дальнейшие планы? — бесцветным голосом спросил Спок. — Вы сможете опять поменяться местами, если захотите?

Саргон-Кирк не ответил, вместо этого он подошел к слабо светящемуся изнутри шару и показал на него рукой:

— Не бойтесь. Там вашему капитану ничего не угрожает, — шар засветился чуть ярче. — Видите? Он слышит, он осознает все, что здесь происходит. Но его разум не способен регенерировать энергию, чтобы он смог заговорить оттуда.

— Доктор! — закричал Спок, который пытался обследовать шар с помощью трикодера.

Увидев показания трикодера, Мак-Кой побледнел:

— Саргон убил его! — закричал он. — Пульс участился в два раза! Температура 120 градусов!

— Саргон, что вам от нас надо? — требовательно спросил Спок.

Саргон глазами Кирка внимательно изучал его. Наконец он сказал:

— В другой комнате есть еще шары, в них находятся еще двое, которым тоже удалось спастись. Вы — Энн Мунхэл и вы — Спок, им нужны ваши тела, чтобы снова начать жить.

В эту минуту Мак-Кой, Мунхэл и Спок осознали, что перед ними стоит не Кирк, а более сильный и мудрый индивидуум, наделенный разумом, во много раз превосходящим их собственный. Повинуясь воле Саргона, они прошли в следующую комнату, где увидели много шаров, но только два из них освещались изнутри.

— Да, только двое еще живы, — сказал Саргон-Кирк, — остальных смерть лишила света, но эти двое живы. Ханох и Таласса, — он с нежностью обратился к одному из шаров. — Таласса, моя Таласса, — как я рад, что ты со мной! Полмиллиона лет ожидания…

— Саргон, — сказал Спок, — когда началось это противостояние, о котором вы говорили… оно привело к катастрофе…

— Немногие из лучших были выбраны. Мы построили это укрытие и законсервировали их разум в этих сферах, — он слегка дотронулся до шара Талассы. — Моя жена, как вы уже догадались. В другом — Ханох, он был на стороне противника, но потом мы все осознали свою ошибку. — Саргон на минуту задумался. — Мы знали, что семена, посеянные нами на других планетах, пустили корни, и что когда-нибудь вы построите корабли и долетите до нашей планеты.

— Какая задача была перед вами поставлена? — спросил Спок.

— Я прощупывал звездное пространство и ждал, ждал, ждал… Наконец мне удалось обнаружить нечто, это был ваш корабль. Я привел его сюда.

— Чтобы украсть наши тела? — воскликнула Энн.

Саргон посмотрел на нее, мудрость веков в глазах Саргона контрастировала с молодым лицом Кирка.

— Украсть ваши тела? Нет, нет. Вы не поняли, дети мои. Одолжить их. Мы просим вас одолжить нам ваши тела на короткий срок.

— И уничтожить! — повысил голос Мак-Кой. — Так же, как вы сейчас уничтожаете Кирка! Спок, пульс уже 262! Мой медицинский трикодер…

— Я верну вам вашего капитана до того, как он исчерпает свой лимит, доктор.

— С какой целью вы хотите одолжить наши тела? — спросил Спок.

— Чтобы построить… — Саргон-Кирк вдруг покачнулся, восстановил равновесие и продолжил: — построить роботов-гуманоидов. Нам нужны ваши тела только потому, что мы не можем обойтись без ваших рук, без ваших пальцев.

Спок повернулся к остальным:

— Я понял, — сказал он. — Они построят механические тела и переместят в них свой разум. Сделав это, они вернут нам наши тела.

— У нас есть инженеры, механики, — вмешалась Энн. — Они могут построить для вас роботов.

— Нет, — сказал Саргон-Кирк. — Наши методики и требуемое мастерство, — вам это не под силу.

Он снова покачнулся. Спок подхватил его под руку и помог устоять на ногах. Дыхание Саргона стало тяжелее. Спок с большим трудом расслышал его шепот:

— Пора… помогите мне вернуться… к вашему капитану…

С помощью Мак-Коя и вулканита Спока Саргон вернулся в большую пустую комнату. Ослабевшими руками он оттолкнул их от себя и встал напротив шара, закрыв глаза. На этот раз вспышка вышла из Саргона, и в ту же секунду внутри шара запульсировал яркий свет. Покинутое тело сдвинулось с места, Энн ринулась к нему, обняла за плечи и неуверенно посмотрела ему в глаза:

— Капитан Кирк?

Капитан “Энтерпрайза” лишь улыбнулся в ответ.

— Джим… это ты? — воскликнул Май-Кой.

Кирк не отвечал, он не мог оторвать взгляда от Энн Мунхэл. Мак-Кой торопливо обследовал его своим медицинским трикодером.

— Хорошо, хорошо! Прекрасно! Все в норме!

К ним подошел Спок:

— Капитан, вы помните все, что здесь произошло? Ну хоть что-нибудь…

— Что? А, да-да. Саргон одолжил мое тело, — он показал на шар. — А я был там, плавал во времени и в космосе…

— И ты так просто говоришь об этом! — воскликнул Мак-Кой. — Как бы там ни было, ты не пострадал… физически, по крайней мере.

Кирк не обращал на него внимания, он полностью погрузился в свои мысли. Капитан, наконец, начал осознавать, что именно с ним произошло.

— Спок! Я все вспомнил. Когда мы с Саргоном поменялись местами, какое-то время мы с ним были одним целым. Я знаю его. Теперь я знаю темно, кто он и чего хочет. И я не боюсь его.

— Капитан, — сказала Энн. — Боюсь, я должна согласиться с доктором Мак-Коем. Вас, наверное, сильно потрясло все происшедшее, и теперь вы испытываете некоторую эйфорию…

— Есть один способ проверить правильность моих суждений о Саргоне, — сказал Кирк и повернулся к Споку. — Мне… мне тяжело просить тебя об этом, вулканит, я знаю, чего тебе это будет стоить.

— Ты пойдешь на это, Спок? — спросил Мак-Кой.

Спок молча обдумывал свой ответ, наконец принял решение и согласно кивнул головой. Кирк повернулся к шару и сказал:

— Саргон, мы…

— Я понял. Я готов, — ответил Саргон.

После этого началось. Шар засветился ярче. Спок пытался сконцентрироваться, дыхание его стало резче, на лбу вспухли вены. Вулканит заговорил как бы пребывая в полузабытьи:

— Этот мир… он не физический… абсолютный разум, всеохватывающий… этого нельзя представить… за пределами доступного…

Кирк с тревогой смотрел на Мак-Коя. Ему никогда не было так тяжело. Они подошли было к Споку, но тот уже был с ними. Вулканит глубоко вздохнул; он сильно ослабел, его немного трясло.

— Спок? — громко позвал Кирк.

— Капитан, я не могу передать… — голос вулканита дрожал от волнения. — Не могу передать то, что видел… Знание, абсолютное понимание… добродетель… свет вечной мудрости… совершенство…

Энн первая смогла заговорить:

— Совершенство? Абсолют? Добродетель?

Кирк кивнул головой:

— Да, это трудно передать словами.

— Мне потребуется время, — прошептал потрясенный Спок, — много времени, чтобы понять, проанализировать все, что я узнал, что прочувствовал…

— Да, — сказал Кирк. Инстинктивно он повернулся к шару: — Саргон, — сказал капитан. Это прозвучало как “отец”.

— Я понимаю тебя, сын мой. Возвращайся на свой корабль. Решение должны принять все. После стольких лет ожидания мы можем позволить себе подождать еще немного.

Мак-Кой шагнул по направлению к шару:

— А если решение будет не в вашу пользу?

— Вы можете уйти так же свободно, как и пришли сюда.

Мак-Кой перестал что-либо понимать, он переводил взгляд с Кирка на Спока и чувствовал себя чужим среди них. Никогда раньше он не был так неуверен в себе.

— Что вы собираетесь сделать?

Скотти облокотился на стол, он не мог поверить своим ушам. Кирк спокойно смотрел ему в глаза. Мак-Кой улыбнулся. Главный инженер вскипел:

— У них все в порядке с головой, доктор?

— Без комментариев, — отвечал Мак-Кой.

— Мы просто поменяемся местами, Скотти, — сказал Кирк.

— Ничего особенного, — поддакнул Мак-Кой. — Это случается каждый день.

Кирк проигнорировал эту реплику.

— Мне необходимо твое согласие, Скотти. Тебе придется работать вместе с ними, им нужно оборудование для создания роботов-андроидов. Им нужна твоя помощь, но работать ты будешь с нашими телами, их разум будет внутри нас, а мы, мы будем… — объяснение закончилось. — Там, где они сейчас, — голос его звучал неуверенно.

— И знаешь, где это, Скотти? Они будут плавать в шарах, в “ничто”, — воскликнул Мак-Кой.

— Придет время, и они построят себе искусственные тела и вернут нам наши. Они смогут оставить эту планету и продолжить путешествие с нами, Скотти. С помощью их невероятного интеллекта человечество сможет совершить рывок на десять тысяч лет вперед, — сказал Спок.

— Боунс, — продолжал Кирк, — они откроют нам столько медицинских тайн, тебе это и не снилось! А новые технологии, Скотти! Для корабля таких размеров, как наш, будет нужен двигатель размером не больше простого ореха!

— Шутишь, — грубовато сказал Скотти.

— Нет, — отвечал за Кирка Спок. — Я сам видел это знание, бесконечное знание…

— Много прекрасных и умных людей давят у себя под ногами муравьев, даже на зная об этом, — сказал Мак-Кой. — Они — гиганты, мы — насекомые по сравнению с ними. Они могут уничтожить нас и не заметить.

— Двигатель размером не больше ореха, — размышлял вслух Скотти, — невероятно. Но я думаю, не будет никакого вреда, если посмотреть на диаграмму…

— И все, что им нужно в обмен на эти чудеса — тело нашего капитана, — сказал Мак-Кой. — Потом тело его старшего помощника… простое совпадение? Кто-нибудь желает заключить пари?

— Они отбирали нас, руководствуясь совместимостью…

— Ваша точка зрения, Мулхэл? — спросил Мак-Кой.

— Если все согласны, — медленно начала она, — я бы хотела принять разум Талассы. Это редчайшая возможность — участвовать в подобном эксперименте.

— Боунс, ты можешь все остановить, сказав “нет”. Поэтому я и собрал всех вместе. Мы все вовлечены в эту историю. Решение не должно приниматься анонимно.

Боунс хлопнул ладонью по столу:

— Тогда я хочу услышать ответ на один простой вопрос. Почему? Мне не нужно зачитывать длинный список возможных чудес. Я хочу услышать простой ответ на простой вопрос — почему игнорируется опасность данного эксперимента? Давайте не будем обманывать себя! Здесь кроется огромная опасность!!

— Знаешь, Боунс, раньше говорили: если человек хочет летать, у него должны быть крылья. Но он летает, — убежденно говорил Кирк, — на протяжении всего существования человека его постоянно преследовали подобные предупреждения: не двигайся дальше, не пытайся знать больше, не расти, оставь всякую борьбу. Я не думаю, что мы сможем остановиться, Боунс. Ты действительно хочешь вернуться во времена, когда тебе пришлось бы резать своих пациентов скальпелем и зашивать кетгутом? — Кирк оглядел всех присутствующих. — Да, я капитан. Я могу просто отдать приказ, но я не сделаю этого. Доктор Мак-Кой выполняет свой долг, он абсолютно прав. Входя в контакт с разумом, подобным разуму Саргона, мы подвергаем себя большой опасности, возможной опасности… Я считаю, что возможность получения новых знаний также огромна. Риск — это наша работа. Для этого и создавались космические корабли. Поэтому мы на борту “Энтерпрайза”. Теперь вы можете проголосовать, каждый волен поступать так, как считает нужным. Кто-нибудь против?

Таких не оказалось.

— Скотти, шары надо доставить на борт.

* * *

В медчасти приготовили три кровати. Для Кирка, Спока и Энн. И напротив каждой установили по шару. У панели, следящей за функционированием организма, работал Мак-Кой. За его спиной стояла медсестра Кристин Чапел. Доктор повернулся к ней:

— Вы должны помнить, что после перемещения сверхразума в тело человека все органы начинают функционировать на более высоком уровне, пульс и прочие показатели во много раз превышают обычные. Работать надо будет с большой осторожностью.

То, чему еще предстояло произойти, потрясло Кристин, она прилагала все усилия, чтобы сконцентрироваться на словах доктора, и выглядеть профессионально.

— Да, сэр, — ответила она.

— Мы готовы, — сказал Мак-Кой Кирку.

Кирк повернулся к шару, стоящему напротив него:

— Мы готовы, Саргон.

Раздался вибрирующий звук, свет внутри шаров запульсировал и стал ярче. Три вспышки одновременно вырвались из шаров и переместились в тела лежащих на кроватях Кирка, Спока и Энн. Энн Мунхэл содрогнулась, когда в ее тело вошла Таласса. Кристин напряженно наблюдала за показаниями приборов. Ханох-Спок сел на кровати и с удовольствием потянулся. Свет в шарах потух, лишь чуть заметное мерцание освещало их изнутри. Мак-Кой наблюдал за показаниями приборов на панели возле кровати Кирка. Кристин Чапел отошла от кровати Энн и приблизилась к Ханоху-Споку. К удивлению Кристин, пациент радостно улыбнулся, глядя ей в глаза. Трезвой холодности Спока не было и в помине.

Она поспешно отвернулась к панели у кровати Спока.

— Доктор, все показатели увеличились в два раза, — с тревогой сказала она.

— Великолепная женщина, — заговорил Ханох-Спок. — Великолепный вид после полумиллиона лет ожидания.

Кристина отвлеклась от работы и посмотрела на него:

— Спасибо.

Но Ханох-Спок уже смотрел мимо нее туда, где сидела Таласса-Энн, ее сапфировые глаза сияли от счастья.

— Я забыла, забыла… как это? Дышать… жить… — она осмотрелась по сторонам. — А Саргон? Где Саргон?

Саргон-Кирк встал с кровати и подошел к ней:

— Здесь, в этом теле, Таласса.

— Какое хорошее тело, муж мой, — сказала она. — Оно почти не отличается от твоего собственного.

— Я рад, что тебе нравится, любовь моя…

Таласса робко дотронулась рукой до щеки Саргона.

— После стольких лет, — прошептала она. — Это было так долго, Саргон.

Он обнял ее, их губы встретились. Кристин отвернулась, в их объятиях было что-то бесконечно трогательное, — нежность, сохранившаяся, несмотря на такую долгую разлуку.

— Извините… я здесь… — через минуту сказала Кристин.

— Ты не мешаешь, дитя мое, — сказала Таласса. — Как женщина, ты ведь можешь понять меня, я вновь обрела любимого мужчину. А ты любила когда-нибудь?

— Нет. Я… — Кристин невольно посмотрела на Спока, забыв на какое-то мгновение, что его тело уже занято Ханохом, и покраснела. — Нет. Мне этого не надо. У меня есть моя работа, — она быстро повернулась к панели.

— Как жестоко, — тихо сказала Таласса Саргону. — Можно, я помогу ей?

— Их всех легко можно сделать счастливыми, Таласса, — ответил Саргон. — Но мы не имеем права вмешиваться в их жизнь.

Ханох-Спок к тому времени уже успел обойти всю комнату и осмотреть все оборудование. Заметив, что Мак-Кой внимательно наблюдает за ним, он сказал:

— Замечательное тело, доктор. Кажется, мне досталось лучшее из трех. Сила, слух, зрение — все гораздо лучше, чем у обычного человека. Я удивлен, что вулканиты не завоевали вашу расу.

— Для нас мир превыше всего, Ханох.

— Конечно, конечно. Как и для нас, доктор. Мак-Кой увидел, как Таласса тяжело откинулась на подушку.

— Сестра! — позвал он.

— Вдруг горячая волна… я вдруг почувствовала…

Кристин приподняла ей голову и подложила вторую подушку. Мак-Кой хотел было помочь, но увидел, что Саргон-Кирк начал медленно оседать на пол. Доктор подхватил его и помог добраться до кровати.

— Ханох, вам тоже лучше прилечь.

— Сейчас в этом нет необходимости, доктор, — ответил Ханох. — Мое новое тело еще не исчерпало свой лимит.

Кристин заметила, что показания приборов на панели у кровати Талассы-Энн невероятно высоки. Не зная, что делать, она позвала Мак-Коя. Доктор подбежал к ней, глянул на приборы и повернулся к Саргону-Кирку:

— Что-то не срабатывает, Саргон! Вы должны вернуться, пока не убили их!

— Мы покинем их… — последовал слабый ответ, — пока… пока вы не получите состав для инъекций, снижающий метаболизм.

— Что?

К ним подошел Ханох-Спок, посмотрел на взмокшего Саргона-Кирка и сказал:

— Я приготовлю формулу, Саргон.

— Ханох… твое состояние…

— Это тело способно функционировать еще несколько часов. Не волнуйся.

— Тогда… Таласса! Мы возвращаемся!

Через несколько секунд шары, стоящие возле кроватей Кирка и Энн, снова ярко засветились. Ханох-Спок с отвращением посмотрел на тускло мерцающий шар возле своей кровати. Он отвернулся и сказал Мак-Кою:

— Мне понадобится твоя помощь. Ваша сестра будет ассистировать мне в фармакологической лаборатории.

Кристин посмотрела на Мак-Коя. Он должен был подчиниться. Доктор неохотно кивнул, и Кристин вслед за Ханохом-Споком вышла из медчасти.

Кирк и Энн постепенно приходили в себя. Кирк наконец открыл глаза. Мак-Кой с трудом расслышал его шепот:

— Боунс…

— Ваша жизнь висела на волоске, капитан. Вы с Энн просто успели вернуться. Пока мы не получим эту формулу, мы больше не имеем права рисковать.

На столе в фармакологической лаборатории лежали два шприца, третий был в руках у Ханоха-Спока.

— С помощью этих инъекций можно снизить сердцебиение до нормы, и восстановить все функции организма. Чем бы ни были заняты эти тела, каждый час вы должны делать по одному уколу.

— Я понимаю, — тихо сказала Кристин.

— Пометьте их. Этот — для Талассы, а этот — для меня.

— Да, сэр, — сказала Кристин. Она аккуратно пометила три колбы, соответствующие трем шприцам.

— В каждой из них находится состав, который подходит только конкретному индивидууму, — продолжал Ханох-Спок.

— А это для капитана Кирка, когда в его теле будет Саргон? — спросила Кристин.

— Да, именно.

Кристин взяла шприц, чтобы пометить его, и тут заметила, что цвет состава в этом шприце отличается от других. Она внимательно осмотрела его.

— В этом шприце другой состав, — неуверенно сказала она.

Ханох-Спок улыбнулся, что сделало его обычно ничего не выражающее лицо невероятно привлекательным.

— Поскольку я все организовал так, что именно вы будете делать инъекции, думаю, больше этого никто не заметит.

— Но если состав не подойдет… ведь это убьет капитана Кирка.

— Совершенно верно. И Саргона вместе с ним.

Кристин стала было протестовать, но Ханох-Спок протянул руку и дотронулся до ее лба. В глазах у Кристин помутнело, потом беспокойство покинуло ее. Она беспомощно глядела на Ханоха-Спока.

— Талассу я смогу использовать, — сказал он. — Но Саргона необходимо уничтожить. Он может помешать моим планам. Вы что-то хотите сказать, дорогая?

— Пожалуйста… я… я хотела… что-то сказать… — Кристин провела рукой по лбу. — Я забыла.

— Вы хотели сказать, что наблюдаете за тем, как я готовлю состав и наполняю им шприцы?

— Да, именно это, — Кристин немного качнулась. — Я скажу доктору. Доктору Мак-Кою. Что все шприцы заполнены правильно. Извините меня, в какое-то мгновение я потеряла ход мысли.

— Этого больше не случится, — уверил ее Ханох-Спок. — Я буду руководить тобой, — он быстро посмотрел в коридор и добавил: — А теперь повтори это для доктора.

Мак-Кой вошел в медчасть со словами:

— Если вам нужны какие-нибудь медикаменты или помощь…

— В моей работе не возникло проблем, доктор. Я вложил формулу в память вашего компьютера, если это вас интересует, — сказал Ханох-Спок.

Кристин дрожащими руками взяла шприцы.

— Я наблюдала за тем, как готовился состав и пометила их, — заученно говорила Кристин. — Могу я взять их в медчасть?

Мак-Кой кивнул. Как только дверь за сестрой закрылась, Ханох-Спок улыбнулся:

— Как хорошо снова жить, доктор. Мне, наверное, будет тяжело расставаться с этим телом, оно принесло мне столько радости.

Мак-Кой не мог понять, что именно так его обеспокоило — последние слова Ханоха-Спока, или просто его поразил вид улыбающегося Спока. Он знал только одно: ему почему-то очень тяжело смотреть, как из медчасти выходит Ханох в теле Спока…

Беспокойство не покидало Мак-Коя и в процессе производства роботов. Он все больше и больше времени проводил в медчасти. Мак-Кой пытался укрыться там от преследовавших его дурных предчувствий. Кристин тоже была не похожа сама на себя. Она держалась натянуто и неуверенно.

— Вы хотели увидеть меня перед очередной инъекцией, доктор, — сказала она.

— Да. Вы не замечаете никаких побочных эффектов? Или необычных симптомов?

— Действие этих уколов безупречно, доктор. Нет никаких проблем…

Мак-Кой вскочил из-за стола:

— Дьявол! Нет никаких проблем!.. — он подбежал к трем шарам. — Этот слабый свет — Джим Кирк! Спок — здесь! А это — Энн Мунхэл?! Что, если они не вернутся в свои тела? Что, если им не возвратят их?

— Это произойдет, если я не сделаю инъекции вовремя. Могу я идти, доктор?

— Да. Идите. Нечего здесь стоять и болтать! Займитесь делом!

— Да, сэр.

Оставшись один, Мак-Кой подошел к шару Кирка.

— Ты и твое проклятое соглашение, Джим!..

Одной из причин беспокойства Мак-Коя, если не главной, был тот хаос, который царил в его до этого безупречно чистой лаборатории.

Все помещение заставили верстаками и различными станками, на мраморных плитах блестели груды инструментов и всевозможные детали, из которых впоследствии должны были получиться роботы-андроиды. За одним из столов ловко манипулировал инструментами Ханох-Спок, напротив него расположились Саргон-Кирк и Таласса-Энн. Их неразлучность и нежность по отношению друг к другу выводили Ханоха-Спока из себя и отвлекали от работы. Он видел, как их руки одновременно потянулись за одной и той же деталью, они посмотрели друг другу в глаза, улыбнулись. Таласса-Энн погладила Саргона-Кирка по щеке.

— Саргон, помнишь, как мы когда-то сидели на берегу Серебряного озера, — сказала Таласса-Энн. — Воздух пах цветами и…

— Да, Таласса, помню, — кивнул Саргон-Кирк. — Мы держались за руки, — он запнулся и выпустил руку Талассы из своей. — Я думаю, лучше бы мы не помнили об этом так хорошо…

— Через пару дней у вас будут собственные руки, Таласса, — сказал Ханох-Спок. — Руки, способные очень эффективно работать, с виду совсем как у человека. Отличные руки робота-андроида, правда, они не будут ничего чувствовать. Так что радуйтесь жизни, пока у вас есть такая возможность…

— Но мы сохраним наш разум и как андроиды, Ханох, мы… — Саргон-Кирк вдруг почувствовал, что смертельно устал.

— Что с тобой, Саргон? — встревоженно спросила Таласса-Энн.

— Ничего… следующая инъекция подновит меня, не волнуйся, — он посмотрел на Ханоха-Спока. — И как андроиды мы пойдем вперед с теми, кто действительно живет, мы будем учить их, поможем избежать ошибок, которые мы когда-то совершили.

— Да, будем существовать, как машины. Ни чувств, ни радости, ни печали, ни любви.

— Мы взяли на себя обязательство, Ханох, — сурово сказал Саргон-Кирк. — Мы приняли решение, эти тела не принадлежат нам. Старый соблазн опять настигает нас, мечта о богоподобной расе господ…

— Мне просто жаль твою жену, Саргон, — сказал Ханох-Спок, глядя на Талассу-Энн. — Ты была гораздо моложе нас, когда разразилась катастрофа, ты так мало радовалась жизни.

— Мы взяли на себя обязательства, Ханох, — повторила за мужем Таласса, но в голосе ее чувствовалось сомнение. В ту же минуту она почувствовала прилив страшной усталости и облокотилась о стену.

Вошла Кристин. Энн протянула руку для укола и сказала:

— Сестра, Саргон плохо себя чувствует.

— Я проверяю его показатели каждые три-четыре часа, они ничем не отличаются от обычных, — ответила Кристин, прошла дальше и сделала уколы остальным. Когда очередь дошла до Ханоха-Спока, он сказал:

— Я тоже очень утомился, но теперь чувствую себя гораздо лучше.

На лице Талассы-Энн появился румянец, но Саргону, кажется, не стало лучше.

— Не волнуйся, — сказал он. — Через минуту со мной все будет в порядке.

Однако лучше не стало, и Саргон с трудом вновь приступил к работе.

Войдя в лабораторию, Мак-Кой заметил, что с Саргоном-Кирком что-то неладно, и подозвал Кристин:

— Сестра, мне надо поговорить с вами. Зайдите, пожалуйста, в медчасть. И прихватите с собой эти шприцы.

У себя в кабинете Мак-Кой выбрал шприц, помеченный для Саргона-Кирка, и стал внимательно изучать его. Кристин беспокойно смотрела на доктора, она пыталась вспомнить что-то, но не могла. Через минуту Мак-Кой вернул ей шприц. Кристин неуверенно взяла его.

— Что-то не так, мисс Чапел? — спросил Мак-Кой.

— Да… я… — она замолчала, пытаясь найти слова. — Я что-то должна была вам сказать. Но я не могу вспомнить.

— О состоянии наших пациентов?

— Да, наверное. Меня радует их состояние. Инъекции действуют безупречно.

— Вы выглядите очень устало, — сказал Мак-Кой. — Если хотите, я могу сделать следующие инъекции.

— Устала? Нет. Совсем нет, — Кристин широко улыбнулась. — Спасибо за заботу.

Она взяла шприцы, повернулась и пошла к выходу. Мак-Кой проводил ее взглядом, потом, решив, что он беспокоится понапрасну, вернулся к работе над рапортом.

Чужие работали быстро и умело. В течение нескольких часов тела андроидов были собраны почти до конца. Когда Скотти принес в лабораторию дополнительный набор инструментов и деталей, там была одна Таласса-Энн. Он остановился, с восхищением наблюдая за проворными руками Талассы-Энн.

— Спасибо, — сказала она. — Вы приготовили неготоно-аые гидроспирали, которые вам дал Саргон?

Скотти кивнул в ответ.

— Удивительно, как нечто, похожее на капельку желе, может двигать андроидами? Вам, скорее, нужно что-то вроде микродвигателей…

Таласса улыбнулась:

— Это было бы очень неэффективно, мистер Скотти.

— А мне кажется, что эта ваша капелька не сработает…

В этот момент в лабораторию вошел Ханох-Спок.

— Андроиды будут в два раза сильнее вас, я уж не говорю об их ловкости, инженер, — сказал он. — Они будут функционировать тысячу лет. Да, именно так и будет, если вы позволите нам закончить работу.

Скотти раздраженно повернулся и направился к выходу. Ханох-Спок приблизился к Талассе-Энн:

— Так оно и есть. Тюрьма еще на тысячу лет, а когда они сносятся, — он наклонился ближе к Талассе, — мы построим новые, и будем в заключении еще тысячу лет, потом еще и еще…

Таласса-Энн оторвалась от работы и подняла голову. Ханох-Спок продолжал:

— Эти тела намного лучше, надо склонить к этому Саргона.

— Они нам не принадлежат, Ханох.

— Три тела. Так уж ли дорого заплатит человечество за все, что мы можем предложить, Таласса? — он схватил ее за руки. — Люди сами откажутся, лишь бы научиться хотя бы доле того, что мы знаем. Разве мы не имеем права получить награду за свою работу?

Таласса отдернула руки, Ханох-Спок показал на торс робота напротив нее:

— Или ты хочешь превратиться в это?

— Нет! — Таласса-Энн отбросила в сторону инструменты. — Я начинаю ненавидеть то, что делаю!

В коридоре, недалеко от лаборатории, Саргон-Кирк схватился за стену и медленно сполз на пол.

В медчасти на операционном столе лежало безжизненное тело Кирка. Сестра М’Бенга и еще несколько человек быстро подключали реанимационную аппаратуру. Мак-Кой стоял рядом и напряженно наблюдал за работой.

Доктор был в смятении. Слишком далеко было от шаров, думал Мак-Кой, — когда умерло тело Кирка. Но останется один большой вопрос. Хотя тело и умерло, сознание Кирка еще живет в шаре Саргона. Можно ли в этом случае сказать, что Кирк умер? Мак-Кой вытер со лба пот и попросил подать очередной инструмент “воскрешения”.

Ханох-Спок тем временем работал в лаборатории. Перед ним лежало бесполое тело андроида. У робота еще не было волос, ресниц, бровей, всего того, что придает выражение человеческому лицу. Таласса, обессиленная обрушившимся на нее горем, наблюдала за Ханохом-Споком. У стола стояла Кристин.

— Ханох, зачем ты делаешь вид, что продолжаешь работу над этими роботами? Ты убил моего мужа. Ты убил Саргона. Ты убил его потому, что не собирался возвращать свое тело с самого начала, ты не хотел с ним расставаться.

Внезапный гнев охватил Талассу-Энн. Саргон так много работал, он хотел вернуть им радость, радость жизни. Он целовал тело, в котором она была теперь! И все это было напрасно. Тело, которое еще недавно обнимал Саргон, — с ним надо было расстаться, вернуть прежнему владельцу. Таласса-Энн выбежала из лаборатории, пробежала по коридору и ворвалась в медчасть.

Мак-Кой удивленно посмотрел на нее.

— Доктор, — взволнованно начала она, — вы хотите спасти вашего капитана?

— Полчаса назад вы сказали, что это невозможно. Когда мы нашли его, вы сказали…

— Прикажите этим людям уйти, — скомандовала Таласса-Энн.

Мак-Кой молча смотрел на нее.

— Мы обладаем силой, которую Саргон запретил нам использовать! Если вас волнует жизнь вашего капитана, прикажите этим людям уйти!

Мак-Кой сделал знак рукой, и все вышли из комнаты.

— Итак? — сказал он.

— Это тело держал в своих объятиях мой муж, оно священно для меня. Я не намерена расставаться с ним!

Ну вот, наконец-то их прорвало, — подумал Мак-Кой.

— Я понимаю, — сказал он. — А Ханох? Он тоже намерен остаться в теле Спока?

— Планы Ханоха — его личное дело. Я только хочу остаться в теле, которое любил мой муж!

— Вы спрашиваете на это моего разрешения?

— Мне только нужно, чтобы вы молчали. Только вы и я будем знать о том, что Энн Мулхэл не вернулась в свое тело. Жизнь капитана Кирка стоит вашего молчания? — увидев выражение лица Мак-Коя, Таласса вновь разгневалась. — Доктор, мы можем взять то, что хотим. Ни вы, ни ваш корабль, ни все ваши маленькие миры не в силах остановить нас.

Мак-Кой смотрел на безжизненное тело Кирка. Капитан, подумал он, снова живой, смелый, снова слышится его приятельское “Боунс”. Мак-Кой стоял перед выбором: верность самому дорогому другу или верность себе. Надо было принимать решение. Он знал, чего хотел бы его друг.

— Я не торгую телами, которые мне не принадлежат, — сказал он. — И мой капитан тоже. Ваше тело принадлежит молодой женщине, которая…

— Которую вы почти не знаете, которая совсем чужая для вас.

Мак-Кой взорвался:

— Я не торгую вразнос человеческими телами! Я — врач!

— Врач?! — крикнула в ответ Таласса-Энн. — Да по сравнению с нами вы просто дикарь! Примитивный дикарь! И вы смеете отказывать мне! Да вы должны преклоняться предо мною! — лицо Талассы пылало от гнева. — Я могу уничтожить вас одной мыслью!

Пламя кольцом охватило Мак-Коя, он поднял руки, пытаясь защитить лицо. Увидев его беспомощный жест, Таласса-Энн громко разрыдалась и упала на колени.

Огонь тут же бесследно исчез, не осталось даже запаха дыма.

— Саргон был прав, — рыдала Таласса-Энн, стоя на коленях. — Искушение слишком велико… Но поймите, ради всего того, чему вы преклоняетесь! Поймите, как дороги чувства, как они необходимы… но… мы обладаем слишком большой силой. Мы начнем разрушать… как я чуть не уничтожила вас… простите, простите меня!..

— Я рад, любимая! Я рад, что ты сама смогла найти ответ…

Таласса-Энн подняла голову:

— Саргон! Где ты? Ханох ведь убил тебя!

— Любимая, я обладаю силой, о которой Ханох и не подозревает.

— Да, да, я понимаю, — медленно сказала Таласса, вставая с колен, и обратилась к Мак-Кою. — Мой муж переместил свой разум в ваш корабль.

Открылась дверь и вошла Кристин Чапел. Мак-Кой взорвался:

— Вы?! Немедленно убирайтесь отсюда!

— Нет, доктор, — возразила Таласса-Энн. — Она нам необходима.

— Необходима? Да она под контролем Ханоха!

— У Саргона есть план. Оставьте нас, пожалуйста. Нам предстоит большая работа.

Мак-Кой секунду молча смотрел на нее, потом подчинился. Как только Мак-Кой закрыл за собой дверь, послышался страшный скрежет, корабль слегка покачнулся. Скрежет повторился.

— Таласса! — крикнул он. — Что происходит?

Скрежет повторился в третий раз, и Мак-Кой ринулся к пульту внутренней связи, расположенному в коридоре.

— Вызывает медицинский отсек, позовите…

У него за спиной дверь медчасти открылась, из нее вышла Кристин, глаза ее были пусты, она, как заколдованная, прошла мимо Мак-Коя по коридору. Он ворвался обратно в медчасть и остолбенел. Посреди комнаты, улыбаясь, стоял Кирк.

— Со мной все в порядке, Боунс, — он притянул к себе Энн Мунхэл. — С нами все в порядке.

— Таласса…

— Она вместе с Саргоном, доктор, — тихо сказала Энн.

— С Саргоном? — Мак-Кой посмотрел на их спины, туда, где стояли шары. Они были разбиты, оплавлены, мертвы.

— Но Джим! В одном из них было сознание Спока!

— Это было необходимо, — ответил Кирк.

Мак-Кой сжал кулаки.

— Что ты имеешь в виду? Теперь нет Спока, который мог бы вернуться в свое тело! Ты убил лучшего друга?!

— Приготовь шприц, Боунс. Самый сильный и быстродействующий яд. Сознание Спока исчезло, но мы должны убить и его тело. Тело Спока и то, что внутри него.

Когда на мостике появился Ханох-Спок, он безразлично прошел мимо нее прямо к капитанскому креслу. Рядом с креслом, как загипнотизированная, стояла Кристин. Ханох-Спок обратился к Зулу:

— Мне надо и вам преподать урок, а? Курс — Земля. Зулу повернулся к своему пульту, щелкнул переключателями и опять повернул свое кресло на 180 градусов.

— Корабль не подчиняется! Не работает ни одна система!

Дверь лифта открылась, и вышли Кирк и Энн, у них за спиной стоял Мак-Кой, тщательно прикрывая рукой карман, в котором был спрятан шприц.

— Больно, Кирк, ужасно больно, — сказал Ханох, не поворачивая головы. — И тебе, голубоглазая красавица, тоже…

Кирк упал на пол, поджал колени, схватился руками за горло, пытаясь поймать ртом воздух. Ханох-Спок показал пальцем на Энн, она будто окаменела, по телу прошла судорога, и она упала рядом с Кирком, потеряв сознание. Одновременно Зулу будто вдавило в кресло, и он взвыл от боли. Когда Энн упала, Мак-Кой ринулся к капитанскому креслу, но Ханох-Спок только протянул вперед ладонь.

— Я знаю, о чем думает каждый из вас, — сказал он. — Чапел, возьмите шприц у доктора.

Кристин подчинилась и вытащила из кармана у доктора шприц с ядом.

— Хорошо. А теперь введите ему его собственное лекарство, это послужит примером для всех, кто посмеет не подчиняться мне.

Кристин поднесла шприц к руке Мак-Коя и вдруг, не меняя выражения лица, молниеносно повернулась к Ханоху-Споку и сделала инъекцию ему.

Тот вскочил на ноги.

— Идиоты! — пронзительно закричал он. — Я просто перейду в другое место, в другое тело! — он покачнулся. — Это ты, Саргон! — прошептал он. — Пожалуйста, пожалуйста, Саргон, позволь мне перейти…

Ханох-Спок замертво свалился на палубу. Кирк подбежал к нему, упал на колени и обхватил голову Спока руками.

— Спок… Спок, мой верный друг… Если бы только был другой выход… — слезы хлынули из его глаз.

Неожиданно мостик наполнился вибрирующими звуками, и Спок открыл глаза.

— Разве я мог принести в жертву того, кто так дорог тебе, сын мой?

— Но в шприце была смертельная доза яда, — воскликнул Мак-Кой. — Им можно было убить десять вулканитов.

— Я позволил вам поверить в это, доктор. Ханох читал ваши мысли и тоже поверил в это. Он сбежал из тела Спока. Он уничтожен.

Кирк наконец смог заговорить:

— Спок, все шары уничтожены. Где было твое сознание?

Спок поднялся на ноги:

— Я спрятался там, где Ханох стал бы искать меня в последнюю очередь, капитан, — и он показал на Кристин.

— Вот почему Таласса сказала, что я необходима, — улыбнулась Кристин. — В меня поместили сознание Спока, доктор.

— Теперь мы знаем, что не можем позволить себе существовать в вашем мире, дети мои. Таласса и я должны уйти в небытие.

— Саргон! — сказал Кирк. — Можем ли мы как-нибудь еще помочь вам?

— Да, сын мой. Позвольте нам с Талассой еще один раз войти в ваши тела. Последний раз мы будем вместе.

И хотя вспышки на этот раз не последовало, Кирк и Энн ощутили, как горячая волна окутала их, когда Саргон и Таласса вошли в их тела.

— Я не боюсь забвения, если ты рядом, — сказала Энн, целуя Кирка, — обещай же мне, что мы будем вместе.

Кирк прижал ее к себе, тело Энн содрогалось от горя, которое переживала Таласса.

— Вместе навсегда, мой Саргон… навсегда…

— Я обещаю тебе, любовь моя… обещаю…

Крепко обнявшись, они стояли на краю Небытия. Потом они ушли, горячая волна отхлынула. Энн стояла в объятиях Кирка, глаза ее были наполнены слезами Талассы. Увидев, что все смотрят на них, Кирк отпустил Энн, откашлялся и сказал:

— Доктор Мунхэл… э-э… я благодарю вас… от имени Саргона за… содействие.

Энн улыбалась сквозь слезы.

— Капитан, я… так счастлива… содействовать!

Кристин всхлипнула и повернулась к Споку:

— Я чувствовала то же самое, когда ваше сознание соединилось с моим, мистер Спок!

Спок приподнял левую бровь.

— Сестра Чапел, — начал было он и запнулся.

— Это соединение сознаний, по-моему, звучит очень аморально, друг мой, — улыбнулся Мак-Кой.

— Я вас уверяю, это был ужасный опыт, — серьезно сказал Спок. — Вы не поверите, сколько потоков эмоций, я сбился со счета — просто джунгли нелогичного, — Спок даже поежился.

— Спасибо, мистер Спок, — улыбнулась Кристин.

— Не понимаю, за что?

— Вы только что сделали сестре Чапел невероятный комплимент, Спок, — сказал Кирк.

— Да, время от времени вам удается сказать что-нибудь эдакое, — сказал Мак-Кой и повернулся к Кристин. — Благодарение звездам, я не понимаю противоположный пол.

Энн рассмеялась:

— Пойдем, Кристин. Если они и после всего этого неспособны нас понять, мы им уже ничего не сможем объяснить.

Кирк тоже улыбался, идя к своему креслу.

— Капитан, я действительно не понимаю, — недоуменно сказал Спок.

— Саргон понимал, Спок. — Вместе, навсегда… Может быть, когда-нибудь кто-нибудь научит тебя этому? Кто знает?

Спок задумался.

— Саргон был невероятно могуществен, капитан. Мне еще предстоит все это проанализировать, — и он направился к своему пульту.

Кирк с любовью посмотрел ему вслед:

— Хорошо, пусть пока все так и остается.

Он повернулся к Зулу:

— Уходим.

— Да, капитан.

То, что остается

Над тем, что за планета появилась на главном экране “Энтерпрайза”, капитану еще предстояло поломать голову.

Несмотря на сравнительно малый возраст, растительность на ней была разнообразна; обычно для подобного многообразия нормальной планете требовалось не одно тысячелетие. По данным сенсоров, и атмосфера этой планеты, во многом схожая с земной, не могла образоваться за такой короткий срок. Кирк стоял возле пульта Спока, хмуро просматривал полученную информацию.

— Если мы отошлем командованию подробный рапорт, от нас потребуют расследования этого феномена, Спок. Мы с Мак-Коем телепортируемся вниз. Нам понадобится главный геолог Д’Амато, — капитан повернулся к Ухуре. — Передайте координаты приземления в отсек транспортировки, лейтенант, — и, быстро подойдя к лифту, он повернулся. — Спок, остаешься за капитана.

Двери лифта плавно закрылись, Спок подошел к капитанскому креслу и включил селекторную связь.

— Лейтенант Радха, рапортуйте мостику.

В отсеке транспортировки Кирк и Д’Амато тщательно осматривали снаряжение.

— Д’Амато, эта экспедиция — ваш звездный час как геолога, — сказал Кирк. — И не только из-за юного возраста планеты. Если Спок прав, ваш доклад произвел фурор на Пятой Межзвездной геофизической конференции.

— Почему, Джим? Из-за чего? — спросил Мак-Кой.

— Даже Споку не под силу объяснить подобные аномалии.

Они заняли места на платформе телепортаций, и Кирк скомандовал:

— Поехали!

Когда все вокруг замерцало, и началась дематериализация, Кирк вдруг, к своему удивлению, увидел, что между платформой и пультом управления появилась женщина, прелестная брюнетка, ее стройную фигуру окутывала легкая дымка. Кирк услышал, как она воскликнула: “Стойте! Вам нельзя уходить!”, а когда он стал постепенно исчезать, она, вытянув вперед руки, пошла в направлении Энсина. Не успел тот отскочить, как она коснулась его. Энсин, задыхаясь, стал ловить ртом воздух, упал на палубу и задергался в конвульсиях.

Кирк растворился в воздухе, лицо его было искажено ужасом.

Когда экспедиция материализовалась на поверхности планеты, Кирк сразу вспомнил о своем видении. Кто она, подумал он, и как она попала на борт “Энтерпрайза”? Еще одна загадка. Вокруг, насколько хватало глаз, поверхность планеты была усыпана кроваво-красными цветами, там, где заканчивались пестрые луга, неясно вырисовывались очертания бурых камней вулканического происхождения, далеко на горизонте поднимались черные холмы. Кирк включил коммуникатор:

— Кирк на связи. Вызываю “Энтерпрайз”.

— Джим, я… — ты видел? — взволнованно спросил Мак-Кой.

— Да, я видел. Эта женщина напала на Энсина Уайта. Вызываю “Энтерпрайз”.

Земля у них под ногами пошатнулась и вся планета содрогнулась, как в припадке. В сотнях миль над ними “Энтерпрайз” задрожал, последовала вспышка, и корабль исчез.

Пока планету трясло и раскачивало в разные стороны, все члены экспедиции растянулись на земле. Наконец все кончилось. Зулу с трудом встал на ноги:

— Ну и землетрясения у них здесь!

— Вряд ли они могут позволять себе подобное удовольствие част


Содержание:
 0  вы читаете: Звездный путь (сборник). Том 2 : Джеймс Блиш  1  Джеймс Блиш ЗВЕЗДНЫЙ ПУТЬ : Джеймс Блиш
 3  То, что остается : Джеймс Блиш  6  Иммунный синдром : Джеймс Блиш
 9  То, что остается : Джеймс Блиш  12  Иммунный синдром : Джеймс Блиш
 15  Глава 3 : Джеймс Блиш  18  Глава 6 : Джеймс Блиш
 21  Глава 9 : Джеймс Блиш  24  Глава 12 : Джеймс Блиш
 27  Глава 15 : Джеймс Блиш  30  Глава 18 : Джеймс Блиш
 33  Глава 21 : Джеймс Блиш  36  Глава 2 : Джеймс Блиш
 39  Глава 5 : Джеймс Блиш  42  Глава 8 : Джеймс Блиш
 45  Глава 11 : Джеймс Блиш  48  Глава 14 : Джеймс Блиш
 51  Глава 17 : Джеймс Блиш  54  Глава 20 : Джеймс Блиш
 57  Гордон Р. Диксон СОЛДАТ, НЕ СПРАШИВАЙ : Джеймс Блиш  60  Глава 4 : Джеймс Блиш
 63  Глава 7 : Джеймс Блиш  66  Глава 10 : Джеймс Блиш
 69  Глава 13 : Джеймс Блиш  72  Глава 16 : Джеймс Блиш
 75  Глава 19 : Джеймс Блиш  78  Глава 22 : Джеймс Блиш
 81  Глава 25 : Джеймс Блиш  84  Глава 28 : Джеймс Блиш
 87  Глава 2 : Джеймс Блиш  90  Глава 5 : Джеймс Блиш
 93  Глава 8 : Джеймс Блиш  96  Глава 11 : Джеймс Блиш
 99  Глава 14 : Джеймс Блиш  102  Глава 17 : Джеймс Блиш
 105  Глава 20 : Джеймс Блиш  108  Глава 23 : Джеймс Блиш
 111  Глава 26 : Джеймс Блиш  113  Глава 28 : Джеймс Блиш
 114  Глава 29 : Джеймс Блиш    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap