Фантастика : Космическая фантастика : Осада : Билл Болдуин

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11

вы читаете книгу

Он — Вилф Брим. Живая легенда бесконечных войн с тиранической Лигой Темных Звезд — войн, вовсе не теряющих от бесконечности ни напряженности, ни масштабной кровавости…

Он — Вилф Брим. Адмирал Империи, дошедший до столь высокого звания от самых низов — и ценою лишь — СОВСЕМ НЕ СМЕШНО!!! — подлинного, личного героизма.

Он — Вилф Брим. Человек, который не пожалеет ничего, чтобы помочь старинному боевому «другу и учителю», идущему в новой военной операции на страшный риск.

Жребий Империи решится в одной отчаянной битве. И от исхода битва будет зависеть судьба Вилфа Брима!..

Пролог

Имперская стандартная дата: 32 диада 52013 г.

Облаченный в теплые зимние одежды, увенчанный яйцевидной шапкой, закрывающей уши и добавляющей лишний ирал к его шестиираловому росту, контр-адмирал Имперского Флота Вилф Брим ухмылялся до ушей, а резвая тройка несла его сквозь слепящую содескийскую метель. В антикварную диковину, именуемую «санями любви», были запряжены три черных лохматых дрошката — центральный бежал в оглоблях, двух боковых сдерживала только длинная сбруя. Крошечные колокольчики на них позвякивали, возвращая седока на тысячу лет в прошлое. Только донесшийся из-за облаков рокот звездолета на миг нарушил эту иллюзию. Космопорт имени Томошенко на искусственно подогреваемом озере Демьянск лежал всего в тридцати кленетах от обширного поместья Бородова, а столица всех содескийцев, «священная» Громкова, раскинулась по берегам реки еще через двадцать кленетов.

Слева от Брима князь Анастас Алексий Бородов щелкнул кнутом и тряхнул вожжами так, точно сбросил с плеч половину своих лет. Управление содескийской тройкой требовало большого искусства, а вознице приходилось стоять — нешуточное испытание для медведя в возрасте Бородова. Как настоящий участник, он носил особую эмблему: два ярко-красных пера завенкока на правой стороне шапки.

Справа от Брима восседал генерал Николай Януарьевич Урсис, инженер-механик галактического класса и (в редкие годы мира) ректор обновленной Дитясбургской Академии. Он благодушно покуривал свою резную трубку-земпа, между тем как меловые стволы старых, дремлющих под снегом берез так и мелькали по обе стороны узкой проселочной дороги. Замерзшие прутья ивняка и кизила торчали из-под снега, загораживая голые рощи дубов и тополей. Это была содескийская зима во всей своей красе — такая же, как в старину.

Но эта мирная картина не могла изгнать из памяти Брима того, что начинало теперь называться Второй великой войной. Ему уже пришлось испытать на себе первый яростный натиск Лиги, напавшей на его родину.

Теперь, всего в нескольких тысячах световых лет отсюда, Лига Негрола Трианского готовила еще более мощный удар, чем тот, который нанесла по имперской столице Авалону. На этот раз вторжение угрожало огромному скоплению звезд, планет и ресурсов, именуемому Содескийской Федерацией. Силами Лиги командовал не кто иной, как фельдмаршал Родеф ноф Вобок, а толстый адмирал Хот Оргот, недавно проигравший битву за Авалон, отвечал за космические операции. Лига сейчас была твердо настроена на победу. Брим это знал — ему пришлось буквально пробиваться к содескийской столице.

Он находился тогда в трех днях от Громковы, и прошло всего полметацикла от начала той памятной утренней вахты. Брим присутствовал в качестве пассажира на мостике быстрого содескийского лайнера «Александр Гробкин», беседуя — по-авалонски — с капитаном Петром Нестеровым и первым навигатором Т. П. Стефановским. Пилот обратил их внимание на кормовой гиперэкран — там, мелькая среди звезд, к ним быстро приближались три каких-то огня, расположенных тупым углом. Завыла тревожная сирена опознавательной системы — ее КА'ППА, — обращение к трем таинственным кораблям не получило ответа. С левого борта единственный конвоир — маленький эсминец класса «Сметливый» на 26000 мильстоунов, под названием «Горди», насторожил свои разлагатели, словно атлет, разминающий мускулы.

— Никак, опять Лига? — невозмутимо произнес Нестеров.

Огромный, с рыжеватой шерстью и длинными баками, типичными для уроженцев холодного Харговианского сектора Содески, этот медведь служил прежде старшим офицером на содескийском флагмане «Акро-Канна».

— Национальная отрасль их промышленности — это война, капитан, — ответил Стефановский, и тут среди звезд сверкнули первые вражеские залпы. Навигатор, маленький, темный громковский медведь, имел близорукий взгляд звездолетчика, всю жизнь глядящего на экран. Видимость ненадолго ухудшилась, когда шесть или восемь кучных взрывов грянуло в кленете от левого борта. Стефановский, хмуро вглядываясь в широкомасштабную звездную карту, покачал головой. — Одно утешение: стреляют они не лучше, чем в прошлую войну.

Брим угрюмо хмыкнул, думая о том, сколько видал таких вспышек за две войны и двадцать стандартных лет своей жизни — их было так много, что они уже перестали его волновать. Они стали частью его существования, вот и все. Еще недавно он с маленьким отрядом отражал самый сильный удар, когда-либо предпринимавшийся против звездной системы. Впрочем, война никогда не устаревает. Ты слишком стараешься выжить, чтобы она успела войти у тебя в привычку.

Брим оглядел мостик, чувствуя, как нарастает волнение среди пилотов, навигаторов, системных операторов, связистов и кучки молодых офицеров, которые должны были командовать батареей разлагателей, наскоро присобаченных к лайнеру ввиду военного времени. Легкие скорострельные 57-миллиираловые орудия были детской игрушкой по сравнению с эсминцами Лиги — но лучше хоть какой-то отпор, чем вовсе никакого.

— Ишь, не торопятся, сволочи, — проворчал Стефановский.

— Это ты их ждешь не дождешься, — ответил Нестеров. — Я лично охотно обошелся бы без них.

Чувствуя, что гипердвигатель набирает обороты, Брим посмотрел за корму. Выхлоп увеличился — «Александр Гробкин» разгонялся, готовясь к сложному трехмерному маневру, чтобы уйти от атаки или хотя бы убедить практически беспомощный экипаж в том, что для его защиты делается хоть что-то. Гиперсвечение вспыхнуло, заливая светом смотровые экраны. Все застонали, прикрывая глаза, но тут кристаллические панели перешли на автоматическое затемнение. Разведчик Лиги — «Гантейзер ГА-88», судя по силуэту, — пригасил собственный выхлоп и исчез среди мириада звезд.

Даже у Брима, более или менее привыкшего к вспышкам разлагателей за время осады Авалона, разболелись глаза — таким ярким было пламя. Потом звезды снаружи завертелись колесом — корабль заложил вираж, а конвойный эсминец переместился еще левее, чтобы обеспечить себе оперативное пространство. Брим стиснул кулак — это беспомощное состояние выводило его из себя!

Точно услышав его мысль, жалкие 57-миллиира-ловки лайнера и вся батарея 130-миллиираловок «Горди» открыли огонь по двум зеленоватым вражеским выхлопам, приближающимся с кормы. Еще поворот — теперь звезды переместились на правый борт.

— Сейчас нападут, — рассудил Нестеров, когда огни выхлопов направились к маленькому эсминцу. — Похоже, теперь эти гады получили приказ бить по конвойным кораблям.

Рулевой экипаж разразился подбадривающими криками, а Брим и Стефановский, вцепившись в ручки кресел, следили за боем молча. Еще один резкий поворот бросил звезды через передние гиперэкраны. Теперь все три вражеских корабля шли на «Горди», лавируя под огнем его разлагателей. Два эсминца выпустили по гиперторпеде и отвернули назад среди сплошных разрывов. Прицел, на взгляд Брима, был верен — расстояние между торпедами и кораблем быстро сокращалось.

— Вселенная, — воскликнул Стефановский, видя, что «Горди» не делает попытки увернуться. — Почему он не действует?

— Его капитан ждет последней торпеды, — объяснил Нестеров, и «Александр Гробкин» заложил новый зигзаг.

— Тогда уже поздно будет, — сквозь зубы выдавил Стефановский.

В самый последний момент «Горди» вильнул, и все три торпеды, изменив курс, взорвались без всякого ущерба за полкленета от корабля.

— Вуф! — вздохнул Нестеров, снова глядя на корму. — Последний Облачник так и идет торпедным курсом — к чему бы это?

— Наверное, вторую торпеду заклинило, — предположил Брим.

— Не иначе.

Артиллеристы на мостике кричали что-то по-содескийски — должно быть, подбадривали своих.

— Благая матерь Вута! — произнес Брим. — Либо этот придурок выстрелит, либо… — Тут «Горди» дал залп прямой наводкой, и вражеский корабль превратился в огненный шар, поглотивший и его противника.

— Кончено, — тихо выдохнул Нестеров. Когда «Горди» вышел из огненного облака, на мостике раздались крики ужаса. Две кормовые башни эсминца снесло, а на их месте торчала носовая часть вражеского корабля. Из корпуса подбитого содескийца вырвалось радиоактивное пламя, и его стало медленно относить назад.

Так Брим со всей наглядностью понял, что такое современная Содеска и какие проблемы она стала испытывать со времени его визитов сюда за несколько лет войны.

* * *

Вторая великая война только называлась такой. Она скорее являлась логическим продолжением предыдущей одиннадцатилетней кампании, временно прервавшейся тринадцать лет назад, в 52000 году. Тогда, после целой серии военных неудач, император Лиги Негрол Трианский внезапно отрекся от престола, удалился на отделенную планету Портоферрия и оттуда предложил заключить мир, а вооруженные действия прекратить еще до ратификации договора.

Вскоре после этих событий победоносная Империя раскололась на два враждебных лагеря: один составляли уставшие от войны пацифисты, другой — не менее уставшие милитаристы. Пацифисты скоро слились в одну влиятельную организацию — Конгресс Межгалактического Согласия (КМГС). Милитаристы же — и военные, и ветеранские группировки — по-прежнему направляли львиную долю своих усилий на то, чтобы обезопасить дальние бастионы Империи, и быстро теряли политическое влияние на всех уровнях. Наконец после жарких дебатов в имперском парламенте председатель КМГС Пувис Амхерст настоял на принятии мирного договора, уже подписанного Негролом Трианским. Тогдашний император Грейффин IV официально подписал этот документ на нейтральной планете Гарак за два дня до новогодних авалонских праздников 52001 года.

В наступившем 52001 году, несмотря на громогласные протесты адмиралтейства, началось усиленное сокращение Имперского Флота и закрытие его баз — это производилось по жесткому графику, предписанному новым договором. Оба прежних противника выделили наблюдателей, чтобы следить за разоружением другой стороны. После двух последовательных сокращений 52002 — 52003 годов оставшиеся не у дел ветераны предприняли марш на Авалон. Основная их часть разошлась мирно, даже когда парламент наложил запрет на выплату им вознаграждения, рекомендованного Грейффином IV, а наиболее упорных разогнали десантные подразделения, носящие эмблему КМГС и руководимые пацифистски настроенными офицерами.

Сокращение 52004 года довершило разоружение, оставив Империи самый малочисленный флот за всю ее историю. Пувис Амхерст с другой половины галактики, из Таррота, лично подтвердил, что Лига произвела такое же сокращение, но горсточка космолетчиков, оставшихся верными Флоту, подозревала, что Лига только симулирует разоружение. К несчастью, Империю захлестнул шквал пацифистских эмоций, не поддающихся политическим методам борьбы. И пока Лига втайне строила новый и гораздо более мощный флот, Империя делалась все слабее.

В 52005-м имперский Репарационный Комитет после трехгодичного расследования наложил на Лигу контрибуцию в сто тридцать два биллиона кредиток, которую следовало выплатить за десять стандартных лет. Премьер-министр Лиги Зогард Гроберманн пообещал, что канцлерство «рассмотрит этот вопрос», но никаких действий за его заявлением не последовало.

В 52006-м настроенный против Лиги президент Беты-Яго, Конрад Игно, был убит во время традиционных празднеств своего доминиона. Министр общественного согласия Лиги Ханна Нотром заявила о полной непричастности своей державы к этому акту, а верховный совет Лиги вскоре цинично принял закон о недопустимости политических убийств, чтобы раз и навсегда подтвердить свои мирные намерения.

В начале 52007 года изгнанный Негрол Трианский издал свою полубиографическую книгу «Угхаст Ньеффт», ставшую формальной декларацией истинных стремлений Лиги. К авалонскому лету сторонники Лиги аннексировали все планеты звездной системы Гаммильт по требованию открыто поддерживавшего Лигу канцлера И. Б. Гроэнльжа. К концу года фракция КМГС провела в имперском парламенте закон Кавира-Вильво, ограничивающий производство военных космических кораблей.

В начале 52008 года Негрол Трианский с триумфом вернулся в Таррот и вновь возглавил свое правительство. Он демонстративно появлялся повсюду в запрещенной тогда черной форме Контролеров — своих отборных гвардейских частей. Конрада Зорна, известного путешественника и предпринимателя, обвинившего Лигу в тайном расширении своего военного флота, вскоре после этого нашли убитым. К середине года Трианский отказался от выплаты контрибуций и возобновил воинскую обязанность для всех граждан Лиги. Во время отмечаемого в Лиге Праздника Победителей (2 нонада 52008 года) войска Контролеров оккупировали планеты доминиона Торонд, возвели на трон сторонника Лиги Рогана Ла-Карна и провозгласили вечный союз Лиги и Торонда.

В середине 52009 года Зогард Гроберманн и Ханна Нотром совместно объявили, что Затианская система по итогам плебисцита будет введена в состав Лиги. Вскоре после этого Негрол Трианский вынес строгое предупреждение Флювийскому доминиону по поводу ограничения прав граждан Лиги, живущих на его планетах.

В начале 52010 года, когда КМГС пресек все попытки Империи вступиться за Флюванну (поставлявшей чуть ли не сто процентов кристаллов для гипердвигателей), император Грейффин IV учредил Имперский Добровольческий Корпус и на год отрядил во Флюванну первые одиннадцать кораблей серии «Звездный Огонь» вместе с экипажами. Вскоре после этого войска Лиги вторглись в Бету-Яго и оккупировали ее, несмотря на протесты всей галактики. Два месяца спустя Трианский на основе дутых обвинений объявил войну и Флюванне, заронив тем самым искру, из которой позднее разгорелось пламя галактической войны.

До самого 52011 года фракция КМГС в парламенте препятствовала Империи заключить с Флюванной договор о взаимопомощи. Но затем Грейффин IV отрекся от престола, и Онрад V, став императором, объявил Лиге войну. Силы Имперского Добровольческого Корпуса в это же время уничтожили мощные космические укрепления Лиги в Зонге и затормозили захватническую программу Трианского почти на целый стандартный год. Через месяц новый император распустил ИДК, распределив его бойцов среди вновь создаваемого Имперского Флота — нужно было готовиться к неизбежной битве за Авалон.

Вилф Брим, вступивший в ИДК одним из первых и командовавший Зонгийской операцией, оказался в авангарде этой исторической миграции. Приняв командование над 30-м крылом 11-й группы Космических Сил Самообороны, он отчаянно боролся за приведение людей и техники в боевую готовность. Его усилия оправдались быстрее, чем можно было ожидать, и он сыграл ключевую роль при обороне пяти главных планет Авалона, которые Лига вознамерилась захватить после своей молниеносной победы над доминионом Эффервик. За несколько месяцев отчаянных боев защитники Авалона, намного уступающие числом противнику, нанесли Лиге такой урон в живой силе и технике, что Трианский отменил предыдущий план захвата.

Теперь, с обновленным флотом и огромными наземными армиями, бездействующими уже больше года после завоевания Эффервика, Трианский готовился начать свою очередную кампанию — и на сей раз был уверен в успехе.


Содержание:
 0  вы читаете: Осада : Билл Болдуин  1  Глава 1. Неприглядная истина : Билл Болдуин
 2  Глава 2. Если настоящее безотрадно, надейся на будущее : Билл Болдуин  3  Глава 3. Настоящие медведи и ростовики : Билл Болдуин
 4  Глава 4. Удар молота : Билл Болдуин  5  Глава 5. Скальные волки и корабли-невидимки : Билл Болдуин
 6  Глава 6. Загадочное затишье : Билл Болдуин  7  Глава 7. Маршал Г.Ф.С.Г : Билл Болдуин
 8  Глава 8. В гостях хорошо, а дома лучше : Билл Болдуин  9  Глава 9. Кснаймед : Билл Болдуин
 10  Глава 10. Соратники : Билл Болдуин  11  Эпилог. Снова в дорогу : Билл Болдуин
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap