Фантастика : Космическая фантастика : 4 : Станислав Буркин

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  53  54  55  56  58  60  61

вы читаете книгу




4

Рисовать черта легко,

рисовать тигра трудно.

Китайская пословица

Тайными непролазными тропами углубились они со всей толпой и репортерами в сырую уральскую долину. Каменистые косогоры дыбились тут над голыми лесами, приоткрывая кое-где темные лощины с застывшим, как в корытах, туманом. Аббат отыскал нужную дорожку, и преследователи один за другим побежали вниз по лесистому склону. Трпинка то ныряла в скользкие ложбины, то пряталась под кручами, виляя меж валунов. Вдруг аббат остановил колонну и приказал всем спуститься в заросший сырой овраг.

– Мы уже совсем близко, – сказал настоятель. – Тащите сюда Лукена, мне надо кое о чем его спросить. – И громко обратился ко всей публике: – Теперь наша задача – не дать самозванцу узнать о нас прежде, чем мы появимся у развалин крепости. Запомните! Наше главное оружие – внезапность. Обнаружиться раньше времени – значит проиграть! А теперь помолимся святым Бенедиктам, с тринадцатого по девятнадцатого, чтобы они защитили нас и помогли нам изловить инопланетного демона.

Когда братья в полголоса пропели молитву, аббат объявил перекур.

– Мы что, добрались до места? – с тревогой спросил его Аркадий Эммануилович.

– Да, – окидывая верх оврага, напряженным взглядом подтвердил Анджей Коза.

– И вам, как я понял, оно знакомо?

– Боюсь, что да, – вперив в него жесткий взгляд, ответил аббат, как бы готовый сообщить самое худшее.

– А чем оно вас так пугает? – пискнула Машенька. Она мерзла и прятала кисти рук в рукава выданной ей монастырской кофточки.

– О! – многозначительно протянул магистр ордена. – Место сие было проклято еще с тех пор, как Данила, сын князя Михея, убил здесь брата своего Никиту. Как говорится в сказаниях, Никита не любил Данилу, а Данила не жаловал Никиту. И как-то, в то время когда Данила сторожил в этом месте границы царства отца своего, прибыл в сторожевую крепость брат его Никита и сказал: «Иди, отец хочет видеть тебя». Данила собрался и уехал к отцу, а Никита остался в крепости, заменить покинувшего ее начальника. Когда Данила с великой поспешностью прибыл к отцу своему, тот рек ему: «Что, разве не должен был ты сторожить границы царства моего?» Данила ответил: «Не волнуйся, отче, Никита, брат мой, стережет границы твои». На что князь сказал: «Раз брат твой стережет земли мои, то и царствовать на них будет он, а ты будешь прозябать в лесу». Оскорбился Данила тому, что отец лишил его первородства, вернулся в свою крепость и зарубил Никиту, брата своего. Услыхав о том, прибыл князь Михей в крепость и сказал Даниле: «Плохо ты сделал, Данила, что убил брата своего». Достал он палицу и смертью покарал Данилу. С тех самых пор крепость на тысячу лет забросили, и все дороги к ней заросли ельником и затерялись в лесной чаще.

– Да, это поистине мрачная легенда, – согласился Блюмкин.

– То-то, – кивнул аббат.

«Ну и дерьмо», – подумало светское общество.

– А почему мы отдыхаем? – воскликнул Блюмкин. – Ведь уйдет!

– Не-е, – состроил важную гримасу аббат. – Не весь мой орден базируется на Луне, у нас есть и земные подразделения, которые отвечают за эвакуацию государя при чрезвычайных обстоятельствах. Я связался с моими земными ребятами, чтобы они встретили его, и уже получил сообщение, что пока мы тут бегали, они его задержали в развалинах крепости. Так что у нас есть время передохнуть. Точнее, было. Пора отправляться на главную битву.

По команде аббата все выбрались из рва. На поляне, подрагивая, стоял геликоптер, а на склоне скалы возле крепостных руин суетились вооруженные опричники лунного ордена. Все ринулись туда.

Под дулами автоматов, на зубце полуразрушенной стены сидел грустный отрок. Воины-монахи и увязавшийся за ними бомонд по узкой каменной лестнице устремились к нему. Первыми добрались телевизионщики и, настроив софиты, ярко, как сцену, осветили каменную площадку.

– Граф Томский! – обернулся аббат к теснившей его толпе. – Ваша светлость, вы слышите меня? Вы здесь?

– Да, сударь, – откликнулся благородный старик.

– Пожмите-ка руку этому самозванцу.

– С удовольствием, – отозвался граф, подошел к стене, церемонно поклонился и протянул грустному юноше руку. – Ваше Величество.

Царственный мальчик гордо приподнял подбородок и, глядя на подданного свысока, наградил его рукопожатием.

Перстень у того вспыхнул, как огонек елочной гирлянды.

– О, Господи! – вырвалось у Блюмкина.

– Я всегда относился к вам с искренней симпатией, – улыбнулся мальчику граф.

– Я не забуду вам этого, Станислав Юльевич, – откликнулся тот.

Представители света и часть опричников попадали на колени. Лишь Анджей Коза остался невозмутим и объявил:

– Это всего лишь преступный сговор! У кого еще есть перстень генетической идентификации?

Из толпы репортеров пробились двое дворян и, кланяясь, по очереди пожали руки своему императору. Перстни их засияли и стали медленно гаснуть.

– Ничего не понимаю, – мотнул головой аббат, бормоча. – Я же сам лично сдал настоящего наследника в детский дом.

– Анджей, ты как был болваном, так им и остался, – раздался вдруг мелодичный женский голос, и из толпы в центр внимания выступила Любушка. Раздался ропот, но никто не посмел перебить девушку, ибо красота имеет способность внушать к себе уважение. – Если правда все, что ты рассказал, то твой инопланетный друг правит страной уже пятнадцать лет. И неужели ты думаешь, что никто за это время не обратил бы внимания, что индикаторы не загораются?

– Обратил бы, – тупо подтвердил аббат, глядя в рот бывшей жене.

– Значит, они загораются. Значит, его перевоплощение идеально, вплоть до генетического кода.

Ревниво покосившись на Любушку, в разговор вмешалась Машенька:

– Ваше Величество, ну признайтесь, вы ведь ненастоящий!

– Самый что ни на есть настоящий, – возразил царственный юноша и обернулся к офицерам из охраны. – Арестуйте-ка всех этих смутьянов.

Доселе словно загипнотизированные происходящим, охранники опомнились и кинулись к аббату. Но им навстречу выступили опричники, и завязалась борьба.

– Она права! – вскричал аббат, указывая на Любушку. – Как я сам до этого не додумался?! – и хлопнул себя по лбу. – Есть только один способ разоблачить его. Пытки! Он, помнится, мне сам об этом рассказывал. Подайте-ка мне мой саквояжик правды.

Кто-то из послушников протянул ему огромный чемодан, аббат положил его на гранитную плиту, раскрыл и принялся быстро раскладывать вокруг какие-то жуткие инструменты.

– Он сумасшедший! – выкрикнул кто-то из толпы. – Спасите ребенка!

– Этому ребенку, барышня, сто лет в субботу, – отозвался аббат, – да вы и сами сие знаете, – и, пощелкав в воздухе блестящими щипцами, он двинулся к мальчику-царю.

Максим Первый быстро огляделся и, поняв, что все его защитники блокированы, вскочил.

– Он его покалечит! – вновь возмутились из публики.

– Держите тварь, уйдет ведь! – рявкнул аббат, и тут же, не дав юноше убежать, в него с двух сторон вцепились Машенька и Даня. А Ванечка, подскочив сзади и ухватив мальца за ухо, сказал:

– Вы уж простите, Ваше Величество, но это мои друзья…

– Не надо было нас травить! – произнесла срывающимся от волнения голосом Машенька. – Мы-то точно все про вас знаем! Пан Коза, – вдруг с азартом обратилась она к аббату, – а давайте отпилим ему ногу! Пусть все видят, как она снова вырастет!

– Точно! – воскликнул аббат. – Регенерация! Держите тварь и не отпускайте!

Тем временем всякие попытки защитить царя были подавлены лунным монахами, охранники связаны, и вся эта сцена проходила под негромкий ропот любопытных. Быстро вернувшись к саквояжу, аббат бросил щипцы в кучу и стал лихорадочно перебирать инструменты. Кто-то из светским дам, покопавшись в своей сумочке, передал ему длинную пилку для маникюра.

– Мадмуазель, ну что это, право, вы суете мне! – сердито сказал аббат. – Вы меня как специалиста обижаете. Все необходимое у меня имеется. Вот она! Хирургическая дисковая пила…

С кошмарным жужжащим инструментом наперевес он шагнул к мальчику.

– Ну ладно, ладно! – капризно сказал мальчик-царь и вздохнул. – Вы выиграли.

Раздался хлопок, и ошметки его мундира, как конфетти, закружились в клубах дыма. Дым рассеялся, и на крепостном зубце восседала уже громадная зеленая рептилия. Защелкали фотовспышки. Наша троица отскочила в сторону и стояла теперь поодаль, рядом с Блюмкиным и Любой.

– Так просто? – вырвалось у доктора. Внезапно Люба резко обернулась к нему и страстно его облобызала.

– Но Любушка, – смущенно сказал он, задыхаясь. – Я же старик!..

– Молчи! – сказала та, продолжая его целовать.

– Ну что, довольны? – тем временем обиженно бросил Хэм. – И кто из нас после этого тварь? Никто-никто не заступился за бедняжку царя, – вдруг захныкал он. – Вокруг одни изменники и предатели! И это после всех тех лет, что мы о них заботились…

Многие из челяди стыдливо потупились.

– А мы ведь по сути-то ничего плохого и не сделали, – продолжала укорять, давшая волю чувствам ящерица. – Мы ведь о России только и заботились. О благе народном и государственном. Сплошные национальные проекты, пенсии, гранты, премии… Да вы посмотрите только, в каком чистеньком благородненьком обществе живете! Кто за употребление даже легких наркотиков смертную казнь ввел? Кто решил исламскую проблему и еврейский вопрос? Эх, вы… – махнув лапой, всхлипнул ящер, и здоровенная слеза выкатилась из его выпуклого глаза.

– Милостивые господа! – проникновенно воскликнул кто-то из публики обличительным голосом. – А ведь мы с вами действительно повели себя как люди злые и неблагодарные…

– Прекратить! Прекратить! – пресек пропаганду аббат. – Не забывайте, что этот ящер – самозванец, подменивший подлинного наследника и погубивший батюшку его – императора и матушку-императрицу. Братья! – скомандовал он монахам. – Заковать это хитрое чудовище в кандалы!

– Мы тебе это припомним, – прошипел Хэм, когда на него надевали специально приготовленные здоровенные браслеты. – Не стоило нам тогда тебя оживлять. Надо было бросить там, в космосе, или сожрать на худой конец…

– Увидите его! – приказал аббат, указывая на геликоптер. Вновь защелкали фотовспышки, и друзей вместе с аббатом окружили журналисты с микрофонами и телекамерами.

– Ваши комментарии! Сколько времени на российском троне находился ящер?!

– Пятнадцать лет, – деловито бросил аббат.

– Это динозавр?

– Инопланетный хамелеон.

– Почему государь оказался омерзительным ящером?

– Так получилось.

– Газета «Таймс». Кто займет русских престол? Каково ваше положение и состояние? Каково ваше личное мнение о временах лжеправителя?

Аббат подчеркнуто вздохнул.

– Давайте, я отвечу на все ваши вопросы одной короткой речью, – сказал он, прокашлялся, заглянул в вынутую из кармана рясы бумажку, и, театрально вытянув руку, возгласил: – Граждане свободной России! Тирания повержена! Кончилось смутное время! И вместе с ним кончилась ужасная эпохальная трагедия нашей многострадальной родины…

– Постойте, постойте! – выкрикнул кто-то из журналистов. – Но ведь было не так уж и плохо!

– Да? – смутился Коза.

– Да так хорошо еще никогда не было, – поддержал коллегу другой репортер. – В чем трагедия?

– Ну-у… Понимаете… Это была особая трагедия. Потаенная трагедия… – Он снова заглянул в листочек. – Народ наш спал… И не ведал. О том, что им правит ужасная зеленая рептилия. – Голос его снова стал уверенным. – Эти пятнадцать лет войдут в историю России, как зловещая Зеленая Ночь!

– А где теперь искать настоящего наследника?

Аббат развел руками.

– Ну… – его глазки забегали. – Мы его в приют сдали… Но он, наверное, подрос… Похоже, кому-то придется всем бывшим детдомовцам руки пожимать…

* * *

– Как здорово, что все оказалось так просто, – тихо говорила Машенька, когда они в обнимку с Даней шли по людной поляне к бесформенной гондоле инопланетного цеппелина. – Теперь все утрясется, и все будет по-старому…

– Ты думаешь? – зевнул тот и посмотрел на нее добрым усталым взглядом. – Я так хотел бы, чтобы все было по-старому.

У летательного аппарата гордый старик Томский, что-то обсуждал с резко жестикулирующим аббатом.

– До свидания, ваша светлость! – махнула графу Машенька, когда они проходили рядом.

Граф слегка поклонился ей в знак почтения и протянул Данечке руку. Тот рассеянно пожал ее и полез в цеппелин вслед за Машенькой.

– Что за черт! – схватил графа за руку аббат. – У вас перстень светится!

– Не может быть, – сдержанно возразил Томский и уставился на камень. Свечение меркло. Но оно было!

– Эй, как тебя! – заорал аббат Дане в спину, но тот, не оборачивался, даже и не думая, что обращаются к нему. – Эй, парень, вернись! – закричал аббат и кинулся к цепеллину за ними. – Маша! – вспомнил он, как зовут девушку.

Та, наконец, оглянулась.

– Идите сюда! Идите обратно! – сердито крикнул ей аббат, стоя у входа в модуль. – Этого своего сюда тащи!

– Данечка, нас зовут, – сказала Маша, и они снова ступили на землю.

Аббат ухватил девушку за руку и подволок парочку обратно к Томскому.

– Ну-ка возьми его за руку, – приказал он Дане.

– Мы-мы-мы уже попрощались, – промямлил Даня сконфужено, решив, что аббат уличил его в неучтивости.

– Возьми лапу, кому говорят! – рявкнул пан Коза.

Даня быстро послушался. Перстень вспыхнул с новой силой.

– Ваше Величество? – удивленно поднял брови граф Томский, пытливо заглянул Дане в лицо и сдержанно поклонился.

– Матка Бозка! Бред какой-то! – возмутился аббат. – Слушай, – посмотрел он на Даню неодобрительно, – ты никогда в приюте не был?

– Был, – кивнул Даня. – Я вы-вы-вырос в детском доме.

– Ну, ты даёшь! – выпучив глаза, сказал аббат. – Ну, даёшь!


Содержание:
 0  Русалка и зеленая ночь : Станислав Буркин  1  1 : Станислав Буркин
 2  2 : Станислав Буркин  4  4 : Станислав Буркин
 6  6 : Станислав Буркин  8  2 : Станислав Буркин
 10  4 : Станислав Буркин  12  6 : Станислав Буркин
 14  2 : Станислав Буркин  16  4 : Станислав Буркин
 18  6 : Станислав Буркин  20  2 : Станислав Буркин
 22  4 : Станислав Буркин  24  6 : Станислав Буркин
 26  2 : Станислав Буркин  28  4 : Станислав Буркин
 30  6 : Станислав Буркин  32  2 : Станислав Буркин
 34  4 : Станислав Буркин  36  2 : Станислав Буркин
 38  4 : Станислав Буркин  40  2 : Станислав Буркин
 42  4 : Станислав Буркин  44  6 : Станислав Буркин
 46  2 : Станислав Буркин  48  4 : Станислав Буркин
 50  6 : Станислав Буркин  52  2 : Станислав Буркин
 53  3 : Станислав Буркин  54  вы читаете: 4 : Станислав Буркин
 55  5 : Станислав Буркин  56  1 : Станислав Буркин
 58  3 : Станислав Буркин  60  5 : Станислав Буркин
 61  Использовалась литература : Русалка и зеленая ночь    



 




sitemap